ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

«ИСЧЕЗАЮЩАЯ ЧИТА»

 

«Исчезающая Чита»: Наследство братьев Эповых

Мой городЧита
Фото: Ксения Зимина
Фото: Ксения Зимина

Его сразу и не заметишь — маленький одноэтажный каменный дом скромно примостился среди зданий по улице Журавлёва. Фасад выдаёт его возраст не столько архитектурой, сколько палитрой местами выцветших красок, кое-где открывающей первый цвет камня. Дом сегодня, по сравнению с другими объектами культурного наследия регионального значения, выглядит не так уж и плохо.

Внутренняя простота и невыразительность фасада всё равно привлекают взгляд, а атмосфера внутри дома совсем не историческая, но тёплая, спокойная. Время здесь, словно не торопясь, выводило круг от начала ХХ века до сегодняшнего дня, но остановилось на полпути — годах в 60-х.

Владельцами кирпичного дома по улице Журавлёва, 4, были представители старинного казачьего рода Эповых, чья забайкальская история началась ещё в девятнадцатом веке. Информации об Эповых предостаточно, она собрана стараниями потомков рода и краеведов, в том числе Владимира Лобанова.

«Почти все главы семей читинских Эповых имели звания не ниже полковника. Позднее эти люди были преданы анафеме местными властями, а имущество их было изъято в доход города».
В. Лобанов

Участок земли с «постройками на задах губернаторского дома» по тогда ещё улице Благовещенской вместе со строениями на углу Амурской в 1883 году у статского советника барона Майзеля купил коллежский асессор и врач Николай Эпов, заплатив за всё 2,1 тысячи рублей. До 1907 года этот участок был застроен деревянными домами, и одноэтажный дом из дикого камня возвели уже при другом хозяине дома. По словам Лобанова, «доктору медицины было несподручно вести хозяйство», и Николай в 1895 году продал участок со строениями жене своего брата Василия, подъесаулу и командиру сотни 1-го полка. А та в 1903 году продала его мужу. После всех нехитрых сделок с недвижимостью, Николай Константинович так остался жить в бывшей усадьбе.

К 1907 году тогда уже хозяин дома казак Василий Эпов был войсковым старшиной, гласным городской думы. В 1910 году — членом комиссии по изданию обязательных постановлений городской управы, старшим членом правления общества коннозаводства. В 1915 году он стал полковником, оставался гласным думы и вскоре вышел в отставку. Василий не принял революцию, большевиков не любил и при отступлении армии казака Григория Семёнова эмигрировал в Китай.

Его недвижимое имущество — участок земли с большим каменным домом, конюшней и колодцем конфисковали ещё в бытность Дальневосточной республики 26 марта 1921 года по приговору Народного политического суда, конфискация подтверждена в 1924 году. «Даже если бы Василий Константинович и не эмигрировал, новые власти «имели бы на него зуб» хотя бы за то, что в 1903 году дома были арендованы управлением воинского начальника, а в 1914 году он впустил в дом Читинское городское охранное отделение», — пишет Лобанов.

В момент конфискации в доме хозяйничала женская трудартель, позднее здесь был венерический стационар и жилой кооператив «Забайкалец».

С 8 декабря 1914 года по 20 января 1915 года Василий Эпов — глава городской администрации Читы. Он был активным сотрудником газет «Забайкальский хозяин», «Забайкальская новь», «Наше дело». В 1911 году — издал поэму известного забайкальского поэта Фёдора Бальдауфа «Авван и Гайро», которую литературоведы называли поэмой о забайкальских Ромео и Джульетте. В 1899 году на свои средства вместе с братьями издал брошюру «Род Эповых». Семья Эповых вела крупное скотоводческое хозяйство.

Василий был большим любителем и знатоком лошадей, устраивал скачки. Он был и страстным охотником на волков, почти каждый год устраивал облавы, организуя односельчан на охоту. На последней охоте сломал ногу, упав вместе с оступившимся конём в тарбаганью нору. Скончался в Чжалайноре (Маньчжурия) летом 1922 года.

Николай Эпов, купивший этот участок по Журавлёва, в 1877 году окончил Императорскую медико-хирургическую академию. Служил в Приморье старшим военным врачом, был избирателем в Читинскую городскую думу. В 1884 году состоял военным врачом Читы, был надворным советником, коллежским секретарём, действительным статским советником.

Попасть в здание не так просто, сейчас там находится общежитие, но нам повезло, и входная дверь оказалась открытой. Постучались в одну комнат в самом конце коридора, из которой выглянула Октябрина. Она рассказала, что живёт здесь с 2002 года. Раньше это здание принадлежало хлебозаводу «Ингода», но в 2008 году его передали муниципалитету.

В конце коридора раньше стояла старая печка, со времён первых хозяев дома, но её разобрали и сделали ещё одну комнату. Горячей воды сегодня в общежитии нет.
«Я заселилась, год ещё вода была, а потом раз — и резко идти перестала. Не знаю, почему. Отопление у нас от хлебозавода. В доме тепло, если не открывать двери», — говорит Октябрина. По информации управляющей компании «Мегаполис», к которой относится общежитие, горячей воды здесь, действительно, нет. И не будет.

В общежитии чистый коридор, выкрашенные недавно стены, побеленный потолок. Снаружи есть крошечная детская площадка, но, как ни крути, своя. Сегодня здесь живёт около 15 человек. Ремонтируют здание внутри сами жильцы. «Снаружи никто ничего не делает, город не делает», — спокойно рассказывает женщина. Спокойно, наверное, потому, что здесь не так уж всё и плохо на первый взгляд, всё-таки раньше было общежитие хлебозавода. Но если постоять подольше, присмотреться, то не так уж всё и хорошо.

На потолке сохранилась лепнина, коридор разделяет высокая полуарка, скрипучий пол под нашими шагами кряхтит, но больше стариной ничего здесь не отзывается. Понять, что где находилось во времена Эпова, сложно, но вот внизу, возможно, кладовая.

Забайкальский краевед Александр Лыцусь считает, что объект безусловно подлежит охране. «Одноэтажное здание, каменное, хорошее. То, что оно сейчас находится в ужасном состоянии, ещё ни о чём не говорит, в 2003 году согласно приказу министерства культуры там произведены все необходимые замеры и определены земельные границы», — говорит Лыцусь.

По данным комитета ЖКХ Читы, здание не включено в список на капитальный ремонт в 2016 году, но, возможно, появится в нём в 2017-м. Это значит, что ещё как минимум два года фасад будет портиться под снегом и дождём в ожидании капремонта.


исчезающая чита

«Исчезающая Чита»

«Исчезающая Чита»: Усадьба мещанки Штейн   Дома на углу улиц Нерчинской - Петровской, принадлежавшие в конце XIX века читинской мещанке Лии Штейн, перед выборами обещали отреставрировать, но ремонтную бригаду жильцы так и не дождались.

«Исчезающая Чита»

«Исчезающая Чита»: Ангел из детского сада   Потолки в детском саду на улице Декабристов, 16 в Чите белить нельзя – дом включён в список объектов культурного наследия Забайкальского края.

«Исчезающая Чита»

«Исчезающая Чита»: Деревня на снос   На месте двух почти что деревенских кварталов в Железнодорожном районе вырастут несколько новостроек и поликлиника.

  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Кира! Ваш материал из проекта не выпадает. Но ошиблись с датой-в 2013 году была проведена техническая процедура, а значит памятник будет жить. Спасибо.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: