Р!
25 ИЮНЯ 2021
24 июня 2021
Красота и здоровье

«Детское» интервью Устюгова

Воспитанники школы биатлона Забайкальского края ждали мастер-класс от двукратного олимпийского чемпиона Евгения Устюгова, а получилось коллективное интервью – гость из Красноярска рассказал 8 февраля, почему надо есть кашу, делать утром зарядку, как справиться с волнением на огневом рубеже и чем занимаются его дети. ИА «Чита.Ру» публикует самые интересные ответы титулованного биатлониста на вопросы юных читинских спортсменов, их родителей и тренеров.

— Во сколько лет вы начали заниматься спортом?

— В биатлонную секцию пришёл в 12 лет, была дружная хорошая команда – много детей, как и я 1985 года рождения, занималось. Были и те, кто уже служил в СКА или тренировался после армии, тянулись за ними.

— Сами захотели заниматься биатлоном?

— Да, мы с братом, который на два года меня старше, подошли к родителям и попросили записать нас на биатлон, поскольку бегать по разным секциям стало неинтересно.

— В биографии указано, что вы на лыжах с трёх лет.

— Не знаю, откуда СМИ взяли эту информацию, но в три года в принципе на лыжах стоять невозможно, у меня ребёнок в три года по ступенькам ходит – я опасаюсь. Нет, не стоял, хотя у меня родители — мастера спорта по лыжным гонкам, мы каждые выходные ходили на лыжах, но это было лет с пяти.

— Про три года в «Википедии» написано.

— Надо удалить, внести ясность.

— В каком городе вы начали заниматься?

— Родился в Красноярске, там тренировался и сейчас живу. Первый тренер с города Канска, поэтому там мне дали винтовку, выделяли патроны. Но выступал всегда за Красноярск, позже перешёл к тренеру сборной региона.

— Когда вы первую медаль получили?

— Медаль не помню, но есть грамота за второе или третье место в легкоатлетическом кроссе на километр. Во втором классе получил.

— А я получила медаль и грамоту!

— Молодец!

— Какой был ваш первый разряд?

— Первый разряд (смеётся). Мы отслеживали свои результаты, смотрели, кто за какое время пробежал, но в конце 90-х школа биатлона в Красноярске только восстанавливалась, поэтому ничего за разряды не давали. Сейчас за первый разряд министерство спорта официально выдаёт книжку, значок, а у нас такого не было. Когда выполнил кандидата в мастера спорта, дали какой-то клочок, где написано, что ты КМС. Уже куда-то потерялся. Сейчас же удостоверения дают.

— Когда вас в сборную взяли?

— Попал в молодёжную сборную в 2005 году, спустя 2 года пригласили во взрослую сборную. На этапах Кубка мира начал выступать в январе 2009 года.

— Сколько лет вы занимались биатлоном, прежде чем попасть в сборную?

— Начал в 1997-м, в основную сборную попал в 2007 году.

— Трудно было в национальной сборной включиться в тренировки, вливаться в коллектив?

— Сложно психологически. Приходишь, тебя никто не знает, в команде звёзды. Ребята-то адекватные, но самому тяжело. Легенда какая-то ходит, что в сборной другие тренировки, тяжелее. Хотя на самом деле они не тяжелее, скорее разнообразнее, возможностей больше, чем у себя в регионе. Но поначалу казалось, что это не так — после первого сезона подготовки в сборной я не то чтобы на чемпионат Европы не попал, физически ожил только к апрелю, когда был чемпионат России, где себя проявил. Хотя раньше на международные соревнования спокойно попадал. Хорошо, что тренеры решили ещё на год попробовать взять меня в команду. Тогда я уже с другими мыслями тренировался, и появился результат.

— Чем ещё занимались, кроме биатлона?

— Скалолазанием и горными лыжами. В секции как любителю выдавали лыжи в аренду, и катался. На скалодром ходил 8 месяцев, потом стало неинтересно.

— Был пример для подражания?

— Старался от разных спортсменов брать лучшее. Не скажу, что Бьорндален гуру, но отличный спортсмен. Есть и другие — Сергей Чепиков, Павел Ростовцев.

— Как совмещали тренировки с учёбой?

— Сложно было особенно в институте. Я был уже в сборной, уходил в академический отпуск, переводился на заочную форму, но окончил Сибирский технологический институт по специальности «Лесоинженерное дело». Диплом на «отлично» защитил. Хотя непросто, когда отсутствуешь 10 месяцев в году. Спасибо преподавателям, что шли навстречу.

— Служили в армии?

— Служил в спортроте, филиал ЦСКА ВВС. Всё как у всех – и в казарме жил, и поел солдатской пищи, поняв, что такое шарик масла и насколько он дорог по утрам. Хотя, конечно, чаще на сборы ездил.

— Вы были в команде Антона Шипулина?

— Когда как, иногда и он не бежал.

— Были цели, когда пришли в биатлон?

— Не ставил. Были цели в подготовке – проехать, например, в месяц 300 километров. Надо понимать, зачем их проехал, с какой интенсивностью. Сразу нацеливаться на результат неправильно — будешь хотеть, стремиться, а в итоге ничего.

— Перед стартом у спортсменов возникает мандраж, как бороться?

— У нормального человека мандраж должен быть. Если я был сильно спокойный перед гонкой, то ничего хорошего не получалось – приходилось самому себя держать в тонусе, раззадоривать. Это индивидуально, нужно чувствовать себя и понимать.

— Как справлялись с давлением на последнем рубеже в ответственных гонках?

— Когда как, когда-то и не справлялся (смеётся). Последний рубеж своеобразный. Есть, например, Свендсен – хороший финишёр, бегает за Норвегию в эстафетах последний этап, стреляет чисто на последнем рубеже, а вот в Сочи на Олимпиаде не справился. И ничего не поделаешь — мы люди, а не роботы. Если бы знал ответ – обязательно рассказал бы.

— Какие ощущения были, когда стали олимпийским чемпионом?

— В Ванкувере в 2010 году выиграл масс-старт. Весь сезон был удивительный – были и победы, и разные падения, и винтовка отваливалась. Ощущения не объяснить словами, финишную черту пересёк и не понял, что произошло. Осознание приходит, но уже не раз говорил, что всеми наградами и титулами буду на пенсии хвастаться, а сейчас надо работать.

— После завершения карьеры хотелось заняться биатлоном?

— Нет (смеётся). Вчера третий раз с 2014 года выступал. Насытился спортом. Со временем, конечно, заскучаю, но сейчас даже просто покататься не всегда есть время. Выходные тоже бывают рабочими днями.

— Кем работаете?

— Заместителем председателя регионального общества «Динамо», организовываю соревнования, отвечаю за детский спорт, физическую подготовку.

— Жена ваша тоже спортсмен?

— Мастер спорта по биатлону, год тренировалась в молодёжной сборной страны, я был в национальной команде. Мы поняли, что даже дома перестали видеться – я приезжаю, она уезжает на сборы. Тогда я сказал, что пора завязывать со спортом.

— Ваши дети каким видом спорта занимаются?

— Старшей дочке шесть лет, она ходит на танцы. Пробовали фигурное катание, но, к сожалению, очень часто болела от ледовых дворцов. Перешли в спортзал, ей нравится. Скоро поедет на международные соревнования в Казахстан.

Средней дочке три года, ещё ничем не занимается, но хочет на танцы. Сыну шесть месяцев, поэтому тоже ничем не занимается (смеётся).

— Биатлонист, наверное, будет?

— Сам выберет. Одно наставление сделаю – отдам в дзюдо, потом пусть решает.

— Сергей Устюгов (российский лыжник, победитель многодневной гонки Тур де Ски – ред.) ваш родственник?

— Однофамилец. Я с ним давно знаком. В Сочи не повезло – из-за падения других лыжников остался без медали, хотя шансы были. Поздравил его по sms после Тур де Ски. Звонить не стал – в роуминге он (смеётся).

— Завтра, 9 февраля, начнётся чемпионат мира по биатлону. Будете кому-то звонить?

— Не буду ни звонить, ни писать. Знаю, сколько таких же как я желающих им победы. Если перед стартом сидеть и тыкать в телефон, отвечать всем, ни к чему хорошему не приведёт. Не ответишь — обиды начинаются.

— А поздравлять?

— Конечно, если будет с чем.

— Надо ли спортсмену вести дневник самоконтроля?

— Вёл с первого года тренировок, но, как и все дети, терял, забывал заполнять. Самоконтроль актуален. В сборной заполняли по тренировкам, фиксировали все объёмы, чтобы понимать, почему в феврале одна форма, в марте — другая. До юниорского возраста ещё описывал своё самочувствие, но когда стартов стало больше, уже не успевал.

— Нужно ли делать зарядку?

— Спортсмен-профессионал уровня хотя бы топ-30 на Кубке мира может сам решать — надо или нет. Для каждого индивидуально, зависит ещё от менталитета — европейцы сразу завтракают и уже в 8.30 выходят на тренировку, им зарядка ни к чему. У нас план подготовки с 10.30 был, пока не пробежишься, не проснёшься, завтрак не полезет, а без него идти на тренировку неправильно. Мне нужна была гимнастика, чтобы, выйдя на тренировку, сразу начинать работать.

— Что посоветуете по питанию? Надо ли есть кашу?

— Лучше каши ничего нет – рисовая, овсяная. Это понимаешь со временем. Особенно когда плотный график. А в спорте выйти, не поев кашу, на тренировку – можно не доехать когда-нибудь. Был случай – сидели на завтраке в Норвегии, взял яичницу перед стартом с сосиской. Один из уважаемых людей, не буду говорить фамилию, говорит, что как же так, профессиональный спортсмен так не делает. Я говорю, просто хочу, организм требует. В итоге мы за 1-2-е место боролись со Свендсеном, гонка прошла идеально, не хватило метров 300, чтобы выиграть. Каждый индивидуально должен чувствовать потребности, знать, что не повредит.

— Как заставляли себя идти на тренировку?

— В детстве в радость было всегда. До обеда в школе, забегаешь поесть, взять рюкзак и на автобус с двумя пересадками. По дороге ещё успеваешь поспать, главное не проехать остановку. В сборной биатлон – твоя работа. Просто надо. Есть план и надо его выполнять.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила