ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

МНЕНИЯЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Идеальный шторм

/ Мнения / Кира Деревцова

Фото: Вокруг ТВ

Экономика Забайкалья, как плохой Дед Мороз, – в неё все верят, но никто ни разу не получал подарки.

Большой текст, превратившийся в колонку из-за субъективизма и вообще.

Российская экономика в последние два года просела, что сказалось на отсутствии роста доходов и сокращении расходов бюджета. Страна перешла в режим перманентной оптимизации, в 2017-м и плановые периоды 2018—2019 годов тенденция на снижение затрат сохранится на фоне позитивных прогнозов уровня дефицита, и тенденции к росту собственных доходов. Одним из последствий такого планирования стала отмена индексации зарплат и пособий. Чтобы уйти от экономических издержек власти региона начали ревизию расходов, создав эффект двойной оптимизации – приостановили через парламентские решения действия некоторых законов, сократили затраты на пенсию, зарплату и отпуска госслужащих, пересмотрели схему налоговых льгот, и не только. Чиновники уже предполагают всплеск нездоровой гражданской активности в 2017-м – митинги и угрозы забастовок стали для Забайкалья в текущем году традиционными.

Экономика региона сегодня находится в состоянии рецессии, граничащей со стагнацией, насколько можно судить из отчёта минэконома края за три квартала, за счёт устойчивого роста объёмов добычи полезных ископаемых и относительного роста в строительстве (122,6% к уровню 2015 года) за счёт реализации крупных проектов вроде Быстринского ГОКа и освоения других месторождений. При этом спад наблюдается в обрабатывающей промышленности, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, сельском хозяйстве, розничной торговле (из-за падения потребительской активности и сокращения реальной зарплаты и реальных доходов), общественном питании. Увереннее в 2016 году выглядит инвестиционный сектор, но по прогнозам минэконома, в Забайкалье после 2 лет устойчивого роста, в 2017 году инвестиции пойдут на спад. Связано это с переходом большинства проектов (строившихся в среднем около 5-7 лет) в производственную стадию.

Обеспечили рост инвестиций в основной капитал вышеупомянутый Быстринский ГОК – проект «Норникеля», Нойон-Тологойское месторождение – «Байкалруд», лесопромышленный комплекс на северо-востоке региона, реконструкция участка Карымская – Забайкальск на средства РЖД, региональные инвестиции заложены в освоение Апсатского месторождения, Зашуланского каменноугольного, Александровского, Чинейского титано-магнетитового и развитие племзавода «Комсомолец» в Чернышевском районе. Все эти проекты вошли в план социально-экономического развития Забайкальского края до 2030 года.

В январе-сентябре 2016 года в крае построено почти в два раза меньше жилья, в том числе в сельской местности. Всего – 904 квартиры и 307 домов. Средняя стоимость квадратного метра выросла с 39,1 до 43,8 тысячи рублей. Строительный сектор падает, и в 2017 году, скорее всего, не превысит объёмов 2015 года. Причиной этого является в том числе падение доходов населения и снижение спроса на жильё. Традиционно российские власти пытаются стимулировать спрос субсидированием ставок по ипотеке, но это не является решением проблемы. В Забайкалье всё осложняется высоким уровнем миграции, влияющей на вторичный рынок, и тем, что в 2016 году крупные застройщики так и не получили субсидий и деньги за строительство социальных объектов. Поддержать отрасль в 2017 году регион не сможет – от строительства социальной инфраструктуры в ближайшие три года отказались. У компаний, тем не менее, есть возможность строить для промышленных предприятий, и на это, очевидно, будет сделан упор в 2017 году.

Что касается розничной торговли, то её оборот снизился по всей стране, несмотря на рост доходов населения к концу года. На ярмарках, к примеру, за 9 месяцев 2016 года в Забайкалье продали на 41,5% меньше, чем за аналогичный период прошлого, но и ярмарок провели меньше – на 31%. Внешнеторговый оборот увеличился на 2%, экспорт – на 59% или до 136,9 миллиона долларов, импорт снизился – 289,7 или 81% к 2015 году. Экспортируют больше всего минеральные продукты и древесину, импортируют – по-прежнему продукты и сельскохозяйственное сырьё.

Отрасль сельского хозяйства фактически не растёт с 2015 года. Влияют на это не только природные катаклизмы и отсутствие сбытовой политики, но и сокращение объёмов финансирования отрасли. На всё теперь в регионе есть план социально-экономического развития, но сельскому хозяйству там остаётся надеяться только федеральную поддержку. Мы уже много раз писали о планах правительства в миллион овец и укрепление агропромышленного комплекса. Но пока всё, что есть у АПК – это удачный пример «Комсомольца» и нескольких хозяйств преимущественно в Агинском районе. По тому, как осторожно власти пытаются поднять сельское хозяйство, понятно, что они сами не очень представляют, как сделать это без господдержки.

Падение в розничной торговле некоторым экспертам на фоне роста зарплат кажется чем-то вроде экономического казуса. В Забайкалье рост средней зарплаты в 2016 году составил чуть больше 4% — до 31,5 тысячи рублей, при этом возросли затраты на коммунальные услуги, подорожал транспорт. Да и рост средней зарплаты ожидаемо обеспечили сфера добычи полезных ископаемых, строительство и производство и распределение электроэнергии, газа и воды. Самыми высокооплачиваемыми видами деятельности остаются добыча топливно-энергетических полезных ископаемых и финансы, наиболее низкий уровень зарплаты сохраняется в сельском хозяйстве – 20% от среднекраевого уровня. Величина прожиточного минимума на душу населения выросла на 1,8% и составила около 10,5 тысячи рублей. В регионе за 9 месяцев сохранилась ситуация с задолженностью по зарплатам и оплате коммунальных услуг – около миллиарда рублей.

Что касается рынка труда, то доля экономически активного населения в Забайкалье составляет более 550 тысяч человек, из которых 82% заняты в экономике. Потребность работодателей в работниках, по официальным данным службы занятости, составила на конец сентября 2016 года 16,8 тысячи вакансий, включая заявленную потребность в иностранной рабочей силе. В 2017 году ситуация на рынке труда может измениться – в регионе по прогнозам лишиться работы могут около 3 тысяч человек.

Минэкономразвития видит решение проблемы в запрете для работодателей нанимать иностранных рабочих, имеющих патент, в некоторых отраслях. Это может привести к тому, что поток мигрантов снизится, и НДФЛ в виде авансового платежа от них не поступит в бюджет края. Более того, есть риск развития теневого рынка труда, а ограничения не послужат гарантией трудоустройства местного населения.

Такими выглядят в быстром срезе итоги 2016 года за 9 месяцев, полной картиной минэконом поделится уже в январе, но критичных изменений в последнем квартале вряд ли стоит ожидать.

Неощутимый эффект

Структурный кризис, курсовые скачки и обвал цен на нефть в первой половине года, продолжающийся санкционный режим, увеличение расходов на оборонку как perfect storm создали экономические условия, при которых страна могла оплачивать работу огромных чиновничьих аппаратов, увеличивать расходы на социальную сферу, строительство и госпрограммы. Государство перестроилось в режим жёсткой денежно-кредитной политики и при этом рассчитывает на вывод экономики до 2020 года на уровень выше среднемировых. Предпосылки вроде бы есть – к концу 2016 года экономический спад в России прекратился, курс рубля постепенно стабилизировался, подросли цены на нефть, резко снизилась инфляция — до 5-5,5% с 12,9% в 2015 году. В 2017 году власти планируют снизить инфляцию до амбициозных 4%. Но сама по себе низкая инфляция не приведёт к экономическому росту, хотя на её фоне наблюдается оживление инвестиционной активности и рост промышленного сектора. В целом по стране, как и в регионе, снижаются реальные доходы населения и актуальной задачей помимо окончательного вывода экономики из рецессии (устойчивого спада темпов производства, нулевой динамики ВВП), становится восстановление потребительского спроса. Экономика России крепко завязана на ценах на нефть, бюджет строится на прогнозных 40 долларах за баррель, плюс позитивные прогнозы дают в отношении санкций США – с началом президентства Дональда Трампа в стране рассчитывают на их ослабление. Но загвоздка в том, что исполнение позитивных прогнозов может сильно отсрочить те планы, которые озвучивали власти страны в части вывода экономики из кризиса путём внутренних изменений.

А предпосылок для них как всегда хватает – уходящий год стал годом планов. У Забайкалья есть свой план социально-экономического развития до 2030 года, у Минэконома – на 2019—2020 годы по ускорению роста экономики до уровня выше среднемирового, у правительства – «Стратегия развития России с 2018 по 2024 годы», в стране действуют госпрограммы по развитию макрорегионов вроде Дальнего Востока и Байкальского. Как всё это коррелируется между собой, и какой они дадут эффект? И дадут ли? Сколько у государства было стратегий – две, три? Приблизили они независимость экономики от нефтегазового сектора, сделали ли импортозамещение чем-то большим, чем временной мерой (от которой, если она временная, пострадает бизнес)? Доля государства в экономике страны составляет 70%. В случае России все планы направлены на самооздоровление главного монополиста. Даст ли это что-то регионам, Забайкалью, кроме дотаций?

Забайкалью мало что даст даже план экономического развития – большинство из 200 пунктов – это уже существующие проекты преимущественно в промышленной отрасли. Власти края не знают, что делать с экономикой – вот что показывает этот план и то, в каком состоянии сейчас находится регион. Руководят краем то историки и учителя, то бизнесмены, которые не умеют работать в контексте существующих экономических условий в стране. Забайкалье кажется оторванным от общей картины – непонятно, что и как на нас влияет, мы варимся в котле, где основным ингредиентом является добыча полезных ископаемых и лесопереработка, никаких альтернативных источников дохода и развития инфраструктуры, кроме туризма, власти не видят. Но даже с этим не очень понимают, что делать. В большинстве инициатив мы отстаём от других регионов на 3-5 лет. Достижением для руководителей края считается не самостоятельность, а успешное выпрашивание дотаций, которые загоняют Забайкалье в долговую яму. Формулировки, которыми оперируют власти в отношении плана развития – что мы стратегически важны для страны – вполне могут оказаться нерабочими в перспективе. Что он даст? Сколько раз были подобные стратегии на разных уровнях и в разных формах? У нас в крае мало сильных руководителей и профессионалов – вот первопричина. Потому что если бы их было достаточно, экономика не плыла бы по течению 20 лет. Вот федеральные чиновники обратили внимание ещё раз (благо, учителя в 2016-м волком выли и дома для переселенцев не строились, а то так и жили бы). Обратили, и забайкальские власти сами себя загнали в цейтнот, родив в нём более 200 пунктов плана социально-экономического развития, в котором нет ничего принципиально эффективного, и всё завязано на бюджетных и внебюджетных инвестициях — с ними мы только учимся работать.

А надо бы давно уметь.


экономика,забайкалье
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

 

ОБСУЖДЕНИЕ

"Большой текст, превратившийся в колонку из-за субъективизма и вообще." - замечательная ремарка, характеризующая любую попытку писать экономику Забайкалья.

Это не текст, это тост!

Экономика Забайкалья - это как голая снегурочка!

Почему цена за квадратный метр жилья выросла, если доходы и спрос упали?

Это как в том анекдоте:"Сейчас вон тот пьяный мужик салат доест и аренда окупится!"

"Экономика региона сегодня находится в состоянии рецессии. за счёт устойчивого роста объёмов добычи полезных ископаемых и относительного роста в строительстве."

Что, простите?

Проехали! Наливай!

Экономика Забайкальского края может развиваться только в условиях развитого социализма. Это доказано временем. Больше альтернативы нет.

Социализм - это уже прошлое, зачем туда стремиться? Есть же страны развитого капитализма (Финляндия, Канада,Дания и т.д.) где уровень жизни граждан на порядок выше, чем при социализме. Проблемы жителей России - это: 1) прежде всего проблемы их самих: отсутствие активной гражданской позиции, не желание изучать, думать,что-то менять, отсутствие критического мышления в противовес лживой пропаганде, 2) антинациональное либеральное правительство страны, не заинтересованное в развитии страны, не национальный ЦБ, 3) отсутствие реальной политической оппозиции напрочь прогнившей и полностью дискредитирующей себя "партии власти". И вывод из этого всего прост: просыпаться, думать и действовать, и тут действительно другой альтернативы, увы, нет.

Это уже проходили, просыпались, думали, действовали в результате получили, погубили миллионы ни в чем неповинных людей. Главная проблема жителей России - это Москва, государство в государстве. Жить в единственном в мире колониальном государстве уже невозможно. Поэтому и вывод прост: избавляться от Москвы и создавать новое демократическое государство.

Избавляться от Москвы и создавать государство. А сам про миллионы погубленных пишешь. Хочешь еще погубить? Гражданская война опять.

Вам и Вашим вождям все бы воевать. Пейте лучше Боярышник в нем главная сила.

"В Забайкалье рост средней зарплаты в 2016 году составил чуть больше 4% — до 31,5 тысячи рублей.."

как обычно вспомнил про голубцы)) вы едите мясо, я -капусту, в среднем мы едим голубцы

Свобода лучше несвободы наличием свободы. Невидимая рука рынка привлекает частные инвестиции в хай-тек стартапы, заставляя биржевые индексы скакать вверх в сферах лояльных рыночной экономике. Либертарианские ценности по заветам Адама Смита привлекают множество биржевых аналитиков, брокеров и маклеров, создавая класс успешных людей, которые и являются движителем прогресса. Илон Маск запускает к Марсу свои ракеты, распечатанные на 3D-принтерах, в то время как российские ржавые ракеты, разработанные узниками ГУЛАГа, постоянно падают ввиду своей низкой эргономики. Автомобили Тесла получают все большую популярность за счет использования литиевых батарей от айфонов. Гироскутер на солнечных батареях готов бросить вызов неэкологичным поездам и речным пароходам. Все больше мэров европейских городов пересаживаются на велосипеды под бурные аплодисменты экологов Гринпис. Капитализация Uber превысила капитализацию Газпрома и Росатома вместе взятых. Высокотехнологические стартапы вытесняют неэффективных динозавров плановой экономики наподобие Южмаша и завода Антонова. Фермерская лошадка постиндустриальной экономики приходит на смену железному коню индустриализации.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.