ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

ОБЗОРЫЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Город-лужа — в обзоре краевых СМИ

Человек и обществоЗабайкальский крайФото: участник проекта

Дождей ждут на селе. Дождю радуются владельцы дачных участков в пригороде Читы и службы, отвечающие за тушение лесных пожаров. Дождь любят романтики. Но большинство читинцев, включая, вероятно, чиновников мэрии, дождь ненавидят: краевой центр даже после небольших осадков превращается в лужу, реки текут по тротуарам и улицам, размывая асфальт. И так продолжается десятилетиями.

Газета «Аргументы и факты. Забайкалье» напомнила, что мэрия не желает учиться на своих же ошибках: спустя год после ливня, оставившего после себя размытые дороги и затопленные жилые дома в центре города, особо ничего не изменилось. Никто из чиновников не озвучивал хотя бы планов по созданию ливневой канализации, инспекции всех существующих коллекторов, их чистке и ремонту.

Власть Читы традиционно работает по принципу: нет ЧП, нет проблем. После потопа в июне 2016-го из-за разрушенного ливневого коллектора вода хлынула в огороды частных домов по улицам Кастринская и 1-я Новопроточная в центре города. Лишь после этого мэрия объявила аукцион на право отремонтировать объект за 1,4 миллиона рублей. Судьба остальных коллекторов неизвестна.

Заслуженный архитектор России Виктор Кулеш, комментируя «АиФ» ситуацию, заявил, что «нужно делать качественные водостоки. Для этого придётся полностью снимать асфальт во всём городе. Причём начинать придётся от реки Читинки и идти вверх к центру. Проблема водостоков куда глубже, чем кажется».

По мнению архитектора, вода вредна и для жилых домов: ливневые потоки подмывают грунт, отчего проседает фундамент. Кроме того, из-за постоянной влаги в подвалах скапливаются комары, а в самих квартирах появляется грибок и плесень.

Мы в городе-луже

Дождевые потоки разрушают Читу

Каждый раз, как только в Чите пройдёт дождь, краевая столица утопает в ливневых потоках. Есть ли выход из этой ситуации?

Грибок и плесень

Это всеобщее стихийное бедствие под названием «обыкновенный летний дождь». И, кажется, к нему читинцы уже привыкли.

Даже после нескольких минут небольшого дождя по городу уже текут реки с грязью и камнями. Что говорить про настоящие ливни? Все помнят один из самых сильных, который буквально обрушился на Читу в прошлом году. Дождь лил с небольшими перерывами без малого около суток, именно его синоптики назвали самым сильным за прошедшие тридцать лет.

Всеобщий транспортный коллапс показал беспомощность наших властей перед стихией, которая застала всех врасплох. В многочисленных социальных сетях почти сразу появились вот такие сообщения: «Я ночью ехал по этой огромной луже на въезде в Каштак. Было жутко, стояло много заглохших машин и подумалось — справедливо бы сейчас согнать сюда всех ответственных за благоустройство чиновников города и заставить их осушать это позорище вёдрами!».

Вопрос ливневых канализаций и водостоков для Читы стоит десятилетиями. Власти разводят руками, ссылаясь на нехватку денег. Чтобы полностью решить проблему, нужно делать качественные водостоки. Для этого придётся полностью снимать асфальт во всём городе.

— Да, придётся что называется «вскрыть» всю Читу, — уверен заслуженный архитектор России Виктор Кулеш. — Причем начинать придётся от реки Читинка и идти вверх к центру. Проблема водостоков куда глубже, чем кажется. Что касается жилых домов, вода, как правило, подмывает грунт, отчего проседает фундамент. Кроме того, из-за постоянной влаги в подвалах скапливаются комары, а в самих квартирах появляется грибок и плесень.

Не строите? Так хоть чистите!

Из-за ливневых дождей о Чите узнали далеко за пределами края. Многочисленные просмотры набрал ролик с затонувшей пассажирской маршруткой под мостом реки Читинка. Напомним, отважный водитель через люк на крыше машины эвакуировал пассажиров. На памяти старожил города и поднятие реки Читинка, когда до моста оставалось 10 сантиметров, но тогда стихия отступила.

— Понятно, что денег будет всегда не хватать, — продолжает Виктор Кулеш, — но хотя бы основные ливневые коллекторы чистить нужно постоянно и ежегодно. Вы посмотрите, во что превратилась река Кайдаловка! Она, по сути, является естественным ливневым коллектором, и часть воды, стекающей по улице Кайдаловской, уходит через неё. На нее же смотреть страшно — замусорена старыми ветками, камнями и песком. А ведь может прийти время, и она просто не справится с ливневым потоком и, как следствие, — выйдет из своего русла. Так уже однажды случилось, Дом Офицеров едва не остался без одной стены, которую полностью подмыло водами именно этой, казалось бы, небольшой речушки!

Понятно, чтобы полностью избавить читинцев от проблем с ливневыми водами, нужны миллионные вливания, которых в городской казне, увы, нет. Однако чистить уже имеющиеся ливневые коллекторы под силу коммунальщикам.

Проблема, которая длится годами, в городе практически не решается. Лишь иногда власти рапортуют о чистке некоторых водоотводов, но зачастую на деле их слова будто растворяются в огромных лужах, которое все чаще и чаще оставляют после себя ливневые потоки, делая нас всех беспомощными перед ударам и стихии.

Екатерина Салтанова. «Аргументы и Факты. Забайкалье» №30 от 26 июля

Список, чего нет в Чите, продолжает «Читинское обозрение», журналист которого прогулялся по городу в поисках социальной рекламы и ничего дельного не обнаружил: «пёстрое убранство превращает Читу в тряпичную бабу на чайнике. Реклама чаще бездарна, редко — хорошо сработана».

Баннеры, в основном, предлагают что-то купить, съесть, сделать маникюр-педикюр, постричься, взять кредит на выгодных условиях. И так на многих центральных улицах: Ленина, Бутина, Богомягкова, Ленинградской, Чкалова, Новобульварной, Шилова…

По закону распространители рекламы обязаны бесплатно для заказчика распространять социальную рекламу в пределах 5% от своего объёма. Журналист попыталась бесплатно заказать социальный баннер, но в трёх рекламных фирмах нашлись разные отговорки: у одних исчерпан лимит, у других уже заключены договоры с определёнными организациями, третьи не намерены размещать социальные призывы в центре Читы.

При этом у мэрии по документам всё ровно: в ответе на запрос и.о. заместителя руководителя администрации Александр Михайлов отчитался, что по заказу чиновников рекламные фирмы разместили по городу баннеры с поздравлениями с Новым годом, с Днём Победы, фотографии героев СССР, Почётных граждан Читы. Все эти плакаты Михайлов причислил к социальной рекламе, равно как и агитационные материалы в рамках предвыборной кампании — извещения о предстоящих выборах, призыв прийти на выборы, поставить галочку.

Побудите меня!

А много видели вы в Чите социальной рекламы?

Наш город богат на коммерческую рекламу. Пёстрое убранство превращает Читу в тряпичную бабу на чайнике. Реклама чаще бездарна, редко — хорошо сработана. Среди неё я попытаюсь найти другую — ту, что несёт особый посыл, воспитывает, заставляет задуматься. Поищем вместе социальную рекламу?

Что за зверь такой

Социальная реклама — вид некоммерческой рекламы, которая направлена на изменение моделей общественного поведения и привлечения внимания к проблемам социума. Если проще, то это информация, которая направлена на решение каких-либо социальных проблем.

Социальная реклама призвана информировать население о некой проблеме, привлекать к ней внимание. Она прививает определённые социальные ценности, объясняет проблему, рассказывает о путях её решения. Социальная реклама формирует общественное сознание, изменяет поведенческую модель, формирует вкус аудитории.

Городская «шелуха»

Пройдёмся по улицам города в поисках социальной рекламы (ищем баннеры, кронштейны). Отмечу, что требования к средствам наружной рекламы и информации зависит от её местоположения в городе, который разделён на четыре зоны, в некоторых из них есть ограничения.

Перекрёсток Богомягкова — Чкалова. Поднимаемся вверх до улицы Коханского. Здесь с каждого баннера настойчиво предлагают что-то купить, съесть, сделать маникюр-педикюр, постричься, взять кредит на выгодных условиях. Ни один слоган или картинку к социальной рекламе не отнесёшь.

Следующая улица Бабушкина — участок от Богомягкова до Ленинградской. Картина повторяется, хотя на этом отрезке есть учебные заведения, и социальной рекламе тут самое место (например, пропаганда здорового образа жизни, профилактика преступности, наркомании и т.д. ). Может, время каникул и воспитывать некого социальной рекламой? Терзают сомнения, что нет её тут и в учебное время.

Улица Чкалова от Богомягкова до Полины Осипенко. Здесь нашёлся баннер, нацеленный на пропаганду бережного отношения к природе: детские рисунки с призывами обращаться осторожно с огнём. Баннер висит давно — буквы на нём едва прочитываются.

В центральной части города есть значительные ограничения но размещению рекламы. Спускаемся с улицы Бабушкина по Бутина до площади Ленина, от неё до улицы Полины Осипенко. Социальной рекламы нет, но вывески на улице Ленина, что называется, вырви глаз (особенно отличается здание Федерации профсоюзов).

Спускаемся по Ленинградской до вокзала. Здесь установлено электронное табло с мелькающими на нём рекламными картинками. Засекаем время. За три минуты перед глазами промелькнула реклама 13 различных компаний, предлагающих попить-поесть, отправиться в увеселительные заведения, купить бижутерию. Всё.

Идём к площади и проходим улицу Ленина до Красноармейской (участок тоже входит в центральную зону). На этом отрезке социальной рекламы тоже не найдёте. На магазине «Сувениры» установлено электронное табло. Снова засекаем время: три минуты, 13 тех же самых роликов, что и на вокзале.

На перекрёстке улиц Ленина-Богомягкова обнаруживаем баннеры ко Дню Победы, причисляем их к социальной рекламе, воспитывающей в нас патриотизм. Проходим до улицы Генерала Белика, уходим на Бабушкина к рынку. Здесь концентрация рекламы зашкаливает, сплошное «купи», «возьми кредит» и прочее.

Улица Шилова до Новобульварной утыкана коммерческой рекламой, как и Новобульварная до улицы Богомягкова. Нашёлся баннер с призывом беречь природу в районе перекрёстка Бутина-Новобульварная, такой же тематики — на остановке у краевой клинической больницы. На остановке в микрорайоне Царский — баннер с призывом соблюдать чистоту. Две маленьких погнутых таблички с просьбой не мусорить удалось увидеть на столбах по улице Бабушкина под рекламой читинского такси. Такую сложно заметить.

Особо отмечу, что по пути следования Богомягкова-Бабушкина-Бутина-Ленина-Ленинградская-Ленина удалось насчитать почти с десяток «офисов» микрозаймов с их кричащими и вопящими вывесками. Вот он — социальный подход!

Социальная реклама, которая запомнилась в последнее время на улицах Читы, была делом ГИБДД (профилактика ДТП), и канувшего в Лету управления наркоконтроля с их профилактикой наркотиков. Вся эта «шелуха» на пройденных нами улицах города ни к чему не призвала, не привлекла внимания к какой-либо проблеме.

Поздравлялки

Согласно закону «О рекламе», заказчиком социальной рекламы могут быть физические лица, юридические, органы государственной власти, иные госорганы и органы местного самоуправления и муниципальные органы, которые не входят в структуру органов местного самоуправления.

Как работает в этом направлении администрация города, мы спросили у руководителя администрации Олега Кузнецова. В своём ответе и.о. заместителя руководителя администрации Александр Михайлов сообщил, что рекламораспространитель (тот, кто размещает и распространяет рекламу) обязуется за свой счёт размещать социальную рекламу и городскую информацию, согласно договору на установку и эксплуатацию рекламной конструкции.

Михайлов сообщил, что в 2016 году рекламораспространителями было размещено 268 баннеров различного формата, 18 роликов на светодиодных экранах (по заказу администрации).

Направления социальной рекламы следующие: поздравления с Новым годом, с Днём Победы, размещение баннеров с фотографиями ветеранов и участников ВОВ, героев СССР, уроженцев города Читы. Пожалуй, тут не согласиться можно только с новогодними поздравлениями. Почему они причислены к социальной рекламе?

Ещё одно направление — поздравление с Днём города, размещение баннеров с фотографиями Почётных граждан Читы, поздравление с Днём выпускника (такую растяжку удалось запечатлеть на площади Ленина). Разве это социальная реклама?

Агитационные материалы в рамках предвыборной кампании — тоже одно из направлений социальной рекламы, сообщил в официальном ответе Александр Михайлов. Это извещение о предстоящих выборах, призыв прийти на выборы, поставить галочку (не путать с предвыборной агитацией).

Противопожарные мероприятия тоже относятся к направлениям социальной рекламы, которую заказывала в прошлом году администрация. Для оповещения граждан управлением ГО и ЧС создана система оповещения населения КТСО-Р (23 сирены и 49 выходных акустических устройств), используется шесть электронных табло, в том числе те, что осмотрели мы. Ещё используется 20 электронных табло ООО «Метод» в организациях с массовым пребыванием граждан, четыре табло «Бегущая строка» на здании управления ГОЧС и зданиях районных администраций, информационных табло в салонах 77 троллейбусов.

Лимит исчерпан

Каждый рекламораспространитель обязан заключать договор на распространение социальной рекламы в пределах 5% годового объёма всей выданной рекламы. Эти 5% должны быть бесплатными для заказчика, но их предоставление невыгодно для исполнителя.

Пробуем по телефону «заказать» баннер с социальной рекламой в трёх известных рекламных фирмах. В рекламном агентстве «Эпицентр» отказывают сразу: лимит на предоставление социальной рекламы 5% от площади исчерпан.

В агентстве «Синяя птица» вовсе говорят, что физическим лицам площадь под социальную рекламу не предоставляется. На вопрос о 5% девушка пояснила, площадь выделяется краевому центру по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, и, предполагаем, краевой организации Всероссийского общества инвалидов (точно сотрудница агентства объяснить не смогла).

В рекламной фирме «Scandal» пояснили, что, если под социальную рекламу нужно конкретное место (естественно, заказчику нужно место проходимое), то нужно это обсуждать с руководством. Если же место размещения баннера на рекламной конструкции не так важно, то они могут «повесить» баннер на любое свободное (которое, скорее всего, не пользуется спросом у заказчиков, и там недостаточно многолюдно).

Итог: свои 5% социальная реклама должна ещё «отвоевать», пункт закона «О рекламе» выполнять никто не спешит.

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №30 от 26 июля

Историю никому не нужного физкультурно-оздоровительного комплекса в Забайкальске — единственного на весь посёлок — рассказала газета «Вечорка». Спортивный центр, включающий бассейн, принадлежал РЖД, но попал под оптимизацию в 2012 году. Железнодорожники решили его закрыть как нерентабельный. После тщетных попыток бесплатно принять на баланс комплекс, администрация посёлка договорилась выкупить его в рассрочку за 9 миллионов рублей. Последний платёж в 2,1 миллиона перечислили в 2017 году.

Сейчас центр работает, есть секции по волейболу, футболу, плаванию, борьбе, в которых занимается 250 детей. Но на его содержание опять нет денег. В предыдущие годы поселковые чиновники поддерживали ФОК за счёт дотаций из районного и краевого бюджетов, а в 2017-м средства не поступили и вновь пошли разговоры о закрытии комплекса, которые съедает из бюджета посёлка около 7 миллионов рублей.

Что делать – чиновники ещё не решили. Местные депутаты предложили продать комплекс, кому – загадка. Так и живём: управление регионом выстроено так, что в крупном приграничном посёлке нет денег, чтобы содержать один единственный спортивный комплекс.

Странная история забайкальского ФОКа

— Ну что вы трясете покупкой ФОКа! Ну не покупали бы его! Зачем он вообще был нужен? Вот не надо было бы теперь говорить, что вам нужна опережающая дотация! — очень часто в последнее время можно услышать подобные раздраженные фразы.

Да и правда, зачем администрации городского поселения «Забайкальское» нужен был физкультурно-оздоровительный комплекс? Пусть бы стоял без дела и медленно, но верно приходил в упадок.

«Разрушить нельзя купить»

Запятую в этом предложении можно было поставить по-разному, кому уж как ближе — разрушать или пытаться сохранить что имеем, если уж нет возможности построить новое.

В 2012 году руководство ОАО «РЖД» известило главу городского поселения «Забайкальское» о том, что физкультурно-оздоровительный комплекс, включающий в себя бассейн (настоящее чудо в поселке, где нет природных водных объектов), в Забайкальске подпадает под оптимизацию, то есть просто напросто будет закрыт как нерентабельный. Допустить подобное было нельзя — это единственный специализированный объект в районном центре, где жители могли бы заниматься спортом. Именно об этом говорили и простые жители, и ветераны спорта. Решение было принято.

Велась длительная переписка между поселковыми властями и железной дорогой — администрация городского поселения «Забайкальское» настаивала, чтобы здание передали на баланс поселения на безвозмездной основе, в чем руководством ОАО «РЖД» было отказано. Они готовы были превратить ФОК в руины, но не отдать его просто так. Понимая, что терять такой объект нельзя, было принято решение его выкупить. Стоит ли говорить, что в бюджете не были предусмотрены на это деньги, соответственно, покупка легла значительным бременем. Согласно подписанному договору от 22 декабря 2013 года, здание перешло в собственность муниципалитета, цена объекта — более 9 млн. рублей с рассрочкой платежей.

За эти годы выплачено:

2014 г. — 1823525,50

2015 г. —2135171,0

2016 г, —3386550,0

2017 г. —2100000,0

При этом стоит учитывать, что здание физкультурно-оздоровительного комплекса досталось муниципалитету в не самом лучшем состоянии. За время с момента приобретения спортивного объекта проведены текущие и капитальные ремонты помещений, а также мероприятия, направленные на экономию потребляемых ресурсов и финансовых средств — установлены энергосберегающие приборы освещения, приборы учета тепловой энергии, водомеры. Еще требует ремонта крыша здания. Также необходимо изыскать денежные средства для приобретения современного оборудования, в том числе и в тренажерный зал, что позволило бы увеличить доходы учреждения от оказываемых услуг населению и соответственно сократить расходы на содержание объекта из местного бюджета.

Быстрее! Выше! Сильнее!

Сейчас на базе ФОКа ведут работы секции по волейболу, футболу, плаванию, борьбе, в которых занимается 250 детей, есть свои результаты и достижения. Заключены договоры с организациями. В сутки проходимость более 100 человек. На базе ФОКа проводятся спортивные мероприятия, в том числе и международного уровня (турнир по боксу). Впервые в этом году провели соревнования по плаванию. Бассейн вообще одно из излюбленных мест посещения забайкальцами, которые предпочитают здоровый образ жизни — это и детки, и люди в достаточно зрелом возрасте… В все бы было хорошо, если бы не одно но… Финансы.

<.h3>Мы не просим чужое, отдайте наше

Всегда спасало то, что в начале года, когда происходил расчет за ФОК, на счета администрации городского поселения из бюджета края перечислялась опережающая дотация. В этом году в ней было отказано. Отказано — нет, не краевым правительством, а руководством района, которое сначала просто хранило молчание без озвучивания причин своего нежелания перечислить требуемую сумму, потом появилась мотивация, что финансовое положение поселка это не спасет, потом родилась бумага, что не было заключено соглашение на опережающую дотацию.

Как следствие — задержка заработной платы. «Попали» работники поселковой администрации и муниципальных учреждений: Дома культуры, библиотеки, спортсервиса.

Кому это нужно? Никому не нужно?

А следом по поселку понеслось — зачем вообще был нужен этот ФОК? Мол, создали себе проблем кучу. Отказаться? Ведь купить физкультурно-оздоровительный комплекс — это не значит отдать озвученную в договоре сумму, по и текущее содержание, включающее в себя оплату электроэнергии и прочей коммуналки, выполнение необходимых ремонтов. Все это и совокупности обходится бюджету поселка порядка семи миллионов рублей в год, которых явно не хватает. Надо отдать должное, часть необходимых расходов перекрываются доходами физкультурно оздоровительного комплекса, полученными от оказания платных услуг.

Заколотить его? Не вариант. Жалко. Как выход, если ФОК никому не нужен — не зря же разговоры о том, мол, а зачем он вообще, не покупали бы, то и дело звучат не среди местных жителей, а на заседаниях Совета депутатов поселка — так может его продать? Ведь данное приобретение не находит одобрения у некоторых народных избранников и районных властей, но работа-то велась не для них, а для людей, которые посещают физкультурно-оздоровительный комплекс.

Лидия Яковлева. «Вечорка» №30 от 26 июля

Очередные споры о плюсах и минусах территориальных медицинских объединений (ТМО) прощли в Нерчинске, куда повторно ездил министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов. Пришедшие на собрание медики были не очень рады, о чём написала газета «Земля».

Врачи от экспериментов устали: в Нерчинской центральной районной больнице, к примеру, было 600 коек, дооптимизировались до 120: «Может, хватит? Любой хозяйствующий субъект считает деньги. Потому вряд ли будет выгоден роддом в Нерчинске — перенесут в Балей. Рентабельность в эпоху капитализма превыше всего. Только бы в попытках спасти бесплатную медицину совсем не забыть о людях».

При этом краевой минздрав рисует радужную картину: сокращать никого не будут, все отделения останутся, будет возможность зарабатывать больше. Это позволит даже приобрести автобусы для бесплатной доставки пациентов из одной больницы в другую. И почему люди противятся своему светлому будущему? Видимо, не верят уже, что до него доживут.

«Не дай вам Бог», или Новый эксперимент в медицине

21 июля в Нерчинске состоялась вторая встреча с министром здравоохранения Забайкальского края Сергеем Давыдовым. Она была вызвана волнениями общественности по поводу планов, касающихся образования территориального медицинского объединения, где Нерчинской ЦРБ отводится роль структурного подразделения под руководством краевой больницы №3 посёлка Первомайский.

Многострадальная государственная медицина уже давно вместе с образованием могла бы сказать: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». Они на этапе перехода от социализма к капитализму поражают нелепой масштабностью: вначале модернизация, затем перевод на одноканальное финансирование из фонда ОМС, следом и оптимизация подоспела. Что дальше? А дальше, по планам Министерства здравоохранения Забайкальского края, объединение некоторых районных больниц в территориальные медицинские объединения (ТМО). В качестве главного весомый аргумент — сохранить бесплатную государственную медицину и улучшить её качество в районах. О том, как это будет выглядеть, чуть позже, а пока отступление на тему, как получили то, что имеем, и является ли медицина сегодняшнего дня государственной.

Дорога в день сегодняшний

Если вкратце проанализировать предыдущие этапы, то модернизация, по словам известного в крае главного врача — это необдуманное и отчасти напрасное вбухивание огромных денег. Оно привело к ситуации «где густо, а где пусто» и не позволило здравоохранению повсеместно подняться на новый уровень. Если в цифрах, то в Забайкалье 1,369 миллиарда потрачено в краевом центре и 151 миллион рублей в районных больницах. А если использовать мнение самих медиков, то оно таково. Например, настроенные перинатальные центры так и не решили проблему младенческой смертности, несмотря на оборудование. Почему? «Всё потому, что в гинекологии и родовспоможении совсем нет преемственности: один доктор ведёт беременную мамочку, а второй, которого можно назвать совершенно посторонним и не вникающим в ход протекания беременности, принимает роды. В результате вместо планируемого кесарева сечения, на которое женщину настраивали в консультации, совершенно другой «ход» — естественные роды», — комментирует врач со стажем, потерявший ребёнка в родах в перинатальном центре Читы.

Если вернуться к вопросу распределения дорогостоящего оборудования, например, компьютерных томографов во время модернизации, то оно проводилось по принципу: «надо — забирай». В результате большинство осело в краевом центре и досталось районам, где главные врачи вовремя сориентировались и, не боясь отсутствия специалистов, завладели аппаратурой. Приведу один пример: Шилкинская ЦРБ стала владельцем томографа, в результате здесь теперь травмацентр, дорогостоящее лечение и, соответственно, солидная сумма из фонда ОМС. Итог — самодостаточность и независимость. «Владелица» такого же оборудования Чернышевская ЦРБ тоже без кредиторской задолженности, с заработанным капиталом в 40 миллионов рублей и, по планам Минздрава, станет центром ТМО. В Нерчинске такой возможности нет: ни томографа, ни специализированного центра, приносящего деньги.

Две ноги» одной медицины

Одноканальное финансирование из фонда ОМС — это попытка сохранить бесплатную государственную медицину, передавая ей деньги, собранные с людей, через посредника, каковым является Фонд обязательного медицинского страхования. Конечно, значительная часть средств фонда идёт на содержание «контор и конторок» от ОМС, где ещё и систему штрафных санкций для медиков разработали. За «не такую работу» с документами. Государство от медицины совсем не «открестилось». Оно вносит средства в ОМС за детей, неработающее население и пенсионеров. Результат этой системы выглядит следующим образом: там, где есть центры, дорогостоящее лечение и оборудование, есть и деньги на лекарства, материалы и развитие, так как они зачисляются за осуществлённое лечение и диагностику из ОМС. Там, где всё вышеперечисленное отсутствует, нет и денег. Потому что пациенты отправляются в места, где лучше и качественнее, а вслед за ними уходят финансы. Кроме этого, медицину перебросили с муниципального бюджета на краевой с долгами, гасить которые пришлось из ОМС. В Забайкальском крае общая сумма задолженности на тот момент превышала 200 миллионов рублей. В результате большинство районных больниц края постепенно накопили огромные кредиторские задолженности. Требовать деньги с государства «не полагается» по простой причине — капитализм на дворе. Только медицина почему-то одной ногой там, в недостроенном капитализме, а другой — в несуществующем социализме. Вот так и пытается устоять и сохранить главное завоевание, вроде бы гарантированное нам Конституцией. Её уже и государственной трудно назвать, потому что лечат нас на наши же деньги, причём бесплатно получается очень плохо. Примеров тьма: нужно в Нерчинске полечить зуб, будешь ходить за талоном неделю, а то и больше, и хорошо, если ходить, а если из села ездить, то тут перспектива практически нулевая, приходится только на лист каланхоэ и чеснок рассчитывать. Проще и быстрее можно, но за деньги в личном стоматологическом кабинете, который в Нерчинске по этой причине очень востребован. Вот и идут люди, и отдают деньги, при этом «параллельно» работают и отчисляют в фонд ОМС, чтобы лечиться бесплатно. В общем, платят за здоровье дважды: и в платном варианте, и в бесплатном.

«Даёшь» капитализм?

Вот другой вариант бесплатной медицины. Получил направление в краевое учреждение здравоохранения к узкому специалисту — деньги не потребуются только на приём. Обследование, чаще всего, станет в копеечку, потому что всё близлежащее время процедур будет занято. Выложит человек, регулярно отчисляющий с зарплаты в Фонд ОМС, за кардиографию, УЗИ, МРТ или компьютерную томографию, и с облегчённым карманом вернётся домой. Лечиться, если будут деньги на назначенные препараты.

Если честно, то, как рядовому гражданину с достатком ниже среднего и трудовым стажем больше 30 лет, от такого положения дел иногда хочется сказать: так может, лучше бы деньги вместо ОМС шли на мой личный счёт, и их можно было бы потратить по назначению, придя к платному врачу. Как в капиталистических странах. Хотя, в силу возраста и воспитания в советской стране, до сих пор воспринимаю капитализм как абсолютное зло. Но вот вращаясь в медицинской теме, такие мысли посещают. Ведь обратно уже ничего не вернуть, на дворе капитализм, и бесплатная медицина стоит на коленях.

Рискнуть и вывести?

По этой причине иногда искренне жаль людей, которые стараются исправить то, что натворили в здравоохранении. Хотя иногда даже министр здравоохранения России не знает, что со всем этим делать. Вот и ТМО, с одной стороны, аргументированная попытка исправить бедственное положение районных больниц и вывести их из долговой ямы. Кроме этого, впереди выполнение майских указов президента по повышению заработных плат медикам. Это, по мнению Минздрава Забайкальского края, многие районные больницы сделает банкротами. Если конкретизировать аргументы относительно Нерчинска, то выглядят они следующим образом: в ТМО с центром в краевой больнице №3 посёлка Первомайский будет три больницы: Балейская, Нерчинская и Первомайская. У первых двух задолженность 33 и 25 миллионов рублей соответственно, а у Первомайской ОКБ №3 — 80 миллионов заработанных средств. Учреждения начнут работать вместе и распределять заработанные средства внутри объединения. Средства, полученные в объединении, будут тратиться внутри новой государственной автономной организации. То есть, судя по планам, у бедствующих больниц появится возможность улучшить оснащение и больше зарабатывать. Кроме этого, сейчас действует такая практика: при дефиците врачей их приглашают из краевого центра. Такие специалисты работают только по договорной системе и, как говорится, заказывают музыку, требуя хорошей зарплаты, которая в разы превышает таковую у врачей на местах. ТМО позволит использовать внутри объединения только своих врачей, то есть доктора из Нерчинска, Первомайского или Балея по мере необходимости будут работать в других больницах.

Если вникнуть в детали…

…то очевидные трудности ожидаемы. Первая лежит на поверхности — возрастёт нагрузка на врачей, и это может вызвать отток специалистов. Следовательно, если не будет возможности достойного денежного вознаграждения докторов, они просто разбегутся. Врач не может принять пациентов больше, чем он может. Уедет нерчинский окулист в Балей на какое-то время, а тут своих пациентов накопится столько, что только успевай. «Лишних» докторов в рамках планируемого ТМО вряд ли найдёшь, а узкие специалисты — это, чаще всего, совместители, то есть доктора и так перегружены.

Получается, что в этой части вся надежда на терпение врачей. Медицинский персонал Нерчинской больницы в большинстве своём против объединения. 10 июля в Законодательное собрание края было направлено коллективное обращение, в котором были обозначены аргументы против вступления в ТМО. «Мы считаем, что это приведёт к развалу больницы. Нам сказали, что ничего не изменится, но уже сейчас готовятся уведомления о сокращении должностей, а значит, увеличится нагрузка на работающих без дополнительной оплаты. У нас уже был инцидент с зарплатой в мае, когда у сотрудников были подписаны главным врачом приказы на подработку, составлены табели, но приехал главврач Первомайской ЦРБ и приказал не оплачивать подработку. Даже если мы будем объединены с ОКБ №3 посёлка Первомайский, пациенты всё равно будут просить направление в Читу. Для населения объединение тоже не несёт ничего хорошего, людям из села до Нерчинска приехать не на что, а до Первомайского тем более, транспорт нужно нанимать, так как ни автобуса, ни маршрутного такси нет. Наша кредиторская задолженность — больше 20 миллионов рублей, но ведь и больнице различные организации должны 52 млн (по данным Нерчинской ЦРБ, цифра составляет 6,316 миллиона рублей). Кроме этого, по территориальному расположению Нерчинск гораздо удобнее посёлка Первомайский и лучше бы здесь открыть центр для больных с острым коронарным синдромом и острым нарушением мозгового кровообращения, больным из Сретенска и Балея намного удобнее ехать в Нерчинск, нежели в Первомайск. Мы думаем, что после объединения начнётся потеря медицинских кадров, возможно, будут закрыты некоторые подразделения больницы (гинекология и отделение реанимации). Это повлечёт за собой снижение доступной бесплатной медицинской помощи, рост заболеваемости и смертности в районе». В обращении предложены и меры по исправлению положения, в числе которых решение вопроса о погашении задолженности перед ЦРБ Министерством образования, приобретение аппаратуры, комплектация врачебных должностей.

«Всё будет хорошо», а может, и не очень

Первая часть заглавия — это обобщённые комментарии Министра здравоохранения края на обращение и вопросы, заданные на встрече. Сокращать никого не будут, все отделения останутся, будет возможность зарабатывать больше. Это позволит даже приобрести автобусы для бесплатной доставки пациентов из одной больницы в другую. В пресс-релизе ОНФ под председательством Николая Говорина мнение другое: «ТМО несёт серьёзные риски для всей системы здравоохранения региона. Данный эксперимент приведёт к снижению уровня доступности медицинской помощи в районах, учитывая опыт объединения поликлиник Читы в 2014 году, мы сегодня не можем говорить о каких-либо позитивных сдвигах». Кроме этого, депутат Госдумы обращает внимание на то, что программа забайкальского Минздрава юридически до конца не проработана. Новая организация будет носить название «государственное автономное учреждение здравоохранения» (ГАУЗ). Ответа на вопрос кто будет учредителем, 21 июня мы не получили. Разумеется, преждевременно спрашивать и о тонкостях перераспределения заработанных денег внутри объединения. По этому поводу пояснили, что будет и совет главных врачей, и общественный совет при главе муниципального района, и ещё два других совета (наблюдательный от Минздрава и экспертный от медорганизаций). На вершине пирамиды под названием «Структура управления ТМО» — Правительство Забайкальского края. По логике, ему и быть учредителем, ведь медицина, вроде бы, на краевом бюджете.

На встрече в Нерчинске из людских уст прозвучало: доэкспериментировали, было 600 коек в ЦРБ, стало 120. Может, хватит? Любой хозяйствующий субъект считает деньги. Потому вряд ли будет выгоден роддом в Нерчинске — перенесут в Балей. Рентабельность в эпоху капитализма превыше всего. Только бы в попытках спасти бесплатную медицину совсем не забыть о людях. Уж они-то вместе с врачами терпеть больше не в состоянии.

Татьяна Гусева. «Земля» №29 от 25 июля


обзор краевых сми
  • ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

Хочешь быть в курсе главных новостей Читы и Забайкалья?

Оставь свой e-mail.

email рассылки Конфиденциальность гарантирована

email рассылки
 

ОБСУЖДЕНИЕ

КАК ТОЧНО СКАЗАНО! "Власть Читы традиционно работает по принципу: нет ЧП, нет проблем."

Чита - это не только город лужа, это ещё и город свалка.

Что мешает сделать ливневые колодцы. Эти колодцы обойдутся дешевле.

Мешает песок.

Действительно улицы города довольно сложно перейти после дождя.Приходится или разуваться,или ждать пока вся дождевая вода пробежит по улицам,что тоже неудобно.

Хорошо если пробежит. Вода ещё стоит огромными лужами, там где река в 200 метрах

НЕ так уж и часто дожди терпите.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: