Вернуться на "Чита.Ру"
От рассвета до заката
 

Правильно воспитанный министр

Сельское хозяйствоЗабайкальский крайФото: Ксения Зимина

От тракториста до министра путь был долгий, но он никогда не ставил себе цели построить карьеру. Просто теперь, когда за плечами такой опыт и дети уже выросли, он ничем не обременён – работает иногда по 12 часов в сутки и без выходных, как в те времена, когда был в совхозе «Рассвет» агрономом и возвращался домой с полей в час ночи.

Министр сельского хозяйства и продовольствия края Виктор Якимов в семь утра выходит из подъезда серой пятиэтажки в темноту, неся в руках две небольших сумки с документами и вещами. Впереди – двухдневная рабочая поездка по районам края. Министр быстро грузит вещи в багажник, снимает куртку, садится в машину и вполне ожидаемо сразу начинает говорить о делах. За два дня мы объедем хозяйства Шилкинского, Нерчинского и Сретенского районов. Солнце только начинает просыпаться, раскидывая по заснеженной дороге редкие лучи, в машине играет тихая музыка, все дремлют, кроме водителя и министра. Иногда автомобиль резко подскакивает или поворачивает, отчего я просыпаюсь и замечаю, что министр изучает документы, что-то обсуждает с водителем или отвечает на звонок губернатора. В этот момент становится особенно неловко – будто ты ребёнок, который с криком ворвался в комнату во время важного разговора двух взрослых.

Фото: Ксения Зимина

Виктор Якимов родился в селе Первый Булдуруй Нерчинско-Заводского района. Вырос, выучился на агронома и всю свою жизнь работал на родных землях. «Родители и учителя не только правильно меня воспитали, но и больше меня понимали тогда, а видя моё отношение к биологии и агрономии, укрепили его», – рассказывает Якимов. Он всегда был в передовиках – в школе учился отлично, в институте был физоргом факультета, старостой курса, получал повышенную стипендию. После окончания учёбы ему предложили остаться в университете или работать в управлении в Чите, но он отказался и уехал в район.

Фото: Ксения Зимина

«Я все годы работал по специальности, и моя работа мне очень нравилась», – говорит министр. Он по-прежнему не прочь забраться в трактор и пройтись плугом по комковатой земле. «Меня один журналист спросил, умею ли я ездить на коне. Я уж не стал отвечать», – вспоминает Якимов. Конечно, умеет. И о сельской жизни знает не понаслышке. На его министерский срок уже с лихвой хватило катаклизмов, но такой засухи, как в 2015 году, он не видел за всю свою жизнь: «Земля горела, её буквально рвало».

День первый, студёный

В Шилкинский район мы приезжаем в девять утра, по плану посещение ООО «Арбат» во главе с Николаем Никитиным. В этом году урожай в районе пострадал сначала от засухи, а потом лёг под снег. Никитин говорит, что зерна хватит до зимы. Дефицит семян покроют за счёт федеральных средств, выделенных на возмещение ущерба от засухи и пожаров – «Арбату» положено 3,8 миллиона рублей. Министр осматривает предприятие. Проходя мимо мешков с зерном, он загребает большой ладонью горсть семян и недовольно качает головой – для посева они не пригодны: «По его внешнему виду понятно, не проверяя в лаборатории. На семена нужно тратить средства и обеспечить качественные пары на следующий год». Семена для посевов должны полностью созреть, чтобы дать сильные ростки. Министр подсчитывает и говорит, что Никитину потребуется примерно 200 тонн семян, а это 2,5 миллиона рублей. Плюс расходы на транспорт, 50% которых, может быть, покроют из федерального бюджета.

«Арбат» не только выращивает зерновые, но и производит и реализует хлебопекарную продукцию, правда, не всегда успешно – приходится продавать хлеб населению по заниженной цене, да и с бюджетными организациями не всё гладко – техучилище, например, в этом году продукцию «Арбата» ещё не покупало.

Фото: Ксения Зимина

Якимов недоволен тем, что продукция уходит по таким неадекватным качеству низким ценам. «Арбат» должен выполнять свои обязательства, поставляя продукцию бюджетным потребителям, но те прикрываются 44 ФЗ о госзакупках. Был у министра разговор с губернатором Ильковским и вице-премьером регионального правительства Шеметовым, последний заверил, что денег бюджетникам на это выделяют достаточно и в первую очередь. Но на деле мука и хлеб «Арбата» никому не нужны. Такая ситуация во многих районах края вынуждает сельхозпроизводителей везти свой урожай в другие регионы.

Министр возмущается и говорит, что деньги должны оставаться здесь. «Я больше чем уверен, что у нелегальных пекарен, которые есть во всех крупных населённых пунктах, совершенно другая цена». Никитин объясняет, что у них муку и хлеб покупают множество мелких пекарен, которые потом перепродают продукцию по завышенным ценам. Контролировать это вряд ли удастся. Ещё директор рассказывает, что денег у населения мало, и поднимать цену на свою продукцию ему просто стыдно. В этом году они могли бы продавать и муку, и спокойно бы пережили зиму, если бы не неурожай. Так и выходит, что качество зерна у всех аграриев примерно одинаковое, а цены разные: «разлёт в десятку».

Никитин предлагает Якимову заставлять бюджетные организации закупать продукцию «силовым путём». Но федеральный закон никто не отменял, и никакая сила пока аукционы не поборет.

Нелегалы забирают основной доход, а сами в бюджет не отдают ни копейки.

Махину здесь строить не надо

В «Арбат» мы приехали не только затем, чтобы поговорить о зерне, но и обсудить создание замкнутого цикла производства. Замыкаться он будет на мясе, для этого Никитину нужно построить свиноферму с убойным цехом. Согласно «Мирсановскому проекту» ООО «Арбат» ещё является управляющей компанией и должен был объединить фермерские хозяйства района. То есть не только хлеб, но и мясо фермеры как раз через эту управляющую компанию должны были реализовывать. Шилкинские сельхозпроизводители участвовали в конкурсах и многие получили гранты на социальное развитие хозяйств. В районе на социальные выплаты построили немало жилья. Но дело продвигается медленно. Проект был рассчитан на 8 лет, 4 года уже прошли. Пока на месте свинофермы возведены лишь фундамент и стены, но проект придётся изменить, и вместо запланированной свинофермы здесь будет свинокомплекс. Взять кредит директор «Арбата» не может – неподъёмные 24% годовых и высокие требования по гарантийным обязательствам. Якимов в ответ на это возражает Никитину, что есть и более низкие проценты. Хотя и не забывает, что в первой половине 2015 года забайкальские фермеры вообще не могли получить займы в банках. Но дело даже не в кредитах: «Я могу вам показать цифры, сколько вы привлекли федеральных средств. Вы получили грант, займы в фонде поддержки АПК. По трём позициям государство вас поддержало», — говорит министр и добавляет, что Шилкинскому району обижаться на государство никак нельзя, сколько денег было выделено, теперь уже не государство должно аграриям и фермерам, а они ему.

Позже, на мой вопрос, помогут ли «Арбату» с кредитом, министр всё же отвечает, что постараются.

Фото: Ксения Зимина

У нас две беды: урожай и неурожай. Когда урожай – это ещё хлопотнее, сельхозорганизации потом не могут реализовать свою продукцию и выполнить обязательства.

Мирсаново

После «Арбата» мы едем в Мирсаново смотреть на детскую и спортивную площадки, построенные как раз на средства программы устойчивого развития сельских территорий. Нас встречает глава поселения Светлана Абрамова, о которой Якимов говорит: «Ей при жизни памятник надо ставить». В дороге он много рассказывает нам о главах поселений, аграриях и фермерах края, и среди них есть много женщин, которые управляются и с хозяйствами, и с сёлами. «На таких людях всё держится, а не на бизнесе и деньгах. Один человек делает столько, сколько и 20 не могут. У кого-то есть лидерские качества, кто-то умом берёт, кто-то порядочностью. А сёла, которые разрушены, сегодня просто без хорошего руководителя, без головы».

Фото: Ксения Зимина

Площадка уже стала центром всех сельских мероприятий. По периметру расположены прожекторы, которые ночью освещают её, чтобы была под присмотром и ничего не утащили. Детская площадка чудесная – и в городах такие днём с огнём не сыщешь, а тут – село.

Женщины в сёлах становятся серьёзными руководителями, в это самое время мужчины работоспособного возраста сидят на пособии. Пора восстановить закон о тунеядстве.

Устье Шилки и поля Митрофаново

Затем мы едем в село Митрофаново смотреть оросительную систему, которая существует на балансе, но не реальности. Ветер разносит по пожелтевшим полям ещё не залежавшийся снег, холод стоит неимоверный, но министру это не мешает. Он быстро пробирается через снег, схвативший белой коркой поля. Снежный покров под ногами хрустит как солёные огурцы или квашеная капуста, заглушая голоса собравшихся. Овальные льдины с тихим шелестом медленно двигаются по поверхности ещё невставшей Шилки. Природа только начала засыпать, а Якимов уже строит планы на весну. Мы, как кузнечики, прыгаем по дорогам и берегу туда-сюда. Трубы, по которым вода из реки должна подаваться на поля, в некоторых местах спилены. До весны, скорее всего, ещё найдутся умелые руки – распилить и сдать на металлолом.

Фото: Ксения Зимина

С районом нужно будет согласовать, сможет ли земля орошаться за счёт тех каналов, которые были. Глава сельскохозяйственной артели «Митрофаново» говорит, что даже в летнюю засуху вода в устье Шилки почти не убыла, а это значит, что случись ещё один такой год, поля можно будет спасти. Если, конечно, систему восстановят. Министр сообщил, что её реконструкция должна пройти по плану, и уже через два года воды Шилки вновь разойдутся на поля Митрофаново. Он напоминает, что на будущий год нужно будет подготовить идеальные пары. На что руководитель артели возражает – орошаемым землям хватит весновспашки и удобрений, а готовить пары – слишком затратно. Тут Якимов не выдерживает: «Мы что с вами, любую культуру на бурьян садить будем? Вы тут и так непонятно чем занимаетесь». Под гул ветра он поручает новому и.о. главы «Забайкалмелиоводхоза» Карлину и всем остальным подготовить проект и смету, и думать, что делать с землёй, которой нужен собственник. Мужики ещё долго бы спорили, но у нас программа. И мы возвращаемся в Шилку.

Фото: Ксения Зимина

У многих на сегодняшний день нет культуры земледелия, уважительного отношения к земле.

Совещание

Обедать сели в кафе всем скопом за общий стол, где чиновники продолжили говорить о делах. Я хрустела морковкой и слушала в пол уха. Уже за полдня выдохлась, а они всё говорят, говорят. Дальше мы переместились в здание администрации муниципального района на совещание с представителями шилкинского АПК.

Фото: Ксения Зимина

Якимов начал сразу с плохого – с засухи и возможных последствий – и поголовье скота можем потерять, и семена в дефиците. Министр рассказывает страшную историю из цикла «как я провёл это лето»: в Дурдульгинском районе при забое скота обнаружили, что желудки животных были забиты камнями – глотали в засуху.

На заседании в большом зале собралось много людей – те, кто уже был с нами в Митрофаново, директор «Арбата», начальник отдела животноводства Альбина Баранова, начальник отдела инспекторского отдела племенного животноводства Александр Тюкавкин, фермеры и аграрии района.

Фото: Ксения Зимина

Если зима будет холодная, основные корма израсходуют быстро, и весной будет дефицит. Соответственно резко упадёт упитанность, и произойдёт падёж скота.

Баранова рассказывает о проблемах, связанных с зоотехническими мероприятиями – ветеринарный учёт животных ведётся не во всех хозяйствах, вакцинация и дегельминтизация проводится в неположенные сроки – в зимние месяцы скотина должна отдыхать от прививок, а в Забайкалье медлят, унося все проблемы в зиму. Совещание длилось больше положенного срока, около двух часов. Комиссия отчиталась, присутствующие задавали Якимову вопросы. Если коротко рассказать об итогах, то в Шилкинском районе ситуация сложилась не очень хорошая – тысячи гектар зерновых были списаны из-за того, что ушли под снег или не уродились из-за засухи. В крае в связи с нехваткой урожая ещё летом начался и массовый забой скота, мясо которого в больших объёмах продавали за пределы региона. Якимов сообщил, что Забайкалью полностью покроют ущерб от засухи в 363 миллиона 840 тысяч рублей, деньги распределят между хозяйствами, и они смогут восполнить дефицит урожая. Уже есть договорённость с Красноярским краем и Новосибирской областью.

Губернатор края Константин Ильковский и Якимов в этом году добились для региона полной компенсации ущерба. Регионов, получивших 100% от заявленной суммы, в России всего два. Но люди-то всё равно будут бубнить, что чиновники ничего в крае не делают. Сидят и наблюдают, когда всё развалится. Позже, вечером следующего дня Якимов скажет, для него «самое поганое» слышать или читать такое в комментариях. Может, скажи ему это кто-то в глаза, он и ответил бы что думает и знает, но стоят ли они этого? «А за экраном – это пустое, но ведь там информацию искажают до такой степени. Не остаётся даже элементарной порядочности. Чувствуешь себя так, будто тебя грязью облили». Люди сегодня не верят, что сельское хозяйство в Забайкалье по-новому задышало, оклемалось, и, несмотря на засуху, пожары и снегопады, живёт помаленьку, в тайне надеясь на возвращение былой советской мощи.

Юрьич уже созрел

После совещания мы приехали в Нерчинский район, где нас встречает председатель комитета сельского хозяйства и продовольствия Владимир Шахов, которого Якимов называет близким по духу человеком. В нерчинском филиале ФГУ «Забайкалмелиоводхоз» должно пройти короткое совещание, но из-за задержки в Шилке министр знакомит всех с новым и.о. главы «Забайкалмеловодхоз» Алексеем Карлиным, раздаёт поручения, и мы едем дальше, чтобы успеть в Нижние ключи к руководителю производственного сельскохозяйственного кооператива «Ключи» Александру Казакову.

Фото: Ксения Зимина

Юрьич – так зовёт Казакова министр — мужчина колоритный. Усатый, сбитый, в телогрейке и кирзовых сапогах, с уже, кажется, навсегда почерневшими от земли руками. Казаков показывает нам своё хозяйство посреди степи, заводит на ферму, где коровы мирно пожёвывают корм. Благо Казакова в этом году проблемы с засухой обошли стороной. Удои у него хорошие: «Я на своих коров нисколечко не обижаюсь. Даже вот недопоили их, загуляли, но молоко они всегда дают».

Фото: Ксения Зимина

Нерчинский район не страдал от жары так, как Шилкинский. Район этот в передовиках сельского хозяйства края, в том числе, благодаря Казакову.

Якимов приехал к Юрьичу не просто так, а с предложением строить новую большую ферму с минимальными затратами и без механизации, увеличить поголовье племенного молочного скота, построить доильный зал и корпус под 100-120 дойных голов. Сейчас у Казакова их 300 вместе с быками и телятами. И без механизации здесь с чисткой справляются, он заводит нас в коровник и говорит: «Чисто же, хоть спать ложись».

Пока мы осматриваем коровник и телятник, Якимов с Шаховым продолжают убеждать Казакова строить ферму. Юрьич сомневается: «Где деньги-то брать? Сейчас я махну, а потом царапай голову – куда, чего». Министр успокаивает: «Мы поможем. Сейчас распоряжение правительства выйдет, и средства на возмещение ущерба направят сюда, 363 миллиона. Их сразу по районам, у тебя не только семенное, у тебя фуражное зерно будут готовы с руками оторвать. Всё до килограмма держи».

Фото: Ксения Зимина

Комиссия во главе с министром ещё долго говорила о хозяйствах в Забайкалье, Иркутской и Новосибирской областях, о том, как Казакову поставить дезбарьер с трёх сторон – вода в период ливней доходит до производственных помещений, которые расположены в низине. Много говорят об удоях, в некоторых районах коровы дают от 1,6 литра в день – меньше, чем козы, о предстоящей поездке на завод «Макнер», куда Якимов приглашает всю комиссию и Юрьича. Если от «Макнера» уйдёт Олекан и Илим, то Казаков останется единственной гарантией бесперебойной поставки молока. «Надо определиться с участком и делать проект», – заканчивает Якимов таким тоном, чтобы Казаков уже не сомневался.
Когда мы сели в машину, министр повторил, что уже говорил много раз, стоя в тёплом коровнике под мычание животины: «Юрьич, я думаю, созрел». На лице Якимова лёгкая улыбка – кажется, ему удалось убедить Казакова расширить хозяйство.

Молоко, волки и кучерявый папа косяка

После Казакова мы приехали в Нерчинск на предприятие «Макнер», которое производит молочную продукцию. Сюда везут молоко из нерчинских хозяйств. На заводе тихо, рабочая смена закончилась, на полу небольшие лужи – только обмыли всё. Мы ходим между большими чанами для ряженки, творога, снежка, сметаны и масла – гордости «Макнера», вся комиссия подтверждает, что оно очень вкусное. После обхода предприятия мы поднимаемся в кабинет к директору Василию Кладову и там долго слушаем о проблемах завода, среди которых и конкуренция, и транспорт, и долги. Зато объёмы производимой продукции не снижаются.

Фото: Ксения Зимина

С опозданием мы поужинали и разместились в гостинице. Утром нас ждёт ещё одна поездка по припудренным белым снегом полям и сопкам, на которых разбросаны стоги потемневшего от влаги и холода сена – как шоколадные кусочки в овсяном печенье. В восьмом часу утра Якимов бодро выйдет из гостиницы и сядет в машину, мы будем плестись следом. После завтрака продолжится рабочая поездка. Второй день станет днём дел, а не слов. С министром мы объедем четыре хозяйства в Сретенском районе и познакомимся с фермерами Виктором Хлестуновым, Андреем Кожиным, директором ООО «Агрофирма Сретенская» Еленой Корниловой. Якимов ей почти восхищается – она в одиночку справилась с огромными долгами агрофирмы.

Фото: Ксения Зимина

Мы увидим разномастных кожинских овец и коней, в этом году его стоянку одолела волчица, которая выкармливала девять волчат. У Кожина с сеном проблем нет, некоторые стоги ещё даже не убрали с полей.

Фото: Ксения Зимина

Узнаем, что у Хлестунова раньше была стоянка овец и мясных лошадей, но теперь остались только свиньи. Ещё у него проблемы с водой – она ушла, а скважину глубже 60 метров пока никто не берётся бурить. За последние несколько лет вода ушла на многих стоянках в крае – засуха. Хлестунову приходится гонять скот за шесть километров и ежедневно возить воду.

Посетим Елену Корнилову – героиню, не иначе. Подняла агрофирму «Сретенская», купила новый комбайн – гордость теперь. В этом году с полей собрали хороший урожай.

Фото: Ксения Зимина

Не предупредив о своём приезде директора госконюшни, Якимов нагрянет посмотреть на генофондное хозяйство по разведению и сохранению племенных лошадей забайкальской породы. Он прытко перелезет через забор, чем удивит всех. Немного помявшись, я полезу за ним. Мы зайдём в самый центр загона, и вокруг нас пронесётся табун кучерявых лошадей во главе с большим и самым кучерявым «папой» — шикарным диким гнедым жеребцом. Всего здесь содержится около 500 голов, ещё в Нерчинском районе есть небольшая стоянка. Табун другого, серого коня, которого так хотел показать нам министр, угонят на выпас. Директор расскажет, что лошадей с истинно забайкальским вредным характером нужно учить с полугодовалого, максимум с полуторагодовалого возраста – бешеный у них нрав. Забайкальские лошади пользуются спросом не только в России, но и за рубежом – поступали заказы из Америки.

Фото: Ксения Зимина

Потом будет ещё одно совещание в Сретенске. В Читу мы приедем около девяти вечера, но перед глазами всё ещё будут стоять поля и реки, в ушах звенеть собачий лай и ржание лошадей, бегущих под свист чабанов. И будет казаться, что мимо тебя сейчас снова пронесётся табун или большая собака подбежит и уткнётся тёплым носом в ладонь, или сделаешь шаг – и вновь окажешься на хрустящих под снегом забайкальских полях.

Фото: Ксения Зимина

Фермеру работать надо от зари до зари и без выходных.

Якимов просит не петь ему оду в этой статье. Не буду. Спою лучше оду забайкальским фермерам, не унывающим и не бросающим своё дело. Они потрясающие, добрые люди, которые любят родную землю. Спою и забайкальской земле, пострадавшей, но живой и плодоносящей благодаря стараниям этих людей. Не думайте, что сельского хозяйства в крае нет. Есть и будет десятилетиями кормить вас и ваших детей.

нг-2016,нг-2016-двенадцать,2016

Новый год 2016

«Один день»: Влюблённая в город и книги   В нашем доме книги повсюду (и для закрепления эффекта нет телевизора, а ноутбук используется для выполнения домашнего задания) и я посвящаю чтению каждую свободную минуту.

Новый год 2016

Ресторан Royal Hall в Чите открыл бронирование на новогодние вечера   Ресторан Royal Hall пригласил читинцев на предновогодние и новогодние вечера с большой развлекательной программой и русско-кавказским меню.

Новый год 2016

Сеть оптик «Панацея» объявила о новом поступлении дизайнерских оправ в Чите   Сеть оптик «Панацея» объявила о новом поступлении дизайнерских оправ.

← ТудаСюда →

Ошибка в тексте

Браузер останется на той же странице. Отправить сообщение об ошибке?

ОБСУЖДЕНИЕ

Министр и министерство есть, а сельского хозяйства нет! Вот в чем вопрос.

Какие хорошие у нас министры,мэры,президенты. А че хреново живем?

тут вы право у нас есть даже министерство промышленности - которой нету уже лет 20

А чаем хлеб прихлебывая да мясо уплетая не думаете о сельском хозяйстве? Мы всегда были, есть и будем! просто труд настоящих крестьян никто никогда не видит тем более вы городские этого никогда не поймете. Министретсов может и звучит громко. надо его не надо не нам решать. а село не трогайте.

Бла бла бла!

Зачем портрет ленина? Надо убрать.

Боже мой, как я соскучилась по статьям о реальных делах. Спасибо огромное. О районах края так мало пишут, а тут еще и фото. Здорово. дай Господи нашему краю безкорыстных и толковых руководителей, болеющих за дело и за вверенных им людей, а не тольок за свой карман.

не поможет. народ менять надо. не тот электорат, на контингент смахивает.

кроме светлого прошлого веры нету ни вочто

А вы напишите про обычную учительницу с зарплатой в16 тысяч и тремя детьми, которых она воспитывает одна. Оцените, чем наполнен ее день, как и сколько работает и как удается выжить с такими замечательными министрами во главе региона, о которых так пристрастно пишите. Вот она реально смелая. Ведь живет и не унывает, детей воспитывает своих и чужих.

Да уж! Не спела оду министру.

Какие все они милашки, трудяги и пахари! Только вот житуха у нас почему-то не сладкая. Интересно, сколько это стоит по смете администрации губера? Может и я наскребу?

Министр возмущается и говорит, что деньги должны оставаться здесь. - когда продукция продается - деньги не только остаются здесь - чужие деньги приходят к нам, я уже который раз слышу от Якимова такую элементарную безграмотность. Произведенная продукция должна быть продана! И это хорошо! Якимов живет социалистическими понятиями.

У нас Минсельхоз страшно любит совещания, любые и по любому поводу, но выйдешь после них, о чем говорили, какой сделали вывод, какие реальные шаги необходимо сделать, кто ответственный по проблеме, какие инструменты для решения?! Бесполезно, сплошное бла - бла, все уже к этому привыкли, мы даже серьёзно не реагируем на эти сборища, так очередная галочка, выйдем пошутим, покурим, да в своё село, делом заниматься! Нужен нам серьёзный человек, понимающий, грамотный, а не эта безнадёга.

Гантимуровская школа, чо.

Эти два дня из жизни МИНИСТРА сельского хозяйства реально показывают его неспособность руководить отраслью!Где обещанные десятки раз деньги за засуху где субсидии двухлетней давности -проще всего сесть в Крузер и махнуть по деревенским стайкам-да только это удел максимум районного звена а не руководителя огромной разрушенной отрасли региона!Крестьянам нужны не совещения в промерзших клубах а реальная финансовая господдержка как в других регионах России в сотни раз превышающая копейки Забайкалья!Зато на содержание аппарата Минсельхоза уходит по полмиллиарда каждый год.Вот и вся арифметика а заодно и ода "министру".

Ещё хочется добавить про два никому не нужных института, один якобы научный, хотя его разработками реальный сектор не пользуется, а честнее сказать и ничего про них не слышал, а второй - аграрный выпускает таких нужных селу узких специалистов, но не один выпускник не поехал в село, они дружно пополняют ряды охранников в ЧОПах, идут в милицию, в продавцы и т. д., лишь бы остаться в городе. А средства на содержание этих институтов идут не малые. Очень бы хотелось, что бы министр и губернатор реально пересмотрели долю на поддержку и развитие реального производства, а на все остальное наоборот. А то куча программ, например соцжилье в селе, а производство загибается. Министр явно не стратег, Минсельхоз бросает " из стороны в сторону", не понятны субсидии и программы, не ясен размер, сроки, живем как на вулкане, есть красивое выражение -" живем в тренде", а что конкретно, никто не знает. Хотелось бы услышать от министра реальный план развития отрасли хотя бы года на три, а в идеале на пять с четкими параметрами субсидирования и сроками.

Коллега! Вы смешной! Эти два института абсолютно для других целей, будут СВОИ работать как их из Минсельхоза попрося, некий резерв. Их трогать нельзя! Ясно?!

Он бы лучше рассказал как в Приаргунском районе развалил сельское хозяйство, и дал возможность разбогатеть депутатам из Улан-Удэ. И как кредиты взятые для предприятия выплачивают пенсионеры бывший руководитель и главный бухгалтер.

А еще лучше завез бы всех на стоянки "Ононского", где говорят, кони дохнут)))

Особенно удачно получилась фраза, как он прытко перемахнул через забор. Уровень его ни чем не поднимешь. Человек бывает или министр или перемахнул через забор и на коня. И не нужны экономически значимые программы.

че сказать-боксер! Все на засуху валить -а паров-то нынче не было путных а пршлогодний небывалый урожай-не его заслуга а горголлинской еще команды! про совещаловки вообще.

Какие пары в этом году, если не зашли три вида субсидий, хотя министр и губернатор обещали поддержку до уровня прошлого года, субсидии по технике не дошли, несвязка краевая тоже умерла, а несвязку федеральную добавили в помощь по засухе, а теперь кричим - мы выбили деньги на засуху 360 миллионов, а ничего, что убыток 1,6 миллиардов, да больше сотни миллионов по несвязке не дошли. Курьёз, а хвалимся!

А мне не понятно как может минсельхоз деньги на возмещение прямых затрат деть куда то на своё усмотрение, как я понимаю из статьи, что у Казакова купят втридорога даже фуражное зерно!? Так можно? А типо на разницу в цене он построит свиноферму! Это же сколько будут стоить семена?

Хотелось бы еще добавить что этот горе-министр заставляет закупать селян семена втридорога в других регионах за деньги по засухе не давая выплатить долги по зарплате людям и тем самым обрекает семьи на нищенское существование!И это уже информация для прокуратуры!

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

Как изменить жизнь на 180 градусов в новом году?   Одни дарят на Новый год материальный подарок, другие — развитие и новую профессию.

Салон «Ра свет» в Чите представил люстры от 599 рублей и плетёную мебель от 7 499 рублей   Салон «Ра свет» предложил люстры от 599 рублей, комплекты плетёной мебели от 7 499 рублей, а также обои на флизелиновой основе, искусственные ели и новогодние сувениры.

Body Slim в Чите запустил программы экспресс-преображения к Новому году и скидки до 50%   Wellness-клуб Body Slim запустил уникальные предновогодние программы экспресс-преображения.

«Лавка коллекционера» в Чите предложит антиквариат и предметы коллекционирования   Антикварный магазин «Лавка коллекционера» на Богомягкова, 12 а, предложит покупателям антикварные подлинники и предметы коллекционирования.

Вернуться на главную проекта "От рассвета до заката"Вернуться на "Чита.Ру"
12+