Р!
03 МАРТА 2021
Рабочая смена

Стажёр центра социальной помощи

Первая рабочая смена вышла комом, как блин. Уже по дороге в центр социального обслуживания населения «Берегиня» я поняла, что так и не договорилась с его директором о том, кем же всё-таки буду работать. А в нём восемь отделений, в каждом из которых помогают разным группам населения – от условно осуждённых подростков до пенсионеров и инвалидов. Я выбрала отделение дневного пребывания и социального патронажа, но чью роль в итоге примерю, с кем буду работать, для меня оставалось тайной.

Центр «Берегиня» находится на КСК. Строение светло-сиреневого цвета затерялось среди старых домов по улице Труда, напротив отдела полиции Черновского района – это слишком символично, если учесть, что в нём проходят реабилитацию дети с условной судимостью.

Начало дня

На пороге центра нас встречает заведующая отделением дневного пребывания и социального патронажа Татьяна Ворошилова. Она приветствует нас так, будто мы проверяющая делегация из Москвы, поэтому ощущение, что я пришла сюда работать, улетучивается.

Планёрку из-за нашего прихода сдвинули на 10 часов утра, обычно её проводят в 8.00. В кабинете уже собрались сотрудники отделения: педагог-психолог, инструктор по физической культуре, медсестра, социальный педагог и преподаватель компьютерного класса.

Ворошилова отчитывается: «Двое специалистов отсутствуют, находятся на больничном. На реабилитации у нас 22 ребёнка, сегодня один не пришёл, он тоже на больничном. На прошлой неделе провели пять патронажей, два акта обследования, выдали один продуктивный набор и провели три консультации с родителями. Педикулёза и других заболеваний после обследования у деток не выявили». Ещё она добавляет, что одному мальчику требуется помощь в учебном процессе – в школе жалуются на его поведение и неуспеваемость.

Специалисты отделения дневного пребывания и социального патронажа помогают несовершеннолетним детям и взрослым, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Дети в отделении проходят реабилитацию в течение 2 месяцев, а потом остаются на контроле. Многие через какое-то время вновь возвращаются к реабилитационному курсу. И это необязательно ребята из неблагополучных семей. В центре есть мальчик, семья которого приехала издалека, и пока родители работают, парнишка учится говорить по-русски и занимается вместе с детьми.

После планёрки Татьяна продолжает нахваливать центр, но и без её слов видно, что он похож на дом.

Пункт первый, второй, третий

Сначала мы идём к Галине Степановне – медсестре. Она обследует светловолосую девочку лет восьми, проверяет – нет ли вшей, потом щупает горло. С девочкой всё хорошо, она убегает в тренажёрный зал. А Галина Степановна показывает свой кабинет, лампу для кварцевания помещения, ростомер с весами, шкаф с медикаментами – для работы всё необходимое есть. Детей проверяют несколько раз в неделю, рост измеряют раз в месяц.

В просторной комнате социальный педагог Елена Викторовна готовится к работе – режет кусочки бумаги со словами «дружба», «терпение», «уважение», которые дети будут клеить на жёлтый кружочек картонного солнца. Вырезать мне не дают, но рассказывают, чем ещё ребята занимаются в этой комнате: отдыхают, читают книги, играют, занимаются, смотрят телевизор или строят дом из больших, мягких и ярких кирпичиков разной формы. Елена Викторовна показывает рабочее место, ванную, раздевалку, раскрывает шкаф, в котором хранятся все книги и предметы для занятий. Она не только проводит время с детьми в комнате, но и водит их в столовую, тренажёрный зал, на улицу и следит за ними в течение дня. Где-то кричит попугай, протестует, наверное, что его клетку унесли из комнаты. Женщина говорит, что он громко чирикает и будет нам мешать.

Спускаемся в небольшой спортзал, где дети крутят педали тренажёров и хула-хупы. Светлана Серафимовна, инструктор по физической культуре, рассказывает о тренажёрах и о том, что одна пенсионерка, занимаясь у них, сбросила за год 28 килограмм. Учитель физкультуры работает с людьми разных возрастов. Кажется, Светлане нравится её профессия – глаза светятся.

В столовой отчаянно прошу сделать меня кухонным работником, но ничего не выходит. Пока я завязываю хвост, надеваю фартук и осматриваюсь, проворная Нина Ивановна уже унесла поднос с кружками в столовую, а там всё та же светловолосая девчонка, которую обследовали утром, начала расставлять их на столы. Не решаюсь ей помешать, Вика делает всё быстро и с энтузиазмом.

По словам заведующей, детей в центре они приучают к труду. Дежурство в столовой – один из способов научить ребёнка ухаживать за собой и другими.

Рядом со столовой находится маленький кабинет – парикмахерская. Здесь бесплатно стригут всех желающих, график почти всегда забит. «Девчонки прибегают на косички. Пенсионеры приходят часто», – рассказывает парикмахер Тамара. В её царстве очень уютно, как в настоящем салоне.

«В меню этим утром каша «Дружба», хлеб с маслом и чай. На обед – суп», – рапортует Нина Ивановна. Нас обещают угостить. Кухонный работник после обеда должен подмести и убрать со стола, но посуду дети уносят сами. Все мероприятия центра проводятся в столовой, там даже стоит пианино – старенькое, но рабочее. Нас усаживают за стол. Мы пробуем кашу.

Подмести мне не удалось, потому что нужно идти в библиотеку. Мы одеваемся в маленьком коридорчике у кабинета Татьяны Сергеевны. Социальный педагог просит детей построиться в ряд по два человека и взяться за руки.

В библиотеке показывают мультфильм про индийского мальчика. Короткий анимационный фильм про милосердие и добро – то, чего не хватает всем в мире. Библиотека сотрудничает с центром и регулярно проводит для детей тематические встречи и праздники.

После кино идём смотреть на консультацию психолога Оксаны Петровны с мамой одного из детей, который находится на реабилитации. Психолог не просто даёт быстрый совет, а составляет план работы — сначала будет заниматься индивидуально с ребёнком и отдельно с родителями, а потом проведёт совместные сеансы.

Физкультура

Наконец-то можно попробовать себя в роли учителя физкультуры. Татьяна решает рассказать нам о площадке – она почти новая. Её построили с помощью фонда поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Здесь есть тренажёры, на которых могут заниматься все — от мала до велика. Есть даже баскетбольная площадка, где можно и сетку для игры в волейбол натянуть.

«В сезон летнего оздоровления здесь работает лагерь, и мы проводим на этой площадке праздники и игры. Ну и в хорошую погоду стараемся их выводить», — рассказывает заведующая.

Светлана Серафимовна приготовила листочек, на котором написала правила игры и слова, которые я должна сказать. Мы играем в машины – едем дружным кортежем, сворачиваем влево, вправо, сигналим и рычим. Есть в нашем ряду и мотоциклы, и большегрузные машины – слышно, как ревут моторы-голоса мальчишек. Есть легковушки — девчонки хохоча пробегают мимо. Автомашины иногда врезаются друг в друга, главная машина кортежа путается в поворотах, но чего не бывает на дороге?

Дом и патронаж

Поджимает время, но я всё равно пробую себя социальным педагогом. Предлагаю им построить дом, и это моя самая большая ошибка. Я торопливо помогаю детям, пытаюсь их организовать, но вместо дома мы собираем кучу. Этот момент должен стать воспитательным. В итоге дома нет. Вот так же некоторые взрослые пытаются построить дом и семью, а выходит непонятно что. Нельзя просто так, ради фото и текста входить в их пространство. Социальный педагог так не поступит. Дом нужно построить до конца и сделать это правильно: сначала фундамент, потом стены, крышу, окна, двери. Это должна быть не просто игра, а урок – для того, чтобы построить дом и семью необходимо усилие и время.

По плану в этот день у детей есть и сеанс в сенсорной комнате — там они отдыхают, расслабляются. Во время сеанса с детьми работает психолог. Мы осторожно заглядываем, чтобы не помешать занятию. В сенсорной горят, мигая, специальные светильники, играет тихая музыка, всё переливается. Две девочки расположилась на пуфиках и натурально балдеют.

Заведующая предлагает сходить на экстренный патронаж в семью, которая находится в трудной жизненной ситуации. Она добавляет, что семья не учётная, им просто пока не хватает материальных средств. Семья живёт в старом доме, который находится рядом с центром.

Татьяна принесла масло, макароны и чай. Мы находим нужную квартиру, в ней живёт молодая женщина с мамой и дочкой, и котёнок, который бегает туда-сюда по кровати и спинке дивана с ошалелым видом. Они очень радуются приходу заведующей, встречают её, как старого друга. Но без бюрократии и правил никуда – при передаче помощи составляется акт, в котором указывается состояние жилой комнаты, жильцов, что, когда, во сколько передано, в общем, всё и сразу.

«Нам приходится сталкиваться не только с неблагополучными семьями, но и с асоциальными. Иногда нас могут встретить и пьяными, и обозвать, но это наша работа», — говорит Татьяна Ворошилова, выходя из подъезда.

Мы уезжаем, а детей в этот день ещё ждёт интерактивная доска, обследование, станция юных техников и групповое занятие с психологом. Сотрудников – тоже самое плюс, патронаж, во время которого они посетят пенсионеров, людей с ограниченными возможностями и нуждающиеся семьи. У нас же впереди дорога, и время — нужно обдумать всё и расставить по полочкам.

В «Берегиню» не зря возвращаются — здесь дом, а дом — это не только стены. Это ещё люди.

НазадВперёд
Добавить отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила
ОБСУЖДАЕМОЕ