Р!
24 АВГУСТА 2019

Забайкалье - чернозём для рэпа

В феврале читинский рэпер Диктатор UAV, Антон Усепов, прошёл в топ-16 хип-хоп питерского проекта 140 BPM Battle cup, обойдя более 1,5 тысячи исполнителей. В марте его ждёт очередной отборочный тур, но по забайкальским меркам это как прыгнуть выше головы, потому что до этого у местных артистов всё складывалось успешно только в оффлайн-баттлах или на местном VRUBAY BATTLE. О том, какой он вообще, забайкальский рэп, и каково это — быть исполнителем в небольшом регионе, мы поговорили с представителем Диктатора UAV Никитой Нефедьевым.

Отказаться от идеи

— Кто стоял у истоков рэп-движения в регионе?

— Культура зарождалась в 1990-х. Ребята, которым сейчас уже за 30 лет, начинали самостоятельно. Направление было одно — хип-хоп, графити, танцы. Все исполнители держались вместе, это был единый поток. Они слушали западных артистов и начинали пробовать себя в этом. У истоков находились коллективы «ДаВосток», «Четвёртые», «Циклон», «Хип-Хоп центр Чита», позже появился «Выстрел-ДИ», который в последствии распался на All Native и «Дистанцию». Есть проект Антона Джака «Забайкальский рэпер», в нём можно подробно узнать обо всей истории забайкальского рэпа.

— Сколько сейчас объединений?

«75 цех», Dим Records, All Native, «Дистанция», «Тени города», Chitaka clan. Старичков меньше с каждым годом, объединения разваливаются, кто-то женится, у кого-то работа, рутина сгрызает, и они перестают делать музыку. От этого всего продуктивность падает, интерес падает, вера в то, что ты когда-то прорвёшься, — тоже. И люди начинают отказываться от идеи.

— То есть идейных сейчас мало?

— Мало. Я назвал объединения, которые занимаются этим не первый год, которые живут этим. Про молодые объединения я не могу говорить, потому что завтра их уже может не быть. Рэп-культура сейчас — некий мэйнстрим: каждый третий школьник или студент — рэперы.

— Для начинающего артиста лучше примкнуть к какому-то движению или пытаться создать своё?

— Если артист талантливый, движения сами на него выходят и стараются подтянуть к себе, начать работать вместе. В случае с Антоном так было. Он начинал делать хип-хоп, когда ему было 12 лет. Примкнул к «Дистанции», ему понравилось, им он понравился, и они взяли Антона, хотя объединение было довольно возрастное.

— Кто из новичков сегодня хорош?

— Из нового поколения я бы для себя никого не выделил. Раньше в Чите проходили встречи, баттлы, и там были ярко выраженные артисты, единицы, которые привлекали к себе аудиторию. Сейчас, к сожалению, таких нет.

VRUBAY BATTLE

Земфира на бите

— Когда появились «Тени города»? Что это за объединение?

— Ребята начали, когда ещё учились в школе. Вдохновились «Центром», «Легенды про…». Я не сразу к ним присоединился, потому что тогда слушал рок и думал, что рэп — это не круто. У них группа сначала называлась «8 этаж», мы записывались на микрофон на палке, но что-то делали, пробовали писать треки. Нас было четверо сначала: я, Игорь Макаров, Станислав Яковлев и Артём Кулешов, позже к нам присоединился Камо Аракелян, с ним мы организовали много проектов. Позже мы преобразовались в «Тени города», потому что «8 этаж» было беспонтовым названием. Ну и вообщем все закрутилось, к нам начали примыкать артисты и идейные люди из других объединений, это был своего рода ренессанс, мы были на слуху, к нам пошли талантливые ребята: Вова Дементьев — Фишер, Маша Кумскова — Kumska, Андрей Петелин — Свитер, Просто Сашка, Буер, Дима Мерк. Сейчас, правда, всё в упадке.

— Почему?

— Нет коммуникации. С Артёмом Кулешовым мы видимся каждый день, у нас есть общая цель, проекты. Те, с кем мы начинали, выбрали что-то другое — работу, семью.

— А вы как раз идейные? Не исключаете, что тоже уйдёте работать в другую сферу?

— Да, мы идейные. Я, например, пробовал ходить на обычную работу, но я просто подыхаю там. Когда ты занимаешься не тем, чем хочешь — это будто душу высасывает.

Никита Нефедьев

— Какие у вас с Артёмом проекты?

— Первый проект назывался «Поэзия бита», мы только школу окончили. Это была тусовка поэтов и артистов. Мы начали его раскручивать, потом появился VRUBAY BATTLE, мы провели два сезона.

Рэп-баттл — состязание исполнителей, суть которого состоит в унижении оппонента при помощи специального рифмосложения. В классическом понимании рэп-баттл подразумевает словесный поединок между двумя рэп-исполнителями под музыкальный бит, в более широком — может происходить между разным количеством оппонентов без сопровождения. Самый известный баттл в России — интернет-шоу Versus Battle, аналог зарубежных проектов Don't Flop и KOTD.

Диктатор UAV

— VRUBAY BATTLE была первой подобной площадкой в Чите?

— Вообще, в Чите было несколько площадок, первая из которых была создана Mainblack — мощным объединением. У них, кстати, были конфликты с «Дистанцией», читинские исполнители следили за этим, было здорово очень. Но тогда это был не такой формат, как сейчас. Это были баттлы, где люди выступали под треки, были какие-то лирические тексты или тексты, в которых намеренно вредят оппонентам.

— Что Mainblack не поделили с «Дистанцией»?

— Они не любили друг друга — «Дистанция» всегда была за олдскул, а Mainblack — это были ньюскульщики, «Танец локтей» и всё такое. Но Mainblack распалось, хотя объединение было крутое и продуктивное. Их не хватает на местной рэп-сцене.

— Сколько зрителей собирали баттлы?

— На втором сезоне было 700 человек. Для рэп-движения в Чите, представь, какая цифра?

— Какая у вас аудитория?

— На VRUBAY BATTLE у нас по регламенту — 18+. Конечно, мы не проверяем паспорта у всех, но смотрим, кто проходит. Раньше школьников было много, сейчас интереса у них нет, активности как следствие тоже, тем более, что всё в интернете можно посмотреть. Раньше такого не было и было круто прикоснуться к этому лично. Сейчас потенциальный зритель развалился на диване и думает: «Зачем я буду смотреть на читинский хип-хоп, когда я могу посмотреть на известных артистов?» Вообще, сейчас много ходит студентов.

— Много новых людей в местном хип-хопе?

— Я периодически захожу на страницы, где выкладывают треки новые исполнители. От многого, что там появляется — кровь из ушей. Имён появляется много, но они исчезают быстро.

Dим

— Кого из местных рэперов ты посоветуешь послушать?

— Диктатор UAV, у него достаточно жёсткий стиль, есть Dим, парень, который построил себе в комнате студию, живёт музыкой, очень талантливый. Есть Хэмп, у которого крутые треки с Катей Долженковой, Kumska.

— Маша — единственная девочка в рэпе здесь?

— Нет, появлялась у нас Авелина, и они с Машей на втором сезоне VRUBAY BATTLE уделали всех мужиков. Мы ведь сейчас отказались от этого, потому что всем было пофиг — никто не готовился особо, а нам надо было решать вопросы с организацией, помещением, арендой. Мы в это вкладывали всё, а чуваки пришли на второй сезон с листочками. И вот на 1/8 вышли девочки и дали жару.

Kumska

— Девочки в рэпе — это вообще хорошо? Или лучше не начинать?

— Ну вот Маша есть, как мы к этому можем плохо относиться?

— Ну, она исключение из правил, нет?

— Да, Маша — исключение. Она безумно талантлива. Кого ещё назвать, не знаю. Для меня идеальная девушка-рэпер — как Земфира на бите.

Свой продукт

— А «Тени города» — это олдскульное движение или нет? Кто вообще олдскул и ньюскул?

— Олдскул — тот самый рэп из трущоб, он о социуме, политике под такие старые биточки. Это «Каста», Noise MС, Баста, Shokk. Ньюскул — более свободный, лайтовый или наоборот, очень тяжёлый для восприятия, это часто может быть что-то абстрактное. Это Oxххymiron, PHARAON, YANIX. В них есть азарт, они яркие, они пришли покорить, задавить. Я не могу сказать, что мы приверженцы только олдскула или ньюскула. Мне лично нравится и то, и другое.

— Антон — это первый рэпер, который вышел на всероссийский уровень?

— В хип-хопе есть онлайн и оффлайн баттлы. В последних наши участвуют часто. Маша Кумскова выиграла один из таких баттлов, чисто женских. Саша Юноу в свое время был на слуху, Dим и Диктатор UAV, участвовали в атмосферных баттлах. В онлайне у нас были успехи, а вот в оффлайне мы впервые участвуем.

— Возможно ли делать здесь такой же качественный продукт, как в центральных городах?

— Возможно делать так же хорошо, как и в Москве. Но там быстро подхватывают с Запада, а здесь делают свой продукт.

— С коллегами из других регионов общаетесь?

— Связь есть, наши выступают там, All Native недавно выступали в Улан-Удэ. Есть площадки в Хабаровске, Владивостоке, Иркутске, всё о них можно узнать в Сети.

— Ты говоришь про свой продукт. Он сильно отличается от того, что делают везде?

— Он очень отличается. На самом деле, можно отследить это по баттлам. Если в Чите во время баттла ты скажешь что-то обидное, то будут последствия. Здесь есть рамки жанра. Рэп здесь сдержаннее и аккуратнее. Он реально не похож на западный. Здесь чернозём для рэпа, сам по себе тяжёлый край, его история, здесь есть нужная тематика.

— Допустим, ваша аудитория сидит на диване, она гуляет по интернету и слушает то, что раскручено и привыкает к определённой музыке. Поэтому они, вероятно, сложно воспринимают то, что выпускается здесь. Как вы пытаетесь это изменить?

— Мы для этого едем в Петербург.

— Если Антон выиграет, то всё станет круто?

— Если он пройдёт — это будет ступенька. Не единожды рэперы выходили на уровень, зарабатывали деньги и испарялись. Артист шёл и на пике популярности, когда он мог что-то сделать для себя и культуры, исчез. Мы же будем делать всё, чтобы оставаться на слуху. Выпускать альбом, клипы.

— Вы снимаете и записываетесь сами? Трудно?

— Это зависит от идеи, можно снимать в одном помещении, грамотно выстроить свет. У нас есть Артём Кулешов, который всё сделает в лучшем виде. На баттлах мы заморачивались, и огонь был, и лимузин, и мясники. Это всё выматывает, когда ты не получаешь отклика. Руки хочется опустить, на самом деле. Я не знаю где был бы сам и чтобы сейчас делал, если бы не Артём. Он делает колоссальную работу для многих исполнителей, при этом чаще всего просто за идею, и так же, как и я, верит во всё это, и помогает многим.

— А ты больше артист или же продюсер?

— Я пишу. Но когда я вижу, как стараются ребята и понимаю, что я вкладываюсь, и они на слуху, и я делаю что-то для их карьеры, у меня трепет такой внутри. Я бы хотел связать свою жизнь с этим, я думаю, что нашёл себя. Работа стрессовая, на самом деле — нужно постоянно договариваться, ходить, просить.

— Тебе сложно?

— Много разочарований, когда ты видишь, что люди — пофигисты. Мы делали VRUBAY BATTLE и вначале всё было отлично, люди подходили идейно, писали. Но потом приходили новые со своим «да кого, я его вывезу», писали за вечер до баттла тексты и теряли аудиторию.

Как заработать рэперу

— Oxxxymiron, Noise MC популярны и часто затрагивают какие-то околополитические, социальные темы. Пишут у нас про такое?

— На самом деле, мы писали про политику. Мы писали, когда были пожары, снимали послание президенту, мы не боимся и нам это интересно. Но мы ожидали реакции людей, и их не заинтересовало. Встал вопрос: а что тогда интересует? Лирика. Типа поругались, ты сел плакать и включил рэпчик. Но по-прежнему рэп о жизни в регионе пишут, эти темы есть у всех артистов в Забайкалье. Ну и, Oxxxymiron, конечно, задрал эту планку. Сегодня не интересны квадратные рифмы, у рэпера должен быть словарный запас, интересные тексты.

— А что с баттлами? Будут они ещё в Чите?

— Сезон второй ещё не завершён, после 1/8 мы передали полномочия своим друзьям. Но мы это не оставим. Пока мы в марте поедем в Санкт-Петербург, а там посмотрим. Тут остались ребята, с которыми я бы хотел работать. Если у Антона получится, то почему бы не начать подтягивать их? Тем более, я бы не хотел ограничиваться одним жанром. В Чите много талантливых вокалистов.

— Как вы музыку находите? Или пишете оригинальную?

— Можно покупать, можно брать бесплатные. Мы чаще экономим. В Чите «75 цех» пишут сами, Dим тоже. Easy Trick из цеха писал музыку московским ребятам — Стрижу и Амиру из «Центра».

— В районах есть рэперы?

— Есть, в Краснокаменске, Шилке. В Шилке — Ванлер и Кракен. Они достаточно успешно прошли баттл здесь. В Краснокаменске я не могу назвать ярких исполнителей.

— Как вы зарабатываете?

— Мечта молодого рэпера — открыть свою студию, записывать и получать гонорары. Но здесь аудитория маленькая, люди не приходят записываться каждый день… Я как-то предложил ребятам деньги за победу в баттле. На концертах ребята собирают — тысяч 20-50 ты можешь заработать. За сведение можно заработать. Песни на заказ пишут, для рекламы пишут тексты. Вроде всё. На Западе на баттле хорошо получают — среднюю читинскую зарплату.

НазадВперёд
7 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Реп - это музыка для негров!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну и без олигархов не обошлось, потому что они виноваты во всем.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

реп - это американский шансон

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кто все эти люди?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

тунеядцы, стремящиеся заработать на слабоумных, если коротко

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Согласен с автором, что если пришёл в рэп, так создавай что-то толковое, развивайся. Но в то же самое время, многие уходят из-за отсутствия прогресса, приоритетов и, в конце концов, есть примеры рэперов с семьей и детьми. Просто для кого-то это творчество, а для кого-то слава, девушки и деньги

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"каждый третий школьник или студент — рэперы". Да ну! Они об этом то знают? У нас, в основном, блатняк. Хотя, у нас каждое органическое удобрение мнит себя рэпером.

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ