НОВОСТИ
14 ДЕКАБРЯ
12 декабря

Пьющие мамаши и нечистая сила — в обзоре районных газет

Как говорил один мудрец, рай находится у ног ваших матерей. Печально, когда этот рай оказывается завален бутылками из-под выпитой водки, а на вас самих, маленьких, непричёсанных и неумытых, хозяйка рая плевать хотела.

Несколько таких недоматерей на этой неделе увидела журналистка газеты «Наше время». Она вместе с органами опеки и полицейскими съездила в некоторые семьи, в которых, мягко говоря, не всё в порядке. В одних мамочки приводят мужиков и бухают с ними по несколько дней, в других женщины считают, что если дети более или менее одеты и помыты, то можно пить со спокойной душой. Некоторые при этом только и живут, что за счёт детских пособий.

А матери ли они?

В августе в Забайкальском крае прошло оперативно-профилактическое мероприятие «Несовершеннолетние». В течение недели представители органов опеки и попечительства, районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, отдела полиции по месту жительства посетили несовершеннолетних, осуждённых за совершение преступлении к условной мере наказания. Не оставили без внимания семьи, имеющие статус «социально-неблагополучных», в которых воспитываются дети.

В ОПМ «Несовершеннолетние» приняла участие и автор этих строк. Вместе с ответственным секретарём комиссии по делам несовершеннолетних Э.П. Кареловой, инспектором по делам несовершеннолетних линейного отделения полиции на станции Чернышевск О.С. Еркович, начальником отдела опеки и попечительства С.И. Богдановой мы побывали в семьях, состоящих на учёте в органах системы профилактики.

Всего же за время проведения ОПМ «Несовершеннолетние» в Чернышевском районе визиты были нанесены 45 семьям, проведены беседы о недопущении повторения конфликтов с законом со 157 гражданами, не достигшими возраста 18 лет. Составлено шесть протоколов на родителей по статье 5.35 КоАП — «ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию, содержанию несовершеннолетних детей» и два протокола по статье 20.22 КоАП – «нахождение несовершеннолетнего в состоянии алкогольного опьянения»

В борьбе за демографию

Со Светланой 3. сотрудники опеки, полиции и комиссии по делам несовершеннолетних знакомы давно. В их поле зрения женщина попала, когда начала злоупотреблять спиртным, пренебрегая своей обязанностью заботиться о своих четверых детях. Кончилось тем, что многодетная мать была лишена родительских прав. Ребятишек поместили в детский дом. Мать так и не пожелала восстанавливаться в своих правах, продолжая вести асоциальный образ жизни.

Сегодня Светлана проживает вместе с сожителем, она родила ещё двоих деток. Соседи жалуются: женщина частенько прикладывается к бутылке, и, скорее всего, обе малышки, которые проживают сейчас с мамой, повторят судьбу своих старших сестёр и братьев, чьё детство прошло в государственном учреждении.

В момент нашего визита Светлана была трезвая. Дома было не прибрано, посудой, судя по виду, не мытой уже пару дней, был заставлен кухонный стол. Но продукты питания в доме имелись — хозяйка гордо продемонстрировала пакет картошки, мясо, рожки…

Визитёры провели с женщиной беседу, предостерегли: если будет злоупотреблять алкоголем, и этих крошек может лишиться. Она согласно кивала собеседникам, но, думаю, вряд ли разговор её напугал. Через лишение родительских прав она уже прошла и знает: если вдруг заскучает по детскому смеху, она всегда может… родить.

Мама-паразит

Веселье в квартире Алёны Т. не прекращалось третий день. Повод был веский — день рождения любимой мамы, которая пришла отметить торжество к своей единственной дочери. На праздник были приглашены дорогие гости — соседи. За тостами, пожеланиями здоровья и содержательными «будем!» не заметили, как промчались дни… О том, что праздник затянулся, свидетельствовала «батарея» пустых бутылок из-под водки, составленных в углу кухни. Во время визита комиссии все — и именинница, и её дочь, и уважаемые гости — едва держались на ногах. Но нас они приняли радушно, приглашая присесть за празднично накрытый сухариками, шпротами и «беленькой» стол.

В квартире находились не только взрослые. В соседней комнате у телевизора сидели мальчики и девочки десяти-двенадцати лет — дети хозяйки квартиры и её гостей.

Алёна — мать-одиночка, она воспитывает дочек 12 и 13 лет. Супруг её умер (Алёна так и не смогла вспомнить, когда же она овдовела — прим. автора). 35-летняя женщина не работает. Источник дохода семьи — детские пособия и пенсия, которую государство платит женщине на содержание детей по потере кормильца. Сумма выплат составляет 17 тысяч рублей. Как мы убедились, на «детские» неплохо живёт и взрослый член семьи. И не только кушает на них. Таких мам, ведущих паразитический образ жизни, к сожалению, в нашем районе немало.

В числе приглашённых на торжество были сожители Марина и Владимир. Их 12-летний сын был застигнут полицейскими за занятием токсикоманией — вместе с тремя товарищами в подвале многоквартирного дома он вдыхал пары бензина. С мальчиком приехавшие составили беседу, юного токсикомана поставили на учёт в РКДН, также на учёт в комиссию поставлены Алёна, Марина и Владимир. В отношении троих взрослых были составлены протоколы по статье 5.35 КоАП.

Заняться ребёнком недосуг

Восьмилетней К. поставили диагноз: умственная отсталость, но оформить ребёнку группу инвалидности маме девочки Ольге некогда. Чем же так занята безработная женщина, у которой дочка — единственный ребёнок?

Проживает Ольга с малышкой в квартире своей матери. Доход семьи — пенсия пожилой женщины и мизерные алименты, которые платит отец девочки.

По словам мамы Ольги, дочь её часто и надолго уходит из дома. Злоупотребляет алкоголем. На что пьёт? Летом и осенью собирает ягоду, продаёт её, зимой перебивается случайными колымами. В трудовой книжке 32-летней женщины три месяца трудового стажа.

— А почему Вы не работаете? — удивляемся мы.

— Нет денег пройти медкомиссию, — парировала Ольга.

Месяц назад сотрудники опеки убеждали женщину свозить ребёнка в Читу и установить ей группу инвалидности. Тогда бы она смогла получать на ребёнка пособие в размере 16 тысяч рублей, ей бы шёл трудовой стаж и заработная плата по уходу за дочкой в сумме 6 тысяч рублей. Но даже перспектива получать такие средства не сподвигла Ольгу отправиться в Читу.

— Ольга, мы можем привлечь Вас к ответственности за жестокое обращение с дочерью, — предостерегла С.И. Богданова.

— Но так я её и пальцем не трогаю!! Она и сыта, и одета! — возмутилась Ольга.

— Ей, как ребёнку-инвалиду, положено санаторно-курортное лечение, предметы реабилитации. А из-за Вашего попустительства, равнодушия она не получает всего комплекса положенных ей услуг. Задумайтесь!

Выпивала неделю назад

А вот в отношении 26-летней матери четверых детей Ксении Б. документы на лишение родительских прав органы опеки уже готовят. Женщина злоупотребляет спиртным, вместо того, чтобы заниматься воспитанием детей, самой старшей из которых семь лет, а младшей всего два месяца. За последние полгода органы опеки бывали в доме Ксении уже четыре раза, несколько раз детей приходилось на время помещать в реабилитационный центр, так как мама, несмотря на беременность, находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения. Большая семья живёт на детские пособия, зарплату сожителя.

В момент нашего визита женщина была трезва. Дети были дома, все четверо — чумазые, не опрятные. В комнатах царил хаос, но хозяйка оправдалась:

— Белить собралась.

Как она сама призналась, выпивала последний раз неделю назад.

— Ксения, если нам поступит ещё один сигнал, что вы выпиваете, у вас есть все шансы лишиться детей, — предостерегла её С.И Богданова. — Сколько можно этих «китайских» предупреждений? Если сами не справляетесь с тягой к алкоголю, может, стоит закодироваться?

Сегодня есть возможность пролечиться в наркологическом центре в г. Чите, курс лечения абсолютно бесплатный, а в зависимости от запущенности пациента он может составлять от трёх недель до шести месяцев, — рассказала Э.П. Карелова. — Ксения, если не можете сами отказаться от спиртного, возможно, Вам стоит пролечиться? У нас есть положительные примеры такого лечения. У Вас дети, подумайте о них.

Когда мы покидали неуютное жилище, его хозяйка вдруг решилась:

— Если надумаю лечиться, детей куда? — спросила она.

— На этот период их можно поместить в реабилитационный центр, они будут под присмотром, — ответила С.И. Богданова.

Ксения обещала, что подумает.

Есть ли перемены?

После этой поездки прошло несколько недель. Что изменилось, и изменилось ли в жизни «героев» этого материала?

Так, стало известно, что Светлана не была замечена в состоянии алкогольного опьянения. Алёна, её друзья Марина и Владимир, несмотря на полученные повестки явиться на заседание районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, решили, что делать это не обязательно. По словам соседей, обеих женщин и мужчину неоднократно видели подшофе. Сына Марины и Владимира уличили в курении и мелком воровстве. Ольга так и не свозила дочку в Читу для определения группы инвалидности ребёнка. Ксения же пока размышляет над необходимостью кодировки.

Тем не менее, каждому из тех, кто упоминается в этом материале, работники органов системы профилактики ещё нанесут визит. И уже не в рамках ОПМ «Несовершеннолетние».

Надежда Дёмина. «Наше время» №38 от 27 сентября

В Хилке решили ликвидировать коррекционную спецшколу-интернат из-за малочисленности воспитанников. После летних каникул детей перевели в спецшколы в Хохотуе, Могоче и других населённых пунктах. А вот само здание школы оказалось никому не нужным.

Поначалу корпус планировали переделать под поликлиническое отделение центральной районной больницы, но большой объём требуемого ремонта и несоответствие санитарным нормам это сделать не позволили. Потом хотели сделать в здании школу искусств, но снова возникли препятствия. А нынешнее руководство интерната чуть не плачет —

Пустырь или соцобъект

Первого сентября в коррекционной специальной школе-интернате города Хилок впервые за всю историю учебного заведения не начался учебный процесс. В учебных, жилых и хозяйственных корпусах остановилась жизнь. Будут ли постройки эксплуатироваться дальше или их сравняют с землей, покажет время.

Обратный отсчёт дней коррекционной школы начался в минувшем учебном году. Тогда было заявлено, что ввиду малочисленности контингента школа будет ликвидирована. На тот момент численность воспитанников составляла 32 ребёнка. Выпускниками учебного заведения являлись восемь человек. Сегодня они пополнили ряды одного из профессиональных учебных заведений краевого центра. Остальные после летних каникул были переведены в специальные коррекционные школы-интернаты села Хохотуй, села Малета, посёлка Чернышево и города Могоча.

Если судьбу воспитанников удалось решить путём перевода в краевые специализированные учреждения, судьба корпусов школы в буквальном смысле зависла в воздухе. Чтобы дети, большинство из которых постоянно проживали на территории коррекционной школы, были окружены уютом, функционировала столовая, банно-прачечный комплекс, спортивный зал, котельная, два гаража. В 90-годы на территории школы был построен жилой корпус. Самой древней постройкой, имеющейся в ведении коррекционки был административно-учебный корпус. Дата его возведения 1936 год. Среди новостроек коттеджи, в которых дети, подавляющая численность которых являлись социальными сиротами, учились жить семьёй, благодаря взрослым наставникам формировали семейные обязанности и хозяйственно-бытовые привычки.

После объявления о ликвидации школы-интерната краевая собственность оказалась никому не нужна.

— Только в летнее время в школе не единожды побывали представители здравоохранения, социальной защиты населения, власти, — рассказывает директор специальной коррекционной школы-интерната Елена Черникова, — однако их визиты, как правило, заканчивались нулевым результатом. — При обследовании корпусов, — продолжает женщина, — делегаты различных ведомств, не сговариваясь, твердили, что зданиям необходим ремонт, на проведение которого у них нет необходимых средств.

Среди вариантов, предполагаемой эксплуатации зданий школы, были и те, реализация которых способствовала бы решению ряда социальных проблем. К примеру, трехэтажный, кирпичный благоустроенный спальный корпус школы намеревались переоборудовать под поликлиническое отделение центральной районной больницы. После обследования помещения комиссией краевого министерства здравоохранения предложение было отвергнуто. Несоответствие санитарно-эпидемиологическим нормам, удалённость от центра, большой объём ремонтных работ стали аргументами отрицательного решения.

После на экскурсию в здание приходили специалисты министерства труда и социальной защиты населения. Когда жители села Линёво Озеро настоятельно попросили решить сельскую и районную власть проблему дошкольного воспитания, министерству труда и социальной защиты населения было предложено рассмотреть вопрос переселения воспитанников Линевоозёрского детского дома в корпуса коррекционной школы-интерната. Сославшись на большие финансовые вложения, которых повсеместно не хватает, министерство социальной защиты не удовлетворил этот вариант.

Затраты на эксплуатацию и содержание зданий, как нам объяснили в районной власти, очень высоки. При имеющихся миллионных долгах за потреблённые коммунальные услуги руководители района не решаются обременять бюджет района муниципалитета новым ярмом.

Для тех, кто ежедневно пропитывал стены коррекционной школы своей энергией, отрицательные решения ведомств отзываются болью в сердце. Стены, в которых дети взрослели, постигали житейские навыки и навыки общения, оказались никому не нужны.

Неравнодушный коллектив школы высказывал и свои предложения, относительно судьбы кирпичного здания. Педагоги и младший обсуживающий персонал советовали оборудовать здание под школу искусств или под малосемейное общежитие.

Увы и ах, и эти предложения были отвергнуты. Как ответили коллективу, школу искусств необходимо размещать в центре, чтобы дети разных микрорайонов могли беспрепятственно добраться до места обучения. Те, кто отстаивает судьбу здания, говорят, что при желании можно было бы договориться с предпринимателями, занимающимися пассажирскими перевозками, с согласия последних продлив маршрут движения автобусов и маршруток.

Для обустройства малосемейки, как ответили нам в администрации города, необходимы большие денежные вложения на переоборудования здания. При этом уточнили, сегодня городской бюджет не в состоянии содержать дополнительный социальный объект. И это при том, что сейчас в социальной очереди на улучшение жилищных условий стоит 50 горожан.

Надежда у администрации и коллектива школы-интерната, что судьба кирпичного здания всё-таки решится положительно, появилась после новости о предполагаемом открытии в районе отделения реабилитации, которое вполне могло бы разместиться в кирпичном корпусе.

Нормы СанПиНа и финансовые вложения вновь поставили решение вопроса в тупик. При этом руководство ЦРБ проявило интерес к прачечному комплексу. Ряд источников сообщает, что несколько учреждений, распложенных на территории города Хилок, намерены использовать коттеджи коррекционки в качестве ведомственного жилья.

Сообщалось также, что один молодой хилокчанин намеревался сделать местом активного отдыха спортивный зал школы-интерната. Просчитав затраты, связанные с содержанием здания, от идеи отказался.

— Неужели наш самый молодой корпус, — говорит Елена Викторовна, — постигнет судьба школы №1. — Так больно и горько осознавать, — продолжает директор школы, — что место, в котором ещё год назад кипела жизнь, будет разрушено.

Пока судьба школы в режиме ожидания, котельная образовательного учреждения прекратила свою работу. А значит, с наступлением крепких морозов отопительная система будет выведена из строя. Самое удивительное в этой истории то, что здание не интересно даже представителям бизнеса. Мы уже не говорим о том, что населённый пункт, имеющий статус города, не имеет ни одного торгового, молодёжного спортивного и детского центров.

Глядя на свои апартаменты, из которых уже вывезено имущество, Елена Викторовна не скрывает слёз. Рядом с территорией коррекционки находится два двухэтажных деревянных дома, а вернее два архитектурных скелета. Жильцы домов по программе переселение граждан из ветхого и аварийного жилья сегодня обживаются в благоустроенной многоэтажке. После массовых переездов дома были разграблены и разломаны, деньги на их снос будут предусмотрены бюджетом города следующего года. Сегодня на месте развалин и образовавшихся стихийных свалок играет детвора.

Не исключено, что подобное ждёт и невостребованные корпуса специальной коррекционной школы-интерната.

Наталья Воробьева. «Рабочая трибуна» №74 от 22 сентября.

Жители посёлка Кличка наконец-то встретят зиму в тёплых отапливаемых домах. Напомню об этом многострадальном посёлке кратко: ещё в конце прошлого года жители пожаловались депутату Госдумы Владимиру Позднякову на холод в квартирах из-за перебоев с поставкой угля в местную котельную. Тогда гендиректор ООО «Регион» Сергей Марьясов, который выполняет тендер по обеспечению посёлка углём, заявил депутату, что власти Приаргунского района объявили режим ЧС в связи с ситуацией в посёлке. В рамках мероприятий по ликвидации ЧС посёлку выделили 500 тонн угля. Глава посёлка Олег Кужнер 28 декабря сообщил о нормализации температуры в домах, но депутат райсовета и жители посёлка эту информацию опровергли. Тепло в домах стало только через два дня.

В этом году местную котельную отремонтировали, ещё одну реконструировали, вдобавок отремонтировали почти 2 километра теплотрассы.

В кличку пришло тепло

В Забайкалье начался отопительный сезон. Впервые за много лет вовремя тепло начало поступать и в дома жителей посёлка Кличка. Подключены к теплу и социальные объекты.

Жительница Клички Вера Мурзина с радостью демонстрирует горячие батареи в своей квартире, а также термометр, который показывает значение в двадцать пять градусов выше ноля. Женщина говорит, что такая жара у неё дома впервые за двадцать лет.

«Было шесть, девять, зачастую, тринадцать градусов. Вот так и жили. У меня в благоустроенной вроде бы квартире две печки. Теперь вот думаю их разбирать. Зачем они мне теперь? А тепло, конечно, радует, очень радует в этом году», — говорит Мурзина.

В течение многих лет жители Клички зимовали в условиях чрезвычайной ситуации. Теплосети здесь были полностью изношены, а у местной администрации денег не было даже на то, чтобы обеспечить котельные достаточным количеством угля. В то же время из бюджетов Забайкальского края и Приаргунского района на обогрев посёлка и поддержание его коммунальной инфраструктуры хоть в каком-то рабочем состоянии ежегодно тратилось до 20 миллионов рублей. Ситуация начала меняться год назад.

«По инициативе администрации Приаргунского района было принято решение заключить концессионное соглашение с ООО «Коммунальник» города Читы. То есть мы предложили правительству региона передать все объекты ЖКХ и всю коммунальную инфраструктуру в оперативное управление этой организации, у которой, кстати, уже большой опыт работы. Во всех населённых пунктах, где работает «Коммунальник», жилищно-коммунальное хозяйство приведено в порядок», — рассказывает начальник отдела производства и ЖКХ администрации Приаргунского района Николай Труфанов.

Ситуацию под свой контроль взяла и губернатор Забайкальского края Наталья Жданова. В итоге за год в Кличке была построена новая модульная котельная, ещё одна котельная реконструирована, а также заменено почти два километра магистральной теплотрассы.

«Мы когда сюда заехали, здесь был полный бардак. Сейчас поставили новые котлы, новое оборудование. Всё нормально, стараемся выполнить все работы в срок», — говорит электрогазосварщик ООО «Коммунальник» Павел Сумин.

На все работы из регионального бюджета затрачено свыше тридцати миллионов рублей. В обществе с ограниченной ответственностью «Коммунальник» признаются, что реконструкция теплосистемы ещё не закончена. В столь короткие сроки было просто невозможно полностью отремонтировать более двадцати километров трубопровода.

«Монтажные работы продолжаются дальше, то есть мы не останавливаемся на этом, будем и дальше продолжать ремонт. Уже сейчас идут работы по ремонту квартальных теплотрасс. Ремонтировать будем до морозов. Если будут случаться какие-то аварии, то, конечно, будем их устранять», — говорит начальник структурного подразделения ООО «Коммунальник» посёлка Кличка Екатерина Полякова.

Министр территориального развития Забайкальского края Виктор Паздников, который побывал в Приаргунском районе с рабочим визитом, высоко оценил качество проведённых работ по реконструкции теплосистемы посёлка Кличка. Он отметил, что это только первый их этап.

«Второй этап связан с решением вопроса с состоянием жилищного фонда, поскольку он находится также в неудовлетворительном состоянии: как и сами дома, так и инженерные системы внутри этих домов. Этим будем тоже заниматься», — сказал Виктор Паздников.

Кроме того, будет продолжено расселение аварийных домов. Все желающие могут переехать в посёлок Ясная Оловяннинского района или же в другую квартиру в посёлке Кличка.

Владимир Перминов. «Приаргунская заря» №75 от 29 сентября.

Заголовок «В плену бездорожья» подходит ко многим населённым пунктам Забайкальского края. Да чего уж там — почти всей России. На этой неделе с плохими дорогами разбирался журналист газеты «Северная правда», возмутившийся качеством дорог в селе Чара Каларского района.

В плену бездорожья

Стоит только въехать в Чару, как складывается впечатление, что в селе идут боевые действия. На грунтовом покрытии дорог на всех улицах села нет живого места: яма на яме, ямой погоняет…

Погодные условия — дожди и снег — поспособствовали ухудшению состояния дорог автомобилисты передвигаются со скоростью не больше пяти километров в час, разбивая подвеску на своей машине, автобусы также медленно передвигаются по селу, доставляя пассажиров с получасовым опозданием. Странно, как водители до сих пор не отказались совершать маршруты по убитым дорогам Чары, которые дорогами-то назвать сложно, больше напоминают стиральную доску.

Почему такая ситуация складывается из года в год, кто должен следить за состоянием дорог в селе и кто наведет порядок? Эти вопросы интересуют жителей Чары, которые звонят в редакцию и просят разобраться в ситуации.

В администрации района пояснили, что с подрядчиком — ООО «Меострой» — заключён муниципальный контракт на содержание автомобильных дорог и искусственных сооружений. Имея предписания от инспекции безопасности дорожного движения, главой района неоднократно на имя директора направлялись письма о побуждении к действиям в плане грейдеровки автомобильных дорог и улиц, установки дорожных заграждений и дорожных знаков и другое, что должен выполнять подрядчик в рамках заключённого с ним контракта. Однако все требования остаются до сих пор невыполненными.

Чара и на самом деле выглядит как после бомбёжки. Куда ни глянь — везде разруха. Страшно смотреть и осознавать, что творится с районным центром. Заброшенные дома, и здания, покосившиеся заборы, мусор в канавах на центральной улице и не только… Автобусную бетонную остановку по улице Советской, которую решено было снести ещё год назад, начавшую разрушаться, сломали, но до сих пор не вывезли. Рядом построили новую. Знак, обозначающий автобусную остановку, информирует пассажиров, лёжа на земле.

Куда катимся? Во что превращается районный центр?

Люди поддерживают вид своих домов, облагораживая дворы и придворовые территории, но этого недостаточно. Многие вопросы благоустройства села должны решать не они, а те, кому доверили это на местных выборах.

Ещё одна тема, связанная с бездорожьем, касается дорог регионального значения. О том, как с каждым днём большегрузные машины, перевозя уголь с Апсата по трассе, соединяющей Чару и Новую Чару, уничтожают дорожное полотно, и каким образом происходит ремонт трассы; о том, в каком состоянии находится дорога на Икабью; и что до сих пор жители Кюсть-Кемды дышат дорожной пылью, возникающую все от тех же большегрузов, мы расскажем в следующем номере газеты.

О. Дузь. «Северная правда» №39 от 27 сентября

И напоследок история для любителей хороших ужастиков. Здесь, к сожалению, нет прекрасного клоуна Пеннивайза из недавно отгремевшего фильма «Оно», но, поверьте мне, жеребёнок может нагнать ужасу и больше.

Нечистая сила

В детстве, лет этак в 12-14 я была полнейшим атеистом и материалистом. Даже после такого ужастика, как «Вий», в темноте влетала в ограду как пуля. И если какая-то нечисть и таилась в тёмных уголках двора, ей бы попросту не поздоровилось. Я неслась в дом с такой скоростью, что, скорее всего, просто бы её затоптала.

Правда, страшновато было идти после фильмов про фашистов и пытки. Расстрелянные и повешенные гестаповцами вдруг вставали перед глазами в самых тёмных уголках двора, и я двигалась дальше, стараясь производить побольше шума, даже просто «лялякая» какое-то музыкальное непотребство.

Однажды вечером я, по своему обыкновению, после окончания сеанса ходко рванула домой. По обыкновению — потому что домой мне было предписано приходить раньше папы-киномеханика. Фильм был из разряда нестрашных и беды ничего не предвещало.

Беда, собственно, ждала сразу же — лужи после прошедшего во время фильма дождя. Прыгнешь с одного сухого островка на вроде бы, сухой, по цвету, кусочек, — оказываешься в луже. Прыгая словно шахматный конь, я двигалась по дороге к переулку. И тут вдруг услышала сзади торопливые шаги! Странно было то, что догонявший молчал. Подружки, да и соседские пацаны окликнули бы: «Ленк!». А тут какой-то зловещий молчок.

Я ускорила шаги. Шаги сзади тоже ускорились. Я прибавила ещё — и там не отставали. Мало того, разрыв между нами стал сокращаться. Меня охватил панический ужас, и я рванула! Мне было уже плевать, лужа впереди или дорога. Шаги не отдалялись, наоборот! Но страшило даже не то, что расстояние становится короче, пугало это упрямое молчание! В голове мелькнули страшилки про командированных в деревню строителей из южной республики. На строящемся объекте они торчали с ранней весны — «грачи прилетели». С обрывками таких мыслей я влетела с прямой дороги от клуба в спасительный проулок. К моему ужасу, забег я проиграла. Догоняющий мужчина (я уже не сомневалась, что это был мужик), меня настиг и уже дышал в ухо! Сердце колотилось так, что я слышала его в своих собственных ушах. Не оглядываясь, отчаянно махнула рукой назад, чтоб хоть чуть ещё оттолкнуть его от себя. И тут обнаружила самое дикое: он дышал мне в ухо, то есть его голова была рядом с моей. А под рукой, куда я махнула, и где должны быть шея и торс, было пусто. И тут я поняла, как сердце проваливается в пятки!

Господи! Мне поплохело до пота между лопатками! Я уже не могла бежать, и, остановившись, безнадёжно махнула рукой назад. И снова дыхание его было возле уха. А шеи не было. Мало того, этот урод слюнявыми губами дотронулся до мочки уха! Обезумев от ужаса, я развернулась рывком назад и на фоне более светлого неба вдруг увидела изящную голову… жеребёнка. Уффффффффффф…

— Сиротка! Чтоб тебя волки съели! — обессиленно, на дрожащих ногах я прислонилась к заплоту.

У Сиротки потерялась мамка, и новорожденный жеребёнок стал просто игрушкой для деревни. Его подкармливали все, кому не лень, особенно ребятня. А жевание ушей было её любимой забавой.

Я обняла Сиротку за шею и заревела — от пережитого страха, от осознания, что всё хорошо, и от того, что я такая непутная трусиха!

Успокоившаяся от бега Сиротка, прижавшись ко мне тёплой атласной шеей, виновато дышала в ухо, а потом уже спокойно потопала со мной в улицу. Выйдя из переулка под яркий круг фонаря, мы, совсем уже спокойные, шли с ней по ночной деревенской улочке. В кармане плащика у меня было пусто, Сиротка обшмонала их раза на три. И теперь просто поцокивала рядом, доверчиво подставляя то шею, то голову для моих ладошек. Я гладила её и тихонько ворчала: «Дурочка ты! Бегаешь по ночам, а если кто колом поперёк спины огреет за твои пужанки? Сиротка нервно, с хлопком, подёргивала ушами. Видимо, перспектива дрына ей тоже казалась страшной. На фоне неба уши смешно трепетали тёмными треугольниками с длинными лохматушками изнутри. У дома погладила Сиротку ещё раз и нырнула в тепляк. В темноте нашарила в шкафу буханку хлеба, отломила щедрый ломоть и посыпала сахаром из нащупанной по очертаниям на полке сахарницы. Выходя, не удержалась и куснула кисловатый кусочек пшеничного хлеба. То ли со страху, то ли просто к ночи уж есть захотелось, но хлеб показался таким вкусным! Вернулась, отломила и себе кусок, смелее макнула его в сахарницу и выскочила к Сиротке. Та, терпеливо переступая длинными ножками, доверчиво ждала у ворот. Присела на скамейку, подала один кусок ей и захрустела сахаром сама, наворачивая второй ломоть.

Смолотив кусок, посмотрела на Сиротку. — Погоди! Там же есть…, — не договорив, я снова метнулась в тепляк, отломила нам обеим ещё по куску хлеба. И скорее по запаху определив, где стоит ведро с малосольными огурцами, занырнула рукой под большую тарелку, которой были придавлены вчерашние огурцы. Вытащив из ведра остро пахнущие черёмушным листом и укропом два огурца и прихватив хлеб, снова метнулась за ворота. Есть после «погони» хотелось неимоверно, аж руки тряслись.

Немногословная подружка прядала ушами, ловя звуки моих шагов и не видя ещё, уже потянулась своим плюшевым носом к хлебу. Мы уплетали с Сироткой по второму куску хлеба, захрустывая его огурцом, поглядывая на небо. Больше всего на свете мне не хотелось бросать её тут одну.

— Жалко, ты не разговариваешь и что к нам тебя нельзя…, — обняла я её ещё раз за такую тёплую, льнущую к руке ласковую шею. Она была горячая, со дня ещё нагретая солнышком, упругая и доверчивая. Ластилась ко мне, прижимаясь в темноте и понимая, видно, что я сейчас от неё убегу.

Елена Чубенко. «Улётовские вести» №75 от 3 октября.

3 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что Вы переживаете за детей пьющих родителей, их заберут на полный государственный пансион, будут одевать и обувать, организовывать им досуг, а после 18 лет дадут льготы и квартиры, и все за счет налогов трудящихся, детям которых никто ничего не даст. А через время все повторится с начала.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и типа, мы все, т.е. общество, виновато, что они в такой ситуации. Да, детей мне жалко. Ноя не виновата перед ними, я не разваливала экономику, не раскачивала политическую лодку, и сейчас я не банкрочу оставшиеся заводы-фабрики. И сейчас на мои деньги налогоплательщика, из которых выплачиваются всякие пособия и пенсии, эти горе-родители пьют, жрут и живут припеваючи, вот даже и партнёры -собутыльники у каждого есть.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Сейчас пропьюся, вспомнят о своих правах. Начнут требовать квартиру в новостройках города!

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить