Эй, есть там кто, наверху? – обзор событий 2018 года

Мы этот год прожили будто наскоком: готовились к пожарам и верили, что их не будет, шли с шарами в колоннах на Дне города в Чите, еле дышали на фильмах международного забайкальского кинофестиваля, а потом Забайкалье затопило так, что приходилось спасать сотни людей, их имущество и дома, спасти которые часто было невозможно. И хоть губернатор края Наталья Жданова в начале ливневой эпопеи и заявляла, что повода паниковать нет, люди паниковали – в пунктах для эвакуации у них не оставалось сомнений, что что-то пошло не так.

Как-то незаметно на этом фоне прошли небольшие ротации в руководстве края, которые, впрочем, ситуации в регионе не поменяли.

Потом были выборы в заксобрание региона, где региональное отделение «Единая России» на фоне одобренной Госдумой пенсионной реформы и собственного желания отмолчаться профукало преимущество большинства в краевом парламенте.

Несколько раз главе региона Наталье Ждановой предрекали отставку — то из-за срыва программы по переселения из ветхого и аварийного жилья, то из-за ликвидации последствий наводнения, то просто из-за мыслишек о невозможности в природе женщин-руководителей. А в октябре она сама неожиданно ушла в отставку, которую президент Владимир Путин не принимал так долго, что было ощущение – с отставкой показалось.

Потом появился временно исполняющий обязанности губернатора Александр Осипов – высокий, глазастый, строгий с подчинёнными, которого никто не знал. Вряд ли знает и сегодня – первую пресс-конференцию глава региона созвал с опозданием, а первое интервью дал и того позже.

В такой реальности, такими мы идём в новый 2019 год. А чтобы ещё раз оглянуться, собрали вам самые важные, на наш взгляд, авторские колонки года.

Алексей Малашенко: Сибиряков, уходящий вдаль

Юрий Сибиряков, заместитель главы администрации губернатора Забайкальского края, курировавший вопросы региональной информационной политики и общественных связей, был не очень многословен, даже когда должность в Забайкалье требовала от него обратного. Но с уходом в ноябрьский отпуск, плавно перешедший в декабрьский, который затем перетёк в январский больничный, замруководителя администрации губернатора края совсем притих. Пропал, что говорится, с радаров.

Отпуск он, к слову, заработал ловко – меньше чем за полгода. В конце июня перешёл из мэрии Улан-Удэ в стан главы Забайкалья Натальи Ждановой и не успел раздать обещанные местным СМИ интервью, как наступила пора отдыхать. Где именно, я не знаю. И вы, скорее всего, тоже.

Есть информация, будто Сибиряков, как его затянувшиеся выходные – тоже плавно перетёк куда-то туда, в Бурятию, к родным пенатам. Но это так, на уровне слухов, которые ни пресс-служба губернатора, ни сам герой рассказа пока не подтверждают. Наши коллеги в Улан-Удэ говорят, будто недавно видели пару раз этого мужчину в городе. Но у человека заслуженный больничный, а потому он может позволить себе попадаться людям на глаза в любой точке земного шара. И даже за его пределами.

«Какие вы всё-таки хорошие люди, – сказала начальник пресс-службы губернатора Елена Назарова в конце января, когда я заявил о своём беспокойстве за судьбу нового члена команды Натальи Ждановой. – Переживаете за него. Я вот что-то совсем не переживаю». Но как же тут не переживать? Последний раз я говорил с Сибиряковым в середине января, хотя разговором это можно было назвать с большой натяжкой. «Алло», – ответил он тогда на телефонный звонок чуть осипшим голосом. «Юрий Павлович, добрый день. Это Алексей Малашенко, корреспондент «Чита.Ру». – затараторил я, не веря своей удаче, после стольких-то дней безуспешных попыток дозвониться. – Удобно вам говорить?» – «Нет, мне сейчас неудобно», – «Когда мне лучше вас набрать тогда?» Последнее слово в этой фразе я договаривал коротким гудкам.

Звонил в этот день я ему ещё раз пять, но удобнее моему собеседнику не стало. Чтобы дать ясно это понять, он, судя по всему, добавил мой номер в чёрный список, потому как при очередном наборе с той стороны доносились лишь короткие-короткие гудки. Короче могли быть только наши с Сибиряковым разговоры. Параллельно я писал ему по вайберу, а Юрий Павлович читал, но стоически перебарывал желание что-нибудь написать в ответ.

Я допустил, что нелёгкая занесла чиновника на какие-нибудь Карибы или Галапагоссы, и теперь он избегает телефонных разговоров из-за большого роуминга. Потому я постучался к нему в друзья в фейсбуке. Благо, посты он там размещает регулярно. Например, 13 января поделился зимним пейзажем с уходящей вдаль трассой.

«Обложка со смыслом?», – спросил в комментариях какой-то Аир. Сибиряков поставил комментарию лайк. Я тяжело вздохнул. Просто так, без всяких смыслов.

В друзья меня чиновник не добавил, на сообщение в фейсбуке не ответил. Не дал обратной связи ни по одной из SMS-ок, а было их много: «Доброе утро, готовы поговорить?», «У вас всё в порядке?», «Юрий Павлович?», «Доброе утро. Как у вас дела?», «Добрый день, добавите меня в друзья в фейсбуке?», «Добрый день. Екатерина Шайтанова написала про вас событие недели в связи с вашим исчезновением. Видели?», «Добрый вечер. Когда планируете выйти с больничного?», «Доброе утро, ещё не вышли?».

А он так и не вышел. Ни с больничного, ни на связь. Только редкую фразу в твиттере шлёпнет да ссылку на репост в фейсбуке. «Задорнова не хватает», – написал 9 января. А нам вас, Юрий Павлович. Вы там поправляйтесь быстрее, на больничном-то. Или что там у вас теперь.

Екатерина Шайтанова: В вашей краевой администрации работают идиоты ©

«Единая Россия» на этой неделе так феерично провалила выборы, что мне даже смеяться кажется грешным.

Потерянное партией власти большинство в региональном парламенте, честно-то говоря, катастрофа, по-настоящему осознать которую её организаторы могут вряд ли. Слишком мешает защитная реакция, апломб и корона. Примерно в духе вице-премьера правительства Забайкальского края Дмитрия Кочергина, сказавшего, напомню, что всё норм, результаты выборов охарактеризовал и премьер-министр страны Дмитрий Медведев — он их назвал достойными. Ну да бог с ними, допустим, что у нас с ними разные «Единые России». Моя — провалила выборы от безграмотности и неделю не может распределить мандаты, которых оказалось слишком мало на слишком много желающих.

Зачем-то (никто не понял, зачем) с выборов сняли партии, которые могли бы размыть голоса оппозиционно настроенных избирателей. «Главным создателем успеха КПРФ является блок внутренней политики краевой администрации, где работают некомпетентные люди. Если бы была «Родина» и «Партия дела», то «Партия пенсионеров» бы не прошла и, может быть, «Родина» не прошла. Они бы просто растащили голоса друг у друга. Меньше было бы у коммунистов, а отрыв партии власти был бы больше, она получила бы больше мест за счёт тех, кто не прошёл барьер. Но в вашей краевой администрации работают идиоты», — охарактеризовал действия организаторов кампании политолог Александр Кынев, отметив, что на месте губернатора Забайкалья уволил бы Дмитрия Кочергина без выходного пособия.

Кроме того, с выборов, в том числе после уже выигранных праймериз, сняли собственных одномандатников, которые годами работали в округах, стабильно выигрывая. Так в округах не стало Андрея Никонова, Элины Акуловой, Николая Сыроватки. Не оказалось на выборах и успешных новичков предыдущего созыва — Владимира Хорохордина, который на выборы не пошёл, Игоря Рыжкова, который попробовал пробиться самовыдвиженцем, кого-то, как Алексея Саклакова, внезапно перекинули на другой округ, и это ещё чудо, что ему удалось в нём выиграть. Анатолию Романову в чужом для себя Карымском округе, например, не удалось. И так далее.

Нелепым стал отказ от агитации якобы в связи с наводнением. То ли партия решила заработать очки на стихийном бедствии и его последствиях, то ли так объяснялся масштаб, который она могла себе позволить.

Не самым удачным было решение поставить в голову списка «простых людей» — космонавта, чабана и врача — и никаких политиков. На старте кажущимся изящным, воспользоваться им в полной мере партия не смогла, и простые люди серьёзно повлиять на исход голосования не смогли.

Откровенно слабым был псевдосоциальный проект «Сила в людях» — он оказался совершеннейшей калькой с предыдущих предвыборных проектов, заканчивающихся практически день в день с голосованием. Кроме того, конечно, «Сила в людях» не идёт ни в какое сравнение с теми фестивалями, которые партия власти могла закатывать ещё на прошлых, а особенно — на позапрошлых выборах.

При этом «Единая Россия» настолько растеряла лидеров, что годами находится в домике и за неё не голосует уже даже приход, в который ходит моя бабушка.

Возьмите всё это, добавьте безумные телеграм-каналы, сделанные под выборы телеграм-каналы. В Забайкалье. Телеграм-каналы. Под выборы. Сдобрите презрением. Вуаля — в заксобрании новая реальность без большинства «Единой России». С учётом того, что договариваться никто не привык, хлопать дверью, как Гениатулин, никто не умеет, торговаться, как Ильковский, никто не способен, а дипломатическими способностями, мягко говоря, никто не славится, это, безусловно, норм.

Андрей Козлов: Подводный мир забайкальской политики

Степан Жиряков, с 2010 по 2013 год руководивший региональным заксобранием, и пять лет после этого работавший сенатором от парламента Забайкалья, сложил полномочия представителя региона в Совете Федерации. Произошло это по не очень понятной схеме, но складывается впечатление, что Жирякова с должности не очень аккуратно сняли.

Событие это широко обсуждается среди всех, кому интересна политика, и это легко объяснимо. Жиряков символизирует очередную эпоху забайкальской политической жизни со всеми её многочисленными минусами и практически неразличимыми плюсами. Эпоха эта началась в 2010 году и — условно — её можно назвать великой эрой соглашательства и увядания. Почти наверняка перед Жиряковым восемь лет назад никто не ставил никаких целей, но основным результатом его работы и работы его немногочисленных соратников явилось фактическое уничтожение представительной власти в регионе. Формально всё на месте — заксобрание, местные советы, читинская городская дума, читаемые с бумажки пафосные речи спикера заксобрания, но на деле всем очевидно, что представительная власть в Забайкальском крае уложена под власть исполнительную и давно уже не трепыхается.

Дискуссии, которые случались в последних созывах Читинской областной думы, сильное и деятельное отделение «Единой России» в конце нулевых, рассуждения Виталия Вишнякова о том, кто именно должен ставить подпись под краевыми законами — губернатор или председатель парламента, канули в Лету, забылись, покрылись пылью несуществующей политической истории региона.

Те, кто мастерит это убожество, наверняка рассуждают в том ключе, что послушное заксобрание, состав которого определяют в двух кабинетах на восьмом и шестом этаже здания на Чайковского, 8, и пустое с точки зрения смысла, безропотное и фактически бесполезное региональное отделение «Единой России», — отличный фундамент для спокойной работы краевого правительства. Даже погром на выборах в заксобрание вряд ли изменит ситуацию — альянс «Единой России» с ЛДПР, в котором не будет видно людей, составляющих эти синие фракции, позволит губернатору и её окружению по-прежнему делать всё, что они считают нужным.

Так-то оно так, но спокойствие это загнало ситуацию в регионе в смысловой, и даже идеологический тупик, создало систему, механизмы которой работают исключительно в краткосрочной перспективе, которая сейчас, кажется, ограничивается 2021 годом. Исполнительная власть намеренно отказалась от защиты и страховки, которые ей должна давать власть представительная, отказалась от восприятия конструктивной критики, как бы вывела всё это за периметр своей ежедневной работы, отгородилась от всего этого профильными замами, секретариатами, мелкой неприятной ложью, пустыми интервью о том, что всё хорошо, презрением, за которым просвечивает банальное невежество и хамство, выведенное на государственный уровень.

Могло бы показаться, что это экстраполяция ситуации в стране на уровень отдельно взятого Забайкальского края, но это не так. Федеральную власть можно сколько угодно критиковать, но очевидно, что и ключевые, и текущие, сиюминутные, решения на федеральном уровне широко обсуждаются, придумываются и реализуются какие-то программы, тысячи людей отстаивают свои точки зрения, публикуются неисчислимые исследования, опросы, размышления в виде статей, постов, монографий. Кипит политическая и экономическая жизнь и в соседних регионах. Забайкальский край на этом фоне выглядит мухой в янтаре, чёрной политической дырой, каким-то подводным царством, обитатели которого вроде бы и разевают рты, но их по определению не должно быть слышно и на практике — не разобрать ни слова.

Снятие Жирякова, окончательный его переезд в Москву как будто бы могли бы изменить ситуацию, подтолкнуть власть к тому, чтобы слить протухшую воду, открыть форточку, купить большое зеркало, чтобы внимательно рассмотреть в нём себя, своих прекрасных товарищей и сидящих в соседних креслах мужиков в стандартных костюмах-двойках. Но уже известно, что нет.

Среди тех, кому интересна вся эта возня, уже несколько лет ходит смешной анекдот про мышей — мол, в семье лилипутов сын ростом в 90 сантиметров приводит представлять папе ростом в 100 сантиметров невесту ростом в 80 сантиметров, и папа, волнуясь, говорит в том смысле, что эдак мы, сынок, до мышей скоро дойдём. Ну, вы понимаете, какой я глагол заменил. Так вот в Забайкальском крае мы такими темпами не до мышей — ещё чуть-чуть и до насекомых доберёмся. Процесс этот не может продолжаться до бактериального уровня, кто-то когда-то должен развернуть его вспять, сменить концепцию, зажечь сердца, кого-то где-то убедить, двинуть важную и нужную речь с броневичка. Мне кажется, что многие ждут какого-то второго пришествия, новых людей, окрика сверху, чего-то экстраординарного. Но штука в том, что никакое пришествие нам уже не поможет, новые люди в это болото не поедут, кричать сверху совершенно никому не надо — Москве это просто не интересно, что и было 256 раз продемонстрировано, всё экстраординарное уже произошло. Так что искать резервы придётся в том, что есть.

Другой вопрос в том, что искать их, скорее всего, никто не будет, потому что основной задачей всех этих людей остаётся желание просто досидеть до конца срока, а там разберёмся. Ну вот Степан Жиряков разобрался — будет теперь счастливо работать в столице нашей родины, явно с внутренним содроганием вспоминая экстраординарный период своей забайкальской ссылки со всеми её передрягами и унижениями.

Татьяна Пояркина: Четвёртый лишний

Министерство просвещения России разработало законопроект, который с 1 января 2020 года запретит россиянам при усыновлении содержать больше трёх детей — как родных, так и приёмных.

Это кажется очередным абсурдом. Новый виток бреда в отношении детей-сирот после принятия «Закона Димы Яковлева».

Вместо того, чтобы полностью перестраивать систему детских домов в России, которая, очевидно, уже давно прогнила, государство фактически эту систему развивает. Захлопывает дверь социального учреждения для детей навсегда. В разы сужает возможность обрести новых родителей.

Усыновить ребёнка — это не про жалость и желание помочь бедному сироте. Да, конечно, это тоже присутствует. Здесь всё глубже. Это почти миссия. Это всегда жертва. Это огромный труд. Это тяжёлая адаптация. Вынести это способен далеко не каждый. И те семьи, те женщины, которые вырывают из убогой детдомовской системы России одного, двух, трёх и более детей, понимают и знают, на что идут. Они способны подарить этим детям счастье. А оно заключается не в горячем обеде, прогулках по часам и подарках от спонсоров.

Этот законопроект очередной раз доказывает, что наличие детских домов выгодно. На содержание детей в них выделяются огромные деньги, которыми можно легко «крутить». И вместо того, чтобы на эти средства организовать базу приёмных родителей, как это работает в других странах, мы продолжаем затачивать детей в бездушных стенах соцучреждений.

В социальных сетях начался флешмоб приёмных мам #четвёртыйнелишний. Они рассказывают, что могло бы быть с их детьми, если бы они не забрали их к себе.

Приёмная мама Ольга Овдова на своей странице в Facebook написала: «Представим себе, как живут наши дети, если не в нашей семье. Сергей, 23 года. Окончил школу, директор которой считает, что из его школы выходят только воры и проститутки. Окончил училище по специальности «маляр-штукатур» (других не предлагают). Маляром работать не любит, поэтому ворует, директор оказывается прав. Вторая ходка. Арина, 13 лет. Красивая девушка небольшого ума. Участница сексуального скандала (приводится ссылка про её интернат). Варвара, 10 лет. Сидит в коляске, иногда гуляет на заднем дворе. Учится по коррекционной программе, потому что все её ровесники коррекционные, а под неё одну класс нормы никто не откроет. После 18 лет отправляется в психо-неврологический интернат. Анжела, 9 лет. Гуляет в пределах двора, учится по коррекционной программе и не умеет играть ни во что, кроме плачущих младенцев. Я ничего не придумываю. Всё из разговоров и наблюдений за окружающей действительностью».

В социальных сетях я подписана на несколько приёмных мам. Они откровенно пишут о сложностях и радостях своего материнства. Но те посты, где они рассказывают о качающихся в кроватках двухлетках, которые так сами себя убаюкивают, хождении в туалет по расписанию, неуёмном аппетите детей, потому что еда — единственная радость в жизни, сексуальных травмах, с которыми сталкиваются почти все дети в детском доме от 10 лет, обдают холодным потом от ужаса. По-моему, авторам законопроекта надо почитать хоть одну из них, чтобы не придумывать всякую ересь.

Юлия Скорнякова: 17 мгновений марта

Смеркалось. Владимир Владимирович отложил ручку, которой только что нарисовал на чистом листе чертёнка, в сторону. Чёрт получился похожим на Навального.

И чёрт бы с ним: после объявления о желании баллотироваться и губернаторы, и прогрессивная общественность наприсылали ликующих телеграмм, но как-то неспокойно было на душе. За окном в Москве-реке начали отражаться огни города, который никогда не спал.

В дверь постучали.

— Войдите! – чуть замешкался президент.

— Открытку принесли, — на пороге стоял министр обороны Сергей Шойгу.

Какой-то вы сконфуженный, — заметил президент.

— Да куда там, — буркнул Шойгу и прошёл к столу. – Лидер забайкальского отделения партии «Родина» Щебеньков заявил о том, что полностью поддерживает вас в желании переизбраться.

— Ну?

Шойгу протянул карточку.

— И назвал свою партию вашим спецназом.

Владимир Владимирович отвернулся от окна.

— Спецназом?

— Спецназом. Так и сказал: «Это спецназ президента Путина. И он может рассчитывать на нас на все 100%», — Шойгу смущённо кашлянул.

— Ну что ж, — вполголоса сказал президент. – Ну что ж…

От сердца отлегло. Теперь точно всё будет хорошо.

Валентин Булавко: Скурыдин как мифический змей

Уроборос — свернувшийся в кольцо мифический змей, кусающий себя за хвост; символ вечности. Сергей Алексеевич Скурыдин — председатель комитета городского хозяйства Читы, и. о. замруководителя администрации. Что между ними общего?

«Будем лучше жить, будем больше строить», — ответил на неделе Скурыдин депутатам гордумы, возмущённым программой развития читинских дорог до 2030 года. Администрация города запланировала за 12 лет отремонтировать только 5 километров улиц. Причём, только в центре. А ещё — построить одну развязку на Смоленском кольце вместо двух десятков, предусмотренных генпланом.

Хочется тоже возмутиться, начать критиковать власти города, но чиновники в здании на Бутина, 39, фасад которого так прекрасен после реконструкции, уже непробиваемы для критики. Там пережили и приезд Валентины Матвиенко, и ежедневное бичевание губернатором Натальей Ждановой во время наводнения, а журналистов давно привыкли не замечать. Даже своим соседям по Бутина, 39, — городским депутатам — один из первых руководителей Читы буднично признался в инертности и практически фатализме администрации.

Мол, денег у нас нет, наверное, не будет, поэтому незачем стремиться к лучшему, считают в администрации. И наверное, до сих пор удивляются оттоку населения.

Если подход к развитию Читы не изменится, город обречён на бесконечное страдание.

Роман Шадрин: На дне

Директор футбольного клуба «Чита» Алексей Тихоньких полагает следующее: «Если говорить честно, то футбол в таких регионах, как наш, не просто опустился на уровень ниже – он уже практически достиг дна. Хуже уже некуда». Говорит это по-сибирски спокойно, не посыпая голову пеплом, и не оплакивая большой футбол на востоке страны, а, напротив, утверждая, что достигнув дна, поделив зону Восток на сибирскую и дальневосточную части, можно оттолкнуться и начать всплывать.

Слова руководителя клуба, возможно, и не прозвучали бы так хлёстко, будь они сказаны в другое время, не сейчас, когда из каждого утюга на нас смотрит Забивака, а страна бодро готовится к Чемпионату мира, открывает стадионы, презентует форму волонтёров и всё такое. Там, за Уралом — чемпионат. Здесь, в Сибири и на Дальнем Востоке — какое-то дно. Не везде и не во всём, конечно. По-сибирски спокойно насосы качают из земли нефть, ползут по Транссибу составы с лесом и углем, сдерживают реки и дают большую энергию электростанции, дежурят части ПВО, из пучины Тихого океана тянут рыбу рыбаки, курсируют крейсеры и подлодки. Медики лечат, фермеры сеют, строители строят, торговля идёт, артисты репетируют. В классах дети сидят над тетрадками, а на футбольном поле стучит мяч. Вроде бы, всё хорошо. Но с одной стороны Урала открыли новый стадион, а с другой — констатировали какое-то очередное дно. Эй, есть там кто, наверху?

6 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Фото с голым торсом это конечно совсем уже ку-ку 

Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Почему же "гаранту" можно, а Александру нельзя ?

Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Хотя, холеное лицо с насмешливой улыбкой и бокалом алкоголесодержащего продукта, выглядит не менее омерзительно. Как говорится "Все как на подбор"

Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Моё личное мнение о представителях вертикальной власти: трепачи, приспособленцы и ворье. В советское время было почти тоже самое, кроме ворья, с последними в те времена было строго.

Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Все больше и больше убеждаюсь что ЕДИНАЯ РОССИЯ и ее ставленники в РЕГИОНАХ это большие пустышки и проходимцы не способные ЗАНИМАТЬСЯ СОЗИДАНИЕМ и РАЗВИТИЕМ страны зато хорошо уводят бюджетные деньги в офшоры а для страны и ее ГРАЖДАН денег у НИХ нет и НЕ БУДЕТ тем более большинство из них граждане стран ЕВРОПЫ и США.

Модерация
Комментарий заминусованпосетителями. (показать)

Карикатурные копии Путина в регионах смешные,жадные и позорные у них нет трудолюбия и созидательности нет того что есть у их бога ХИТРОСТИ и ума.

В некоторых случаях у редакции могут появиться вопросы для дальнейшего освещения темы. Укажите свой телефон или email, если это возможно. Данные не публикуются.

Если вы даёте согласие на изменение модератором вашего комментария, в случае, если он не соблюдает нижеописанные правила, то модераторы постараются исправить комментарий так, чтобы его было можно опубликовать. В противном случае комментарий не соответствующий правилам будет удалён.

Мы не пропускаем оскорбления героев публикации, авторов текста, комментаторов, просто третьих лиц. Удаляются обвинения в преступлениях и правонарушениях, подробности личной жизни героев публикации, личной жизни журналиста-автора, комментарии, которые не относятся к теме текста, маты, капс, обильные многоточия, истерики, бессвязная речь, любая реклама.

Комментарий отклонят, если в нём есть призывы к нарушению законов, свержению власти, революции, массовым беспорядкам, нарушению территориальной целостности государства, разжиганию национальной розни, содержат признаки религиозного или языкового превосходства, содержит персональные данные или может нанести ущерб деловой репутации.

Не публикуются комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты, не гарантирующие достоверность публикуемой информации, просьбы о переводе денег героям публикации (если ситуация того требует, эта информация есть в редакции и её можно получить по телефону 400-890). И мы оставляем за собой право не пропускать оценку работы модераторов и редакции.

Бонусы
Бонусы