Р!
Дело прошлое Пресс-секретарь Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк
Пресс-секретарь Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк
А
Б
В
Г
Д
Е
Ж
З
И
К
Л
М
Н
О
П
Р
С
Т
Ф
Х
Ц
Ч
Ш
Ю
Я
#
БЛОГИ

Первый выстрел в российское правосудие: как это было

Трудно назвать момент, с которого началась цепь трагических событий в этой истории: то ли когда таксист Валерий Плотников купил наган, то ли когда судья Валерия Зарубина подобрала морозной зимой на пороге своей квартиры щенка. Через несколько лет — 27 января 1994 года — и собака, и револьвер пересеклись во времени. Пёс стал наживкой для преступника, наган — орудием убийства, а жизнь Валерии Зарубиной оборвалась.

Это блог о громких преступлениях и занимательных событиях прошлого, которые происходили в разные годы в Забайкальском крае и не только. Автор — пресс-секретарь Забайкальского краевого суда Виктория Михайлюк — будет теперь рассказывать о них не только на страничке в Instagram, но и на «Чита.Ру».

Судья: в судебных органах Читинской области Валерия Зарубина проработала более 40 лет. Судьёй была строгой и бескомпромиссной, способной рассмотреть дело любой сложности.

Адвокат: Светлана Болошина имела репутацию амбициозного адвоката, способного вытащить преступника из самой неприятной ситуации.

Убийца: Валерий Плотников совершил несколько краж государственных и личных автомашин, за что в 1993 году был арестован. Болошина добилась, чтобы мера пресечения ему была изменена с содержания под стражей на залог.

Наган: револьвер системы «Наган» образца 1895 года. Был куплен Плотниковым в начале 90-х. После убийства он рассверлил ствол, скрывая следы преступления, и заложил оружие знакомому, который, желая его отремонтировать, попросил работника музея истории войск СибВО поменять негодный ствол на ствол находящегося в экспозиции музея аналогичного нагана. Что и было сделано. Так что некоторое время посетители музея, не зная того, смотрели на револьвер, из ствола которого была убита Валерия Зарубина. Суд изъял этот образец как вещественное доказательство, а после вернул оружие в музей, конечно же, без ствола.

Собака: беспородный пёс Фока, которого Валерия Зарубина каждое утро выводила на прогулку. Именно в это время Плотников с подачи Болошиной решил подкараулить судью.

За что?

Трудно понять логику преступника, который совершил кражу и, желая избежать реального срока, пошёл на гораздо более тяжкое преступление. Масло в огонь подливала Светлана Болошина: ещё в ходе предварительного следствия она стращала Плотникова тем, что, если его дело будет рассматривать судья Зарубина, тому грозит самое суровое наказание. Плотников нервничал, а однажды так и произнёс вслух: «Что мне теперь делать? Убить её?» Болошина ответила положительно, сказав, что ему за это будут благодарны многие люди.

14 января 1994 года уголовное дело по обвинению Плотникова приняла к рассмотрению заместитель председателя Центрального суда Читы Валерия Зарубина. Болошина привезла Плотникова в суд и показала, как выглядит Зарубина, назвав её адрес. Жить ей оставалось меньше 2 недель.

Роковое утро

У Плотникова был напарник, который не дожил до суда. Именно с ним он караулил Валерию Зарубину. Около семи утра та завела Фоку в подъезд и стала подниматься по ступенькам. Плотников выстрелил в первый раз… и промазал — пуля рикошетом прошлась по всей лестничной площадке.

Зарубина успела открыть дверь, забежала в квартиру и громко стала звать на помощь мужа. Тот выбежал из комнаты и попытался закрыть входную дверь, но Плотников, удерживая её ногой, выстрелил во второй раз. Пуля пролетела на уровне груди между супругами и застряла в наличнике двери. Третьим прицельным выстрелом в лоб Плотников убил Зарубину и скрылся с места преступления вместе с напарником.

Что было дальше

Тем временем дело Плотникова было передано другому судье, и по его приговору осуждённый отправился-таки в колонию на несколько лет. Примерно через полтора года после убийства заговорил… сам Плотников, который бравировал среди сокамерников тем, что убил судью. Эта информация дошла до обвиняемого в бандитизме местного криминального авторитета Осинцева — подзащитного Болошиной, который находился в СИЗО.

Он предложил ей выдать информацию следственным органам в обмен на его, Осинцева, освобождение из-под стражи под залог. Болошина встретилась с оперуполномоченным УОП Читинского УВД Константином Гудковым, который через 12 лет прославится тем, что ограбит Сбербанк в Чите. Однако торговли не получилось — следователи и так уже располагали нужными сведениями, в том числе и о роли адвоката.

Суд реальный

Дело рассмотрел судья Верховного Суда Республики Бурятия Александр Вторушин — подсудность определил Верховный Суд РФ. Забайкальские служители Фемиды не могли судить преступников, потому что убитой была их коллега. В субботний день 21 июня 1997 года в зале Центрального районного суда Читы, а именно здесь прошло выездное заседание республиканского суда, не было свободных мест: следователи, судьи, работники прокуратуры пришли послушать приговор. Супруг Валерии Зарубиной, который пытался остановить преступника, до суда не дожил, слишком сильны были переживания — тем роковым выстрелом Плотников в какой-то степени убил и его тоже.

Суд назначил Плотникову 15 лет лишения свободы и 8 лет — Болошиной. Последняя на оглашение приговора не пришла: она была под подпиской о невыезде и, чувствуя неотвратимое, попросту сбежала. Только через полгода её задержали в Москве. Наказание оба полностью отбыли и сегодня живут в других регионах России. В Центральном суде Читы установлена памятная доска, могила же Валерии Зарубиной скромна: в первое время после её смерти были случаи, когда особо обиженные её строгостью при жизни, мстили ей после её смерти, пытаясь разбить надгробие.

Суд телевизионный

В 2000 году в Москву на передачу НТВ «Суд идёт» пригласили судью Центрального суда Читы Татьяну Страмилову, которая сегодня в почётной отставке. По задумке авторов программы должен был состояться спектакль — суд присяжных на экране, который рассмотрит это дело ещё раз. Всё было серьёзно: линию защиты обвиняемых вели известные московские адвокаты. Болошину представили фигурой неудобной для прокуратуры, которую подставили, Плотников якобы не мог выстрелить из оружия, не имея фаланг на пальцах правой руки.

Последние слова «подсудимых» были записаны в колониях, где те отбывали наказание. Татьяне Петровне запомнилась страстная речь Болошиной, которая завершилась фразой: «Справедливость восторжествует!» И когда 11 присяжных из 12 признали её виновной, а Плотникова — все 12, она перевела дух — настолько реально всё оказалось в этом документально-правовом спектакле. И этот тот случай, когда мнение непрофессионалов совпало с тем, настоящим, решением суда.

После первого в современной истории России убийства судьи у служителей Фемиды появилось право носить служебное оружие. Но смогли бы они применить его в случае нападения на них? На такой вопрос ответили 28 забайкальских судей — 14 мужчин и 14 женщин. Утвердительно ответили 68%. Более решительны мужчины — 100%, женщины — лишь в 50% случаев уверены в том, что смогут выстрелить в человека.

НазадВперёд
2 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что сказать ? Известная судья лежит в могиле,ее муж тоже,а убийцы живут ,скорее всего,вполне нормальной жизни.И это справедливо?Нет.Предлагаю посадить их повторно- это будет справедливо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Помять о маме бережно сохраняется в нашей семье. Важно и то, что Валерию Ивановну Зарубину помнят: журналист - автор статьи, редакция «Чита.ру», коллеги, молодые юристы и земляки- забайкальцы. Только в единстве этих двух начал такие слова, как правосудие, закон, профессиональный долг обретают истинный смысл, теряя казенную шелуху. Искренне благодарю всех, кто помнит Валерию Ивановну как юриста-профессионала и мою маму.

Валерий Зарубин, профессор РГПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург)