НОВОСТИ
23 НОЯБРЯ
22 ноября

Не горим, так тонем — в обзоре районных газет

Попробуйте набрать в поисковике соцсети «ВКонтакте» запрос «Забайкальский край». По нему на свет выйдет множество фотографий и сообщений о том, что край наш — регион контрастов. Чаще всего, конечно, говорят о Чарских песках и заснеженных горных вершинах, но упускать из тех самых контрастов погоду не стоит.

Погодную неустойчивость в полной мере ощутили на себе жители Каларского района, о чём на неделе написала газета «Северная правда». Напомню кратко: уровень рек Калар и Чара резко поднялся из-за дождей 11-12 июля. Вода подтопила село Средний Калар, из которого эвакуировали жителей. Вода отступила от населённых пунктов лишь 14 июля, жителей постепенно вернули в свои дома. Первый заместитель губернатора Забайкальского края Александр Кулаков отметил, что говорить о компенсации ущерба жителям села от наводнения пока рано, потому что для этого необходимо оценить последствия ущерба. Меж тем журналистка газеты пишет, что некоторые местные жители лишились из-за наводнения большинства своего имущества. Урожай, судя по всему, тоже пошёл прахом.

Не горим, так тонем

Всё же Каларская земля — край парадоксов и загадок. Ещё совсем недавно каларцы задыхались от жары и дыма (в районе было зарегистрировано 19 очагов лесных пожаров), а затем в районе был объявлен режим чрезвычайной ситуации в связи с паводком и подтоплением.

В очередной раз разлив реки Чара стал причиной того, что многие жители райцентра лишились не только будущего урожая, но и личного имущества. Поднявшаяся вода затопила улицы Труда и Светлую, а также частично Гагарина и Новую: 18 жителей, в том числе дети и инвалиды, были эвакуированы.

Кроме жилых домов также были затоплены 26 земельных сельскохозяйственных участков. Размыву подвергся участок дороги, ведущий на водозабор. Кроме того, ливневыми дождями был повреждён участок дороги, ведущей в селе Чапо-Олого.

Не обошла стихия и отдалённые села нашего района: жители с Неляты несколько дней вынуждены были обходиться без электроэнергии, среднекаларцы и вовсе были эвакуированы в Чару. Здесь они проживали в пункте временного размещения, находящемся в здании средней школы.

На этой неделе вода пошла на спад и река вошла в своё русло. Люди потихоньку возвращаются в свои дома и начинают оценивать масштабы бедствия. Некоторые из пострадавших лишились большей части имущества, безнадёжно испорченного водой, да и надежды на урожай пошли прахом. Каким образом им будет компенсироваться ущерб, пока неизвестно.

И. Малкина. «Северная правда» №29 от 19 июля

В начале июня более 50 паломников, возвращавшихся ночью из Красночикойского района в Читу на автобусе, попали в ДТП в Петровск-Забайкальском районе. В аварии погибли 14 человек, включая водителя, остальные пострадали. Примерно в это же время из Читы началась поездка ещё одной группы паломников, которые направлялись на крестный ход в село Иргень. Причём на момент старта люди уже были в курсе о случившейся трагедии, что, в общем-то, их не остановило. Об этой поездке одна из паломниц написала в последнем номере «Вести Севера».

Крестный ход на Иргень

В июне этого года я и моя односельчанка Г.Г. Ямщикова сходили в крестный ход на Иргень.

Галина Георгиевна ходила уже неоднократно, а для меня это было впервые. Захотелось испытать себя, свои силы, помолиться за усопших родственников (в селе Иргень похоронены мой отец и бабушка).
12 июня в 8 часов был сбор паломников на железнодорожном вокзале в городе Чита. В основном это были люди, которые уже ходили на Иргень и они, конечно, были знакомы между собой, радовались встрече. Но как раз в это время пришла трагическая весть о разбившемся автобусе, который вёз паломников с крестного хода с Урлука. У многих из наших паломников в этом автобусе были знакомые, мы все очень переживали, так как ещё имён погибших не было известно. Весь наш крестный ход прошёл с трагической ноткой, потому что люди узнавали имена погибших, среди них были и друзья, и знакомые.

Теперь о нашем пути следования. С вокзала мы выехали на автобусе до курорта Кука. Там в храме целителя Пантелеймона помолились, отслужили панихиду по погибшим, благословились у отца Андрея и пошли. В первый день надо было дойти до станции Яблоновая (около 30 километров). День выдался жаркий, палило солнце, но никто не жаловался и не стонал. Многие натёрли мозоли в первый же день пути, а идти ещё предстояло три дня. Второй день шли от станции Яблоновой до станции Сохондо тоже под палящим солнцем, ещё вдобавок дорога шла в гору. Очень тяжело было идти пожилым, ведь среди нас были и женщины, которым уже за 65. Были и дети, некоторым всего 9-10 лет. На третий день погода начала портиться, подул ветерок, и от станции Сохондо идти было уже полегче, хотя у всех болели ноги.

Когда пришли на Иргень, сразу в этот момент пошёл дождь и подул порывистый ветер. Кое-кто из паломников поставил палатки. Ночевали в спальниках, надев на себя всю имеющуюся тёплую одежду. Утром 15 июня было всего 10 градусов тепла. Временами моросил дождь. Чтобы как-то согреться, все толпились возле костра. Завязывались душевные разговоры, в основном на православные темы. В четверг у нас была подготовка к исповеди и причастию. Вычитывали каноны и последование. В ночь с четверга на пятницу служилась Всенощная. Под пронизывающим ветром отслужили Литургию, исповедались и причастились. Далее до 18.00 читали Псалтирь. В пятницу утром приехали паломники на автобусе из разных мест Забайкалья (Улёты, Шилка, Чита и другие), было Крещение, служилась обедня, панихида.

Этот крестный ход на Иргень оставил у меня много впечатлений и воспоминаний. Идти пешком три дня оказалось не самое трудное. Куда труднее молитвенный подвиг, молитвенница-то из меня пока ещё некудышняя. Но всё-таки нужно идти по этому пути, ведь это нужно не только мне, но и всем моим родственникам и знакомым, так как за них за всех я помолилась в святом месте на Иргене.

Светлана Лаптева» село Тунгокочен. «Вести Севера» №56 от 18 июля

Всё те же «Вести Севера» рассказали читателям о приезде министра краевого здравоохранения Сергея Давыдова, который, разумеется, обсуждал с местными врачами и главами районных больниц создание территориальных медицинских объединений (ТМО). Давыдов говорил о пользе такого мероприятия (называть это оптимизацией страшно — слишком уж нецензурное нынче слово, особенно в региональной медицине), убеждал пришедших на слушания в том, что это позволит улучшить сферу медицинской помощи, но судя по всему настроить жителей Тунгокоченского района на оптимистичный лад так и не смог — даже голосование за проект проводить не стал. Стоит отметить, что уже не в первый раз обсуждение ТМО не приносит Давыдову желаемого результата — стоит вспомнить хотя бы тот факт, что главе ведомства пришлось повторно съездить в Нерчинск, потому что там народ настроен против новой инициативы.

К объединению не готовы

В Министерстве здравоохранения Забайкальского края идёт изучение вопроса по возможному слиянию нескольких центральных районных больниц в Территориальные медицинские объединения (ТМО).

С этой целью в районах проходят встречи в медучреждениях, публичные слушания, на которых свою точку зрения и видение решения насущных проблем в медицине рассказывает министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Олегович Давыдов. На прошлой неделе такие мероприятия прошли в нашем районе.

Публичные слушания проводились в РДК «Рубин», и сюда к назначенному часу собрались не только жители райцентра, но и подъехали делегаты из других поселений.

Претворяя различные предположения и домыслы собравшихся, министр сразу подчеркнул, что создание ТМО не имеет ничего общего с оптимизацией, не влечёт за собой сокращений — ни кадровых, ни лечебных учреждений:
— Эта стратегически и экономически стабильная социальная структура. Это реальная помощь медицинским организациям, находящимся в наиболее сложных экономических условиях. То есть наиболее успешные учреждения, имеющие опыт выхода из кризиса, имеющие финансы, кадры, будут помогать наиболее нуждающимся.

Сегодня просто так деньги от одной медорганизации передать другой нельзя — это противозаконно. Также врач вправе отказаться от приёма пациентов из числа неприкреплённого к нему населения. А вот после создания ТМО вопросы эти будут решаться положительно. В рамках ТМО можно закупать оборудование, расходные материалы, обучать персонал за пределами края, сделать хороший ремонт в больницах. Врачи из медучреждений, входящих в ТМО, будут выезжать на приём в другие больницы, а также лечить их пациентов у себя. Это всё, по мнению разработчиков данного проекта, позволит экономить многие десятки, а то и сотни миллионов рублей из Фонда ОМС, которые пойдут на повышение зарплаты медикам, подготовку к отопительному сезону, ремонты и так далее.

Нашу районную больницу, которую вначале планировали объединить с Чернышевской, теперь решили включить в ТМО под руководством краевой больницы №3 в посёлке Первомайский.

На встрече присутствовал и главный врач Первомайской больницы Н.И. Горяев. Он рассказал о том, какие отделения открыты в больнице, какой аппаратурой они оснащены, какие квалифицированные врачи трудятся. Всё это, в случае вхождения районной больницы в ТМО, будет доступно и для населения Тунгокоченского района.

Вполне решаем, по мнению министра, вопрос транспортной доступности, который с нашими расстояниями, наверное, самый актуальный: на сэкономленные деньги TМО может закупить микроавтобус, чётко отработать его маршрутизацию, чтобы осуществлять подвоз больных от больницы до больницы. Регулярным будет и приезд «узких» специалистов в то лечебное учреждение, где нет таких врачей

Причём слияние медицинских организаций произойдёт не навсегда:

— Данные объединения — мера вынужденная и временная. Если, скажем, через 2-3 года какая-либо из медицинских организаций решит, что не желает оставаться в ТМО, или появится финансовая стабильность, мы точно так же проведём процедуру разъединения. Но на сегодня — это единственный путь решения проблем, которые накапливались не один год. Государственные учреждения здравоохранения призваны служить народу, им нужно выполнять программу государственных гарантий — оказание бесплатной медицинской помощи населению. И нам нужно, прежде всего, думать о повышении доступности и качества медицинской помощи в районах края. И Территориальные медицинские объединения призваны помочь. Разрозненными, по одиночке районные больницы не выживут, — пояснил Давыдов.

Но все эти доводы не убедили собравшихся. Не могу упрекнуть земляков в излишней предвзятости, отрицании всего нового: слишком много печального опыта с различными укрупнениями, объединениями приобрёл район за последние несколько лет. Да и обещания по поводу регулярного транспортного сообщения с учётом качества наших дорог и расстояний пока воспринимаются как сказки. Теперь об экономической составляющей проекта: лично я так и не поняла, за счёт чего в нашей районной больнице, в случае вхождения в ТМО, появятся дополнительные средства — лечиться больные будут ездить в Первомайскую больницу, на приём будут приезжать узкие специалисты тоже из этой больницы, а почему оставшиеся в ТМО средства ФМС должны распределиться в Тунгокоченскую районную больницу?

Где взять недостающие средства — этот вопрос министра к залу остался без ответа. Жаль, что не был предусмотрен в формате этого общения свободный микрофон, думаю, некоторые предложения могли прозвучать. Ведь нередко слышишь разговоры о том, что нужно медикам более внимательно относиться к больным, постоянно вести хроников, более активно вести деятельность по профилактике заболеваний, чтобы выявлять болезнь на начальной стадии и лечить на месте, а не доводить до обострения и отправлять пациента в краевую больницу. В конечном итоге всё те же средства ОМС и будут оставаться на местах.

Голосование по вопросу вхождения в ТМО нашей районной больницы министр здравоохранения решил не проводить: слишком очевидно было настроение присутствующих. Но, как выразился Давыдов, он услышал всех, и хочется верить, что мнение жителей будет приоритетным при принятии соответствующего решения.

Хочется немного затронуть ещё одну тему, поднятую министром: сделать медицину в Забайкальском крае действительно бесплатной, как это трактует законодательство. Один из путей — при направлении больного в краевую больницу полностью прорабатывать маршрут его лечения, делая оптимальным и главное — бесплатным — его посещения нескольких врачей. Очень надеемся, что такая схема в крае заработает, и здесь можно пожелать только удачи.

Е. Кузнецова. «Вести севера» №56 от 18 июля

«Шилкинская правда» отметила свой 85-летний юбилей. И я бы прошёл мимо этой даты, если бы не колонка главного редактора, в которой она выразила благодарность людям, с которыми делала и продолжает делать свою работу. «Журналисты приходят и уходят: кто-то из профессии или просто уезжает, а кто-то безвозвратно. Да и потом, сами газетчики пишут обо всех, а о нас — практически никто и никогда», — пишет она. Вот и решила вспомнить своих коллег, поблагодарить их за службу. О коллегах, как мне кажется, можно бесконечно говорить. Особенно, если ты их искренне любишь.

Газета «Шилкинская правда»

О культе личности в редакции

Ничего не могу с собой поделать — о газете, о журналистике как профессии, о коллегах могу говорить бесконечно. А тут повод появился замечательный — уже 85 лет, как «Шилкинская правда» общается со своими читателями.

В отношении журналистики у меня на подсознательном уровне закреплено понимание двух фундаментальных вещей, подтверждённых практикой. Во-первых, что читатель не дурак. А, во-вторых, что газета является не только вершиной совместной творческой деятельности и результатом коллективного труда каждого, в том числе и технического, сотрудника редакции, — она сама представляет собой живой организм. В ней идёт постоянный процесс интеллектуального и творческого внутреннего — между сотрудниками — и внешнего — между редакцией и обществом, читателями — взаимообмена. На этом эффективном взаимодействии и обратной связи обычно базируется весь издательский процесс. И когда все друг друга слышат, правильно понимают и адекватно реагируют, тогда всё совпадает, и получается идеальный информационный выпуск. То есть газета вышла в свет и сгенерировала необходимую для принятия управленческого решения энергию — щёлкнуло, и пошёл энергетический заряд, условно говоря, свет загорелся: общество сказало или спросило, журналист услышал и написал, власть сделала выводы и предприняла необходимые действия. Это в идеале. На самом деле так происходит далеко не всегда. Гораздо чаще на разных этапах механизм даёт сбой, и происходит другое: одни молча терпят либо выражают своё мнение в неуважительной и грубой форме, другие не знают, как безопаснее для своего издания передать нелицеприятное критическое сообщение или авторское видение проблемы, третьи не хотят ни слышать, ни знать негативный общественный посыл и раздражаются, а то и пытаются в ответ включить запретительные меры. В итоге синергии и нужного положительного резонанса не происходит. Света нет, темнота. Все недовольные, непонятые, злые. О каком профессиональном удовлетворении у журналистов тут может идти речь?!

…В любой редакции главный редактор издания отвечает за то, каким получается конечный интеллектуальный продукт, определяет информационную политику издания: направляет фокус журналистского внимания на ту или иную общественно значимую проблему, даёт творческие задания корреспондентам, в целом задаёт вектор освещения вопроса, актуализирует при необходимости тематику, помогает сотрудникам сформулировать общественную повестку дня. Но, не умаляя роли главреда, скажу, что газетой всё же правит конгломерат личностей. Журналистов. Авторов. Это так. Они наполняют контент газеты, то есть её содержание, своими мыслями, комментариями, идеями. Потому что, говоря о природе творчества строчками Булата Окуджавы, «каждый пишет, как он слышит, каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить. Замысел обрёл тело. Так природа захотела. Почему, не наше дело, для чего, не нам судить». Влезать журналисту в мозги и диктовать слова, к счастью, ещё не научились, хотя попытки манипулировать порой предпринимаются. А кто такие журналисты? — профессиональное сообщество индивидуальностей, объединённых одной задачей сделать востребованную печатную продукцию. И чем многочисленнее это содружество единомышленников, чем ярче, неординарнее и оригинальнее характеры людей, работающих в редакции, чем разнообразнее таланты, тем менее однобокой и более объёмной, интересной получается газета на выходе. Читатель ведь тоже разный: кому подавай чтение поострее, кто-то любит солёное, кто-то предпочитает сладкое, а иной и вовсе переносит только пресное. А тут каждый автор вносит своё: творческое осмысление темы, свой взгляд, личную интерпретацию событий наряду с объективной оценкой фактов, свои художественные краски.

Серьёзный 85-летний юбилей нашей дорогой и любимой газеты позволил чуть приподняться над временем, которое неумолимо. Журналисты приходят и уходят: кто-то из профессии или просто уезжает, а кто-то безвозвратно. Да и потом, сами газетчики пишут обо всех, а о нас — практически никто и никогда. А редакционные работники ничуть не менее других нуждаются в общественном признании своего труда. Захотелось в юбилейный день устранить досадную несправедливость и пусть кратко, но написать обо всех, с кем работаю, с кем мне довелось совместно трудиться в последние без малого 30 лет, или с кем была лично знакома и чей профессиональный авторский почерк мне известен. Поэтому постаралась сегодня собрать в ретроспективном фотоколлаже всех своих собратьев по перу. В знак благодарности за совместную работу и как дань памяти и уважения к тем, кто вкладывался или продолжает вкладываться душой и умом в редакционное дело, не жалея свои порой небезграничные ресурсы и накачивая интеллектуальные мускулы, кто делал и делает лицо газеты, кто поддерживал и поддерживает её имидж и стиль. Охарактеризую коллег, выделяя самый концентрат, ориентируясь на своё личное восприятие и оценивая их лишь исключительно в контексте профессиональной деятельности. Их имена вы, уважаемые читатели, наверняка знаете и помните.

Итак, в этом коллективном портрете редакции собран практически весь основной творческий состав самых важных людей «Шилкинской правды» последних трёх десятилетий. Сегодня здесь нет главных и неглавных. Здесь все без указания должностей и званий — по профессиональному призванию. Просто журналисты. Рядовые журналистики.

Ольга Терещук. «Шилкинская правда» №58 от 21 июля

В Приаргунье, как и во множестве районов Забайкалья дожди запоздали на несколько недель. Из-за этого в районе сложилась неблагоприятная ситуация — засуха не даст родиться хорошему урожаю. По мнению председателя местного сельхозкомитета, интервью с которым опубликовали в «Приаргунской заре», критичной ситуацию назвать нельзя — что-то собрать да удастся, вот только не так много, как ожидалось.

Cитуация изменилась

Прошло чуть более недели со времени публикации в нашей газете (№ 50 от 4 июля) материала «Обстановка сложная», в которой с большой тревогой и сожалением говорилось о засухе и о критической ситуации, сложившейся в сфере зерноводства. А печалиться было от чего — почти полтора месяца аномальной жары чуть не сгубили все посевы. И вот, наконец, как бы услышав молитвы земледельцев, хлынули дожди, да ещё какие! В Приаргунье они прошли практически повсеместно, в течение пяти дней насыщая водой высушенную до предела землю. И накануне великого праздника — Дня Петра и Павла — на сельхозугодиях сельхозпредприятий всё ожило и преобразилось!

Изменилась ли ситуация на полях? С этим вопросом мы обратились к председателю комитета сельского хозяйства Приаргунского района А.А. Тюкавкину.

— Несмотря на прошедшие дожди, которые запоздали, как минимум, на две недели, положение в аграрном секторе остаётся по-прежнему сложным. Я разделяю, конечно, вместе со всеми земледельцами оптимизм от хороших осадков, но пшеница, к сожалению, не даст желаемого урожая из-за сильнейшей засухи во время основного вегетационного периода. Высота стеблей на полях в настоящий момент не превышает 15-17 сантиметров, колос маленький, кущение происходило в пиковую жару при температурах 37-42 градуса, и вместо 3-4 стеблей остался один. Урожай, безусловно, будет, но небольшой. Насколько небольшой — покажет время.

С овсом ситуация лучше, потому что его засевали гораздо позднее, и сейчас семена овса дали хорошие всходы. Будем надеяться, что он наберёт в дальнейшем хорошую зелёную массу и вызреет до начала уборки.

— Какой вид на сенокосные угодья, на Ваш взгляд?

— Даже если погодные условия сложатся в оставшееся время благополучно, то сенокос придётся сдвигать на месяц позднее. Но уже сейчас мы занимаемся поисками угодий, на которых можно будет заготавливать грубые корма для животных, как в Забайкальском крае, так и в других регионах. Побывавшая в Приаргунье губернатор края Наталья Жданова пообещала выделить денежные средства сельхозпредприятиям для возмещения затрат, которые возникнут при заготовке кормов за пределами района. Прошедшие дожди дали селянам надежду на улучшение ситуации в аграрном секторе. Возможность получить пусть и относительно небольшой урожай есть, поэтому всем сельхозтоваропроизводителям нельзя расслабляться, а необходимо приложить все силы и средства для его получения.

Дмитрий Белявский. «Приаргунская заря» №54 от 18 июля

«Слава Труду» бьёт тревогу. Дело в том, что в 2015 году в Краснокаменске открыли Галерею Победы, на которой размещались фотографии ветеранов и памятные фотоснимки времён Великой Отечественной войны. Однако недавно галерея потеряла слово «Победы» и приобрела окончание «первопроходцев». Местные власти говорят, что галерею открывали временно, её темы могут меняться. А местные жители боятся, что мы все забудем прошлое и повторим его ошибки.

Исчезла Галерея Победы

В 2015 году к 70-летию Великой Победы официально, в честь участников Великой Отечественной войны, была открыта Галерея Победы, расположившаяся на пути к краевой больнице №4.

Прошло время, и недавно аллея получила новое название — «Фотогалерея первопроходцев». Вместо фотографий ветеранов размещены фото уважаемых и известных людей города. Аллея первопроходцев появилась — это похвально, но Галерея Победы исчезла. Как теперь относиться к возвышенным и правильным словам руководителей города, сказанным 9 мая на праздновании Великой Победы: «Кто не помнит своего прошлого, обречён пережить его вновь, нужно чтить, помнить ветеранов, их подвиг, равняться на них…». Неужели подвиг уже поблёк, выцвел, как фотографии боевой аллеи, и их можно заменить на лица первопроходцев? Не умаляя достоинства и заслуг людей, стоявших у истоков рождения Краснокаменска, резонно было бы заметить, что Галерею Победы нужно было перенести на новое место, прежде чем менять её название. Если власти города приняли решение, что тема будет меняться, хорошо бы для Галереи Победы найти постоянное место.

— Глава города Юрий Диденко в отпуске. Ольга Канунникова, исполняющая его обязанности, сказала, что галерею открывали временно, и её темы могут меняться, и перенести Галерею Победы в другое место сейчас нет средств. Но ведь её открывали как памятник, поэтому она не может быть временной. Бывшие глава города Борис Пичкуренко и губернатор края Константин Ильковский уверили тогда ветеранов, что место для галереи будет постоянным. Что теперь молодому поколению будет напоминать о героическом прошлом? Я уже сообщил об этом в краевой Совет ветеранов, пообещали помочь разобраться в ситуации, — эмоционально сетует Александр Иосифович Стрекалов, председатель городского Совета ветеранов.

Действительно, фотографии участников войны — это ведь не рекламные баннеры, которые можно менять, когда подходит определённая дата или меняется повод. У Великой Победы нет срока давности, а вечная память о героях войны — не предмет торга или замены!

«Слава труду» №58 от 21 июля

Журналист «Нерчинской звезды» выпустил обширный материал по ситуации, которая сложилась в местном детском лагере «Таёжный». В середине июля в СМИ появилась информация о том, что в лагере избивают воспитанников, а группу из провинившихся пешком отправили домой в село, которое располагается в 20 километрах от лагеря.

«Таёжный: пятно на добром деле»

О происшествии в «Таёжном» уже много сказано в краевых средствах массовой информации. Шестеро подростков, занимающихся на отделении баскетбола, были наказаны: их отстранили от лагеря, отправив домой за сутки до окончания смены, и не предупредив об этом родителей. Один ребёнок после смены обратился в Нерчинскую ЦРБ и был госпитализирован с диагнозом «черепно-мозговая травма». О чрезвычайном происшествии, значении лагеря и его истории устами преподавателей Нерчинской ДЮСШ, детей и родителей в этом материале.

Тройная ответственность и риск

Единственный в крае спортивно-оздоровительный лагерь для детей и подростков — воспитанников ДЮСШ в 2016 году отметил 10-летие. Проходили здесь и экологические экспедиции Нагорненской школы. «Таёжный» появился по опыту чернышевцев, где инициативу быстро свернули, а в Нерчинске дело, благодаря руководству и тренерскому составу детско-юношеской спортивной школы, сохранилось. Воспитанники ДЮСШ вначале ходили в падь Зимовьиную в походы, а потом усилиями энтузиастов появился лагерь. До 100 детей традиционно бывают здесь летом. Летний отдых в лагере — время особенное. Детям хочется отдохнуть от школы и их не очень-то тянет ходить строем и соблюдать жёсткую дисциплину. Воспитателям нужно уловить тонкую грань, чтобы не переборщить с наличием у воспитанников излишка свободного времени. Иначе детская энергия выплеск найдёт. «Нас в «Искре» целый день так гоняли, что мы после отбоя падали, и никуда не тянуло: весь день то конкурс, то кросс, то тематическая стенгазета, и голова, и ноги были всё время заняты» — слышу воспоминания «искровца», побывавшего в лагере в девяностых. Хотя это обычный лагерь в зоне доступности с электрическим светом и другими благами цивилизации. Сюда может приехать каждый «Таёжный» — это тайга, отсутствие сотовой связи и электричества, палатки, комары и походы. Для детей — испытание под девизом: «Мы пришли победить себя», а для взрослых, если следовать логике, тройная ответственность. Рядом лес, река, насекомые, непредвиденных ситуаций более чем достаточно.

Такой отдых сейчас называют экстремальным, и только педагог, одержимый делом, решится сплавляться по реке или отправится за тридевять земель в экологическую экспедицию, взяв на себя ответственность за жизнь и здоровье детей. Случается разное, стоит только вспомнить события прошлого года в Карелии, где утонули дети. Но, как говорится, на том и стоит белый свет, что всё-таки есть люди, способные взять на себя ответственность и рискнуть. «Мы своих воспитанников психологически готовим к смене, чтобы понимали — тут нет холодильников и мороженого, до лагеря нужно идти пешком почти 20 километров по тайге, спать в палатке. Всякое случалось, бывало, и домой просятся. В этом году самые маленькие 2006—2007 года рождения, но никто домой не хотел», — поясняет директор ДЮСШ Сергей Ильич Арсентьев.

Одна сторона

14 июля мы встречались с коллективом тренеров-преподавателей и воспитанниками, отдыхающими в лагере. «В этом сезоне были перемены в организации. Объединили две смены в одну, отдыхало 86 человек, дети были разделены на отряды, работали вожатые из числа воспитанников ДЮСШ — студентов. София Рязанцева, Юра Муратов, Катя Юринская, Никита Мишин не один раз бывали в «Таёжном», а теперь приезжают как вожатые. В этом году нам вовремя выделили деньги, помогли с транспортом. Единственное, чего не было — это вечерних костров, так как действовало постановление о пожароопасной обстановке», — поясняет тренер-преподаватель Евгений Соколов.

Десятилетний Данила Шишкин побывал в «Таёжном» первый раз, он приехал вместе с друзьями по занятиям греко-римской борьбой. Как отдохнул? Подъём в восемь часов и пробежка, жизнь в палатке на троих, походы, хороший пляж, плавать он уже давно научился. В общем, испытания выдержал. Лера Картавцева и Алексей Смольский — одиннадцатиклассники, в «Таёжном» у них уже седьмая смена. «Традиционно, в лагере Малые олимпийские игры проводятся. Бег, футбол, прыжки, бадминтон, два вида плавания. Ходим в поход на Шивию — это семь километров», — рассказывает Алексей. Задаю вопрос: «А когда окончишь школу, будешь приезжать?» Ответ предсказуемый: «Если возьмут, конечно». Говорим о безопасности. В лагере все расписываются в журнале по технике безопасности, в походе всегда есть направляющий и замыкающий из числа преподавателей. Каждую смену работает медицинский работник, в этом году был полицейский», — поясняют тренеры.

Дети заигрались?

Прокомментировали тренеры и ЧП. Подростки из числа отстранённых от лагеря провинились несколько раз: первый — когда прыгали со скалы в реку, рискуя жизнью и здоровьем. Второй — следуя традиционной лагерной забаве, измазали зелёнкой преподавателя и попали в глаз девочке, третий — когда буквально облили зелёнкой тренера-преподавателя. «С зелёнкой уже не забава вышла. Мы после каждого происшествия беседовали, говорили, что на них другие смотрят, но выводов никаких. Тем более, это наш «флагман» — лучшие из старших, на которых всегда надеялись и доверяли, а младшие, как известно, с них пример берут. Поэтому решение было таким жёстким. Подростков отправили пешком до Зюльзи с тренером. Родителям сообщить не удалось, спутниковый телефон из-за пасмурной погоды не работал. Это единственное упущение», — прокомментировали наказание в ДЮСШ. Что касается ребёнка с черепно-мозговой травмой, то, пояснили тренеры, он прошёл пешком после окончания смены до Зюльзи как и все, никаких видимых признаков ушибов у него не было, физическое состояние было нормальным. «Дети дерутся всегда, в любой школе такое почти каждый день случается», — поясняют преподаватели известный и понятный факт, знакомый педагогам, над которыми сейчас довлеет двойной меч: с одной стороны — закон, с другой — родительское отношение, нередко основанное на требовании к учителю и лояльности к своему чаду. Хотя в любой ситуации бывает своя подоплёка, поэтому «одной гребёнки» не бывает. Приведу только один пример: мальчишка в школьном автобусе отказался уступить место девочке, грубил учителю. Тот за шиворот приподнял его с сиденья и освободил место. Дело окончилось длительными разбирательствами. От скамьи подсудимых авторитетного и уважаемого педагога спасло только заступничество общественности. В данном случае, если бы был ожог или травма, ответ держать, в первую очередь, пришлось бы воспитателям и тренерам.

Родительское мнение

Слушаю несколько родительских мнений. Первое выглядит так: отправить детей одних, не уведомив родителей — это то, чего не должно быть. Подростки шли пешком в дождь, и даже это не остановило руководство лагеря. И никак недопустимо ударить воспитанника. Педагог обязан себя сдерживать. Дети, приезжая после смены, рассказывают, что взрослые вечером расслабляются.

Второе мнение так же не столь позитивно и зиждется на опыте общения с воспитанниками, которые регулярно бывают в «Таёжном», а озвучено оно следующим образом: когда-то это должно было случиться, хорошей организации всё-таки не хватает.

Третье как противовес предыдущим. Такой лагерь — подвижнический труд, давно никто за подобное не берётся, столько хлопот и ответственности из-за детей дорогого стоят. Что касается воспитателей, то их сейчас и в «Солнечный» трудно найти, а тут всё держится на тренерах ДЮСШ. Конечно, лагерь любого человека, даже взрослого, располагает к отдыху хотя бы после отбоя. Вот такое видение, косвенно подтверждающее наличие «расслабляющего» фактора.

Во всей ситуации с «Таёжным» хочется только одного: чтобы лагерь сохранился, чтобы в нём произошли назревшие перемены, и чтобы каждая сторона для себя сделала нужные выводы только с одной целью — стереть пятно с хорошего и нужного дела.

Татьяна Гусева. «Нерчинская звезда» №58 от 21 июля

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить