Р!
23 АПРЕЛЯ 2021

Авось и ФАПы: На что надеется село Забайкалья?

«У него много благодарных пациентов, работает на совесть. Вот мой внук в прошлом году, — голос у санитарочки чуть вздрагивает, — упал так, что травмировался сильно, мы все очень перепугались. Так Дмитрий Викторович помог. Он и днём, и ночью к людям идёт, если позовут. Внука отвезли в больницу, прооперировали. Выздоравливает». Гвалт толпы журналистов в соседнем кабинете заставляет выглянуть за дверь.

Народ собрался вокруг молоденького парнишки, забрасывают вопросами.

«Оснащение нашего ФАПа хорошее, меня устраивает», — смущённо, опуская глаза на холодно поблёскивающие выставленные диктофоны, рассказывает фельдшер Дмитрий Гранин.

Он для местных жителей – сродни самым знаменитым врачевателям и хирургам, потому что кроме как к нему на многие километры за помощью бежать здесь некуда.

ФАП для пережившего чуму

Село с диковинным монгольским названием Соктуй-Милозан и его полтысячи человек населения затерялись в опустевшей почти зимней забайкальской степи аккурат у границы с Китаем. До районного центра, города Краснокаменска, вроде как и рукой подать – всего 18 километров, но по такой дороге, что проще оставаться дома.

Около села находится пещера, которую легенды упорно связывают с атаманом Семёновым и его кладом, который не найден до сих пор.

«Соктуй-Милозан» переводится с монгольского как «шатающаяся походка». Так, пошатываясь, здесь с 1769 года — времени основания казачьего караула, несколько раз люд выкашивала чума. На фельдшерском пункте печальное происхождение названия села знают и, кажется, от этого делают всё старательнее. В селе работают школа, детский сад, клуб и библиотека – есть для кого работать.

Под фельдшерско-акушерский пункт здесь приспособлено одноэтажное каменное здание с несколькими кабинетами. В комнатах со свежей побелкой и рисованными от руки картинками и вывесками стоят то старенький физиоаппарат, который всё ещё «подлатывает» приболевших деревенских, то весёлые игрушки – в кабинете для малышей, то акушерское кресло – в кабинете гинеколога.

«И роды принимаете?» — удивляюсь молодому фельдшеру.

«И роды», — кивает мне в ответ.

«А долго планируете здесь работать? Или есть планы переехать?» — мы медленно идём от кабинета к кабинету. Успеваю заметить в фойе два больших кресла и журнальный столик для посетителей.

«Пока планирую остаться здесь», — отвечает Гранин.

Кажется, что от его ответа главный врач краснокаменской краевой больницы №4 Татьяна Жданова – непосредственный начальник фельдшера, чуть улыбается: сегодня найти желающих поехать в деревню лечить людей сложно, поэтому каждый, кто остаётся в деревне — на вес золота. Если программы для поддержки врачей, работающих в сельской местности, существуют, то для фельдшеров таких программ нет. Зарплаты невысокие, ответственность огромная. Если добавить к этому проблемы с жильём, транспортировкой больных и бесконечные отчёты, которые умри, но заполни – картина становится почти неоспоримым поводом бросить всё и уехать.

Дмитрий Гранин за четыре года работы в Соктуй-Милозане обзавёлся женой и ребёнком.

«Дима стал местный, женился и укрепился», — шутит Татьяна Жданова.

В просторном тёплом ФАПе, помимо фельдшера и санитарки, работает водитель. Вроде всё здесь хорошо – Соктую повезло.

А больничные не привезла

На фоне Соктуй-Милозана какой-то тоскливо-упёртой смотрится ситуация в Маргуцеке. Посёлок лежит по другую сторону от Краснокаменска, примерно в 40 километрах. По количеству населения здесь полагаются два фельдшера, но сегодня фактически нет никого: одна из работавших на постоянной основе девушек уехала, вторая ушла в декретный отпуск.

Два раза в неделю сюда приезжает работница амбулатории посёлка Целинный.

«Первую половину дня ведёт приём в здании, потом уходит на вызовы», — рассказывают местные жители.

В результате – никакой речи не идёт о скорой медицинской помощи для более чем 1,2 тысячи жителей — попасть к врачу пациент может лишь через несколько часов после обращения, а работающее население вынуждено ходить на работу с любым самочувствием и любой температурой, потому что для того, чтобы взять больничный, необходимо ехать в Краснокаменск.

Несколько слов здесь нужно сказать о том, как туда можно попасть: человек с температурой должен до семи часов утра купить билет на поезд, добраться до краевой больницы, отстоять там общую очередь. Вернуться домой он сможет только поездом в шесть часов вечера или автобусом Краснокаменск — Александровский Завод, который, бывает, в Маргуцеке даже не останавливается из-за того, что переполнен.

Ещё можно нанять частную машину по 500 рублей за место в один конец. Только получить освобождение от работы по болезни обойдётся почти в тысячу рублей, а ведь потом нужно будет как минимум один раз снова съездить в город, чтобы закрыть больничный и привезти заветный листочек от врача руководителю.

«С больничными в Маргуцеке всё нормально. Раньше действительно нужно было ездить в Краснокаменск, а теперь фельдшер может выписать его на месте», — успокаивает главврач краснокаменской больницы Татьяна Жданова перед поездкой в Маргуцек.

На деле же оказывается, что всё не совсем так.

«Фельдшер сегодня больничные с собой не привезла, потому что, как она говорит, их никто не спрашивает. Кроме того, предположим, что заболела я в понедельник, а она приедет в Маргуцек только во вторник. Что мне делать? Вот и вынуждены люди ходить на работу больными», — возмущается глава поселения Марина Мыльникова.

По её словам, дело дошло до того, что до приезжающего фельдшера подчас невозможно дозвониться, а умерших в посёлке людей вместо специализированной службы, чтобы отвезти в краснокаменский морг, она вынуждена грузить лично.

Татьяна Жданова отмахивается: фельдшеры не едут, потому что жилья нет.

«Да как же нет! Вот мальчик приезжал, мы ему квартиру предоставили. Да, нужно топить печь, но ведь это деревня! Как другие-то люди живут и работают?!» — парирует Мыльникова.

Фельдшер Наталья Чижова между этой перепалкой успевает вставить, что у неё как у приезжающего медработника нет взаимодействия с местной властью, а людей на профилактические прививки не заманишь.

Маргуцековский пункт, к слову, расположен в здании бывшей железнодорожной амбулатории. В советское и немного постсоветское время амбулатория была просторная и светлая, с множеством кабинетов. Теперь ФАП занимает только её часть, в нём тесновато, а за стенкой открылся долгожданный для местных жителей детский сад.

«Что, гробы нам привезли?» — хохочет проходящий мимо здания мужик, обращаясь к приехавшим осматривать ФАПы депутатам заксобрания Забайкальского края, когда те выходят из здания.

Такое и настроение. Судя по реакции главврача краснокаменской больницы, в задачи которой входит обеспечение качества работы всех девяти ФАПов района, ситуация с фельдшерами в Маргуцеке может ещё долго оставаться в состоянии «как-нибудь справятся».

И дать квартиру

«У меня высшая категория, я получаю 22 тысячи рублей. Участковый врач со стимулирующей выплатой получает порядка 30 тысяч», — говорит одна из работниц амбулатории посёлка Целинный, куда депутатская бригада отправилась сразу после Маргуцека.

Здесь во время разговора выяснилось, что ФАПу, который находится на втором этаже и куда, как отметил депутат Мартынов, сложно подняться инвалидам, срочно необходим ремонт крыши. Деньги на него в 2016 году депутатам пообещала предусмотреть главврач КБ №4.

«Оснащение у нас вроде всё есть, на 93% у нас оснащена амбулатория. У нас есть и ЭКГ-аппарат, и анализатор сахара, холестерина, и кровь мы забираем – лаборатория приезжает, и скрининг-тесты делаем», — рассказывают работницы амбулатории.

Раньше здесь была участковая больница с 15 койками, сейчас – дневной стационар с пятью, на которых одномоментно умудряются лечить по 12–15 человек: «Мы за 10 месяцев пролечили 350 человек. У нас обычно лечатся 12–15 человек в две смены, одни приходят с утра, другие – с обеда», — объясняют здесь.

Ещё одна немаловажная проблема – жильё для единственного фельдшера Ирины Калининой, которая из-за не решённого квартирного вопроса время от времени начинает планировать переезд.

«Это наша девочка, доморощенная. У нас тут тоже вопрос обеспечения жильём медицинских работников не решается. Ирина Николаевна отработала пять лет, у неё ребёнок, она продолжает жить с родителями. Периодически возникает вопрос, что она уедет», — говорят её коллеги.

Глава администрации поселения сначала говорит депутатам о том, что в Целинном огромная очередь, и свободных зданий нет, а новые не строятся, но в конце беседы всё же просит фельдшера обратиться к нему с официальным заявлением и проблему с жильём для Ирины Калининой обещает решить.

Сегодня в Целинном прописаны 1,7 тысячи человек, тогда как проживают почти две тысячи. Местные медики объясняют это тем, что в последние годы усилилась миграция с соседних деревень: Целинный находится под боком у Краснокаменска. Жить здесь и работать в городе – удобно и относительно дёшево.

Достаточно ли?

Уже по темноте мы возвращаемся в Краснокаменск, где на следующий день должно пройти большое совещание по медицине района с участием депутатов заксобрания края, министра здравоохранения Михаила Лазуткина и специалистов профильных ведомств.

В Целинном 28 онкологических больных, 2 тысячи населения и 5 коек дневного стационара. Пять на всех. В Маргуцеке за 10 лет сменилось порядка шести фельдшеров – не задерживаются. Спасибо Соктуй-Милозану за светлое пятно в общих впечатлениях от поездки. Есть чёткое ощущение того, что здравоохранение в сёлах, как ученик-двоечник в классе, больше присутствует, чем по-настоящему работает. О людях: о фельдшерах и их пациентах, — надо заботиться. Причём делать это не так, как сейчас: вроде бы и работает аппарат для физиотерапии, но по древности он может поспорить с пенсионерками на лавочке. Заботиться нужно так, чтобы оставались, жили и спокойно работали, рожали и растили детей и не боялись старости, когда только и остаётся, что пить «Парацетамол» да креститься – авось поможет. А что до оптимизации, так она для Забайкалья – как гвоздь в гроб тех самых покойников, которых выборные главы грузят вручную и к которым не успевают часами едущие скорые.

НазадВперёд
3 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Съездите в Шелопугинский район

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ничего, ничего! Лазуткин вам скоро покажет ФЫПЫ!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А кому-то нужно чтобы люди оставались и жили там?