ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

МНЕНИЯЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Секреты о земле и о море

/ Мнения / Валентин Булавко

Фото: Валентин Булавко

Прекраснее прочих морских видов — вид с моря на землю. Речь не о каком-то особо живописном виденном мной береге, а вообще. Открытое море, в основном, однообразно: либо бескрайняя голубая гладь по голубым небом, или серые волны среди серого же тумана. Земля всегда разная, она удивляет.

В начале прошлой осени вышло моё интервью с перебравшейся во Владивосток читинкой Викой. А в начале зимы туда отправился я – служить в Тихоокеанском флоте. Честное слово, так вышло не специально. Хотя к морю и вообще к воде меня тянуло с детства.

Конец июня, но в Охотском море было холодно. Мы приближались к первому из Курильских островов: через туман медленно проступали контуры суши. Разобрать, что там, на берегу, не позволяла белая пелена, но после 10 дней плавания мы радостно перекликивались «Земля! Земля!» и как дети радовались первой стоянке. Туман рассеялся утром. До берега полукруглой бухты было не больше километра: по краям зелёные холмы обрывались серыми скалами, в центре зелень спускалась к длинной полосе желтого песка. Сильнее всего поражал бэкграунд — огромный вулкан в снежной шапке. Таким я впервые увидел остров Итуруп.

Первые недели на корабле я подолгу сидел на баке (носовая часть корабля – В.Б.), наблюдал за проходящими мимо торговыми судами, буксирами, прогулочными катерами с вездесущими китайскими туристами. Вообще, летом там было много матросов: на бак выходили покурить, поговорить по телефону, просто посидеть на волнорезе в свободное от корабельных работ время. Как-то раз контрактник, отслуживший на корабле уже несколько лет, спросил: «Чего ты тут вечно балластишься?» Морем любуюсь, честно ответил я. Он только рассмеялся: «Лучше на город смотри, море тебя ещё [доведёт до крайней степени уныния]».

Когда корабль не на ходу – стоит у стенки (причала – В.Б.) или на рейде (на якоре или бочке неподалёку от берега – В.Б.), — Андреевский флаг и Гюйс ежедневно спускают на закате и вновь поднимают в 8 утра. Во Владивостоке, когда контрактники сигнального отделения сходили на берег, мне часто приходилось участвовать в церемониях подъёма-спуска флагов. На стоянках во время походов, когда весь экипаж на борту, чаще был зрителем.

На юге Приморья лето в самом разгаре. Прибрежные сопки покрыты густой зеленью, вода в этой тихой бухте прозрачная, голубая – но под вечерним светом все цвета кажутся оттенками оранжевого. Горн играет повестку – через 15 минут по левому борту закатится солнце, а на корме и носу спустят морские флаги. Мы с товарищами стоим у самых баковых лееров: я и Алексей смотрим, как лучи этого дня прощаются с волнами, наш друг Егор сосредоточенно говорит по телефону со своей нижнетагильской девушкой, по сторонам почти не смотрит. Говорим: «Егор, ну ты уже надоел. Подними глаза, там вон какое в небесах», — решив отобрать сотовый. «Встать к борту!» — приказывают по трансляции, оказавшиеся на верхней палубе матросы отходят к леерам, равняясь на флаг. Играет протяжная «Заря», в посёлке на другом берегу бухты зажигаются первые окна, последние лучи просачиваются через кроны далёких деревьев. Под горн и удары рынды сигнальщики стягивают вниз свои флаги. Становится тише и темнее. «Не знаю, как вам, а мне кажется, ради таких моментов стоит жить», — Алексей подводит итог этому вечеру.

Последние месяцы службы почти каждую ночь я провёл на дежурстве, неделями не выходил на верхнюю палубу при свете. Поэтому осенний Владивосток запомнился мне ночным. Я не заметил, как желтела и редела листва, и однажды вовсе пропала под октябрьским дождём, но запомню, как первые осенние туманы съедали Золотой мост и спальные районы мыса Чуркина, как городские огни расплывались в шлейфах маленьких буксиров, даже ночью снующих по Золотому Рогу.

Образ моряка сильно романтизирован, представления о море тоже. Матросы на военных кораблях вообще редко появляются на верхней палубе. Сегодня не нужно поднимать-спускать паруса, заниматься снастями, разве что иногда натирать палубу – 90% экипажа большую часть времени находится в боевых постах без иллюминаторов. Да и море, по крайней мере Японское или Охотское, на сотни морских миль вокруг выглядит вполне однообразно.

Поэтому, если вдруг собираетесь в круиз, в первую очередь обратите внимание на порты, которые планируется посетить. Но даже самые заурядные круизные билеты тянут на две-три среднестатистические зарплаты, поэтому грезящих о дальних берегах и заморских странах всегда ждут на кораблях Минобороны. Серьёзно, на Тихоокеанском флоте немало вакантных мест.


срочная служба,тихоокеанский флот,владивосток
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Шляпа

Салага она салага и есть. Гюйс-это не имя собственное, пишется с маленькой. Сидеть на волнорезе все равно что выпрямлять кнехты!

Очень оригинальный материал! Неожиданный такой. Читать интересно. Спасибо!

Творческий подход к обыденным вещам.Автор- романтик!

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.