НОВОСТИ
11 ДЕКАБРЯ
10 декабря
09 декабря

Губернатор, примите – в обзоре краевой прессы

Когда мы в начале октября на «Чита.Ру» по запущенному нами же проекту готовили обзор официального сайта губернатора Забайкальского края, внимание привлёк опубликованный на сайте график приёма граждан. Там можно было узнать даты встреч с жителями первого заместителя председателя краевого правительства Александра Кулакова, руководителя администрации губернатора Дмитрия Кочергина и заместителя председателя регионального правительства по социальным вопросам Аягмы Ванчиковой. В списке значилась и сама глава края Наталья Жданова, вот только дата приёма граждан напротив её фамилии не стояла. Вместо этого было написано «По согласованию». Сейчас декабрь, а ситуация не поменялась.

Заметили это не только мы, но и читатели газеты «Аргументы и Факты – Забайкалье», которые периодически спрашивали редакцию, почему к Наталье Николаевне так сложно попасть (даже сравнивая с главами соседних регионов). Редакция «АиФ» начала разбираться и обнаружила, что глава региона в 2017 году взяла неслабую паузу в личном приёме забайкальцев – с марта до ноября. В перерыве между этими месяцами корреспонденты газеты пытались записать на приём к губернатору своих читателей и записаться сами, но ничего не вышло. Быть может, встречи Ждановой с гражданами 18 ноября тоже бы не произошло, не столкнись она в октябре у дверей краевой филармонии с читинским активистом Николаем Лихановым. Под съёмку оператора ЗабТВ глава региона пообещала найти в октябре время для приёма Лиханова, но в итоге оно нашлось только в середине ноября. Впрочем, пользы общественнику встреча не принесла.

Вход по приглашению

Почему личный приём губернатора — редкость?

Не раз читатели задавали вопрос в «АиФ»: «Почему у главы региона нет графика личного приёма граждан?»

Мы и сами озадачились этим вопросом, потому что пытались записать на встречу читателей, однажды попробовали сами на общих условиях попасть к главе региона. Все безрезультатно.

Встречи не анонсируют

На официальном сайте правительства края в одном из документов указано: губернатор принимает по согласованию. Это притом, что у её заместителей, министров и руководителей ведомств есть четкое расписание: в какие дни и в какое время они могут встречаться с забайкальцами.

Наталья Николаевна принимает, когда может, объясняют на Чайковского, 8 (здание правительства края).

Так произошло и недавно. Из пресс-релиза узнали о том, что глава района встречалась с жителями Читы и Сретенского и Калганского районов. Задавали вопросы личного характера, а также — образования и сельского хозяйства. Мы связались с несколькими из них, и выяснилось: пришли по приглашению. На вопрос редакции о том, когда была анонсирована встреча, узнали, что такие встречи не анонсируются. Людей приглашают, когда они прошли уже все инстанции и ответить на их вопрос или решить проблему может только глава региона.

Равнялись бы на соседей!

– Мы с братом полтора года добивались этой встречи, никак не могли попасть на приём к главе региона, — рассказывает общественник Николай Лиханов (в №38 «АиФ-Забайкалье» мы писали о том, что Николай объявлял голодовку из-за неправомерных действий властей). — На Гражданском форуме я увидел Наталью Николаевну и лично попросил её о встрече. И вот недавно мне позвонили, сказали: «Вы записаны, приходите».

Николай вместе со своим братом озвучил такие проблемы: коррупция, проблемы в спорте, нарушение законодательства. Кроме того, требовал отставку чиновников края и доказывал, что обсуждаемый сейчас региональный бюджет на следующий год недостоверный.

— Но никаких конкретных ответов я не получил, глава региона меня просто выслушала и всё, — делится впечатлениями Николай. — А то, что губернатор принимает граждан нерегулярно, считаю нарушением закона.

Кстати, вопрос о том, почему у губернатора Забайкальского края нет точного графика личного приёма граждан, главный редактор нашего издания задавала на встрече Натальи Николаевны с редакторами краевых СМИ. Пообещали выяснить и ответить. Не ответили.

Помнится, последний приём граждан по личным вопросам Наталья Жданова проводила давно, лишь в марте. Связались с коллегами из других регионов оказалось, что наши соседи не реже раза, а то и двух (в Благовещенске, например) в месяц могут поделиться проблемами с главами своих регионов. В Бурятии глава республики даже лично ведет страничку в фейсбуке и недавно запустил акцию «Активный гражданин» — просит земляков писать о своих проблемах и вносить предложения, например, «по ремонту дорог или объектов благоустройства».

Что мешает нашим чиновникам быть более открытыми для общения с народом?

Алексей Воеводин. «Аргументы и Факты» №48 от 29 ноября

Газета «Вечорка» решила познакомить читателей с кандидатами на должность главы Хилокского района, которая освободилась после гибели Юрия Коновалова – 20 сентября стало известно, что он покончил с собой. Юрий Иннокентьевич серьёзно болел с мая 2017 года и практически не появлялся на работе. После нескольких операций врачи посоветовали ему сложить полномочия и уйти на пенсию.

Пока Коновалов не выходил с больничных, его обязанности исполнял заместитель по транспорту, ЖКХ и связи Юрий Шишмарёв. Делает он это и сейчас, рассчитывая занять пост на постоянной основе. На то же место хотят попасть экс-глава района Борис Татлыбаев, глава села Жипхеген Константин Серов и депутат заксобрания края от партии «Единая Россия» Пётр Шипицын. Автор материала отмечает, что Хилокский район нельзя назвать благополучным, но кандидатов это не останавливает.

Кому быть главой хилокского района?

Жители Хилокского района сейчас живут в ожидании — после 10 декабря текущего года район должен возглавить новый руководитель, причём не избранный в ходе общего голосования, а назначенный районным советом депутатов.

Это новшество было предложено краевым заксобранием года два назад, и если в других муниципальных образованиях его отвергли, то депутаты Хилокского районного совета шестого созыва его не отклонили. Трагическая гибель последнего избранного главы района, полномочия которого должны были закончиться лишь в сентябре будущего года, ускорила этот процесс.

Документы от желающих занять пост главы района принимались по 26 октября включительно. Претендентов оказалось четверо. Это замглавы Хилокского района по транспорту, ЖКХ и связи, ныне исполняющий обязанности главы Юрий Романович Шишмарёв; депутат Законодательного собрания Забайкальского края от партии «Единая Россия» Пётр Михайлович Шипицын; глава СП «Жипхегенское» Константин Викторович Серов, выдвинутый, кстати, главами 11 поселений района; Борис Мустафович Татлыбаев, работавший главой района несколько лет назад.

Пока все кандидаты проходят испытательную процедуру в комиссии, состоящей из трёх представителей района и трёх представителей правительства края, в виде письменного и устного тестирований, в ходе которых им необходимо набрать не менее 14 баллов. Затем на сессии районного совета депутатов, она запланирована на 12 декабря, в ходе тайного голосования и решится их судьба.

Тому, кто возглавит район, прямо скажем, не позавидуешь. Финансовое положение муниципалитета критическое. Общий долг перевалил за 60 миллионов рублей, большая часть его — свыше 35 миллиона рублей — это задолженность за коммунальные услуги бюджетных предприятий. По этой причине арестованы счета свыше 20 организаций, в числе которых была и сама районная администрация, что на время фактически парализовало всю её работу, пока и. о. главы района Юрий Шишмарёв не добился выделения обещанного миллиона, лично обратившись к министру финансов края, после чего счёт администрации района удалось разблокировать. Педагогические коллективы школ получают зарплату через третьих лиц, например, харагунские учителя — через Хушенгинскую школу, три хилокские школы — через школу №12, у которой был минимальный долг и удалось наскрести денег на его погашение, чтобы не был закрыт счёт этого учреждения.

Долги обрастают пеней, их увеличивает и госпошлина, которую нужно возмещать поставщикам услуг по решениям суда. Сам район из финансовой долговой ямы выбраться не может, надежда только на помощь края.

Как пояснили в комитете по финансам, район уже четыре года живёт при несбалансированном бюджете, то есть его расходы превышают доходы. План по получению собственных доходов, основой которых является налог на доходы физических лиц, по мнению финансистов, завышен и не выполняется. Так, за 10 месяцев текущего года его недополучено в сумме 2,56 миллиона рублей. Однако надежда на помощь края тоже призрачная, ведь он нищий и просит финансовой поддержки у Москвы.

Выделенные недавно району 10 миллионов рублей на погашение задолженности ситуацию не исправят. Как уже подчёркивалось выше, долг значительно больше, и кроме того нужны средства на текущие расходы, ведь идёт зимний отопительный сезон.

Всю эту ситуацию претенденты на пост главы района, естественно, знают. В свою очередь жителям, которых лишили права на собственное волеизъявление по выбору первого лица муниципалитета, хочется знать, что же подвигло кандидатов в этот трудный момент возложить на себя такую нелёгкую ношу и есть ли у них планы вывода района из кризиса.

Два претендента жителям, в общем-то, давно известны. Юрий Шишмарёв имеет немалый опыт муниципальной работы в должности заместителя главы района, которую он занимал ещё при Дядине П.А. Сменивший его Ю.И. Коновалов, как уже упоминалось выше, трагически ушедший из жизни осенью этого года, часто болел, и районом фактически приходилось руководить Шишмарёву. Он и сейчас исполняет обязанности главы администрации. Поэтому вполне понятны его сегодняшние намерения взять на себя обязанности главы не временно, а на постоянный срок.

Борис Мустафович Татлыбаев — тоже не новичок. Он много лет находился на руководящей работе, прежде чем был избран главой района. Причём на эту должность он баллотировался дважды. Проиграв в первый раз, на следующих выборах он победил своего оппонента во втором туре и затем четыре года возглавлял район, пока его не сменил на посту П.А. Дядин. У Татлыбаева была своя команда, членами которой он, придя к власти, заменил отдельных специалистов администрации своего предшественника. Надо отдать должное, команда работала слаженно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, имея опыт работы в качестве главы района, Борис Мустафович вновь готов испытать свои силы.

Пётр Михайлович Шипицын также имеет большой опыт руководящей работы. Он до распада возглавлял совхоз «Россия» в Хилокском районе, затем почти с нуля создавал новую дорожную организацию, подведомственную упрдору края, которая под его руководством работала весьма неплохо.

От партии «Единая Россия» Шипицын был избран депутатом краевого заксобрания действующего созыва. Сейчас он находится на пенсии, но, по его словам, имеет ещё достаточно сил и опыта, чтобы возглавить район и попробовать переломить сложившуюся ситуацию к лучшему. Он считает, что район многое потерял, не сохранив у себя отделение Россельхозбанка, хотя такая возможность имелась. Этот банк, кредитуя крестьянско-фермерские хозяйства на приемлемых условиях, способствовал бы развитию сельского хозяйства в районе. То, что эту отрасль необходимо развивать, Пётр Михайлович просто уверен. В районе есть для этого все условия, нужно только помогать селу, например, в организации того же рынка сбыта. По его мнению, надо готовить кадры для сельского хозяйства, тех же механизаторов с помощью центра занятости и существующего училища. По мнению Шипицына, в районе неправильно распоряжаются и муниципальной собственностью, которая также должна приносить доходы.

Константин Викторович Серов на муниципальной работе находится чуть больше года. На прошедших в сентябре 2016 года выборах он был избран главой СП «Жипхегенское». До этого был директором Жипхегенского щебеночного завода, которому отдал более 20 лет своей трудовой жизни, начав с мастера после окончания института.

То, что его рекомендовали на главу района главы 11 поселений, которым напрямую приходится работать с первым лицом муниципалитета, говорит о большом доверии к нему. Константин Серов считает, что сегодня необходимо не только плотно работать с руководством края по наполнению бюджета района, но надо искать резервы и внутри него. Не все предприниматели платят налоги, поэтому таких уклонистов необходимо выявлять и заставлять платить, тем более подобный опыт у Серова есть — одного такого неплательщика он выявил у себя в поселении. Кроме индивидуальных предпринимателей уклоняется от уплаты налога на добычу полезных ископаемых Буртуйский разрез, который, по мнению Серова, ведёт добычу угля в промышленных масштабах на землях района. И это далеко не единственный пример.

В развитии сельского хозяйства Серов также видит один из способов подъёма экономики района. В лесоперерабатывающей отрасли, по его мнению, необходимо брать курс на углубленную переработку древесины, а не только заготовку сырья.

Как видим, у всех претендентов на главу Хилокского района благие намерения и вполне адекватные программы. И коль уж избиратели непосредственно не могут высказать своё мнение относительно данных кандидатур, остается только надеяться на то, что депутаты Хилокского районного совета примут правильное решение, а кандидат, которому будет оказано высокое доверие, сможет воплотить свои планы в жизнь.

Татьяна Колесникова. «Вечорка» №48 от 29 ноября.

В Борзинском районе борьба другого толка – районная администрация работает над объединением всех 17 населённых пунктов в единый городской округ. По задумке авторов идеи, это должно помочь сэкономить деньги из местного бюджета за счёт ликвидации множества администраций. Против слияния встали жители Шерловой Горы. Они уверены – реформа выведет из посёлка все сколько-нибудь крупные организации. Возмущение породило обращения в СМИ и к губернатору края, за которыми последовали проверки прокуратуры. Проверяли, правда, не правомерность действий администрации района, а причины спонтанно проведённого в Шерловой Горе схода. «Как стало известно «Экстре» из источника, хорошо знакомого с ситуацией, после того, как петиция была отправлена Наталье Ждановой, разговоры об объединении резко прекратились. Администрация Борзинского района, которой и было выдвинуто данное предложение, пошла на попятную», – пишет Анета Абрамченко.

За независимость

Борьба шерловогорцев против объединения принесла свои плоды

Нешуточные страсти разгорелись 18 ноября в посёлке Шерловая Гора Борзинского района Забайкалья. Жители протестовали против возможного объединения 17 поселений, входящих в состав района, в одно муниципальное образование со статусом городского округа. Возмущённые люди даже написали письмо за подписью 1,5 тысячи человек, обращённое к губернатору Забайкальского края с просьбой не допустить объединение.

Разделённые заживо

А началось всё с публикации на официальном портале администрации района статьи под названием «Возьмёмся за руки, чтобы не пропасть поодиночке!» за авторством управляющего делами администрации Романа Гридина. В ней он подробно расписывал, почему стоит объединить все поселения в один городской округ. С некоторыми доводами сложно не согласиться. В частности, автор говорит о том, что действующая система себя не оправдывает, прежде всего, с финансовой точки зрения. У каждого из поселений, большинство из которых и так не может себя обеспечить, есть свой штат чиновников, «оттягивающих» на себя денежные средства из местных бюджетов.

— Для небольшого примера. Сельское поселение «Ключевское», численность населения — 173 человека. Это, в принципе, число жильцов пятиэтажного дома, даже чуть меньше. Но у этого «пятиэтажного дома» имеются свои глава, совет, администрация, избирательная комиссия, самостоятельный бюджет и т. д. И куча полномочий, на выполнение которых средств просто нет. Собственные доходы поселения (налоговые и неналоговые) покрывают только 10% расходов на содержание аппарата органов местного самоуправления, а содержание самого аппарата обходится в половину всего бюджета поселения со всеми дотациями и субвенциями. По большому счёту все поселения нашего района являются дотационными, как, впрочем, и сам район, — говорится в статье.

Вторым «сложным» моментом Роман Гридин назвал «перетягивание каната» между администрацией района и главами, депутатами разных поселений, и вместе с тем неопределённость полномочий. Другими словами, где-то «перетягивают», а где-то «перекладывают». Что, в итоге, создаёт дополнительную путаницу среди населения.

Не остался в стороне и кадровый вопрос. Раз есть отдельная администрация, в ней должны работать люди, соответствующие определённым требованиям. Но где-то народа не хватает физически, где-то трудности возникают из-за возрастного и образовательного ценза. Напирает чиновник и на то, что до 2006 года Борзинский район жил единым муниципальным образованием — с одним главой, одним Советом, одной администрацией, и, что самое главное, с одним бюджетом.

— В чём заключается сама идея очередной реформы? Все 17 поселений, входящих в состав муниципального района, объединяются в одно муниципальное образование, и данное вновь образованное муниципальное образование наделяется статусом городского округа. При этом все органы местного самоуправления поселений и муниципального района (18 советов депутатов, 18 администраций, 18 избирательных комиссий) ликвидируются. На выходе реформы, первоначальный этап которой завершится принятием закона Забайкальского края, мы будем иметь одну Думу городского округа, одну администрацию, одну избирательную комиссию, один бюджет, — говорится в статье.

В качестве основных плюсов Гридин выделяет три — это мобилизация административных и кадровых ресурсов, их оптимизация, сокращение дублирующих функций; единые бюджет и программа социально-экономического развития территории; увеличение налогооблагаемой базы, дополнительные возможности для участия в федеральных и краевых программах.

Предложение выглядит вполне логичным, особенно по части бюджетных средств путём сокращения администраций, однако тут же появляется вопрос. Аккумулирование всех районных средств в центре может привести к недостатку финансирования «мелких» населённых пунктов. Да, бюджет у них и так маленький, но тут, как говорится, плохонький, да свой. А зачем тратиться на то же «Ключевское» с населением, как выразился автор статьи, «жильцов многоэтажного дома», если деньги потребуются, скажем, самой Борзе? Несправедливость распределения средств — только одно из возможных «осложнений» в принятии такого решения. У каждого населённого пункта, помимо общих для района есть и свои специфические проблемы, которые «сверху» не всегда видны и понятны. Другой немаловажный момент — для того, чтобы добыть какой-то документ, который можно было бы получить в местных органах самоуправления, нужно будет добираться до районного центра. Такая возможность тоже есть не у всех. В данном случае, безусловно, выиграет Борзя и совсем уж небольшие поселения, которым и так доставались финансовые «крохи».

Насильно мил не будешь

Видимо, примерно те же вопросы возникли у жителей посёлка Шерловая Гора, население которого ни много ни мало 12 тысяч человек. В настоящий момент посёлок испытывает ряд трудностей, связанный как раз с переводом учреждений в Борзю. После возможного объединения вопрос постепенного «отщипывания» объектов инфраструктуры пошёл бы семимильными шагами.

— Ходят маршрутные такси, но они переполнены — многие работают в Борзе, другие едут в больницу, так как у нас зарыли некоторые отделения, терапевт одна на два посёлка. Всё переводят в Борзю. Мы, конечно, не хотим, чтобы у нас всё закрывалось. Мы видим такую перспективу — закроют в нашем посёлке администрацию, переведут в Борзю основные службы, и мы просто останемся, как придаток, как село. Это будет один бюджет, который сосредоточат в Борзе, а у нас район очень большой. Конечно, много сёл, где население 300-500 человек. Им надо помогать, ну и пусть бы они объединялись с Борзей. Здесь должен быть административный орган, и решать проблемы надо конкретно, а они немного другие, чем в Борзе, — сообщила порталу Заб. Ру одна из жительниц посёлка.

Возмущённые люди посредством «сарафанного радио» устроили сбор, на котором большинство высказалось против объединения. Также было составлено письмо на имя губернатора края, в котором шерловогорцы высказали своё возмущение данной «реформой». В частности, в письме говорилось следующее.

«Вопрос доверия борзинской власти возник спонтанно, но неспроста. За 8 лет пребывания у власти в администрации посёлка Шерловая Гора Ю.Г. Сайфулин не только не сохранил посёлок, но и своим бездействием позволил развалить его ещё больше. За последние годы в посёлке закрылась и развалилась школа-интернат, закрылась и стёрта с лица земли начальная школа на станции Шерловая (хотя она была в неплохом состоянии и более 20-25 малышей учились в ней), закрылись терапия и хирургия в стационаре Шерловогорской больницы, многие годы не было ремонта в поликлинике, в муниципальных детских садах и многое другое, о чём могла побеспокоиться местная власть во главе с Ю.Г. Сайфулиным, но не захотела.

Аресты зарплатных счетов бюджетников из-за неуплаты коммунальных платежей борзинской администрацией, несвоевременные выплаты заработной платы, сокращение бухгалтерий в школах, а в последнее время выплата за больничный лист через обращение в суд, проблемы с медицинским обслуживанием, попытки закрытия в посёлке спортивной школы, музыкальной школы, низкие зарплаты работников бюджетной сферы и многое другое заставляет жителей посёлка задуматься о компетентности власти, о доверии к ней, особенно в преддверии выборов президента».

Примечательно, что после того, как письмо было отправлено, а о сходе стало широко известно, местным жителям стали поступать звонки из прокуратуры. Приезжали даже сотрудники полиции, чтобы на месте разобраться, кто организатор смуты и собраний. На волне этого пришлось даже отменить собрание в Хараноре, на повестке которого стоял тот же самый вопрос с объединением.

Как стало известно «Экстре» из источника, хорошо знакомого с ситуацией, после того, как петиция была отправлена Наталье Ждановой, разговоры об объединении резко прекратились. Администрация Борзинского района, которой и было выдвинуто данное предложение, пошла на попятную. Однако возникает вопрос — почему руководство района выносит такой вопрос на публичное обсуждение, если он ещё не согласован с краевой властью? Если бы люди проголосовали за объединение, но на высшем уровне об этом впервые бы слышали, то, как бы тогда это решалось? Или договорённость всё-таки была, но кто-то поспешил с её «освещением»? Вопрос интересный, но вряд ли мы узнаем на него ответ. По крайней мере, в ближайшее время. А пока шерлогорцы могут праздновать свою «независимость». Ключевое слово здесь — «пока».

Анета Абрамченко. «Экстра» №48 от 29 ноября

В Вершино-Дарасунском тоже неспокойно. После того, как в начале октября нерчинская компания «Нергеопром» выиграла право на разработку золотых месторождений в долине реки Жарчи, местные жители как на иголках. Добыча, уверяют вершинодарасунцы, уничтожит, а точнее, уже начала уничтожать главный для посёлка источник воды – Жарчинское водохранилище. Местные снимают на камеры способы слива отходов предприятием, жалуются в надзорные органы и региональным властям, а эффекта всё нет. Судя по тому, что сказал корреспонденту газеты «Земля» житель Вершино-Дарасунского Николай Чернядьев, люди там уже на пределе. «Осталось уничтожить последний водоём в Тунгокоченском районе, и на посёлке можно будет ставить крест. Но мы, коренные жители, не позволим им этого сделать. Главное — внаглую лезут. Ещё ничего не готово, нет даже лицензии, а они уже поехали размечать вершину Жарчи, чувствуют себя хозяевами. Этого не будет никогда. Когда губернатор приезжала, ей об этом в открытую говорили: «Вы дошутитесь, потом несдобровать будет». Мы сказали, что мы их не пустим, поднимем население, выйдут все. Если это не поможет, будет вооружённое противостояние».

Деньги или люди?

Шахтёрский посёлок Вершино-Дарасунский на юге Тунгокоченского района в этом году прославился на всю страну голодовками рабочих и акциями протеста, с помощью которых люди несколько недель добивались законной выплаты зарплаты. Осенью жители снова попали в центр внимания — на этот раз под угрозой оказалось существование целого посёлка.

О «блудных» налогах и экологии

Это история началась пять лет назад, когда в посёлок зашла старательская артель «Нергеопром». До этого компания работала под названием ООО «Десна», которое юридически было зарегистрировано на территории Тунгокоченского района. Соответственно, все налоги оставались на территории района. «Нергеопром» же, который выиграл конкурс на разработку Жарчинского водохранилища, зарегистрирован в Нерчинске, куда теперь и идут все деньги.

— Сначала нам сказали, что конкурс провели в Красноярске, но потом оказалось, что его провели в Чите. Мы сделали запрос, нам ответили, что конкурс оказался несостоявшимся, ничего не планируется, и в течение года можно не волноваться — никаких конкурсов или розыгрышей этого участка не будет. Но года нам не дали — в августе снова объявили конкурс, и «Нергеопром» выиграл его на разработку месторождения в верховьях Жарчи. Об этом мы не знали, никто ничего не сообщал, — рассказывает Зинаида Бидун, председатель совета депутатов Тунгокоченского района.

Ушедшие в другой район налоги бьют по всем сферам в Тунгокоческом районе — от социальной до экологической:

— Когда в сентябре сюда приезжала рабочая группа правительства, я подняла этот вопрос по налогам — почему наша экология страдает, а налоги отчисляются в Нерчинск? Нам тогда пообещали решить этот вопрос в ближайшее время. И вопрос решается, но таким образом — когда они зайдут на Жарчинское водохранилище, будут делать отдельное предприятие, которое будет зарегистрировано на территории района. То есть при увеличении добычи. Пока же всё так и остаётся — налоги уходят в Нерчинск, — говорит Ксения Чеберяк, жительница села.

Кроме того, жителей беспокоит то, что компания не ведёт рекультивацию земель. Этот вопрос также поднимали ещё несколько лет назад, тогда жителей успокоили обещанием того, что рекультивация будет. Но никакой рекультивации, говорит Ксения, не ведётся:

— Буквально месяц назад в местной газете вышла заметка о том, что проведена опережающая рекультивация, но где она проведена — не видно. Мы ездили в Урульгу, ничего там не заметили. В аукционной документации указано, что вода техническая, потому что не готовы документы на санитарную зону. Тут я считаю, что большую оплошность допустила наша администрация, которая до сих пор не нашла человека, чтобы он занялся оформлением этих документов. А сейчас по документам указано, что если изменится качество воды, компания будет обязана предоставить альтернативный источник водоснабжения. У нас есть посёлок Байкал, в котором из скважины добывают воду и развозят её по водобудкам. Но у нас же ещё есть школы, благоустроенные квартиры, больница — все они пользуются водой из Жарчи. «Нергеопром» предлагает сделать так — углубить эту скважину и брать воду оттуда. Но они не учитывают, что у нас здесь горно-рудное предприятие, а значит вода — подземная, которая может в любой момент исчезнуть. Да и потом, как они собираются проводить эту воду в благоустроенные квартиры? — говорит Ксения.

Сейчас вода из Жарчи качается с помощью насосных станций, затем идёт по специально построенному водопроводу и потом подаётся в квартиры.

В июне 2017-го Ксения Чеберяк вместе с несколькими жителями посёлка съездили на водохранилище, чтобы посмотреть, где и что разведают.

— Мы приехали туда и увидели такую вот картину: отстойников у них там нет. Там закинут насос, прокопана канава, и по этой канаве вся грязь течёт в Жарчу. Мы сняли видеоролик, который сейчас доступен в интернете, и там всё очень хорошо видно. Этот ролик я показывала нашему правительству, когда они сюда приезжали. Они пообещали разобраться. Также я отправила его в природоохранную прокуратуру, которая переадресовала запрос в Росприроднадзор. А от него пришёл ответ, что проведена проверка, и что никаких нарушений не обнаружено. Про это видео нигде не идёт речи, понимаете? Как будто бы его не существует, — возмущается Ксения.

Грядёт бунт?

Ещё один вопрос, который беспокоит общественников, — социальная напряжённость. Местные жители настроены весьма решительно:

— Осталось уничтожить последний водоём в Тунгокоченском районе, и на посёлке можно будет ставить крест. Но мы, коренные жители, не позволим им этого сделать. Главное — внаглую лезут. Ещё ничего не готово, нет даже лицензии, а они уже поехали размечать вершину Жарчи, чувствуют себя хозяевами. Этого не будет никогда. Когда губернатор приезжала, ей об этом в открытую говорили: «Вы дошутитесь, потом несдобровать будет». Мы сказали, что мы их не пустим, поднимем население, выйдут все. Если это не поможет, будет вооружённое противостояние. Вот и всё, — говорит, как есть, Николай Чернядьев, житель посёлка.

Жители собирали несколько сходов, на которых свою точку зрения высказали вполне конкретно: за эти годы в Вершино-Дарасуне остались только те, кто действительно хочет жить на своей малой родине, а значит, и защищать они её будут всеми способами.

— Основное — это содержание золота. Все всегда знали, что вокруг нашего посёлка золота много, но вопрос о его добыче никогда не понимался, это было что-то вроде неприкосновенного запаса. Сейчас же это золото начали поднимать, подошли к самому посёлку. Ещё в 80-е годы разведка показала, что предыдущие сто лет отработки месторождений подсекли на 1200 метров основную жилу, как её называют, «Мать-жилу». Если сейчас продолжат разработки, Бутинские выработки подсекут, то воду в верховьях никто не откачает, и просто загубят месторождение. Я 20 лет работаю в этой области, учёных степеней не имею, зато практики очень много.

И это не шутки, что говорят, дойдёт до вооружённого конфликта. Это вполне может произойти. Если не займутся вовремя, до беды недалеко. У нас же пока гром не грянет, никто не перекрестится. А то, что так уверенно себя ведёт «Нергеопром» — так он такие деньги здесь поднял! Золото глаза застило, они, видимо, решили, что можно всё купить и продать с такими деньгами. Паут, когда схватит кровь, то не отцепится, пока ты его не задавишь, — говорит Дмитрий Троцкий, житель Вершино-Дарасунского.

Последние несколько месяцев жители посёлка обращались везде — на центральные каналы, писали президенту, в различные министерства. Но положительных результатов пока нет — уже в октябре, говорят жители, «Нергеопром» поставил в притоках Жарчи размётные столбы, хотя решение, получит ли компания лицензию на ведение разработки, станет известно только в начале декабря.

— Население настроено агрессивно. Это ведь главный источник жизни нашего посёлка — воду — берут и на поливку, и на питьё, и на коммунальные услуги. Да и потом, этот Жарчинский водовод строили всем миром ещё в 60-70-е годы. Даже школьники помогали тогда — приходили, чистили этот котлован, рабочих привозили. Это народное достояние, а теперь вдруг у него хозяин нашёлся. Мы против разработки водохранилища, потому что мы останемся без воды. Глава фирмы ни с кем не общался — ни с населением, никак. Мы не можем добиться, чтобы он пришёл и поговорил с народом — как он это видит, что хочет сделать. Он не выходит на диалог, — говорит Зинаида Бидун.

Даже и вспоминать неудобно, что название поселка переводится с бурятского как «хорошая вода, дар земли»… Что до того золотому тельцу и его «погонщикам»? По плану, разработка месторождения должна пополнить бюджет на 600 миллионов. Тревоги, здоровье и жизни людей в «прейскурантах» не обозначают.

Екатерина Филиппова. «Земля» №47 от 28 ноября

Корреспондент «Экстры» посетил очередное заседание законодательного собрания края и послушал доклад министра здравоохранения региона Сергея Давыдова. Тот за 40 минут рассказал, какие проблемы он встречает на пути создания в Забайкалье качественной и бесплатной медицины, а также способы обхода этих препон. Пересказывая слова Давыдова, автор одновременно даёт оценку планам министра, иронично называя их наполеоновскими. Так, корреспондента смущает идея создать в регионе единую электронную базу результатов анализов, чтобы врачи не отправляли пациента на одни и те же процедуры. «Хоть министр и говорит о том, что утечка данных невозможна, будем реалистами. Сбои в системе, намеренный взлом, человеческую халатность никто не отменял. Это же не секретные коды Пентагона, хотя, как показала практика, взламываются и они», – говорится в материале.

Наполеоновские планы

Как министр Давыдов видит будущее забайкальской медицины

На прошедшей очередной сессии Законодательного собрания Забайкальского края министр здравоохранения региона Сергей Давыдов представил доклад, в котором подвёл итоги работы в области здравоохранения в крае за 10 месяцев текущего года. Помимо цифр и «разбора полётов» он также рассказал о том, что планируется сделать в этой области, чтобы хоть как-то изменить ситуацию в лучшую сторону. Скажем честно, планы у министра грандиозные, но будет ли толк от очередных нововведений?

Анализируй это!

Общий тон доклада министра звучал как: «Да, у нас всё плохо, но посмотрите, мы стараемся. И по этим пунктам улучшили показатели, и вот здесь подтянули». О ТМО (территориальное медицинское объединение) после своего недавнего неудачного заявления, которое опроверг даже федеральный Минздрав, министр речи больше не вёл. Только уточнил, что его идею неверно понимают — СМИ пишут об этом, не разобравшись в теме до конца, а потом люди паникуют, боясь закрытия больниц. «Никто ничего закрывать не будет», — настаивал на своём министр. Вместо ТМО было предложено другое объединение. На этот раз лабораторий.

Фанатичное желание министра «взять и объединить», причём как можно больше всего, со стороны вызывает много вопросов. Однако можно понять логику этого человека. И она не лишена здравого смысла. Вообще все действия Давыдова можно объяснить двумя предложениями, которые он сам и озвучил. «Мы знаем, что нужно сделать, но мы не знаем, откуда взять на это деньги» и «Я пришёл из области платной медицины. Там я наладил работу. Теперь моя задача наладить ту же систему в области бесплатного здравоохранения».

Во время своего доклада министр сделал акцент на том, что износ лабораторного оборудования в крае составляет почти 100%. Бороться с этой проблемой можно, но сложно и дорого. Людям приходится ждать по многу дней для того, чтобы пройти обследование и получить результаты своих анализов. Причём, если мы говорим о районах, то там зачастую нет возможности провести всю необходимую диагностику на месте — больным приходится ехать в центр: либо районный, либо краевой. При этом разные врачи могут заставлять сдавать человека по несколько раз одни и те же анализы. Да и сама «бумажка» — она и в Африке «бумажка». Можно потерять, выронить, забыть… Что уж говорить о маленьком клочке бумаги, если у нас в поликлиниках целые карты пропадают. Единая электронная система для лабораторий подразумевает, что человек сдаёт анализ, и его данные заносятся в программу. Они будут видны и доступны любому специалисту. Из явных плюсов — данные не потеряются, с ними может ознакомиться любой специалист даже при нахождении за пределами края, их также можно будет предоставить в любое медицинское учреждение. В перспективе это разгрузит лаборатории и сэкономит приличную сумму на реактивы и оборудование. Произойдёт экономия, чего в итоге и добивается министр. Да и медицинская помощь должна стать доступнее — количество поездок по врачам должно резко сократиться. Но всегда есть но.

Хоть министр и говорит о том, что утечка данных невозможна, будем реалистами. Сбои в системе, намеренный взлом, человеческую халатность никто не отменял. Это же не секретные коды Пентагона, хотя, как показала практика, взламываются и они. Второй момент — оснащение медицинских работников электронными устройствами для работы с этими данными, будь то компьютер или планшет. Учитывая состояние поликлиник и больниц в сельской местности, найти средства для оснащения их этими «благами цивилизации» невозможно. Или один компьютер будет стоять в кабинете, скажем, главного врача, а все остальные специалисты будут образовывать живую очередь, чтобы посмотреть результаты анализов своих подопечных? То есть идея не то, чтобы сомнительная, она невозможна в реализации на должном уровне. Центральные лечебные учреждения, возможно, и будут «играть по правилам», но вот для «районок» ничего не поменяется — только дополнительное «обязаны сделать». Это как история с электронным дневником — минобр обязывает, а как выполнять — думайте сами, но если вы не сделаете… И неважно, что в некоторых школах компьютера отродясь не видели, а отопление до сих пор печное. Также может получиться и в этом случае.

Медицина по вызову

Не обошёл вниманием министр и вопросы оказания скорой помощи.

— У нас путают само понятие экстренной и неотложной помощи. Время приезда бригады «скорой» для оказания экстренной помощи составляет 20 минут. В то время как неотложной — два часа. Из-за этого очень много жалоб на время приезда бригады медиков, — сказал Сергей Давыдов.

При этом он отметил, что сам не смог два раза дозвониться в скорую. А раз уж сам министр не смог получить услугу своего ведомства, пришло время что-то менять в этой сфере. Количество бригад скорой помощи уже сейчас увеличено в Чите и в дальнейшем будет расти. К концу 2018-го их планируется создать 28 против имеющихся 25. Также будут открываться дополнительные подстанции. Так, 1 декабря откроется подстанция в Сосновом бору на три машины. Это закроет потребность района и уменьшит время прибытия к пациенту. Также в рамках повышения доступности скорой помощи было увеличено количество диспетчеров с трёх до пяти человек. При этом до сих пор не хватает 43 единицы техники. Решать эту проблему министр планирует при помощи федеральных и личных средств минздрава. Поскольку дефицит кадров в сфере здравоохранения большой, и скорая помощь не является исключением, планируется до июня сдать общежитие на 30 мест. Именно этим и планируют привлечь кадры. О повышении зарплаты, к сожалению, речь не идёт. А вот дальше начинается что-то из области высокотехнологичной фантастики.

Все машины будут оснащены, во-первых, планшетами, во-вторых, системой наблюдения, благодаря которой оператор всегда будет знать, где конкретно находится экипаж. Планшеты же будут нужны для того, чтобы тот же оператор мог передавать данные о больном напрямую врачу, тем самым обеспечивая связь между пациентом и специалистом напрямую. Почему из области фантастики? Потому что для этого снова нужны средства, которых у края нет. Да и есть ли смысл тратиться подобным образом, если бригада, принимая вызов, уже в курсе, где у пациента «кольнуло»? С системой наблюдения всё понятно — контроль, контроль и ещё раз контроль. Страшно представить в какой «кнут» это может превратиться на самом деле. Маловероятно, что бригады скорой помощи «чаи гоняют», в то время, когда кому-либо нужна помощь. Дополнительный надзор, в итоге, может обернуться новой системой штрафов, если скорая не успела, скажем, доехать за те же 20 минут.

Министр похвастался приобретением вертолёта. На сегодняшний день с его помощью эвакуировано в краевой центр 175 человек, из которых 58 детей. Для того чтобы чудо современной техники могло сесть в любом районе, министр надеется, что медицинские учреждения оборудуют вертолётные площадки. Зачастую, когда человек столь высокого положения «надеется», для подчинённых это становится обязанностью. Санавиация, конечно, дело хорошее, но оборудование спецплощадок на средства нищих больниц — это уже слишком.

Впрочем, прозвучали в докладе министра и весьма любопытные мысли. К примеру, о премировании медиков, выявивших рак на ранней стадии. Или идея с медицинскими координаторами, когда к сестре прикрепляются 10 хронических больных, которых она курирует. В нашем крае такими болезнями стали — острое нарушение мозгового кровообращения, инфаркт миокарда и хроническая обструктивная болезнь лёгких. Медицинский работник курирует этих людей, и вся медицинская помощь также осуществляется через него. В случае если врач сам не справляется, то могут быть вызваны другие специалисты.

Приятно видеть, что у нового министра много идей и желания изменить что-то в системе здравоохранения нашего края. Но планы, которые он озвучивает, к сожалению, зачастую вызывают много вопросов, а многие «попахивают» нежизнеспособностью. То есть на бумаге, возможно, оно и выглядит хорошо, но, как и всегда, всё упирается в деньги и в «человеческий» фактор, который слабо поддаётся контролю.

Анета Абрамченко. «Экстра» №48 от 296 ноября

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Насчет вертолета он прав. В нашем крае санавиация без него как без рук. Вот за это огромное спасибо. Испытал на себе. Вовремя вывели в Читу и оказали своевременную помощь. Огромное спасибо.