ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

ОБЗОРЫЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Обмен телами — в обзоре районных газет

Человек и обществоЗабайкальский край

Бардак в стране. Можно взять любую сферу деятельности, отрасль экономики, любое государево ведомство, учреждение, службу… Везде процветает халатность, нелюбовь к своей работе, наплевательское отношение к обязанностям, неуважение к людям. Неудивительно, что в таком государстве и в последний путь проводить россиянина не всегда получается без казусов.

Неприятная история приключилась в Краснокаменске, где в местном морге перепутали два трупа. Подмену обнаружили родственники, которые пришли в ритуальный зал проститься с усопшим, но увидели в гробу тело незнакомого мужчины. Пришлось ехать не на поминки, а в прокуратуру с жалобой.

Газета «Слава труду» выяснила, что тело бывшего супруга обратившейся в прокуратуру несчастной женщины за сутки до несостоявшихся похорон увезли в Приаргунский район, в село Пограничное. Умершего отца в Краснокаменске забрал сын, не заметив подмены: «Из разговора по телефону с семьёй из Пограничного, которая уже успела предать тело земле, выяснилось, что они вроде бы и сомневались: своего ли родного человека хоронят? Более того, родная сестра отказалась хоронить неизвестного ей человека, не признав в покойном брата, и просто уехала с похорон. А остальные родственники и многочисленные односельчане, когда, по традиции, сидели рядом с гробом всю ночь, и когда прощались, и хоронили, так и не поняли, что тело не то? Но, тем не менее, что сделано, то сделано — похороны состоялись».

К чести обеих пострадавших сторон, они в этой нечеловеческой ситуации сумели остаться людьми и договориться. Семьи обменялись телами — одно отправили в Пограничный, другое пришлось перезахоронить: «Через день его предали краснокаменской земле и, как положено, помянули».

Неприкаянные похороны, или Их поменяли местами…

– Где же наш усопший?! — запаниковали растерянные, потрясённые и взволнованные родственники, которые пришли в ритуальный зал проститься с умершим близким человеком. На что получили исчерпывающий ответ от работников ритуального зала:

– Ничего не знаем, может, вы от горя не в себе и просто его не узнаете!

Ситуация более чем казусная: 16 марта в ритуальном зале нашего города, придя проститься и проводить в последний путь Виктора Иванова (фамилия изменена), его близкие обнаружили в гробу тело совершенно другого мужчины. Бывшая супруга покойного с сыновьями сразу поняли, что это тело не их родственника и пытались донести этот факт до работников ритуальной службы. Но тем, видимо, настолько это показалось невероятным, что, вопреки всем доводам, они пытались убедить родственников присмотреться получше и все-таки начать процедуру прощания. Ошеломленные родственники еще раз внимательно осмотрели покоившегося в гробу и никакого сходства с Виктором не обнаружили.

Находясь в шоке от происходящего, женщина с сыном помчались в прокуратуру. По словам старшего помощника прокурора Юлии Плужниковой, семья просила о сиюминутной помощи, ведь в ритуальный зал кроме родственников пришли многочисленные близкие и друзья, заказан поминальный обед, много машин. А они, вместо того, чтобы скорбеть и прощаться с родным человеком, вынуждены доказывать, что это вообще не он.

Поэтому выяснить вероятность подмены и найти реального усопшего нужно было немедленно.

Со слов несчастной женщины выяснилось, что на теле человека, лежащего в ритуальном зале, имеются характерные приметы — татуировки, которых не было у ее мужа.

Действовать надо было немедленно. Помощник прокурора сразу связалась с бюро судебной медицины, где ей сообщили, что в морге сейчас нет ни одного трупа, всех усопших забрали родственники. И ни у кого из них не возникло сомнений, что забрали чужое тело. Надо сказать, что поиски осложнились тем, что бюро СМЭ (судебно-медицинской экспертизы) обслуживает еще несколько близлежащих районов, куда тоже накануне увозили покойных. Поэтому экспертам просто нечего на это сказать и сравнивать не с кем.

После этого к поискам тела В. Иванова подключились руководитель Краснокаменского следственного комитета, сотрудники полиции. В течение двух-трех часов обзвонили все районы, куда недавно были увезены тела других умерших, по отпечаткам пальцев и описанию татуировок установили личность человека, тело которого осталось невостребованным.

Выяснилось, что тело бывшего супруга несчастной женщины накануне — за сутки до несостоявшихся похорон — увезли в Приаргунский район, в село Пограничное. За телом отца приезжал сын и забрал его, не заметив подмены.

Из разговора по телефону с семьей из Пограничного, которая уже успела предать тело земле, выяснилось, что они вроде бы и сомневались: своего ли родного человека хоронят? Более того, родная сестра отказалась хоронить неизвестного ей человека, не признав в покойном брата, и просто уехала с похорон. А остальные родственники и многочисленные односельчане, когда, по традиции, сидели рядом с гробом всю ночь, и когда прощались, и хоронили, так и не поняли, что тело не то? Но, тем не менее, что сделано, то сделано — похороны состоялись.

Между тем, в Краснокаменске тело приаргунца Смирнова (фамилия изменена) отправили обратно в морг. К чести обеих пострадавших сторон, они в этой нечеловеческой ситуации сумели остаться людьми и договориться. Семьи обменялись телами, Смирнова отправили в Пограничный, Иванова же пришлось перезахоронить, и через день его предали краснокаменской земле и, как положено, помянули.

Абсурд, недоразумение, чья-то халатность или просто стечение обстоятельств? Сейчас понять очень сложно. Беспокоить и без того измотанную всеми событиями супругу покойного Виктора мы не стали. Встретиться с журналистом и дать комментарии по этому дикому случаю, начальник Краснокаменского отделения бюро судебно-медицинской экспертизы И.В. Титов отказался. Но по данному факту уже началась проверка Краснокаменской прокуратурой.

Сын, который забирал из морга тело отца, в состоянии горя, может, и побоялся рассматривать и вглядываться в лицо и детали, которые могли бы ему подсказать, что это не отец, а совершенно другой человек. Страшное и горькое это событие для каждого — уход близких — обязывает все службы, которые так или иначе связаны с не самой приятной стороной нашей жизни, быть предельно внимательными и корректными. Когда люди теряют дорогих им людей и находятся в состоянии шока и боли, они надеются на это. Ну, а уж о том, что могут перепутать тела, даже подумать страшно.

Рождается человек — и сразу на ручку малышу прикрепляется бирочка с фамилией мамы, даже если роды были единственными за это время. Не дай бог перепутать, какие человеческие трагедии могут случиться из-за чьей-то халатности и надежды на собственную память — таких историй федеральные телеканалы в последнее время рассказали немало!

А разве не трагедией для близких стала вот такая чехарда с перепутанными телами? Почему такая из ряда вон ситуация могла случиться в нашем морге? Как бы кому-то ни хотелось замолчать эту неприятную историю, но разве шило в мешке утаишь, тем более, в нашем маленьком городке? И каждый с ужасом представляет, что такое может произойти и с ним.

Намерены ли пострадавшие семьи наказать виновных, неизвестно, во всяком случае, пока. А вот кто возместит, кроме морального ущерба, еще и материальный семьям, которые вынуждены были заниматься организацией сразу двух похорон? А это, стоит заметить, по сегодняшним меркам довольно дорогая услуга…

Елена Польских. «Слава труду» №29 от 31 марта

Сретенский судостроительный завод в посёлке Кокуй уже давно живой труп, который, увы, особо не нужен никому, кроме работающих там с советских времён пенсионеров. Попытки вернуть градообразующее предприятие к жизни предпринимаются регулярно, но кроме выпуска табуреток другое массовое производство наладить не удаётся. В 2017 году надежду на лучшее заводу подарил визит правительственной делегации Забайкалья во главе с министром экономического развития Сергеем Новиченко, который привёз в Кокуй представителей Объединённой судостроительной корпорации – государственного холдинга, который с подачи депутата Николая Говорина заинтересовался забайкальским предприятием.

Если верить газете «Советское Забайкалье», то эксперты, изучив финансовую и техническую документацию, сделали вывод, что пациент скорее жив, чем мёртв: «Предприятие сохранено и работоспособно — такой вывод был сделан экспертной группой. Общее состояние оборудования находится в удовлетворительном и даже хорошем состоянии и предприятие в технологическом и техническом плане готово включиться в работу по строительству судов».

Вот только есть две проблемы. Во-первых, сретенский завод не в силах строить крупные суда, которые нужны холдингу, а на малотоннажные рыболовецкие нет спроса. Во-вторых, строить особо не кому: на заводе осталось 170 человек и основной состав — работники пенсионного и предпенсионного возраста.

На плаву

Более года прошло с тех пор, как Сретенский судостроительный завод оказался в центре внимания регионального отделения Общественного народного фронта. Тогда мы подробно писали о визите Зои Прохоровой, сопредседателя регионального штаба ОНФ. Недавно завод, с целью проверки готовности руководства ССЗ к встрече с экспертами крупной судостроительной корпорации посетил Николай Говорин, депутат Госдумы от Забайкальского края, сопредседатель регионального штаба ОНФ. «Пообщаюсь с руководителями, чтобы они подготовились к встрече, чтобы не «ударить в грязь лицом», — пояснил он. Договорённости о посещении экспертами Объединённой судостроительной корпорации были достигнуты в ходе переговоров депутата с Алексеем Рахмановым, президентом корпорации.

И вот наступил час икс. 22 марта на завод прибыли Сергей Сергеевич Новиченко, заместитель председателя Правительства Забайкальского края, министр экономического развития, Татьяна Сергеевна Волкова, начальник отдела промышленной политики министерства экономического развития Забайкальского края. В состав экспертной группы вошли специалисты АО «ОСК»: Лев Михайлович Гельман, заместитель директора департамента стратегического развития, Сергей Анатольевич Итальянцев, руководитель дирекции департамента гражданского судостроения, Сергей Владимирович Леванов, начальник отдела модернизующего производства департамента технического развития и Виктор Анатольевич Флусов, руководитель дирекции департамента ГОЗ.

Поясним, что Акционерное общество «Объединённая судостроительная корпорация» в нашей стране является крупнейшей судостроительной компанией с персоналом свыше 80 тысяч человек. В её составе 40 проектно-конструкторских бюро и специализированных научно-исследовательских центров, верфей, судоремонтных и машиностроительных предприятий, на базе которых консолидирована большая часть отечественного судостроительного комплекса. ОСК была создана 21 марта 2007 года в соответствии с указом президента России Владимира Путина. 100 % акций АО «ОСК» находится в федеральной собственности.

— Жизнь показала, что в наших условиях и при данной сложившейся обстановке в крае предприятие в одиночку выжить не сможет. Поэтому, не секрет, что мы уже давно стремимся вступить в корпорацию. Первая попытка была предпринята в 2012 году, но нам отказали, — рассказал Пётр Петрович Похитонов, директор Сретенского судостроительного завода. По его словам, два года назад были предприняты очередные попытки вступить в состав ОСК и в этот раз вопросом стали заниматься на более высоком уровне — подключились краевые власти и депутат Н.В. Говорин, благодаря чему стал возможен визит экспертной группы на завод.

Предварительно эксперты ознакомились с информацией о состоянии предприятия, детально изучили финансовую и техническую документацию, справочные материалы и по прибытии на место, убедившись в их достоверности, дали заключительную оценку. Обсуждение увиденного было бурным и продолжительным. Эксперты выявили положительные моменты и указали на недостатки и проблемные места завода.

Предприятие сохранено и работоспособно — такой вывод был сделан экспертной группой. По словам П.П. Похитонова, технический специалист отметил, что общее состояние оборудования находится в удовлетворительном и даже хорошем состоянии и предприятие в технологическом и техническом плане готово включиться в работу по строительству судов.

Затем стороны обсудили возможности вхождения Сретенского судостроительного завода в состав ОСК, но, по причине отсутствия загрузки завода работой по основному профилю, вряд ли в скором времени это дело сдвинется с мёртвой точки. Акционерное общество «Объединенная судостроительная корпорация» — это, прежде всего, коммерческая организация, конечной целью которой является получение прибыли. И потому предприятие, отягощённое долгами и с отсутствием реальной перспективы загрузки, видеть в своих рядах им представляется неэффективным и нецелесообразным. Таким образом, оценили на «хорошо», но к себе не пригласили. Далее своё мнение эксперты донесут до руководства корпорации, которое будет делать выводы и принимать решения на уровне президента ОСК.

В ходе встречи шла речь и об оборонном заказе страны, но как пояснил П.П. Похитонов, завод на то не имеет лицензии, да и правила для участия в таком важном деле весьма строги и с таким багажом финансовых проблем об этом даже и думать не стоит. Говорили о возрождении рыболовной отрасли, в случае чего появится спрос на новые рыболовные суда и обновление старых. Кроме того, были рассмотрены вопросы сотрудничества с АО «ОСК», возможные варианты совместной работы, в том числе и по вопросам судостроения.

— Номенклатура наших судов не совпадает с ОСК, у них более крупные суда, а малотоннажных судов их предприятия не строят, поэтому при возникновении такого спроса, к примеру, судов прибрежного лова специалисты корпорации пообещали, что будут нас информировать и привлекать. Возникла договорённость и по продукции судового машиностроения, мы в поставках судового оборудования много делали и сейчас продолжаем работать, правда, не так, как хотелось бы. В этом направлении возможна кооперация с заводами ОСК. Мы сформируем свои предложения, а они рассмотрят нас как участников кооперации по поставкам судового комплектующего оборудования на судостроительные заводы России, в том числе и в рамках импортозамещения, — поделился планами директор завода. — Краевое правительство намерено продолжать эту тему, нас поддерживает губернатор и проблемами нашими продолжает заниматься депутат Николай Говорин.

В данный момент предприятие сохранено на уровне 90-х годов прошлого века, его развитие не происходило, но, как отметили эксперты, в таком состоянии находятся почти все подобные заводы. Кадры — это ещё одна из острых проблем на заводе. В прошлом году и в первом квартале нынешнего предприятие не имело серьёзных заказов, перебиваясь лишь сезонными строительными работами, никак не связанными с судостроением. В связи с этим на предприятии введён режим неполной рабочей недели, случаются задержки заработной платы и, как следствие -текучесть кадров, особенно молодых. На сегодняшний день на заводе осталось 170 человек и основной состав -работники пенсионного и предпенсионного возраста. Но именно они, люди, чьи судьбы прочно переплелись с судьбой судостроительного завода, и составляют его костяк. И благодаря им завод выстоял, выжил в тяжелейших условиях и остался на плаву.

Инна Попова. «Советское Забайкалье» №12 от 30 марта

Работы нет не только в Сретенском районе, где единственный в Забайкалье судостроительный завод находится на последнем издыхании. Испытывают трудности с трудоустройством и жители Краснокаменского района. Газета «Слава труду» опубликовала письмо читателя, рассказавшего о не самых достойных условиях труда на российско-китайском предприятии «Байкалруд», которое занимается разработкой месторождения полимерных руд в Бутунтае.

Автор письма утверждает, что на производстве трудятся в основном китайцы, однако взрывные работы всё же выполняют специалисты из Забайкалья. И вот они как раз и недовольны – платят им меньше, чем коллегам из Поднебесной, а работа не из лёгких: «Смена может продолжаться фактически 20 часов с перерывами. Много «дурной» работы, ничего толком не организовано. Человек может работать с девяти утра, а потом немного отдохнуть и идти на наряд с двух часов дня. Выход из шахты бывает и в два часа ночи. А утром — все сначала».

По мнению автора обращения, на предприятии есть проблемы с техникой безопасности, в шахтах повышенная загазованность, взрывники не получают льгот, им не засчитывают подземный стаж, а в столовой кормят просроченными продуктами. Журналисты для разъяснений ситуации обратились в краевую прокуратуру.

Кому на Руси жить хорошо, или Невыдуманная история о работе на руднике Бутунтай

Остро стоящий вопрос трудоустройства и невысокие зарплаты в нашем городе вынуждают многих искать работу в других регионах, в том числе вахтовым методом.

В редакцию газеты «Слава труду» пришло письмо, в котором автор описывает тяжелый труд горняков, а более того, факты несправедливости и нарушений. Поскольку предприятие российско-китайское и руководители находятся в Чите и где-то в КИР, получить информацию и подтверждение всему сказанному в письме мы не можем. По словам автора письма, комиссии приезжают, проверки на предприятии проводятся, но результатов положительных нет. Поэтому редакция газеты направила официальный запрос в прокуратуру края.

Письмо в редакцию

Со времен известного русского поэта вопрос «Кому на Руси жить хорошо?» и по сей день волнует россиян. Но сегодня для некоторых забайкальцев он стал совсем не риторическим, а, без преувеличения, вопросом жизни и смерти.

По воле случая мне довелось побывать в Бутунтае, где и узнал о наших земляках, которые работают в ООО «Байкалруд», что находится в Алек-Заводском районе. И не мог остаться равнодушным к их судьбе, проблемам, о которых они мне рассказали.

Однако обо всем по порядку. Предприятие ООО «Байкалруд» — это совместное российско-китайское предприятие, занимающееся разработкой месторождения полиметаллических руд. Добытая в шахте руда перерабатывается здесь же, на фабрике, а концентрат вывозится в Китай. России, видимо, не нужны полиметаллы. Но речь сейчас не о том, что мы, по сути, стали сырьевым придатком нашего восточного соседа, хотя это и обидно.

Речь пойдет о людях. На предприятии трудятся в основном китайские рабочие, но взрывные работы вести на территории России Китай не может. Поэтому по трудовому договору в ООО «Байкалруд» работают взрывники со всего Забайкалья. Многие из них отработали немало лет в подземке и не понаслышке знают, как должны проводиться взрывные работы, как организована рабочая смена и какие правила техники безопасности должны соблюдаться обязательно.

Собравшись возле здания столовой в короткий обеденный перерыв, завели «разговор по душам». И вот что думают о своем нынешнем работодателе сами горняки (фамилии не указаны по вполне понятным причинам):

— Зарплата наша очень низкая по сравнению с китайцами. Не платят за вредность, за работу в выходные и праздничные дни, выполняем другие работы и не получаем за это ничего!

— Смена может продолжаться фактически 20 часов с перерывами. Много «дурной» работы, ничего толком не организовано. Человек может работать с девяти утра, а потом немного отдохнуть и идти на наряд с двух часов дня. Выход из шахты бывает и в два часа ночи. А утром — все сначала. Что может случиться с сонным человеком в шахте — сами, наверное, понимаете!

— А почему не соблюдается график работы и отдыха?

— Потому что не хватает взрывников, вместо десяти, положенных по штату, работают всего пятеро.

— Но это же явное нарушение техники безопасности!

— Да она здесь совсем не соблюдается! Вместо нормальной крепи в выработках чуть-чуть побрызгают раствором бетона, и все. Также в шахте, считаю, большая загазованность, которая превышает вес допустимые нормы.

— Нам не идет почему-то подземный стаж, поэтому нет и всех положенных льгот — вот отпуск, например, всего 28 дней, да еще 8 за работу в районах с коэффициентом. А разве таким должен быть отпуск для шахтеров в подземке?

— Мы уже не говорим про просроченные продукты в столовой…

— Почему же вы молчите, не задаете все эти вопросы руководству?

— Как же не задаем?! И спрашивали, и писали в трудовую инспекцию края. Только наши начальники все придумывают какие-то отговорки, а проверки не приезжают, а разбираются с теми, кто пишет жалобы, и все остается по-прежнему…

— Не так давно приезжала проверка РГТИ, о нарушениях поговорили, но ничего не изменилось.

Горьким получился этот разговор… Когда уезжал, чувство безнадеги и обиды за наших людей не покидало меня. Российские горняки, бывшие ранее элитой рабочего класса, я считаю, сегодня находятся в бесправном положении.

Пыльная серая дорога неспешно вилась под колесами моей старенькой «Хонды», а я с грустью вспоминал стихи Некрасова:

Ты и убогая,

Ты и обильная,

Ты и могучая,

Ты и бессильная,

Матушка Русь!

Михаил Правдин. «Слава труду» №29 от 31 марта

Где ещё нет работы в Забайкалье? Трудоустроиться сложно в Агинском округе. Газета «Агинская правда» опубликовала историю «худенькой и словоохотливой» Даримы, которая «приоткрыла завесу «кэмэльской» жизни». Героиня материала по образованию экономист, много лет проработала специалистом в крупной организации, но «после объединения округа и Читинской области многие организации претерпели реорганизации, и она осталась без работы, с невыплаченным кредитом».

Дарима рассказала, что ездит в Маньчжурию на заработки от безысходности. Сейчас она работает в тандеме с родственником, который находит товар. За выезд девушка зарабатывает до 3,5 тысячи рублей. За пять и более выездов в месяц она покрывает расходы на проживание, питание, оплату кредита.

Автор материла утверждает, что для жителей Агинского работа «кэмэлом» — самый доступный, хоть и «нелегальный» способ заработка. Хотя «более состоятельные граждане уехали и неплохо зарабатывают в Америке и ряде европейских стран».

Суровое ремесло «кэмэла»

В минувшие выходные мне довелось съездить в соседний Китай. А вернее, в самый русский город Поднебесья — Маньчжурию. Этот приграничный город является своего рода туристической «меккой» для многих забайкальцев и не только. Цели поездок у всех самые разные: кто-то ездит за недорогими вещами, кто-то совершает сделки для своего бизнеса, а кто-то зарабатывает деньги. Тяжелая экономическая ситуация, вместе с тем кризис и безработица вынуждают наших соотечественников покидать родные места в поисках заработков. Ведь ежемесячные расходы, а также выплаты кредитов, ипотеки и других оплат никто не отменял.

Миграция земляков в пределах нашей страны выглядит примерно так: квалифицированные специалисты, как правило, уезжают работать на Север, а те, кто не гнушаются тяжелой физической работы, трудятся на рыбообрабатывающих предприятиях Сахалина, Приморья, Хабаровского края или вахтовым методом, амбициозная же молодежь «покоряет» крупные города, где возможностей и развлечений несравненно больше, чем в родных «пенатах». Что касается зарубежья, то много наших земляков трудится гастарбайтерами в стремительно развивающейся Южной Корее, более состоятельные граждане уехали и неплохо зарабатывают в Америке и ряде европейских стран. И все же, самый доступный и вместе с тем «нелегальный» заработок — это нелегкий труд «кэмэла» в приграничной зоне. Как известно, российская таможенная служба разрешает ввозить в страну не более 50 кг товара на одного человека. Этот «пунктик» предприимчивые коммерсанты уже давно обходят с помощью услуг этих самых «кэмэлов». Если посчитать, то основной финансовый вклад для будущего «кэмэла» — это годовая виза для выезда в Китай. На сегодняшний день виза стоит порядка 15-16 тысяч рублей, которая ожидается примерно две недели. Когда заветная виза получена, для «кэмэлов» начинаются настоящие «хождения по мукам» и в летний зной, и зимнюю стужу. Оказавшись в Маньчжурии, я пообщалась с абсолютно разными людьми, которых объединяло одно — провоз товара через границу. Основной собеседницей стала худенькая и словоохотливая Дарима (имя изменено), которая приоткрыла завесу «кэмэльской» жизни. Ей за сорок лет, по образованию она экономист. Дарима много лет проработала специалистом в крупной организации. Но после объединения округа и области многие организации претерпели реорганизации, и она осталась без работы, с невыплаченным кредитом. Ничего не поднимавшая тяжелее офисной папки Дарима после отчаянных попыток устроиться по специальности согласилась на вариант «верблюжьего» заработка. «Привел меня в эту «сферу» мой родственник Баир (имя изменено), он вот уже как три года вывозит товар. У него есть свои проверенные поставщики-китайцы, которые обращаются за услугой только к нему», — рассказала Дарима. «Кэмэлы» условно делятся на два вида: те, которые берут товар с китайского склада под свою ответственность и доставляют его через границу прямиком до склада в Забайкальске. И есть те, которые приезжают в Маньчжурию и вывозят товар посредника, который обо всем договаривается, собирает товар и распределяет его между «кэмэлами», он берет всю ответственность за доставку и сохранность на себя», — разоткровенничалась она. Как объяснила Дарима, в первом случае «кэмэл» за один выезд зарабатывает примерно 4-5 тысяч рублей, что очень неплохо. А если «кэмэл» работает через посредника, то выплачиваемая сумма ему гораздо меньше — около полторы-две тысячи за один выезд, разницу забирает себе посредник за организацию и личную ответственность. В день можно выехать два раза, но это практически неосуществимо, так как все это сопряжено с длинными очередями на границе и большим стрессом при переходе через таможенный контроль. Ведь основная задача «кэмэла» состоит в том, чтобы доказать на российской стороне, что груз (иногда с однообразным товаром) он везет только для личных целей. Нередко наши суровые таможенники требуют показать справку о составе семьи, документы на товар и так далее. В Маньчжурии многие «кэмэлы» проживают месяцами и ежедневно переходят границу. Основной груз, экспортируемый ими, это всякий ширпотреб: одежда, обувь, бытовая техника, игрушки, автозапчасти и многое другое. Каждый «кэмэл» обязан ознакомиться с составом груза, дабы быстро и четко при необходимости отрапортовать сотруднику, кому и для чего, за какую цену он приобрел вывозимые вещи. Проживают земляки, как правило, в дешевых гостиницах, где плата за сутки не превышает трехсот рублей. Питаются же сообща в многочисленных кафе — так выходит дешевле. «Много разных людей подрабатывают подобным образом. За год такой деятельности я познакомилась с людьми со всего Забайкалья, Бурятии. Среди них встречаются образованные личности, даже со знанием китайского языка», — рассказала Дарима. Не секрет, что труд «кэмэла» требует много сил и выдержки, 50 кг груза — это три баула. Большая часть люда отсеивается после пары-тройки переходов, таскать на себе огромные баулы, сидеть в очередях, миновать контрольные пункты, каждый раз испытывая свои нервы, — «удовольствие» сомнительное. И, пожалуй, самый главный страх любого «кэмэла» — попасть к таможеннику, выполняющему месячный план по отлову контрабанды. И тогда прощай груз, который, в лучшем случае, отправится на склад после составления протокола о правонарушении, и его можно будет выкупить за небольшую плату, либо задержанный товар конфискуют безвозвратно, что означает — «кэмэлу» придется выплачивать полную стоимость задержанного груза из собственного кармана. На мой вопрос, насколько получилось улучшить материальное положение или хотя бы рассчитаться с текущими долгами, моя собеседница Дарима ответила: «В тандеме со своим родственником, который находит мне товар, я зарабатываю за один выезд, в среднем, три-три с половиной тысячи рублей. Если высчитать оттуда все мои текущие расходы за проживание, питание, то для оплаты моего ежемесячного кредита мне необходимо выезжать-заезжать, как минимум, пять раз в месяц. Я же выезжаю чаще, поэтому мне даже удается подкопить деньжат». Вот так вот примерно проходят суровые будни забайкальских «кэмэлов», которые едут туда на заработки от безысходности.

Елена Абидуева. «Агинская правда» №38 от 1 апреля

В Каларском районе людям, судя по всему, не только негде работать, но и отдыхать: нет залов и площадок для занятий спортом, некуда выйти отдохнуть с семьёй, у детей нет места для игр. При этом, как пишет газета «Северная правда», местные жители сами загнали себя в угол: любые попытки облагородить родные посёлки неизменно сталкиваются с настоящим вандализмом и разрушением.

Что происходит в Новой Чаре? Да всё то же, что и в любом другом населённом пункте Забайкалья: одни жители пытаются облагородить свою малую родину, другие — разрушить. Ломают всё от детских горок до столов для настольного тенниса

Не своё — не жалко?

Проблему отсутствия мест общественного отдыха и проведения досуга в поселениях нашего района обсуждали уже не один раз. Говорилось многое: и что негде молодёжи заниматься спортом, и что некуда выйти отдохнуть с семьёй, и что у детей почти нет места для игр. Все это говорится, конечно, правильно, но вот парадокс: любые попытки облагородить родные посёлки неизменно сталкиваются с настоящим вандализмом и разрушением.

Возьмём, к примеру, Новую Чару. Несколько лет назад здесь, в постоянном посёлке, во дворе дома №20 по ул. Магистральная, был установлен стол для игры в настольный теннис. Закуплен он был не администрацией поселения, а неравнодушными жителями, и доступ к нему был свободен для всех желающих. Поначалу за этим столом даже проводились своеобразные дворовые турниры. А сейчас — стола нет, он вырван с корнем, разломан пополам, и остатки радостно растаскивают дети.

Причём видно, что те, кто решил, что этот стол — ненужная вещь, старались «от души», даже металлические конструкции, на которых крепилась столешница, не поленились не просто выгнуть, но разорвать или распилить.

Ещё одно замечательное место, где новочарцы могли отдохнуть и заняться спортом — волейбольная площадка, находящаяся в лесном массиве за зданием административно-бытового комплекса ОАО «Разрез Харанорский». Несколько лет подряд спортсмен-энтузиаст В. Кокорин не покладая рук трудился, превращая обычный кусок загаженного леса в настоящее чудо, корчевал, убирал камни, делал отсыпку песком, плёл сеть, которая огораживает площадку, создавал места для болельщиков. Площадки такого уровня нет во всем районе. И что? Сегодня на ней отчётливо видны следы разгрома: сеть в нескольких местах порвана, причём видно, что это сделано специально; столбы на площадке кто-то пытался вырвать, благо, не получилось; повсюду валяется стекло от разбитых пивных бутылок.

И о том, как регулярно пытаются испортить детскую горку, установленную возле торгового комплекса «Россия», упоминалось не единожды, и повторяться нет смысла.

Прочитав эти строки, наверняка почти каждый скажет — да, люди ничего не ценят, но я-то ведь ничего не порчу, какое мне дело? Однако задумайтесь, те, кто сломал теннисный стол, кто уродует уличные урны, кто камнями разбивает залитую горку, они ведь не приходят извне, они живут рядом с нами, и подчас именно наше равнодушие и жизненные принципы «не свое — не жалко» и «моя хата с краю» дают им осознание того, что они правы и могут подтолкнуть на более серьёзные проступки. Мы все хотим жить в цивилизованном обществе, в чистом и уютном посёлке, но пока мы не поймём, что «наше» — это не только границы квартиры или дома, но и все вокруг — ничего к лучшему не изменится.

И. Малкина. «Северная правда» №13 от 29 марта


обзор районных сми
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

Хочешь быть в курсе главных новостей Читы и Забайкалья?

Оставь свой e-mail.

email рассылки Конфиденциальность гарантирована

email рассылки
 

ОБСУЖДЕНИЕ

10 лет назад в морге при клинической больнице тело моего отца тоже перепутали. вынесли нам постороннего мужчину. пока не дошло до крупного скандала. мы грозили вызвать милицию и требовали впустить нас в сам морг и показать все другие тела мужчин. сначала санитары не сдавались, но потом признали вину. переодели этого мужчину и вынесли нам отца. скандалить дальше, писать жалобы сил не было совсем. а надо бы. у людей горе, а санитарам потеха. они даже не извинились. просто ухмылялись недовольно. сказали, что все паспортные данные сошлись, что по моему мнению, просто невозможно. вот такая черствость. у нас горе, а у них текучка.

Про перепутанные трупы снимайте сразу всё на телефон!

А потом бегом в суд на морг!

Будут знать как глумиться над усопшими!

Везде процветает халатность, нелюбовь к своей работе, наплевательское отношение к обязанностям, неуважение к людям. Неудивительно, потому что везде труд человека на земле оценивают копейками, а руководство(небесных жителей) по максимуму, сколько можно урвать(к примеру Почта России, со 120 миллионами Страшнову, и 5-12 тысяч почтальонам и операторам)

Раз Народ 30 лет назад выбрал олигархический капитализм вместо социализма и советской власти, значит им было принято решение, что ему лучше жить в холуях с хозяинами-баринами. А если существующее положение не устраивает, то Народ должен об этом КОНКРЕТНО заявить и отменить своё предыдущее решение.

А народ выбирал ли, танки и армию быстро пригнали, чтоб не повадно было. Думаете после второй революции мы оклемались, да нифига, так же бы и было, если не хуже. Можно подумать при советской власти верхушки- чинушки не жили богаче, чем остальной народ.

1. Народ фактически выбрал капитализм с молчаливого своего согласия в 1987 году и юридически закрепил свой выбор на референдуме по Конституции РФ в 1993 году.

2. При советской власти верхушки-чинуши не были СОБСТВЕННИКАМИ всего Народного имущества как это есть сейчас, и получали зарплату по штатному расписанию, утверждённому Государственным Комитетом труда и заработной платы.

Только верхушка и живёт припеваючи, ВВП с медведем посмеиваются глядя как народ выживает в стране. Зато долги прощаем всем подряд, 9 лямов евриков в Италию загнали на реставрацию какого то убогого храма, пусть и древнего,хотя у нас свои памятники архитектуры разваливаются. Всяким дармоедам платят огромные деньги в виде з/п, премий и прочее. Страна уже скоро вымрет, а москалям это видимо и нужно.

Сечины процветают и им подобные.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: