Р!
18 ИЮНЯ 2021

Выжившие - топ-4 бизнес-итогов года

2016 год для бизнес-сферы Забайкальского края по сравнению с предыдущими годами, взрывными из-за Студвесны ШОС, чемпионатов России по стрельбе из лука и шахматам и «Зарницы» оказался не богатым на события. Большинство опрошенных при подготовке этого материала предпринимателей пик экономического кризиса в регионе соотнесли именно с уходящими двенадцатью месяцами. Вот четыре события, которые, на наш взгляд, оказались знаковыми для предпринимателей Забайкалья.

Редакция ИА «Чита.Ру» продолжает подводить итоги 2016 года в разных сферах жизни Забайкальского края специально для новогоднего проекта компании.

1. Тарифы

По легенде, в конце 2015 года представители краевого правительства, ТГК-14, Региональной службы по тарифам и предпринимательского сообщества договорились повысить тарифы на тепло на 35% с 1 июля 2016 года. Я говорю «по легенде», потому что если краевые власти и ТГК-14 говорят об обсуждении этого вопроса с бизнесменами, то сами предприниматели настаивают на том, что такого обсуждения не было.

Первые расчётки предприниматели получили в начале октября. Цифры к оплате в некоторых случаях превышали прошлогодние показатели на 300-400%. Эти проценты сложились из-за совпадения нескольких факторов: роста тарифа на тепло и изменения системы подсчёта расхода теплоэнергии. Если раньше предприниматель или бюджетная организация, находившиеся в пристройке к жилому дому, платили по показаниям собственного счётчика, то с 1 января 2016 года, если хотя бы одно помещение в жилом доме не оборудовано счётчиком, все в нём обязаны платить исходя из расхода тепла в целом на дом и площади своего помещения.

— Это очень сильно повлияло не только на работу предпринимательского сообщества, но и на жизнь региона. Это решение повлияло и на бюджетные организации, а, значит, и на сам бюджет. А это зарплаты сотен тысяч людей. Не должно происходить так, чтобы монополист сам, по моему мнению, не считаясь ни с кем и ни с чем, не подтверждает свои расчёты и резко поднимает тарифы на услугу. Это чрезвычайная ситуация, — говорит руководитель фракции партии «Справедливая Россия» в законодательном собрании Забайкальского края, владелец сети аптек «Авиценна» Андрей Жидков.

Депутат подчеркнул, что противовеса у монополий нет, а контролирующие структуры являются таковыми номинально.

— Сдержать их пока было некому. Монополизм в любой сфере страшен. У нас, конечно, совершенно вопиющая ситуация, — добавил депутат.

ТГК-14 и Региональная служба по тарифам, принимавшие решение о повышении тарифов, объясняли рост тарифа необходимостью компенсировать выпадающие доходы компании, которые раньше оплачивались из бюджета Забайкальского края. По словам бывшего главы РСТ, теперь возглавляющего министерство территориального развития края, Виктора Паздникова, через ежегодное повышение тарифов служба по тарифам планировала к концу 2018 году вывести ТГК-14 на работу без выпадающих доходов.

После огласки проблемы со скачком тарифа бывший глава Могочинского района Дмитрий Плюхин озвучил информацию про многомиллионные премии топ-менеджеров ТГК-14, которые выплачивались им, несмотря ни на какие выпадающие доходы компании. Эти сведения бросили тень как на беспристрастность РСТ при оценке выпадающих доходов и формировании тарифа, так и на само правительство региона: первый заместитель председателя правительства края Александр Кулаков оказался среди лидеров среди премированных работников как бывший генеральный директор ТГК-14, по итогам работы в 2014 году получив 7,2 миллиона рублей премии.

Назревал серьёзный конфликт, который мог вылиться непонятно во что. Предприниматели объявили о проведении первого форума, на котором хотели обсудить план действий в этой ситуации. За два дня до него губернатор региона Наталья Жданова купировала проблему, объявив, что рост тарифа на теплоэнергию с 1 января 2017 года будет снижен с 35% до 7,1%. За счёт каких ресурсов это будет сделано и какие экономические и финансовые решения повлечёт, не уточнялось. Известно только, что после этого решения Жданова встречалась с генеральным директором ТГК-14 Виктором Мясником. Речь шла как раз о том, как решить проблему с тарифами. Сама Наталья Жданова на пресс-конференции назвала сложившуюся в крае ситуацию ошибкой прошлого правительства и заявила, что задача региональных властей — поддерживать бизнес региона. За счёт каких средств это будет сделано, пока непонятно.

2. Заблокированные бюджетники

Суды в 2016 году активно блокировали счета бюджетных организаций прежде всего за долги по ЖКХ, из-за чего серьёзно пострадали работающие с бюджетниками компании. Быстрые расчёты за поставленные услуги и товары во многих случаях оказались невозможными. Нехватка оборотных средств поставила под угрозу своевременность выплат зарплат в частных компаниях, работа которых так или иначе сопряжена с работой детсадов, школ, администраций районов и муниципалитетов. Точную долю этих компаний в бизнес-сфере региона назвать сложно, однако сюда можно отнести всех участников электронных аукционов, проводившихся бюджетниками.

Неспособность краевого и федерального бюджета вовремя расплатиться за коммунальные услуги привела к росту социальной напряжённости из-за задержек зарплат и серьёзно повлияла на предпринимателей, работающих с государственными структурами. Только за полторы недели с 26 ноября по 6 декабря число бюджетных учреждений с заблокированными счетами выросло с 24 до 48.

— В Забайкальском крае бюджет был рассчитан до ноября 2016 года. У нас есть контракты с госучреждениями, но у многих госучреждений заблокированы счета. Соответственно, на нас это тоже влияет: тахографы на школьные автобусы нам приходится устанавливать в долг. Выхода нет, это районы и это дети. А в плане расчёта неизвестно, когда он будет, — говорит представитель группы компаний «Веком» Евгений Гуцул.

Условия работы компаний, связанных с госконтрактами. он называет сложными, что особенно почувствовалось в 2016 году. При этом представитель «Векома» отмечает, что их компанию спасает лишь тот факт, что они работают не только в Забайкалье.

— У нас филиальная сеть компаний, и колебания, которые происходят на рынке Забайкальского края, на нас отражаются, но другие регионы сглаживают ситуацию. По сравнению с 2015 годом она, конечно, усложнилась. По моему мнению, у нас 2016 год – пиковый в плане экономического кризиса и спада. В центральных регионах более-менее экономика и бизнес оживают, а у нас волна идёт и идёт, — считает Евгений Гуцул.

— Год был тяжёлым в том плане, что, как всегда, у нас кризис наползает позже, чем на западе. Этот год оказался намного тяжелее, чем 2015-й, — говорит руководитель забайкальского отделения общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России» Юрий Кон. Если мы не сможем здесь создать условия выхода бизнеса из общей сложной ситуации, то я не могу даже спрогнозировать, когда у нас будет развиваться малый бизнес. Люди сейчас практически не идут в банк за кредитами, потому что они либо в долгах, либо в предбанкротном состоянии, либо они боятся, потому что упала покупательная способность.

В общей сложности, кредиторская задолженность Забайкальского края перед компаниями, работающими с социальными объектами, сегодня превышает 6 миллиардов рублей. Часть этих денег, которая приходится на долги по госконтрактам, для многих давно стала необходимым кислородом. Он нужен для обязательных платежей и своевременной выдачи зарплат уже в частном секторе. Поступления кислорода, к сожалению, пока не предвидится — в краевом бюджете денег не хватает даже на зарплаты и выплату социальных пособий.

3. Рухнувшее строительство

Снижение оборотных объёмов было зафиксировано почти во всех отраслях бизнеса. Непросто при падении потребительского спроса практически на всё, кроме необходимых продуктов, пришлось многим — однако максимальные потери понесли строительные компании. По данным Забайкалкрайстата, в январе-ноябре 2016 года было введено лишь 58,8% жилых домов к уровню предыдущего года, что составило 84,2 тысячи квадратных метров. Это при том, что и 2015 год выдался для забайкальских строителей не самым радостным.

Сворачивало проекты, под которые привлекали либо могли привлечь бизнес, государство. Сворачивали объёмы и непосредственно строители: не были начаты работы по возведению двух микрорайонов жилья эконом-класса «Витимский» и «Романовский». О сложнейшей ситуации из-за кредитов, процентов по ним и долгам администрации края на публичных слушаниях по бюджету 2017 года рассказала собравшимся руководитель стройфирмы «Промышленное гражданское строительство» Вера Шаврова.

«В 2011 году наше предприятие заключило соглашение о частно-государственном партнёрстве с администрацией края на достройку двух домов с обманутыми дольщиками. Один дом на Белика, 13, и другой — на 1-й Каштакской, 3а. За этот период времени — а сегодня рассматривается бюджет 2017, 2018 и 2019 годов — мы не получили полагающиеся по закону субсидии по убыткам, которые понесло наше предприятие. Взяв один дом в 15 тысяч квадратных метров, который компания достроила в 2013 году, мы три года обращаемся в министерство территориального развития, минфин, контрольно-счётную палату, заксобрание. В 2015 году накануне принятия бюджета 2016 года мы обратились с развёрнутым письмом, где показали, какой объём затрат понесли, став донором поневоле. Шесть лет, и вопрос не решён», — заявила Шаврова.

Снижение покупательской способности населения отразилось в объёмах продажи квартир, что ударило и по ценам на жилью, а, значит, и по прибыли строительных предприятий. Опять же, сказалось и то, что администрация края перестала вовремя рассчитываться с исполнителями многих проектов. Всего, по данным главы администрации губернатора Дмитрия Кочергина, власти региона задолжали строителям порядка 2 миллиардов рублей.

По мнению заместителя генерального директора АО «Региональное управление строительства» Александра Баринова, ситуация в Забайкальском крае наложилась на сложную экономическую ситуацию в стране, что очень сильно ударило по бизнес-сообществу.

— В строительном бизнесе этот год – один из тяжелейших. Главной проблемой стала задолженность краевых властей перед большим количеством организаций за построенные, введённые в строй бюджетные объекты, прежде всего детские сады, — говорит Баринов. – Это повлекло за собой негативную цепную реакцию: объёмы работ резко сократились. Краевой кризис, который наложился на федеральный, привёл к большому сокращению рабочих мест в Чите и оттоку населения.

Со слов Баринова, этот отток способствовал выбросу на рынок большого количества вторичного жилья, а это привело к падению продаж у строительных компаний. Пока не смогли исправить ситуацию ни снижение ставок по ипотечным кредитам, которые к декабрю остановились на базовых отметках в 11,5-13%, ни удешевление кредитов для бизнеса. Сегодня потребительский кредит без обеспечения можно взять под ставку в 14,9%, под поручительство физического лица — от 13,9%. Это, несомненно, дешевле, чем год назад, когда ставки начинались от 16-17%, но для оживления отрасли недостаточно.

— Но, тем не менее, строительная отрасль продолжает жить, дома пусть в меньших объёмах, но продолжали сдаваться: компанией РУС были сданы первые очереди двух многоподъездных 16-этажных домов по улице Бабушкина, 4, и Алданской, 11, — отмечает заместитель руководителя компании.

Открытие Казачьей площади и памятника цесаревичу в августе этого года завершило строительство микрорайона «Царский» в Чите, которым занимался РУС.

Упавшая стоимость квадратного метра, по словам Баринова, привела к тому, что строительство сегодня ведётся не с расчётом на прибыль, а так, чтобы окупить затраты и балансируя на грани себестоимости.

4. Алкогольный счёт

Год принёс больше чёткости (по крайней мере, документальной), в системе контроля за оборотом легального алкоголя — на федеральном уровне была внедрена единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС), которая позволяет государству контролировать объёмы производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. По её правилам, все продавцы легального алкоголя должны отчитываться о каждой закупке алкоголя в Федеральную службу по регулированию алкогольного рынка РФ (ФС РАР).

Обсуждать законопроект об ЕГАИС в Забайкалье начали ещё в марте. Тогда встал вопрос о том, как будут отчитываться предприниматели в сёлах, где нет интернета. В мае депутаты утвердили список муниципалитетов, где из-за отсутствия интернета разрешено не отчитываться через ЕГАИС. В апреле приняли региональный закон.

— Я знаю тех, кто имеет оптовые склады и кто занимается розницей. Им удобно, что с помощью этой системы прослеживается, как продукт доходит до покупателя, — говорит Юрий Кон. — Но в отдалённых районах есть сбои. Хотя, конечно, внедрение ЕГАИС даёт нам возможность более открыто посмотреть на поступления и продажи легального алкоголя. Раньше за прилавками говорили и про безакцизный алкоголь, а сейчас как будто такого не было. Такие вопросы уже не звучат, звучит только нелегальный бизнес. ЕГАИС — система дорогостоящая, но она работает, она того стоит, — уверен он.

На фоне попытки упорядочить легальный рынок алкоголя более резко стала проступать картина полной безнаказанности чёрного алкогольного рынка, объёмы которого в Забайкалье сложно измерить. При этом нелегалы уже давно стали неотъемлемой частью алкогольного бизнеса Забайкалья. По сути, в 2016 году каких-либо других мер, которые могли бы серьёзно изменить расклад сил и выбить почву из-под их ног, не предпринималось как на региональном, так и на федеральном уровнях. Единственной мерой стало предложение депутатов Улётовского района увеличить штрафы за нелегальную продажу спирта.

— Сегодня штраф – от 500 рублей до 1,5 тысячи рублей. А что для тех, кто торгует этим спиртом с Кабардино-Балкарии, эти деньги? За последний месяц только у нас в районе изъяли 4 тысячи литров. Представляете, какие эшелоны спирта катятся по нашему краю? И всё это здоровье забайкальцев, — прокомментировал необходимость таких мер глава района Сергей Савин.

Законопроект внесён в законодательное собрание Забайкальского края и вполне может стать для других регионов примером реальной борьбы с незаконным оборотом алкоголя в российской глубинке.

***
Как об одну и ту же корягу, торчащую из земли, кто-то может просто споткнуться и пойти дальше, а кто-то расшибёт голову, так и регионы России отозвались на экономический кризис, начавшийся ещё в конце 2014 года. Забайкальский край изо всех сил выставлял руки, пытаясь не сильно удариться о землю. Темпы развития бизнеса в регионе посыпались, в некоторых случаях не разбившись только благодаря виртуозным манипуляциям менеджеров, спасавших летящие ко всем чертям объёмы производств и продаж.

Меры правительства Забайкальского края, предпринятые по тем же тарифам, говорят о том, что власти как минимум хотят заручиться лояльным отношением бизнеса и его спокойствием, как максимум – получить его поддержку. Вот только, не решив в 2017 году вопрос прежде всего с тарифами на тепло и долгами бюджетников перед бизнесом, сделать это будет очень сложно.

НазадВперёд
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Неужели совсем ничего хорошего не было?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Всё весёленькое ещё впереди!

Готовьтесь!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Достали с тарифами. Власти края должны поддержать бизнес в спорах по методике расчёта. Она убивает оставшееся. Такое впечатление, что тариф завернули, что бы новая методика проскочила. Тьфу. Несколько лет утеплялись, потратились на счетчики. А теперь какой то дядя говорит, ну и что, нам ваши счетчики и экономия не выгодны, хоть улицу грейте нашими Гкаллориями. И платите, платите, платите за воздух.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ничего хорошего в нашем крае уже не будет. Никакого развития, я как добросовестный предприниматель гну спину, плачу по всем счетам и кредитам, но жить лучше не стал. Только хуже! В любом регионе России работящим будет жить лучше, чем здесь. Печально. Столько лет и сил за зря. Правительству и чиновникам нашего края плевать на простых людей! Одни мысли как деньги выпросить у Мск на покрытие долгов, да землю и лес китайцам продать, причём даже русским по такой цене не предложат! И НИКАКИХ планов по развитию, никто не хочет в Мск выступить за ЗК, все чинуши и депутататаки пристроилась, чтоб своё гуано в тепле держать. Только вот вопрос к ним, вы за счёт чего паразитироватьто будете, если мы все уедем, а оставшиеся вымрут?