Р!
Меню

Дорогая, извини... «Первым делом самолёты»

Год назад молодые предприниматели из Читы Олег Родионов и Дмитрий Астафьев получили 9,3 миллиона рублей от венчурного фонда Промсвязьбанка и общественной организации «Опора России» на открытие бара-ресторана франшизы «Дорогая, я перезвоню». Этот год стал для бизнесменов определяющим: подбирали команду, пробовали разные варианты развития, новые кризисные условия рынка вносили свои коррективы. Сегодня бар известен в городе, как место, где можно отлично провести время.

В начале 2016 года решили отказаться от франшизы и поменять название на «Первым делом самолёты». Основной генератор идей и руководитель нового заведения Олег Родионов делится впечатлениями о прошедшем годе работы и новыми планами проекта.

— С чем связано ваше решение о смене названия заведения?

— В новый год мы «влетели» с новым именем. Бар «Дорогая, я перезвоню» остался в прошлом. Наше новое название – «Первым делом самолёты…». Мы решили отказаться от франшизы и попробовать самостоятельно продолжать развиваться. Спасибо основателям сети за крутой старт. Они молодцы, многое подсказали на начальном этапе, помогли и отнеслись очень хорошо ко всем нашим временным трудностям. Все, что нам должны были дать – дали, теперь дело за нами. Заведение меняет только название, а интерьер, меню, персонал, руководство и концепция останутся прежними.

— Чем именно помогла команда основателя франшизы «Дорогая, я перезвоню» Дмитрия Левицкого?

— У нас не было опыта ведения бизнеса в сфере общепита. Основной помощью для нас стало то, что они показали своё видение в организации работы бара. И мы переняли этот опыт в полном объёме. Их сильные стороны и задумку мы поняли и опробовали в нашем городе. Она работает, но с поправками под Читу, и должно быть что-то такое особенное, чем мы сейчас вплотную занимаемся.

— О каких поправках идёт речь? В чём заключаются региональные особенности?

— В больших городах на каждое заведение найдётся свой клиент. Как я уже не раз говорил, можно быть не такими яркими, уникальными, все равно люди к тебе придут, потому что в большом городе живёт много людей. Федеральное позиционирование баров «Дорогой» — приемлемое по цене меню, опять же для большого города, а для регионального потребителя московское меню оказалось дорогим. Изначально нас восприняли, как заведение с высокими ценами на еду и напитки. Меню было скорректировано под среднюю цену по городу, но первоначальное мнение клиента сыграло для нас плохую роль. Ланчи у нас хорошо проходят. Мы находимся в бизнес-центре, и сотрудники местных офисов обедают у нас. Сейчас работаем над тем, чтобы изменить представление о нас и всё-таки создать нашему бару яркую уникальность.

— В чём заключается процесс поиска уникальности?

— Мы в поиске нашего основного клиента, целевой аудитории. Хотим понять – кто это всё-таки, или на кого мы хотим работать. Сейчас мы успешное заведение в плане выходных — тусовочное место – куда в пятницу, субботу многие хотят попасть. В выходные мы успешные, но, помимо них, у нас ещё целая неделя! В такие дни посещаемость заведения существенно снижается, так как по-прежнему бытует мнение, что у нас дорого. Сейчас мы сделали новое меню на ужины будних дней – «комфортные ужины», запустили неделю назад. Но делать акцент только на еде – это не наша история.

— Что тогда ещё важно для вас?

— Мы продумываем, чем можно заманивать гостей в будние вечера, если они не пьют и не танцуют. У нас есть интересная игра – «Киносхватка». Собираются команды, показывают фрагменты из фильмов, музыку, участники отвечают на вопросы. Каждый вторник игра успешно проходит. В среду у нас живая музыка – местная кавергруппа «Контропанда». Пока непонятно — интересно ли это нашим гостям. Иногда полный зал, иногда никого. Так, методом проб и ошибок познаём барный бизнес в нашем городе.

— Как родилось новое название бара?

— Сами придумали. Наш арт-менеджер предлагал разные варианты, я выбрал именно этот. Были заданы критерии — что-то похожее по эмоциям и смыслу на старое название. Думаю, получилось похоже, даже чуть-чуть приличней, чем было (смеётся). Прежнее название вызывало у людей разные ассоциации. Некоторые думали, что это гостиница – а-ля «Вдали от жён», другие считали, что стрипклуб. В общем, название было неоднозначное, с новым — таких ассоциаций возникать не должно. Все равно, я убеждён, что дело не в названии, а в продукте. Вряд ли кто-то, когда-то думал, что Coca-Cola – это красивое название.

— Думаете, ничего не потеряете, отказавшись от франшизы?

— Мы должны приобрести, потому что у нас появился дополнительный стимул – работать лучше. Все в наших руках.

— Основные каналы продвижения вашего заведения?

— Сарафанное радио в большинстве своём. Если продукта нет, то ничего не поможет. Как практика показала, люди нас узнавали практически год. До недавнего момента некоторые не знали, что есть в городе такой бар. Ушёл целый год, чтобы о нас услышали. Сейчас у нас сложилось такое позиционирование – тусовочное место выходных дней, и мы хотим его немного изменить, добавить интересные предложения в будние дни.

— Многим не хочется готовить дома. Может, это и есть ваша целевая аудитория в будни?

— Я анализирую этот момент, получается, что это больше подходит холостякам. Может быть, на них и надо строить продукт, какие-то более удобные штуки добавлять, например, раздавать купоны на стрижки в мужской парикмахерской, на фитнес-зал, на уборку в квартире.

— Команда, которую вы набирали в начале, осталась?

— Практически все бармены работают с открытия. Костяк официантов — тоже больше полугода. Всего 25 человек. Ощущаем как раз сейчас больше ответственность за ребят, чем за себя. У нас очень классная команда образовалась, наверное, лучшая в городе в общепите, а даже, может, и в стране! Все ребята как на подбор – очень классные, искренние, позитивные. Ни одного лишнего человека. Больше за них переживаешь и ощущаешь ответственность перед ними, так как для них это больше, чем просто работа, это очень крутая работа.

— За это время были такие пессимистические настроения – все бросить?

Да, к сожалению, было, но это так… ненадолго. Как в фильме «Большая перемена», когда ученик своему учителю говорил – «Слушай, а мне же тоже как-то раз грустно было в жизни… минут 10, а потом прошло…» Чего грустить? Это не поможет. Надо что-то делать, двигать дальше. К сожалению, какую-то яркую уникальность мы пока не выработали, а она очень нужна.

— Средства венчурного фонда помогли?

— Да, фонд хорошо помог стартануть, реализовать проект, к которому мы так долго шли. У нас есть успешно развивающийся фитнес-бизнес и мне была интересна не конкретно какая-то сфера, а в целом организация бизнеса: создавать бизнес, научиться его понимать. Интересен сам процесс. Но кто попадает в барную сферу, тех она редко отпускает, и это мне очень интересно. Поэтому, первым делом бизнес, а в нашем случае — первым делом – самолёты, ну а все остальное приложится.

Венчурный фонд был запущен Промсвязьбанком в сотрудничестве с общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «Опора России» в феврале 2013 года для поддержки и развития молодёжного предпринимательства. Фонд инвестирует в проекты из традиционных сфер бизнеса: производство, торговля, услуги В2С* и В2В** сектора. Проекты из IT-индустрии, научной сферы и инновации к рассмотрению экспертами фонда не принимаются. Общий размер фонда – 300 миллионов рублей. Сумма инвестиций в один проект от 1,5 до 10 миллионов рублей.

За три года работы фонда было профинансировано 23 бизнес-проекта молодых предпринимателей из разных регионов России на общую сумму более 100 миллионов рублей, из них уже три проекта успешно реализовали бизнес-план и вернули инвестиции фонду.

Узнать более подробную информацию о фонде и подать заявку на получение инвестиций можно на сайте – www.psbfund.ru.

 
ПСБ, ул. Анохина, 91, корп. 2
  • 8 (3022) 200-100

*Коммерческие взаимоотношения между организацией и частным лицом, конечным потребителем.
**Информационное и экономическое взаимодействие между компаниями.

ПАО «Промсвязьбанк». Генеральная лицензия ЦБ РФ в №3251 от 17 декабря 2014 года.

НазадВперёд