Р!
22 АВГУСТА 2019
21 августа 2019

Руда. Качаем уголёк, как раньше не качали!

После вторжения фашистов на территорию СССР в июне 1941 года, западная часть страны оказалась в оккупации. Помимо прочего, это значило ещё и потерю связи с Донецким и Подмосковным угольными бассейнами. Около 60% угольной промышленности страны было временно отрезано от общей экономики, а между тем век паровой тяги ещё совсем не закончился. Для того чтобы обеспечивать нужды железной дороги, промышленности, коммунального хозяйства и многих других отраслей, шахтёрам восточных областей страны пришлось сделать невозможное.

Спецпроект «Читинский тыл» на «Чита.Ру» позволит заглянуть в родной город в начале сороковых. Что происходило в Чите, в которой, в войну, слава богу, никогда не было военных действий. Кто был здесь в тылу — управлял городом, просился на фронт, был мобилизован в промышленность, ушёл целым курсом физмата, собирал деньги на танки. Чего почти не было здесь в войну — асфальта, электроэнергии, транспорта, бань, учителей, жилья. Кто и как жил здесь — начиная с 22 июня 1941 года, заканчивая Победой.

Большая разработка перспективного месторождения бурого угля на востоке Читы началась ещё на заре ХХ века, когда рудокопы иркутского купца первой гильдии Ивана Замятина в районе Черновского разъезда вскрыли первый перспективный угольный пласт. Читинский уголёк обладал прекрасными энергетическими качествами — теплотворная способность 3 850 килокалорий на килограмм при зольности 11–13%. Но ещё большей ценности новому читинскому углю придавала Транссибирская железнодорожная магистраль, проходившая тут же. Именно Транссиб вдохнул жизнь в Черновские копи, которые благополучно росли и развивались вплоть до начала Великой Отечественной войны, изменившей привычное производственное устройство и заставившей давать стране угля так, как никогда раньше.

Понимая всю сложность международной обстановки, Президиум Верховного Совета СССР ровно за год до нападения Германии издал указ «Об увеличении рабочего дня, переводе предприятий народного хозяйства на семидневную рабочую смену и пересмотр норм выработки». Этот факт даёт представление о труде шахтёров на пороге великой трагедии, а ещё отлично опровергает тезис о том, что руководство страны не готовилось к войне и закрывало глаза на возрастающую агрессию Гитлера. Наряду с шахтёрами всей страны, читинские рудознатцы трудились по 7-8 часов 7 дней в неделю. Но время нахождения в шахте — не главный показатель. Что значит лишний час рабочего времени по сравнению с тем фактом, что бригады черновских навалоотбойщиков Егора Старостина и Никиты Горошкова давали угля на 60% больше, чем в довоенное время? В это же время крепильщик Тишуров делает более 200% от положенной нормы, а проходчик шахты имени Ленина Беломастнов перевыполняет норму в целых три раза.

Но главные перемены в отрасли наступили с началом войны. Уверенное продвижение фашистов вглубь страны заставило Нарком угольной промышленности переехать в Молотов — нынешнюю Пермь. Все распоряжения шахтёрам теперь поступали не из Москвы, а с Урала. И одним из первых был обнародован приказ об усилении подготовки и переподготовки рабочих кадров. Говоря по-простому, массово уходивших на фронт шахтёров нужно было кем-то заменять. Забойные группы рабочих теперь пополнялись переквалифицированными представителями вспомогательных профессий, а на те, в свою очередь, было разрешено нанимать женщин. Чтобы женщины могли безболезненно выходить на работу, было приказано расширить сеть детских садов. Благодаря этому очень быстро доля женского труда на черновских шахтах составила треть от всего объёма, а на подземном транспорте женщины стали составлять около 80% коллектива.

Бывали и такие случаи, когда женщины сами приходили в раскомандировку или на шахтёрский митинг с требованием взять их на шахту. Митинги и коллективные собрания стали тем источником вдохновения и информации о событиях на фронте, который вдохновлял шахтёров на самоотверженный труд. На них слушались сообщения от Советского Информбюро, на них разучивали песню «Вставай, страна огромная», на них ставили планы и обсуждали детали их выполнения.

От Советского Информбюро за 27 Ноября 1941 года

Трудящиеся Читинской области на призыв товарища Сталина работать, не покладая рук, для помощи фронту отвечают новым повышением производительности труда. Встав на сталинскую вахту, бурильщики Казаковского золотого прииска Михаил Буянов и Карп Акулов отбили в смену 76 тонн руды и выполнили норму на 440 процентов. На угольных шахтах треста «Востуголь» женщины заменили шахтёров, ушедших на фронт. Работницы т.т. Калмыкова и Кропачёва вначале освоили профессию навалоотбойщиков, затем стали машинистами тяжёлых врубовых машин. Досрочно закончили годовой план Ононский оловянный рудник, шахта «Новый торм» треста «Востуголь», трест «Амурзолото» и многие другие предприятия. Неутомимо работают геологи Забайкалья. За последнее время открыт и сдан в эксплуатацию ряд новых рассыпных и коренных месторождений вольфрама, молибдена и других редких металлов.

Добыча угля в стране была признана частью военной промышленности, и новой военной мерой стало введение вооружённой охраны на складах леса, угля и взрывчатых материалов, недостаток которых ставил под угрозу всю работу шахтёров. Контролирующие отделы, контрольно-пропускные пункты и высокие ограждения, к которым все привыкнут после войны, тогда ещё были в новинку. Свидетели тех времён помнят, что на пороге зимы 1941—1942 года, после массового ухода многих шахтёров на фронт, дисциплина на предприятиях начала падать. Материалов и специалистов не хватало, просачивались панические настроения и некоторые предприятия Черновских копей едва ли не стали приходить в упадок. Так было и на шахте имени Ленина. Соблюдение норм рабочего дня обеспечивалось жетонной системой, но для наведения порядка нужна была более действенная и эффективная сила. Такой силой стал Георгий Семикобыла — донбасский шахтёр, фронтовой комиссар полка, прибывший в Читу по распределению после контузии на Воронежском фронте.

Георгий Сергеевич Семикобыла

Первым делом Георгий Сергеевич велел привести шахту и все хозяйственные постройки в порядок, полностью ликвидировав ощущение разрухи и упадка. В ещё недавно пыльной и грязной раскомандировке появляются портрет Ленина и карта европейской части СССР, на которой флажками отмечалась линия фронта. Тут же были развешены таблицы с расчётами потребности угля для одного пулемёта, орудия, танка, самолёта. После того как начала крепнуть дисциплина, поползли вверх и результаты труда. По инициативе Семикобыла на шахтах начали вводить электровозную откатку и цикличный метод работы в лавах. Появилась возможность организовать при шахте шестимесячную школу фабрично-заводского обучения для юношей и девушек старше 15 лет. Уже к осени 1942 года школа выпустила первых крепильщиков, лесодоставщиков, слесарей, навальщиков. Последняя специальность была представлена исключительно девушками. Тогда же было отстроено двухэтажное общежитие — просторные спальные, комната для сушки и хранения белья, кухня и «красный уголок» с радио, газетами и шахматами. К октябрю 1942 года шахта имени Ленина полностью рассчиталась с долгами и стала уверенно перевыполнять планы. В день 25-летия Октябрьской революции партийное руководство Черновского района присвоило бригадам Даши Харченко и Дуси Сосниной звание «фронтовых», а ещё чуть позже за выдающиеся успехи шахта имени Ленина получит переходящее, побывавшее в боях под Москвой Красное знамя и первую денежную премию. Также бригаде Дуси Сосниной было присвоено имя Героя Советского Союза Назара Губина — шахтёра, погибшего в декабре 1941 года в воздушном бою над Ленинградом.

Секретарь Черновского РК ВЛКСМ Ростальная поздравляет бригаду Евдокии Сосниной с досрочным выполнением годового плана.

Осенью 1943 года в Черновских копях зарождается движение пятисотников. Вдохновлённые форсированием Красной Армии реки Днепр, шахтёры-стахановцы Никифор Турлаков и Павел Сурков на очередной раскомандировке объявили: «Качаем уголёк так, как раньше не качали», и в следующую же смену добыли 106 тонн угля, что составило 350% от нормы военного времени. Вслед за стахановцами потянулись и остальные шахтёры, которые вместо 7-9 тонн в смену стали выдавать до 60 тонн, стремясь к тому, чтобы по итогам месяца приблизиться к общему объёму в 500 тонн. Очень быстро движение пятисотников охватило большую часть коллектива шахты «Новый Торм», а затем и других шахт Черновских копей.

«Тысячи сердец шахтёров Черновских копей полны чувства горячего патриотизма… Они стахановской работой куют победу над коварной фашистской кликой…»

«Забайкальский рабочий», 2 июля 1941 года

Голод военных лет заставлял шахтёров надеяться только на свои силы. Трест «Востуголь», в который входили и забайкальские шахты, обязал все шахтуправления развивать подсобные хозяйства. На предприятиях создавались рыболовецкие и охотничьи бригады. Это помогло организовать дополнительное горячее питание для тех, кто часами выворачивал уголь из недр туда, где его ждала вся страна. А те жители Черновских и Кадалы, которые не добывали уголь, не только кормили шахтёров, но и проводили уборку посёлков, субботники, сборы металлолома, деньги от которых сдавали на нужды фронта. У этих не слишком военных, казалось бы, дел есть и вполне материальные воплощения. Например, две боевые машины известной танковой колонны «Комсомолец Забайкалья», бившие фашистов на Курской дуге, были построены на деньги черновских угольщиков и названы «Черновский шахтёр».

Николай Платонович Казей — заведующий шахтой «Торм» с 1939 по 1943 год

Вот так, день за днём, месяц за месяцем читинские шахтёры работали на износ, но при этом умудрялись не только держать запредельные темпы, но и наращивать мощности. Именно в военное время началась работа по закладке шахты «№1 БИС Кадала» мощностью 150 тысяч тонн, шахты «Малютка» и расширении рудоремонтной базы Черновских электро-механических мастерских, которым предстояло внести вклад в восстановление народного хозяйства после достижения Великой Победы.

Шахтёр, кавалер Ордена Ленина Кузьма Ефремович Панченко с семьёй за праздничным столом


Читайте все статьи специального проекта «Читинский тыл» здесь.


При подготовке статьи использованы материалы, предоставленные музеем Черновских копей, статьи из газеты «Забайкальский рабочий», краеведческие работы Ивана Иосифовича Цепляева и Екатерины Павловны Дехтярук, а также книга «Угольная летопись Забайкалья».

НазадВперёд
2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А теперь с таким правлением Забайкальский край уходит в не бытьё, народ разъезжается, когда-то тучные стада и овчарни поредели, леса совсем не осталось, реки мелеют

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

далось вам это правление

народ сам оскотинился до безобразия

ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ
ПОПУЛЯРНОЕ