Р!
15 ИЮНЯ 2021
13 июня 2021

Искусство для каждого

Искусство одновременно предполагает наличие каких-то данных природой талантов, но, по сути, также является и сферой, доступной для всех желающих. Как раз второй тезис и решил доказать факультет культуры и искусств Забайкальского государственного университета, недавно открывший курсы ИЗО, 3D-дизайна и игры на инструментах для взрослых и детей. Подробнее о том, продаётся ли искусство и как выпускники зарабатывают себе на хлеб, рассказал декан факультета Дмитрий Сергеев.

— Кто чаще идёт к вам на факультет: те, кто уже достиг каких-то творческих успехов, или «чистые листы»?

— Наш факультет — единственное место в Забайкальском крае, где можно получить высшее образование в сфере культуры и искусства, то есть вообще художественного образования. Поэтому мы пытаемся дать возможность всем. У нас какое-то время, примерно с 2011-го по 2015 год, в процессе реформ и всевозможных преобразований даже не было творческого конкурса, мы принимали по итогам ЕГЭ. В этом году творческий конкурс мы вернули, потому что всё-таки нам нужно знать, с какими способностями человек поступает. В 2016 на факультет поступили примерно половина на половину: то есть какие-то ребята учились в сфере дополнительного образования — посещали школы искусств, музыкальные школы, творческие студии, а половина просто хотели заниматься творчеством. Они показали довольно хорошие способности. Так что мы берём всех, кто одарён.

— Можно ли говорить о том, что полученные на факультете специальности обеспечат трудоустройство с достойной оплатой труда?

— Наши профессии хороши тем, что мы даём доступ сразу к двум сферам: педагогической системе и системе культуры и искусств. То есть выпускники могут работать учителями в школах и других учебных заведениях и одновременно быть художниками, дизайнерами, музыкантами. Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы наши выпускники трудоустраивались, и мы пытаемся всячески этому способствовать.

— И куда идут студенты?

— Стоит понимать, что люди все разные: у нас есть выпускники, которые очень хорошо устраиваются, становятся настоящими профессионалами. Например, Ира Смирнова, закончила у нас дизайн. Сейчас она в Питере, занимается режиссурой, звукорежиссурой, делает комплексные проекты, снимает ролики. Если люди с выдумкой, если они хотят этим заниматься, они находят себе место. В Дульдургинском районе наша выпускница работает и в музыкальной школе, и в клубе. То есть по сути, в одном районе закрывает все музыкальные направления.

— Продаётся ли искусство? Как вы относитесь к продаже творческими людьми своих произведений?

— Я считаю, что оно должно продаваться. Можно, конечно, рассуждать об искусстве, как о некоем благе, но художник, в особенности если он талантлив, должен зарабатывать себе на хлеб, содержать семью, её обеспечивать, выращивать новое поколение — на всё это требуются деньги. Мы уже в процессе обучения нацеливаем студентов именно на это. И, может быть, это как-то не вяжется с высоким искусством, но нам приходится быть приземлёнными. Мы готовим людей, которые умеют ориентироваться на рынке произведений искусства, работать на заказчика. У нас опять же разные дети: есть талантливые и безалаберные, есть талантливые и дисциплинированные. Сейчас я читаю курс у дизайнеров, и у меня нет проблем с посещением, потому что даже свой образовательный курс мне пришлось переориентировать и говорить о каких-то стратегиях и моделях поведения дизайнера на рынке через историю дизайна: как дизайнер-профессионал может себя вести, чтобы стать успешным. Там есть разные модели и студенты это с удовольствием слушают, потому что понимают, что им выходить на рынок труда и как-то зарабатывать.

— Испытывает ли факультет проблемы с финансированием? Есть информация, что материалы студентам приходится брать за свой счёт. Это нормальная ситуация или это говорит о нехватке средств?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку у нас централизованный бюджет — отдельного бюджета именно у факультета нет. Всё это решается бухгалтерией университета. Какое-то недофинансирование мы ощущаем, но всячески из него выходим. В своих мастерских мы делаем какие-то вещи подешевле: то есть какие-то подрамники, холсты и прочее. С другой стороны, снять полную финансовую ответственность со студентов мы не можем, коли мы говорим, что находимся в рыночных отношениях. Студент должен это понимать и быть неким арт-бухгалтером, знать, что и сколько стоит, чтобы в дальнейшем планировать, на что рассчитывать. И не стоит упускать того момента, что всё это индивидуально: художник сам знает, какие инструменты, краски ему нужны — всё это он рассчитывает из своих финансовых возможностей. Мне кажется, что в вузе созданы очень хорошие условия в системе стипендии. Если студенты участвуют в художественных мероприятиях, они получают за это бонусы, которые потом переводятся в денежный эквивалент: в виде дополнительных стипендий, премий и другого. Некоторые студенты, в основном, конечно, старших курсов, получают стипендию иногда даже больше, чем профессора — под 30 тысяч. В конце концов, у нас есть студенты, которые идут работать: устраиваются дизайнерами, художниками. Ситуация в какой-то мере сложная, но мы из неё успешно выкручиваемся.

— Художник Александр Жеребцов в интервью моему коллеге сказал, что требования к абитуриентам художественных факультетов крайне низкие, и если человек не знает, куда поступить, то он может поступить на художественный, даже не умея рисовать. Как сегодня с этим обстоят дела?

— Такой стереотип есть. Прежде всего стоит отметить, что Жеребцов — наш выпускник, учился на бакалавриате. Затем поступил в магистратуру, но по каким-то причинам не стал учиться. Саша очень высокоинтеллектуальный человек. Он очень трудоспособный. Дети, которые обладают таким потенциалом, справляются с трудностями легко и, наверное, переносят всё это на всю ситуацию в целом. Я как декан могу только гордиться тем, что у нас есть такие выпускники. Ну и я уже говорил, что был у нас период, когда мы брали детей только по итогам ЕГЭ. В этом году мы настояли на возвращении творческого конкурса, потому что нам нужно видеть, какими навыками обладает абитуриент, чтобы с ним работать. Ещё одной причиной может быть то, что подошла волна людей, которые родились в путинскую эпоху, когда стимулировали рождаемость. Но сейчас время немного поменялось, конкуренция постоянно растёт, и выпускникам нужно понимать, что делать, чтобы выйти достойно на рынок труда и стать успешным. Саше, наверное, повезло именно с тем, что вообще было мало абитуриентов, конкурс не только на наш факультет, но и на другие был крайне низким, за исключением, может быть, юрфака и экономических направлений. В этом году конкурс на нашем факультете был на удивление очень высоким.

— Что представляет из себя творческий конкурс?

— Вообще, он состоит из двух этапов и разный для музыкантов и художников. На первом этапе у художников постановка: то есть стоит, допустим, натюрморт, и его нужно изобразить. Отдельно оценивается рисунок и его живописное воплощение. У музыкантов конкурс состоит из проверки уровня владения инструментом и отдельных музыкальных особенностей — слуха, ритма, нотной грамоты. Второй блок конкурса — теоретический. То есть знание истории музыки, ИЗО и другое.

— Каков опыт педагогической работы ваших преподавателей? Не кажется вам, что их знаний недостаточно?

— Знаний, как мне кажется, вообще никогда не бывает достаточно. Я занимаюсь педагогической деятельностью почти 14 лет и понимаю, что мне постоянно приходится учиться. Несмотря на то, что у меня уже есть докторская степень, я понимаю, что потолка и не видно — мне ещё расти и расти. У нас, я думаю, отлично подобран педагогический коллектив. Это единомышленники. Люди, преданные своему творчеству, которые даже за то скромное жалование, которое получают, отдаются целиком и полностью. На мой взгляд, показателями их высокого профессионального качества является их образование. У нас есть педагоги, которые окончили творческие вузы, институты, художественные академии, консерватории в Новосибирске, Красноярске, Иркутске. Эти люди имеют опыт за спиной — как педагогический, так и творческий. Почти все они — члены различных творческих союзов. Мы приглашаем людей, которые могут свой опыт передать студентам. К примеру Елена Сафронова, которая с недавнего времени возглавляет Забайкальское отделение союза театральных деятелей, преподаёт социокультурную деятельность: готовит менеджеров, руководителей проектов и учреждений культуры. У нас хорошая научная составляющая: мы исследуем различные проблемы и вопросы, связанные с культурой и искусством, взаимодействий и влияний, процессов на культуру и самовыражения. У нас четыре доктора наук, восемь кандидатов, в этом году планируется защита ещё одной докторской. Мы всячески пытаемся держать себя в тонусе, участвовать в выставках, музыкальных конкурсах, творческих коллективах.

— Кому принадлежала идея открыть на базе факультета курсы и с какой целью это было сделано?

— Наш факультет, по сути дела, выполняет социальную миссию. Как я уже сказал, это единственное учреждение, которое имеет лицензированное право вести образовательную деятельность в сфере художественного образования. Речь идёт о разных курсах: о курсах повышения квалификации — профессиональной подготовке и переподготовке, и о курсах, что называется, для души. Первый тип жизнь вынудила нас открыть и предложить людям, потому что мы чувствуем ответственность перед той сферой, к которой мы готовим студентов. Связана эта необходимость с введением с 1 января 2017 года профессиональных стандартов, согласно которым человек без образования не может преподавать или вести какую-то педагогическую деятельность в сфере культуры и искусства. Нам нужно предложить людям либо повысить свой уровень до соответствующей квалификации, либо получить эту самую квалификацию.

— А если говорить про курсы «для души»?

— Система художественного образования в крае довольно-таки развитая: у нас есть школы, различные студии, но в основном они ориентированы, конечно, на детей. Сейчас введена так называемая предпрофессиональная подготовка, то есть детей направляют на получение профессии уже с малых лет. Нам же хотелось предложить занятия творчеством — вокалом, живописью — не только для детей, но и, скажем, для домохозяек, пенсионеров, для людей, которые хотят этим заниматься. У нас на курсы ходят доктора наук, которые хотят отвлечься от своей научной деятельности, педагогических занятий и отдохнуть. Ходят экономисты, юристы, медики, которые, быть может, рассматривают это как некий способ релаксации.

— Чья это была идея?

— Это висело в воздухе, я не могу даже ткнуть пальцем в кого-то конкретного и сказать: «Вот, ему принадлежала идея». То есть это несомненно было коллективным решением. Сейчас у нас на курсах обоих направлений занимается порядка 30 человек. Для повышения квалификации ряд курсов у нас прошёл, там уже порядка 20 человек их закончили.

НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мы, доктора наук, хотим на курсах не только отдохнуть, но и научиться рисовать, потому что рисование - это счастье :) Спасибо Факультету культуры и искусств за атмосферу творчества и возможность снова быть молодым!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

доктором каких наук реально стать за 14 лет работы?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

За 14 лет только педагогической деятельности..Только.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А что здесь нереального? 14 лет - немалый срок, если быть последовательным и целеустремлённым исследователем. Даже медицинских исследований достаточно, особенно если продолжать тему кандидатской.

ОБСУЖДАЕМОЕ