НОВОСТИ
23 НОЯБРЯ
21 ноября

Научная проституция — в обзоре краевых СМИ

Не успело руководство Забайкальского государственного университета отказаться рассматривать плагиат в диссертации зятя ректора, декана факультета дополнительного профессионального образования Сергея Морозова, как в одной из краевых газет на этой неделе появилось интервью с одним из создателей «Диссернета» — того самого сообщества, которое разоблачает недобросовестных плагиаторов по всей России.

Интервью с Андреем Заякиным сделала «Экстра». Внутри всё, что вы хотели знать о борцах с плагиаторами. Почему сообщество было создано не государством, а общественниками? Как выбираются кандидаты для проверки? Часто ли лишают учёных степеней после расследований «Диссернета»?

Научная «проституция»

Основатель «Диссернета» рассказал о псевдоучёных Забайкалья

Организованное на добровольных началах сетевое сообщество «Диссернет» известно сегодня по всей России, причём, прежде всего, эффективностью своей работы. Профессиональные учёные, журналисты и гражданские активисты преследуют главную цель — выявить среди современных докторов и кандидатов наук шарлатанов и плагиаторов, которые палец о палец не ударили, чтобы самостоятельно создать свой научный труд. Как оказалось, немало подобных «учёных» и в Забайкалье.

О том, каким образом некоторые краевые политики и преподаватели попали под прицел «Диссернета» корреспонденту «Экстры» рассказал один из основателей сетевого сообщества Андрей Заякин.

«ВАК нас ненавидит»

-Как пришла идея создания вольного сообщества «Диссернет»?

— Сообщество «Диссернет» появилось в 2013 году. Тогда совершенно независимо друг от друга профессор Андрей Ростовцев заинтересовался диссертацией околоуниверситетского прохиндея Андриянова, профессор Михаил Гельфанд изучал целую серию фальшивых защит в МПГУ (Московский педагогический университет — ред.), Сергей Пархоменко занимался диссертацией специалиста по «фотошопу» сенатора Руслана Гаттарова, а я занимался депутатами Госдумы по алфавиту. Мы объединили наши усилия, и это дало фантастическую эффективность, так как мы собрали воедино научные, программистские, медийные и бюрократические умения. Позднее к проекту подключились другие волонтёры.

— Почему, на ваш взгляд, подобная организация была создана добровольцами, а не государством?

— Давайте переформулируем: почему ваш проект создан не действующей властью? Мне не кажется правильным отделять нас от государства, так как, на мой взгляд, те, кто сейчас себя называют депутатами, губернаторами и прочие — это сотни Гришек Отрепьевых, которые украли право говорить от имени государства. В такой формулировке ответ будет простой: потому что действующая власть в лице Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Минобрнауки РФ много лет торговала учёными степенями.

— Каким образом «Диссернет» выбирает объекты для своих проверок?
— Раньше мы выбирали публичных персон, так как они представляют общественный интерес: всех думцев, сенаторов и губернаторов. Когда они кончились, стали проверять кустовым методом: все работы в «плохом» диссертационном совете, всех учеников профессора-«диссеродела». Как правило, те, кто сами списали, потом включаются в бизнес по торговле учёными степенями уже в качестве руководителя. Это позволяет нам заранее предугадать, в каких диссертациях будет плагиат — в тех, которые выполнены под руководством или при оппонировании профессора-плагиатора.

— Если не секрет, каков механизм поиска плагиата в научных работах, применяемый специалистами вольного сообщества?

— Все наши эксперты — волонтёры. Мы сочетаем быстроту машинного поиска совпадений нашим скриптом «Диссерорубка профессора Ростовцева» в Яндексе с опытом и вниманием живого человека, который вычитывает совпадения и даёт им оценку: списано со ссылкой на источник или без. ВАК нас ненавидит лютой ненавистью, так как мы лишили их хлеба, ведь очевидно, что торговля диссертациями велась именно как торговля, а не как раздача «за бесплатно».

Закон молчит?

— В памяти свежо громкое разоблачение «Диссернета», коснувшееся кандидатской диссертации депутата заксобрания Забайкалья Вячеслава Ушакова. Его даже после этого лишили учёной степени. Также вы проверяли работы сенатора от региона Баира Жамсуева и вице-премьера краевого правительства Дмитрия Кочергина. Каковы результаты?

— Да, я горжусь тем, что мы лишили Ушакова учёной степени. Смотрите экспертизу на нашем сайте. У Жамсуева плагиата в работе не нашлось. У Кочергина нашлось несколько страниц, и мы с ним обсуждали лично, что хоть это и немного, но нельзя быть немного плагиатором ровно на тех же основаниях, почему нельзя быть немного беременной.

На самом деле доверия у научного сообщества нет не к чиновникам, а к тем, кто, называясь профессором, торгует фальшивыми работами. Чиновник хотя бы не набивается мне в коллеги. А вот представитель академического мира, который занят такой вот «проституцией», просто омерзителен.

— В прошлом году «Диссернет» сообщал о том, что в кандидатских диссертациях проректора Забайкальского государственного университета Алексея Постовалова и декана факультета дополнительного профессионального образования ЗабГУ Сергея Морозова выявлено множество заимствований. На чём они попались, что должно за этим последовать, и как в вашей практике ректорат вузов реагирует на выявляемый «Диссернетом» плагиат?

— Ну а что тут рассказывать, тут надо показывать. Результаты наших исследований по каждой научной работе можно найти в Интернете. У Постовалова, например, найдены совпадения огромных непрерывных кусков текста из пяти источников, в том числе, двух других диссертаций. В диссертации Морозова из того, что мы проанализировали, есть лишь 17 несписанных страниц.

После этого по нашему законодательству не может последовать ничего. У нас выгнать из университета неугодного за политические взгляды можно, а выгнать негодного к научной работе, который сам не смог свою диссертацию написать, почему-то нельзя. ВАК тоже не может ничего, потому что все плагиаторы, укравшие свои диссертации до 2011 года -под амнистией, их нельзя лишить учёной степени из-за срока давности. Что же касается ректора и проректора, то их молчание — на их совести.

Ректораты отдельных вузов выгоняют таких «профессоров», например, вспомните историю 12 человек, уволенных из Финансовой академии при правительстве. Но это — исключение.

— Ждать ли нам в ближайшем будущем очередных громких разоблачений относительно научных работ известных забайкальцев?

— Мы ищем кусты, а не персоналии, поэтому мы не можем предсказать, кого найдём. Но работа не прекращается, это факт.

Экстра-справка

Деятельность сообщества «Диссернет» в основном заключается в проведении общественных экспертиз кандидатских и докторских диссертаций, защищённых в российских научных и образовательных учреждениях в период с конца 1990-х годов, и в максимально широком обнародовании результатов таких экспертиз. К середине 2014 года база данных сообщества содержала тысячи экспертиз кандидатских и докторских работ. Собранная обширная база данных (содержащая, в частности, атрибуты защит — диссертационные советы, руководители, оппоненты, ученики, родственники и т. д.) позволяет выявлять внутренние механизмы работы сети по производству плагиата. В аналитическом обзоре деятельности «Диссернета» «в восьми сериях», опубликованных в 2014 году в «Новой газете», Андрей Заякин наглядно показывает, каким образом и по каким причинам существующее законодательство и государственные органы, включая ВАК, защищают плагиаторов и отдельных представителей самой Высшей аттестационной комиссии.

Артём Стромилов. «Экстра» №19 от 10 мая

«Куда уходят дети» — так называется интервью с начальником отдела розыскной работы, полковником полиции Владимиром Малкиным, опубликованное в той же «Экстре». Полицейский подробно рассказывает о статистике пропавших в регионе, причём не только детей, но и взрослых, а также о наиболее распространённых причинах их пропажи.

Куда уходят дети

Пропавшие подростки вовлекаются в криминал и бродяжничают

Ежегодно в Забайкалье пропадают сотни людей. К счастью, подавляющее число из них удаётся найти живыми и благополучно вернуть родным. Какими методами пользуются правоохранительные органы в ходе их поисков, и что побуждает «потеряшек» к побегам, «Экстре» рассказал заместитель начальника уголовного розыска УМВД по краю — начальник отдела розыскной работы, полковник полиции Владимир МАЛКИН.

Людей губят деньги

— Много ли людей бесследно исчезает в Забайкалье, и с чем это связано?

— В Забайкальском крае поступает достаточно много заявлений о без вести пропавших людях. Сразу оговорюсь, что к подобной категории лиц причисляются не только, например, ушедшие из дома по своей воле или заблудившиеся в лесу граждане, но и те, кто оказался заложником обстоятельств криминального характера. Одна из основных причин столь негативной тенденции кроется в низком уровне социально-экономического развития региона. Этот фактор во многом оказывает влияние на все виды «безвестных исчезновений».

— Как часто жители региона пропадают без вести в силу криминальных обстоятельств?

— По сравнению с другими видами исчезновений такое происходит, конечно, реже. Всего в крае с начала года в данном направлении было возбуждено девять уголовных дел, из которых на сегодня семь являются раскрытыми. Для примера: пропавших без вести несовершеннолетних, целенаправленно сбежавших из дома или потерявшихся по не зависящим от них факторам, за первый квартал 2017 года насчитывается 395. Практически все они были найдены. Ситуация с теми, кто исчез по криминальным признакам, выглядит совершенно иначе, и добиться положительных результатов в расследовании по ним гораздо сложнее, так как к ним относятся: внезапное исчезновение людей, имеющих на руках крупную сумму денег, занимающихся бизнесом, задолжавших знакомым по займам и другое.

В последнее время показатели по раскрытию дел подобного характера стали заметно улучшаться. Значительную роль сыграло внедрение федеральной базы данных ДНК-информации по неопознанным трупам, биологический материал по которым был изъят в ходе проведения следственных действий. Этим нововведением мы начали пользоваться сравнительно недавно, примерно полтора года назад.

— Приведите примеры громких уголовных дел по безвестно исчезнувшим?

— Не так давно были раскрыты два резонансных дела. Так, накануне Нового года на территории Красночикойского района бесследно пропали два читинских бизнесмена — таджики по национальности. Они поехали туда, чтобы купить крупную партию кедрового ореха. Поначалу поисковые мероприятия не увенчались успехом, но через несколько суток удалось выяснить, что пропавшие стали жертвами налётчиков, которыми оказались жители села Горека Улетовского района. Подозреваемые признались в совершении убийства, а также показали место, где находятся тела предпринимателей и принадлежащий им автомобиль. Обвиняемые заранее спланировали преступление, и когда к ним приехали за предполагаемым расчетом, злоумышленники застрелили торговцев из охотничьего ружья.

Второй инцидент также произошел в Красночикойском районе. В селе Афонькино бесследно исчезла супружеская пара. Как ни парадоксально, но пропали они по «отдельности», в течение одного дня. Мужчина пошел на рыбалку и не вернулся. В ходе следственных действий было установлено, что с потерпевшим расправился его собутыльник. После этого он спрятал труп своего приятеля. Что же касается женщины, то она стала жертвой соседа. Кровавая драма развернулась также во время распития спиртных напитков. Далее все происходило по аналогичному сценарию: злоумышленник спрятал тело убитой и скрылся с места происшествия.

— По каким ещё причинам пропадают взрослые?

— Кроме исчезновения людей в силу не зависящих от них обстоятельств, существует ещё такая категория граждан, которые покидают своих родных целенаправленно. В большей степени это связано с различными заболеваниями психического характера, либо с желанием умереть в одиночестве. К примеру, осенью прошлого года жительница краевого центра на фоне послеродового психоза среди ночи покинула трехмесячного ребенка и мужа. Девушка ушла из дома в одной ночнушке, после длительных поисков её тело было найдено на берегу Читинки.

Тяга к побегам или ветер свободы?

— Поделитесь информацией по исчезновениям несовершеннолетних?

— Подавляющее число пропавших без вести детей — это воспитанники детдомов и приютов, которые, скажем так, уходят в поисках «лучшей жизни». Однако на деле практически каждый из них с головой окунается в криминальную среду. Как правило, дети начинают воровать, попрошайничать и вовлекаться в другие противоправные занятия. С такими «бегунками» при их нахождении достаточно сложно проводить воспитательную работу. Они обычно не идут на конструктивный диалог ни с педагогами, ни с сотрудниками правоохранительных органов, и спустя какое-то время после возвращения в стены соцучреждений, снова пускаются в бега.

А вот дети, проживающие со своими родителями, часто сбегают из дома на фоне конфликтных ситуаций. Такие подростки, как правило, воспитываются в неблагополучных семьях. Что же касается ребят из обеспеченных семей, то они по собственной воле отправляются навстречу приключениям редко. Такие инциденты происходят, в основном, когда несовершеннолетние связываются с плохой компанией, под влиянием которой у них кардинально меняются взгляды на жизнь. Например, недавно к нам поступило заявление о трёх без вести пропавших школьниках — учениках младших классов Читы. Один из них, грубо говоря, был хулиганом. Он-то и подвиг своих друзей на побег. После нескольких дней масштабных поисков мы нашли детей в микрорайоне Царский. Все это время они бесцельно бродили по городу, ночевали в подъездах и на чердаках зданий.

Еще одним видом побегов, с которым нам неоднократно доводилось сталкиваться — это откровенная тяга подростков к бродяжничеству. Она являет собой психическое расстройство. Так, у нас на контроле находится один молодой человек, сбегавший из дома уже десятки раз. При этом родители никак не могут на него повлиять.

— Почему волна исчезновений подростков захлестывает Забайкальский край именно весной?

— Такая тенденция существует, и связано это, в первую очередь, с погодными условиями. Беглецам благоприятствует теплая температура. Так что это является сезонным явлением, повторяющимся из года в год.

Максим Макаров. «Экстра» №19 от 10 мая

Могойтуский район недавно ошарашила новость: 10-летний мальчик погиб от взрыва мины, которую его отец сам привёз на чабанскую стоянку. Репортёрская группа «Вечорки» оперативно выехала на место происшествия.

Могойтуй: был пацан — и нет пацана

Первомай для чабанской семьи Ломбоевых стал не красной, а чёрной датой. В этот день 10-летний племянник, которого семья собиралась усыновить, неосторожно играл с боеприпасом. Игра закончилась трагически — мальчик умер по дороге в больницу.

Репортёрская группа «Вечорки» побывала на месте, чтобы разобраться в произошедшем.

Порохом пропах

Посёлок Могойтуй в день нашего приезда готовился к юбилею района и Дню Победы. Вдоль дорог работники натягивали баннеры с поздравлениями, а на площади около районной администрации школьники чеканили парадный шаг. Из прихорашивающегося поселка нам нужно было ехать в сторону села Цаган-Оль, недалеко от которого находится стоянка Ломбоевых. Крутанувшись около районной больницы, мы спросили дорогу, прохожий объяснил нам максимально понятно. Но по привычке мы тормознули на выезде и остановили для расспросов ещё одного мужичка, оказавшегося чересчур догадливым.

— К Баясхалану едете? — переспросил он на вопрос о дороге на Цаган-Оль. Кивая головой, он продолжил. — Шибко его не песочьте. Мужику и так тяжело сейчас, ребенок всё-таки погиб. Люди (раздолбаи) конечно, но военные — ещё 6ольше. Кто им разрешает мины так просто бросать? Вот мой зять охотник. К нему участковый приходит проверять, как он ружьё хранит, чтобы сейф ненарошешный был, к полу прикручен. Если хреново оружие бережёт, то его отнять могут. Так это ружьё, а у военных — мины. Надо им холку намять, кто боеприпасы хреново хранит. Они по степи валяются, вот их и берёт, кто хочет, на металл сдаёт. Этих, кто принимает, тоже бы за жопу надо взять.

Сказать, кто в посёлке принимает боеприпасы, мужик отказался, и мы поехали на стоянку. Степь, напоенная недавним снежком, уверенно тем временем встречала весну. Мирная картина запрещала верить в то, что за несколько километров отсюда точно такая же степь начинена смертоносным железом.

Хоронить не племянника, а сына.

Стоянку Ломбоевых мы проскочили, подъехав к пристанищу других чабанов.

— Там увидите, что машин много стоит. Люди едут, чтобы помогать — напутствовала нас пожилая чабанка.

Пока проверяли дорогу, увидели, что ограда их дома сколочена из зелёных снарядных ящиков. Значит, не только металлоломом с Цугола интересен обитателям степи.

Около дома Ломбоевых и впрямь стояло несколько машин. Но хозяина на месте не оказалось.

— Уехал в следственный комитет, — сказал нам один из мужиков, ремонтировавший завалинку. — А я без хозяина ничего говорить не буду и не надо ничего тут фотографировать.

Впрочем, он сказал, что похороны мальчика, по рекомендации ламы, назначены на 8 мая — спустя неделю после смерти. По стоянке в тот день ходили другие дети. Девочка с косичками, повизгивая, сторонилась большой борзой собаки, умные глаза которой выражали не агрессию, а желание поластиться. Из дома молодая бурятка вывела крепенького мальчонку, и, поставив спиной к ветру, задрала на нем курточку.

Сердце предательски кольнуло. Не так давно из дома выбегал другой мальчик (по закону редакция не может называть его имя). Баясхалан Ломбоев — брат его матери, воспитывал ребёнка с двухмесячного возраста, потому что хотел сына и собирался усыновить. Можно только представить горе мужика, который будет хоронить племянника-сына. После этого наказание по двум уголовным делам кажутся просто мелочью.

На чабанской стоянке в местности «Хатькин» 1 мая обнаружены 54 разнокалиберных снаряда, из которых 7 — с взрывателями. Заявка на разминирование подавалась в дислоцированную в Борзе в/ч 06705.

Уже наказан

Уголовные дела в отношении Ломбоева возбуждены по ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности» и ст. 222 УК РФ «Незаконное приобретение и хранение боеприпасов». Максимальное наказание по первой статье составляет до 2 лет колонии, по второй — до 4 лет.

— Подозреваемый даёт показания, не запирается и не отказывается. Он говорит, что уже наказан, так как потерял сына, — рассказал «Вечорке» заместитель руководителя Агинского межрайонного следственного отдела Содном Жамьянов.

По его словам, взрыва никто не видел. Предположительно, мальчик взял боеприпас, положил на стол во дворе и ударил сверху кирпичом или камнем. В результате ребенок получил открытую черепно-мозговую травму, ампутацию руки и травмы брюшной полости. Спустя час после взрыва в районной больнице констатировали его смерть.

— Пока нельзя сказать, какой именно боеприпас стал причиной взрыва, это определит экспертиза.

Нам же предстоит разобраться, откуда они взялись на стоянке — с полигона или с другого места? В зависимости от результатов расследования будет понятно, нужно ли привлекать к ответственности тех, кто должен обеспечивать сохранность боеприпасов на полигоне, — сказал следователь.

От редакции:
Коллектив «Вечорки» приносит соболезнования родным погибшего ребёнка и ни в коем случае не считает, что вина в произошедшем лежит только на них. Редакция намерена разобраться, почему опасные боеприпасы оказались доступными в качестве металлолома.

Егор Захаров, Владимир Кантемир. «Вечорка» от 10 мая

Множество публикаций этой недели посвящено Великой Отечественной войне. Статьи самые разнообразные, приятно удивил материал «Эффекта» о военном корреспонденте времён ВОВ.

«С «Лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом…»

К штыку приравняли перо

Сегодня, спустя 72 года со дня окончания Великой Отечественной войны, мы вспоминаем её участников, ратный подвиг которых не меркнет с течением времени, оставаясь в наших сердцах символом мира на земле. Каждый год мы отмечаем 9 мая День Победы, той самой победы, которая триумфально завершила Великую Отечественную войну, заплатив за это миллионами жизней наших солдат и офицеров, мирных жителей, чёрными похоронками, вдовами и сиротами. Но жизнь продолжается, и уже новые поколения живут под мирным небом, вписывая в страницы истории страны созидательные дела, приняв эстафету от своих героических предков.

В канун Дня Победы мы вспоминаем не только воинов-фронтовиков, но и военных корреспондентов, которые вселяли боевой дух в их сердца своими репортажами с полей сражений, веру в победу, в несокрушимость Красной Армии. О них, приравнявших к штыку перо в суровые военные годы, рассказываем мы сегодня.

Последний репортаж капитана Бесова

Впервые я узнала о своем коллеге, военном журналисте капитане Бесове в далёкие уже теперь 80-е годы прошлого столетия, когда стала корреспондентом газеты ЗабВО «На боевом посту». В редакции был установлен бюст этому легендарному фронтовому репортёру, а потому Павел Бесов словно бы всегда оставался в наших рядах, вместе с нами отправляясь в командировки в отдалённые гарнизоны, чтобы рассказать читателям о нелёгких армейских буднях воинов-забайкальцев. Отлитый в бронзу, капитан Бесов все равно оставался для нас живым, с устремлённым в будущее проницательным взглядом, в накинутой на плечи офицерской шинели, словно бы он ненадолго отвлекся от рукописи будущего фронтового репортажа в очередной номер газеты «На боевом посту».

Военный корреспондент Забайкальского фронта капитан Павел Бесов погиб 22 августа 1945 года в ходе Хингало-Мукденской операции. Он не был журналистом в те военные годы, Бесов, был командиром взвода тяжёлых танков. Но свои журналистские способности он проявил уже в первых заметках в газете «На боевом посту». По воспоминаниям его коллег, первым литературным наставником Павла Бесова в те годы стал начальник отдела фронтовой жизни редакции майор Алексей Юдин. Другие военные корреспонденты, среди которых были даже писатели, такие, как Иннокентий Луговской, Борис Костюковский, Георгий Марков, охотно помогали начинающему журналисту осваивать это непростое ремесло. Он учился писать и у молодого журналиста Клавдия Тихонова, который впоследствии очень тепло отзывался о своем боевом товарище.

Бесов на удивление быстро овладел журналистским мастерством и вскоре стал писать неплохие материалы, удостоившись даже негласного звания «первого пера» редакции фронтовой газеты «На боевом посту», обладателями которого были немногие.

И всё-таки большую часть времени Бесов находился в войсках, откуда привозил в редакцию кипу дышавших военной жизнью материалов. Он был своим среди солдат, сержантов и офицеров частей и подразделений, активно участвуя в боевой учёбе, излагая новаторские идеи командиров в ней, поощряя опыт лучших воинов на страницах их любимой фронтовой газеты.

Капитан Бесов был частым гостем и во многих госпиталях Забайкалья, где находились на излечении фронтовики. Они делились с корреспондентом своими воспоминаниями о боевых действиях, в которых участвовали, о, чём он впоследствии рассказывал в газете. Этот опыт переняли у Бесова и другие газетчики, которые тоже начали постоянно печатать в ней рассказы о боевом опыте непосредственных участников Великой Отечественной.

И хотя в мае 1945 года отгремели победные салюты, возвестившие об окончании Великой Отечественной войны, в августе на Дальнем Востоке разгорелись боевые действия по разгрому японской Квантунской армии. В это время капитан Бесов находился в гуще фронтовых событий, как офицер-танкист, в частях под командованием генерала Волкова. 12 августа в ходе наступления передовые танковые части Забайкальского фронта заняли город Тунцюань и ставку князя Тушату-Вана. А затем они овладели городом Таонань и железной дорогой Цицикар-Мукден.

Дальше с боями было пройдено 800 километров по безводной пустыне. Передвижная редакция фронтовой газеты не отставала от продвижения войск. В этих тяжёлых условиях Павел Бесов не успевал написать очередной газетный материал, потому что события на фронте развивались стремительно. Под напором частей Красной Армии разрозненные подразделения разгромленной Квантунской армии отходили к портам Ляодунского полуострова, чтобы не оказаться в полном окружении. В связи с создавшейся ситуацией советское командование приняло решение выбросить на Чанчунь, Мукден и Порт-Артур воздушные десанты, чтобы сорвать планы японцев. Такой неожиданный поворот в ходе боевых действий фронта потребовал от редакции срочной корректировки планов. Журналисты получили оперативные задания, направившись в самое пекло, где решался исход Хингано-Мукденской операции.

Капитан Бесов срочно вылетел в Чанчунь, чтобы ярким и правдивым языком изложить картину боёв, а для этого надо быть бок о бок с их участниками — солдатами и офицерами. Это была опасная работа — добывать фронтовые очерки и репортажи под пулеметным и артиллерийским огнём, бросая дерзкий вызов смерти. Но молодости не свойственно бояться угрюмой старухи с косой, ей свойственно дразнить её смелостью и отвагой, верой в торжество жизни.

Таким был и он, капитан Павел Бесов, который на войне был её рядовым, не отделяя себя от других бойцов. Он просто отлично и честно делал своё дело. Как и в тот августовский день 45-го года, когда, чтобы написать для газеты очередной «горячий» материал, он полетел на самый опасный участок фронта, отбросив мысли о возможных последствиях. Таким он был по своему характеру — отважным и решительным, не боявшимся смерти.

Последний репортаж Павла Бесова в редакцию газеты «На боевом посту» доставил неизвестный офицер, сообщивший, что его автор погиб в авиационной катастрофе 22 августа 1945 года. Так капитан Павел Михайлович Бесов до конца остался верным своему воинскому и журналистскому долгу. Он был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени. Вместе с ним погиб политработник, профессор С. Кара-Мурза. В память об этих мужественных людях и погибших с ними лётчиках на Читинском кладбище, где они были похоронены с воинскими почестями, была установлена мемориальная колонна-обелиск с именами героев.

Впоследствии для журналистов газеты «На боевом посту» была учреждена премия имени Павла Бесова, которой удостаивались лучшие из них уже в мирное время.

«Выпьем за победу, за свою газету…»

В военные годы газета «На боевом посту» была главной фронтовой газетой в Забайкалье, в которой оперативно освещались сводки с полей боевых действий, хотя она находилась глубоко в тылу. Настоящая фронтовая жизнь началась для военных газетчиков в августе 1945 года, когда на Дальнем Востоке развернулась война с Японией. Второй фронтовой газетой в этот период стала газета «Суворовский натиск», которая в сентябре 1945 года была газетой Забайкальско-Амурского военного округа.

Официальным рождением этой газеты принято считать 22 мая 1943 года, когда в полевой типографии в деревне Новая Усмань близ Воронежа вышел ее первый номер. Созданный на базе армейской газеты «Красный боец», «Суворовский натиск» являлся печатным органом военного совета и политического управления Степного фронта. Боевое крещение коллектив редакции получил в дни сражений на Курской дуге. Первым редактором газеты был майор Дмитрий Прикордонный, заместителем редактора — подполковник Григорий Куклис.

Позже «Суворовский натиск» был печатным органом 2-го Украинского фронта. Журналисты газеты шли в наступление вместе с воинами, дравшимися за Харьков и Полтаву, форсировавшими Днепр, осуществлявшими окружение и разгром гитлеровцев в Корсунь- Шевченковской операции. «Суворовский натиск» вдохновлял на подвиги героев освобождения Румынии, Венгрии, Чехословакии, Австрии, Югославии.

Это, в том числе, и о них говорится в знаменитой в те годы «Песенке военного корреспондента», написанной фронтовым писателем и журналистом Константином Симоновым.

Коллектив редакции трижды получал благодарность военного совета фронта, все без исключения работники редакции были награждены орденами и медалями, причем, некоторые двумя-тремя государственными наградами.

Последний номер «Суворовского натиска», как газеты 2-го Украинского фронта, вышел в посёлке Мондре-Шеквица (неподалеку от Братиславы) 10 июня 1945 года. Но на этом не закончился боевой путь редакции. Летом 1945 года «Суворовский натиск» стал газетой Забайкальского фронта.

Военные корреспонденты газет «Суворовский натиск» и «На боевом посту» вместе с войсками фронта штурмовали вершины Большого Хингана, очищали от японских милитаристов Китай.

В трудных условиях оказалась тогда ударная группировка Забайкальского фронта, которой предстояло преодолеть Большой Хинган — эту гигантскую горную преграду. Войска наступали по бездорожью. Дожди ухудшили проходимость местности. В горах было много крутых подъёмов и спусков. Вместе с войсками преодолевали Большой Хинган и военные журналисты.

Технику, материальную часть солдаты тянули на себе. Жара изматывала людей. И, несмотря на это, личный состав дивизии метр за метром поднимался всё выше и выше.

Веками считалось, что Большой Хинган недоступен для массовых соединений войск. Японцы думали, что здесь могут пройти лишь мелкие пехотные подразделения и никак не предполагали, что войска пройдут по этим горам всей своей массой: с танками, артиллерией, минометами. Советские воины своим героизмом и мастерством опрокинули это мнение. Большой Хинган был взят.

Позже об этом будет немало написано во фронтовых репортажах, очерках и статьях. Журналисты в буквальном смысле этих слов к штыку приравняли перо, вложив свой нелёгкий труд в победу над японскими милитаристами.

Надежда Гуменюк. «Эффект» №19 от 9 мая

«Читинское обозрение» показало нам Читу 9 мая 1945 года глазами очевидца.

Одна на всех Победа

9 мая 1945-го в Чите глазами очевидца Анатолия Крушлинского

Младшие братья копошились на завалинке, когда старший Толя побежал в школу №20, которая находилась на Титовской сопке, выше Московского тракта. Пятиклассник шагал по улице Комсомольской в одной рубашке (погода выдалась тёплой, солнечной), не подозревая, что этот день станет священным для всей страны.

— Мы знали, что Советская Армия уже на подступах к Берлину. Па карте Европы, что всю войну висела в коридоре нашей школы, почти все красные флажки на булавках были воткнуты вокруг столицы фашистов. Так мы с учителями обозначали взятые с боями Красной Армией города Германии, — вспоминает 84-летний Анатолий Иванович. Уже после войны он увидел на фотокарточке своего отца-фронтовика надпись: «Берлин взят 02.05.45 г. Мост через канал Тельтов, по которому прошли танки на Берлин».

Утром 9 мая 45-го внимание школьника привлекло скопление людей у магазина «Радуга» на Комсомольской, любопытство взяло своё, и юнец решил посмотреть, что происходит:

— Женщины в очередях за хлебом обычно были одеты в поношенные довоенные платья и мужские пиджаки, в этот же день они нарядились в разноцветные платья и кофточки. Одна из них радостно вышла к нам и громко крикнула: «Ребята, война кончилась!». Верилось с трудом.

Услышав вести о Победе, люди несли их дальше. Выстраданная радость охватила каждого: из ворот и калиток улиц Широкой, Комсомольской выбегали читинцы, вливались в толпу, обнимались и плакали.

— Улыбался и наш физрук Владимир Евук. У него была травма (колено не сгибалось), ещё когда он приехал с фронта в 42-м году. Я до того его ни разу не видел улыбающимся ни в школе, ни в магазине, — рассказывает Анатолий Иванович.

В тот день Толя верил, что закончится карточная система, рассосутся очереди, в которых простаивал днями.

— В день полагалось на маму 300 граммов хлеба, на детей — 400. Я ходил получать продукты с Читы первой на Читу вторую. На лето мама шила пять трусов — и всё. Никаких носочков-гольфиков, обуви и одежды. До 20 лет я не знал, что такое фрукты.

Всеобщая радость, однако, не освобождала 13-летнего паренька от похода в школу. С одноклассниками, которые тоже задержались у «Радуги», двинули к клубу ПВРЗ (вагоноремонтное депо), площадь у которого уже заполнилась читинцами. Играла гармонь, над толпой то и дело взлетали люди в военной форме: читинцы чествовали победителей.

— На крыльце клуба играли музыканты на медных трубах, бил ритм большой барабан. Люди громко переговаривались и смеялись, танцевали вальс под духовой оркестр. Кругом шум, радость!

Тут же, на крыльце клуба, художники заканчивали плакаты с лозунгами в честь Победы, рисовали их на обратной стороне первомайских плакатов. Возле бани читинцы танцевали под звуки не понятно откуда взявшегося аккордеона.

— Тогда появление этого инструмента было экзотикой. Откуда он мог взяться? Мы не могли упустить возможность, чтобы не пощупать руками его блестящую перламутровую клавиатуру.

Трофейный немецкий аккордеон позже привезёт с фронта Толе и его отец, Иван Иванович. Правда, после войны его придётся «съесть» — обменять на продукты. В наше время Анатолий Иванович нашёл в Чите точно такой же. Теперь аккордеон занимает почётное место в квартире как память об отце.

В школу, конечно же, 9 мая 1945-го дети опоздали, а там уже шла торжественная линейка. Директор Иван Иванович Филиппов поздравил всех с Победой. Дружное детское «ура», казалось, разнеслось до Засопки, унеслось за Ингоду, в Ерёмино… Об уроках не было и речи, все отправились на площадь Ленина.

— Мы даже не дослушали директора, помчалась через узкие двери под гору, вниз опять к ПВРЗ. Большая лавина учеников нашей школы, подобно старту международного марафона, скатывалась с Титовской сопки в сторону ПВРЗ.

Ликующие люди шли строем по Комсомольской под звуки оркестра. «Марш славянки» сменялся на небольших остановках полькой, гопаком, цыганочкой. Со всех сторон неслось: «С Победой!». На перекрёстке улиц Недорезова-Комсомольской к демонстрации примыкали жители улиц Крестьянской, Широкой, Володарского, Байкальской.

— Миновали деревянный мост через Читинку, прошли Кузнечные ряды, Дрож-пивзавод. У многих домов на улицах Партизанской, Ленина люди пели и танцевали под гармошку, приветствовали нашу колонну, пытались к нам присоединиться. Людей разворачивали милиционеры. Подумалось, что и нас, ребятню, они тоже прогонят из авангарда. Не прогнали, и мы впереди колонны в ритме походного марша шагали на площадь.

Издалека было видно, что на площади не протолкнуться. С деревянной, красно-коричневой трибуны, оставшейся после Первомая, слышались поздравления.

— В паузах игры нашего оркестра слышно было, как во многих образовавшихся кружках играли на баянах и танцевали. «Марш артиллеристов», «На позицию девушка», «В землянке», «В лесу прифронтовом», «Офицерский вальс». Я тогда подумал: как жаль, что нет сейчас здесь нашего отца. Я представлял, что он бы тоже танцевал с нашей мамой или играл, как перед войной, на баяне.

В этом году Анатолий Иванович в третий раз прошёл в Бессмертном полку с портретом отца, боевой путь которого начался в Воронеже, а закончился в Берлине. Капитан Иван Крушлинский возводил понтонные мосты в составе понтонно-мостового батальона третьей танковой армии. Мосты для танков наводили ночами. Бывало, только возведённый мост тут же бомбили фашисты, адская работа начиналась сначала…

После войны отец Анатолия Ивановича прожил двадцать лет.

— До самой смерти ходил в одних и тех же чёсанках. Менял каждый год на них подошву, пятку, носок. Постоянно носил гимнастёрку и брюки, в которых вернулся с фронта. Все, и ветераны, жили плохо.

Потом, когда Анатолий уже учился в техникуме, обнаруживал, что дома нет фотоаппарата, аккордеона, ещё чего-то. Мать меняла вещи на деньги или продукты, и каждое утро решалось, что семья должна продать, чтобы выжить. Пятерых детей надо было кормить.

— Я говорил отцу: вас, фронтовиков, миллионы. Почему вы не соберётесь и не спросите: а за что мы воевали? Он молчал. Лишь однажды сказал, что я опасный человек и мне лучше хранить язык за зубами. Отец был прав, ведь за его плечами был не только фронт, но и застенки НКВД в 1937-39. Цену молчанию он знал. Пройдя этот ад, он не мог сказать: сделайте что-нибудь для моей семьи…

День Победы для Анатолия Ивановича, как и для многих россиян, — главный праздник в жизни.

— Пройдёт ещё 70 лет, и, думаю, русские люди, да и всё человечество, не перестанет ощущать потери, положенные на алтарь грандиозной Победы. С Днём Великой Победы, дорогие читинцы! Храните память о тех, кто эту Победу вырвал из рук фашистов и подарил нам!

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №19 от 10 мая

Обычно мы берём в обзор рассказы об обычных людях, когда перебираем газеты районные. Но кроме районок приятно согревают материалы газеты «Земля». На этот раз — о водителе автобуса из села Колочное, который много лет возит людей из села и обратно.

На благо Родины

Продолжаем серию публикаций, посвященных с.п. «Колочное» Читинского района

Привычка возить деревню

Из Читы в Колочное идёт только один автобус. Он же везёт людей обратно, из Колочного в Читу. А вернее, совсем даже наоборот строится маршрут этого единственного автобуса, названного «110К» – из Колочного утром, в Колочное вечером. Ведь отсюда родом его хозяин и водитель Александр Подопригора.

«Раньше был наш маршрут 110, «Чита – Домна – Ключи», – рассказывает Александр Анатольевич. – Через Колочное ходил. Но сейчас там работает предприниматель из Ингоды, им 110-й дали, а нам «К» присвоили, путаница возникает, часто садятся к нам ингодинские пассажиры, а к ним наши».

8 мая исполнилось девять лет, как курсирует этот автобус. Корейский, вместительный, мягкий. «Были проблемы с сообщением. Деревне трудно добираться до города. Брались другие предприниматели, потом отказывались. Нерентабельный маршрут, народу мало». В 2008 году тогдашний глава Колочного Анатолий Зубарев, друг родителей, посоветовал: бери автобус, помогу встать на маршрут. Александр согласился. Взял кредит, приобрёл автобус, открыл ИП. Вот так и сложилась его биография. «Здесь родился, здесь живу и девять лет вожу свою собственную деревню», – улыбается он.

А вообще, за рулём он с 1983 года. Работал на служебном автобусе, который курсировал по Колочному, возил работников экспериментального хозяйства или «совхоза», как некоторые называют его по-простому.

По характеру спокойный, выдержанный, но иногда и понервничать случается. За минувшие годы, конечно, были разные истории.

«И до мордобития доходило дело. Не наши, чужие пассажиры, – сразу уточняет Александр. – На Черновских, бывало, садятся пьяненькие. А летом у меня кондукторами работают девчонки молоденькие, красивые, начинаются «докапушки» до них, заступаюсь, успокаиваю. Обходится всё мирно. А так людям нравится автобус. Есть и телевизор, и микрофон. Ребятишек если везу, могу мультики им включить».

Пассажиры для него все – знакомые. Утренним, первым рейсом из Колочного отправляется полный автобус. Человек 12-15 работают в Чите, плюс столько же студентов едут каждое утро в город. А как уйдёт на каникулы молодёжь, так сложные времена начнутся для перевозчика. Льготных билетов в автобусе нет. Ещё с 2013 года должна за льготников администрация, поэтому от государственных посулов отказались.

Было время, многие везли молоко на рынок в Читу, овощи на продажу. Сейчас таких пассажиров нет – скот держать трудно, мало его в Колочном осталось.

«Школа есть у нас, детский дом, два магазина, кафешки… Конечно, до 90-х было лучше, – убеждён Александр Подопригора. – Но сейчас, вроде, восстанавливают. Армяне ферму создали – держат свиней, баранов…»

Самый высокий и красивый дом в Колочном принадлежит предпринимателю, который ещё несколько лет назад возглавлял потребительский кооператив по сбору молока. Впрочем, сами колочнинцы уверяют, что молока не доили и не сдавали – в основном, он ездил в Улётовский район. Но видимо, дело хлопотное, а может, ещё по какой причине, но кооператива этого больше нет. А «дворец» есть.

Королева красоты

Аккурат напротив «дворца» живёт Клара Михайловна Щелканова, ветеран сельского хозяйства, передовик Колочного. 13 марта 1981 года она была награждена Орденом Трудового Красного Знамени.

Библиотекарь Колочнинской школы рассказала мне, что практически в каждом номере «Забайкальского рабочего» 1983-84 годов можно найти статьи про Клару Михайловну. Родилась она в Укурее Чернышевского района, а в 1949 году, когда девочке исполнилось четыре года, родители перебрались в Колочное. Отец работал на ферме, был бригадиром, затем учётчиком. Мама трудилась поваром.

В Укурее Клара больше никогда не была. Колочное– это её Родина. В 16 лет, после окончания 8-ми классов, пошла работать на ферму. Потом была авантюра – вместе с подружками уехали в Борзю, на мясокомбинат. «Надо же было посмотреть, где, что и как!» – вспоминает Клара Михайловна. Через пару лет, в 1963 году она вернулась в Колочное. Подружки остались в Борзе.

В 1964 году вышла замуж, через год родился первый сын. Работала в детском садике, в 1971-ом на свет появился второй её мальчишка. А в 1972-м молодая мама устроилась на ферму. Муж работал трактористом.

На ферме трудились 130 человек. На одну доярку – 50 голов. Коровы в хозяйстве были чёрно-пёстрой породы. Их завезли в Колочное ещё на «старую» ферму. Была она деревянной, очень давно построенной. На ней и коровы стояли, и телята были, и силос закладывали в яму. В 70-х построили новую ферму. Отказались от ручного доения, условия работы стали гораздо лучше. Двухэтажный дом построили для животноводов. В нём и Клара Михайловна получила квартиру.

Она всегда стремилась работать. И работать хорошо, на совесть. Стимулом были дети– хотелось, чтобы всё было у ребятишек, и игрушки, и одежда, и вкусненькое на столе. Позже работала бригадиром. Чтоб детей обеспечить, ходила на сакман, на откорм. Её личный рекорд – 4250 литров молока надоя!

За высокие показатели в работе Клара Щелканова отмечена многочисленными наградами. Является «Почётной дояркой Читинского района», неоднократным победителем соцсоревнований. Трижды была в Москве на ВДНХ, ездила на различные совещания передовиков, а однажды в Москве даже познакомилась с актёром Михаилом Ульяновым.

А путёвки давали на отдых да заграницу – не ездила. И желания не было (по характеру она очень домашний человек), и из-за ребятишек, не хотелось их оставлять надолго.

«Когда пришёл Ельцин, совхоз наш развалился, – вспоминает труженица. – Тогда же специально всё разваливали в стране… Я поработала в пекарне, потом открыла свой магазин. Жалею, что не всё в жизни прошла. В 1996 году хотела идти председателем сельского совета. Тогда ещё секции нашей фермы стояли, трактора были, да многое ещё можно было бы восстановить, возродить. Но меня отговорили. Не пошла. А теперь болит душа от того, что происходит и что произошло с нашим Колочным».

Не знаю, как насчёт председателя, но звание королевы красоты, наверное, Клара Михайловна в молодости вполне могла бы получить. Гляжу на старые фотографии, которых осталось у неё совсем немного (в надежде, что в школе откроют музейную комнату, она отдала многое туда, – авт.) – статная, с правильными чертами лица, победительница.

«Обязательно напишите, что народ хочет, чтобы были государственные предприятия, – продолжает, между тем, хозяйка. – Людям нужна работа. А фермерство это ни к чему! Вот, например, я– фермер. Вы пришли ко мне работать. Я же не дам столько денег, сколько Вам надо. Я же обману, а то и вообще – выгоню и другого возьму. Сейчас живут так. На себя работают. Капитализм. Нет у людей нормальной работы. В советское время мы жили лучше. Хоть разнообразия китайского не было, но мы ели и носили своё, потому что работала вся Россия».
Продолжение в следующем номере

Мария Вырупаева. «Земля» №18 от 9 мая

2 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ненасытные олигархи любят плагиат!

Хлебом не корми, дай списать!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Слава богу, что в ЗабГУ прикрыли ученые советы которые плодили этих так называемых "кандидатов наук" читинского разлива. Хотя, к сожалению, не все