НОВОСТИ
12 ДЕКАБРЯ
11 декабря

Армянские танки Путина — в обзоре краевых СМИ

Видимо, только избранным забайкальским СМИ удалось поговорить с главредом «Эха Москвы» Алексеем Венедиктовым. И непонятно, в чём дело — то ли из-за его неожиданного отлёта он не успел раздать интервью всем желающим, то ли организаторы медиафорума избирательно подошли к общению с медийной личностью федерального масштаба.

Под избранными я подразумеваю газету «Забайкальский рабочий» и телеканал «Альтес». Интервью второму изданию мне посмотреть не довелось, а вот интервью главреда «ЗР» Алексея Будько с Алексеем Алексеевичем опубликовано в газете на этой неделе и получилось очень неплохим. Поговорили про сетку вещания, про правильный возраст и настрой журналистов, а также про первое интервью Венедиктова с тогда ещё начальником контрольного управления администрации Ельцина Владимиром Путиным об увезённых в Армению танках.

«Я хочу быть таким бульдогом, как Черчилль…»

О чём поведал «Забрабочему» глава «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов

Он прилетел в Читу, чтобы принять участие в нескольких профессиональных дискуссиях первого Забайкальского медиафорума, который проходил 13 сентября в рамках фестиваля прессы «Регион-медиа-2017».

Но форс-мажорные обстоятельства заставили его вернуться в Москву ещё до начала мероприятия. Речь о главном редакторе и совладельце радиостанции «Эхо Москвы» Алексее Венедиктове.

В те неполные сутки, которые он был на забайкальской земле, один из самых известных радиоведущих в России успел посетить церковь Декабристов и Читинский дацан, отведать бурятских буз, побывать в редакции «Забайкальского рабочего» и дать большое интервью нам и телекомпании «Альтес».

«Мы всех достанем»

— Что стало определяющим в решении приехать в Забайкалье и поучаствовать в медиафоруме?

— Во-первых, я здесь никогда не был. Наверное, пора уже и побывать. Должен сказать, что место проведения мероприятия для меня важно, если оно новое. Второе обстоятельство — это то, что меня позвал сюда Виктор Шкулёв, которого я безмерно уважаю, и который в очень сложные для СМИ времена продолжает держать высокую марку. Третье — это те темы, которые были заявлены на форуме (мероприятие называлось «Новые вызовы медиа в эпоху глобальной цифровизации» — авт.). Потому что все мы находимся в стадии турбулентности. Мы теряем читателей, слушателей и зрителей. Они уходят в социальные сети. Для того, чтобы не потонуть в новых коммуникациях, нам надо поговорить с коллегами, обсудить и обменяться даже самым маленьким опытом

— Насколько далеко долетает «Эхо Москвы» в регионы?

— Теперь «Эхо Москвы» долетает везде. Доставка с помощью Интернета, звука, видео или текста уже не ставит перед нами вопроса распространения сигнала по проводам. Когда мы у себя делаем мониторинг, то видим, что отклик к нам может прийти откуда угодно — из Канберры, Парижа или Новгорода, хотя ни в одном из этих городов мы не представлены. Поэтому «Эхо Москвы» долетает далеко. Не важно, где находится тот или иной человек, мы всех достанем.

«Лёша, ты ничего не понимаешь в ракетах»

— Какова ваша аудитория? Есть какой-то срез?

— Да, срез есть. Наша аудитория — это люди, принимающие решения, от 45 лет и старше и члены их семей. Мы с этим сталкиваемся постоянно. Они часто звонят нам, чтобы поругаться, ужаснуться или, наоборот, порадоваться. Расскажу такую историю. Недавно у нас в студии был посол Соединённых Штатов в России Джон Тефт. Мы говорили о российско-американских отношениях и ракетах средней и малой дальности. После того, как он уехал, мне сообщают, что звонит экс-президент Горбачев. Беру трубку и спрашиваю: «Михаил Сергеевич, что случилось?». Он говорит: «Лёша, ты ничего не понимаешь в ракетах средней дальности. Приедешь ко мне завтра, я тебе объясню, что мы в 1987 году с Рейганом подписали». Встреча в итоге состоялась, он мне все очень подробно объяснил, и я понял, что совершенно не то спрашивал у американского посла. Вот, наш слушатель оказался. И вот такие эксперты, которые не просто знают проблему, а живут внутри неё, нам звонят регулярно.

— Существует мнение, что радио слушают в основном в машине. Вы с этим согласны?

— Мне легко ответить. 24 процента наших слушателей в Москве слушают нас в машине, 37 процентов слушают нас дома. Остальные слушают нас на работе, когда «Эхо» включено в компьютере фоном. Поэтому мы работаем на разные аудитории — автомобильную, домашнюю и рабочую.

Или вот такая история. Год назад, и я этим очень горжусь, мы запустили ночную передачу под названием «Один». Это когда глубокой ночью один журналист сидит в студии и разговаривает с журналистами на самые разные темы. Сначала думали, что она будет интересна только пожилым и одиноким. Однако получили огромное количество звонков от людей молодых и успешных. Почему им надо позвонить на немузыкальную радиостанцию и поделиться какой-то проблемой? Да потому, что ночной разговор — это город тебя слышит, а ты города не видишь. Люди звонили самые разные, как работающие, так и просто где-то тусующиеся. Там самый настоящий срез России. Даже с Центрального командного пункта ПВО звонки были.

В общем, если говорить до конца, то радио в любой момент может включить и остаться на нём совершенно любой человек. С абсолютной точностью радиоаудиторию замерить довольно трудно.

Путин и армянские танки

— Вы известны своими провокативными темами. Сознательно ли их выбираете? Это позиция редакции, журналистов или некий манёвр для привлечения аудитории?

— Я бы назвал провокативными не темы, а саму манеру вести интервью. Дело в том, что на интервью довольно часто приходят люди, которым журналист не нужен. Они приходят к своим избирателям, болельщикам или фанатам и рассказывают, какие они белые и пушистые. Задача журналиста — держать аудиторию в тонусе. Поэтому очень часто моё удивление, которое я заранее планирую при подготовке к эфиру, вызывает искреннее раздражение интервьюируемого. «Не может быть», — говорю я, и человек начинает бушевать. Слушателю видно, что я что-то задел, а я сам не знаю, что я задел. Провокация журналисту нужна для того, чтобы не дать гостю уйти от вопроса или соврать.

Вот вам пример. Однажды у нас был Геннадий Зюганов. Я с ним сделал в жизни, наверное, интервью 40 или 50, я уже не помню, когда мы с ним познакомились. Так вот, я на каждый его ответ говорил только одну фразу: «Не может быть, Геннадий Андреевич». К концу он просто улетал. Он вынужден был объясняться, но не со мной, а с аудиторией. Не важно, кто перед тобой — Зюганов или не Зюганов, главное, что аудитория получила качественный продукт.

— А у Владимира Владимировича Путина приходилось брать интервью?

— Да. И это был очень занимательный эпизод в моей жизни. Недавно я просил интервью. Он очень удивился и сказал: «Я же тебе давал 20 лет назад. Про армянские танки». Два десятка лет прошло, а Путин это прекрасно помнит в деталях. А дело было так. Конец 1990-х годов. Был период, когда интересных новостей не было, а эфир пустым быть не может. Мы лихорадочно ищем гостей, которые могли бы прийти к нам в студию.

Тут к нам приходит сообщение, что президент России Борис Ельцин поручил начальнику контрольного управления своей администрации Владимиру Путину расследовать историю, как танки, которые были отправлены в Мурманск на утилизацию, оказались в Нагорном Карабахе. Я говорю: «Давайте вот этого человека. Как там его фамилия? Путин. Вызвоните его». Я набираю телефон. Там снимают трубку в приёмной. Я говорю: «Вы знаете, «Эхо Москвы», Алексей Венедиктов. А нельзя ли поговорить с начальником контрольного управления». Соединяют. Рассказываю историю и говорю: «Не могли бы Вы прокомментировать?». Он: «Где и когда?». Говорю: «Через час-два у нас». Он: «Выезжаю, но всего вам сказать не могу».

Путин действительно приехал. У нас сохранилась запись того эфира, фотография с ним висит у нас в офисе. Я уже кое-что в этой истории запамятовал, а он помнит в деталях. Регулярно про эти армянские танки напоминает.

«Главное качество журналиста — любопытство»

— За счёт чего в современных условиях могут выжить СМИ, когда они приравнены к бизнесу?
— Надо крутиться. Надо быть конкурентными. Чтобы количество ваших слушателей увеличивалось. Чтобы шёл слух, что эту передачу надо смотреть или слушать. И то без гарантии. Это есть в том числе тема форума. Каждый оказывается в разной ситуации. Денег нет. И если я не ошибусь, то за последние три года количество журналистов, работающих в традиционных изданиях, сократилось на треть. Просто сокращаются и увольняются. Это проблема. И вторая проблема заключается в том, что возникают новые технологии, а люди в возрасте, такие как я, очень медленно переучиваются. В то время как редакция должна работать здесь и сейчас, сегодня. Это большая проблема. Поэтому средний возраст моих журналистов 27 лет. Это очень молодые ребята. Однако каждый год беру несколько совсем зелёных студентиков. Для того, чтобы они нас в тонусе держали. Они живут в гаджетах, коммуницируют на ходу, у них все летает, мы у них учимся. Они сами не понимают, для чего я их беру. А я их беру ровно для этого.

По какому принципу отбираете журналистов в свою редакцию?

— Вы знаете — это абсолютный нюх. Я совершенно точно понимаю, что главное качество журналиста — любопытство. Если журналист нелюбопытен и ему не интересно, что он делает, то получается фальшак. Его слышат и его видят, слушатели от него отворачиваются. Конечно, есть формальные требования — два языка, знание компьютерной грамотности, соцсети. Но это все не важно. Я должен почувствовать человека. Интуиция при наборе журналистов — это главное.

«Оппонировать, а не противопоставлять себя власти»

— На Ваш взгляд, сегодня есть конструктивная оппозиция, которая готова работать и нести ответственность за судьбу России?

— Давайте разделим этот вопрос пополам. Взгляды журналиста — это вопрос оппонирования, а не оппозиции власти. Власть принимает некие решения, которые касаются тысяч и миллионов людей, и журналисты обязаны исследовать эти решения, потому что они потенциально могут ударить по нашей аудитории. Поэтому я всегда стоял и стою на том, что независимо от собственности СМИ журналист должен оппонировать, а не противопоставлять себя власти. Потому что власть может принять опасное или неверное решение.

Второе. Меня в своё время поразила фраза Барака Обамы, когда он был ещё не президентом, а сенатором. В 2003 году он говорил: «Миллионы людей вышли на улицы, протестуя против войны в Ираке, и это настоящие патриоты Америки. Однако миллионы людей вышли на улицы наших городов, чтобы поддержать войну в Ираке. И это тоже настоящие патриоты. Мы просто по-разному видим Америку и её любим». Я считаю, что это надо перенести на Россию. Нет таких людей из политических деятелей, которые хотят, чтобы Россия развалилась или жила плохо. Просто у всех разный патриотизм.

— Если верить интернету, Вы являетесь членом Общественного совета Министерства обороны России. Каковы Ваши функции?

— Не совсем так. Я являлся членом Общественного совета. В Министерстве обороны по просьбе министра Шойгу я занимался Калининградской областью. Я смотрел, в каком состоянии находятся памятники времён первой мировой войны. Поскольку я человек свободный, то со мной очень откровенно говорили. Потом я рассказывал Сергею Кужугетовичу, что среди военных есть большая группа энтузиастов, которая пытается самостоятельно восстанавливать эти памятники. Я горжусь тем, что после моего доклада восстановление памятников там началось более-менее централизованно.

«На выборах я — наблюдатель»

— В своё время Вы отказались быть на выборах доверенным лицом сразу двух кандидатов в Президенты России — Путина и Жириновского. Почему?

— Это невозможно. Потому, что у нас есть Устав, в котором журналисту запрещено заниматься политической деятельностью. Или ты в политике, или ты журналист «Эха Москвы». Считаю, что журналист не должен ангажировать своими политическими взглядами своё издание или аудиторию. На выборах я — наблюдатель. Я наблюдаю и рассказываю о том, что происходит. Свою позицию я объяснил тем людям, которые мне предлагали то, о чём Вы говорите. Меня услышали.

— Ещё немного про политику. Вы часто говорите, что ваш политический идеал — это Черчилль, Рейган и Тэтчер? Чем они, эти люди, Вас привлекают?

— Во-первых, они не боялись спорить сами с собой. Если вы посмотрите на их деятельность. И Тэтчер, и Рейган, и Черчилль, которые, когда менялась ситуация, пропускали её через себя, перемалывали и принимали решение. Вторая история — эти люди никогда не шли за большинством, не действовали в угоду большинству. Они принимали непопулярные решения, но всегда заставляли большинство идти за собой. И в сложнейшие эпохи для своих стран они выводили страны из болота. Когда Черчилль пришёл к власти, английские войска отступали к Дюнкерку, казалось, что война проиграна. И в кратчайшие сроки он из «голубя» политики стал «ястребом». Он стал бульдогом, готовым вцепиться в любого врага своей страны. Я хочу быть таким бульдогом, как Черчилль. Когда у меня спрашивают, чьи портреты висят у меня над столом, я говорю: «Моего сына и Уинстона Черчилля».

Алексей Будько. «Забайкальский рабочий» №188 от 3 октября

Журналисты газеты «Вечорка» первыми затрубили об остановке добычи золота на Александровском руднике. В своём большом материале на этой неделе корреспонденты рассказали подробную историю зарождения предприятия, о том, какую прибыль оно может принести как федеральному, так и региональному бюджету, а также о том, что стало причиной приостановки работ.

А причина, по мнению издания, в некачественной электроэнергии, которую поставляет компания «Читаэнергосбыт». В свою очередь пресс-секретарь компании Ольга Розе 6 октября сообщила, что руководство рудника направило претензию с просьбой устранить постоянные перебои с электроэнергией, но претензия была оперативно перенаправлена компании «Читаэнерго», которая является производителем электроэнергии. Претензию должны рассмотреть в ближайшее время.

Рудник «Александровский»: время покажет?

Полгода назад заявлением, получившим широкую огласку, стало то, что акционерное общество «Рудник Александровский» — инвестор проекта по освоению Александровского золоторудного месторождения — направит 60 миллионов рублей на дополнительные геологоразведочные работы. Так значит, ориентировочные 10-12 лет работы месторождения, а также фабрики на его территории — не предел?

Золото с древнейших времён является важнейшим элементом мировой финансовой системы и поэтому месторождения этого металла всегда пользовались и, скорее всего, будут пользоваться спросом и дальше. Россия занимает второе место в мире по количеству залежей данного металла, обладая 11% всех мировых запасов. Забайкальский край среди 85 существующих на сегодняшний день в Российской Федерации субъектов — 5-е место.

Не будем углубляться в то, что многие месторождения сегодня ещё просто не обнаружены, а значит, и цифры не совсем корректны, а сразу же перейдём к рассмотрению очередного инвестиционного проекта, связанного с разработкой одного из золоторудных месторождений нашей малой родины.
В 450 км от города Чита или, если хотите, в 35 км к югу от Могочи, по соседству с посёлком Давенда, раскинулось золоторудное Александровское месторождение. Россыпные золотоносные месторождения Могочинского района были открыты ещё во второй половине XIX века, открытие же заинтересовавшего нас месторождения запоздало почти на век, но именно на него сегодня край возлагает самые большие надежды.

Когда разработка месторождения была представлена лишь на бумаге, а готовый продукт был ничем иным как плодом воображения, запасы подземной кладовой равнялись 24 тоннам золота. Сегодня, когда добыча ведётся не первый год, они сократились до 22 тонн. Вообще, очень важно отметить, что руды Александровского месторождения не особо богаты золотом — среднее содержание составляет 1,9-2 г/т. Сегодня предприятие работает на грани рентабельности. Но нельзя не отметить и тот факт, что на месторождении отмечаются залежи серебра и руды — около 9 и 7 тонн соответственно. Такие диверсифицированные запасы, согласно подсчётам, должны обеспечить предприятие работой ещё на ближайшие 10-12 лет.

Здесь уместно сказать о том, что около карьера, в котором сейчас добывается руда, обнаружены ещё четыре золотоносных участка. А это значит, что фабрика будет актуальна здесь куда дольше.

За минувший год деятельность «Рудника Александровский» принесла 1,34 тонны золота, для сравнения — в 2012-м, в первый год работы, предприятие выдало 235 кг золота. И это не предел, если верить громким заявлениям инвестора. В перспективе планируется увеличение производительности горно-обогатительного комбината (ГОК) до 3 тонн золота ежегодно, а также 100 килограммов серебра как побочного продукта производства.

Осторожно — ведутся взрывные работы

В прошлый раз, когда мы вели разговор об Апсатском разрезе, мы отметили одну из его особенностей, а именно — его «погребённость». С Александровским золоторудным месторождением ситуация аналогична. Для того чтобы добраться до драгоценных пород, необходимо снять большой объём сопутствующих. Этот процесс, сопровождающийся взрывными работами, занимающий значительный временной промежуток и приходящийся, чаще всего, на первую половину года, непременно сказывается на итоговых результатах и сроках выполнения планов. Смежные годы могут приносить диаметрально противоположные результаты.

Обогатительная фабрика за 700 дней

Итогом работы обогатительной фабрики «Рудника Александровский», которая, кстати, была запущена не одновременно с началом разработки месторождения, а лишь спустя год, является слиток Доре — золото-серебряный сплав, получаемый на золоторудный месторождениях и отправляемый на аффинажные заводы для последующей очистки. Назвать его готовой продукцией, которую в таковом виде можно спокойно преподнести потребителю, сложно… сами понимаете.

Но даже для получения такого, грубо говоря, полупродукта необходим долгий технологический процесс. Сначала на фабрике измельчают, сгущают руду, поступающую туда с месторождения, из гравитационно-флотационного концентрата получают раствор, что в последующем и даёт осадок в виде золота.

До потребителя слиток Доре проделывает огромный путь — 18 км от месторождения до посёлка Ключевский, затем ещё 35 км по автодороге до станции Могоча, где его уже ожидает состав. По этому же маршруту, только наоборот, следует вся техника и оборудование, задействованные на производстве.

Герой нашего времени

Так всё же с чьим именем связано событие по открытию нового золотодобывающего предприятия, коих забайкальская земля не видела больше 20 лет?

Правом на разработку недр уже как 11 лет обладает акционерное общество «Рудник Александровский», ведущее свою родословную от горнорудной артели «Западная». Она представляет собой группу компаний по золотодобыче, имеющих большой опыт и прочную репутацию, занимающихся разведкой, разработкой и добычей на золотых месторождениях на северо-востоке России и в Восточной Сибири. На сегодняшний день артель «Западная» ведёт 8 проектов, расположенных на северо-востоке России и в Восточной Сибири. В том числе среди них находится и наш проект.

Для компании разработка месторождения — одно из самых перспективных предприятий, а что есть для края право на разработку недр, принадлежащее АО «Рудник Александровский»?

Всё для края

Первое, чего бы хотелось коснуться, это рабочие места. Предприятие обеспечивает работой около 650 человек, из которых 480 — забайкальцы. Второе — налоговые отчисления, которые составляют порядком 300 миллионов рублей в год, из которых 150 миллионов остаются в крае. Как первая, так и вторая цифра, несомненно, будут подвержены изменениям в сторону увеличения в случае разработки обнаруженных вблизи других золотоносных участков. Жители посёлка Давенда ликуют и одновременно сожалеют о том, что предприятие не заработало лет так на 10 раньше. От былого величия посёлка остались лишь немые памятники в виде руин когда-то удивлявших своей мощью предприятий, а население просто разъехалось. Сегодня на фабрике задействовано незначительное число жителей посёлка просто потому, что осталось их там совсем немного, но надежда на светлое будущее в душах жителей всё же теплится.

Общая стоимость проекта, согласно подсчётам, должна составить около 7 миллиардов рублей, из которых 4,5 уже были выделены. Окупится он, если верить прогнозам, за пять — шесть лет. В цифру 7 миллиардов включены как затраты на уже частично произведённые геологоразведочные работы, так и на уже построенную в кротчайший срок фабрику, о которой говорилось ранее, на уже возведённый вахтовый посёлок и Закупку оборудования — от современной тяжёлой техники до иностранного горнорудного оборудования. Необходимо отметить, что как на карьере, так и на фабрике установлено не только отечественное оборудование, но и техника ведущих мировых производителей: Канады, Финляндии, Южной Африки.

Разработка месторождения — серьёзная заявка на вступление Забайкалья в клуб золотодобытчиков России. Край поистине богат ресурсами, а нам лишь остаётся надеяться, что вот-вот они начнут работать на жителей края.

Энергодиверсия против «Рудника Александровский»

Как бы парадоксально это ни прозвучало, но предприятие, которое могло бы существенно помочь экономике Забайкальского края (одних только налоговых отчислений в бюджеты разных уровней от «Александровского» могло бы поступать порядка 300 миллионов рублей, а самому предприятию вполне по силам уже сегодня давать 1,5% всего российского золота), сегодня терпит самое настоящее бедствие. В № 39 «Вечорка» писала о том, что предприятие простаивает с 15 сентября. На золотоизвлекательной фабрике произошла авария, вызванная выходом из строя высоковольтного частотного привода, прекращена добыча золота, а значит, не будет налоговых отчислений, а рабочим будет задержана заработная плата. Причина аварии проста до безобразия — рудник получает от компании «Читаэнергосбыт» некачественную электроэнергию.

Вопрос об энергии стоит уже несколько лет, и все упирается в 25 миллионов рублей, которые «Читаэнергосбыт» по взаимному договору должен вложить в установку нового оборудования. Это позволило бы значительно улучшить качество поставляемой энергии, но ресурсоснабжающая компания упорно делать этого не хочет. В результате только с начала этого года, в период с января по август, произошло 734 остановки фабрики. Из-за частых остановок затраты Рудника на замену испорченного оборудования составили 40 миллионов рублей, а объёмы недополученной выручки превысили 250 миллионов рублей Любая следующая поломка может стать последней, и рудник остановится как минимум на полгода.

Руководство «Рудника Александровский» неоднократно предлагало провести рабочую встречу с «Читаэнерго» и «Читаэнергосбытом» для обсуждения возможности установки оборудования СТАТКОМ на подстанции 35/6 кВ, но, как говорится, воз и ныне там. Поэтому 25 сентября на имя заместителя министра энергетики РФ А.В. Черезова от Союза старателей России было отправлено письмо, в котором министерство просят оказать содействие в улучшении качества поставляемой электроэнергии по сетям «МРСК Сибири» — «Читаэнерго».

«Это позволит нормализовать работу золотодобывающей фабрики и обеспечить план по добыче золота, — говорится в письме. А пока рудник простаивает, а значит убытки, и немалые, несёт вся экономика региона.

«Вечорка» продолжит следить за развитием ситуации на «Руднике Александровский». Также в ближайших номерах читайте материалы и с других инвестиционных проектах реализуемых на территории Забайкальского края.

Олег Тополев. «Вечорка» № 40 от 4 октября

Имя главы компании «Промышленное гражданское строительство» Веры Шавровой последние недели на слуху. Она уже провела несколько пикетов и митинг, тщетно пытаясь добиться компенсации от краевых властей за строительство домов для обманутых дольщиков.

Шаврова в газете «Читинское обозрения» очень подробно объяснила ситуацию, сложившуюся вокруг её компании и краевыми властями без прикрас. Рассказала о просьбе Гениатулина помочь и о молчании нынешних руководителей края.

Загнана в угол, но не сражена

Вера Шаврова: «Кидалово» — принцип государственной политики»

История Веры Шавровой показывает, что к понятиям «обманутый дольщик» и «недобросовестный застройщик» можно смело добавлять ещё одно: «загнанный в угол застройщик». Однажды руководитель ОО «ПГС» поверила губернаторскому слову и пришла на выручку региональным властям, чтобы решить проблему обманутых дольщиков, созданную недобросовестными застройщиками. В итоге заслуженный строитель РФ оказалась обманутой сама. Но пусть обо всём Вера Шаврова расскажет сама.

Выручим, Равиль Фаритович

В начале 2011 года ко мне обратился (обращаю внимание на это обстоятельство) губернатор края Равиль Фаритович Гениатулин с просьбой взять на достройку дома на улице Белика, 13, а позднее и 1-й Каштакской, 3. После ознакомления с информацией госстройнадзора и посещения объектов стало понятно, что объекты убыточны. Довели информацию до губернатора. Получили его личное подтверждение в том, что наши убытки будут возмещены. Мы дали согласие достроить. Губернатор заверил, что разрабатывается закон Забайкальского края о мерах помощи обманутым дольщикам, и застройщикам, которые берутся достраивать такие дома, будет выплачиваться субсидия, оказываться другие меры поддержки, в том числе и денежные.

Когда закон был принят Законодательным собранием края, оказалось, что документ подготовлен министерством территориального развития некачественно. В нём не было и слова о том, что есть жилые дома, которые застройщики, как и Шаврова, например, «Читаэнергожилстрой» Виктора Лопатина, приняли на достройку.

Когда мы обсуждали текст соглашений с правительством, нам пояснили, что по субсидиям ничего нельзя писать, сослаться пока не на что, ведь закона ещё нет. И это логично. Кроме того, тогда мы обсуждали, как нам достраивать дом на Белика. Этот объект имеет четыре подъезда, один из подъездов нежилой. Мне гарантировали, что это нежилое помещение будет выкуплено правительством края либо неким крупным инвестором. И, соответственно, по нему прогнозировалась прибыль в определённом объёме. Эта прибыль, в том числе, должна была способствовать направлению средств на достройку туда, где есть убытки. Я говорила, что надо бы яснее прописать этот момент. Чиновники минтерразвития пояснили, что иначе написать нельзя, ведь это будут уже некие преференции некому коммерческому предприятию.

Таким образом, соглашение написано расплывчатыми формулировками о том, что ООО «ПГС» обеспечивает достройку, а что правительство кому-то или чему-то помогает и способствует. Но суть не в этом. Суть в том, что договорённость была не абы с кем, а с губернатором края — с высшим должностным лицом исполнительной власти.

Мы зашли на объект, начали строить. С первых же дней стало понятно, что средств не хватает. Мы стали обращаться к правительству, что надо бы побыстрее нам перечислять средства. Нам сказали: «Не спешите, сейчас положения по субсидии разработаем». Успокаивали: все ждут.

В подтверждение обстоятельств состоявшихся договорённостей мне приходится использовать статью из газеты «Забайкальский рабочий» (№70 от 21.04.2011 года), написанную в период после принятия соглашений, но до появления закона. В ней, отвечая на вопрос журналиста, я сообщаю: «Объект по адресу Белика мы приняли на достройку. Передача проходила непросто… В коммерческом плане цифры говорят, что объект невыгодный, но для меня решающим фактором при принятии решения было личное обращение губернатора. Помимо этого, я надеюсь, что скоро будет принят закон о защите прав обманутых дольщиков, по которому предусматривается компенсация застройщикам. Через месяц закон был принят».

Сейчас мне говорят, что мне никто ничего не обещал, и как я на объекте оказалась, непонятно.

За что нас наказывают?

Чтобы достроить дом на улице Генерала Белика, мы взяли коммерческий кредит сначала под обеспечение администрации края, а через полтора года взяли кредит уже под собственное обеспечение. Сейчас мы беседуем с вами в здании на Амурской, 40а. Сюда мы переехали с Анохина, 112. То здание исторически принадлежало нам, но мы его отдали в залог банку под этот кредит. Таким образом, получилось, что я продала банку своё здание, чтобы получить деньги и достроить чужой объект.

Компания, которая имела на начало достройки этих домов свыше 20 млн рублей чистой прибыли, превратилась в хронического заёмщика. Сейчас приближается срок гашения кредита Россельхозбанку, а там в залоге находится производственная база. Если будет потеряна и она, то это будет куда серьёзнее, чем административное здание на Анохина. Это удар уже по производству. Об этом все давно предупреждены, но мер никто не принимает.

Мне предлагают пойти в суд и отстаивать свои права там. При этом советчики прекрасно понимают, что идти мне не с чем. Всё это воспринимается как издёвка над предприятием, которое выполнило социально значимый заказ края. Постоянно с трибун говорю: а за что вы меня наказываете? За то, что я в отсутствие денежных средств вывернулась, взяла кредит, достроила и отдала бывшим обманутым дольщикам 106 квартир? За что?

Почему страдают люди, которые надеялись на меня? Что мне ещё сегодня продать, чтобы достроить дом 33 в 1-м микрорайоне? В прокуратуру я обращалась с 2016 года, но меня никто не видит в упор. В ответах указывали на то, что права граждан пока не нарушены.

Сомнительная экспертиза

Проблема дома № 33 тесно связана с ещё одним объектом, который находится в Аксёново-Зилово (Чернышевский район). Мы по госконтракту взяли строительство домов, но нам выдали отрицательное заключение экспертизы проекта.

В ходе выполнения работ, которые осуществлялись в крайне неблагоприятных климатических условиях, были допущены незначительные технологические отклонения, не носившие драматического характера и исправимые. Но «Служба единого заказчика» (ГУК «СЕЗ»), по моему мнению, недобросовестно использовала эту ситуацию только с целью одностороннего расторжения контракта и передачи объёмов в незаконно установленном режиме ЧС другому подрядчику.

По моему мнению, отрицательная экспертиза была сделана намеренно для придания видимости законности противоправным действиям ГКУ «СЕЗ». Удивительно, но эта ситуация в точности повторяет сценарий с предыдущим руководством этой же службы, в отношении которого ведётся расследование уже возбуждённых уголовных дел. Незаконный разрыв контракта усугубил и без того шаткое положение нашего предприятия.

В той ли стране мы родились?

Что касается дома № 33, то он почти готов. В нём осталось установить радиаторы, утеплить кровлю, благоустроить прилегающие территории, подключить к инженерным сетям. Самая большая проблема — нет денег за оплату техприсоединения — требуется 14,4 миллиона рублей.

Мы подготовили и предоставили правительству свой вариант разрешения проблемы, в котором зафиксировали состояние взаимоотношений сторон. Прописали, что компания выполнила свою часть — отдала 106 квартир людям. Указали, сколько правительство края должно и сколько денег уже отдало. Предложили свой вариант, как погасить задолженность, по такому-то графику. Наталья Николаевна Жданова направила его на согласование министерств. Все они ссылаются, что законных оснований платить нам нет. Сначала мораторий наложили, а теперь на него ссылаются. Проще говоря, правительство издало закон о том, что прощает себе все долги! «Кидалово» становится государственной политикой и принципом государственно частного партнёрства.

Почему люди часто сожалеют, что родились в такой стране, может, она и хорошая? Потому что часто сталкиваются с произволом власти. А если власть не чувствует своей ответственности за происходящее, в чьих интересах она действует?

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №40 от 4 октября

Корреспондент «Земли» на этой неделе съездила в Петровск-Забайкальский на открытие Комнаты боевой славы, в которой вспоминали и будут вспоминать жителей района, погибших при исполнении служебного долга.

Читать этот материал сложно, особенно когда натыкаешься на возраст погибших парней. Один погиб в Афганистане в 19 лет, другой за день до 20-летия в Чечне. Обоим сейчас было бы всего около 50 лет.

«Ты припомни, Россия»

24 сентября Забайкальский край отмечал День памяти земляков, погибших при исполнении воинского и служебного долга, в рамках которого 27 сентября в библиотеке на улице Пушкина Петровска-Забайкальского прошло торжественное открытие Комнаты боевой славы. Событие, значимое не только для города, но и для всего Забайкалья.

Безусые герои

Пять портретов, обрамлённых траурными лентами, установлены на видном месте читального зала. Словно живые, пристально смотрят с них пятеро молодых безусых парней, в разные годы шагнувших в бессмертие, выполняя свой воинский и служебный долг. Петровчане Павел Павлюшин и Сергей Тимофеев, новопавловец Михаил Белашов, усть-оборец Гарма Гомбоев, малетинец Роман Елизов. Гордость и боль земли петровск-забайкальской…

Пришли воины-интернационалисты (активные участники местного клуба «Солдаты России»), не понаслышке знающие о локальных войнах; представители администрации, общественности, спонсоры, педагоги. А ещё – молодые люди допризывного возраста, школьники.

Откликнулись на приглашение матери погибших Галина Павловна Павлюшина и Тамара Александровна Тимофеева, которые, несмотря на солидный возраст и болезни, – частые гости мероприятий памяти. Хоть и тяжело, хоть не заживают раны потерь, посещают школы, училища, благодаря за людскую память о погибших на войне сыновьях.

«17 сентября исполнился 31 год со дня гибели моего Павлика, – горько вздыхает Галина Павловна (для неё он по-прежнему мальчик), – он погиб в Афганистане 19-летним, а было бы ему сегодня 50 лет».

По-прежнему неутешно сердце Тамары Александровны Тимофеевой: война в Чечне забрала сына Серёжу за месяц до его «дембеля» и за день до двадцатилетия.

По разным причинам не смогли прибыть на встречу матери Романа Елизова и Михаила Белашова. С родителями Гармы Гомбоева Ириной Владимировной и Дамбой Бадмаевичем мне удалось поговорить, они приехали на открытие Комнаты боевой славы из Улан-Удэ. Гарма, их старший сын, погиб в Чечне в июле 2007-го. Тридцать лет исполнилось бы нынче их мальчику, нет его в живых уже десять лет…

Огонь боёв и дым пожарищ

В читальном зале библиотеки в память о погибших земляках звучат пламенные, полные боли и благодарности слова, стихи и песни, идёт слайдовая презентация с живыми картинами современных войн, отчего жгут глаза слёзы, а к горлу подступает ком. Горят, потрескивая, свечи; как биение сердца, звучит в тишине зала метроном, отсчитывая святую и скорбную минуту молчания.

В феврале 1989-го закончилась война в Афганистане, а уже в декабре 1994-го началась новая, не менее кровопролитная, в Чечне. В сотый раз мы слышим эти страшные цифры людских потерь, у которых нет срока давности, а у горя – меры и границ.

Гордится своими земляками-однокашниками ученик одиннадцатого класса средней школы № 6 Денис Крысин: «Мы, будущие призывники, гордимся, что учимся в школе, где когда-то учились Павел Павлюшин и Сергей Тимофеев. Они с честью и достоинством выполнили свой интернациональный долг и являются для нас примером мужества и героизма. Они погибли, но память о них – в наших сердцах».

Звучат волнующие слова Ольги Ведерниковой, более 15 лет возглавляющей клуб воинов-интернационалистов «Солдаты России», Галины Петряковой – директора городской библиотечной системы. «Мы хотели бы, – говорит Галина Николаевна, – чтобы наша молодёжь, приходя сюда, больше узнавала о героях-земляках, чтила и помнила их бессмертный подвиг, равнялась на них». И показывает буклеты «Шагнувшие в бессмертие» и «Солдаты России», эксклюзивные издания увидели свет во многом благодаря спонсору – генеральному директору ОАО «Нефтепродукт», нашему земляку Алексею Клубовичу, живо откликающемуся на такие благие дела, каким стал проект «Растим патриотов России».

Приняли эстафету мужества

Торжество достигает апогея, когда перерезана алая лента у входа в святая святых – Комнату боевой славы, народ хлынул туда, взволнованный и в нетерпении. Пять обелисков с застывшими лицами, краткие сведения, рамкой – патрон и чёрная роза, гриф страшного «Груза 200».

Долго, со слезами, всматриваются матери в родные черты сыновей. Просторная светлая комната оформлена витринами с личными вещами погибших героев. Баннеры рассказывают о военно-патриотической деятельности клуба воинов-интернационалистов «Солдаты России». На стенде «Герои России Забайкалья» пока 15 фотографий из 24-х. «Как только появится финансовая возможность, – рассказывает Ольга Ведерникова, – обязательно напечатаем фотографии остальных героев. Молодёжь должна знать их в лицо».

Волнующие слова памяти сказали одноклассница Павла Павлюшина Татьяна Трофимова, учитель местного профессионального училища Ольга Петровна Иванова (у неё когда-то учились Павел Павлюшин и Сергей Тимофеев, получая в ПТУ мирную рабочую профессию заводчан), представители администрации, военкомата, другие гости.

Ребята-старшеклассники проводят перекличку героев, рассказывая о них. Коротки жизненные биографии у оставшихся навечно молодыми мальчишек. Но то, что они совершили ценою собственных жизней, заслуживает глубокого уважения и памяти.

Орденом Мужества посмертно награждён простой паренёк из Усть-Обора – спецназовец Гарма Гомбоев. Эту награду вручили его маме Ирине Владимировне после гибели сына.

В Малете открыта памятная доска погибшему при исполнении служебного долга земляку Роману Елизову.

В память о Михаиле Белашове в музее Новопавловской средней школы, где он учился, оформлена экспозиция.

Посмертно награждён орденом Красной Звезды, медалями «Воину-интенационалисту» и «От благодарного афганского народа» петровчанин Павел Павлюшин, погибший 17 сентября 1986 года в бою у города Кандагар.

Посмертно награждён орденом Мужества петровчанин Сергей Тимофеев, погибший в Чечне.

Открытием Комнаты боевой славы в Петровске завершилась реализация проекта «Растим патриотов России» клуба воинов-интернационалистов «Солдаты России».

Эстафета мужества продолжается.

Татьяна Городецкая. «Земля» №39 от 3 октября

Журналист «Экстры» рассказала историю о женщине, которая стала первой в истории Забайкальского края осуждённой и получившей реальный срок за экономическое преступление.

«По профессии я бухгалтер: два высших образования, двое детей — сыну 22 года и дочери 16 лет. Жила как и большинство женщин. Разве что хобби у меня, как для женщины, было необычное. На протяжении 15 лет занималась каратэ. Чёрный пояс и третий дан, считай мастер спорта — и по миру поездила, и призовые места занимала. В общем, образ далёкий от того, что принято представлять, когда речь заходит о тех, кто отбывает наказание в колониях. Я не могу сказать, что оказалась я здесь случайно и ни в чём не виновата. Однако я никого не убивала, не грабила и не причинила никакого вреда. Разве что государству, и разве что экономический», — рассказывает о себе Светлана.

Рассказала и о своих страхах, о том, как сражалась с собой после приговора и о том, что помогает ей жить дальше.

На зону за налог

История забайкалки, отбывающей наказание в Нерчинской колонии

Когда совершает преступление мужчина — это беда. Когда совершает преступление женщина — это катастрофа. Но за каждой статьёй и сухой цифрой в приговоре суда стоит подчас нелёгкая человеческая судьба. В Нерчинской женской исправительной колонии № 11 отбывают наказание те, кто только единожды преступил черту закона. В основном здесь сидят за убийство, в основном — совершённое «по-пьяни», в основном жертвы — мужчины. Бывают, правда, и исключения.

Всегда виноват бухгалтер

Если честно, никогда не думала, что окажусь в таком месте. Но, видимо, верно говорят — от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Зовут меня Светлана, и я первая женщина в Забайкальском крае, осуждённая за экономическое преступление. По профессии я бухгалтер: два высших образования, двое детей — сыну 22 года и дочери 16 лет. Жила как и большинство женщин. Разве что хобби у меня, как для женщины, было необычное. На протяжении 15 лет занималась каратэ. Чёрный пояс и третий дан, считай мастер спорта — и по миру поездила, и призовые места занимала. В общем, образ далёкий от того, что принято представлять, когда речь заходит о тех, кто отбывает наказание в колониях. Я не могу сказать, что оказалась я здесь случайно и ни в чём не виновата. Однако я никого не убивала, не грабила и не причинила никакого вреда. Разве что государству, и разве что экономического.

На «воле» — даже странно говорить это слово вот так — занималась частным предпринимательством. Мы с сотрудниками — другими бухгалтерами — оказывали услуги по ведению и составлению документации для различных фирм. В принципе, такая практика достаточно распространённая, особенно когда речь идёт о небольших конторах, для которых содержать штатного бухгалтера выходит слишком накладно. При работе с документами помогала некоторым фирмам уйти от уплаты налогов. Где-то полностью, где-то частично. Думаю, что сейчас не нужно пускаться в долгие и пространные рассуждения о том, как живётся среднему и малому бизнесу, если он платит всё до копейки, но закон есть закон, и он суров. И свою вину признала.

Когда эти операции вскрылись правоохранителями, я пошла по делу, как организатор. Ведь считается, что в случае «косяка» всегда виноваты в фирме и руководитель, и бухгалтер. Когда дело шло, не верилось вообще в происходящее, все говорили, что вот, мол, по таким статьям не садят — дадут «условку». Некоторые говорили, что вообще будет штраф, и даже до суда дело не дойдёт. Но, как видите, дошло. На назначенный суд дети хотели пойти меня поддержать, я их успокоила — сказала, что скоро вернусь, буквально, одна нога здесь, другая там. Была абсолютно уверена, что ничего страшного не случится — даже платье с туфлями надела, дела запланировала на день. А тут как гром среди ясного неба — реальный срок и штраф. Шок был не только у меня, но и у всех друзей.

После этого писали с адвокатами апелляцию — приговор без изменений. Кассационная жалоба — приговор без изменений. Не помогли ни положительные характеристики, ни спортивные грамоты и кубки. Думала ли я тогда, что жизнь закончилась — нет. Было ли страшно — очень.

Дети — это святое

Больше всего волновалась за детей. Они у меня, конечно, взрослые, но как-то так у нас повелось, что и домашние дела, и материальная сторона вопроса были на мне. Да и вообще, какая мать оставит своих детей со спокойным сердцем? Сейчас они живут у моей сестры. Сын на время оставил учёбу, пошёл работать. Я не могу сказать, что всё «устаканилось» и не вызывает у меня беспокойства, но я надеюсь, что скоро их увижу. В настоящий момент я готовлюсь подавать документы на УДО, так что, возможно, через пару месяцев долгожданная встреча всё-таки произойдёт. Ещё очень сильно волновалась перед тем как непосредственно попасть сюда — сразу в голове эти образы из фильмов: ужасные интерьеры, забитые до отказа камеры, сокамерницы, которым лучше палец в рот не класть. Успокаивала себя, думаю, 15 лет в каратэ должны же что-то значить, если что — сумею за себя постоять. А когда привезли сюда, показалось, что попала в детский лагерь. Только режимный детский лагерь. Тут есть кружки самой разной направленности, как говорится, на вкус и цвет — хочешь шей, хочешь мастери что-то из бумаги. Были тут даже женщины, которые своими руками лепнину на стенах делали. Ну и, конечно, самодеятельность — петь, плясать, спектакли показывать. Некоторые девчонки тут и образование получают, кто среднее специальное, а кто и школу заканчивает. Это не считая дежурств, работ на приусадебном участке, нарядов по столовой. Есть, конечно, и те, кто реальным производством занимается, но их немного — не всем мест хватает. В общем, действительно, почти как детский лагерь. Вот только проблемы тут у людей далеко не детские.

От многих, кто оказался за решёткой, отказываются друзья, родные. Мне в этом плане повезло с окружением. Никто не отвернулся, никто не оборвал контактов. Все поддерживают — пишут, по возможности приезжают. Когда случилось так, как случилось, именно мои друзья скинулись, кто по сколько мог, и помогли мне заплатить штраф. А он, поверьте, был немаленький. Так что если кто-то думает, что все «экономические» ворочают миллионами, то он сильно ошибается. Я знаю, что меня ждут, и это придаёт сил. Сотрудники тоже пишут, ждут возвращения. По поводу трудоустройства не беспокоюсь — уже сейчас есть место, где меня, несмотря на судимость, готовы принять. Ведь плохим бухгалтером от того, что отбываю наказание в колонии, я не стала.

А для многих, кто здесь находится, будущее трудоустройство — это проблема. Судимость — это как клеймо на всю жизнь. Разве будет работодатель вникать в проблему, пытаться разобраться, почему у человека судьба сложилась так, а не иначе. Ему гораздо проще сразу забраковать такого кандидата. А между тем, ситуации действительно разные бывают. Так как я старшая дневальная в отряде, и, скажем так, по роду деятельности, общаюсь практически со всеми заключёнными, то могу судить об этом не понаслышке. В основном здесь сидят за убийство. Чаще всего под горячую руку попадаются мужья, сожители. Многие терпели издевательства на протяжении многих лет и под градусом «срывались», давая волю эмоциям. Что интересно, убийств на почве ревности у нас нет. А вот детоубийцы есть. Я не могу сказать, что к ним относятся тут плохо, может быть, немного отстранённо, в конце концов, большинство женщин здесь матери, но, тем не менее, все стараются не развязывать конфликтов. Я думаю, что этим женщинам и так тут тяжело находиться — когда дом далеко, а вокруг тебя колючая решётка, все чувства обостряются. А какое у женщины самое сильное чувство? Верно, любовь к детям. Это самая частая тема для разговора. А теперь представьте, каково женщине, которая собственноручно убила своего ребёнка, «вариться» во всём этом изо дня в день.

Бывают и ситуации действительно из серии «так получилось случайно». Скажем, пили, веселились все вместе, человек вышел позвонить по телефону, а в этот момент в соседней комнате произошло преступление.

И человек идёт как соучастник, хотя сам никого не убивал и даже не подозревал о замыслах убившего. Но раз не мимо проходил, а как бы участвовал во всеобщем веселье, значит, косвенно виновен. Одним словом, ситуации бывают разные, и трагедия тут у каждого своя. Всегда и во всём можно и нужно оставаться человеком, и судить о других не по статьям, а по поступкам.

Конечно, есть некоторые особенности в жизни чисто женского коллектива. Бывают, что и срывы нервные, и кто-то «не с той ноги» встал. Опять же нужно отнестись с пониманием, все мы люди, ну, с кем не бывает? Тем более, когда впереди маячит немаленький срок. Вообще я считаю, что женщина в тюрьме — это ужасно. Для большинства хватает месяца такой жизни, чтобы всё осознать. Может быть, в других колониях не так «мягко» и в плане отношения администрации, и в плане внутренних конфликтов, но тут палку никто не перегибает.

Я всегда старалась быть оптимистом, и тут мне это тоже помогло. Может быть то, что я попала сюда, уберегло меня от более страшной участи на свободе. Это, конечно, своеобразная внутренняя защита, но, с другой стороны, какая разница, если мне это помогает жить.

Анета Абрамченко. «Экстра» №40 от 4 октября

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить