23 мая

Чуть не оглохший от работы в Забайкалье Мосякин – в обзоре краевых СМИ

Фото: obozrenie-chita.ru

Работа в оперативной службе – это состояние души, говорит Геннадий Мосякин, который возглавлял МВД России по городу Чите с апреля 2013 года и в октябре этого перевёлся в Башкирию. Туда же четыре месяца назад, кстати, перевели экс-руководителя УМВД по Забайкальскому краю раю Романа Деева, который стал там министром внутренних дел.

Оказывается, Геннадий Мосякин, уезжающий вслед за Романом Деевым – давняя история.

«Когда я руководил районным отделом в Тамбовской области, у меня произошёл конфликт с начальником регионального УВД. Я не буду посвящать в обстоятельства, но так получилось, что он потерял должность раньше, чем я. У меня же был запущен механизм выхода на пенсию, остановить его было нельзя. Пенсионером пробыл два года, даже устроился в службу безопасности организации, но в милицию тянуло. Когда я узнал, что Романа Викторовича Деева назначили в Забайкалье, позвонил ему и сам попросился на работу», — рассказал Геннадий Мосякин Егору Захарову.

Так и познакомился с Забайкальем. Сначала работал в Краснокаменске, потом перевели в Читу. Нагрузка была такая, что вначале чуть не оглох.

Экс-начальник полиции Читы: На мента не обижаюсь

Полковник полиции Геннадий Мосякин, руководивший УМВД Читы с 2013 года, покинул свой пост вслед за руководителем краевого управления. О том, чем ему запомнится Забайкалье, каких преступников жалеет и о мотивах коррупции он рассказал «Вечорке» — газете, которую читал ради критики.

— Почему у вас вообще появилось желание работать в милиции при наличии диплома связиста?

— Когда я окончил железнодорожный техникум, получил распределение в Свердловское МВД на должность связиста. Но я ушёл в армию — служить в погранвойсках в Казахстане. Как-то нас привлекли к задержанию особо опасного преступника, и у меня появилось желание работать в милиции. Комсомольскую путёвку в органы я получил уже с завода, куда устроился после дембеля. В июне 1988 года меня приняли на должность водителя в конвойной роте. Через три месяца я попросился участковым в село, хотя я городской, никогда не жил в деревне. Мне достался населённый пункт в Тамбовской области, где раньше была тюрьма строгого режима. Почти весь «контингент» там и оставался.

— Вы были и участковым, и опером, и начальником криминальной милиции. На каком месте больше нравилось работать?

— В оперативной службе. Это и не работа, а состояние души, так сказать. Участковый — это скандалы, много мелочи.

— В биографии говорится, что в Забайкалье вы приехали работать, выйдя из пенсии?

— Когда я руководил районным отделом в Тамбовской области, у меня произошёл конфликт с начальником регионального УВД. Я не буду посвящать в обстоятельства, но так получилось, что он потерял должность раньше, чем я. У меня же был запущен механизм выхода на пенсию, остановить его было нельзя. Пенсионером пробыл два года, даже устроился в службу безопасности организации, но в милицию тянуло. Когда я узнал, что Романа Викторовича Деева назначили в Забайкалье, позвонил ему и сам попросился на работу.

— Интересно было менять Тамбовскую область на Забайкалье?

— Страшновато было. Я не знал, что такое Забайкалье, вообще не представлял, что это. В 45 лет менять место жительства волнительно.

— Какие отличия между регионами бросились в глаза?

— Масштабы — это раз. В Тамбовской области между населёнными пунктами максимальное расстояние 200 километров, а в Забайкалье бывает нужно ехать и 500, и 900. Здесь иначе выстроена работа, и я сначала не понимал, что тут делаю. Поэтому Деев правильно сделал. Поставив меня сначала руководить в Краснокаменск. Там я посмотрел на регион, познакомился с менталитетом, а потом уже смог поехать в Читу. Но и в УВД города была такая нагрузка, что я сначала оглох, как говорится. Потом вник, с помощью личного состава достиг определённых успехов.

Природа и климат — это два. Здешнюю красоту словами не описать. Отличаются регионы людьми, конечно. В Забайкалье больше добрых и доверчивых, а в Тамбове народ более закрыт и осторожен. Доверие людей в Забайкалье открывает практически любые двери. Я не лукавлю — забайкальцы мне очень понравились, и я покидаю край с большим сожалением.

— Отличия влияют на криминогенную обстановку?

— В Забайкалье, если преступник скрылся, то искать его сложно из-за расстояний. Уехал он, например, в Могочу, то догонять его долго приходится.

— Читали ли книги местных криминальных авторитетов? Есть ли в них что-то полезное?

— Прочитал «Большую медведицу» Иконникова в интернете дня за три. «Зеркало» Ведерникова проглотил за полдня. В книгах интересно, как тут создавался и развивался криминалитет, как это могло произойти — и с точки зрения полицейского, и как обычному читателю. У обоих авторов я увидел раскаяние, вероятно, они не встали бы на этот путь снова. Их по-человечески жалко. Жалко их потерянные души.

Какие-то уголовные дела, происшествия, операции, преступники из забайкальской практики вам особенно запомнились?

— Каждое преступление отличается друг от друга, сложно что-то навскидку выделить. Много было всего. Можно вспомнить, как освобождал заложницу, но не хочу хвалиться. Всегда очень больно, когда страдают дети. Я шокирован был, когда мальчика разорвали собаки.

Заложницей 9-летняя девочка стала в Чите летом 2016-го, когда её вооружённый отец заперся с ней в квартире. После переговоров с Мосякиным он сдался. Весной 2015-го стая собак загрызла 9-летнего мальчика на окраине Читы.

— Довольно громкие мероприятия в ночных клубах и кафе дают какие-то результаты?

— Можно вспомнить, как несколько лет назад почти во всех СМИ писали про преступления — Mix, Mix, Mix (бар в здании кинотеатра «Центавр», косвенно принадлежащий депутату Щебенькову — «Вечорка».). Сейчас такие новости стали появляться реже. В заведениях увеличилось количество камер наблюдения, улучшилась работа охраны. Они практически не отвлекают полицию кражами телефонов, например. Это помогало в розыске преступников, ведь они не знали, куда полиция придёт. Стало меньше несовершеннолетних посетителей, а раньше мы их оттуда десятками выводили. Руководители этих заведений правильно все поняли, хотя сначала думали, что у них бизнес хотят отобрать. Сейчас такие мероприятия уже редкость.

— Я не нашёл, делали ли вы публичные заявления в СМИ на тему АУЕ. Можете ли сейчас сказать — есть ли это единство среди молодёжи Читы? Является ли оно проблемой?

— Я думаю об этом иначе, чем СМИ, чем «Вечорка». Дело в том, что движением это назвать нельзя. Есть отдельные личности, некоторые даже не понимают, что они выкрикивают или на стенах пишут. В 90-е это было более развито, а сейчас для молодёжи в основном важно образование, должность, зарплата, а не тюрьма. Нет и не было такой проблемы у нас в городе. Я могу врать, чтобы выгородить себя, но статистика не врёт. По Чите и краю преступность среди несовершеннолетних падает. Есть отдельные моменты, когда подростки собирают «на общак», но это не движение. Может быть, СМИ правильно начали про это трубить, чтобы предотвратить проблему.

— Чем Вы можете объяснить коррумпированность ваших некоторых коллег, совершающих преступления, рискуя и должностью, и зарплатой, и пенсией?

— Думаю, где-то причина кроется в профессиональном выгорании. Может, и желание заработать возникает, потому что зарплата не такая уж и большая. Я не могу объяснить, что толкает коллег на преступления, как у них возникают мысли. Сейчас ведомство одно из самых открытых, другие почти не показывают [совершённые сотрудниками преступления], а полиция сама об этом сообщает. Почти 95% преступлений [совершённых полицейскими] выявляются системой МВД. Это значит, что система гибкая и может самоочищаться. В полиции почти миллион сотрудников, и любое преступление попадает в прессу, всячески там обыгрывается. В СССР про них не знали даже сами милиционеры. Но я хочу заметить, что абсолютное большинство полицейских — это добросовестные люди, которые не просто работают, а пашут сутками.

— Обижаетесь на слово «мент»?

— Никогда не обижался. Сам иногда использую, вкладывая в него только положительное значение. На «легавого» и «мусора» просто внимания не обращаю.

Какие-то итоги своей работы можете подвести?

— Я приобрёл огромный опыт руководства большим коллективом. Многому научился у своих подчинённых, оперативников краевого УМВД, от Андрея Москвитина (начальник управления уголовного розыска УМВД Забайкалья — «Вечорка»), сотрудников МОБОП, перенял методику их работы, отношение к жизни даже. Здесь порой происходили такие преступления, которых в Тамбове никогда не было.

— Будете ли вы ещё работать или собираетесь на отдых?

— Хочется ещё послужить. Секрета нет — в том числе и потому, что висит большой кредит, который надо погасить. Мне сейчас 51 год, могу работать до 55-ти, если здоровье позволит. В Башкирии, какую бы должность ни предложили, буду работать и стараться. Это новый этап, но, повторюсь, Забайкалье покидаю с сожалением. Здесь работает жена и учится внук. Они через какое-то время поедут ко мне, конечно.

— Традиционный вопрос — что пожелаете читателям «Вечорки»?

— Здоровья, прежде всего. Пожелаю не быть слишком доверчивыми и не потакать мошенникам. Последнее время много преступлений, связанных с тем, что люди верят в какие-то доплаты. «Вечорке» пожелаю процветания и объективности. Все почти руководители её читают. Я выписывал официально, у нас есть подшивка, точно знаю, что читал предыдущий руководитель УМВД. Газета интересная. Если чего-то не доглядел, не сделал, то можно прочитать «Вечорку», в том числе и критику.

Егор Захаров. «Вечорка» №42 от 18 октября

Оставаться и работать в Забайкальском крае намерена губернатор Наталья Жданова. В интервью «Забайкальскому рабочему» она рассказала, что своим девизом выбрала напутствие Владимира Путина «Работать честно и с полной отдачей».

Чтобы люди оставались в Забайкалье, считает она, руководителям нужно подбирать для них нужные слова и искать подходы. Одним из таких «якорей», по всей видимости, должен стать губернаторский проект «Забайкалье – территория будущего!», который, по признанию Натальи Ждановой, похож на проект «Народный бюджет». Суть его заключает в том, чтобы люди в районах придумали проекты улучшения их жизни, отправили эти проекты краевому правительству, а то выбрало лучшие и профинансировало их реализацию. До 15 ноября план мероприятий этого проекта должен быть готов.

Дотянуться рукой до власти

Наталья Жданова о взаимоотношениях с муниципалитетами и новом губернаторском проекте

В своём ежегодном послании Федеральному собранию Президент России Владимир Путин подчеркнул, что необходимо развивать систему власти на местах. «Местная власть должна быть устроена так, чтобы любой гражданин, образно говоря, мог дотянуться до неё рукой, — подчеркнул глава государства. — Мы должны поддержать растущее стремление граждан участвовать в жизни страны. Поддержать активность муниципалитетов в решении повседневных вопросов».

Эти темы были в центре внимания во время очередной встречи губернатора Забайкальского края Натальи Ждановой с главами муниципальных районов. Поскольку эти темы касаются не только районных руководителей, но и всего населения Забайкальского края, мы попросили Наталью Николаевну рассказать о них нашим читателям.

Девиз — слова президента

— Как известно, 10 сентября, в единый день голосования, в восьми районах края прошли выборы. За исключением Забайкальского района, где главой остался Андрей Эпов, новые люди пришли на руководящие посты в семи районах: Краснокаменском, Дульдургинском, Красночикойском, Кыринском, Тунгиро-Олёкминском, Шелопугинском и Шилкинском. Как Вы напутствовали новых во власти людей?

— Они одержали непростую победу в честной конкурентной борьбе. Отдав им свои голоса, земляки выдали им самый настоящий кредит доверия. И теперь задача новых глав районов оправдать этот кредит. Важно, чтобы мы вместе осознавали свой долг перед населением Забайкалья и стали по-настоящему соратниками, стоящими плечом к плечу. В решении насущных и непростых проблем находились в конструктивном диалоге, вместе искали решения.

Поздравляя новых товарищей с избранием на ответственный пост, я просила не воспринимать своё напутствие в качестве «указиловки». Они самостоятельны в принятии решений, в той стратегии развития своих муниципалитетов, которую взялись реализовывать. Я обратилась к ним как к коллегам. Просто у каждого из нас свой фронт деятельности. Пожелав им энергичной, неформальной работы, я рассказала и о некоторых проблемах нашего края. Понятно, что проблем очень много. Их мы ещё не раз будем подробно обсуждать. Но на нашей встрече я заострила внимание на некоторых ключевых.

Первая связана с необходимостью активизировать работу ассоциации «Совет муниципальных образований Забайкальского края». Это как раз та переговорная площадка, на которой можно конструктивно выстраивать диалог. По-моему, это прекрасный инструмент для консолидации усилий муниципалитетов в решении общих проблем, отстаивании интересов, выработки единой позиции по различным вопросам. Но пока в основном каждый район и город выступает самостоятельно, в одном лице. Сейчас мы со стороны краевой власти делаем всё, чтобы возродить эту ассоциацию из небытия.

Вторая группа проблем связана с бюджетом. С необходимостью добиваться бюджетного баланса. Только при грамотно сбалансированном бюджете мы сможем решать стоящие задачи. Степень сложности бюджетной проблемы в каждом районе различная. Но сама проблема актуальна для всех. Нужно искать новые источники привлечения инвестиций, повышать эффективность расходования имеющихся средств, сокращать издержки. Вот основное, над чем придётся работать руководителям районов. И ранее избранным, и новым. Будет бюджетный баланс — будут и качественные дороги, и уголь для котельных, и новые садики.

На встрече я говорила о том, что наша задача — создать условия для начала стабильного функционирования всего хозяйства Забайкальского края и продолжения его развития. При всей трудности и неоднозначности нынешней ситуации мы держим курс на развитие. Это возможно. Для этого есть все предпосылки. Самое главное — наши люди, их знания и профессионализм. И с этим связана кадровая проблема. О ней я тоже говорила главам районов. Напомнила о двух основных составляющих нашей работы: брать на себя ответственность в решении насущных проблем и добиваться результатов. Никому не нужен процесс ради процесса. Я напомнила коллегам совет, который при моём вступлении в должность дал наш президент Владимир Владимирович Путин: «Работать честно и с полной отдачей», ёмко, конкретно, чётко и очень содержательно. Эти слова я избрала своим девизом и следую ему.

В шаговой доступности

— Муниципальный уровень, пожалуй, самый сложный уровень управления. Это связано с непосредственной близостью к проблемам населения. Как Вы оцениваете его на современном этапе?

— Все помнят, что Президент России ставил задачу формирования системы муниципального управления, чтобы до местной власти можно было дотянуться рукой. Совершенно верный посыл, и в больших населённых пунктах, городах такая проблема действительно существует. Но на уровне посёлков эта система уже есть. Она находится в шаговой доступности от любого жителя. И это как раз тот уровень, когда непосредственно от местной власти во многом зависит: будет поселение развиваться или хиреть.

В то же время у отдельных руководителей за эти годы сложился несколько иждивенческий тип мышления. Успехи в работе ставятся ими в прямую зависимость от объёма выделенных из бюджета средств. А сокращение поддержки не ведёт к росту активности и инициативы. Это в корне неправильная позиция. Время в лице нашего народа и нашего Президента требует других подходов, иного качества управления. Поэтому главное: будьте предельно активными, инициативными. «Только смелым покоряются моря!». У вас есть ресурсы: это ваша вера в успех, ваши земляки, которые хотят достойно жить и работать, лечиться и учить своих детей.

Многие никуда не планируют переезжать. Это тот нереализованный во многих местах потенциал, который следует использовать, найти подходы к людям, нужные слова. Многие годы основной функцией Забайкальского края была защита государственной границы, с чем наш регион отлично справлялся. Но крупных производств здесь не создавалось, а рентабельность существующих была второстепенным фактором. Сегодня все иначе — военный округ выведен, а рыночная экономика предъявляет совершенно иные требования к эффективности производств. Край буквально за несколько лет оказался в иных условиях.

Наша общая задача сегодня архиважная и историческая — за ближайшие несколько лет если уж не сформировать новую экономическую специализацию Забайкалья, то создать для этого соответствующие условия, заделы.

«Забайкалье — Территория будущего!»

— Судя по вашим словам, Наталья Николаевна, у нас есть все основания верить, что мы справимся с этой задачей. Замечательные люди, природные ресурсы, необъятный азиатский рынок сбыта и инвестиций…

— А главное — это наше желание жить в Забайкалье, преображать его. Этим мы сейчас занимаемся на краевом уровне. В прошлом году я обратилась к Президенту России именно с такой идей: через комплекс реализуемых совместно с федеральными органами мероприятий раскрыть потенциал региона, прежде всего связанный с его приграничным положением. Президент поддержал, и результатом стало его поручение Правительству России разработать соответствующий документ. Признаюсь, не все нам удалось в него завести, что хотелось бы. Но это, безусловно, начало нового пути развития нашего края. В ближайшее время данный комплексный план мероприятий будет утверждён и опубликован.

Вы можете привести пример такого успеха?

— Как вы знаете, в прошлом и нынешнем году у нас проходил фестиваль «Я — забайкалец, мы — Забайкалье!». В рамках фестиваля его участники не только «пели-плясали», но и решали насущные социальные задачи. Например, провели публичную презентацию «Наша школа — наш успех!». Мы — я имею в виду органы власти — хотели организовать широкую презентацию и общественно-профессиональную экспертизу лучших образовательных практик Забайкальского края, ознакомить общественность с динамикой развития, проблемами и перспективами нашей системы образования. Мы стремились реально помочь лучшим школам и учителям. И задачу выполнили. Недавно были подведены итоги конкурса, в котором приняли участие 333 школы из всех районов. Эксперты отобрали из них 60. Лучшие школы и учителя получили неплохую для наших условий финансовую поддержку. А сейчас я могу сказать о новой инициативе в рамках фестиваля «Я — забайкалец, мы — Забайкалье!». Она позволит задействовать творческий потенциал и активность не только педагогов, но всех неравнодушных забайкальцев. В 2018 году будет реализован губернаторский проект под названием «Забайкалье — территория будущего!».

— Расскажите, пожалуйста, о нём подробнее.

— В общих чертах он напоминает проект «Народный бюджет», который, если помните, был осуществлён в 2011 году. Тогда прошло общественное обсуждение отраслевых бюджетов Забайкальского края, конкурсы социально значимых проектов муниципалитетов, народные сходы по обсуждению местных бюджетов. В итоге были выявлены узкие места и выделены, насколько было возможно, бюджетные средства для их устранения. Главное, что в этом активно участвовали сами граждане.

Подобные задачи — поднять социальную активность наших земляков, направить её на решение актуальных задач своих территорий, помочь в финансовом обеспечении всего этого — мы ставим и сейчас, в проекте «Забайкалье — территория будущего!».

Один гражданин, или небольшая группа инициативных граждан, или жители целого поселения, или всего района при поддержке муниципальных властей разрабатывают и предлагают к реализации конкретные инициативы, проекты. Их содержание может быть различным. Но нам бы хотелось, чтобы они были направлены на развитие муниципальной сферы культуры, физкультуры и спорта, благоустройство территорий.

Проекты должны быть общественно значимыми, отвечать интересам наибольшего количества жителей данного муниципалитета, финансово просчитанными и прозрачными в плане расходования средств. Источники финансирования будут внебюджетные. Но, заверяю, это достаточно серьёзные деньги. Предварительно на каждый район планируется выделить до семи миллионов рублей. Таким образом, это может быть, к примеру, десять проектов по 700 тысяч рублей или два по 3,5 миллиона рублей.

Сначала при активном участии населения формируется некий перечень проектов в рамках района, проводится их обсуждение и отбор. Затем они будут рассмотрены нами и в случае одобрения профинансированы. Чтобы не было никакой возможности монополизировать этот механизм, будет разработан предельно прозрачный и понятный всем порядок.

Очень важно, чтобы местные власти с самого начала так организовали работу по реализации анонсированного мною проекта, чтобы и своевременно получить финансирование, и успешно справиться с задуманным. А для этого необходимо оператив¬но и широко проинформировать население о проекте «Забайкалье — территория будущего»; организовать подготовку, сбор, анализ и общественное обсуждение конкретных проектов; решить все вопросы по финансированию и подбору исполнителей; проконтролировать исполнение; а в финале поощрить отличившихся и, наверное, организовать маленький праздник для местных жителей по поводу успешного осуществления проекта.

Это моя инициатива, поэтому проект губернаторский. Он будет реализован под моим личным контролем. Я поручила моему заместителю Дмитрию Валерьевичу Кочергину совместно с муниципалитетами до 15 ноября разработать положение и план мероприятий, чтобы запустить проект практически, не на словах.

Пётр Зубков. «Забайкальский Рабочий» №199 от 18 октября

Впрочем в публикациях руководителей края на минувшей неделе поминали чаще в связке с налогами и тарифами. Не меньшей популярностью пользовались администрация и гордума Читы, сначала поднявшие налог на имущество для предпринимателей до 2%, а после прокатившегося по бизнес-сфере возмущения временно снизившие его до 0,5%.

Пресс-секретарь читинской городской думы Лариса Семенкова рассказывает, как обсуждался вопрос до 19 октября, когда депутаты под нажимом предпринимателей снизили процент.

Алексей Мусорин: «Мы с вами плывём в одной лодке»

На совместном заседании двух комитетов Думы городского округа «Город Чита» депутаты обсудили ситуацию с налогом на имущество

Как известно, эта тема получила широкий резонанс, в некоторых СМИ происходит нагнетание ситуации вокруг городских властей, что они виновники сложившейся ситуации, не хотят услышать о проблемах бизнес-сообщества. «Так ли это?», «с чего начать?», «что делать?» — классические вопросы обсудили депутаты, представители администрации Читы и другие, как говорят в таких случаях, заинтересованные лица на расширенном заседании комитета по бюджетной, налоговой политике и экономическому развитию и комитета по муниципальной собственности, землепользованию и предпринимательству Думы городского округа «Город Чита» 12 октября.

Возвращаясь к 2014 году

В прежние годы налог на имущество рассчитывался исходя из инвентаризационной стоимости, которая, как было отмечено на заседании, была относительно небольшой. Но после того, как 10 октября 2014 года был принят Федеральный закон № 284, предоставляющий право субъектам Федерации определять налоговую базу как инвентаризационную или кадастровую стоимость, депутаты Законодательного собрания Забайкальского края, в свою очередь, 18 ноября 2014 года принимают Закон Забайкальского края № 1081, выбрав второе: принято решение на территории Забайкальского края уплачивать налог, на имущество исходя из кадастровой стоимости. Соответствующее решение вынуждены были принять и депутаты Думы Читы:

— Напомню, что существующие ставки были установлены решением Думы городского округа от 27 ноября 2014 года. Была определена максимальная ставка, установленная Налоговым кодексом — 2 %, — сказал председатель комитета по финансам администрации городского округа Андрей Кефер. — Нам представляется, что эта ставка была принята обоснованно. Были предположения, что кадастровая стоимость должна быть чуть больше, чем инвентаризационная.

Но кадастровая стоимость увеличилась в несколько раз. Предпринимателей, сетующих на то, что работать в таких условиях стало очень сложно, понять можно.

В поисках выхода

Как отметил Андрей Кефер, в результате нескольких совещаний на уровне правительства Забайкальского края, первого заместителя председателя Александра Сергеевича Кулакова выработано совместное решение.

— Думаю, оно оправдает ожидания бизнес — сообщества, — сказал Андрей Иосифич. – И поэтому предлагаем снизить налоговую нагрузку по 2016 году в два раза, установив ставку в сумме 1%. Далее, с установлением переходного периода, определить ставку в 1,5% на 2017 год, а на 2018 год — на уровне 2%. Ставку в 2% предлагаем применить в отношении имущества, стоимость которого 150 и более миллионов рублей, тем самым в перспективе уравняв позиции по юридическим и физическим лицам. Данная позиция согласована на уровне края, и хотя эта позиция проблематична для Читы, ведь 130-140 миллионов рублей будет недополучено, тем не менее считаем, что это решение максимально будет соответствовать ожиданиям бизнеса. Но муниципальный бюджет может потерять значительно больше, если взять во внимание снижение ставки до 0,3%, с таким предложением выступили представители бизнес — сообщества.

— Обращаемся с просьбой продержать эти 0,3% до тех пор хотя бы, пока не будет пересмотрена кадастровая стоимость, — сказал предприниматель Лев Александров.

Камень преткновения — в кадастровой стоимости

Пересмотр кадастровой стоимости — не утопия, как сказал председатель комитета по бюджетной, налоговой политике и экономическому развитию Думы городского округа Максим Потапов, ссылаясь на утверждение министра экономического развития региона Сергея Новиченко: «Ведь прерогатива Забайкальского края, мы же можем только установить процент. У кого-то кадастровая стоимость поднялась в 5 раз, у других — в 10, у третьих — в 15 раз. Соответственно, и увеличение налога на имущество для кого-то совсем большое». Сергей Новиченко обещал пересмотреть кадастровую стоимость в первом квартале 2018 года.

— Поймите, кто увеличил кадастровую стоимость, не посоветовавшись ни с кем, что и стало причиной сегодняшних проблем, — отметил Максим Потапов.

Уполномоченный по правам предпринимателей в Забайкальском крае Виктория Бессонова, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Забайкальском крае Андрей Харин обратились к депутатам с просьбой значительно снизить ставку налога на имущество. Утверждая, что в сложившейся ситуации предпринимателям, особенно малому бизнесу, выживать сложно.

— Я тоже предприниматель, и мы тоже хотим, чтобы эта ставка была снижена, — сказал депутат Думы городского округа Алексей Мусорин. — Но Андрей Иосифович Кефер в самом начале своего выступления спросил: кто из вас обращался в край за пересмотром кадастровой стоимости. Или вы только сегодня пришли сюда и говорите о пересмотре ставки? Ведь камень преткновения именно в кадастровой стоимости, и если вы не пытались этого сделать, то это плохо. Ну, хорошо, давайте возьмём и снизим ставку до 0 процентов, — продолжил далее Алексей Мусорин. — Тогда предлагаю поменяться с вами местами, и я задаю вам вопрос: когда у нас будут садики, когда будет одно, другое, третье в городе, и ещё куча всяких вопросов! Но где на все найти бюджетные средства? Допустим, мы устанавливаем ставку 0,1%. Завтра Андрей Иосифович идёт в край, говорит, что ему денег не хватает. Давайте решать проблемы вместе: мы все плывём в одной лодке и не надо нас разделять.

От имени бизнес — сообщества Юрий Кон предложил такой выход: власти Читы все же пойдут на значительное снижение налоговой ставки, а бизнес-сообщество, в свою очередь, будет добиваться того, чтобы 50% от транспортного налога поступало в бюджет Читы (сегодня же из 200 миллионов рублей поступлений от транспортного налога в муниципальный бюджет поступает лишь 30 миллионов).

На это заместитель председателя комитета по муниципальной собственности, землепользованию и предпринимательству Светлана Карпова отметила, что уже в течение последних трёх лет Дума Читы пытается решить этот вопрос с Законодательным собранием края, но воз и ныне там.

С надеждой на понимание региональных властей

Отвечая на вопросы журналистов, председатель комитета по бюджетной, налоговой политике и экономическому развитию Думы городского округа «Город Чита» Максим Потапов отметил:

— Мы сейчас вынуждены принять решение, когда и предпринимателей сможем поддержать, и наполнять бюджет. Потому что край урезал весь муниципальный бюджет, в частности, ежегодно снижаются поступления из Дорожного фонда Забайкальского края, сокращён ряд других источников пополнения бюджета Читы. Но как в таких условиях без средств выполнять свои социальные обязательства перед горожанами? Нельзя рассуждать только с такой точки зрения: город виноват, город должен сделать. Думаю, мы все же выработаем решение, которое устроит и город, и предпринимателей, надеюсь, правительство края нам поможет.

Вопрос советом Думы Читы внесён в повестку заседания Думы городского округа 19 октября.

Лариса Семенкова, пресс-секретарь главы городского округа «Город Чита». «Забайкальский Рабочий» №201 от 19 октября

Ещё один тарифный вопрос поднимает Мария Вырупаева. Она рассказывает историю тарифов на тепло в посёлке Ясногорск Оловяннинского района, где в конце 2015 года Региональная служба по тарифам утвердила рост цены за гигакаллорию на 35% — с 1,6 до 2,2 тысячи рублей. По мнению РСТ, этот тариф, начисляемый компанией «Коммунальник», считается экономически обоснованным.

В мае 2016 года Федеральная антимонопольная служба отменила этот приказ РСТ, но коммунальные платежи, по словам журналиста Марии Вырупаевой, на месте продолжают начислять с надбавкой в 35%, поговаривая, что УФАС им не указ.

Тарифы двойных стандартов

Тарифный произвол в Забайкалье продолжается. В этом уверены предприниматели из пос. Ясногорск Оловяннинского района, раскрывшие хитроумную схему, «благодаря» которой все их попытки отменить повышение тарифов на тепло оказались тщетными. Даже притом, что региональный приказ о повышении тарифов был официально отменён Федеральной антимонопольной службой!

Из письма Путину

«Уважаемый Владимир Владимирович!

20 ноября 2016 года мною было отправлено в ваш адрес обращение с просьбой помочь разобраться в непростой для меня и для огромного количества предпринимателей нашего края ситуации, связанной с многократным увеличением тарифов на тепло. Очень хочется быть услышанными и обратить ваше внимание на региональные власти, которые умышленно доводят малый бизнес до разорения и прекращения своей деятельности. Несмотря на сложность ситуации, представители вашего аппарата направили моё обращение для разбирательства в правительство Забайкальского края и тем самым обрекли его на пренебрежительное отношение со стороны местной бюрократической машины».

Автор этих строк — индивидуальный предприниматель из пос. Ясногорск Оловяннинского района Татьяна Пешкова. Составленное ею открытое письмо подписали ещё 34 предпринимателя посёлка. Люди возмутились, что Региональная служба по тарифам и ценообразованию Забайкальского края (далее — РСТ. — Авт.) повысила тарифы на тепловую энергию сразу на 35%. После возмущения читинских предпринимателей это решение было «скорректировано». Сначала губернатор Наталья Жданова своим «волевым решением» (из СМИ. — Авт.) снизила повышение тарифа до 7%. Затем подоспел и официальный приказ ФАС России, который дал основание такому решению — ФАС России отменила приказ РСТ о 35-процентном повышении. Это было сделано после вмешательства депутата Государственной Думы от КПРФ Владимира Позднякова, который направил соответствующий запрос и лично обратился к главе ФАС во время пленарного заседания Госдумы, где тот выступал в рамках «Правительственного часа».

Узнав, что для Читы повышение тарифов отменено, ясногорские предприниматели обрадовались. Они предполагали, что и для них, далеко не самых богатых в Забайкалье людей, власти пойдут на попятную и назначат подъёмный тариф. Но не тут-то было.

Из письма Зюганову

«Уважаемый Геннадий Андреевич!

Прошу Вас оказать помощь в установлении справедливой оценки царящему произволу региональных властей Забайкальского края.

С проблемой предпринимателей нашего края я дважды обращалась к Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, но достучаться до него простым людям, да ещё с нашего региона, нереально. Первое моё письмо благополучно было перенаправлено региональным властям, где за стенами местной бюрократии успешно похоронено. Второе письмо также без особых усилий было рассмотрено специалистом аппарата президента и с переформулированной просьбой направлено назад. Я прилагаю его Вашему вниманию во вложении».

Для Ясногорска с населением 6 тысяч человек, где 39 многоэтажных домов, и большинство предпринимателей, имеющих своё небольшое дело — магазин, парикмахерскую или швейный цех, работают в помещениях, расположенных именно в многоквартирных домах, повышение цены тепла на 35% равносильно ликвидации.

Технических возможностей установить индивидуальные приборы учёта в многоквартирных домах у предпринимателей нет, поэтому нагрузка, связанная с многократным увеличением тарифов, ложится именно на мелких предпринимателей.

«Такая ситуация является для нас губительной и несоразмерна получаемой прибыли, — пишут ясногорцы. — И без того сложная ситуация, связанная с большим сокращением работников с единственного градообразующего предприятия «Харанорская ГРЭС», привела к отъезду односельчан из нашего посёлка. В таком маленьком посёлке из-за оттока населения выставлено на продажу порядка 200-400 квартир.

Разве это — не показатель?»

Нам ФАС-не указ!

30 марта 2017 года депутат Государственной Думы Владимир Поздняков снова направляет обращение в ФАС России. В этот раз он просит проверить законность 35%-го повышения тарифов ОАО «Коммунальник» для предпринимателей и бюджетных организаций пос. Ясногорск Оловяннинского района.

Парламентарий недоумевает. «Казалось бы, проблема для потребителей Забайкальского края решена, раз отменён приказ РСТ № 502 в отношении ТГК-14 и предпринимателей Читы, — рассуждает Владимир Георгиевич в депутатском запросе. — Однако существующий аналогичный приказ РСТ № 562 от 30.11.2015 г. «Об установлении тарифов на тепловую энергию, поставляемую ОАО «Коммунальник» потребителям пос. Ясногорск Оловяннинского района, оставлен без изменений. Более того, исходя из предлагаемых разъяснений руководителей РСТ края, повышение тарифов на 35% в 2016 году является экономически обоснованным. Имеется перспектива значительного их роста в 2017 году».

В чём же дело? Или это двойные стандарты — когда для одних действует «волевое» или «политическое» решение, а другие, сирые и убогие, «нервно курят в сторонке»?

ФАС России несколько раз продлевала сроки рассмотрения этого депутатского запроса: «Необходимо ещё 30 дней», — сообщила Москва 25 апреля. И — «ещё 30» — это уже 24 мая.

«Я очень надеюсь, что столь длительные сроки обернутся действительно всесторонним и качественным рассмотрением жалобы, — комментировал ожидание Владимир Поздняков. — Видимо, специалисты службы глубоко погрузились в проблему, где не всё так просто. Мы ждём решения вместе с предпринимателями, для которых столь значительное повышение тарифов губительно и непонятно, если сравнивать с положением бизнеса в Чите, где аналогичный приказ РСТ был отменён».

Наконец, 5 июля 2017 года поступил официальный ответ. В нём сообщалось, что приказом ФАС России от 30.05.2017 года №719/17 принято решение об отмене с 1 июля 2017 года приказа РСТ от 30 ноября 2015 года № 562 «Об установлении тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую ОАО «Коммунальник» потребителям на территории муниципального образования г. п. «Ясногорское» муниципального района «Оловяннинский район», на 2016—2018 годы».

Обрадованные ясногорцы вооружились приказом ФАС России и отправились за перерасчётом. Однако… «А нам ФАС — не указ!» — услышали в ответ. А заодно узнали, что 35-процентное повышение в посёлке спокойненько себе действует, и на это есть вполне официальные документы, которых никто из них не видел и даже не предполагало их существовании.

С глубоким прискорбием

«Уважаемый Владимир Георгиевич!

С глубоким прискорбием сообщаем, что, несмотря на все ваши и наши усилия, добиться справедливости в нашем правовом государстве, по-видимому, невозможно. Несмотря на выявленные ФАС России и явные нарушения Российского законодательства, а именно пункта 25 Постановления Правительства РФ от 22.10.2012 г. № 1075, органами регулирования в Забайкальском крае просто игнорируются эти факты.

Оказывается, пока мы пытались добиться внимания к нашей проблеме региональных и федеральных властей, руководство ОАО «Коммунальник» обратилось в суд с административным иском о признании недействующим вышеуказанного приказа РСТ № 562. Им показалось, что РСТ края не учла всех понесённых ими затрат и исключила некоторые обоснования в ходе установления тарифов. Суд первой инстанции отказал, а Верховный Суд на заседании 18 августа 2016 года (! — Авт.) признал приказ РСТ № 562 в части установления долгосрочных тарифов недействующим.

Затем ОАО «Коммунальник» должно было незамедлительно представить в РСТ края новую тарифную заявку для проведения соответствующей процедуры и установления новых тарифов. Однако это было сделано с опозданием, поэтому только 20 декабря 2016 года в РСТ Забайкальского края рождается новый приказ за № 583- НПА «Об установлении долгосрочных тарифов на тепловую энергию (мощность), поставляемую ОАО «Коммунальник» потребителям поселения Ясногорское». При этом тариф на тепловую энергию оставляют всё с тем же повышением на 35% (с 1 632 рублей до 2 203,85 рубля за Г к).

Получилась ситуация, которая не может произойти ни в одном нормальном правовом государстве. В течение апреля — мая 2017 года, по вашему обращению, ФАС России проводит проверку… отменённого больше полугода назад Верховным Судом приказа РСТ и отменяет его с 1 июля 2017 года. Ещё раз подчеркнём: злополучный приказ РСТ № 562 отменён Верховным Судом ещё 18 августа 2016 года, а на его месте новый приказ РСТ, но с теми же нарушениями пункта 25 Постановления Правительства РФ от 22.10.2012 г. № 1075! И этот приказ действует для нас с 20 декабря 2016 года.

Несмотря на добросовестное отношение и усилия прокуратуры Оловяннинского района, добиться всесторонней и объективной проверки ОАО «Коммунальник» и РСТ края нам не удалось. Руководство «Коммунальника» даже в таких простых и понятных вещах, как перерасчёт за «бестарифный период», который образовался в связи с отменой Верховным Судом приказа РСТ № 562 и до установления РСТ приказа № 583-НПА, отвечает отказом. И плевать хотели они на требования районной прокуратуры произвести перерасчёт. Прокуратура же Забайкальского края проверку приказов РСТ провела без должного внимания и усилий, ограничившись повторением ответа районной прокуратуры.

Последние соки

Читинские предприниматели столкнулись со «второй волной» давления: добившись в прошлом году «политического решения» губернатора в отношении тарифов ТГК-14, теперь они объединились в борьбе против непомерно выросшего налога на имущество. Чите, однозначно, проще. Это краевая столица, предпринимателей здесь больше, чем во всех районах края, вместе взятых. Здесь сосредоточены силы, предпринимательское сообщество давно шагнуло в забайкальскую власть, реально представлено и в Заксобрании, и в городской Думе.

Ясногорск же борется с «первой волной» и искренне недоумевает, почему для Читы повышение тарифов на тепло ограничилось 7-ю процентами, а для всех остальных перевалило за 30? Почему даже ФАС России не знает, что проверяет не действующий документ, а РСТ края отправляет свой официально принятый приказ лишь в ответ на запрос прокурора, скрывая его от исполнителей (плательщиков) 8 месяцев?

Или до Бога высоко, до царя — далеко, вот и пользуются этим власти провинциального Забайкалья?

Из письма предпринимателей от 9 октября 2017 года:

«Стыдно, что действующая власть в нашем крае так же, как федеральные органы и госструктуры, плевать хотели на собственный народ.

В то время, как одной рукой помогаем дружественным народам изгонять террористов и восстанавливаем им мукомольные заводы, другой рукой придушиваем своих собственных граждан, выжимая из них последние соки».

Будем следить за происходящим.

Мария Вырупаева. «Земля» №41 от 17 октября

Тренер юношеской хоккейной команды «Кристалл» из Бердска, воспитавшего дважды выигравших чемпионаты России спортсменов, Константин Попов – наполовину забайкалец. Его мама родилась в селе Боржигантай Могойтуйского района, уехала учиться в Омск, вышла замуж и так там и осталась. Константин Попов приезжал в Забайкалье к дедушке с бабушкой. Сейчас, говорит, забайкальскому хоккею необходимо помогать, потому что состояние не очень. И в первую очередь – помогать властям, потому что очень уж дороги перелёты из Забайкальского края на сборы.

Ещё рассказывает, что женился в 19 лет, а тренер команды сказал завязывать с хоккеем, пришлось поменять команду и город. Влюбляться в 19 лет, говорит, спортсмену нежелательно, потому что лишние эмоции, а тут самое время спортивные вершины покорять – нужна сосредоточенность.

20 лет в обороне

Имя Константина Попова, нынче тренера юношеской команды бердского «Кристалла», в конце 90-х – начале 2000-х гремело на первенствах Первой и Высшей лиги. Его ребята из ССХЛ (Сибирской студенческой хоккейной лиги дважды выигрывали чемпионаты России). В начале октября сибиряки-юниоры резали коньками забайкальский лёд.

За полчаса до решающего матча Константин Владимирович рассказывает, как хоккей воспитывает мужчин; как он сам чуть не поступил в сельскохозяйственный; и что мама у него из Читы.

На вопросы хоккеист отвечает кратко, ёмко, «точным броском». Обводки и финты — это на льду, в разговоре с ним их бояться не надо — говорит, как есть, о трудностях, даёт дельные советы родителям будущих фетисовых и радуловых.

«Сынок, только не в ворота»

— Мама у меня — забайкалка. Родилась и выросла в Боржигантае Могойтуйского района Читинской области. Вся семья отсюда — бабушки, дедушки.

В молодости мама уехала в Омск работать. Вышла там замуж. Поэтому я — омич. Но приезжал в Забайкалье в гости, с родственниками виделись, общались. Правда, было всё это в детстве.

— Нынешнее свидание с Забайкальем случилось после какого перерыва?

— 34 года. Потому что, волею судеб, так сложилось, что в бытность омским игроком больше ездил на соревнования на Урал.

Сколько лет на льду?

— Летом мне исполнилось 40. В тренерскую работу ушёл в 35.

— На коньки кто поставил?

— Папа. Он бывший хоккеист: до 18 лет был вратарём. Когда мне было шесть, он привёл меня в спортивную школу «Авангард». Там я воспитывался до 18 лет.

— Отец мечтал о вратарской династии?

— Напротив. Сказал: «Сынок, только не вставай в ворота!» Вратари — это особая каста в хоккее. Вратарём надо родиться.

— Кем же родился Костя Попов?

— В детстве начинал играть в нападении и играл до пятнадцати лет. А потом, всю остальную хоккейную жизнь, до 35 лет, — в обороне.

Поиски себя

— Бросить хотелось?

— Очень часто! Но понимаете, раньше даже у детей был немного другой менталитет. Я уходил утром из дома — у меня все ещё спали. Брал с собой школьный рюкзак, ехал, и до начала уроков мы чистили уличную коробку (ледовых дворцов тогда не было). Заливали лёд, тренировались. Потом шли в школу. После школы была вторая тренировка. Я приходил домой в 10 вечера — у меня уже все спали…

И потом, когда я бросал (по истечению какого-то времени), то, лёжа на диване, каждый раз думал: для чего я всё это делал?! Для чего вставал до рассвета, для чего пыхтел?… Ведь у знакомых ребят детство было другим — они могли во дворе погулять. У меня этого не было. И друзей дворовых — тоже, только в команде. И летом у всех каникулы три месяца, а у нас — всего один; летние сборы (не на льду, на земле) проводились с начала июля и по сентябрь. Мы выезжали в лагерь и тренировались.

Когда в Омске появился Дворец, на льду находились практически всё время, кроме разве что июля. Но базу, фундамент закладывали в нас именно на тех сборах — ещё «земельных».

— Что ещё, кроме клюшки, шайбы и… синяков от неё, было в юности?

— Перепробовал многие виды спорта. Ходил в бассейн — понял, что это не моё. Самбо прозанимался два года, боксом — три (всё это по совместительству с хоккеем).

— В общем, пока не попробуешь — не поймёшь, что твоё, а что — нет?

— Можно и так сказать. Но почему мне хоккей всё-таки больше всего нравился — у меня к нему лежала душа, я хотел этого больше всего.

Считать коров или буллиты?

— Такой момент был. Мама хотела, чтобы я после школы пошёл в сельскохозяйственный институт на экономический факультет. Я подал документы в сельскохозяйственный и в ИФК (институт физической культуры, ныне Сибирская академия — прим. авт.). У меня в один и тот же день в 9 утра был экзамен (высшая математика) в сельскохозяйственном и по специализации ЛФК. Я пришёл на остановку (тогда одни автобусы ходили). И стоял минут, наверное, 20 — думал, в какой автобус мне сесть.

Выбрал всё-таки ИФК.

«Женился? Снимай коньки!»

— В 19 лет я женился. Собрал всех на свадьбу, на следующий день прихожу в «Авангард» — тренер говорит: «Костя, вот тебе трудовая книжка — свободен. Больше ты нам не нужен».

— Вот это да! Кольцо мешает кататься?!
— Понимаете… Не для прессы будет сказано, но в молодом возрасте любовь действительно мешает хоккею. Переживания, нервы, и вообще приоритеты смещаются — спорт уходит на второй или третий план. Какая тогда игра?

Я сейчас и своим хоккеистам говорю (хотя не в ультимативной форме, как было мне когда-то сказано): «Девушки будут у вас, но хоккей — возраст, когда вы можете чего-то добиться в нём, — очень быстро проходит. Я и сам не заметил, как пришла пора не тренироваться, а тренировать.

— Но вы сами-то тогда откуда ушли — из спорта или из семьи?

— Тогда я просто поменял команду.

— И опровергли теорию, что любовь мешает спорту?

— Никому ничего доказывать я не хотел. Просто хотел играть в хоккей. В Омске это будет, в Тюмени, Челябинске — лишь бы играть.

— Да что ж в нём такого замечательного в вашем хоккее? Труд адский, травмы и т.д.

— Хоккей — это адреналин. И если ты любишь хоккей, то без этого адреналина уже не можешь.

Когда я перестал быть игроком, стал тренером — выводишь команду на лёд, гимн звучит, а тебя — мурашки.

Два года тренировал больших (26-27 лет), Студенческая лига. Дважды они стали чемпионами России.

Сейчас тот проект закрыли. Создали ЮХП. играют пацаны 17-18 лет. Вот пытаемся чего-то от них добиться — научить, передать свой опыт.

— И, наверное, как в фильмах показывают: все уходят со стадиона, гаснет свет, тренер выезжает на пустой лёд и вспоминает молодость…

— В фильмах это для красивости больше. А у нас льда и так хватает.

Когда зажигаются звёзды

— Ледовые дворцы появились. Но стал ли хоккей доступнее?

— Стал более затратным. Не каждый родитель может потянуть такой груз ответственности, финансовой в том числе. Поэтому много детей талантливых, но просто не могут заниматься.

— Значит, не только в Забайкалье всё на родительских деньгах держится? Думала, в Омске, Бердске иначе.

— Я не имею ввиду Омск или клубы КХЛ. Речь идёт об общей российской ситуации — о городах, где нет больших команд, во-первых; где нет детской школы, чтобы развиваться Там финансово очень тяжело.

Отдал ребёнка на плавание — купил ему шапочку, трусы, ласты. А у нас одна клюшка 10 тысяч стоит, её хватает на месяц. Плюс форма, коньки — от 25. Разъезды, поездки…

Мы считали: на ребят 2005—2006 года (на одного) родители тратят в год в среднем 200 тысяч рублей.

Понятно, что если мальчишка талантливый, любой тренер сделает всё, чтобы он остался, найдёт способ помочь.

— А чем вашему делу помогут помочь родители (не о финансах сейчас)?

— Если видите, что ребёнок не тянет (не его) — не мучайте ни его, ни себя. В конце концов, удовольствие, действительно, недешёвое. Помогите ему найти свой вид спорта. Мой, например, занимается борьбой. Я не давил и не настаивал. Право выбора должно быть.

Но если парень горит и задатки есть, то в моменты слабины «держите оборону». Бывает, особенно у подростков (по себе знаю), что всё надоело, хочется бросить и уйти. Не давайте. Вырастет — скажет: «Батя, спасибо».

— Но давайте будем объективны: все в сборную страны не попадут, Олимпиаду не выиграют. Что целью тогда?

— Попадут — не попадут, а стремиться надо именно к этому.

Годы на льду, в любом случае, не пропадут зря. Хоккей очень сильно мобилизует в плане дисциплины. Раскрепощает. Учит общаться. Находить общий язык с разными людьми. Решать конфликты, не бояться их. Есть такое понятие «командное плечо» — плохо ты играешь, хорошо, но если не научишься работать в команде, это «плечо» тебя всё равно выдавит. Хоккей формирует мужской характер.

Учёбе, нет, не мешает. Наоборот. Спортсмены более дисциплинированы, внутренне собраны. Вот сейчас сядем в поезд — будем делать уроки.

— Уроки тренера Попова усваивают?

— Ну, вот сейчас человек у меня, 2002 года рождения, играет за омский «Авангард». Взяли его в сборную России. Владимир Машков. Посмотрим, как дальше себя покажет.

— Про забайкальцев что скажете?

— Что вашему хоккею надо помогать. Есть отличные ребята. Есть сильные тренеры. Ещё бы власть поддержала (в первую очередь, финансово, ведь выезды на соревнования из Читы — это очень затратно).

— Пересекались со звёздами первой величины?

— С Александром Сёминым (крайний нападающий клуба ВХЛ «Сокол», двукратный чемпион мира (2008, 2012), заслуженный мастер спорта России (2009), родом из Красноярска. — Прим. авт.). С Денисом Зариповым (чемпион мира, единственный четырёхкратный обладатель Кубка Гагарина, челябинец. — прим. авт.). Много с кем…

— Какие они?

— Да спокойные все. Все эмоции — на льду.

— И у вас?

— И у меня. Извините, звонят. Пора выводить команду. Игра начинается.

Елена Сластина. «Земля» №41 от 17 октября

«В 14 лет, когда силы терпеть измывательства и укоры истаяли, шла по улице: в омут ли, в петлю?… О чём плачет, спросил солдат конвойных войск. Срок службы его подходил к концу. «Поедешь в Читу?». Кивнула», — рассказывает Тамара Моргунова, в девичестве Шнейдер. Она родилась в тюрьме, отец – надзиратель.

Мать Тамары Михайловны провела в магаданских лагерях 10 лет после того, как в 1937 году арестовали и расстреляли её мужа. Через некоторое время после освобождения снова вышла замуж. Отчим дочку жены не баловал. Столько тягот перенесла, а сердце как было добрым и отзывчивым, так и осталось.

Холодные пелёнки

…из серого тюремного полотна наткала судьба Тамаре Михайловне Моргуновой, но сердце не огрубила

«Моргунова? Как актриса?». «Ага, — смеётся молодо, задорно. — Погорелого театра!». Тамаре Михайловне без нескольких годков 80. Выглядит замечательно. Только глаза выдают пережитое. А ещё — плачет навзрыд, чуть коснись далёких лет. Маму, польскую еврейку, репрессировали ровно 80 лет назад, в 37-м. Когда Сару Мееровну уводили, четырёхлетний Эдик, больной и спящий, остался один в квартире. «Как она искала его всю жизнь. Как искала…».

Не понять, но простить

Сына несчастная больше не видела. Хоть прожила до 94-х лет. Сколько ей было там, под Магаданом — 25-30? Самый возраст цветы растить, детей пестовать. Но истощённые, остывшие до последней крайности женщины на лютом морозе валили лес. С родившейся в лагере Томой разрешали свидеться раз в два-три месяца. Прижать к сердцу родной комочек и опять на разрыв. Не в последний ли раз (в деткомбинате на пустой, заваренной кипятком овсянке, выживал один из десяти).

За что это всё? За любовь.

Сара познакомилась с будущим мужем в Польше (там стояли советские войска). Служебными маршрутами перебрались в Челябинск, родили сына и — 37-й. Молодого отца и мужа забрали по ложному доносу и расстреляли. Почти сразу пришли за ней.

После десяти лет «отсидки» ещё долго бросали с места на место в тех же промозглых, пропитанных болью краях. Селили в бараках с самодельными печами, топчанами. Напротив окон — тюрьмы, где не знала продыху адская машина. И иногда (если бы годы стирали это из памяти!), вырвавшись из рук конвоиров, заключённые бросались на колючую проволоку, под электроразряд. Потом голых синих покойников вывозили машинами…

Тамара Михайловна рассказывает мне всё это тихим голосом. Когда становится невмоготу, отворачивается к окну, выдыхает.

Родилась она в лагере для политзаключённых в посёлке Эльген Ягодинского района за три месяца до войны. Отец — надзиратель. Как так вышло, маму не допытывала: место и время полны жути, мало ли. Да и погиб он на фронте уже в 41-м году. На вопросы о Польше и родственниках Сара Мееровна тоже взмаливалась: «Только не спрашивай!». Единственное, что обронило иссушённое сердце — про маленького сына, оставленного в Челябинске в темноте, и про родителей — их увели из Польши на Украину. Тоже к расстрельным ямам?…

К 80 годам Тамара Михайловна научилась жить с этими вопросами.

— Очень сильная женщина. Испытала, не дай Бог. Но нет у неё злопамятности, — говорит о ней председатель еврейской общины Борис Ерёмин.

Хлопотунья и заботушка Тамара Моргунова (Шнейдер) много лет трудится здесь администратором. Обогреть, накормить, приветить. Нет, шалишь магаданский ветер, — не пробрался ты в душу человечью, не выстудил. А уж старался как…

Не в петлю — так в Читу

Когда Тома подросла, в их жизни появился отчим.

— Был он раскулаченный. Настоящий кулак. Жадный… Прости меня, Господи, — не в сердцах, просто, как было, рассказывает Тамара Михайловна.

Общались «тепло»: он её «дармоедкой» звал, она его — «гестаповцем». Кожу сдирал плёткой, а дух девчоночий не сломил. Видевшая на коротком веку больше, чем положено за десять жизней, она и в школе вынуждена была доказывать право на существование. «Жидовка», «еврейка», «зэчка» — клеймили детские языки. Драться научилась и матерщину освоила.

— А уж в Магадане бедных евреев унижали, обижали. Как будто мы что сделали плохое… И заключённые — тоже. Хотя, казалось бы, все сидят. Там все были. И воры, и бандеровцы (это самые звери). Одна у нас женщина вышла замуж за бандеровца. Как он над ней измывался… В бараках стенки — то тонкие, слышно всё. Он и её ребёнка не жалел. Я не выдерживала — кричала: «Что издеваешься! 0на и так, бедненькая, просидела в тюрьме ни за что. Ещё ты…». Мне лет-то кого было.

Проучилась Тома всего три класса из-за постоянных перебросов бывших заключённых и оттого, что отрабатывать хлеб отчим заставлял то в няньках, то в полотёрах. Подрастали сводные брат и сестра.

В 14 лет, когда силы терпеть измывательства и укоры истаяли, шла по улице: в омут ли, в петлю?… О чём плачет, спросил солдат конвойных войск. Срок службы его подходил к концу. «Поедешь в Читу?». Кивнула.

И вот Чита. Чуждая. Бесприютная.

— Привёл к матери. А та ему: соображаешь, что делаешь? Чужого ребёнка привёз! Ну… я и сказала, что пойду тогда, на вокзале поживу. Может, кто, чем поможет. И ушла. На вокзале Читы-1 ночевала. А раньше же комсомольцы — добровольцы были (вообще, хорошие люди раньше были). Увидели, что первый день сижу, второй… Подошли — спросили. А мне жить негде, отвечаю. И они меня устроили сначала на стройку кирпичи таскать, потом — в депо обтирщицей вагонов, после уж — смазщицей. Общежитие мне дали. Жизнь налаживаться начала…

Тамара Михайловна не говорит, как от непосильного для исхудалой девчонки труда засыпала прямо между вагонами. Как на стройке с носилками штормило и шатало… Было и быльём поросло. Осталась только благодарность за хорошее и уверенность: «Добрых людей на свете больше».

А про еврейство её — история отдельная, почти анекдот.

Не у пальто воротник

— Девчонки, которые со мной жили, мне очень помогли. Подсказывали, как что делать, как деньгами распоряжаться. Ума-то не было.

Познакомилась с одной женщиной. Она начинает плакать, что живёт плохо, я ей свою зарплату и отдам. Девчонки ругаются: «Совсем, что ли! Тебе — то кто поможет?». Я возражала: «Но мне же помогли…».

Как-то подсказали мне пальто сшить. С одной получки материал купила. Со следующей — лисий воротник. А соседка всё плачется… Время пришло — подружки повели меня в мастерскую пальто заказывать. Приходим, вытаскиваем ткань, всё. «А воротник?!» Отдала соседке, говорю. «Как?!». В общем, с каракулевым сделали.

Такой бесхитростной и осталась. Что на уме, то на языке. Чуть под монастырь себя этим не подвела: не знала, что за «магаданцами» контроль налажен. Пришёл незнакомый парень в общежитие, ну и пришёл. А Тамара — о неприятностях на работе во всех красках, да припечатала: «В Америку хоть беги!». «Молчи, глупая, — пожалел её человек в штатском. — Закроют враз».

К тому времени маме и отчиму разрешили перебраться в Саратов, на его родину.

— Мама мне написала письмо. Когда реабилитация началась, им там дали квартиру.

И сама Тома заневестилась. Познакомилась в депо с первым мужем, родила Иринку. Но выпивал, обижал. Ушла. Жили с дочкой в подвальной комнате. Три работы, чтоб прокормиться (кондуктором, официанткой, администратором в гостиницах много лет). Дочь выросла доброй, благодарной. Окончила железнодорожный техникум, живёт в Барнауле.

Тамару Михайловну женское счастье тоже нашло — со вторым мужем. И тоже дочь, и тоже железнодорожница. Овдовев, бабушка Тома живёт радостями внуков и правнучка, у которого («Спасибо, Господи») и маминой ласки, и мягких пелёнок с избытком.

Государство, правда, спохватилось — многотерпцев реабилитировало.

— Вину сняли, выходит, — задумывается она. — Считай, 14 лет «отсидела». Дали мне тогда книжку, что можно получить и как. Я везде ходила, но везде отказ: у вас квартира есть (по очереди до того дали), площадь позволяет. А площадь — 28 квадратов, если санузел не считать. Так и живём. Впятером. Да ещё собачка.

Квартирный вопрос можно было решить, но Тамара Михайловна по своему обыкновению распорядилась случаем «не по-еврейски».

— Когда мама умерла, первой наследницей на квартиру была я. Но, конечно, написала отказ. Соседи: вот дурочка, надо было долю забрать. Да зачем мне это надо? Чтоб меня проклинали потом? И так всю жизнь в проклятии жили. И унижали, и обижали… Только родственники в Саратове после того почему-то совсем перестали общаться.

И много раз ещё нашёптывала жизнь: мир чёрств, люди неблагодарны.

— В гостинице администратором работала, завистники сообщили куда следует, чтоб проверили меня. Пришёл сотрудник. А у нас стены голые, железная кровать. Полотенца вафельные…

Клиническую смерть — и ту перемогла. И всё неймётся: «Счастливая!».

Только сердце стало тревожить («Пришлось даже таблетки пить»). На перловку после лагерных котлов даже в рассольнике глядеть не может.

— Овсянку заваривали. Морковь и картошку (сухие) — тоже.

Семилеткой надкусила первое в жизни яблочко.

— Удивилась тогда: надо же, что на свете бывает.

Но…

— Чего там, Господи. Самое главное — жизнь идёт.

Елена Сластина «Читинское Обозрение» №42 от 18 октября

И напоследок – история жизни одного из корифеев забайкальской фотожурналистики Фёдора Машечко про то, как он, приехав в Читинскую область в 1967 году и устроившись работать в отдел изысканий «Читагражданпроекта», сначала мерил тайгу квадратами, а потом – фокусным расстоянием и вдохновением от её красоты.

«Знаете, что такое тайга? С виду глушь, а на самом вся разбита на прямоугольнички. Я прошёл Яблоновый хребет от Улёт до военхоза. Знал каждую тропинку, каждый ручеёк. В тайге рабочий день начинается с восхода и заканчивается, когда солнце садится. Поднимаешься на сопку, когда над речкой туман и низкие облака, и сопки, как пироги, один на одном лежат — и такая красота неописуемая. Это надо видеть. И так это было красиво, что хотелось остановить мгновение, запечатлеть его», — рассказывает он.

Уволился из «Читагражданпроекта» и стал фотографим. Самые честные и настоящие, говорит, чёрно-белые фотографии. А вы как думаете?

Остановить мгновенье

Фёдор Машечко: «Смысл фотографии — запечатлеть жизнь такой, какая она есть»

Фотография — наука лёгкая только на первый взгляд. 21 век старается всё упростить, превратить запретное в доступное. Между тем искусство фотографии, как ни крути, дело филигранное и под силу лишь мастерам. И они — рядом с нами. Такие, как Фёдор Машечко.

Фёдор Николаевич, как фотография стала судьбой?

— В 1967 году приехал в Читу из Белоруссии. За плечами было отделение землеустройства Пинского гидромелиоративного техникума. Стал работать в «Читагражданпроекте» в отделе изысканий и о фотографии не помышлял. Знаете, что такое тайга? С виду глушь, а на самом вся разбита на прямоугольнички. Я прошёл Яблоновый хребет от Улёт до военхоза. Знал каждую тропинку, каждый ручеёк. В тайге рабочий день начинается с восхода и заканчивается, когда солнце садится. Поднимаешься на сопку, когда над речкой туман и низкие облака, и сопки, как пироги, один на одном лежат — и такая красота неописуемая. Это надо видеть. И так это было красиво, что хотелось остановить мгновение, запечатлеть его.

Или идёшь летом по тропинке с напарником. Он впереди в куртке — энцефалитке, весь облепленный паутами. А у меня мысль: «Какой отличный был бы кадр!». Больше того — захотелось этим поделиться с другими.

Потом зашёл в кинотеатр «Родина». Там в фойе была фотовыставка. Посмотрел — подумал, что, наверное, у меня так тоже получится когда — нибудь. Купил фотоаппарат и сделал несколько снимков. Их увидел работник секретариата «Забайкальского рабочего» Ростислав Филиппов и сказал: давай-ка их мне в газету. И вот через несколько дней я вижу свои снимки в свежем номере. Филиппов тогда сказал, что, мол, хватит фотографировать только пейзажи, переходи к другим жанрам.

Быстро возникла дилемма: то ли оставаться в «Читагражданпроекте», то ли уйти с головой в фотографию. Победило последнее. И об этом я не жалею. А с Филипповым мы были хорошими друзьями. Фактически это он открыл меня. Так что смысл недавно открывшейся моей фотовыставки со строчкой из его стихотворения «Я к вам с друзьями…» — это его встреча с вечностью, а я маячил скромной подписью внизу: «Фото Ф.Н. Машечко». А вообще, чтобы понимать его, человека поэзии, мне волей-неволей пришлось проникнуться духом литературы. Потому что фотограф должен разбираться практически во всём, чтобы передать дух того, что он снимает.

Есть что-то, о чём вы жалеете?

— Однажды, ещё при СССР, в Читу приехал Олег Лундстрем. Была неформальная встреча, и Олег попросил меня найти дом его родителей. Осень. Мы бродили по улице Чкалова, среди старых деревянных домов. Машин тогда было мало. Вместо асфальта — утоптанная земля. Там, где мы проходили, поднимался столб пыли и жухлых листьев, но когда они вздымались, то лучи солнца преломлялись и отражались в каждом листочке. Это было как волшебство. Не знаю почему, но тогда я не сфотографировал такую красоту. Вот об этом до сих пор жалею. А дом мы так и не нашли. Олег не помнил, а я просто не знал.

Сложно ли фотографировать известных людей?

— Известные люди по своей натуре очень скромные. Всё за них делает их «свита». А мне с ними всегда было легко.

Что лучше: чёрно-белая фотография или цветная?

— Вот напротив вас сидит человек, которого собираетесь сфотографировать. Но за ним вдруг обнаружилось что-то, но ярко-красного цвета! И вот это самое яркое концентрирует на себе всё внимание, а не человек, сидящий напротив. Залог хорошей фотографии — правильно расставленные акценты и свет. С цветной фотографией это сложнее. Приходится подстраиваться под обстоятельства и потом много дорабатывать в студии.

Или фотография взрыва. Вам надо передать ужас происходящего, но есть голубое небо и белые облачка, которые автоматически настраивают зрителя на миролюбивый лад! «Всё хорошо», — говорят они. И ваш изначальный посыл уже не сработал.

На чёрно-белой фотографии всё зависит только от автора. Если правильно расставишь акценты, то и фотография выйдет достойная. Надо уметь подметить любую мелочь, подметить и сделать снимок. Фотография — это запечатлённое время.

Можно ли научиться фотографировать?

— Один теоретик вывел такую формулу. На 100 человек, умеющих говорить, приходится один, который умеет думать, на 1000 думающих — один, который умеет видеть. Этому научишься? Надо уметь подметить любую мелочь. Фотография — это запечатлённое время. Надо в себе это воспитывать и работать каждый день.

 — Фотография будущего — какая она?

— Что такое цифровая фотография? Она была создана для оперативной передачи материала в СМИ. Такая фотография безлика, просто передаёт информацию и идёт в нагрузку к тексту. В смартфонах есть сейчас много функций: как состарить фотографию, как сделать чёрно-белой, как цветной. Это всё похоже на начало 20 века, когда фотографии вручную ретушировали, добавляя «спецэффекты». На смену фотографии пришло кино, и все сразу заговорили, что фотография и театр сойдут на нет! То же сейчас. Уже очень скоро цифровая фотография перестанет быть чем-то ультрасовременным. На смену ей придёт, например, голограмма. Но фотография как искусство в своей классической манере всегда будет идти параллельно моде на технические новшества.

Ольга Теплова. «Читинское Обозрение» №42 от 18 октября

5 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чита.ру. пожалуйста, прячьте под кат тексты, ну не все же интересно читать, а проматывать неудобно

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

зато можно газеты и не покупать, здесь все самое интересное выбрано

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и чё?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

г.а.мосякин

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Верните все как было! 

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить