Р!
01 АВГУСТА 2021
30 июля 2021

«Город изнутри»: Бюро судмедэкспертизы. Работа со смертью

О смерти, как и о всём, что с ней связано, не принято говорить. Для многих это нечто философское – ощущение вечного, смешанного со страхом. Отношение к судебно-медицинским экспертам у людей и вовсе вызывает отторжение, ведь они работают с трупами. На самом деле медики бюро судебно-медицинской экспертизы помогают установить истину в преступлениях, от которой порой зависит судьба ещё живых людей.

Основными заказчиками услуг бюро судебно-медицинской экспертизы Забайкальского края, где нам довелось побывать, являются правоохранительные и судебные органы. Разница судебно-медицинской от патологоанатомической службы, что находится чуть дальше, значительная. Судмедэксперты занимаются исследованием тел людей, скончавшихся от насильственных причин. Также сюда поступают умершие от заболеваний на дому или в общественных местах, но до этого не обращавшиеся к врачам либо тела людей, чья личность не установлена.

«Патологоанатомическая служба же занимается случаями смерти от заболеваний в динамическом наблюдении. Умер он в стационаре или на дому — не важно, но за ним наблюдали врачи», — уточняет начальник бюро Елена Киреева.

Есть ещё одна и, наверное, главная разница – специалисты бюро судебно-медицинской экспертизы работают с вещественными доказательствами, которые изымаются в процессе расследования или с места преступления.

Лабораторная служба размещается в трёхэтажном здании, а морг и судебно-гистологическая лаборатория находится в отдельном корпусе рядом. За её дверями ощущается сильный запах реактивов, поскольку тут сотрудники занимаются изучением тканей и органов, которые изымаются на вскрытии.

«После того как тело исследуют, нам приносят нужный биоматериал, мы его обрабатываем и переносим в виде препаратов на стекло. Дальше уже эксперты их забирают, изучают под микроскопом и выдают окончательный диагноз», — поясняет нам лаборант.

Отдельные элементы органов, необходимые в экспертизе, могут быть и в блочном виде: чтобы органы не потеряли форму их помещают в формалин, после этого из органа берётся квадрат 0,5 на 0,5 сантиметра. Далее идёт обработка, пропитка парафином и получается блок. Блочные архивы хранятся 3 года, ровно так же, как и стекольные, сырые архивы – год.

В соседних кабинетах эксперты печатают заключения и оформляют всю необходимую документацию. Зачастую эксперт идёт на исследование, не зная об обстоятельствах наступления смерти. В данной ситуации всё зависит от следователя, если он укажет обстоятельства наступления смерти, то соответственно эксперту будет легче работать.

В секционном зале, который показывает нам Елена Киреева, работают с умершими. Всё чисто и аккуратно. К счастью нам не удалось увидеть никого из сотрудников за работой, но, казалось, что сама смерть витала где-то в воздухе. Здесь очень тихо.

В регистратуре отдела экспертизы трупов работают с посетителями, когда те приходят получать врачебное свидетельство о смерти. Здесь же родственники отдают одежду и обувь для умерших, чтобы подготовить тело к погребению. «Поток посетителей обычно увеличивается к обеду, утром практически никого нет, ведётся работа с правоохранительными органами», — добавляет начальник бюро.

«Прабабушка ФЭС»

Мы идём в другой корпус, где расположен весь лабораторно-административный сегмент. Наше путешествие по кабинетам этого корпуса началось с третьего этажа — там расположен отдел исследования судебно-биологических вещественных доказательств.

Сами эксперты шутя называют свой отдел «прабабушкой ФЭС», и если вы смотрели этот сериал («След» — рейтинговый российский криминальный телесериал, рассказывающий о сотрудниках вымышленной организации — Федеральной экспертной службы авт. ), то сразу поймёте, что здесь делают специалисты. Разумеется, никакой фантастики, как на экране телевизора, здесь нет, главные помощники экспертов – микроскоп с люминесцентной насадкой и, конечно, же глаза эксперта. С помощью микроскопа ведутся исследования биологических выделений человека – кровь, сперма, пот, слюна, также волосы и всё то, что может послужить вещественным доказательством, изъятыми с места преступления.

Объектом исследований могут быть орудия или вещи, в которых был преступник или потерпевший в момент происшествия. Сначала эксперт и лаборант осматривают объект исследования, ищут подозрительные пятна или то, что, вероятно, может послужить зацепкой в деле. Фрагмент вырезается, его описывают, помещают в пробирки и ставят реакции на кровь, слюну, плюс отвечают на вопросы, который задал следователь.

«Экспертиза может быть объёмной, тогда она даёт больше ответов. Бывают молодые следователи, которые ещё не знают, что конкретно хотят получить от экспертизы. Иногда советуются», — рассказывает заведующая отделением Анна Пенко.

Лаборатория также проводит забор крови для дальнейшей отправки материала для проведения экспертизы установления отцовства. Капиллярная кровь матери, ребёнка и предполагаемого отца берётся либо в частном порядке, либо по определению суда. Далее она отправляется в ту генетическую лабораторию, которую указывает суд. На сегодняшний день ближайшие есть в Иркутске и Хабаровске, ни в Улан-Удэ, ни в Чите генетических экспертиз не проводят.

На этаже ниже разместилось отделение, где занимаются токсической химией. К специалистам поступает кровь или органы, в которых необходимо определить содержание ядовитых, лекарственных веществ или этилового алкоголя. В основном здесь проверяют биологические объекты изъятые при исследовании тел умерших, намного реже по требованию следователей исследуются доказательства с места происшествия. Здесь же с помощью приборов проверяют кровь на содержание возможных суррогатных спиртов. После исследования, анализ записывается в журнале и передаётся экспертам, а кровь продолжает храниться в холодильной камере до одного года.

Причины и способы смерти

Самым поразительным для меня оказалось медико-криминалистическое отделение на втором этаже. Следственным органам нужна конкретика с места преступления, она даётся врачом танатологом (танатолог – учёный, изучающий процессы прекращения жизни, причины смерти, признаки, механизмы. Проводит исследования трупов и устанавливает была ли смерть насильственной, — авт. ). Если он не может конкретно определить, сколько было нанесено ударов потерпевшему, каким предметом и в какой последовательности, то биоматериалы передаются в отделение медицинской криминалистики.

Иными словами, к медикам-криминалистам поступают органы, кожа и кости, с характером повреждений которых сложно разобраться. Следственные органы также предоставляют разные вещи – топоры, молотки, камни, в общем, возможные орудия преступления, а эксперты-криминалисты проводят их тщательную диагностику для уточнения полной и достоверной картины с места происшествия.

«Например, если фигурантов в деле много, нужно узнать, сколько раз бил и каким предметом каждый из них. Препарат кожи или черепа является воспринимающей поверхностью, но степень воздействия будет разной — металлический молоток одного из преступников провалился в череп и смерть наступила из-за этого, а тот, кто бил палкой, причинил лишь лёгкие не смертельные переломы наружной пластине черепа. Что-то тянет в итоге на 18 лет заключения, а что-то — на пять», — объясняет нам заведующий отделением.

Кроме этого, врачи этого отделения выезжают в качестве экспертов дежурной службы на место преступления, смотрят на следы крови и помогают следователям установить конструкцию обстоятельств. Делается это, прежде всего, чтобы после преступления сложить объективную картину восприятия, если версии следствия и подозреваемых разнятся. «Например, можно увидеть, что труп лежит в луже крови и по нему били, когда он уже лежал. А задержанный утверждает, якобы они боролись, и удар был нанесён в ходе самообороны, когда нападал погибший», — поясняет специалист.

Теоретические основы такой сложной и по-настоящему загадочной профессии дают в медакадемии, общая специализация — на рабочем месте. Дальше, по мнению экспертов, всё зависит от приобретённого с годами опыта, чтения книг и общения с другими специалистами на семинарах.

Суть работы судебно-медицинских экспертов-криминалистов пытаются отразить режиссёры отечественных сериалов, но медики шутят, что там желаемое выдают за действительное. «Смотреть, если честно, немного противно», — отмахиваются они.

На этом же этаже разместился отдел сложных комиссионных экспертиз. Созданная комиссия из врачей той или иной специальности, в зависимости от причины смерти, и не менее двух экспертов решают вопросы по постановлению следственных органов или определению суда. Чаще всего это повторные экспертизы, и решение специалистов в какой-то мере становится последней инстанцией. Комиссионная экспертиза рассматривает уголовные, гражданские и врачебные дела, если, например, родственники считают, что врачи виноваты в смерти их родственника.

«В этом отделе работают врачи с большим практическим опытом, потому что сначала нужно поработать руками и научиться думать, узнать все нюансы, а потом уже делать выводы. Для работы в составе комиссии привлекаются специалисты не ниже первой квалификационной категории», — уточняет начальник бюро.

На первом этаже ведётся приём потерпевших, подозреваемых и других живых лиц. Принимают людей на основании постановления правоохранительных органов, по определению суда либо по собственному обращению, например, когда супруга не хочет обращаться в полицию, а просто фиксирует побои от ревнивого мужа. Медики задают посетителям вопросы, с целью установления обстоятельств нанесения повреждений, уточняют жалобы и производят осмотр. Здесь же производится экспертиза для людей, в отношении которых было совершено преступление против половой неприкосновенности. Собранный в ходе таких экспертиз материал передаётся следователям или в судебно-биологическое отделение на третий этаж.

В бюро сегодня трудится около 150 сотрудников, но кадровая проблема, по словам Елены Киреевой, существует: «У нас работает программа «Земский доктор» — есть свои три миллионера, уехавшие в районы. В конце июня у интернов были экзамены, с 1 августа они выходят работать на новые места, в том числе и по краю. Есть среди них обладатели красных дипломов. Хотелось бы, чтобы желающих работать в судебно-медицинской службе было больше, но специфика работы видимо не для всех».

Специалисты бюро судебно-медицинской экспертизы, по моему сложившемуся впечатлению – это врачи, которые работают с особой ответственностью, ведь от их результатов зависит дальнейшая судьба того же подозреваемого или потерпевшего. Правосудие основывается на разработанной доказательной базе, но, что удивительно, вопрос о защите судебно-медицинских экспертов только решается. Есть программа защиты судей, свидетелей, полицейских и даже их родственников, а эксперт, который предоставляет эту доказательную базу, никак не защищён.

НазадВперёд
19 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

бедненько, но чистенько

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да, бедненько.

И ещё можно было бы рассказать, как пытаются выживать сотрудники бюро, получая даже не гроши, а слёзы. Пытаются выживать вопреки оптимизации в здравоохранении, которая должна бы улучшать, а не ухудшать уровень жизни медицинских работников. Вопреки финансированию по остаточному принципу. Вопреки превратившейся в мираж федерализации судебно-медицинской службы. Вопреки бюрократам. Вопреки отсутствию стратегического менеджмента.

Ежедневно находясь рядом со смертью эксперты и, особенно, средний и младший мед. персонал пытаются выживать вопреки.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ждите скоро в гости :)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

знакомые все лица! )))) Тачкин, Агафонов. да там все прикольные )))))))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Абида Анандаевич - самый прикольный :)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

смотришь на фото морга, так и мерещится специфический запах

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

как же убого в госучереждениях.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ой, ой, ой, напугали! И не такое видывал!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

я бы там поработала)))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Приходи на дежурство :)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По сравнению с 2009-м годом внешне намного лучше стало)))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и обстановка и некоторые сотрудники мягко говоря немолодые, на фото совсем дедушка седой судя во виду уже ничего не понимает бедняга, молодежь не идет за копейки работать

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Этот дедушка начальник бюро - Рафибеков.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ошибаетесь. Ни на одном фото нет М. Г. Рафибекова. Тот, на кого подумали - А. А. Смородников.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

очень интересный материал))). всегда мечтала работать в таком месте.. жаль только что не как в кино все круто

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В настоящее время в БЮРО СМЭ намного лучше, чем в 80-е годы, экспертов по пальцам можно было сосчитать на одной руке на всю Читинскую область. Условия и технику помнят единицы. Труд эксперта не оценим, мы про них не знаем ничего и работа их нам не видна.

Молодцы они все, здоровья ВАМ, семейного благополучия и успехов в работе.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Для Capricorn: Спасибо на добром слове

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ничего не написано как эксперты подводят выводы экспертиз под обстоятельства, указанные следователем или судьей в материалах дела. Заключения, порой, составляют явно не эксперты, а какие-то практиканты, что ли. Первые только подписываются, не боясь 307-й. Ещё одни "кудесники" на стороне обвинения.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Эксперты, конечно, молодцы.Жаль не работает Ноздрюхина Валерия Анатольевича.

А вот условия и оснащение экспертизы - убожество, а это, понятно заботы МинЗдрава

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ