Р!
26 АВГУСТА 2019
24 августа 2019

Разбитые витрины читинских площадей — в обзоре краевых СМИ

Я уже признавался, что ни разу в жизни не был за границей. Всего пару раз мне удалось съездить в Москву, но уже в сознательном возрасте. Ещё в пару детских лагерей на западе страны, ну и, будучи журналистом, в несколько районов Забайкалья. Я не был в Китае или США и не могу сравнить их дороги с читинскими. Но достаточно сравнить хотя бы с московскими.

Для меня было искренним удивлением, когда машина знакомых, которые меня принимали в столице, двигалась по улицам белокаменной с такой лёгкостью и плавностью, словно катилась по намасленному листу фольги. И тут же вспомнил про дороги читинские. И как-то взгрустнул.

Поддался грусти и журналист газеты «Экстра» Владимир Тихомиров, который ещё раз напомнил краевым властям об их желании наладить сотрудничество с Китаем и другими соседними странами, а также об их нежелании посмотреть на истинное лицо городских витрин — площадей. И как, пройдя по этим развалинам, должны реагировать потенциальные партнёры и инвесторы?

Захолустная витрина

Краевая власть всерьёз намерена сделать прорыв в экономике за счёт сотрудничества с Китаем и другими соседними странами. Но выглядит при этом подобно хозяйке, которая ждёт гостей, не удосужившись помыть полы и постелить свежую скатерть.

Не проходит и недели, чтобы кто-то из администрации Забайкальского края не сослался на некий комплексный план, который готовится по поручению президента страны. А в нём, дескать, есть «ноу-хау» — тесные связи с зарубежными странами. Прослышав об этом, в Читу зачастили японцы, китайцы, монголы. Им надо партнёров посмотреть, себя показать. А Чита — витрина края. Какова витрина, таковы и хозяева. Ходят гости по главной площади города, щёлкают фотоаппаратами, снимают витрину. И вот у меня вопрос: в какой угол от стыда прячутся при этом хозяева — отцы города и края? Ибо даже издалека наблюдать, как гости снимают на фото и видео ухабы на наших площадях, залежалый мусор даже на центральных улицах — становится не по себе. И думается: не только эти кадры увезут с собой зарубежные гости, а ещё и большие сомнения для себя: стоит ли иметь дело с властью, которая не может привести в порядок даже площади и улицы, на которые выходят её руководящие окна.

Впрочем, возможно, это только так нам кажется со стороны. А вот у отцов города другое настроение. Они заняты успешными отчётами друг перед другом. Сначала отчитался перед депутатами глава администрации краевого центра Олег Кузнецов. Депутаты, в том числе и глава городского округа «Город Чита» Анатолий Михалёв — в восторге. Им понравилось. Очень хвалили сити-менеджера. На днях отчитался Анатолий Михалёв. Снова все в восторге, снова депутаты хвалили. И по телевизору, и по радио, и в газетах. Отличный, по их мнению, отчёт. Просто замечательный.

Наверное, всё было бы прекрасно, если бы после этих отчётов не надо выходить на улицу. Поэтому и отцам города, и депутатам хотелось бы предложить вместо бумажных отчётов следующий тест. Дать Анатолию Михалёву и Олегу Кузнецову по детской коляске (детей изъять в целях безопасности) и предложить пройти с ними по центральной аллее площади Декабристов. Сумеют при этом не опрокинуть коляски и не переломать себе ноги — зачёт. Не сумеют — не взыщите. А потом пусть строем пройдут по той же аллее депутаты. И вот после этого выскажут своё мнение о работе отцов города.

Мне почему-то думается, что такая тестовая форма будет более действенной.

Владимир Тихомиров. «Экстра» №14 от 5 апреля

В одной компьютерной игре про американскую мафию 40-х и 50-х, босс итальянского мафиозного сообщества, принимая в семью нового криминального члена сказал, чтобы никто из его семьи не связывался с наркотиками. «Они приносят хорошие деньги, но это — грязные деньги», — говорил дон Винчи, этот босс. Читу, как и прочие города и целые страны, вирус лёгкой, но грязной наживы стороной не обошёл. «Экстра» на этой неделе узнала у специалиста Управления по контролю за оборотом наркотиков краевого УМВД о том, как наркотики прибывают в регион, как их распространяют и насколько эффективна борьба с этой дрянью.

Наркодилеры уходят в Сеть

Наркотическая угроза в отдельных её проявлениях, невзирая на недавние перипетии, связанные с упразднением ФСКН и дальнейшей передачей полномочий расформированного ведомства органам МВД, постепенно начала идти на спад. О том, как удается достичь результатов в борьбе с распространением запрещенных препаратов, «Экстре» рассказал заместитель начальника Управления по контролю за оборотом наркотиков краевого УМВД Александр Золотуев.

По принципу сетевого маркетинга

— Одной из проблем по-прежнему остается незаконный оборот синтетических наркотиков. Какими способами злоумышленники распространяют опасные вещества в регионе?

— С течением времени схемы работы наркодилеров практически не меняются. Их золотое правило — взаимодействие друг с другом на расстоянии в интернете, общаются они исключительно в социальных сетях. Как правило, лидеры тех или иных группировок находятся в других регионах страны и координируют действия своих «подчинённых» здесь. Конечно, в нашей практике были случаи, когда отдельные группировки полностью формировались на территории Забайкалья. Но такое, скорее, является исключением из правил.

На сегодняшний день иерархия в вышеупомянутых кругах строится в два уровня — низовой и верховой. К первому относятся рядовые наркодилеры, по большей части — это наркозависимые люди, сами не брезгующие употреблять «спайсы». Ко второму относятся соответственно лидеры, которые заказывают партию, принимают ее, а потом перенаправляют подельникам в разные регионы страны. Среди них наркоманов гораздо меньше. Некоторые сбытчики попадаются с поличным именно по причине своей «болезни», забывая про какую бы то ни было конспирацию. Также нельзя не отметить и тот факт, что наркогруппировки работают по принципу сетевого маркетинга. В их рядах существует система поощрений и штрафов для поддержания дисциплины.

— Откуда в край приходит «синтетика»?

— Основным каналом поставки является КНР. Схема транспортировки оттуда этой заразы предельно проста — российский дилер связывается со своим китайским поставщиком через интернет, и они обговаривают детали отправки «посылки» к нам. После этого незаконный груз, например, в виде почтового отправления пересекает границу в вагоне поезда. При этом некоторые партии «синтетики» иногда закладывают в полости промышленных товаров и прочее. Главная проблема состоит в том, что такие «посылки» сложно отследить в силу технических причин, так как на таможне пока еще нет достаточного количества специальных электронных установок, с помощью которых можно было бы просматривать рентгеновским методом целые вагоны. Так же, как правило, почтовый багаж по факту представляется возможным досмотреть лишь на месте доставки, а не на таможенном посту.

На гербициды нет денег

— Как на сегодня в Забайкалье в целом обстоит ситуация с незаконным оборотом наркотиков?

— В прошлом году в крае прослеживалась тенденция к снижению числа наркопреступлений. Их общее число составило 1419, в то время как в 2015-м их было выявлено 1840. Такое положение обусловлено несколькими факторами, главный из которых — это принятые меры по ужесточению законодательства. Немаловажную роль здесь сыграл и тот факт, что многие из тех, кто торговал смертью, оказались за решёткой, а на их место еще не пришли новые криминальные субъекты. Еще одной из причин снижения стала активно развивающаяся практика привлечения наркозависимых к административной ответственности. В её рамках правонарушителей по решению суда принуждают проходить лечение в диспансерах, либо платить штрафы за уклонение от него.

В сравнении с другими регионами Сибири наш край имеет достаточно низкие показатели в сфере незаконного оборота наркотических средств наравне с Бурятией. Так, например, всего в Забайкалье в прошлом году было изъято 594 килограмма наркотиков, большую часть из которых составили производные канабисной группы. В центральных регионах России эти цифры составляют более крупные значения.

— Каких результатов удалось достичь в плане борьбы с марихуаной?

— Мы активно работаем в этом направлении, однако некоторые факторы не дают нам достичь более высоких результатов. В первую очередь это связано с недофинансированием федеральной программы по уничтожению дикорастущей конопли химическим путем при помощи гербицидов. Например, в нынешнем году краю было выделено 297 тысяч рублей, тогда как в прошлом году эта сумма равнялась 500 тысячам рублей. В идеале же на данные цели нам требуется ежегодно порядка одного миллиона рублей. Что касается контролируемых отжигов «травы», то здесь дела обстоят гораздо лучше. Подобные мероприятия проводятся практически во всех районах Забайкалья за исключением северных, где данное растение практически не произрастает в силу климатических условий.

Нужно отметить, что методы распространения наркотиков канабисной группы в Забайкалье тоже постепенно переходят на «электронные рельсы». Дилеры в последнее время чаше начинают взаимодействовать друг с другом дистанционно при помощи соцсетей. Тем не менее, осенью прошлого года нам удалось пресечь деятельность группировки, занимающейся изготовлением и фасовкой наркотиков, основой для которых служили производные конопли. Всего было задержано 12 человек в разных населенных пунктах края. В общей сложности у них было изъято 50 килограммов дурманящих сознание средств. Злоумышленники перевозили наркотики по территории региона в маршрутных такси и автобусах.

— В завершении расскажите о том, как прошел процесс по передаче полномочий от упраздненного УФСКН органам УМВД в регионе?

— Основная часть сотрудников из упраздненного в прошлом году наркоконтроля перешла на работу в органы УМВД для исполнения прежних обязанностей. После реформирования число оперативных работников увеличилось — на сегодня штат в полной мере укомплектован, и в данный момент все процессы по передаче полномочий практически полностью завершены. В составе вновь созданной структуры мы довольно быстро стали догонять показатели прошлых лет. Однако говорить об этом со стопроцентной уверенностью, пока не приходится, так как нужно дождаться конца 2017 года, а затем сравнить итоги с предыдущими периодами деятельности.

Максим Макаров. «Экстра» №14 от 5 апреля

Коллектив «Вечорки» побывал у бастующих дальнобойщиков, требующих отмены системы «Платон». Текст о том, как бастующие живут, чего хотят от власти и какую нелёгкую долю несут в связи с активацией этой системы. Ну, и «Вечорка» не была бы «Вечоркой», если бы не колко проехалась по депутатам, посетившим дальнобойщиков.

«Платон», дезодорант Кулиевой и «ничего» от Кочергина

Предыдущая неделя началась с забастовки водителей-дальнобойщиков. В одночасье, 27 марта, многотонные фуры встали у обочин практически во всех регионах России — от Калининграда до Владивостока.

Дальнобойщики решились на забастовку несмотря на то, что правительство России по личному указанию Дмитрия Медведева не стало следовать своим первоначальным планам — поднимать тариф до 3,06 рублей, а продлило льготный период и подняло тариф только на 25% — до 1,91 рублей. Но даже не это сподвигло дальнобойщиков выйти на трассы. По их мнению, «Платон» — это кабала, это грабёж средь бела дня. Они решили добиваться полной его отмены.

Долой «Платон»!

Масштабная забастовка водителей-дальнобойщиков началась 27 марта. Требования — полная отмена системы «Платон», которая, по их словам, приносит прибыль лишь олигарху Ротенбергу.

27 марта, в первый день забастовки, водители выстроились в районе школы № 17, но чиновники администрации Читы пригрозили им расправой, и они вынуждены были поменять место дислокации.

28 марта в окрестностях Читы, между поселками ГРЭС и Кутузовка, вдоль федеральной трассы Иркутск — Чита стояло около 100 фур. Их количество постоянно увеличивалось. Среди протестующих не только читинские водители, очень многие представляют другие регионы России — от Дагестана до Приморского края.

Все бастующие уверены, что те деньги, которые с них собирают, до дорог не доходят — всё оседает в карманах Ротенберга. Их подозрения подтвердил и чиновник краевого Росавтодора, встретившийся с водителями. Он сказал, что в прошлом году Забайкальский край не получил от «Платона» ни копейки на ремонт дорог.

Как говорят сами водители, они намерены бастовать ещё как минимум десять дней. Борзинские дальнобойщики присоединились к всероссийской акции протеста против системы «Платон». Чуть позже к забастовке подключились дальнобойщики в Забайкальске, Краснокаменске и Агинском.

Три шкуры с дальнобойщика

Водители опять же, не только забайкальские — есть жители Бурятии, Красноярского края, Новосибирской области и даже один голубоглазый дагестанец.

На вопрос «Кто главный?» несколько голосов отвечают: «Все главные». Затем начинают говорить, подхватывая друг друга:

— Открыли этот «Платон». Плачу, не знаю кому. Вроде, деньги на дороги должны идти. А за что платить? У человека вон рессора сломалась — 30 тысяч обошелся ремонт. Куда деньги-то идут?

Такой аргумент используют тысячи дальнобойщиков по всей стране. С 27 марта в России началась стачка водителей. Причина кроется в том, что с 15 апреля тариф должен был вырасти с 1 рубля 53 копеек почти в два раза — до 3 рублей 6 копеек. Однако за несколько дней до начала протестов правительство решило продлить льготный тариф, правда, уже в размере 1,9 руб Дальнобойщиков это мало успокоило.
— Такими темпами они до трёх рублей, как планировали, быстро доскачут.

— Грубо говоря, машина проходит 100 тысяч километров, умножим на 1,9. Вот у нас такая сумма появилась в расходах ни с того ни с сего, — заявляет один из водителей.

— Мы сейчас платим три оброка: «Платон», транспортный налог и акциз на топливо, — поддерживает его второй.

— Вчера был человек из Росавтодора. Мы спросили, сколько им денег на дороги в Забайкалье дал «Платон». Он ответил, что ни копейки. А вечером по читинским новостям передали, что около станции Новой на эти деньги отремонтировали дорогу. Это пропаганда «Платона», — утверждает третий.

В мужиках чувствуется злость. В поездках они полагаются на себя и дорожную солидарность. За годы работы они научились справляться с поломками, бандитами и прочими напастями. В борьбе с «Платоном» они снова вынуждены надеяться только на дорожное братство. Помощников у водителей не очень много.

— Стоим уже второй день, ночевали тут. Будем стоять десять дней. Сначала стояли на Школе 17, но приехал замглавы администрации и сказал, что в черте города собираться запрещено. Он даже пообещал затаскать людей по судам за несанкционированные митинги либо вызвать ОМОН и поскручивать нас, — говорит читинец.

— Я сейчас два часа «просидел на трубке». Звонил в ЛДПР, но там нет депутатов, с которыми мы могли бы поговорить — все в Москве. «Единая Россия» как всегда впереди — никто трубку не берет, — отчитывается его земляк.

Водитель с запада жалуется на наших коллег. Говорит, что звонил на «Авторадио», чтобы передать дальнобойщикам привет. Но там, услышав тему, бросили трубку. А чуть позже водители услышали рекламу «Платона».

— Федеральные СМИ вообще молчат. По телевизору каждый день война, Украина, Америка. А что в стране происходит, они не показывают, — подытоживает он.

— Сейчас с нас в прямом смысле дерут три шкуры. Около 24 тысяч в год я плачу транспортный налог. «Платону» — из Читы до Маньчжурии и обратно скатался — почти две тысячи. От Маньчжурии до Иркутска в одну сторону — почти три. Дизтопливо, в цену которого входит акциз, сейчас дороже бензина стоит — такого никогда не было. Кто узнавал, сколько солярка стоит? 16 рублей по себестоимости, а остальное — это акцизы, налоги, перекупщики. Мы понимаем, что надо дороги строить. Но не такими же драконовскими мерами.

Кто-то из водителей дал нам листовку, где изображены повышения различных сборов. Так, например, страховые взносы индивидуальных предпринимателей в Пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования за три года увеличились больше чем на четверть — с 22,2 тысяч до 27,9 тысячи рублей. Расходы дальнобойщиков из-за повышения акциза на дизтопливо за тот же срок выросли аж на 97% — с 127,6 тысяч до 251,6 тысячи рублей.

В то же время неизвестный автор листовки утверждает, что доход владельцев «Платона», среди которых видный предприниматель Аркадий Ротенберг, составляет 1,7 миллиона в день.

Логическое завершение акции водители видят в отмене сборов по системе «Платон». А случится это, как они считают, когда в магазинах опустеют полки.

Власти Агинского отказали дальнобойщикам в проведении пикета

Пикета дальнобойщиков в столице Агинского Бурятского округа — посёлке Агинском — не будет. Такое решение чиновники поселковой администрации приняли 29 марта.

Несостоявшийся пикет был нацелен против системы взимания платы с большегрузов «Платон». В настоящее время около 30 грузовиков агинских дальнобойщиков продолжают стоять в поле на окраине посёлка в знак солидарности с коллегами по всей стране, которые 27 марта объявили забастовку против коррупциогенной, по их мнению, системы «Платон».

Координатором окружных водителей стал некто Александр М. Однако, по информации источников «Вечорки» среди бастующих водителей, его в скором времени свергнут.

— Я особо ничего не имею против, но Санёк в первый же день набухался — отметил таким образом начало забастовки — и вчера весь день провалялся с отключенными телефонами. Гуляли прямо в одной из фур. В результате бумаги для пикета составил безграмотно, и нам отказали. Никто из водил из Читы и Владика до него не мог дозвониться, чтобы скоординировать действия. Нам нужен другой, более ответственный координатор. Такие организаторы, как он, дискредитируют честных дальнобойщиков и наше общее дело, — сообщили те же источники.

3 апреля в редакции «Вечорки» раздался телефонный звонок. Звонивший назвался Геннадием Цыденовым и заявил, что он — новый лидер агинских дальнобойщиков, которым всё-таки власти разрешили проведение стачки. По его словам, в акции участвует 89 машин.

Также со слов Геннадия, 4 апреля правительство России должно собраться на экстренное совещание. Оно будет целиком посвящено забастовке дальнобойщиков и системе «Платон». Официального подтверждения этой информации на сайте правительства РФ обнаружить не удалось.

Кулиева и плечевухи

На четвёртый день всероссийской забастовки дальнобойщиков, отважно стоящих на своем и требующих отмены взимания плат с большегрузов по системе «Платон», не наблюдается абсолютно никаких подвижек. На них не обращают внимания. Федеральные СМИ как будто в рот воды набрали. Региональные власти, в нашем случае правительство Забайкальского края, также предпочитают вести себя подобно страусу, зарывшемуся головой в песок.

Лишь 31 марта в гости к дальнобойщикам приехали депутаты-заксобранцы, причем все скопом — и из КПРФ, и из «Единой России», и из ЛДПР. Сопровождаемые ОМОНом и Росгвардией, они приостановили на время въезд-выезд на территорию, занимаемую бастующими, чтобы попросить водителей изложить свои требования на бумаге. Документ читинские депутаты пообещали отправить в Москву.

Но дальше всех пошла бывшая безмандатница, ныне депутатша Василина Кулиева. Она, подобно своим либерально-демократическим братьям по партии, даже на этом решила выторговать для ЛДПР свой политический гешефт и начала «подкуп» избирателей, одаривая дальнобойщиков кепочками, чаем и дезодорантом с символикой партии.

— Привезла, чтоб мы тут не воняли, — смеялись дальнобойщики.

Несолоно хлебавши Кулиева удалилась восвояси.

Да ещё руководитель администрации губернатора Забайкальского края Дмитрий Кочергин в интервью ИА «Чита.Ру» высказался в только ему присущей манере, когда после услышанного хочется сказать: «Лучше бы вообще ничего не говорил».

«Платон» — это тема федеральная, но тем не менее, я считаю, что такие меры не очень действенные. Плюс ко всему, мы наблюдаем, что там не все так просто, что там есть угрозы некоторым водителям — уже и окно разбили. В Забайкальске ходят разные, достаточно сомнительные ребята, которые говорят: «Почему вы не бастуете», и едва ли не принуждают [к этому]. Это больше дестабилизирующая акция. Сознательные люди понимают, к чему это может привести. Они теряют заработки, потому что у нас в основном ездят в Китай, в магазинах, у сетей могут возникать проблемы. Это небезопасная вещь», — цитирует «Чита.Ру» слова Кочергина.

На этом внимание властей к забастовке дальнобойщиков и ограничилось. Гораздо больший интерес к акции дальнобойщиков проявили дорожные проститутки — плечевухи, которые 1 апреля заявили о своей безоговорочной поддержке дальнобойщиков и готовности оставаться с ними до завершения забастовки.

В Борзе бастуют вокруг мангала с барашком

Более 40 водителей большегрузов насчитали корреспонденты «Вечорки» в минувшие выходные на окраине Борзи. Скрашивают их протестные действия мангал и мясо барашка.

Среди водителей — дальнобойщики из нескольких российских регионов. По словам бастующих, их могло быть и больше, но сотрудники ГИБДД не дают проезжающим примкнуть к забастовке. На въезде в город водителей включают в своеобразный кортеж — одна полицейская машина сопровождает грузовик сзади, и одна — спереди.

Причина акции, как заявил один из участников, не только в пресловутом «Платоне»:

— Я живу в Борзе, с меня дерут три шкуры транспортным налогом, ценами на соляру, а теперь ещё и «Платоном». Дорог как не было, так и нет. По Борзе вообще проехать страшно. Пусть сначала асфальт положат, а потом посмотрим, за что им платить.

Другие дальнобойщики возмущаются тем, что с них берет деньги не государство, а «Платон», принадлежащий российскому олигарху Аркадию Ротенбергу.

— Пока нас поддержали только коммунисты. Других мы не видели тут. Ладно «едросы» — с ними все понятно. Но где Жириновский с Кулиевой, за которых мы голосовали? — недоумевает один из водителей.

Дальнобойщики намерены стоять до последнего. Судя по тазику маринованного мяса и упаковке пива, их забастовка будет приятной.

Егор Захаров, Елена Панова, Ирина Халецкая, Лидия Яковлева, Олег Тополев. «Вечорка» №14 от 5 апреля.

Лично мне, ярому любителю детективных фильмов, игр и книжных романов, в материале журналистки «Азия-Экспресс» про забайкальского следователя искренне не хватило информации про саму работу следователя. Не хватило понимания того, как приходится видеть место преступления такому человеку и как на происходящее реагировать. Тем не менее, материал раскрывает саму личность человека, посвятившего своей работе много лет.

Чтоб из улик сложились пазлы

В небольшом кабинете майора юстиции Максима Пронина — стол, шкаф и несколько стульев. Ничего лишнего. Именно здесь, по обе стороны стола, день за днём идет непрерывный поединок. Ни элегантный внешний вид, ни безупречные манеры, ни полные трагизма взгляды здесь не властны. В этом поединке — кропотливое установление фактов истины. Порой по маленьким крохам, ценой больших нервных и умственных затрат. И сопротивление. Желание скрыть всё, что удастся.

Преступники — люди разные. Среди них есть те, кто совсем недавно занимал высокое положение, у кого имеется немалый собственный опыт психологической работы с людьми, многие проявляют завидное умение ориентироваться в сложнейших лабиринтах юридических законов. Такие люди великолепно чувствуют себя даже тогда, когда прекрасно знают, что уже переступили запретную черту. И в этих случаях следователю приходится быть психологом. Вспоминать все то, чему учили преподаватели сначала Читинского техникума отраслевых технологий и бизнеса, куда поступил после девятого класса, потом — Забайкальского государственного университета, с дипломом которого пришел на службу в 2008 году.

— Ещё будучи студентом техникума, проходил практику в суде, появилось представление о том, что такое уголовные дела. Но работа там, как говорится, не затянула. И как раз тогда понял, что хочу работать в следствии. Спасибо моему преподавателю, бывшему следователю Людмиле Дмитриевне Шариповой, которая очень интересно вела свой курс, буквально заражала профессией, — рассказывает начальник отдела по расследованию преступлений против личности, в сфере незаконного оборота наркотиков и оружия, тяжких преступлений против собственности, совершаемых организованными преступными группами Следственной части СУ УМВД России по Забайкальскому краю Максим Пронин.

Несмотря на сравнительно небольшой стаж службы, многое уже повидал следователь в своей практике. Иные расследовании еще долго будут храниться в его памяти. А первые самостоятельные дела, хоть и не были многоэпизодными, но оказывались непростыми.

— Сбор доказательств шёл по крупицам. На тот момент человек уже был привлечён к ответственности, но доказательств предыдущим следователем по объективным причинам было найдено недостаточно. Второе дело тоже было нестандартным, запутанным. Из первых громких дел запомнилось расследование в отношении банды «Пивзаводские» в Борзе. Туда меня, молодого следователя, направили в составе группы коллег.

Будни следователя — мир, где день за днём идёт бой со злом. Бескомпромиссный. Как сама справедливость. Здесь состязание воли, ума, эрудиции, психической стойкости, требующее, как в шахматной игре, острого комбинационного зрения, но по стратегии и тактике жизненных законов.

Любимый фильм Максима Пронина — «Место встречи изменить нельзя». Также, как герой киношедевра, он борется с бандитами и организованными преступными сообществами. В разговоре замечает:

— В современных фильмах о следователях, к сожалению, мало того, что можно было бы использовать в работе. А в сериале «Место встречи…» и мысли, и поступки сотрудников, должностных лиц достойны подражания. Несмотря на то, что сменились эпохи, ситуации повторяются. Конечно, преступники меняются, следуя за техническим прогрессом. Все чаще они берут на вооружение современные технологии. Но и методы расследования, раскрытия преступлений совершенствуются.

Быть следователем можно только по призванию. Сама жизнь делает жёсткий отбор — быть тебе им или не быть. Окончание учебного заведения — только порог на этом пути. Служба сурова, и малейшие промахи дорого обходятся. Наш герой — один из тех, кто не ошибся и выборе профессии. Хотя, признаётся, с детства о милиции не мечтал. Да и среди близких сотрудников правоохранительных органов не было. Родился Максим Геннадьевич в Сретенске. Мама работала главным инженером, папа — механиком, водителем. Есть старший брат. Сегодня семья майора Пронина — жена и маленькая дочка. Супруга училась на юридическом факультете на курс младше, представление о службе в полиции имеет, потому терпеливо переносит тяготы нелёгкой полицейской службы мужа, который порой домой приходит только ночевать.

Во время следствия на него смотрят как на человека, способного во всём разобраться. Здесь очень важно быть объективным и до конца принципиальным. Ведь от особенностей его восприятия, способностей, знаний зависит, насколько объективно будет решение суда. Безусловно, дела разные. Но сказать, какие лёгкие, какие нет, Максим Геннадьевич затрудняется:

— Во всех преступлениях есть потерпевшие. И для них неважно, к какой категории отнесено дело, они пострадали. Для кого-то ущерб — миллион рублей, а для кого-то и тысяча.

Сейчас на производстве майора юстиции Пронина находится объёмное уголовное дело, за членами банды числится более ста эпизодов преступной деятельности. Вообще, отмечает начальник отдела, в первом квартале Следственной частью по расследованию организованной преступной деятельности Следственного Управления УМВД по Забайкальскому краю в суды направлено 25 уголовных дел, из них особо сложных — три. Два уголовных дела в отношении организованной группы, одно — преступного сообщества. На данный момент в производстве следственной части находятся десятки уголовных дел. Это почти сто обвиняемых, которые ждут окончании следствия в СИЗО. И такая нагрузка отмечается в последние три-четыре года.

Мой вопрос о пенсии ставит собеседника в тупик.

— Я об этом не задумывался. Цель поскорей заработать пенсию перед собой не ставил. Честно скажу, не знаю, не интересовался, когда же у меня возникнет право на пенсию. Получаю удовлетворение от работы, несмотря на все сложности. Ведь профессия следователя — это, кроме всего прочего, общение с людьми, помощь пострадавшим и, по возможности, наставление на путь истинный граждан, преступивших закон, но осознавших, что так жить неправильно.

Виктория Сивухина. «Азия-Экспресс» №13 от 6 апреля

На вопрос, в чём секрет долголетия журналисту «Аргументы и Факты. Забайкалье» ответила самая старшая долгожительница Забайкалья, 106-летняя Анна Власова.

Секрет долголетия

Самой старшей жительнице края 106 лет

В её биографию уже вместился целый век. Она родились, когда в России не было электричества, а вместо президента правил царь.

Старейшая долгожительница Забайкалья Анна Андреевна Власова открыла свои секреты долголетия.

Без обид и зависти

В её паспорте в графе дата и год рождения — 17 февраля 1911 года. Анна Андреевна Власова родилась за шесть лет до революции весле Шишкино Читинского района. В феврале этого года Анна Андреевна отметила своё 106-летие и стала самой старейшей долгожительницей Забайкальского края.

В военное время занималась заготовкой кормов, лесозаготовками. Затем работала на курорте «Угдан» рабочей грязелечебницы. Ещё до начала Великой Отечественной войны вышла замуж. Однако её супруг пропал без вести в 1942 году. Анна Андреевна одна воспитала двух дочерей.

— Я всегда придерживалась нескольких правил: много трудиться, не курить и не злоупотреблять алкоголем, по-доброму относиться к людям, — делится с «Аиф» Анна Андреевна. — Всё это и позволяет жить долгие годы.

Сегодня Анна Андреевна живёт в Чите вместе со своей старшей дочерью Ниной Алексеевной, которой и самой уже за 80 лет. Несмотря на солидный возраст, самая старшая долгожительница Забайкалья без посторонней помощи передвигается по квартире, помогает, но мере сил, дочери по дому.

— Я всегда работала, без дела и сейчас сидеть не могу, — продолжает Анна Андреевна. — Если что могу, то помогаю. Вот гости на каждый день рождения приходят меня поздравлять, а мы всегда с дочкой и стол накрываем, и торт покупаем, чтобы гостей встретить и угостить. А поддержку я всегда в детях своих искала и ощущала её. Всегда знала, что нужна им, и не бросят они меня на старости лет. Ну а то, что старость окажется такой долгой, конечно, не думала и не гадала. Ну, если так получилось, значит, нужно её достойно доживать, так, собственно, я и всю жизнь свою прожила.

Юбиляров поздравляют лично

Забайкалье не входит в число регионов по количеству долгожителей. Но и о своих столетних героях в регионе не забывают. Каждый из них на особом счету.

Всего в Забайкальском крае 28 долгожителей — тех, чей возраст перевалил за 100 лет, — говорит Любовь Азеева, председатель правления регионального отделения Союза пенсионеров России по Забайкальскому краю. — Больше всего их проживает в Чите — 16 человек. 12 столетних жителей в районах края Карымском, Могочинском. Газимуро-Заводском, Александрово-Заводском, Петровск-Забайкальском, Кыринском и Шилкинском районах. Самой старшей — 106 лет, двоим по 104 года и пятерым по 102 года. Если говорить о том, кого из них больше женщин или мужчин, то на 28 человек приходится 5 мужчин. Остальные – представительницы прекрасного пола.

Столетних юбиляров в крае всегда поздравляют лично. Представители отделения Союза пенсионеров России говорят: «Не то, что каждый день попадаешь на такие мероприятия, так не каждый год бывают такие юбилейные даты!». Причём готовятся к ним юбиляры, как правило, заранее в кругу большой и дружной семьи.

— Всех поздравляем лично, продолжает Любовь Владимировна. — Если юбиляр живёт не в Чите, а в районе края, то его поздравляет местная администрация, представители соцзащиты и пенсионного фонда. Долгожители всегда нас ждут, накрывают стол и, конечно, делятся своими воспоминаниями и секретами долголетия, которые у всех почти одинаковые: работать, вести здоровый образ жизни и любить саму жизнь, какой бы трудной она ни была!

Екатерина Салтанова. «Аргументы и факты. Забайкалье» №14 от 5 апреля

«Сейчас, когда бываю в Чите, то не узнаю родной город. Причина не столько в смене имён. Если спросят, где находятся улицы Кастринская и Амурская, не скажу. В моей памяти прежнее название — улица Калинина. Переименование — детали. Существенно другое. Сам облик центральной части города изменился. Появились здания-новоделы, которые закрыли контуры сопок. К части строений прилепили какие-то скворечники — вроде бы гостиница «Забайкалье», а вроде бы и нет. Возникли несуразные башни, нарушив строгую геометрию улиц и площадей. Может, так и надо. Но современная Чита — это город, который я не знаю. Книга — о городе, которого нет, о городе, который живёт в воспоминаниях молодости», — пишет автор новой книги-воспоминания о Чите Валерий Зарубин, о которой рассказало «Читинское обозрение».

Чита: по волне моей памяти

Под таким названием в Санкт-Петербурге вышла необычная книга Валерия Зарубина — профессора Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. Социолог и историк, активный автор «ЧО», Валерий Григорьевич в начале 90-х перебрался из Читы в город на Неве. И все эти годы, тепло вспоминая родину, не теряет с ней связи. Мало того — сумел на свою волну настроить многих и многих читинцев, которых судьба разбросала не только по всей стране, но и по всему миру. «Это книга-ностальгия. Она о молодости, о родном городе и друзьях». Думается, она будет интересна не только бывшим, но и нынешним землякам. Начинаем публикацию книги с небольшими сокращениями и изменениями.

С чего начать?

Где-то…

За дверью осталась суета и толкотня: пешеходы и пешеходные переходы; автомобильный гул и транспортные развязки; работа и рабочий день; маркеты, шопинг и звонки мобильников.

Где-то за окнами огни городов Краснодар и Санкт-Петербург, Иркутск и Новосибирск, Полтава и Астана, или того дальше Хайфа, Бремен и Аризона. А может — это Чита, только совсем не похожая на себя прежнюю, Чита другая — сегодняшняя.

Вечер или субботний денёк. Мерцание монитора. Отправляюсь в путешествие.

Вот улица Горького, танк, ветки дикого абрикоса, зелёная аллея взбирается на сопку.

А это шаманка (экспонат краеведческого музея — прим, ред.) сверлит тебя пронзительным фарфоровым глазом и вот-вот ударит костяшками пальцев в бубен. Страшно. Жутко. Хочется отвести глаза. По всё равно интересно и любопытно.

Паша, 4-я, 12-я или 49-я… Это — Мотя бросает мяч в баскетбольное кольцо, Панкуша и Назарова перебирают картошку на овощебазе. А это мы с Сашкой кидаемся снежками на уроке химии. Помнишь, дружище, было начало мая.

Смотри-ка, корпус политехнического на улице Калинина, а это ВИА «Айболит». Ещё припомню первый состав «Айболита». Ребята давали жару на конкурсе политической песни в Доме офицеров.

Пройдусь привычным маршрутом от площади Декабристов до «Родины». Возле кинотеатра фонтан и автомат с газированной водой. Потом сверну на Ленинградскую, там к Дому книги и к «Забайкальцу». Вспомню прямые стрелы улиц и геометрию площадей.

Движение мышки. Мерцание монитора. Я путешествую во времени и пространстве. Гуляю по Чите.

Это было недавно — это было давно.

Как родился замысел?

Он родился из ничего. Причина — в моём пристрастии к собирательству. Спичечные этикетки, марки, пакеты с видами городов коллекционирую всё и всегда. Тут ещё интернет подсобил — символы и артефакты в огромном количестве. На фотоколлаж «Улица Горького: четыре сезона» набрёл случайно. Вглядываюсь, окружённый серо-серым петербургским пространством, в изумрудно-зелёный, золотисто пунцовый оазис читинского бульвара, плывущего в голубую бездонную высь — сколько нахлынуло воспоминаний и эмоций.

Разместил снимок в сети. В ответ получил массу откликов, комментариев и оценок. Значит, не только меня торкнуло, задело за живое! Что было дальше? Инстинкт коллекционера принуждал меня искать всё новые и новые снимки — это было азартно и увлекательно.

Подсказка однокашницы

Коллекция фотографий собралась довольно большая. Что делать?

Моя однокашница Ирина Хоботова предложила: «Валера, тебе надо создать группу в сети». Так на платформе «Одноклассников» появилась группа «Чита: по волне моей памяти». Группа обросла людьми, единомышленниками, появились новые идеи и разгорелись споры.

Коллекция — дело увлекательное, но сугубо личное, группа в сети — открывает новые возможности, но не долговечна. А не попробовать ли издать книгу-альбом?

От чего хочу отказаться

Стремлюсь избежать пафосности. Чеканная дробь парадов, красное зарево кумача и разноцветье триколора, гранитное громадьё монументов и постаментов вызывают гражданские чувства. Но об этом расскажут другие манускрипты и фолианты. Наша книга без затей. Она о прохожих на улицах, о стайке малышей, бодро плещущихся в летней луже, о любителях знойного солнца на озере Кенон. Повседневность — прекрасна!

Краевед из меня не вышел. Учился на историческом отделении педагогического института. Но даты и имена, хронология с точностью до дня и месяца — увольте, не моё. Конечно, вести летопись событий, составить фотографическую хронику Читы — дело необходимое. Но пусть этим занимаются музейные работники и архивисты.

В середине 60-х, будучи девятилетним мальчишкой, я оказался в Чите. Ареал моего обитания ограничивался домом, где размещался магазин «Весна», и 49-й школой; а когда в начале 90-х уехал, то более-менее ориентировался в центральной части города. Знатоком истории Читы себя не считаю, а пишу о том, что помню и люблю.

Сейчас, когда бываю в Чите, то не узнаю родной город. Причина не столько в смене имён. Если спросят, где находятся улицы Кастринская и Амурская, не скажу. В моей памяти прежнее название — улица Калинина. Переименование — детали. Существенно другое. Сам облик центральной части города изменился. Появились здания-новоделы, которые закрыли контуры сопок. К части строений прилепили какие-то скворечники — вроде бы гостиница «Забайкалье», а вроде бы и нет. Возникли несуразные башни, нарушив строгую геометрию улиц и площадей. Может, так и надо. Но современная Чита — это город, который я не знаю. Книга — о городе, которого нет, о городе, который живёт в воспоминаниях молодости.

О чём сюжет этой книги?

Основу составляют несколько предположений.

Прошлое — это чужая страна. Чтобы не быть голословным, обращусь к мнению эксперта: «Мы можем вернуться в прошлое ничуть не в большей степени, нежели совершить прыжок в будущее. Запечатлённый в воображаемых реконструкциях, вчерашний день в реальности отделён от нас навсегда» (Лоуэнталь Д. «Прошлое — чужая страна», СПб, изд-во «Владимир Даль», 2004, с. 34). Разве, рассматривая чёрно-белый глянец фотографий, мы оказываемся в прошлом? Оно ушло безвозвратно. Наш опыт создаёт причудливый пазл из разрозненных фрагментов. Наше воображение монтирует из разрозненных кадров сюжет. Мы — зрители. Фильм, который нас захватил и не отпускает, называется «Прошлое». Наша книга — это входной билет в кинозал.

Строительными лесами сюжета оказывается наше воображение. Обратимся к мнению эксперта: «И произведения историка, и произведения романиста, будучи продуктами воображения, не отличаются в этом смысле друг от друга. Разница, однако, в том, что картина, рисуемая историком, претендует на истинность. У романиста только одна цель — построить связную картину, картину, обладающую смыслом» (Коллингвуд Р. Дж. «Идея истории. Автобиография», М., изд-во «Мысль», 1980, с. 234). Иными словами, мы лишены претензии на историческую достоверность. Для нас не является принципиальной локализация во времени и в пространстве. Мы не особо придерживаемся фактов. Фрагменты воспоминаний, эмоции, сопереживания, — вот из чего строится мозаичное полотно сюжета.

Прошлое — это настоящее, не больше и не меньше. Сюжет о настоящем, то есть о нас, какими мы стали сейчас…

Сегодня ностальгия — излюбленный повод оглянуться назад. Поэтому проще простого привести наши рассуждения о хитросплетениях сюжета к общему знаменателю. С позиции эксперта в знаменателе оказывается, что ностальгия — это «самый здоровый вид туризма». Люди «твёрдо убеждены, что старое — значит обязательно хорошее». Многих из них «более привлекает поклонение прошлому, чем попытка отыскать подлинное прошлое» (Лоуэнталь Д„ там же).

…Вот тебе раз! скажете вы. Каркас сюжета оказался непрочным и зыбким. Это и не история, и не ностальгические заметки. Как быть?

Путешествие дилетантов

Читатель, ты оказался в плену неспешного движения по волне памяти. Это путешествие без определённой познавательной цели и без определённого профессионального интереса.

Книга наполнена фотоснимками. Несомненно, любительская чёрно-белая фотография уступает мастеровитому кадру профессионала. Но мы сознательно жертвовали качеством.

В книге высказывания, ремарки и стихи. Но их авторы не профессиональные литераторы. И это сделано сознательно.

Надеюсь, что мы оказались на одной волне, в одной тональности настроения. Настроения чуть грустного или смешливого, и уж точно искреннего.

Насколько это удалось судить тебе, читатель.

Валерий Зарубин, г. С. — Петербург – Горьковское. «Читинское обозрение» №14 от 5 апреля

НазадВперёд
3 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что за вой Ярославны? Если бы читинцам выделяли на душу населения хотя бы в половину средств как москвичам, то и дороги были бы зеркальные. Москва как бельмо, чего с ней сравнивать? За последние 15 лет Чита похорошела и помолодела. Жаль что в последние годы в центре точено перестали строить красивые жилые здания с необычными фасадами. Ну и что, что дороже типовых, зато такие дома будут Читу украшать многие десятилетия. Власти города обратите на это внимание. Если в центральной части Читы выделяете землю под новострой, так не надо туда типовушку пихать! Состоятельные люди в центре Читы купят и подороже квартиру. Центр Читы это участок ограниченный ул. Баргузинской и Богомягкого с одной стороны и Амурская/Кастринская Бабушкина от Баргузинской до Горького вверх до Балябина до встречи ей с Шиловой. Зачем в это место типовухи пихать, как при СССР? Действительно несколько красивых зданий китайцы построили в начале нулевых и пошли потом безликие коробки как на КСК, Северном, Сосновом Боре, я имею в виду новые кирпичные здания. Это же не панельки, можно же красиво спроектировать для центра города! АУ! Жданова с Михалёвым и Архитектор Читы! Не портите хотя бы центр Читы безликими коробками!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что ты мелешь!

Сколько волка не корми он всё равно в лес смотрит!

Сколько бабок ЗК не выделяй - всё равно ненасытные олигархи расхватают по карманам!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чита - это богом забытый вымирающий город!

Брошенный на растерзание ненасытным олигархам!