НОВОСТИ
11 ДЕКАБРЯ
10 декабря
09 декабря
08 декабря

Такой разный Степан Михалыч – в обзоре краевых СМИ

Самым популярным ньюсмейкером прошлой недели стал новый руководитель УМВД России по Забайкальскому краю Александр Щеглов, который для первой своей пресс-конференции в собственном кабинете накрыл стол. Вслед за ним пить чай с журналистами пошла губернатор Наталья Жданова.

Помимо общего разговора с журналистами, она встретилась с Анатолием Квасовым и рассказала о том, почему пошла открывать площадь Ленина — дело не только муниципальной, но и краевой, говорит, важности.

Замечательные плоды

Визитная карточка любого города — это его центральная площадь. Здесь проводят наиболее значимые культурно-массовые или общественно-политические мероприятия. Здесь назначают свидание любимому человеку. Сюда приводят гостей, приехавших из дальних мест.

С конца июля главная в Чите площадь имени Ленина была закрыта для посетителей. Три месяца там шли ремонтные работы. И вот десятого ноября состоялось торжественное открытие обновлённой площади. В нём приняла участие и губернатор Забайкальского края Наталья Жданова.

— Наталья Николаевна, чем вызван Ваш интерес к открытию читинской площади имени Ленина после окончания работ по благоустройству? Ведь это не столь масштабное для Забайкалья событие, как недавний пуск в эксплуатацию Быстринского ГОКа, в котором Вы тоже принимали участие?

— Я бы не рассматривала открытие этой площади после ремонта как чисто муниципальное, городское событие. Ведь если город является столицей региона, то его центральная площадь — это визитная карточка всего региона. В данном случае региона, который я возглавляю. Тем более, что именно глава субъекта Федерации заключает с Минстроем России соглашение о субсидии, включающее обязательство соблюдать принципы программы «Формирование комфортной городской среды», и несёт личную ответственность за его выполнение.

В декабре прошлого года, обращаясь с Посланием к Федеральному Собранию, наш Президент Владимир Владимирович Путин дал поручение направить регионам двадцать миллиардов рублей на программы благоустройства. При этом он подчеркнул, что в принятии решений по использованию этих ресурсов должны участвовать сами жители. Именно они должны определять, какие проекты благоустройства осуществлять в первую очередь.

Президент просил Общероссийский народный фронт активно подключиться к этой работе, организовать эффективный контроль, а с его помощью добиваться конкретного результата, которого ждут люди. Во исполнение рекомендаций президента был разработан приоритетный проект «Формирование комфортной городской среды». Он включал в себя благоустройство дворов и общественных пространств, то есть парков, скверов, площадей, при обязательном софинансировании со стороны регионов и муниципалитетов, а также при активном участии общественности.

Все эти принципы были неукоснительно соблюдены при благоустройстве центральной площади столицы Забайкалья — площади имени Ленина. Сегодня все мы видим один из реальных результатов этой большой и плодотворной совместной работы.

— Похоже, эта работа началась не в конце июля, когда компания «Регион-строй», выбранная на конкурсной основе в качестве подрядчика, приступила к непосредственной реконструкции площади, а значительно раньше…

— Действительно, ещё в середине апреля общественные организации — городской совет ветеранов, объединение профсоюзов и предпринимательское сообщество — предложили включить эту площадь в проект по благоустройству городских территорий. Все мы помним, в каком, мягко говоря, неблагополучном состоянии она находилась. Достаточно сказать, что в последнее десятилетие здесь ни разу не делали капитальный ремонт со всеми вытекающими отсюда неприятными последствиями.

Забайкальская общественность и «фронтовики» и «единороссы», как и просил глава государства и лидер ОНФ Владимир Путин, поддержали инициативу местных активистов. И затем сопровождали её на всех этапах реализации проекта — от подачи заявки и общественных слушаний до обсуждения с городскими властями достигнутых договорённостей и регулярного контроля за ходом ремонтных работ. В некоторых случаях эксперты считали необходимым пересмотреть подходы к благоустройству площади с точки зрения максимальной доступности для людей с ограниченными возможностями здоровья.

И вот, как мы видим, завершён первый этап реконструкции площади. В следующем году, в период второй очереди благоустройства, по мнению общественности, необходимо привести в порядок ростральные колонны, поливочную систему для газонов, реконструировать фонтан, облагородить зелёную зону. Уверена, что и второй этап благоустройства площади имени Ленина пройдёт так же успешно, как первый.

— Что ещё, помимо ремонта этой площади, делается в Забайкалье в рамках проекта формирования комфортной городской среды?

— Если говорить о Чите, то здесь благоустраиваются ещё шестнадцать дворовых территорий. Всё это, конечно, требует немалых денег. Общий объем необходимого финансирования в городе на эти цели превышает сто шестьдесят пять миллионов рублей. Основная часть из них — это средства федерального бюджета (около ста сорока четырёх миллионов рублей). Бюджеты Забайкальского края и городского округа «Город Чита» выделили по одиннадцать (без малого) миллионов рублей.

Хочу отметить, что эти средства мы получили благодаря настойчивости депутатов Государственной Думы из фракции партии «Единая Россия». Именно по их инициативе при принятии закона о федеральном бюджете были предусмотрены эти средства. Поэтому они с полным основанием считают этот проект приоритетным партийным проектом.

Но давайте вернёмся на площадь имени Ленина. Хочу выразить глубокую признательность всем, кто принял участие в осуществлении её благоустройства. Это представители общественности, которые выступили с инициативой привести в порядок площадь. Это коллектив компании-подрядчика «Регион-Строй», который успешно выполнил данную работу. Это эксперты Общероссийского народного фронта, которые с самого начала взяли проект под общественный контроль. Это представители городской администрации, исполкома партии «Единая Россия» и других государственных, частных и общественных организаций, благодаря чёткой совместной работе которых доставлена радость всем забайкальцам.

Как видим, поддержка Президента России и инициатива общественности, помноженная на ответственную работу органов исполнительной власти и представителей политических структур, приносят замечательные плоды и могут послужить примером для дальнейшей работы в этом перспективном направлении. И пусть обновлённая площадь ещё долго служит и радует наших земляков.

— Спасибо за интервью.

Анатолий Квасов. «Забайкальский Рабочий» №215 от 14 ноября

Если не считать этих событийных публикаций, одним из лидеров в региональной медиасфере недели оказался представитель региона в Совете Федерации Степан Жиряков.

«По меткому замечанию Степана Жирякова, жалкое присутствие в программе мероприятий по развитию Байкальского региона, в том числе Забайкальского края, носит «транзитный характер». Вот характерный пример. В состав Госпрограммы впервые вошла отдельная подпрограмма «Поддержка реализации инвестиционных проектов в Байкальском регионе», — пишет Владимир Тихомиров про госпрограмму «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона».

Крохи с барского стола

Почему Забайкальский край не замечают в федеральном центре?

Вопреки немалым ожиданиям Забайкальский край в плане социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона оказался на обочине. Недавно сенатор от Забайкальского края Степан Жиряков ещё раз обратился в Совет Федерации и правительство РФ, где указал на неэффективное распределение федеральных средств в развитии сибирских регионов.

Весь пар ушёл в гудок

О Государственной программе «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», в которой фигурирует и Забайкальский край, написано и сказано столько, что жители края вправе были ожидать кардинальных изменений в социально-экономическом положении в ближайшие годы. В ней определены основные направления развития макрорегиона и механизмы их достижения. В августе 2016 года в Госпрограмму были внесены серьёзные изменения, учитывающие все те новые инструменты развития макрорегиона, которые до этого в течение последних двух лет законодательно вводились в жизнь и доказали свою эффективность на практике.

Но вот наступил март 2017 года. Его, пожалуй, можно занести в историю реализации программных начертаний для Забайкальского края как «чёрный месяц», наподобие приснопамятного «чёрного вторника» на валютной бирже. Именно в это время правительство РФ внесло в программу такие изменения, которые могут нивелировать все усилия по её реализации.

Вот что произошло. Через четыре месяца после принятия Госбюджета РФ на 2017-й и два последующих года, правительство увидело в программе большие расхождения с главным финансовым документом страны и решило привести программу в соответствие с ним. Таким образом, общий объём бюджетных ассигнований на реализацию Программы был сокращён с 511,8 миллиарда рублей до 422,7 миллиарда рублей, то есть на 89,1 миллиарда рублей. По годам картина выглядит ещё более печальней. На 2017 год ассигнования сократились с 46,7 миллиарда рублей до 17, 9 миллиарда, то есть на 28,8 миллиарда рублей. На 2018 год — с 46,7 миллиарда рублей до 20,9 миллиарда, сокращение на 25,8 миллиарда рублей. На 2019 год — с 46,7 миллиарда рублей до 20,5 миллиарда рублей — меньше на 26,2 миллиарда рублей. Ну, не программа, а просто шагреневая кожа!

Более того, несправедливость распределения федеральных средств видна на каждом шагу. Например, основным инструментом Госпрограммы для субъектов Байкальского региона является федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года». Её целью является развитие транспортной и энергетической инфраструктуры для обеспечения ускоренного развития макрорегиона. При разработке и формировании ФЦП в части оказания государственной поддержки за счёт средств федерального бюджета по отношению к трём субъектам Российской Федерации Байкальского региона наблюдается значительная диспропорция финансирования. Так, доля государственной поддержки для Забайкальского края составляет всего 2,15%. Доля государственной поддержки субъектов Дальневосточного региона в ФЦП — 85,33%. Таким образом, на душу населения субъектов Дальневосточных регионов приходится более чем в 4 раза больше средств федерального бюджета, чем на душу населения субъектов Байкальского региона. В свою очередь, доля, формируемая субъектами Байкальского региона в совокупном объёме валового регионального продукта Дальнего Востока и Байкальского региона, составляет 29,06%. Налицо явная несправедливость.

Деньги транзитом

По меткому замечанию Степана Жирякова, жалкое присутствие в программе мероприятий по развитию Байкальского региона, в том числе Забайкальского края, носит «транзитный характер». Вот характерный пример. В состав Госпрограммы впервые вошла отдельная подпрограмма «Поддержка реализации инвестиционных проектов в Байкальском регионе». Как указано в паспорте подпрограммы, результатом её реализации должно стать формирование на территории Байкальского региона конкурентоспособных на внешнем и внутреннем рынках производств в различных отраслях экономики, а также создание новых и модернизация имеющихся рабочих мест. Как видим, серьёзные задачи ставит эта подпрограмма. Для Забайкальского края их решение означало бы реальный существенный прорыв в социально-экономическом развитии. Всё бы хорошо, но вот «маленькая» деталь: ассигнования из федерального бюджета на реализацию данной подпрограммы в Госпрограмме не предусмотрены, напоминает ходячий лозунг Остапа Бендера «идеи наши — деньги ваши». Но денег у нашего региона нет, об этом хорошо известно в правительстве страны. Выходит, подпрограмма записана в Госпрограмму просто для «красного словца»?

А ведь как готовились к выполнению данной подпрограммы! На протяжении 2015-го и 2016 годов в рамках основных мероприятий был проведён первый этап отбора инвестиционных проектов, планируемых к реализации на территории Байкальского региона. Правительством Российской Федерации в ноябре 2016 года утверждён перечень из двух отобранных инвестиционных проектов: освоение Холтосонского вольфрамового месторождения в Республике Бурятия и освоение Аргунского и Жерлового месторождений урана в Забайкальском крае.

Проект по разработке уранового месторождения должен быть реализован в 2016—2025 годах в городе Краснокаменске градообразующим предприятием ПАО «Приаргунское производственное горно-химическое объединение» — дочерним предприятием акционерного общества «Атомредметзолото» (входит в структуру государственной корпорации «Росатом»), Цель проекта — строительство внешней инфраструктуры, позволяющей предприятию обеспечить запуск и последующий выход на мощность в 350 тысяч тонн ураносодержащей руды в год и сохранить действующий уровень производства урана. Без его реализации возможна остановка предприятия, что может привести к сокращению работников и росту социальной напряжённости в регионе. В связи с этим предполагается строительство горнодобывающего комплекса по добыче ураносодержащей руды (рудник №6), которое включено в инвестиционную программу Росатома.

Для финансирования указанных инвестиционных проектов в рамках Госпрограммы правительственной подкомиссией по вопросам реализации инвестиционных проектов на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе было принято решение перераспределить 650 миллионов рублей бюджетных средств в 2016 году с Министерства Российской Федерации по развитию Дальнего Востока на Министерство экономического развития Российской Федерации. Однако это решение до настоящего времени не исполнено. На два последующих года — 2018-й и 2019-й — финансирование этой подпрограммы тоже не предусмотрено. А вот на аналогичную подпрограмму в Дальневосточном округе предусмотрены бюджетные ассигнования в размере 178,24 миллиарда рублей. Да и цифры ставящихся задач несопоставимы. В результате этих подпрограмм во всём Байкальском регионе предусмотрено создать 2,63 тысячи новых рабочих мест, а в ДВО — 25 тысяч. Почувствуйте разницу.

Можно и дальше приводить подобные примеры, сопоставление двух регионов будет не в пользу БР, в том числе Забайкальского края. Но, помнится, пропагандистского шума на стадии формирования Госпрограммы у нас было немало. А конкретной работы с федеральным центром, видимо, оказалось недостаточно.

Владимир Тихомиров. «Экстра» №46 от 15 ноября

О проблемах незаконной добычи золота Степан Жиряков рассуждает на страницах «Забайкальского рабочего».

«Согласен с тем, что для нашего региона незаконная добыча драгоценных металлов остаётся существенной проблемой, которую необходимо решать в кратчайшие сроки. Забайкальский край является старейшим горнорудным районом России. Здесь располагаются значительные запасы различных полезных ископаемых. Поэтому социально-экономическое развитие края всегда было связано с развитием горнорудной отрасли», — говорит он.

К этому хочется добавить, что иначе как разрешением вольного приноса золота для населения проблему не решить. Тут либо пан, либо пропал: либо государство начинает сотрудничать с тысячами людей, которые моют драгметалл, либо эти же люди в статусе воров будут сдавать металл кому угодно. В Забайкальском крае это нужно читать «перкупщикам из Китая».

Незаконной добыче – бой!

Вопрос о регулировании добычи драгоценных металлов в России остаётся актуальным, особенно для регионов СФО и дальнего Востока. Так, уже на протяжении нескольких лет губернатором и правительством Забайкальского края инициируется принятие соответствующего законопроекта о вольноприносительстве.

Эту же тему обсудили на расширенном совещании комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации под председательством члена Совета Федерации Федерального собрания РФ от законодательной власти Забайкальского края, заместителя председателя комитета Степана Жирякова. Мы попросили сенатора рассказать об итогах проделанной работы.

— Степан Михайлович, Забайкальский край — один из регионов, в которых наиболее остро стоит вопрос о незаконной добыче драгметаллов. В каких районах золото добывается наиболее активно?

— Да, согласен с тем, что для нашего региона незаконная добыча драгоценных металлов остаётся существенной проблемой, которую необходимо решать в кратчайшие сроки. Забайкальский край является старейшим горнорудным районом России. Здесь располагаются значительные запасы различных полезных ископаемых. Поэтому социально-экономическое развитие края всегда было связано с развитием горнорудной отрасли. В частности, добыча рассыпного рудного золота в Забайкалье осуществляется с начала XIX века, а запасы золота разведаны практически во всех районах края. Кризис 90-х годов дал старт криминализации данной сферы, впрочем, как и в других регионах страны. И сегодня мы видим следующую ситуацию: незаконная добыча золота осуществляется в пяти районах края — Балейском, Кыринском, Шелопугинском, Красночикойском, Тунгокоченском. Наиболее масштабно золото добывается в посёлке Вершино-Дарасунский и городе Балей, где незаконная золотодобыча ведётся в карьере одноимённого месторождения, которое находится в нераспределённом фонде недр, на техногенке бывшего комбината «Балейзолото», кипит работа «чёрных старателей» и в окрестностях города, на россыпях.

Дарасунское месторождение рудного золота расположено в границах посёлка, лицензия на него у Дарасунского рудника объединения «Южуралзолото», но сейчас оформляется сделка по его продаже. Основной причиной продажи рудника в Южуралзолото называют как раз невозможность победить криминальную добычу золота. Работают «чёрные старатели» и на недействующей шахте «Теремки», и на техногенке рудника. Рядом с посёлком, в долинах речек Жарча и Дарасун, также есть золотые россыпи, на которых промышляют нелегальные золотодобытчики.

— Какой процент населения посёлка задействован в сфере незаконной добычи золота?

— По неофициальным данным, незаконным золотым промыслом занимается почти половина работоспособного населения посёлка, а это около тысячи человек. Нелегальные старатели, образуя бригады или в одиночку, проникают в подземные выработки шахт рудника, обустраиваются там для проживания и работы, отбивают из жил золотосодержащую руду и затем, практически в домашних условиях, извлекают золото. Они оснащены всем необходимым для своей деятельности, все это завозится в посёлок или изготавливается на месте.

— Кто занимается скупкой золота у «чёрных старателей»?

— Основными скупщиками золота на территории Забайкальского края являются не только выходцы из стран СНГ и наших кавказских республик, но и зарубежные соседи. Судя по всему, все незаконные цепочки вывоза золота ориентированы на Китай. На мой взгляд, здесь также можно провести историческую параллель — ведь ещё в начале прошлого века в нашем регионе активно действовали китайцы-золотоноши.

— Какой объем незаконной добычи драгметаллов в целом по России?

— По оценке Союза золотопромышленников, незаконная добыча золота в России составляет ежегодно не менее 15-20 тонн, а это около 10% от легальной добычи. По данным Минфина, в 2016 году добыто 288 тонн. Такие объёмы нелегальной деятельности приносят немалую прибыль криминалу, но ежегодно государству причиняется многомиллиардный вред, воруют все, чем богаты наши недра, а бюджеты всех уровней лишены налоговых поступлений.

При этом при рассмотрении дел по незаконной добыче не учитывается экологический ущерб, ущерб, нанесённый животному миру, рыбе, лесному хозяйству и землепользованию, не взыскивается НДПИ.

— Что делается со стороны правоохранительных органов?

— Масштабы криминального золотодобывающего бизнеса свидетельствуют об отсутствии жёсткого противостояния со стороны правоохранительных органов. Для примера, согласно информации Управления Министерства внутренних дел России по Забайкальскому краю, за десять месяцев прошлого года было возбуждено всего 13 уголовных дел, в рамках которых выявлено 15 уголовных преступлений, предусмотренных статьёй 191 УК России. Из незаконного оборота было изъято 10 тысяч 777 граммов золота стоимостью более 25 миллионов рублей. Но в суд направлено только пять уголовных дел из 13 и по семи преступлениям из 15. Из них судом рассмотрено уже два уголовных дела, виновным назначено наказание по пять лет лишения свободы, но условно.

Такой же минимум по административной ответственности. Например, отделом полиции Тунгокоченского района за девять месяцев 2016 года составлено всего 18 протоколов по статье 19.14 КоАП России. Привлечено к административной ответственности в виде штрафов по 3 тысячи рублей 16 правонарушителей. По статье 20.17 КоАП составлено пять протоколов. Наложено пять административных штрафов по 3 тысячи рублей. При этом отсутствует информация о выявлении и пресечении каналов скупки и поставок незаконно добытого металла.

— Что, на Ваш взгляд, влияет на результативность работы правоохранительных органов?

— Такие скромные итоги работы правоохранительных органов, возможно, обусловлены малым штатом сотрудников, а также изменениями в законодательстве. При этом они отнюдь не говорят о полномасштабной борьбе с криминалом в золотодобыче. Считаю, что незаконная добыча не только драгметаллов, но и всех полезных ископаемых является хищением государственной собственности, что относится к статье 158 УК, и это уголовное преступление. Однако на сегодня данная деятельность не является хищением, пока, согласно п. 4 статьи 2 Федерального закона «О драгоценных металлов и драгоценных камнях», добытые драгметаллы и камни не перешли в собственность РФ. И нелегальная добыча рассматривается всего-навсего административным правонарушением, как пользование недрами без лицензии, что влечёт наложение административного штрафа на граждан в размере от 3 до 5 тысяч рублей. А судебная практика привлечения лиц к уголовной ответственности по статье 191 УК РФ сегодня сводится лишь к условным срокам лишения свободы и малозначительным штрафам, даже при повторных осуждениях Таким образом, степень ответственности за незаконную добычу и незаконный оборот драгоценных металлов просто несоизмерима с размерами доходов, получаемых криминальными структурами

— Какие меры необходимы для ужесточения борьбы с незаконной добычей драгметаллов?

— С учётом многогранности проблемы меры по борьбе с незаконной добычей полезных ископаемых должны быть комплексными и направлены, с одной стороны, на создание условий для легальной деятельности граждан, с другой — на ужесточение наказания за незаконную добычу полезных ископаемых, введение наказания за хранение, транспортировку и куплю-продажу незаконно добытых драгоценных металлов и усиление контроля за нелегальной добычей полезных ископаемых.

Так, на прошедшем совещании мною было предложено ввести в Уголовный кодекс Российской Федерации изменения, предусматривающие серьёзное ужесточение ответственности за незаконную добычу драгметаллов и криминальные сделки с ними. Уверен, что это просто необходимо, так как в настоящее время незаконная деятельность ведётся практически открыто, и основной причиной этого является отсутствие реальной угрозы наказания. Поэтому все преступления в этой сфере должны квалифицироваться исключительно как уголовные, с ужесточением при повторном выявлении такого преступления. Пока в отношении физических и должностных лиц не будут возбуждаться уголовные дела, которые будут доводиться до реального наказания вплоть до лишения свободы с присуждением многомиллионных штрафов, конфискации техники, ничего мы с вами не изменим. Нужно срочно вносить и принимать такие законы.

Необходимо также усиление развёрнутого контроля над выявлением незаконной добычи полезных ископаемых. В связи с этим нужно усилить мониторинг за проводимыми на территории регионов горными работами в режиме фиксации средствами космического и воздушного мониторинга по образцу мониторинга пожаров и лесных разработок. Также нужно в каждом регионе при исполнительной власти субъекта РФ создать межведомственную группу по организации проверок в оперативном режиме незаконной добычи или поступления сигналов об этом. В её состав должны войти представители исполнительной власти региона, региональных управлений Роснедр, Росприроднадзора, Федерального агентства лесного хозяйства, прокуратуры, ОБЭПУМВД.

Но при этом, возможно, даже не параллельно с усилением контроля и ужесточением уголовной ответственности, а с опережением, необходимо создавать правовую базу государственной помощи, защиты, упорядочения этой деятельности. Добиться, таким образом, нивелирования у криминалитета всех преимуществ за счёт предложения государством понятного и надёжного, в том числе с точки зрения личной безопасности, механизма и правил деятельности самозанятых индивидуалов. Причём предлагаю даже подумать о некой амнистии всех лиц, занятых в криминальной золотодобыче, но на установленный период легализации. На мой взгляд, следует обязательно уделить внимание процессу и инструментам легализации данной деятельности в сфере добычи драгметаллов, например, с введением на период амнистии приёма готового металла.

И, естественно, необходимо принятие закона о вольноприносительстве. Соответствующее решение — предложить, с учётом социальной составляющей, Государственной Думе принять в весеннюю сессию 2018 года Федеральный Закон «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и другие законодательные акты Российской Федерации, проект которого был внесён членами СФ и ГД 20 сентября 2010 года и принят в первом чтении в декабре 2011.

— Что даст Забайкальскому краю принятый закон о вольноприносительстве?

— При рассмотрении проблемы незаконной добычи драгоценных металлов в сложных, с социальной точки зрения, регионах, таких как наш Забайкальский край, принятие данного закона даст мультипликативный положительный социально-экономический эффект, который будет выражен в самозанятости местного населения, росте его благосостояния, в увеличении внутреннего денежного оборота в районах края. снижении уровня бытовой преступности и развитии сопутствующего бизнеса.

— Что сегодня необходимо для положительного решения вопроса?

— Чтобы закон был принят, нам нельзя останавливаться, нужно продолжать работу в данном направлении. Глубоко убеждён в том, что только совместными усилиями и комитетов Совета Федерации, и губернатора, и правительства Забайкальского края мы сможем достичь результата. Уверен, взаимопомощь и поддержка в лоббировании общих интересов даст тот необходимый эффект, который в итоге положительно скажется на социально-экономическом развитии всего нашего региона.

— Спасибо за интервью.

Валентин Михайлов. «Забайкальский Рабочий» №215 от 14 ноября

Материал сенатору посвятила и «Вечорка». Открытое письмо бывшая коллега Степана Жирякова адресовала Наталье Ждановой. Правда, что после его получения должна сделать глава региона, не совсем понятно.

Открытое письмо Наталье Ждановой (копия Путину)

5 ноября 2017 года в утреннем эфире ГТРК «Чита» прозвучала беседа журналиста Кунгурова с С.М. Жиряковым по случаю запуска в работу Быстринского ГОКа. В этом интервью мы услышали слова Жирякова о том, что он 40 лет своей трудовой деятельности посвятил работе горнорудной промышленности Забайкалья, её развитию.

В становлении и развитии нашего Первомайского ЗабГОКа мы обязаны Марову Д.М., Елохину С.М., Козыренко И.Н., Змановскому П.П.,Горохову Н., Попову Ю.Г.; начальникам цехов, таким как Слюсарев Т.Г.,Безуглов, пришедшему им на смену Гребенкину А.Т., Усенко А.И., Руденко Б.Я., Теличану Ю.С., Бекетову А.И.; многим нашим рабочим: экскаваторщикам, бульдозеристам, водителям карьерного транспорта, работникам обогатительных фабрик и вспомогательных цехов. Это при них предприятие крепло, развивалось и расширялось. Строились жилые дома, социально-культурные объекты. Посёлок жил полноценной, созидательной жизнью.

Работу Жирякова в нашем ГОКе как специалиста я не припоминаю, а вот как председателя заводского комитета профсоюза помню хорошо. Только не как защитника прав трудящихся, его работа заключалась в распределении квартир, машин, путёвок на курорты и дома отдыха. Благо, комбинат входил в состав Министерства среднего машиностроения (сейчас Атомпром) и имел льготы по данным видам соцобеспечения. Поэтому удовлетворять потребности трудящихся было незатруднительно.

А когда в стране начались перестроечные времена, когда к власти пришли псевдореформаторы, тогда и работу Жирякова я оцениваю не как созидательную, а как разрушительную.

В 1992 или 1993 году (точно не помню) Степан Михайлович был назначен директором строящегося рудника на Этыкинском месторождении в п. Золотореченск. К этому времени там было построено несколько промышленных объектов: большая прирельсовая база, проложена железная дорога от ст. Безречная около 60 км, водовод — 70 км, сортировочная фабрика, котельная и другие объекты. На пенсию я ушла с 1.01.98 г., и к этому времени были разобраны железная дорога, водовод. Все было продано в Китай как металлолом. Посёлок был заброшен, жители остались на самовыживании. А Степан Михайлович возглавил «Забзолото» Читинской области.

В нашем ГОКе «Забзолото» арендовало вторую фабрику, которая ранее перерабатывала ермаковские руды. На этой фабрике началась переработка золотосодержащей руды В. — Дарасунского рудника. Золото добывали, отправляли на аффинажный завод, а за аренду фабрики, за потреблённую энергию, за тепло, воду «Забзолото» с комбинатом не рассчиталось, и рабочие остались без зарплаты.

Хочется спросить у Степана Михайловича и о том, каким образом и за счёт каких средств были получены квартиры в Чите, в доме, построенном «Забзолотом», первыми лицами комбината, такими как Адосик Г.М., Молибог Ю.Л., Тарских С.И., Курсинов И.И.?

Кроме того, полностью прекратил своё существование и золотодобывающий В. — Дарасунский рудник. Когда случилась трагедия на одной из шахт этого рудника, когда погибло 26 шахтёров, Жиряков уверял, что будет все восстановлено, но вместо восстановления шахта остановила свою работу, а работники шахты отправились на биржу труда. Рудник прекратил своё существование, как и наш Первомайский ГОК. И это называется «созидание»?

Сейчас многие жители этих посёлков вынуждены искать работу на стороне, работая вахтовым методом, бросая свои семьи на несколько месяцев. Сегодня Степана Михайловича волнуют черноискатели в заброшенных шахтах В. — Дарасуна. А на что им жить? На какие средства кормить, одевать, учить своих детей? А в каких условиях им приходится работать, ежеминутно рискуя своей жизнью? Если Жиряков знает о работе шахтёров, то ему должно быть известно, на какие жертвы они идут ради спасения своих семей. Аналогична участь и Балейского золотодобывающего рудника и посёлка.

Сейчас Жиряков, забросив Забайкалье, проживает в Москве, представляя в Совете Федерации наш регион, который, как известно, занимает последние места среди регионов России.

А Вас, Наталья Николаевна, хочется спросить, за какие именно заслуги в развитии горнорудной промышленности Забайкалья был представлен к награде орденом «За заслуги перед Отечеством» С.М. Жиряков, сообщение о чём прозвучало в эфире 8 ноября?

Я родилась в п. В. — Дарасунский, проработала в Первомайском на ГОКе 35 лет, из них 30 лет в плановом отделе. Если я в чем-то неправа, пусть меня судит народ.

Г.В. Миронова. «Вечорка» №46 от 15 ноября

«Ходил паром, но он давно на берегу. С него железо отпиливают те, кому оно нужно. А дети в школу и некоторые женщины на работу из Аргуна добираются на лодках даже во время шугахода. А как только река встаёт, мы на второй день доски бросаем, и детишки по ним топают. Слава Богу, пока без происшествий», — это про сёла Большие Боты и Аргун, реку Шилку и не то чтобы даже про безалаберность руководителей разного масштаба, за исключением разве что муниципального – от них тут вряд ли ремонт парома зависит, – а про то, как случаются трагедии. Много лет опаснейшие вещи кажутся вроде как нормальными, но однажды «авось» не срабатывает.

Большие Боты, где Шилка стиксом может стать

В Большие Боты Сретенского района репортёрская группа направилась прямиком из… северного Тунгокочена. Цифры на одометре редакционного «Мицубиши» приближались к отметке 1000 км. До Бот оставалось всего-то ничего, вёрст пять, не больше.

— Твою мать, колесо! — Моя трехэтажная лингвистическая конструкция разбудила задремавшего напарника Егора Захарова.

— Как же тут красиво, — молвил он, едва продрав глаза. — Далеко ещё?

Ломовской бычок

Поначалу нам показалась сложной дорога до северного Тунгокочена и обратно. Но поверьте, это автобан немецкий по сравнению с теми 120-ю километрами, которые надо проехать от Сретенска до Больших Бот. И желательно по ней же вернуться обратно. Другой просто нет. Представьте себе горно-таёжный серпантин, причём почти на всём пути однополосный, с очень резкими поворотами. Даже местные побаиваются там ездить. Самый опасный участок, по их словам, и в чём мы лично убедились — это отрезок между сёлами Ломы и Фирсово. Узкий карниз, нависший над пропастью, по которому надо умудриться проехать, не оступившись вниз или не протаранив за очередным резким виражом встречную машину. Двум автомобилям там просто не разойтись. В народе этот участок прозвали «ломовской бычок».

Там умер легендарный Журавлёв

Большие Боты — бывшая казачья станица. Раньше село называлось Плотниково, однако потом было переименовано в Боты.

«Тут просто из цельных стволов лодки такие выдалбливали, они боты назывались. Отсюда и название наше», — провёл свой ликбез худрук местного клуба Алексей Плотников — потомок первооснователей станицы.

Алексей Иванович по совместительству является хранителем местного краеведческого музея. От него мы узнали, что легендарный командир красных партизан Павел Журавлёв умер именно в ботоканской больнице, чему есть документальное подтверждение.

Сегодня в селе проживает менее 150 человек. Есть средняя школа, в которой обучается 90 детишек из пяти окрестных сёл. Два магазина, пекарня своя. Люди живут, а точнее выживают за счёт реки, где пока не перевелась рыба, и тайги. Там в основном бьют соболя, цены на шкурки которого стремительно падают.

«Где это видано — за шкуру по 2-3 тысячи рублей дают. Это ж сколько наколотить его надо, чтобы прожить?» — возмущается Алексей Иванович.

Паноптикум — они благодарны Горбачёву

И даже хотят видеть его вместо Владимира Путина на посту Президента РФ.

— Михаила Сергеевича мы сильно уважаем. При нём наше село только и развивалось. Благодаря ему нам провели свет, построили дорогу и среднюю школу. Ни при Ельцине, ни при Путине о нас болmше никто не вспоминал. Детей с того берега и то на лодках в школу доставляем. А при Горбачеве ходил паром. Надо его в президенты, тогда, может, и о нас вспомнят, — говорит Алексей Плотников. По его словам, в 41-м на войну с фашистскими гадами из села ушли 100 мужиков. Живыми вернулись лишь 28 из них. Уже три года подряд жители Больших Бот принимают участие во всероссийской акции «Бессмертный полк».

— Вот это наш земляк Николай Зыков. На него в 42-м похоронка пришла, а он, оказывается, в госпитале лежал. Потом долго прожил, учительствовал в школе у нас. А это наш защитник Ленинграда Александр Вырупаев. Ему ногу там оторвало, это его и спасло от гибели, в госпиталь попал. А вот Дмитрий Иванович — защитник Сталинграда. Ему осколком стегно разворотило, через Волгу перевезли на плоту, тоже жив остался. Орденом Славы награждён, — Алексей Иванович про своё село может рассказывать вечно.

Дети, по его словам, должны знать свою историю. При этом он трепетно сдувает музейную пыль с бюста Владимира Ильича и сокрушается по поводу уничтоженной в селе большевиками церквушки.

XXI век в Забайкалье — в школу на лодке

На противоположном берегу широкой и глубокой в тех местах Шилки притулилось село Аргун. Своей школы там нет. Поэтому аргунские детишки учатся в Больших Ботах.

Дважды в день они вынуждены рисковать жизнями. В дождь, жару и стужу до школы, которая расположена на другом берегу Шилки, они добираются на латаных рыбацких лодках.

Некоторые из них проживают в интернате. Остальным не повезло. До них школьный автобус по понятным причинам добраться не может. Вот и вынуждены их отцы на лодках, гребя вёслами, по утрам и вечерам доставлять своих отпрысков на другой берег и обратно. В эти дни у школьников были каникулы, поэтому сфотографировать этот ежедневный подвиг мы не смогли.

По словам Алексея Плотникова, при советской власти в Ботах был паром, который лет 20 уже ржавеет на берегу.

— Ходил паром, но он давно на берегу. С него железо отпиливают те, кому оно нужно. А дети в школу и некоторые женщины на работу из Аргуна добираются на лодках даже во время шугахода. А как только река встаёт, мы на второй день доски бросаем, и детишки по ним топают. Слава Богу, пока без происшествий, — сказал Алексей Иванович.

Реакция губернатора

Об этом позорном для Забайкалья XXI века факте «Вечорка» поведала губернатору Наталье Ждановой. Произошло это 10 ноября во время её встречи за пресс-завтраком с редакторами забайкальских СМИ. Наталья Николаевна, судя по реакции, не совсем понимала серьёзность проблемы. В конце концов она прониклась и молвила: «Да что Вы говорите? Детей на лодках по реке в школу? Не может быть! На дворе же XXI век!»

О том, что в живописуемых сёлах в настоящее время нет сотовой связи, а стационарная также исчезает, когда отрубают свет, я объяснять ей не стал. Пусть с одной проблемой разберётся.

А уже в Чите мне приснился сон, что ожили участники «Бессмертного полка»: Дмитрий Иванович, раненый под Сталинградом; защитник Ленинграда Александр Вырупаев; Николай Зыков с ошибочной похоронкой и, Бог с ним, красный партизан Павел Журавлёв. Что встали они из могил, смазали свои проржавевшие «трёхлинейки» с ППШ и дали наконец-то бой зажравшимся чиновникам и депутатам, которые бросили на произвол судьбы их потомков, их Победу.

Владимир Кантемир. «Вечорка» №46 от 15 ноября

Чего не хватает Большим Ботам, так это внимания руководства края и депутатов рангом чем выше, тем, хочется надеяться, эффективнее. Например, Юрия Волкова, который сейчас работает в Госдуме. В своём интервью он рассказывает про то, почему в Забайкалье не получается прилетать каждый месяц, и какое внимание федерация уделяет его родному региону.

Свой человек в Госдуме

О войне с алкоточками и сражениях за районный коэффициент

На вопрос «Почему вы решили стать депутатом Госдумы?» он отвечает: «Потому что Забайкалье в Думе должны представлять люди, которые родились и работали в крае, для которых проблемы людей близки». Член фракции ЛДПР в нижней палате парламента РФ, а в недавнем прошлом депутат заксобрания региона Юрий Волков в эксклюзивном интервью «Экстре» рассказал, какие темы заботят его сегодня больше всего, и есть ли у депутата от не самого большого субъекта федерации возможность влиять на происходящее в стране.

Инициатор «Байкала»

— Работа в Госдуме и законодательном собрании края — ощутимы отличия?

— Отличия принципиальны, прежде всего, масштабами принимаемых решений. А ещё и тем, что ключевые вопросы имеют чёткую политическую составляющую.

— В Забайкалье после выборов часто бываете?

— Помимо Забайкальского края связь с избирателями я держу ещё и в Бурятии, Якутии, на Чукотке, поэтому не получается каждый месяц прилетать домой. Но связь поддерживается постоянно — в первую очередь, через помощников и через депутатов фракции ЛДПР в краевом парламенте. Большой поток информации идёт через социальные сети. Много внимания уделяю работе со СМИ, поэтому постоянно нахожусь в забайкальском информационном пространстве.

— Сложно ли депутату от Забайкалья внести в Госдуму свой законопроект?

— Сегодня система отношений законодательной и исполнительной власти устроена таким образом, что подавляющее большинство законов вносится в Госдуму правительством. В условиях, когда правительство фактически не подотчётно парламенту, возникает серьёзный перекос. А на законопроекты депутатов чаще всего поступают отрицательные отзывы из правительства, а это всегда означает, что у них невысокие шансы на принятие. Поэтому большой пласт работы — это поправки правительственных законов.

— Каким образом тогда вы выстраиваете свою работу?

— Первый блок — это работа с избирателями, активом ЛДПР и общественными организациями в регионе. Из общественных организаций я бы выделил, прежде всего, Федерацию профсоюзов. Второй блок определён моим членством в комитете Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления. Это, соответственно, проблемы муниципалитетов и 131-ФЗ. Третий блок — это работа в межфракционной группе «Солидарность» — тут рассматриваются вопросы социально трудовых отношений. Четвёртый блок — работа в межфракционной группе «Байкал», которая занимается экологическими и социально-экономическими вопросами Байкальского региона. Эта группа была создана по моей инициативе и объединяет депутатов трёх регионов — Забайкалья, Бурятии и Иркутской области. И пятый блок — это партийная нагрузка в рамках школы ЛДПР. То есть вся деятельность достаточно структурирована.

Тушить самим не дадут?

— Относительно недавно вы занялись проблемой нелегальной торговли алкоголем в магазинах на примере пресловутой «Айпары». Очевидно, что власти и надзорные органы законными методами не могут пресечь деятельность наглых торговцев. Когда, на ваш взгляд, закон позволит более жёстко бороться с такими нарушителями?

— Для меня сегодня очевидно, что запрет на продажу алкоголя в ночное время не действует. Крупные магазины, работающие в системе ЕГАИС, соблюдают требования закона, а в мелких точках из-под прилавка можно что угодно купить круглые сутки. Самым наглым примером является небезызвестный магазин на улице Ленинградской, который фактически расположен через дорогу от УМВД. В августе я вместе с телеканалом ЗабТВ участвовал в ночном рейде — там торговля шла со скоростью «один человек в минуту». Я понимаю и разделяю раздражение людей, потому что этот магазин подрывает авторитет властей. К сожалению, они не могут справиться с этой ситуацией на протяжении долгого времени, что говорит либо о низком их авторитете в регионе, либо о нежелании в этой ситуации разбираться и как-то её решать.

Наша фракция поддержала закон, по которому резко возросли суммы штрафов, а статья за незаконную торговлю алкоголем стала уголовной.

Поэтому сегодня есть все инструменты для борьбы с этим злом. Я встречался с полковником Александром Щегловым — новым начальником краевого управления внутренних дел — по этому вопросу. У него есть сегодня чёткий план работы. Надеюсь, что он поставит в этой истории точку.

— Недавно вы сообщили, что, скорее всего, у Забайкалья заберут полномочия по тушению лесных пожаров. Очевидно, что вы поддерживаете такое решение. Почему?

— О проблеме передачи полномочий по тушению лесных пожаров на федеральный уровень говорят уже давно. Забайкальский край и Бурятия не справляются с этой задачей по ряду объективных причин. Из-за нашего тощего бюджета ежегодно выгорают десятки, а то и сотни тысяч гектаров тайги. При этом цифры пожаров постоянно занижаются. А федералы — МЧС и Рослесхоз — подключаются слишком поздно. Вопрос назрел. Наш комитет является ответственным по закону об изъятии полномочий. При его рассмотрении в качестве примера были приведены Забайкалье и Бурятия (хотя, конечно, закон не исчерпывается двумя регионами и полномочиями по тушению пожаров). Тут есть определённые проблемы — переподчинение сил и средств будет сложным процессом. Надо сделать так, чтобы люди не лишились рабочих мест. Но, в целом, такое решение нужно только приветствовать.

— Минфин России вновь заговорил о районном коэффициенте в Забайкалье, а, точнее, о желательности его отмены. На ваш взгляд, насколько серьёзны намерения министерства?

— Федеральный Минфин настаивает на отмене районного коэффициента. Более того, увязывает эту отмену с предоставлением дополнительной финансовой помощи. Но с таким подходом согласиться нельзя. Регион не сможет компенсировать отмену коэффициента людям. Это приведёт к разрыву размеров зарплат в бюджетном и частном секторе. Кроме этого, с зарплат взимается НДФЛ, и выпадающие доходы бюджета по этому налогу будут больше, чем затраты на выплату коэффициента. То есть эта отмена не имеет экономического обоснования. Я несколько раз эту проблему поднимал перед представителями Минфина. Уверен, что в диалоге получится отстоять интересы забайкальцев.

Выбить долги

— Правда ли, что из Москвы проблемы регионов видны лучше? Или наоборот — Москва этих проблем не замечает?

— К большому сожалению, центр сегодня проблемы регионов не всегда видит. А сами федеративные отношения в условиях отсутствия бюджетной самостоятельности становятся очень призрачными. Приведённый выше пример об отмене районного коэффициента тому подтверждение. Сегодня избирательный подход к регионам является политической реальностью. И разовые приезды в Забайкалье федеральных министров погоды не делают.

— Что вы уже можете назвать успехом своей работы в Госдуме, и какие планы есть на самую ближайшую перспективу, так сказать, до Нового года?

— В моём портфеле несколько законопроектов социальной направленности. Надеюсь, что удастся их защитить. Кроме этого, мне удалось добиться того, чтобы выплату долгов федеральных структур по услугам ЖКХ в Забайкалье курировал бюджетный комитет Госдумы. Тут речь идёт о сумме в 1,5 миллиарда рублей. Это предложение поддержал председатель Думы Вячеслав Володин. В начале декабря наш комитет будет проводить парламентские слушания по проблеме дорог местного значения. Предполагается участие одного из глав забайкальских районов. Это ещё одна возможность актуализировать на площадке Госдумы проблемы нашего региона и выйти на их законодательное решение. В этом, конечно, основная цель депутатской работы. Хочется верить, что поэтапная и систематическая депутатская работа и постоянное привлечение федералов к нашим проблемам принесут свои плоды. Потому что очень хочется, чтобы люди в Забайкалье жили лучше.

Артём Стромилов. «Экстра» №46 от 15 ноября

Вопрос об условиях для забайкальского бизнеса в последние годы не обсуждали только воспитанники детсадов, остальные уже знают, какие у нас в регионе высокие тарифы, как гордума Читы задрала ставку по налогу на имущество, почему немного отыграла эту ставку в меньшую сторону и про то, что «скоро все уедут, одни китайцы останутся».

Предприниматели в Чите подняли шум после роста налоговой ставки с 0,3% до 2%, из-за широкого резонанса сокращённую до 0,5%. В Чернышевске картина намного серьёзнее: там бизнес уже давно платит по ставке выше 1%. В этом году нагрузка стала максимальной и достигла 2%.

«Индивидуальный предприниматель М.А. Цаплин, занимающийся перевозками, в 2015 году оплатил налог на имущество в сумме около 8 тысяч рублей. В 2016 году этот же вид налога обошёлся ему уже в 102 тысячи рублей! То есть увеличение превысило 11 раз! Откуда такие прыжки? Да просто городские власти планомерно повышают коэффициент налога на имущество: в 2015 году он составлял 0,5, в 2016 — 1,5, а цифра на текущий год уже равна двум. То есть это увеличение — не последнее», — пишет Татьяна Гусева.

«Памятник» малому бизнесу по-Забайкальски

Последние осенние события в крае по поводу увеличения налоговой нагрузки на малый и средний бизнес преподносятся под разными знаками: предприниматели уйдут в тень или сбегут из Забайкалья. Хотя последний вариант, судя по обстановке, уже представляется проблематичным…

В сентябре предприниматели Чернышевского района обратились к уполномоченному по правам человека в Забайкальском крае Виктории Бессоновой с просьбой повлиять на снижение налоговых ставок на имущество. Налог на имущество для физических лиц является местным налогом, и ставку по своему усмотрению могут менять органы местного самоуправления. Налог на имущество организаций является региональным налогом, и тут регулятором выступает краевая власть, или Министерство экономического развития. По той причине, что экономика для развития нуждается в деньгах, а где их взять?

Вот и пошло по краю «поветрие» под девизом «А не заглянуть ли нам в предпринимательский карман?». Результат предсказуем. В обращении чернышевцев содержится конкретная цифра: 100 ИП просто исчезнут, не выдержав нагрузки. А результат? Пополнение числа безработных и снижение налоговых сборов.

А теперь рассмотрим это бремя на конкретном примере. Индивидуальный предприниматель М.А. Цаплин, занимающийся перевозками, в 2015 году оплатил налог на имущество в сумме около 8 тысяч рублей. В 2016 году этот же вид налога обошёлся ему уже в 102 тысячи рублей! То есть увеличение превысило 11 раз! Откуда такие прыжки? Да просто городские власти планомерно повышают коэффициент налога на имущество: в 2015 году он составлял 0,5, в 2016 — 1,5, а цифра на текущий год уже равна двум. То есть это увеличение — не последнее.

Увеличился у предпринимателя и налог на землю: от 20 до 98 тысяч за один год. В целом, если суммировать, то в год предприниматель заплатит 250 тысяч налогов. А на какие средства развиваться? Он подсчитывает: «В 2017 году за имущество уже больше 150 тысяч придётся платить, а самое интересное, что я являюсь физическим лицом и если перестану заниматься бизнесом, то всё равно буду платить такую же сумму».

Кстати, продать своё имущество предпринимателям сейчас тоже проблематично по той причине, что его стоимость из-за введения кадастровой оценки просто сказочно возросла. Например, предприниматель, занимающийся розничной торговлей, купил в селе помещение под магазин за 200 тысяч рублей. Теперь, согласно кадастровой оценке, это же здание стоит больше миллиона рублей. Кто в селе купит за такие деньги?

Вот и прикован наш предприниматель к своему бизнесу без наручников. Бросить — значит просто оставить памятник малому бизнесу. По-Забайкальски. На разорение.

Татьяна Гусева. «Земля» №45 от 14 ноября

И напоследок – о светлом, добром и вечном.

«Она рано познала и сиротство, и взросление. Целеустремлённая девочка мечтала стать учительницей. И стала ею, успешно окончив Агинское педагогическое училище. Работала в школах Забайкалья, позже — партийным работником, в 21 год став членом КПСС. Во все времена вела большую общественную работу, которая стала настоящей жизненной школой. Не зря говорят, что труд — отец всех побед! Она много трудилась и многого в жизни достигла. И самого, наверное, главного — признания людей за добрые дела и светлую душу». – это всё про руководителя совета ветеранов войны и труда города Петровска-Забайкальского Тамару Васильеву.

Обязательно прочитайте. Не для информации – для души.

Свет души

Живёт на петровск-забайкальской земле видный общественный деятель, удивительно светлый, добрый и отзывчивый человек с нелёгкой судьбой и открытой душой – Тамара Ивановна Васильева.

Почётный гражданин города, больше 27 лет возглавляет общество милосердия «Доброта», около десятка лет — городской Совет ветеранов войны и труда. Убеждённый коммунист с 56-летним стажем, беспокойный патриот своей малой родины. Замечательная женщина, настоящая русская красавица, любящая мама и бабушка. Горожане — стар и млад — знаком с Тамарой Ивановной по её добрым делам и оттого уважает. Она — неординарная личность. Человек, любящий и понимающий земляков, по зову сердца стремящийся делать их жизнь лучше. Не случайно стала лауреатом конкурса «Социальная звезда» в номинации «С любовью к людям». И это далеко не единственные её награды за долгую многотрудную жизнь.

Кладезь истории города

Совет ветеранов — просторная светлая комната — воистину кладезь исторического богатства города и его людей. Столько книг, брошюр, альбомов, стендов и богатого материала собрано, бережно хранится и издано стараниями и при участии председателя Совета ветеранов. Сколько осуществлено ярких проектов и задумок! Помещение напоминает скорее комнату боевой и трудовой славы, а деятельность Совета по заслугам оценена и в городе, и в крае.

Наши уважаемые ветераны и инвалиды разных возрастов не скучают в одиночестве. Они всегда желанные гости здесь, их выслушают, помогут решить житейские проблемы, пригласят на мероприятие, организуют досуг.

Несмотря на солидный возраст, Тамара Ивановна сама посещает своих подопечных на дому.

Если это День пожилых людей или преддверие 9 Мая — с подарками, тёплым словом признательности. Не обделит вниманием и болящих — обязательно навестит в стационаре больницы.

Такой она беспокойный человек. А ведь в Петровске семь тысяч пенсионеров, 46 «первичек» в организациях, и всё и все всегда в поле зрения Совета ветеранов и его беспокойного председателя! На памяти горожан яркий проект «Созвездие «Моя малая родина», когда одна за другой взошли звёзды петровских людей труда — 16-ти ветеранов: педагогов, металлургов, железнодорожников, медицинских работников. Две таких звезды зажглись в Дни муниципалитета в краевой филармонии — узнала Чита о супружеской паре музыкантов детской школы искусств Измайловых — Владимира Иннокентьевича и Раисы Семёновны. Звезда краеведа Василия Ивановича Агафонова зажглась в краеведческом музее; заслуженного тренера Анатолия Михайловича Кулькова — во Дворце культуры и спорта; художника Николая Михайловича Полянского — в Музее декабристов, увы, посмертно.

Придя восемь с половиной лет назад на пост председателя городского Совета ветеранов, Т.И. Васильева, наряду с другой неотложной работой, провела поистине титаническую — по восстановлению списков ветеранов закрывшихся в Петровске предприятий. Сотни людей тогда чувствовали себя обделёнными и обиженными. Как дороги были первые тёплые встречи, на которые с удовольствием собирались целые коллективы некогда преуспевающих предприятий и организаций города — цехов металлургического завода, смешторга, комбината бытового обслуживания, райпо, мебельно-деревообрабатывающего комбината… Каждая встреча — радость единения, возможность делиться дорогими сердцу воспоминаниями. Со слезами ветераны благодарили организаторов за то, что вспомнили, собрали и, можно сказать, возродили к жизни.

Вообще, ко всему здесь подходят с особым вниманием, дальновидно и творчески. Новый проект «Наши легендарные земляки» увенчался изданием двух эксклюзивных книг, состоящих из шести разделов, в которых и герои войны, и герои труда, и легенды спорта, и матери-героини города… Снова титанический труд. Но наша Тамара Ивановна словно не знает устали. Встречается с людьми, отыскивает интересные факты из жизни легендарных земляков, фотографии из семейных альбомов, памятные даты биографий. Книги — живая история, которую со временем совет ветеранов, как и другой богатый ценный материал, мечтает передать в краеведческий музей. А пока книги путешествуют по школам, училищам, их смотрят, читают, ими восхищаются жители города самых разных возрастов и профессий. В канун Нового года будет подведён итог очередного творческого проекта. А у Тамары Ивановны уже есть новые задумки и планы. Неисчерпаемый родник.

Какие наши годы!

Итак, наш Совет ветеранов — это несколько десятков активистов, объединяющих пенсионеров города. Работа здесь кипит настоящая, творческая, каждодневная. В том числе большая патриотическая с молодёжью.

А председатель поспевает всюду. Вот она, в строгом костюме, говорит яркую речь без бумажки и подглядки — от сердца, на городском мемориале. А вот в русском сарафане запевает в народном хоре ветеранов «Петровчанка». Или лихо отплясывает кадриль с танцевальным коллективом ветеранов «Калинушка»…

При Дворце культуры и спорта созданы несколько клубов для пожилых людей города – танцевальный «Калинушка», клуб «Здоровье». При Центре детского творчества многие годы действует клуб садоводов и огородников «Подворье», при библиотеке — клуб «На завалинке». 23 года не теряет задора народный хор «Петровчанка», 28 лет действует общественная организация «Доброта».

О ней — разговор особый.

Доброта от «Доброты»

До того, как возглавить совет, и по сей день Тамара Васильева председательствует ещё в обществе милосердия «Доброта»! Оно создано на общественных началах и по её личной инициативе. Многие годы «Доброта» обогревает своим теплом инвалидов детства, малообеспеченные семьи. Сама вырастив ребёнка-инвалида, Тамара Ивановна хорошо знала, как это нелегко, как нуждаются в помощи, участии, общении и добром слове люди, по состоянию здоровья лишённые многих возможностей.

Какие она устраивает встречи, чаепития, выставки прикладного искусства детей-инвалидов, организовывает акции по сбору одежды для них и малообеспеченных семей. На одной такой встрече для детей-инвалидов и их родителей мне довелось побывать. Тамара Ивановна и её замечательная семья — муж Валерий Михайлович, дочь Маргарита — почти всё на праздничный стол принесли из дома. Мама с дочкой навязали тёплые подарки — носочки, варежки, шарфы. Напекли пирогов, наготовили вкусностей. Всё по-домашнему, тепло, сердечно, искренне. Надо было видеть глаза ребятишек и мам, их радость и благодарность. В обыденности Т.И. Васильева тоже находит время и посещает дома и квартиры, решает проблемы, стараясь хоть как-то облегчить жизнь людям непростой судьбы.

Надёжный тыл

Кто-то из великих сказал: «Сильные люди всегда просты. В этом их сила». Удивительно верные слова, которые можно по праву адресовать героине моего повествования. Тамара Ивановна родилась незадолго до Великой Отечественной седьмым ребёнком в многодетной семье горного мастера в посёлке Калангуй Оловяннинского района. Она рано познала и сиротство, и взросление. Целеустремлённая девочка мечтала стать учительницей. И стала ею, успешно окончив Агинское педагогическое училище. Работала в школах Забайкалья, позже — партийным работником, в 21 год став членом КПСС. Во все времена вела большую общественную работу, которая стала настоящей жизненной школой. Не зря говорят, что труд — отец всех побед! Она много трудилась и многого в жизни достигла. И самого, наверное, главного — признания людей за добрые дела и светлую душу.

Большое счастье — надёжный тыл, семья. Ими Тамара Ивановна тоже не обделена. Около пяти десятков лет прожила в любви и согласии с супругом Валерием Михайловичем, которого, к сожалению, уже нет в живых, От той любви у Васильевых родились дети — Роман и Маргарита. Проверкой на прочность семейных уз стало испытание, выпавшее на их долю: ребёнок-инвалид. Многие годы с Васильевыми жил глухонемой брат Тамары Ивановны. На всех хватало и любви, и ласки, и заботы. Сегодня нет в живых ни брата, ни сына Ромы, которому исполнилось бы 55, ни любимого супруга. Эти утраты невосполнимы. Надежда и оплот — семья дочери Маргариты, любимые внучки Анастасия, Валерия, Екатерина — умницы и красавицы. Подрастает в семье мужчина — правнук Андрейка, ему год и три месяца. Они — смысл её жизни, а она — их, Дочь Маргарита Валерьевна так и говорит: «Моя мама — моё богатство!» И это не высокие слова, они — от сердца.

Татьяна Городецкая. «Земля» №45 от 14 ноября.

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

на видео и без галстука он смотрится гораздо эффектнее