ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

ПОДРОБНОСТИЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Птаха: Раньше все делали хип-хоп, теперь делают бабки

Культура и искусствоЧита
«На интервью с рэпером Птахой. Январь 2015 г.». Фото: Alexey Volovikov
«На интервью с рэпером Птахой. Январь 2015 г.». Фото: Alexey Volovikov

В ночь с 24 на 25 января Чита познакомилась с неотъемлемой частью культовой российской рэп-группы «Центр» — рэпером Давидом Нуриевым, больше известным как Птаха и Зануда. Ради этой встречи в ночном клубе «Пирамида» собрались около 550 человек. Артист оправдал ожидания сполна, за что во время выступления получил солидную порцию поддержки. Кульминацией визита рэпера стал его пост на следующее утро в Instagram – его фотография со спящем парнем и подпись: «Сказали, ты меня ждал с трёх ночи в гостинице ради фото… Сори, не смогли тебя разбудить. Вот тебе фото». Позже в группе «ВКонтакте» «Подслушано. Чита» появились подробности истории со спящим фанатом от очевидца, видимо, не имеющего никакого отношения к рэпу.

Но это всё было позже, а начинался первый приезд Птахи в столицу Забайкалья с интервью с корреспондентом ИА «Чита.Ру».

— Это твой первый приезд в Читу. Почему раньше не приезжал, как оказался здесь сейчас и каковы первые эмоции?

— Раньше не звали. В этот раз нашлись организаторы, позвонили, пригласили. Пока вообще никаких впечатлений. Только приехал, с вокзала сразу в гостиницу, потом сюда.

— Почему выступление приурочено именно ко Дню студента? Выступление будет привязано к тематике или она не играет особой разницы?

— Это идея организаторов. В Улан-Удэ 23 января была такая же вечеринка, ну, и здесь.

— Раз уж День студента, у тебя есть какие-то воспоминания из студенческого прошлого?

— Я учился на психолога, преподавателя начальных классов. Не закончил институт, ушёл в рэп. Наверное, зря, сейчас вот думаю восстановиться и доучиться. Каких-то особых впечатлений с института у меня нет. Я приходил и просто учился, не был каким-то там массовиком-затейником, который бегает за студентами и ищет себе на задницу приключения. Общаться с одногруппниками было не интересно, потому что люди там были своеобразные. Как говорится, кто-то на психолога приходит учиться, а кто-то лечиться. (смеётся) Я шёл учиться.

Расскажи для своих слушателей, чего ждать от нового альбома «Фитовой», который выйдет в феврале?

«Фитовой» — это совместные треки с моими людьми, с теми, с кем мне нравится делать рэп. Я думаю, что подобное я буду делать периодически.

— В альбоме есть треки с «Центром»?

— Нет, с «Центром» будет отдельный альбом. Когда я начинал писать «Фитовой», мы ещё не общались. Этот альбом писался очень долго, и я к нему серьёзно не отношусь. Это просто такой каприз, захотел выпустить фитовой альбом, взял и выпустил. Нельзя сказать, что я сильно над ним напрягался. Там, кстати, много старых треков, которые раньше не были выпущены, собраны в один альбом.

— У «Центра» уже появились какие-то совместные планы помимо выпуска альбома, о котором ты уже сказал?

— В ближайшем будущем мы хотим снять клип на трек «По жести», в стиле старого «Центра». Пишем совместный альбом, Лёшка (Гуф — прим.авт. ) пишет сольный альбом, я приеду, потихоньку начну заниматься ещё одним сольным. Вадик (Слим — прим.авт. ), наверное, пишет сольный альбом, он просто никогда не палит, говорит в последний момент, что выпускает. Работаем, в общем.

— В одном из интервью Слим говорил, что инициатором восстановления отношений с Гуфом был ты. Так это?

— Я не был инициатором восстановления группы «Центр». Мне было без разницы, есть группа или нет. Я был инициатором того, чтобы с Лёшей помириться. Был момент, когда мы не общались по некоторым причинам – из-за постороннего влияния на нас. В определённый момент меня всё это достало, я просто взял и позвонил, и мы помирились. Идею выступить и написать совместный альбом предложил Вадик, когда мы у Лёши в первый раз сидели.

— Как на русском рэпе в целом отразится восстановления вашей группы, ведь все понимают — что есть «Центр»?

— Это будет зависеть от того, насколько сильным будет альбом, насколько хорошо люди его воспримут. На данный момент я могу сказать, что мне стыдно за русский рэп. Сейчас стало очень много непонятных рэперов – они рифмуют хорошо, у них техника есть, но рэпа в них нет. Они не представители хип-хоп-культуры, они мэйнстримщики, которые делают на этом бабки. Для них это бизнес и не более того. Они никогда не были в этой культуре, не варились в этом, российском. Какие-то там приезжие, блин, рэперы из Европы, которые раньше русский рэп унижали, а теперь они рэп читают на русском, типа Oxxxymiron. И люди их слушают. Я видел их слушателей, не дай бог, чтобы у меня такие были.

Есть люди, которые делают из рэпа клоунаду. Я говорю про трэп – течение музыки, которое недавно появилось. У нас не пьют сироп от кашля, у нас не живут этой жизнью. Они читают, что у них есть всё это, врут всё – сидят на пиве, все стреляют бабки, ничего не поменялось. Чем больше понта в треке, тем меньше он совпадает с реальностью. Когда человек ходит в каких-то ушатанных кедах с рынка и говорит, что «мои найки белые, как снег». Когда он орёт: «мой сплиф, мой бланд» (разновидности лёгких наркотиков – прим.авт. ), а сам вообще не дует. Для меня всё это смешно, я этих людей презираю. Это не хип-хоп, это враньё.

Конечно, можно историю приукрасить, как делает любой поэт, но сама суть истории должна быть реальной. Сидеть и рассказывать сказки – это низко, так делают только закомплексованные, тупые люди. Или человек, который постоянно ноет в треках, что его били и унижали, ну, ты – чмо. Все в школе получали, и я получал, но я бился, дрался за своё уважение, а не ныл. Случается, когда люди вокруг себя объединяют таких 14-летних дебилов, которые только и могут писать в интернете гадости, у которых нет ни воспитания, ни уважения к старшим. Бывает, когда у меня плохое настроение, я могу с ними поругаться, но их мнение на меня никак не влияло и не влияет.

— К счастью, не все такие в русском рэпе?

— Есть очень много нормальных людей, которые слушают нормальное музло и знают, как нести ответ за своё слово.

— Кто, по-твоему, относится к таким рэперам?

— Это тот же самый Словетский, Косарь слов, к сожалению, сейчас команды уже нет. Это тот же самый L'One, который всегда вызывал у меня уважение тем, что отвечает за свои слова. Есть много рэперов.

— А Газгольдер (звукозаписывающий лэйбл, в который входят известные российские рэперы, в том числе Баста, Ак-47, ТГК, Смоким Мо)?

— Ну, что. Пацаны читают, работают. Газгольдер – это такая, своеобразная история. Я, если честно, не очень понимаю политику пацанов. Я не могу сказать, что это целенаправленно или нет, мне просто странно. Я видел Витю АК до Газгольдера, теперь я его не вижу. Я знаю, что у него готов альбом, но он почему-то не выходит. Я видел до Газгольдера Словетского, а теперь не вижу. Я вижу артистов, которые приходят на Газ и пропадают. Для меня всё это странно.

Я считаю, что Витя АК представитель екатеринбургского рэпа и должен быть там, но, если даже теперь живёт в Москве, он должен представлять свой город, свою тусу. Смоки Мо всегда был для меня лидером Питера. Я его очень сильно уважаю, но считаю, что он должен быть в Питере и представлять питерскую флэйву (сообщество творцов и поклонников хип-хоп какого-либо города – прим.авт. ). Эти школы хип-хопа должны находиться у себя и быть со своими, им не нужно было объединяться вот в такой тусняк, я считаю. Я могу ошибаться, но считаю это неправильным.

Я очень уважаю человека, чей Газгольдер, — Женю Антимоний. У него, видать, такая политика. Для меня с тех пор как Жора ушёл от них, Газгольдер, как хип-хоп звено, потеряло мой интерес.

— Если вспомнить времена, когда ты только начинал, как всё изменилось по сравнению с сегодня? Рэп-культура стала шире и многограннее?

— Я бы не сказал, что стала многограннее. Есть андеграунд-тусовки – Чемодан, Про килограмм, Рэм Дигга, Чёрная экономика и Рыночные отношения. Они разные по своей сути. Сейчас ещё Пика появился и делает очень круто. Он на Газгольдере тусил, но потом то ли сам ушёл, то ли его выгнали. Я смотрю, люди появляются, но, к сожалению, хип-хоп замкнулся в попытке делать андеграунд одинаковым – у всех одно и то же. Они по разному читают, но одно и тоже. Я не вижу, например, какого-то морального посыла, чего-то серьёзного. Звучит круто, можно в тачке послушать, рэпчик, но не вижу каких-то серьёзных мыслей. У Рэм Дигги есть, он делает хорошо, но я немножко не его слушатель. Мне нравится Капюшон Ноу Мо, я считаю, что он делает круче Рэм Дигга, но это дело вкуса. Нет плохих рэперов, есть вкус.

На данный момент хип-хоп – это культура, на которой можно заработать. Многие не стесняются ради этого работать и идут по головам, у них амбиции-амбиции-амбиции. Раньше все делали хип-хоп, теперь все делают бабки. Все разбились ради этого на разные тусы. Я считаю, что это неправильно.

После развала «Центра» произошёл какой-то переломный момент. Очень много пафоса в рэпе. Исполнители к людям относятся, как к дерьму, как к стаду. Они в треках такие молодцы, такие правильные, умные вещи иногда говорят, а смотришь, как в жизни ведут – высокомерные, с задранными носами. Надо держать дистанцию, но относится к ним с уважением. Рэперы, как вороны, каркают много и думают, что они круче всех остальных. Я тоже такой же, я тоже думаю, что правильнее остальных, но я не позволяю себе быть высокомерным. Если люди подходят, протягивают руку, я с ними здороваюсь, никогда не сделаю кислую мину и не уйду. Мне воспитание не позволит, а среди наших рэперов такое часто происходит.

Я вижу этих рэперов, которые взлетают, падают, пропадают, умирают. Великие команды. Потом когда они падают, около них никого не остаётся, потому что они были такими. Я таким быть не хочу.

— Наркотики сегодня стали одной из главных тем у многих рэперов, у тебя упоминания о них есть. Как ты относишься к наркотикам в рэпе, это его необходимая составляющая?

— Нет. Я не считаю, что это необходимая составляющая чего бы там не было. Для меня наркотики – это фан (развлечение – прим. авт. ). Я не сижу на них, не колюсь героином, меня не кумарит, я утром просыпаюсь весёлым, а если и злой, то только от похмелья. У меня нет этого всего. Что касается историй, которые я рассказываю. Как песня пишется? Есть скелет – история, а на него я накидываю мясо. Это мясо может браться из 33 лет моей жизни и складываться в треки.

— А если говорить не конкретно о тебе, а о рэпе в целом? Почему в нём так много наркотиков?

— Это появилось после того, как появился «Центр». В «Центре» этого было очень много. Нам на тот момент было по 27-28 лет, мы на тот момент собрали все наши истории жизни. Мы всё-таки дети 90-х и вложили всё в два альбома. Люди себе представили, что мы конченные. Прям, лютые наркоманы. А на самом деле нет. Мы любим хорошо одеваться, вкусно кушать, нормально живём, у нас семьи, друзья, мы не умираем. От этого разрослось очень много команд, которые взяли тему, перелопатили её и начали делать, она у них и осталась.

В американском рэпе очень много наркотиков – травы, кокаина, много алкоголя. В принципе рэперы никогда не были поколением здорового образа жизни. Это криминальная музыка, это как шансон, только американский. Рэп когда-то был высказыванием протеста, а потом стал шансоном нигеров. Они всегда говорили, что употребляли наркотики, но при этом и качались. Посмотри на Tupac, на 50 Cent, на Mobb Deep. Главное всего в меру.

В русском рэпе много наркотиков левых, их столько там нет. Люди придумывают, половина рэперов курит, как я, некоторые вообще не курят траву, но они пишут об этом. Спрашиваешь — будешь дуть, в ответ — не-не, я не курю. Ты же читаешь об этом, в ответ — это бизнес. Бизнесмены хреновы. Для меня это стыдно.

— А мат в рэпе обязателен?

— Это по желанию. Можно час описывать, как тебе будет хорошо, когда придёт время, а можно сказать одним словом. Краткость — сестра таланта. Кто-то этого не поддерживает, ничего страшного не вижу. Это рэп.

— Но ведь мат – это преграда для попадания на телевидение?

— Мне плевать на телек. У меня есть трек с Бьянкой, мы попали на телек и то потому, что компания Warner решила покрутить трек. Я записал его, мне хорошо и без телека. Мы никому ничего не отсылаем, чтобы попасть на телевидение. Я иногда включаю A-One и думаю, ни фига себе, мой клип на A-One показывают. Я даже не знаю, мне плевать – любой канал может взять мой клип и крутить, я не буду подавать в суд. Или не крутить, мне всё равно. Мне нравится, когда меня слушают в тачках, когда меня слушают в плеерах. Телек – это так, маму порадовать.

— Насколько загружен твой концертный график? Как часто к тебе обращаются?

У меня сейчас пока выступления по выходным. Это последний концерт, если не ошибаюсь. Я могу сейчас приехать домой, мне Паша позвонит и скажет, что я через две недели вылетаю куда-то. Этими вопросами занимается мой концертный директор. Я об этом не думаю, стараюсь заниматься только музыкой.

При этом я могу сказать, что катаюсь побольше многих топовых рэперов, которые, типа, «Вау». И собираю, бывает, больше известных и популярных рэперов, при этом я ради этого только пишу и читаю. Я не участвую постоянно в каких-то батлах, ни перехожу из лэйбла в лэйбл, я не пытаюсь записать какой-то хитовый фит (совместку). Как Корж говорит, я просто делаю своё музло.

— Как ты считаешь, какой город или часть страны больше всех любит рэп? Где приезжаешь, и проходу не дают, просят автографы.

Урал, Екатеринбург, Челябинск. Эта часть страны просто помешана на рэпе. Там нигеры. Они ходят, одеваются и ведут себя, как нигеры. У нас есть владелец отделения «ЦАО Урал» Gipsy King, он – натуральный нигер. Он так разговаривает, так крутит, ему нравится, но при этом он говорит, что он не нигер, а рэпер. Эти повадки пришли из фильмов, из мечты быть крутым рэпером и они остались с годами. Мне кажется, Урал – это прямо настоящий рэп.

— А Москва?

— В Москве все на хип-хопе. У нас больше фанатья футбольного, которое слушает рэп, чем самих рэперов. Ну, ходят эти мелкие в майках «228», но это модная тенденция. Я не вижу в них рэпа, они не знают откуда пошёл рэп, не шарят. Зато они знают, что такое сироп (от кашля – прим.ред. ), где-то в клипах увидели, как нигеры его пьют. Они не понимают, что кодеин разрушает мозг, превращает людей в даунов.

— Стоит ждать возвращения Птахи в Читу?

— Это зависит от сегодняшнего концерта, от того, насколько организаторы оправдают свои затраты, вложенные усилия. Никто же не делает этого бесплатно. Это моя работа, мой хлеб. Пацаны тоже вкладывают деньги в привоз, оплачивают гостиницу, трансфер, райдер. Они хотят что-то заработать. Если всё окупится, то у них есть интерес привести тебя через полгода-год, а если попадают в минус, то нет.

Некоторые рэперы к этому относятся так – деньги заплатили, и по фигу попадут организаторы или нет. Если у меня бывают ситуации, когда организаторы попадают, мне стыдно. Потом, если они ещё захотят со мной работать, я им делаю скидку. Я спрашиваю, сколько человек было на выступлении, сколько билетов распродано. Для меня это важно, потому что непорядочно относиться к людям, которые пытаются тебя привезти в город, встречают.

Да, у меня тоже есть свои приколы, тоже иногда исполняю. (смеётся) Я не выйду на сцену, если там будет висеть реклама Блэк стара, фаллоиммитаторы, презервативы или что-то такое.

— А в туры «Центра» Чита может попасть?

— Это всё зависит от организаторов. Если им будет интересно, нас привезут. В туре у нас достаточно много городов, 10 или 15 уже. Сейчас мы ждём подтверждения и предоплату, чтобы поставить их в график. В Москве, говорят, уже почти все билеты продали, в Питере хорошо продают. Екатеринбург, Нижний Новгород, Киев, Минск, я даже не помню остальные, там их много.

Благодарим за помощь в подготовке материала организаторов Елену Мардаеву и Дмитрия Третьякова.


птаха,концерт,музыка
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Спящий, случаем, не в ЦУКСе трудится!?

интересно, а если птаха так выстрелил в чите, то почему визит слима оказался провальным?

Значит ты не был на концерте Слима:)

Приезжай дорогой еще! Будем ждать!)))

хорошее интервью. искреннее. позиция заслуживает уважения

Фанат нонче не тот пошел. Сидит спящий чувак, одет как любой другой прохожий с улицы. Помню мы в свое время, когда Птаха с Гуфом ещё под стол пешком ходили, всегда при широких штанах, футболки, рубашки на три размера больше, вязаная шапка а-ля Буратино, болты и цепи с Китайки по 5 руб/кг. Жили этим, дышали рэпом, в те годы рэп нас полностью поглотил. Смотрели на нас как на клоунов, мало кто тогда фишку сёк, зато своих сразу в толпе видно было. А сейчас идет молодежь по улице и не поймешь кто из них рэпер, кто рокер, сразу видно разве что поклонников шансона.

О великий фанат! Научи нас! Просим, просим!

Вот уж точно - Сталина на вас нет.

Боже, и этот человек мог бы учить детей, да еще малышей начальных классов?

давай обосновывай, читают тебя здесь больше людей, чем приходят на концерты. двигай классику, как постареешь. не выпадай из музыки.

Хип хоп стал комерческим

Понравилось интервью! Про Урал чистой воды правда!

у Копюшон Ноу Мо треки класс.

Подскажите что за фирма у толстовки ?

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: