НОВОСТИ
22 ОКТЯБРЯ
20 октября
19 октября

Репрессии минсельхоза – в обзоре краевой прессы

Практически ни один из летних обзоров забайкальской прессы не обходится без текстов про засуху. Она снова беспощадно уничтожает посевы в крае, но для некоторых фермеров это хоть и серьёзная, но далеко не самая большая проблема. Кто-то вдобавок пытается отстоять своё хозяйство от минсельхоза региона.

В том, что в крестьянско-фермерских хозяйствах Забайкалья жизнь сегодня не сахар, губернатор Наталья Жданова убедилась лично, когда посетила в начале июля Приаргунский и Краснокаменский районы. Там ей показывали умирающие ростки пшеницы и овса. На следующий день после поездки список из восьми районов, на которых был введён режим ЧС из-за засухи, пополнился Краснокаменским. Примечательно, что Жданову в этом путешествии по выжженным землям сопровождал министр сельского хозяйства региона Михаил Кузьминов, против которого свой «крестовый поход» ведёт журналист «Земли» Татьяна Михеева. В прошлом номере газеты она рассказала о проблеме фермера Петровск-Забайкальского района, который решился расширить своё дело за счёт гранта. Деньги получил, но из-за пары ошибок, которые, впрочем, не помешали довести задуманное до конца, рискует всё потерять – минсельхоз через суд требует вернуть почти 6 миллионов рублей гранта, потому что

Репрессии минсельхоза. Часть 2

Министерство сельского хозяйства Забайкальского края выиграло иск по возвращению гранта от фермера Аюра Жалсанова. Речь идёт о сумме в 5 миллионов 777 тысяч 600 рублей. По самому печальному сценарию, то, что в течение трёх лет было куплено, построено, наработано на средства гранта этим фермером, мычало и бодалось, теперь просто пойдёт с молотка за бесценок. Было хозяйство. Нет хозяйства. Кому это может быть выгодно?

Предыстория дела, дошедшего до суда, такова: житель села Усть-Обор Аюр Цырендоржиевич Жапсанов всю жизнь занимался сельским хозяйством и в 2013 году решил поставить своё КФХ «на прочную основу» – построить большую животноводческую стоянку, дополнить стадо породистым КРС, купить трактора, что¬бы готовить достаточное количество корма возросшему поголовью. Конечно, на воплощение больших планов в жизнь ему нужны были приличные средства. Обратился в краевой Минсельхоз и получил грант – около 6 миллионов рублей, помимо этих денег планировалось также привлечь собственные и кредитные средства. Реклама «Россельхозбанка» в случае с фермером не сработала: кредит ему не дали, пришлось и собственную технику продавать, и в другие банки обращаться. Но всё дело в том, что в сроки по соглашению Аюр Цырендоржиевич не уложился. Всего фермер потратил почти 10 миллионов рублей – на покупку сельскохозяйственной техники, КРС и строительство фермы. В 2015- м, отчётном году, он лишь приступил к строительству коровника, в 2016-м сдал его и получил на руки акт приёмки. Это и послужило поводом для судебного разбирательства.

На одном из заседаний суда по приглашению судьи пришёл сам министр, Михаил Кузьминов, и заявил, что «мы перед законом все одинаковы, фермер подписал соглашение, что в 2015-м году освоит все деньги, и не освоил – согласно соглашению, он должен вернуть деньги в бюджет». Судья, видимо, посчитала этот, довольно формальный, подход верным и присудила фермеру возврат уже использованного гранта. Странно, но в дело как следует не вникли, тот факт, что в чистом поле появились строения, техника, коровы, во внимание не приняли. А ведь это и есть главная цель реализации гранта, а не только «уложиться в сроки»… Надо ли говорить: если бы у крестьян были лишние деньги – миллионы рублей! – вопрос о возврате средств не стоял бы так остро. Но их нет. Чтобы расплатиться с Минсельхозом, Жалсанову придётся распродать технику и коров. От чего ушёл, к тому пришёл. Естественно, затраты труда, здоровья и нервов никто не считает.

За последнее время это уже третий иск Минсельхоза. И каждый – в отношении крепко стоящего на ногах фермера, талантливого, предприимчивого и работоспособного. Андрей Жигалин, выращивающий канадский скот, должен вернуть в бюджет 4 миллиона рублей («Земля» писала об этом в прошлом номере), фермеры Яковлевы также не уложились по срокам и должны вернуть более 8 миллионов. Яковлевы обратились в иногороднюю фирму, чтобы построить быстровозводимый коровник из новых материалов, и… ошиблись. Остались и без денег, и без обещанного. Пока они судились с фирмой, которая не выполнила обязательства, их самих вывали в суд по иску минсельхоза. В сложных условиях, и погодных, и финансовых, эти люди стремятся нарастить поголовье, развить дело, усложнить сельскохозяйственное производство, а в конечном итоге – снабдить тающее население нашего края натуральной продукцией – и мясной, и молочной. Но их бьют по рукам, на их примере устраивают карательно-показательные процессы, чтобы другим неповадно было! Почему-то с высоты кресел положенцев перспектива развития АПК за счёт таких вот небольших хозяйств не видна. А может быть, дело в другом?

За три года по программе «Начинающий фермер» выдан 151 грант на сумму 194 миллиона 499 тысяч рублей, по программе «Семейная ферма на базе КФХ» – 37 грантов на сумму 247 миллионов 479 тысяч 898 рублей. Анализ Союза крестьян Забайкалья показал, что этот вид поддержки помогает достичь большого эффекта в развитии малых форм хозяйствования.

«Моё мнение, что минсельхоз как огня боится счётной палаты Забайкальского края, – делится своими мыслями о деле Жалсанова председатель Союза крестьян Забайкалья Галын Доржиев. – Много стало молодых работников, которые многого не понимают, не осознают и защититься не могут. Одно указание счётной палаты на это нарушение по срокам, и все накинулись на фермера вместо того, чтобы помочь. Комиссия за комиссией! Он нашёл деньги – кредит выдал «Сбербанк» – и достроил коровник. Ну, что ещё нужно? В своё время я Якимова (министр сельского хозяйства края до Михаила Кузьминова – авт.) уговаривал, просил закончить прессинг в отношении Жалсанова. Мужик в чистом поле построил животноводческую стоянку, жильё, люди работают, коровы телятся, техника гудит, он сегодня даже торгует излишками сена. И вроде всё шло к мировому соглашению. Но после смены власти дело получило самый неожиданный и неприятный поворот».

Сам Аюр Цырендоржиевич в полной растерянности. В душе всё ещё теплится надежда, что из переплёта, в который попал, можно выбраться. В стаде 43 головы ценной калмыцкой породы коров, 12 лошадей, 11 собственных голов КРС (приобретённое до гранта), по условиям гранта, на хозяйстве трудоустроены трое человек – официально, как положено. Пустить всё по миру?

«Сейчас довольно трудно наладить работу в КФХ. Сделать его крупным, к чему я стремлюсь. В сельском хозяйстве уже даже в деревне никто работать не хочет. Чего греха таить, люди привыкли работать за наличный расчёт, и чтобы деньги сразу. А такое у нас возможно только на лесосеке. Вот там быстрые деньги!» — говорит со знанием дела Аюр Жалсанов.

По словам фермера, все отчёты в минсельхоз он предоставлял, никаких замечаний по ним не было. Были неувязки: вместо КамАЗа купил КамАЗ с прицепом, чего не было в плане расходов, на покупку скота потратил больше, чем планировалось в смете, при строительстве фермы использовал опять же незапланированное ДВП. Но разве за это судят? «Даже женщины из контрольно-счётной палаты говорили работникам минсельхоза: «Ничего смертельного здесь нет, просто возьмёте у фермера объяснительную», – вспоминает Аюр Жалсанов. Но в конечном итоге именно эти «незапланированные расходы» стали поводом для возврата всей суммы гранта. Судебное разбирательство длилось довольно долго, судья до последнего не хотела банкротить фермера, и все надеялись на мировую, но на последнем заседании представитель министерства окончательно развеял надежды, что дело можно решить мирным путём.

Вот и получается: вроде чиновники пытаются наладить порядок здесь так, как его понимают, чтобы всё по букве закона, а на деле вносят в устоявшуюся уже жизнь КФХ хаос, граничащий с абсурдом. Почему они не хотят увидеть главного: фермеры – это не преступники, пользующиеся на халяву бюджетными деньгами, а, в первую очередь, созидатели и трудяги в непростой сфере АПК?

«Новый министр убрал с должности зама Баира Галсановича (Галсанова — авт.), который действительно разбирался в сельском хозяйстве, и пригласил на это место чуждого сельскому хозяйству Андрея Люстика из Улан-Удэ (с 1997 года он работал в системе Федеральной службы исполнения наказаний, а потом в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков — авт.). Видимо, для этого человека мы все воры и преступники. И все ключевые места в минсельхозе отдаются тем, кто будет поддерживать эту карательную политику, – говорит фермер. – У нас в районе (Петровск-Забайкальском – авт.) никто не знает, что такое грант, и я раз в неделю ездил консультироваться в Читу по многим вопросам. Пришёл к выво¬ду, что и в минсельхозе мало кто что знает и понимает по этим вопросам. Лишь бы день прошёл и получка упала, а потом ищут крайнего в страхе своё место потерять».

Аналогичное дело – о сроках реализации гранта – было рассмотрено Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области 25 мая этого года. Там чиновники требовали с фермера возвращения гранта в размере 13 миллионов, который пошёл на строительство животноводческой фермы и закуп животных. Несмотря на то, что все отчёты о строительстве и обустройстве фермы фермер вовремя предоставлял, и эти отчёты принимались чиновниками без каких-либо замечаний, в суде истец заявил, что фермер Посылаев А.А, ничего из грантовых целей не выполнял. Суду были представлены все квитанции, все доказательства непредвиденных обстоятельств, с которыми столкнулся фермер, из-за чего задержал сроки. Он неоднократно просил чиновников продлить время реализации гранта на полгода, и в итоге… суд услышал доводы фермера: чиновникам в иске о возврате 13 миллионов отказал, а иск фермера о продлении сроков на 6 месяцев удовлетворил. Значит, можно?

По словам руководителя Союза крестьян Забайкалья Галына Доржиева, сегодня налицо отсутствие юридического и финансового образования для того, чтобы своевременно и правильно выполнять условия гранта. «Как ни парадоксально, но со стороны краевого минсельхоза фермеры не получают практическое и информационное сопровождение», – говорит Галын Дугаржапович. Чиновники отказались от своей миссии сопровождать грантополучателей, оказывать им юридическую и правовую поддержку, а ведь кому, как не им, знать, что на пути использования государственных средств немало ловушек, попасть в которые легко, а вот выбраться сложно. Из-за своего недопонимания работники краевого минсельхоза дискредитируют саму идею государственной грантовой поддержки. Конечно, за деньгами фермеры не перестанут сюда приходить. Но к чему такие гранты, которые при малейшей оплошности потребуют вернуть обратно?

Татьяна Михеева. «Земля» №28 от 18 июля

«Вечорка» опубликовала открытое письмо заслуженного работника сельского хозяйства России Намсарама Цыдыпова, по которому понятно, что в программу своего турне по засушливым территориям края губернатору нужно было добавить и Агинский Бурятский округ. Если верить написанному, засуха уничтожила 40% кормовой базы и привела к практически полному исчезновению водоёмов, но в верхах региональной власти почему-то

Бурятский глас вопиющего на отрогах пустыни Гоби

Уже 24 года подряд земли аграрного Агинского Бурятского округа (АБО) терзает засуха. Местные крестьяне, руководители сельхозпредприятий устали бить в набат по этому поводу – ни федеральные, ни региональные, ни окружные и даже местные власти их слышать не хотят.

Минувшей осенью о своих бедах, наступивших в том числе после объединительного референдума, оказавшегося, по их словам, обманом, уважаемые старейшины АБО, кавалеры правительственных наград уже поведали в обращении к губернатору края Наталье Ждановой и в региональное руководство партии «Единая Россия»… Прошёл почти год после их «крика души» – ни ответа, ни привета.

В этой связи мы публикуем открытое письмо Намсарама Жамбаловича Цыдыпова –заслуженного работника сельского хозяйства РФ, одного из подписантов осеннего обращения к Ждановой, оказавшегося на деле гласом вопиющего в пустыне.

«Отсутствие ответа на письмо-обращение к губернатору, подписанное уважаемыми старейшинами округа, вызывает глубокое сожаление и оставляет открытыми поставленные вопросы.

Но проблемы округа не исчерпывается только этими вопросами.

Новой власти региона потребуется считаться с не менее объективными и обоснованными аргументами, также конкретно касающимися жизненно важных основ всего населения бывшей автономии.

Всем, имеющим голову на плечах, известно, что, за небольшим исключением северо-восточной части, Агинский Бурятский округ находится в границах самых неплодородных земель Забайкальского края, природный потенциал которых в 3-4 раза уступает большинству районов края. В каждом районе округа имеются немалые массивы земель с содержанием гумуса в почве менее 1%. Здесь уже разница 7-8-кратная (в сравнении с чернозёмами Приаргунска, Калги, Чернышевска, содержащими до 8,5% гумуса).

Ещё царскими учёными, исследователями степи юга округа были определены как северные отроги пустыни Гоби и отнесены к категории полупустынь.

Несомненно, данный факт низкой плодородности земель округа был всегда известен Минсельхозу края (включая 30-50-летней давности Управление сельского хозяйства Читинской области), отчасти руководству края (опять же, включая Обком КПСС 50-80-х годов), но умышленно или неумышленно всеми замалчивается.

Несмотря на наши – руководителей коллективных хозяйств – многочисленные обращения к бывшим и работающим в данное время руководителям отрасли, никаких компенсаций, субсидий, поправочных коэффициентов нам не предусматривалось и не представлялось.

Вся многократная разница природного потенциала в затратах на производство единицы сельскохозяйственной продукции, издержки многолетней засухи, отбирающей от половины до 100% результатов труда, оплачивается и «вывозится» более тяжким, более интенсивным трудом и дополнительными материальными затратами жителей округа, работающих в сельском хозяйстве.

В течение 24 лет подряд, более пагубно отражаясь на засушливых и без того степях АБО, охватывая большую часть Забайкальского края, регион изнуряет доселе невиданная засуха. По свидетельству специалистов, в связи с засухой исчезли до 40% ценных кормовых трав, очень сильно ухудшился их ботанический состав. Высохли до 90% поверхностных водоёмов – озёра, болота, родники, ручьи. Значительно снизился уровень подземных вод. Во многих скважинах и колодцах воды нет вообще или дебет снизился до 200-300 литров.

Если в прошедшие годы за пределы округа в поисках сена выезжали от 25-30% до 60-70% коллективных и фермерских хозяйств, то в текущем году – почти весь округ, включая и значительную часть личных подсобных хозяйств. По этой проблеме никаких мер не принято. Молчит сегодня краевой минсельхоз. Молчат администрация и собрание представителей округа.

Те 10 миллионов рублей на субсидирование транспортных расходов, выделенные для всего края, ничтожны настолько в масштабах действительных затрат, что их рассматривать в качестве по¬мощи, мягко выражаясь, несерьёзно.

В увязке с природными и, как следствие, экономическими потрясениями округа требует пояснения намечаемая к выделению по программе «Развитие Дальнего Востока» невообразимая сумма в 800 миллионов рублей «в одни руки».

С одной стороны — бедствующий «на грани выживания», расположенный в полупустыне, терзаемый многолетней засухой округ. С другой — расположенная на бывших императорских, лучших в Забайкалье чернозёмах, процветающая и преуспевающая фирма. (Вероятно, речь идёт о племзаводе «Комсомолец», хозяйкой которого является забайкальская олигархическая семья Нагелей, ей благоволят действующие власти региона — ред.)

Но, согласно последним, двухнедельной давности тезисам президента, «… Губернаторы должны заботиться о всех категориях населения».

Цыдыпов Намсарам Жамбалович. «Вечорка» №29 от 9 июля

Закон, обязывающий трудовых мигрантов в России знать её историю, а также русский язык, не работает – к такому выводу приходит автор материала в «Читинском обозрении» Денис Приходько. Например, китайцы, которые приезжают на заработки в Забайкалье, получают корочки о сданных экзаменах на родине, и в России их знания уже никто не проверяет. Да и совсем необязательно говорить по-русски тем, кто работает не в сфере услуг, а на строительных площадках, куда чаще всего и устраиваются в Забайкалье трудовые иммигранты – в этом уверены депутаты законодательного собрания края. Региональный парламент предложил внести поправки в федеральный закон, который может серьёзно ударить по строительной отрасли Сибири. В Госдуме инициативу не поддержали, и, как следует из текста «Читинского обозрения»,

Ты русский бы выучил только за то…

Госдума отклонила законопроект Заксобрания Забайкалья о трудовых мигрантах, даже не обсудив. А что предлагали?

Постоянно увеличивающийся поток иностранной рабочей силы в Россию заставил правительство основательно подкорректировать законодательство. Однако не во всех регионах это привело к положительным результатам. Так случилось, например, в Забайкалье.

Что поменялось

Изменения, внесённые в федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в РФ», вступившие в силу с 1 января 2015 года, гласят, что каждый трудовой мигрант обязан подтверждать знание русского языка, истории и основ нашего законодательства. Идея внесения поправок возникла на местах практически сразу же. Появилась угроза закрытия рынка трудовых строительных ресурсов, представленного гражданами КНР. В регионах Дальневосточного и Сибирского федеральных округов восполнить этот рынок российскими гражданами невозможно.

И тогда забайкальские депутаты вышли на Госдуму с инициативой освободить трудовых мигрантов от экзаменов, если они прибывают к нам по визе. Суть поправок в том, что необходимо предусмотреть исключения для иностранных рабочих, которые приезжают в Россию на ограниченное время, на сезонные работы по приглашению. Сезонными могут быть, например, сельскохозяйственные и строительные работы.

Для чего всё это

Кто может воспользоваться этим правом? В Забайкалье – корейцы и китайцы, в регионах Сибири – представители средней Азии, в европейской части страны – к примеру, жители Турции. Они не то что экзамен по русскому языку сдать не в состоянии, им даже азы языка освоить сложно.

Иностранные работники, в нашем случае китайцы, прибывают организованными группами. Проживают, как правило, непосредственно на строительных объектах, там же организовано питание, бытовое и медицинское обслуживание. С каждой группой работает переводчик, а руководители групп трудятся в России не первый год, владеют русским языком, знают традиции и обычаи страны пребывания, российские требования к строительным технологиям и технике безопасности. После окончания сезона эти группы так же организованно покидают нашу территорию. Этот порядок отработан десятилетиями и доказал свою жизнеспособность.

В центральных областях России трудовые мигранты – это в большей степени выходцы из стран СНГ, многие из них заняты в сфере сервиса и оказания услуг. Они непосредственно в своей повседневной деятельности контактируют с населением и длительное время, порой по нескольку лет, проживают в нашей стране, им действительно необходимо знание русского языка, основ законодательства. Там эта норма оправдана.

Чем объяснили отказ

Законопроект Заксобрания Забайкалья о трудовых мигрантах получил поддержку в дальневосточных регионах, его включили в повестку Госдумы, но обсуждать не стали.

Заключение комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству таково: увеличение круга лиц, которые освобождаются от подтверждения владения русским языком, знания истории и основ законодательства России, не представляется юридически обоснованным в связи с тем, что это может квалифицироваться как нарушение принципа равенства прав и возможностей работников, закреплённого в статье 2 Трудового кодекса РФ.

Юристы комитета также отметили, что в соответствии с федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» целью установления квот является не обеспечение привилегий определённых иностранных граждан, а «обеспечение национальной безопасности, поддержание оптимального баланса трудовых ресурсов, содействие в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации, а также… решение иных задач внутренней и внешней политики государства». Общее требование подтверждения владения русским языком, знания истории России и основ законодательства РФ, установленное в пункте 1 статьи 15 федерального закона, позволяет обеспечить данные цели.

Почему это так важно

Итак, законопроект забайкальцев был отклонён без обсуждения. Как сообщил 8 июля в своём аккаунте в Facebook депутат Государственной Думы от Забайкалья Юрий Волков, в поддержку законопроекта было подано только два голоса, один из которых был его. Не выслушав аргументов ни «за», ни «против», не попытавшись вникнуть в проблему строительной отрасли Забайкалья, Госдума отклонила проект. Поправки не поддержало и правительство РФ. А между тем аргументов «за» более чем достаточно.

В советские времена всю самую тяжёлую работу на стройке, а это прежде всего работа каменщиков, бетонщиков и арматурщиков, выполняли солдаты либо осуждённые. Неслучайно делалась попытка перейти на панельное домостроение с целью сократить трудоёмкость и сроки возведения зданий. Но это оказалось не совсем оправданным: кирпичные дома более прочные и долговечные.

Когда после распада Советского Союза исчезла возможность использовать труд солдат и осуждённых, казалось, что строительный комплекс рухнет, но нас спасли китайцы. Поначалу они выполняли на стройках практически 80% всего объёма работ, сегодня этот показатель снизился до 30%, и китайцам достаётся только самый тяжёлый и низкооплачиваемый труд. Сантехнические работы, электрику, установку дверей и окон, лифтов – всё это делают российские рабочие. Изготовлением и транспортировкой строительных материалов занимаются тоже наши специалисты.

Китайцы умеют работать быстро, они, с одной стороны, задают высокий темп на стройплощадке, а с другой стороны – через свою высокую работоспособность обеспечивают работой большое количество наших сограждан. Поэтому и получается, что без этих немногочисленных помощников и многие наши останутся без работы.

Кто первым забил в набат

Ещё в 2015 году многие застройщики Забайкалья высказывали опасение, что китайцы к нам вообще не поедут. Депутаты краевого Заксобрания, известные строители Александр Филонич и Виктор Лопатин начали «пробивать» поправки к федеральному закону.

– Развитие Забкрая зависит от наличия дешёвой рабочей силы. Эту проблему помогают решать китайцы, – говорит Александр Филонич, член парламентского комитета по развитию производительных сил, инфраструктуры и инновациям, заслуженный строитель РФ, ветеран атомной энергетики и промышленности. – Но китайцам очень сложно изучать наш язык. Так же, как туркам и корейцам. Авторы закона совершенно не учли интересы периферийных территорий вроде нашего региона.

Наличие китайских строителей, по его утверждению, позволяет обеспечивать работой тысячи русских рабочих.

Когда-то китайцы на стройках выполняли практически весь спектр необходимых работ, но постепенно ситуация изменилась, – говорит Филонич. – Сегодня из почти 70 строительных специальностей за китайскими специалистами остались только три – арматурщики, бетонщики и каменщики. Это базовые специальности – двигатель всей строительной отрасли. Их на сегодняшний день всего 25-30%, а все остальные специалисты на строительстве – российские рабочие.

Как обойти закон

С принятием закона практика сложилась такая: китайцы сдают экзамены на знание русского у себя на родине русским же специалистам, которые работают в тамошних университетах. Им там же за плату выдают свидетельство о сдаче экзамена, которое они привозят в Россию. Наши контролирующие органы проверяют только наличие документа, а не знания. Отследить процесс сдачи экзаменов за границей невозможно, поэтому на деле закон оказался фиктивным. В итоге он вроде бы и есть, но его ловко можно обойти, что китайцы и предпринимают. При этом стоимость рабочей силы из-за рубежа вырастает.

Китайские компании, которые предоставляют своих рабочих российским застройщикам, закладывают цену процедуры сдачи экзаменов в стоимость своей рабочей силы, а это ведёт к повышению стоимости квадратного метра для покупателей недвижимости. К примеру, если в нашем регионе в 2011—2012 годах квадратный метр стоил 35-40 тысяч рублей, то сейчас уже 55-60 тысяч рублей. На эту стоимость, конечно, влияют различные факторы, но и наёмная рабочая сила – тоже немаловажный из них.

В чём же выход

Когда закон о трудовых эмигрантах в 2015 году вступил в силу, часть крупных строительных компаний пошла на эксперимент и сформировала бригады, например, каменщиков из местных жителей в количестве нескольких десятков человек. В результате остались работать единицы из них. Этих оставшихся нельзя включить в состав китайских бригад (у тех своя специфика). Китайские бригады формируются из жителей одного населённого пункта, посторонних туда не берут.

Привлечение иностранных граждан из сопредельных стран – Таджикистана, Узбекистана, КНДР – показало низкую квалификацию и производительность труда тамошних строителей.

Не утешают и результаты исследования, проведённого Институтом социального анализа и прогнозирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ. Они показали, что за два года действия нового миграционного законодательства ситуация на рынке труда нисколько не изменилась в лучшую сторону. Сегодня в нашей стране каждый второй иностранный гражданин работает без оформления, даже если у него есть трудовой патент либо разрешение на работу.

Многие застройщики в целом поддерживают закон, регулирующий вопросы с иностранной рабочей силой, но почему наверху не хотят даже слышать и обсуждать их разумные поправки в этот закон? Да, большая часть мигрантов, особенно в сфере услуг, ЖКХ и пр. должны знать русский язык, нашу культуру, наше законодательство. По в другой части рабочих из-за рубежа заинтересованы в первую очередь мы сами, и не мешало бы для таких специалистов предусмотреть исключения.

Если сами работать не хотим, зачем мешаем другим, доводя ту же строительную отрасль до нового кризиса?

Денис Приходько. «Читинское обозрение» №29 от 19 июля

Не осталась без внимания на этой неделе весть об открытии гипермаркета «Абсолют» на бывшей территории Машзавода в Чите. Несмотря на позитивный настрой министерства экономического развития края, «Экстра» ничего хорошего в появлении очередной торговой точки в краевой столице не видит: «От владелицы «Абсолюта», которая в конце 2016-го вернула свою прописку в Бурятию, снявшись с налогового учёта в Крыму, краевая казна хоть сколько-нибудь значительных доходов не получит». Особенно, если взять во внимание, что новый игрок на рынке розничной торговли может задавить своими более низкими ценами конкурентов и 

АБСОЛЮТная экспансия

В Забайкалье семимильными шагами развивается промышленность – фраза, совершенно не имеющая отношения к действительности, особенно когда «новым предприятием» на бывшей территории Читинского машиностроительного завода оказывается магазин, входящий в сеть крупнейшего ритейлера соседней Бурятии – ООО «Абсолют».

Некогда мощный машиностроительный завод, накопивший за современную историю гигантские финансовые проблемы, в 2015 году начал переезд на ГРЭС, завершившийся к концу 2016-го (это объясняли необходимостью для уменьшения затрат). Правда, основное здание завода на улице Новобульварной и прилегающая к нему территория пустовали недолго, и уже к лету текущего года там закипели строительные работы. Конечно же, всех неравнодушных интересовал вопрос – кто пришёл на пустующее место.

Оказалось, что речь идёт о некоем предприятии, которому собственники Машзавода (среди них и правительство Забайкальского края) продали здание и территорию, чтобы вывести завод из кризиса. Справедливости ради скажем, что им это удалось – долги, в том числе по зарплате перед работниками, были погашены. Но что получили взамен горожане? Эта информация до поры до времени скрывалась под полюбившейся сегодня многим чиновникам с Чайковского, 8, формулировкой «коммерческая тайна». Но на уровне слухов уже шла речь о том, что в центре Читы появится огромный магазин «Абсолют».

Недавно эту информацию официально подтвердили в министерстве экономического развития Забайкальского края. Свой комментарий дал заместитель руководителя ведомства Алексей Садовников: «На наш взгляд, вхождение нового игрока на данный рынок (розничной торговли — авт.) будет являться положительным моментом и приведёт к развитию конкуренции, а как следствие – к расширению ассортимента товара, к наличию более гибкой ценовой политики и к созданию новых рабочих мест». В ответ на такую новость депутат Госдумы от Забайкалья Юрий Волков на своей странице в Facebook написал следующее: «Новое предприятие» на территории закрытого Машзавода в Чите оказалось гипермаркетом… Это всё, что нужно знать о развитии экономики в Забайкалье».

Уже известно, что открытие гипермаркета «Абсолют» на улице Новобульварной в Чите планируется к концу 2017 года, ещё один подобный магазин – «Абсолют Cash&Carry» – готовится к открытию уже осенью на проспекте Маршала Жукова на КСК. Напомним, что этот торговый центр площадью в 5 тысяч квадратных метров на пустыре за театром «Забайкальские узоры» начали строить в 2016 году. Долгие годы местные жители добивались от городских властей, чтобы эту территорию отдали под парк, но натыкались на стену отписок. У бизнесменов из Бурятии, видимо, нашлись более веские аргументы.

По данным из источников «Экстры», знакомых с ситуацией, всячески потворствует вхождению «Абсолюта» на рынок Забайкалья лично глава минэкономразвития края Сергей Новиченко, который чуть ли не за ручку провёл по объектам в Чите владелицу сети «Абсолют» Индиру Шагдарову, помог ей (или помогает) уладить вопросы с землёй. У бурятской бизнесвумен, которая в 2015 году задекларировала доход в 13,6 миллиарда рублей, в нашем регионе, кажется, всё складывается гладко. А как иначе? Такие связи, такие деньги. Конечно, приход ритейлера из другого региона в Забайкалье – это, в принципе, нормально. Вот только вызывает удивление то, как это происходит.

– Идёт неприкрытая протекция со стороны конкретного человека во власти. Земли на КСК передали по «мутной» схеме, Машзавод путём многоходовки отобрали у прежних собственников и продали «Абсолюту». Главное, что проблемы начнутся у местных производителей, потому что их товары не смогут попасть на полки этой новой сети, которая, скорее всего, займёт значимую долю рынка, а с учётом высоких тарифов местная продукция будет проигрывать в цене товарам из Улан-Удэ, – поделился своим мнением с «Экстрой» один из читинских предпринимателей.

Стоит ли говорить, что при новом сильном игроке на рынке местные ритейлеры, которые, кстати, платят налоги в бюджет Забайкалья, могут потерпеть фиаско.

От владелицы «Абсолюта», которая в конце 2016-го вернула свою прописку в Бурятию, снявшись с налогового учёта в Крыму, краевая казна хоть сколько-нибудь значительных доходов не получит (на полуострове на 25 лет объявлена свободная экономическая зона с налоговыми льготами и возможностью возмещения затрат, чем в 2015 году решила воспользоваться Индира Шагдарова). Тогда зачем всё это, о каком «положительном моменте» говорит минэкономразвития? Может быть, конкретные люди всё же останутся в выигрыше, но вот жители региона – вряд ли.

«Экстра» будет следить за развитием событий.

Иван Фёдоров. «Экстра» №29 от 19 июля

«Забайкальский рабочий» опубликовал интервью с одним из организаторов движения по спасению озера Кенон. Участники собирают мусор с берега и поднимают его со дна, не забывая напоминать горожанам, что портить водоём отходами – плохо. Последнюю крупную акцию провели в начале июня. «Кто бы ни говорил, что озеро мёртвое, на самом деле оно живое, и природа живёт своей жизнью, там есть рыба, чайки, растительность. Нужно спасать Кенон, чтобы он не превратился в болото или пустыню», – говорит активист Алексей Карасёв.

Стань другом Кенона!

Пять лет назад в Чите появилось общественное движение «Спасём Кенон вместе». Так рядовые горожане, бизнесмены и журналисты решили объединиться для сохранения одного из водоёмов краевого центра. Озеро Кенон подвергается негативному влиянию человека, и общественники намерены снизить этот вред, привлекая к спасению этого природного объекта внимание властей разного уровня и руководства крупных предприятий.

На днях в редакции «ЗР» побывал Алексей Карасёв, один из организаторов движения «Спасём Кенон вместе». Наш собеседник рассказал, чего же удалось добиться неравнодушным к судьбе озера горожанам.

– Алексей, какие мероприятия, посвящённые охране и очистке озера, проводятся в этом году?

– Нынешний 2017 год объявлен Годом экологии в России, а в городе Чите – ещё и Годом Кенона. С администрацией города Читы представители нашего движения разработали план мероприятий, посвящённых озеру, в которых будут принимать участие как общественные организации, жители, так и администрация города. Власти обязались провести акции, посвящённые озеру, и привлечь внимание к проблемам Кенона.

Одно из главных мероприятий – уборка берегов и акватории озера Кенон, которая прошла в международный день очистки водоёмов совместно с читинскими дайверами, общественным движением «Спасём Кенон вместе», «Ротари-клубом», городскими властями.

Помимо этого, планируются просветительские акции и конкурсы на лучший проект благоустройства берегов.

– Что показала нынешняя уборка и предыдущие воскресники?

– В прошлом году по объективным обстоятельствам мы не проводили уборку. На озере отдыхает много людей. Очень хотелось бы, чтобы, приходя на берег и видя чистоту, горожане поддерживали её. Мы заметили, что там, где чисто, сложнее мусорить. Если мы приходим куда-то и видим мусор, тоже начинаем мусорить. Так устроен человек. Приходя на чистое место, люди убирают за собой, за исключением некоторых граждан, которым не объяснили в детстве элементарных правил поведения.

За пять лет удалось отследить динамику появления отходов. Когда мы убирались ежегодно, то заметили, что от уборки к уборке мусора становится меньше.

– Расскажите о просветительских мероприятиях, призванных привлечь внимание к озеру?

– Комитет городского хозяйства Читы готовит план озеленения юго-восточных береговых участков озера. Сегодня это тополиная роща, наполовину засохшая. Необходимо смотреть, какие деревья там могут расти и как их садить, чтобы они прижились.

Что касается культурно-массовых и просветительских мероприятий, то это концерт под открытым небом на берегу Кенона, классные часы и занятия в школах, посвящённые Кенону.

Запланирована работа секции на общегородском семинаре «экологические страницы Забайкалья». Ближе к осени или в сентябре пройдет выставка творческих работ, посвящённая озеру. На сентябрь планируется конкурс эскизов по благоустройству берега в районе «Нефтемаркета». Это городское открытое пространство, где можно поместить площадки для игровых видов спорта, дорожек, турников. На основе этого конкурса профессиональные архитекторы будут воплощать идеи горожан в жизнь.

Быть может, кому-то культурно-образовательные мероприятия покажутся ненужной суетой, но именно они могут привлечь внимание большого числа горожан к озеру. Люди задумаются о сохранении водоёма и хотя бы перестанут мусорить. К решению глобальных проблем необходимо привлечь внимание учёных и соответствующее финансирование, чего и добивается инициативная группа «Спасём Кенон вместе».

– С какими концептуальными проблемами пришлось столкнуться общественному движению?

– Само озеро Кенон находится в федеральной собственности. Озеро федеральное, но на самом деле оно ничьё, Москва далеко. Вокруг озера расположено много различных предприятий. Эти предприятия должны содержать свои территории в порядке. Надо отдать должное, когда происходит уборка, нам помогают «Нефтемаркет», ТГК-14, железная дорога. ТГК-14 планирует модернизацию оборудования, снижение выбросов в атмосферу, реконструкцию и ввод в работу нового золоотвала. Рассматривается вопрос переработки золы. В сентябре же будет проводиться всероссийская научно-практическая конференция «Экология водоёмов-охладителей энергетических станций». Понятно, что пока не будет пострена новая, более современная ТЭЦ-3 на новом месте, с учётом розы ветров, мы должны будем минимизировать негативное воздействие ТЭЦ-1.

– Озеро буквально подвергается атаке нечистоплотных рыболовов. Как с ними бороться?

– Со стороны электростанции круглый год, а зимой – на поверхности всего Кенона рыбачат горожане, оставляя колоссальное количество мусора. Потом это остаётся на льду и тонет с наступлением тепла. Ну, приехали на озеро, уберите за собой. Что тут сложного?

Заметил, что сетей стало меньше. Сетями запрещено ловить рыбу, если сети рвутся, они попадают на дно вместе с рыбой, она гибнет и гниёт. Кто бы ни говорил, что озеро мёртвое, на самом деле оно живое, и природа живёт своей жизнью, там есть рыба, чайки, растительность. Нужно спасать Кенон, чтобы он не превратился в болото или пустыню. Если это случится, климат Читы изменится кардинально.

– Какой мусор достают водолазы со дна Кенона?

– Сети, бутылки, шины. Всё оставленное зимой попадает весной на дно.

– А что говорят учёные о состоянии водоёма?

– Специалисты института природных ресурсов, экологии и криологии исследуют, какие организмы живут в озере Кенон, не замещается ли один вид другим. Есть такое растение — элодея канадская, она при благоприятных условиях может стремительно разрастись и заполонить озеро. Погибнув, элодея падает на дно, начинает разлагаться, рыбам не хватает кислорода, начинают бурно развиваться сине-зелёные водоросли, выделяя токсин и отравляя всё вокруг. Так случилось на озере Котокель близ Байкала. Стоит отметить, что элодея канадская в Кеноне есть, но пока другие водоросли ещё успешно с ней конкурируют, не давая ей разрастись. То есть вы понимаете, о каком риске идет речь, если нарушить экологию озера.

– Как, на Ваш взгляд, образумить нерадивых граждан, которые загрязняют озеро?

– Очень многие считают, что Кенон грязный, и там невозможно отдыхать. В +30 градусов мы приходим на озеро и видим сотни людей, как в большом бассейне. Но если прийти на Кенон в пасмурную и ветреную погоду, вы увидите дикое озеро – волны, ветер, птицы.

Необходимо менять отношение граждан. Вместо того, чтобы убраться, мы поступаем как квартиранты, которые живут на съёмных квартирах и покидают их по мере загрязнения. Загрязнили Кенон, давайте поедем на Арахлей или Арей. Для чего? Загрязнять и эти озёра и жаловаться, что там стало невозможно купаться. Однако это тупиковый путь. Нам надо уяснить, что альтернативы не будет. А озеро Кенон может быть кусочком дикой природы и служить городу, если только человек будет вести себя как друг, а не как враг. Хотелось бы призвать горожан не мусорить. А руководителей разного уровня – ответственно подойти к решению проблемы озера, вспомнить, что они являются жителями Читы и богатого природными ресурсами Забайкальского края, и сделать всё, чтобы протянуть руку помощи Кенону, сохранить водоём для детей и внуков.

Виолетта Вдовяк. «Забайкальский рабочий» №134 от 19 июля

3 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

С нашим мудрым учителем, всех спасём, всё поднимем, всех обгоним по рейтингам !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ага, особенно по зарплатам узкого круга чиновников, выходите на первое место, и ещё по количеству бегущих их региона впереди всех !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А с чего это такое беспокойство о предстоящих низких ценах в "Абсолюте"? Это какие-такие товары местных производителей у нас не попадут в уже существующие местные торговые сети? Консервированные огурчики-помидорчики? Бананы-апельсины? Масло растительное и сгущённое молоко? Там, в этих существующих супермаркетах даже БРУСНИКА (!) производства КНР или из Вологды! И догадайтесь, кому этот ценовой сговор "местных" выгоден и даже очень-очень.

А появление новых сетевых магазинов показало, что преподносимый местными торговыми сетями "товар по самым низким ценам" на самом деле может стоить в 2-3 раза дешевле.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда