Р!
06 ДЕКАБРЯ 2019
ООО Коммунальник

«Один день»: Кто в ответе за тепло

Алексей Бандуков совершенно не похож на машиниста (кочегара) котельной или начальника смены. Молодой, смешливый, в яркой оранжевой каске, он напоминает скорее стажёра. Не знала бы – не поверила, что этот человек из смены в смену держит под контролем систему подачи угля и мощные, издалека опаляющие жаром котлы «Коммунальника».

Мы открываем серию текстов в формате «Один день» о сотрудниках одной из крупнейших забайкальских компаний в сфере теплоснабжения – ООО «Коммунальник». В них мы на реальных примерах покажем, чем живут и как работают кочегары, каково управлять целой котельной и как из сварщика дорасти до руководящей должности.

В следующем году «Коммунальнику» исполнится 10 лет – Алексей Бандуков проработал в атамановской котельной почти половину этого срока. При этом по образованию он не машинист, а экономист-менеджер.

«По специальности я практически не работал – устроиться было сложно, платили не очень, да ещё и приходилось каждый день ездить из Атамановки в город. Поэтому, когда увидел объявление о наборе сотрудников в «Коммунальник», решил попробовать. Взяли машинистом-кочегаром, за два года дослужился до начальника смены. Лучше бы, честное слово, сразу на техническую специальность поступил – так и работу найти проще, и зарплата выше», – с такого откровения начинается знакомство с Алексеем, который встречает нас у контрольно-пропускного пункта.

К своему месту работы он ведёт нас медленно, давая вдоволь оглядеться по сторонам. Запрокинув головы, мы смотрим на внушительные конструкции, на присыпанные снегом развалы угля – к ним чуть вразвалочку подъезжает погрузчик. Машинист бросает в его сторону короткий взгляд и поворачивает направо, огибая угол котельной. Пришли.

В здании предсказуемо тепло и шумно. Мы поднимаемся на второй этаж, коридорами и большими залами проходим к операторской. К гулу работающей котельной привыкаешь практически сразу – до рабочего места машиниста, он доносится уже приглушённым. От разговора отвлекают разве что периодически мигающие датчики – начальник смены, коллега Алексея, то и дело подходит к ним, нажимает какие-то кнопки.

Алексей приглашает нас присесть за стол и начинает описывать свои будни. Утро машиниста-кочегара начинается в 7.00: «Встаю по будильнику, умываюсь, плотно завтракаю. До работы добираюсь за пять минут – тут, с Гагарина, недалеко идти». Официально рабочий день начинается с 8.00, но сотрудники приходят на пятнадцать минут раньше, чтобы принять смену. Пока начальник смены изучает состояние всех механизмов системы, машинист-кочегар осматривает оборудование внутри самой котельной – котлы и насосы должны работать без перебоев. Смену принимают, только если нет никаких нареканий к работе предшественников.

«Принял смену – проверяешь работу КИПиА, – продолжает рассказ Алексей и, видя моё недоумение, повторяет по буквам. – КИПиА – контрольно-измерительные приборы и автоматика».

Он разводит руками, одним движением охватывая мигающие датчики, табло со светящимися цифрами. Это и есть те самые контрольно-измерительные приборы, следить за которыми – главная обязанность машиниста-кочегара. Во время внештатных ситуаций он оказывается первым человеком в котельной, кто узнаёт о случившемся по малейшему отклонению данных. Проглядит, замешкается – пиши пропало.

«Видите, цифры изменились? – краем глаза замечает машинист. – Упала температура уходящих газов и кипящего слоя в котле – значит, скорее всего, уголь завис в угольных течках. Иногда такое бывает, особенно в сильные морозы, когда хранящийся на улице уголь попадает в «тёплый» бункер и налипает на его стенки».

Он походит к щиту управления и поясняет, что возобновить подачу угля в котёл нужно как можно быстрее – пока температура слоя не упала ниже допустимой и растапливать котёл не пришлось с самого начала. Но и резко подавать топливо нельзя – котёл может остановиться, а его повторный запуск займёт не менее 4 часов. Поэтому в зависимости от того сколько секунд длилось «зависание» угля, при возобновлении подачи топлива нужно найти «золотую середину», которую уже давно определили опытные машинисты.

Рассказывая это, Алексей нажимает одну из кнопок. Даже в операторской становится слышно, как задрожал металл – машинист включил расположенный на бункере вибратор, чтобы «вытрясти» налипший на его стенки уголь. Такой простой метод срабатывает не всегда, но на этот раз нам везёт. Алексей кивает на табло: «Всё, подача угля пошла, температура восстанавливается». Но ещё нужно осмотреть бункер и котёл, убедиться в успехе.

Из рации то и дело раздаётся что-то громкое и неразборчивое – пока машинист-кочегар беседует с нами, на всё отвечает его напарник, начальник смены. В какой-то момент поворачивается к нам и говорит: «Насос завоздушился». Алексей поднимается с места, оправляет форменную куртку и кивает – мол, следуйте за мной. На ходу объясняет, что ситуация рядовая: воздух попал в насос, воздушная пробка перекрыла доступ воде и давление резко снизилось.

Во время работы машинист-кочегар постоянно находится на связи с начальником смены. По рации координируют действия – один из операторской выключает насос, другой закрывает задвижки. Фотограф исподтишка фотографирует весь процесс: вот Алексей выпускает воздух из механизма, вот сообщает об этом начальнику и ждёт, пока тот вновь запустит насос. Вот он уже медленно открывает задвижки, по манометру следя за давлением.

Беседа продолжается и во время обеда – еду большинство сотрудников приносят с собой, хотя могут готовить и на местной, оборудованной всем необходимым кухне. Алексей тоже берёт обед из дома, так что мы спускаемся в столовую, оставляя начальника смены в операторской – присматривать за датчиками и контролировать непрерывный технологический процесс нужно постоянно.

«Вчера отключалась электроэнергия. Думаете, сидели и ждали? – Алексей цокает языком, качает головой. – Нет, спасали оборудование. Предотвращали повышение давления в котлах и трубопроводах, быстро готовили основное и вспомогательное оборудование к запуску. В общем, беготни хватало. Когда электроэнергию подали, первым делом запустили в работу подпиточные насосы первого и второго контура. Затем – циркуляционный насос. Как только давление поднялось, по одному начали включать сетевые насосы. Наконец, один за другим ввели в работу котлы».

Поднимаясь на рабочее место, машинист объясняет, что в штатной ситуации со всем справляется автоматика – сам он выполняет скорее обязанности оператора. Уже нет нужды лопатой забрасывать уголь, постоянно находиться рядом с котлом. И всё равно профессия требует не только сноровки, но и твёрдых знаний.

«Сейчас я повышаю квалификацию в учебном центре «Коммунальника». Теорию мы уже сдали, проходим практику. Через две недели ждёт практический экзамен, который будет проходить здесь, в котельной. Нужно будет показать, как ты разбираешься в оборудовании, умеешь ли правильно запускать основное и вспомогательное оборудование, – Алексей пролистывает список из пятидесяти с лишним вопросов. – Экзамен нужный, потому что на таких предприятиях должны работать квалифицированные специалисты, а не самоучки. Мы же за весь посёлок в ответе».

 
ЗабТЭК, ул. Петровская, 44
  • 8 (3022) 21-18-02
НазадВперёд
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила