Р!
18 СЕНТЯБРЯ 2021
17 сентября 2021

Пессимистичный оптимизм – министр финансов о доходах, расходах и дефиците

Заксобрание Забайкальского края 16 апреля приняло предложенные правительством региона изменения в бюджет 2014 года, увеличив дефицит сразу на 61% — до 6,56 миллиарда рублей. Среди новшеств, предложенных губернатором, — финансирование дефицита за счёт выпуска ценных бумаг – государственных облигаций с купонным доходом. Возмущение отдельных депутатов вызвал не только существенный рост дефицита, финансирование которого утверждалось с учётом ещё не полученного кредита федерального бюджета, но и нарушение процедуры рассмотрения изменений в главный финансовый документ – правительство внесло законопроект за два дня до пленарного заседания и вынудило парламент принять его сразу в двух чтениях.

Министр финансов Забайкальского края Андрей Кефер объяснил ИА «Чита.Ру», чем была вызвана такая поспешность, что именно произошло с дефицитом и в связи с чем регион впервые будет выпускать облигации.

Дефицит – хоп!

— В связи с чем изменения в бюджет 2014 года, равно как и сам бюджет в конце 2013 года, вносятся за несколько дней до пленарного заседания заксобрания, при том, что изменения достаточно кардинальные?
— А почему вы решили, что они кардинальные?

— Во-первых, потому что эти изменения должным образом не разъяснялись. Когда все увидели пояснительную записку с ростом доходов на 122 миллиона рублей, а расходов сразу на 2,6 миллиарда, плюс схема с выпуском ценных бумаг, за счёт которых будет финансироваться дефицит, это было неожиданно. Во-вторых, раньше всегда доходы увеличивались на сумму, схожую с той, на которую увеличивались расходы. Дефицит если корректировался, но не так критично. А здесь в процентном соотношении – хоп! – плюс 61%. Поэтому изменения и показались кардинальными.

— Внесенные изменения я не считаю кардинальными. Там две составляющих: первая имеет чисто технический характер, она складывается из остатков федеральных денег на конец 2013 года: субсидий, субвенций, которые ГРБСы (главные распорядители бюджетных средств – А.К. ) не успели использовать. Поскольку основная сумма поступила 30 декабря, ее невозможно было освоить. Потому, обосновав перед федеральным центром необходимость использования указанных средств, целевые остатки мы получили назад – для освоения в 2014 году. Это первая часть — технический вопрос, по большому счёту.

Вторая часть также состоит из двух составляющих: миллиард рублей – предполагаемый бюджетный кредит. На сегодняшний день он уже поступил в бюджет края.

При этом мы заключили соглашение, что миллиард направим на рекредитование и погашение нашей ссудной задолженности в коммерческих банках. Неплохо, на самом деле. Диалог с Минфином по этому поводу мы составили в конце 2013 года, мотивируя такое решение тем, что федерация создала ситуацию, когда регионы вынуждены брать кредиты, чтобы чуть снизить свою ссудную задолженность. Забайкальский край в этом году первый из субъектов, получивший финансовую помощь. Это своеобразный показатель, потому что Минфин ресурсы придерживает примерно до конца первого полугодия, до июля—августа никому деньги не распределяя.

— Это связано с тем, что у нас ситуация самая тяжёлая, или тем, что вы наиболее активно добивались этих денег?
— Просто сумели обстоятельно аргументировать, отстоять свою позицию.

— Какова вторая составляющая?
— Это 720 миллионов рублей – увеличение дефицита, то есть, дальнейшее привлечение ресурсов. Новые расходные обязательства мы в 2014 году сразу предложили к распределению. Сложилась разница между привлечёнными и погашенными ресурсами, и мы нашли возможность увеличить дефицит.

Сумму сразу распределили: 150 миллионов передали в сельское хозяйство, чтобы поддержать программу по Году села. Мы предполагаем, что показав эту сумму в качестве софинансирования, мы получим 64% от Москвы (36% финансирует региона, 64% — федерация – А.К. ). Увеличили на 230 миллионов финансирование ЖКХ – отрасль очень проблемная. Глава региона давал поручение, связанное с необходимостью компенсирования выпадающих доходов предприятий ЖКХ. Разница в 2014 году составила порядка 800 миллионов рублей, из которых 230 миллионов мы отдали. Это первый шаг, будем дальше двигаться в этом направлении.

Далее, передали 135 миллионов рублей на проведение ШОС (международный фестиваль «Студенческая весна стран Шанхайской организации сотрудничества», пройдёт в Чите летом – А.К. ). Эти средства распределились между ГРБСами и дирекцией. Сто миллионов рублей отдали муниципальным районам на выплату зарплаты и погашение коммунальных платежей, еще 35 миллионов распределили в резервный фонд. Остальное ушло на текущие расходы.

Мы считаем, что распределили средства именно на болевые точки, которые необходимо было бы закрыть. Поэтому, когда мы обсуждали наши предложения с председателем комитета по бюджету, Владимиром Хорохординым, нам удалось очень чётко аргументировать позицию, так что, для него слово «кардинальные» не прозвучало.

— Но он не один.
— Понятное дело. С чем связано рассмотрение закона о внесении изменений в бюджет «с колёс»? С решением федерации по кредиту. Губернатор, в свою очередь, принял решение, что мы распределяем эти средства и вносим на апрельскую сессию, чтобы профинансировать ШОС, подхватить ЖКХ, сельское хозяйство — очень горячие мероприятия. Поэтому пришлось действовать в таком режиме.

— То есть, это технические моменты, никак не связанные с тем, что вы не расцениваете заксобрание как полноценного участника бюджетного процесса?
— Наоборот. Для нас очень важно, что региональный парламент поддержал правительство в принятом решении и оперативно сработал.

Полтора миллиарда облигаций

— На основании чего принималось решение о выпуске государственных облигаций на 1,5 миллиарда рублей?
— В бюджете на 2014 год был определён объём привлекаемых ресурсов — 3,9 миллиарда рублей. Он упирается в потолок — 15% собственных доходов. Когда планировался и принимался бюджет-2014, шла речь о том, что эти 3,9 мы привлечём с кредитных учреждений. Сейчас предлагается другой вариант. 1,5 миллиарда рублей можно привлечь в результате размещения ценных бумаг и, соответственно, 2,4 – за счёт банковских кредитов. Вот ровно и всё, что мы сделали — таким образом распределили эту сумму. Чем обосновано такое решение? Тем, что ресурсы дорожают. Их становится меньше, ставка растёт, потому что банки страхуются. По облигациям такого нет — аукцион состоялся, ценные бумаги выпустили, и ставка выплат доходов по ценным бумагам фиксированная.

— Какая?
— Пока по стране — 9,5%

— У нас такая же будет?
— Постараемся не выходить за пределы этой ставки. Тут есть несколько технических возможностей, которые упираются в сумму выпуска облигационного займа — чем больше сумма, тем меньше ставка. С полутора миллиардов стартовать, на самом деле, сложновато. Но ничего не мешает нам провести при необходимости обратную операцию — внести изменения в бюджет и прописать строку, что полтора миллиарда мы возвращаем за счёт привлечения кредитов от кредитных организаций. Мы надеемся, что удастся отыграть 2,4 миллиарда рублей за счёт банковских кредитов, посмотреть, как принципиально сыграют ставки. Если они будут выгодными и фиксированными, то тогда, может быть, мы вернемся к исходной ситуации, оставив выпуск облигаций как резерв 2015 года. Если ставки начнут существенно расти, то мы, по крайней мере, вот такой небольшой резерв оставили.

Мы можем привлечь 8 миллиардов рублей – это программа государственных внутренних заимствований. При этом 3,9 миллиарда рублей мы направляем на покрытие дефицита бюджета. Дефицит у нас установлен в 3,9 миллиарда, а госдолг на этот год сложился в объёме 8 миллиардов рублей.

— Впервые вы пришли к тактике выпуска государственных облигаций?
— Да.

— Светлана Алексеевна (Доробалюк – председатель Контрольно-счётной палаты края, возглавляла Минфин региона до 2013 года, Андрей Кефер являлся её заместителем) говорила о том, что даже в случае успешного выпуска облигаций деньги могут прийти в конце финансового года, и мы не успеем их пустить на расходы.
— Есть опасность в этом отношении, потому что облигационный займ — не такой гибкий финансовый инструмент в плане привлечения денег. Нужно выпустить эти облигации, напечатать, грубо говоря, разместить, найти компанию, которая заинтересована в их приобретении и так далее. Процесс достаточно длительный, поэтому тут с ней согласен.

— По вашему ощущению, когда они могут быть выпущены?
— Мы поставили себе план, что где-то в сентябре нужно уже выпуск сделать. Если в сентябре не сделаем, то смысла выпускать нет.

— Вы говорили, что уже существуют потенциальные компании, которые готовы купить эти ценные бумаги. Можно ли говорить о какой-то конкретике или пока это просто переговоры?
— У нас есть, как минимум, два конкретных предложения от компаний, которые готовы не только помочь нам выпустить облигации, но и приобрести их.

— Для них это политический вопрос или это чистая экономика?
— Чистая экономика. Им выгодно. Это относительно безрисковое вложение денег.

— Председатель КСП также сделала замечание о том, что в регионе не существует законопроекта о бюджетных ассигнованиях в области агентских комиссий и вознаграждений. А без него нельзя оперировать облигациями. Сделаете закон?
— Конечно. В рамках выпуска ценных бумаг данный законопроект должен быть принят.

— Ещё одно из предложений Светланы Доробалюк, прозвучавшее на пленарном заседании, заключалось в том, чтобы доходы от облигационных займов резервировать, но не включать в расходную часть бюджета текущего года. Как вы его можете прокомментировать?
— Их предлагалось не то, что не включать в расходную часть, а доводить лимитами, чтобы на них не были заключены контракты. Можно было бы в какой-то части согласиться с ней, если бы в этой схеме мы к 3,9 миллиарда рублей дефицита просто прибавили 1,5 (миллиарда рублей – А.К. ). Но, на самом деле, бюджет у нас уже сформирован, и он сформирован с учётом дефицита в 3,9 миллиарда рублей. Эти доходы у нас в расходах уже предложены. Как их сейчас не доводить, если мы в начале года уже довели бюджетной росписью? Это сделать технически невозможно, да и я считаю, что не нужно, потому что мы же договорились о том, что при каком-то форс-мажоре проведем обратную операцию.

Нижняя планка

— Губернатор на следующий день после принятия изменений в бюджет, в рамках послания парламенту говорил о том, что в условиях, когда налоговая база сжимается, а на регионы скидываются всё новые и новые полномочия, бюджетный дефицит может вырасти до 30 миллиардов рублей. Это какая-то общая пугающая цифра или реальные перспективы?
— Губернатор говорил о политике федерального центра в отношении регионов — о том, что сейчас, по большому счёту, бюджеты субъектов начинают походить на бюджеты собесов. Эту фразу я у Леонида Владимировича Горнина (заместитель министра финансов России — А.К. ) запомнил, она отражает реалии сегодняшнего дня. Константин Константинович говорил, что, если политика федерального центра в отношении субъектов не изменится, мы вынужденно придём к тому, что дефицит бюджета будет зашкаливать и превысит объём наших собственных доходов. 30 миллиардов рублей – сумма, обозначенная с учётом того, что у нас 27 миллиардов собственных доходов. Допускать-то этого не следует, понятное дело. Я думаю, мы воздержимся от таких решений, потому что те субъекты, что превышают дефицит, попадают в очень серьёзный ограничительный список. В том числе и в части вы-пуска облигаций, между прочим.

— Иногда складывается впечатление, что регион кредитуется, чтобы закрыть предыдущие кредиты, раздувая при этом дефицит.
— Часть кредитов, конечно, приходится перекредитовывать, потому что иных вариантов нет. Ну, а на самом деле, я вам расписал сумму – 720 миллионов рублей. В сельское хозяйство не просто так отдаём — отдаём под каждое предприятие, которое теперь числится в базе налогоплательщиков. Для примера: взяли 2013 год за базу по уплате налоговых платежей, после чего, условно говоря, отдали 5 миллионов рублей. В конце 2014 года мы планируем сделать анализ, к какому росту налоговых отчислений от каждого конкретного предприятия это приведёт. При этом, краевой Минсельхоз, в том числе с нашей подачи, проводит следующую политику: если мы отдаём какую-то субсидию сельхозтоваропроизводителю, то ставим для него очень понимаемые показатели по увеличению производственной программы. И это приводит к увеличению товарной продукции. То есть, мы ждём от вложения этих денег увеличения налоговых поступлений.

Стараемся даже в условиях необходимости исполнения «майских» указов президента поддерживать реальный сектор экономики.

— Что происходит с налогом на прибыль, который уже сыграл с вами злую шутку?
— Динамика не меняется, к сожалению, она отрицательная. По итогам первого квартала мы не добрали 350 миллионов рублей.

— То есть 24% от плана.
— Да. Ожидания такие, что по итогам года мы опять не доберём. К сожалению, дорога (Забайкальская железная дорога – А.К. ) так и не платит. И это основная причина.

— Также отмечено снижение вообще темпа роста налоговых поступлений.
— Это общая ситуация по стране, мы не лучше и не хуже.

Что-то растёт?
— Налог на имущество.

— И всё?
— НДФЛ растёт, но в заданных рамках. Мы его планировали плюс 7% (к уровню 2013 года – А.К. ).

— Наибольшую озабоченность вызывает всё тот же налог на прибыль, наибольший позитив – налог на имущество. То есть, ничего не изменилось практически, да?
— Абсолютно.

— С какими показателями, по вашим ощущениям, закончится год?
— Мы для себя оценку сделали. Сейчас, по уточнённым данным на 1 апреля, консолидированные доходы составляют 41,2 миллиарда, расходы – 45, дефицит, соответственно, порядка четырех. Ожидаемая оценка 2014 года: доходы 40,9 – реальная оценка, расходы – 47, дефицит – 6,5. Примерно так.

— Я вижу, что придётся, скорее всего, вносить изменения в доходную часть в части снижения?
— Да, наверное.

— Давно такое было, что доходы снижали?
— В прошлом году еще надо было бы сделать. Воздержались, недофинансировали ряд статей, но воздержались. В этом году пока не знаю, каким порядком пойдём. Скорее всего, если такая же тревожная динамика сохранится, краевой Минфин будет рекомендовать принять решение о секвестре.

— Это вопрос какого времени?
— По итогам первого полугодия надо решение принимать, потому что, если динамика будет отрицательной, за второе полугодие вряд ли она подтянется. Эксперты называют 2014 год самым плохим после 2008-го.

— Это дно?
— Я думаю, да. В части снижения налоговых доходов бюджета края ниже этой планки мы не опускались.

— С чем может быть связано движение вверх? С изменениями на федеральном уровне, с изменениями в регионе? За счёт чего могли бы мы оттолкнуться от этого дна?
— Федерация сейчас активно смещает интересы в сторону Азии — Китая, Индии, Бразилии. Мы пытаемся стать для них основными поставщиками ресурсов. Ожидается, что индийская экономика в этом году прибавит самыми заметными темпами. Мы надеемся этой возможностью воспользоваться. Разницы же для нас нет, куда поставлять ресурсы.

— У вас есть внутреннее ощущение, что пойдём наверх?
— Я думаю, что падать уже некуда. Поэтому, с учётом того, что Дмитрий Анатольевич (Медведев – премьер-министр российского правительства – А.К. ) очень оптимистично был настроен на коллегии Минфина, серьёзно, но оптимистично, я думаю, должны двинуться. По крайней мере, в конце 2014 года мы динамику должны почувствовать хоть какую-то.

— У вас пессимистичный оптимизм какой-то.
— Других вариантов нет просто.

— Ещё одно замечание КСП по поводу капитального строительства, заключается в том, что у вас бюджетные инвестиции в перечне объектов капитального строительства не детализированы по стройкам и в части расходов на подготовку проектной документации, и в части погашения долгов. С чем это связано? Это же, как я понимаю, всё-таки нарушение Бюджетного кодекса?
— Нет. В Бюджетном кодексе нет обязательного требования о том, чтобы мы детализировали. Это пожелание КСП, так скажем.

— Которое вы не выполняете?
— В данном случае да.

Мигрирующие остатки

— В прошлом году серьёзно увеличился объём привлечённых из федерального бюджета средств. В этом году какая динамика, на что рассчитываете?
— Дотация на сбалансированность – это ресурсы, передаваемые безвозмездно. Дополнительные средства в 2012 году составили 37 миллионов, в 2013 году – 2,3 миллиарда рублей, в 2014 году — пока 1,3 миллиарда рублей. Действительно, увеличение достаточно серьёзное. В этом году, пока — 1,3 миллиарда, будем биться. Я думаю, что 2,3 миллиарда рублей — это тот минимальный уровень, на который нам надо выйти. Картина по бюджетным кредитам следующая: в 2012 году дали миллиард, в 2013 году — 1,75 миллиарда, на 2014 год пока — 1,2 миллиарда. На пороге май, я думаю, динамика есть.

— Было на пленарном заседании несколько замечаний по федеральным остаткам. Существует какая-то сумма, которую не успели использовать, потому что она поздно поступила и потому что конкурсные процедуры. Это ситуация каждого года, как я понимаю, она не меняется и, видимо, не изменится?
— Совершенно верно.

Больное здравоохранение

— Всех волнует система здравоохранения, и Михаил Николаевич (Лазуткин – министр здравоохранения) говорил, что в министерстве денег на финансирование больниц нет. Он обоснованно, действительно, это говорит, — существует система одноканального финансирования. Ваша оценка финансового состояния отрасли здравоохранения в настоящий момент и процессов, которые внутри происходят. Действительно ли нет в министерстве денег, чтобы как-то поддержать эти больницы? И есть ли у них вообще законная возможность поддерживать эти больницы или одноканальное финансирование и всё?
— В прошлом году, когда решался вопрос по увеличению заработной платы врачам, мы межбюджетными трансфертами отдали в систему здравоохранения 750 миллионов руб-лей. То есть, технические возможности поддержать одноканальную систему финансирования есть. Совсем другое дело — вопрос полномочий и наличия ресурсов. Судя по письму за подписью Ольги Юрьевны Голодец (зампредседателя правительства РФ – А.К. ), бюджет субъекта недодает в систему здравоохранения порядка 3 миллиардов рублей — с учётом особенностей Забайкальского края. При этом Федерация стоит жёстко на своей позиции, есть некие средние российские нормативы: соотношение «врач – обслуживающий персонал», соотношение «врач – количество пациентов», нормативная работа оборудования и другие, их достаточно большое количество. И по этим средним российским нормативам Забайкальский край находится в передовиках, то есть, мы их не только соблюдаем, мы их перевыполняем на несколько порядков. Поэтому Федерация и говорит, что у нас, формально, ещё и лишние деньги в системе есть, предлагая оптимизироваться.

— Страшно жить.
— Да. Возможно, это лучший вариант, чем размазывать деньги по всем медицинским учреждениям, в итоге эффекта, по большому счёту, не достигая. Впрочем, здесь оценки более уместны от специалистов, имеющих непосредственное отношение к системе здравоохранения.

Банк, услышанный губернатором

— Во время прошлого интервью вы говорили о дорожной карте по созданию краевого банка. Движется ли как-то работа?
— Мы рисуем финансовую модель.

— До сих пор рисуете пока, да?
— Нет, не до сих пор. На этапе нашей встречи (ноябрь 2013 года – А,К. ) мы сделали дорожную карту. Определились, как будем действовать в организации собственного банка. Этапы определены, все согласования получены, мы встретились с коллегами с Центробанка, учли их рекомендации. Самое главное теперь – финансовая модель, за счёт чего этот банк будет жить. Вот здесь и начинается полемика с политической подоплёкой. Наши предложения – тем ресурсам, которые мы отдаём сейчас безвозвратно, в одну сторону, придать некий реверсивный характер. То есть, выдаём кредитами под минимальный процент, но при этом получатель знает, что это кредит, и должен его неким образом отработать, расширить своё производство и вернуть.

— Соответственно, о сроках рано говорить?
— Соответственно, да. Если нет финансовой модели, смысловая нагрузка по созданию учреждения теряется. Просто запустить через неё все выплаты заработной платы тоже невозможно, потому что нет разветвлённой сети терминалов. Чтобы сделать терминалы, нужны достаточно большие финансовые вливания. Как будет работать этот банк, мы для себя поняли. Но, к сожалению, схема вот такая дискуссионная. Пока немного пообсуждаем, и с учётом того, что мы сейчас находимся не в лучшем финансовом положении, соглашусь с губернатором, что стоит на какое-то время процессы заморозить, на полгода примерно. Но с этой идеей мы не расстаёмся.

— И губернатор её поддерживает?
— Я не скажу, что он её поддерживает. Скорее, он её услышал. И, как настоящий экономист, сказал: обозначьте мне источники доходов этого банка. Предложенные источники его в полной мере не устроили, поэтому мы сейчас ищем другие варианты.

— Как проходят финансовый год муниципалитеты?
— В 2014 году распределение средств происходило сложно. Отсутствовала возможность предусмотреть в полном объеме первоочередные расходы муниципалитетов, не говоря уже ни о каких стройках, ни о каком инвестиционном развитии. Дефицит муниципальных бюджетов составил порядка 330 миллионов рублей.

— Это какой процент?
— Не такой большой, но уже чувствуется, что некоторые районы начинают проседать по доходам, поэтому мы поддерживаем их опережающими дотациями. Первые 100 миллионов рублей распределили по районам, внесением изменений в бюджет определено ещё 100 миллионов. Понимание есть, как действовать, поэтому абсолютно уверен, что все расходные обязательства муниципалитетов будут выполнены. Единственное, что с районами тоже приходится выстраивать иногда достаточно жёсткий диалог, потому что смотреть на внутренние резервы никто особенно не хочет. Есть политика «дайте денег», а дальше ничего не меняется.

Пожарные проблемы

— Нравится вам работать?
— Вы знаете, мне нравится, когда я сижу в своем кабинете и занимаюсь именно финансами. Мы же постоянно решаем какие-то пожарные проблемы. А на то, чем я бы хотел плотнее заняться, к сожалению, времени не остаётся или остаётся крайне мало. Задач передо мной стоит много: любой диалог с федеральным Минфином в последнее время складывается весьма напряженно, ресурсов мало, и Минфин пытается подловить нас на каком-то промахе, чтобы в перспективе в каких-то просьбах отказать. Поэтому здесь надо руку на пульсе всегда держать, чтобы, не дай бог, какие-то неправильные цифры или непроверенную информацию туда не отправить.

— Пожарная ситуация – это ситуация этого года или это просто система так работает?
— Дело не в системе, она просто до конца не выстроена. Ситуация сохранится, пока мы не уйдём от ручного управления.

— Командировки – это исключительно Москва или в районы тоже удаётся выехать?
— Вчера приехал с района. Удалось вырваться впервые в этом году. Побывал в Акше, Кыре и Ононском районе, хотел оценить ситуацию изнутри.

— Зовут куда-то отдельно?
— Зовут, на самом деле, очень часто. Но там свои нюансы — буду ездить не куда зовут, а где вижу проблему.

НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Огромная масса ненужных расходов. Отсюда и результат - безудержный рост дефицита. Вся работа КоКо и команды, включая Кефера, заключается в раз даче невыполнимых обещаний с финансированием того что "Я хочу" и откладывании первоочередных потребностей "на потом" с расчетом "Москва поможет". Все их сказки по дополнительному привлечению средств из федерального бюджета, сказки и не более. Да Москва увеличила в том году средства на выполнение указов, но это было сделано для всей страны. А вот набранные кредиты в Минфине на выполнение предвыборных обещаний КоКо, в первую очередь на повышение зарплаты, с рассказыванием всем что берем на развитие это основная ошибка того года. А вот работа по реальному привлечению средств в регион в других министерствах командой КоКо была абсолютно провалена.

Ну и последствие того года сказываются в этом: федерация профинансировав рост зарплаты в том году в этом все скинула на регион, так было всегда. И вот тут то все эти новоявленные министры и Вицепремьера просели, сказалось отсутствие опыта и знаний для работы в условиях безденежья, они-то пришли "развивать и созидать", а пришлось выживать и спасать, а этого,как оказалось, никто делать не умеет. Отсюда и результат-огромное недофинансирование всех отраслей, разбалансировка местных бюджетов, рост кредиторской задолженности по защищенным статьям, появившаяся просроченная заработная плата по бюджетной сфере, неплатежи в небюджетные фонды, наметившийся кидок подрядчиков и строителей, невыплата субсидий в сельском хозяйстве, выросшая задолженность перед энергетиками и угольщиками и тд. Кроме этого непонятно чем выполнять в этом году указы президента и дополнительно повышать заработную плату, даже если что-то и обломится из Москвы, то этого будет явно недостаточно. Ну, а еще глупые идеи самого КоКо в виде ШОСа, лукодрома, миллиардных строек авторазвязок и ЛЭП добивают последние гвозди в гроб бюджета Забайкальского края.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Как они попадают во власть, заушное образование,"доктора наук" и т.д. может в ЗК идет какой-то эксперимент? По определению Предела терпения народа?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Первые последствия этого дилетантства мы с вами уже почувствовали, это неподготовленность к пожарам, в том числе и из-за отсутствия средств, впереди посевная, выплаты отпускных бюджетникам, подготовка в отопительному сезону и уборочная, ну и расчет с теми, кто "работает по просьбе губернатора" не за горами, а денег на все это нет и не будет. Так-что, затягивайте пояса работники бюджетной сферы, все еще впереди.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Некомпетентность губернатора была понятна с самого начала. Но вот неумение анализировать и здраво оценивать - что же происходит сейчас, а еще хуже - оправдывать себя - это уже беда. И год прошедший тому истина. Неужели не у всех еще пришло понимание, что ВСЕ! нам конец. Дальше банкротсво. И разбогатеют не жители поселения "Красновеликанский"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

как легко критиковать. тут мы все умные и все понимаем лучше всех. и вот если бы мы руководили там, наверху, край бы процветал. ой, уймитесь, не злопыхайте и не завидуйте! край-то какой достался ильковскому ? все разграбили, да и слиняли прежние царьки.

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ