НОВОСТИ
20 АПРЕЛЯ
18 апреля

Я проткну себе горло — в обзоре районных СМИ Забайкалья

В районах края опять всё не совсем ладно. Больницы остаются без главврачей из-за того, что они критиковали проект ТМО Сергея Давыдова, не раз отсидевшие отморозки громят машины и отделы полиции, а Могоча боится сгореть по примеру «Зимней вишни» в Кемерово.

Максим из Борзи сначала расколотил машину местного жителя из-за того, что ему якобы показалось, будто хозяин не до конца расплатился с ним за какие-то работы. Потом на допросе в отделе полиции стало ясно, что Максим пользуется краденными телефоном и планшетом.

В отделе-то и началась настоящая истерика. Сначала мужчина разбил стекло со стола полицейского, а затем выхватил из органайзера карандаш и приставил к своему горлу с угрозой убить себя. Максим уже трижды был судим за грабёж, теперь его ждёт ещё 3 года колонии.

И пошёл Максим вразнос

У Алексея сердце кровью облилось, когда он увидел, как только что повздоривший с ним Максим бьёт палкой по капоту и по лобовому стеклу его «ласточки»! Пока он вышел из ступора, варвара уже и след простыл. А поссорились они из-за того, что Максиму показалось, будто Алексей не полностью оплатил ему за выполненные работы. Вот и ударил по самому больному — по недавно купленному автомобилю. Ремонт и покупка запасных частей обошлись Алексею в приличную сумму — 31 890 рублей.

Случилось происшествие в декабре 2016 года. К этому времени сорокалетний Максим, уже трижды судимый за разбой и грабёж (два раза выходил по условно-досрочному освобождению), на свободе пробыл около полутора лет. Пока шло разбирательство по делу повреждения «ласточки», Максима вызвали в Борзинский отдел полиции на допрос в качестве свидетеля по факту хищения телефона и планшета.

Оперуполномоченный, который проводил допрос, Максиму почему-то сразу не понравился, как, впрочем, и вопросы. Даже объяснения полицейского, что его пригласили в качестве свидетеля, а не подозреваемого, показались мужчине издёвкой. Предъявленные следователем распечатки из ООО «МТС», свидетельствовавшие о том, что украденными гаджетами пользуется именно Максим, окончательно вывели его из себя. Говорить спокойно он уже не мог, кричал, матерился. Рванулся к двери, но появившийся ещё один полицейский не выпустил, попросил присесть и дождаться сотрудников, которые отведут его в камеру для задержанных. Тяжело дыша, Максим послушался, присел на краешек стула, но тут же вскочил и, схватив стекло со стола, грохнул его на пол так, что оно разлетелось по всему кабинету мелкими кусочками. Как потом он объяснит в суде, хотел порезать себе вены, так как всё его «допекло».

Один из полицейских отреагировал молниеносно: специальный приём, и правонарушитель уже лежал на полу и просил отпустить его. Придя в себя и несколько минут спокойно посидев на стуле, Максим опять решил «напугать» полицейских. Он схватил из органайзера карандаш и демонстративно приставил к горлу, угрожая убить себя. На его крики прибежали сотрудники из других кабинетов. Рассказывая об этом судье, изворотливый Максим, как будто нечаянно не упомянул, что после силового приёма, применённого к нему, он, прежде чем встать, несколько раз с силой ударил ногой ослабившего хватку полицейского, причинив ему физическую боль. Но включённый на видеозапись одним из прибежавших на крики сотрудников отдела телефон успел зафиксировать все действия и полицейского, и свидетеля. Оспорить видеозапись, продемонстрированную в суде, подсудимый не смог — полицейские действовали в рамках закона. А судья увидела и услышала, что кричать, материться в адрес сотрудника Максим продолжал до тех пор, пока в кабинете не появился заместитель начальника полиции. К этому времени разбушевавшегося свидетеля, от которого попахивало спиртным, успокаивали уже четыре сотрудника и сожительница.

Вот так из свидетеля по одному делу Максим перешёл в разряд обвиняемого за применение насилия в отношении представителя власти плюс за повреждение чужого имущества. И если за сломанное стекло и измятый капот ему грозил всего один год лишения свободы (ч.1 ст. 167 УК РФ), то за нападение на полицейского — три года (ч. 1 ст. 318 УК РФ).

Суд, учтя все обстоятельства дела, мнение потерпевших, не настаивавших на суровом наказании, приговорил его к 3 годам лишения свободы с применением положений ст. 73 УК РФ, то есть с испытательным сроком на три года.

Любовь Чернюк. «Даурская новь» №25 от 27 марта.

Азамату Мухамадееву из Карымского района сейчас 53 года, работает командиром отделения пожарной части. В юности увлёкся пантомимой, прочитав статью о французском актёре-миме. Ещё он танцевал брейк-данс. А вот сейчас после просмотра клипа в интернете решил заняться дабстепом.

«Я посмотрел и… обалдел! Настолько это было красиво!» — вспоминает Азамат. Когда он строил дом, потерял пальцы на правой руке и чтобы скрыть дефект вместе с другом сделал металлический протез, который теперь стал атрибутом танца. Говорят, Азамат выступает даже в читинских клубах. Если увидите, передайте привет.

Танцующий огнеборец

Наступает весна — чудесное время года. Но нас, жителей Забайкалья, она не может радовать в полной мере. Потому что в это время в нашем крае начинаются лесные пожары. Погибающие в огне леса — наша общая беда, страдания и боль. Причин пожаров много, но главный их виновник всё-таки — человек. Увы, призывая не жечь сухую траву, не достучаться до людских сердец! А самое отвратительное деяние человека — это умышленные поджоги для того, чтобы скрыть следы незаконной вырубки леса. Такова грустная правда сегодняшнего дня: одни безжалостно поджигают, а другие, рискуя собственной жизнью, борются с лесными пожарами. Вот об одном таком огнеборце-пожарнике я хочу рассказать.

Азамат Вакилевич Мухамадеев живёт в посёлке Дарасун. Ему 53 года. Работает командиром отделения пожарной части. Любит свою работу. Азамат — человек суровой профессии, требующей серьёзной физической подготовки. Живёт в частном доме на окраине посёлка. В семье он, по словам жены Елены Анатольевны, опора, стена, тыл. Казалось бы, человек такой трудной профессии в свободное от неё время должен заниматься домом, который тоже требует немало физических усилий. Но Азамат находит время посвятить себя любимому делу.

Когда-то в юности Азамат занимался в драмкружке. Однажды в журнале «Вокруг света» в рубрике «Пёстрый мир» прочёл о великом французском актёре, который за 30 секунд сумел изобразить жизнь человека от рождения и до смерти. Это был Марсель Марсо, актёр-мим, создатель парижской школы мимов. Искусство пантомимы настолько понравилось, вдохновило, что Азамат записался в кружок пантомимы, много занимался самостоятельно. В молодости любил танцевать, увлекался брейк-дансом…

С той поры прошло много лет. И вот 3 года назад в интернете ему попался ролик под названием «Танцор, который нарушает законы физики». «Я посмотрел и… обалдел! Настолько это было красиво!» — вспоминает Азамат. Маркус Скотт — так зовут американца, танец которого поразил его, а танец — дабстеп.

И вновь, как в юности, Азамат увлёкся теперь уже дабстепом. Понятно, что когда человек в возрасте далеко не танцевальном, начинает танцевать, у многих это вызывает усмешку. Но тот, кто смеётся, ничего не делает. Азамат делает! И у него получается! «Мне это нравится — двигаться в такт, в ритм музыки», — признаётся Азамат.

Как-то во время постройки дома Азамат не уберёг пальцы правой руки, и во время исполнения танца стал смущаться: приобретённый дефект был виден. Тогда вместе с другом Михаилом они сконструировали и изготовили металлический протез, который стал атрибутом танца.

В семье Мухамадеева с большим уважением и пониманием относятся к увлечению хозяина, помогают снимать ролики. Специально приобрели шкаф с большими зеркалами, чтобы он мог оттачивать своё танцевальное мастерство.

О танцующем огнеборце знают не только в Дарасуне. Азамата рады видеть в молодёжных музыкальных клубах города Читы. Там он танцует, слушает музыку, общается с такими же, как и сам увлечёнными и творческими людьми. Понятно, что люди эти молодые и по возрасту они для Азамата Вакилевича — дети, но тем ценнее слышать из их уст такие слова: «Азамат — удивительный человек! Он стремится к совершенству и, наблюдая за тем, как он развивается, у нас крепнет вера в то, что он его достигнет! Азамат служит примером того, как можно любить музыку и передавать свою любовь через язык тела. Любить, творить, развиваться, получать удовольствие от жизни независимо от того, где ты живёшь, кем работаешь и сколько тебе лет».

Для меня Азамат Вакилевич Мухамадеев — пример честного служения своему делу — профессии, последовательности, твёрдости, настойчивости при достижении целей, отношения к людям и к жизни, к самому себе.

Д. Авдиенко «Красное знамя» №12 от 28 марта.

Журналистка из Улётовского района на неделе пыталась разобраться с кадровым бардаком, царящим в центральной районной больнице.

Всё началось с недавней реконструкции здания больницы, которое широко освещали в прессе, его ещё посетил Сергей Давыдов и главврачи других районов. После окончания реконструкции для тогдашнего главврача Александра Мигунова начался какой-то ад: бесконечные проверки, которые, по его словам, были лишь ради розыска проблем, а также обвинения в нецелевом расходовании средств на реконструкцию.

Сам же Мигунов подозревает, что его последующее увольнение связано с критикой печально прославившегося проекта Давыдова Территориальных медицинских объединений (ТМО). Мигунов сделал расчёты, которые показали убытки в случае объединения его больницы и больницы в ЗАТО Горный и высказал эти опасения властям. Но получилось, как получилось.

При этом журналист газеты приводит ещё несколько районных главврачей, которые уволились за последнее время. Причины, по его словам, очень схожи с увольнением Мигунова.

Хотели как лучше, а получилось…

Я не знаю, как понять то, что происходит в нашем районном здравоохранении. Совместно с экс-главным врачом ГУЗ «Улётовская ЦРБ» и министерством здравоохранения края я пыталась разобраться с тем, что случилось с кадрами в центральной районной больнице.

Совсем недавно, месяца 2 назад, и газеты, и ТВ, и электронные СМИ радостно извещали, что в улётовскую старушку-поликлинику вдохнули новую жизнь. Больные, входя в белоснежные коридоры, в комфортные кабинеты, добрым словом отзывались о главном враче больницы Александре Мигунове, которому было не всё равно, куда идут люди лечиться. Не всё равно, где и в каком кабинете сидит врач. И свершилось — ленточка перерезана.

В общем, казалось, что счастье прочно приземлилось на конёк новой поликлиники. Вот выдержки из сюжетов ГТРК «Чита» о том событии: «Новоселье справили медики Улётовской центральной районной больницы. Состоялось открытие обновлённого здания поликлиники. Этого события район ждал 80 лет.

Открытие обновлённого здания поликлиники стало хорошим подарком и для всех жителей Улётовского района. Здание было построено в 1934 году. С тех пор капитального ремонта не проводилось. В 2016 году здесь побывал министр здравоохранения края Сергей Давыдов, и было принято решение о реконструкции здания.

Средства на ремонт были выделены из Фонда обязательного медицинского страхования и из бюджета районной больницы. Всего было потрачено более 9 миллионов рублей. Работала бригада работников больницы, что удешевило смету. Реконструкция началась в октябре прошлого года. Заменены кровля, пол, окна, утеплены стены, обновлён фасад здания. Обновлены и все внутренние коммуникации тепло- и водоснабжения. А вся эта работа легла на плечи нового руководителя больницы — молодого врача Александра Мигунова.

Александр Мигунов, главный врач Улётовской ЦРБ:

«Люди с пониманием отнеслись к ремонту. Мы ни на минуту не останавливали работу. Меняли кабинеты и вели приём. И с кадрами полностью вопрос закрыт. Укомплектованы все терапевтические участки. Узкие специалисты тоже — офтальмолог, невролог, лор, которых долго не было. Теперь свой психиатр-нарколог выйдет. Врач-хирург в январе едет на переподготовку на онколога».

Поликлиника сегодня работает в полную силу. Это 150 посещений в день. Обслуживается почти 30 тысяч человек.

Кроме жителей Улётовского района, в зоне ответственности ЗАТО посёлок Горный. Работают здесь 69 врачей, из которых более 30 — доктора, которые приехали трудиться по программе «Земский доктор». Реконструкция здания Улётовской поликлиники стала примером того, когда за относительно скромные средства можно сделать качественный ремонт.

Сергей Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края:

«Стоимость обновлённой поликлиники — всего 10 миллионов рублей. По сметной документации на строительство новой поликлиники нужно 1 миллиард 400 тысяч рублей. На сегодняшний день у нас таких денег нет. Сегодня мы показали, что можем сделать из 34-го года постройки практически новое здание. И сейчас приехали сюда на открытие главные врачи Карымской больницы, из Хилка, где в следующем году им предстоит то же самое. Приехал главный врач из Могочи. И в Тупике тоже будет произведён такой же ремонт. И уже с 20 января заходит туда бригада.

Следующий шаг в обновлении поликлиники — внедрение информационных технологий в работу. И самое важное — доброе отношение к пациентам, — отметил министр. — Коллектив поликлиники намерен обновить и мебель. Помимо этого, срочно требуется эндоскопическое оборудование. Эти планы будут реализованы уже в 2018 году».

А вот ещё — уже из нашей районной газеты: «Глава района С.П. Савин поблагодарил за хорошую работу строителей, организаторов, министерство края за поддержку идеи. Особо — главного врача ЦРБ А.В. Мигунова.

Один из гостей, главный врач краевого онкодиспансера М.П. Пимкин, впечатлился обновлённой поликлиникой: «Уважаю отношение людей к этому проекту, инициативность главного врача Улётовской ЦРБ А.В. Мигунова, его требовательность к себе и другим. Благодаря таким людям можно делать важные позитивные вещи. Клиника сделана на таком уровне, которым не все городские лечебные учреждения могут похвастаться. Это большой подарок для всех докторов и пациентов».

А сегодня вдруг телега этой истории развернула оглобли. И у нас уже нет главного врача Мигунова, а руководство района и минздрав снова ищут новую кандидатуру «главного». Каких только слухов не идёт по району в связи со всей этой историей, по одной из версий, главный врач скоро уже «сядет».

Напомню: руководство ЦРБ несколько месяцев назад обвинили в «нецелёвке» в отношении ремонта поликлиники. Хотя звучит парадоксально. Ведь никто даже копейки не даст без согласования там, наверху, в этом самом минздраве. И без согласования и полученного «добро» от Давыдова никто бы и не приступил к ремонту. Напротив, к Улётовской ЦРБ была прикреплена куратор по строительству, инженер, которая и теплотехников привозила, и давала указания в части соответствия будущего здания СанПиНам.

За 2017 год были инициированы около 28 проверок в отношении Улётовской ЦРБ, направленных, как считает А.В. Мигунов, не на поиски лучших путей организации работы, а на подыскивание мотивации для высказывания недовольства. Фактически главный врач решил задачу, которая закреплена в Трудовом кодексе, — обеспечил работников нормальным рабочим местом, а больных — комфортным помещением для лечения, во имя Конституции, между прочим, и той самой «заботы о здоровье». А за это удостоился гонений.

По словам Александра Владимировича, именно он вскрыл факты недобросовестного отношения к работе финансистов в своём учреждении (корни этой недобросовестности растут из давних времён). Главный врач, обнаружив это, инициировал проверку. По её итогам возбуждено уголовное дело. (В минздраве, кстати, говорят, что напротив, минздрав выявил проблемы с финансами, инициировал проверку и тем самым спас Мигунова от проблем в будущем).

Беседую с экс-главным врачом

«У нас в правительстве всё время переживают, что не удержать медицинские кадры, растёт отток населения. А как их удерживают? Два наших терапевта поехали сдавать годовой отчёт, просидели 2 дня перед дверьми, их просто не впускали, не выкроив для них время. На исходе второго дня приняли. Наскоро полистав отчёт в течение 5 минут, тут же перезвонили мне и показательно «разгромили», обвинив терапевтов в некомпетентности. Вместо доброго отношения к людям, которые принимают вместо положенных 25 — 38 человек и не ропщут», — говорит Александр Владимирович.

Причина такого отношения, на мой взгляд, в том, что стал поднимать вопрос о целесообразности прикрепления к Улётовской ЦРБ больницы посёлка Горный. Содержание её очень обременительно финансово. Пришла она с кредиторской задолженностью около 20 миллионов, которую нам пришлось гасить, и сейчас её содержание крайне затратно.

Буквально один пример: больница в 1 км от дровянинского угольного разреза, а топится мазутом, стоимость по тарифам выше в 4 раза, чем на угле. 2 миллиона рублей в месяц мы отдаём только за отопление зданий в Горном. Их три — инфекционное отделение, поликлиника, стационар. Когда я вник во все эти дела, изучил финансовую составляющую по этому присоединению, положил «объективку» на стол нашему главе района, С.П. Савину. А тот предъявил её в правительстве края Аягме Ванчиковой. Я так полагаю, всё это повлекло серьёзный разговор с минздравом, потому что именно после этого и посыпались проверки.

О том, что у нас возникнет кредиторская задолженность, я предупреждал ещё год назад, зная, что майские Указы Президента нужно выполнять. Меня год назад не услышали, «самый умный, что ли?», а мне при нынешней ситуации нечем будет платить зарплату специалистам.

Главный врач в Тунгокоченском районе Александр Васильевич Гашков уволился. До этого уволили главного врача из Нерчинского района, когда он отказался работать по объединению нескольких районных больниц в одну (забайкальский проект по объединению центральных районных больниц в межрайонные медицинские учреждения, ранее этот проект звучал как территориально-медицинские объединения (ТМО) — Е.Ч.)

В Ононском районе главный врач уволился. Причины похожие. И у нас, и у них большая задолженность школ, детсадов перед ЦРБ за медосмотры. Это около 2 миллионов рублей. На эти деньги приобретаются вакцины туберкулин и противоклещевые. Сейчас минздрав реструктуризировал эти долги, разбив их до 2021 года. То есть с нами будут рассчитываться малыми долями. Но нам не на что будет покупать туберкулин и вакцины. Смотрим по ТВ про вспышку туберкулёза на Украине. При подобном отношении у нас это будет реальностью через пару лет. Чем прививать людей?

Одна из проверок нашего учреждения выглядела так: проверяющие сообщили, чтобы я и мои замы ждали их в Дровяной, в больнице. Мы добросовестно ждём, а проверяющие проехали в Улёты, провели проверку по «скорой» в наше отсутствие. Составили справку, весьма далёкую от объективности. То есть это была специальная проверка, направленная на поиски нарушений, причём проведённая в отсутствие главного врача и его заместителей. Проверок в нашей ЦРБ в этом году уже 8. После них, безусловно, последует дисциплинарное наказание. На сегодня я уволился с должности главного врача».

Что за странная ситуация? Ведь впервые за несколько лет в нашей поликлинике появилось много специалистов, которых Мигунов пригласил работать. Больные проходят всех специалистов в одном месте, не выезжая в Читу, есть и нарколог, и психиатр, невролог. За справками не нужно ехать в краевой центр. Для лечения в дневном стационаре теперь не нужно покупать физраствор, капельницы и шприцы: всё появилось в больнице.

Сергей Павлович Савин, глава района, тоже обеспокоен этой ситуацией: «Мы по направлению от района учим врача 8 лет, ждём его к себе, потому что свой, потому что не убежит. Так радовались Мигунову! Хороший хирург, супруга — терапевт. Мало того, он прекрасный организатор, хороший главврач. Бесконечные проверки сделали своё дело. Это значит, положение в районной медицине снова будет усугублено».

Лично мне становится неуютно при мысли, что там, в верхах, в минздраве уже принимают очередной пилотный проект, чтобы присоединить теперь уже Улётовскую ЦРБ к какой-нибудь читинской больнице. А потом и Карымскую больницу туда подтянуть.

Эту статью в виде открытого письма я отправляла в минздрав Забайкальского края с просьбой дать нам ответ о причинах увольнения главного врача.

В ответе в редакцию из минздрава сообщили, что главный врач Улётовской ЦРБ уволился, не объяснив мотивации этого поступка. На обращения к нему министра здравоохранения и главы Улётовского района, попытки выяснить причины увольнения не реагировал, от встреч отказался.

В беседе по телефону со специалистами отдела кадров министерства здравоохранения мне объяснили, что практика проведения проверок по районным больницам — обычная, не была направлена против Мигунова лично, а ставила целью устранить имеющиеся в работе организационные проблемы. Более опытные руководители таким проверкам даже рады. Справка после проверки, по сути, — грамотный план действий для устранения нарушений. Штрафов по итогам проверки не выносится. А вот если бы прибыла инспекция по труду, то проверка неизбежно повлекла бы штраф. Кроме того, если бы не подобная проверка в бухгалтерии, то, вероятнее всего, в ближайшем будущем именно Мигунову пришлось бы держать ответ перед правоохранительными структурами, и его в этой ситуации проверка спасла от уголовного преследования.

— Понятное дело, — подтверждают в минздраве, — что ситуация с больницей ЗАТО п. Горный финансово обременительна. Но разрешение этого вопроса — не работа-однодневка и не зависит только от воли минздрава, и над этим работают. Сам Мигунов в минздраве не появляется.

Александр Владимирович разъяснил мне ситуацию просто: «Да не хочу я там появляться. Не хочу видеть людей, не хозяев своих слов. Я выполнил свою задачу — отреставрировал поликлинику за выделенные мне суммы. Но оказалось, всё неправильно и не так». (Одно очевидно для меня -встретиться работнику и работодателю, безусловно, было бы нужно, но этого не произошло).

Как видим, мнения о взаимоотношениях главного врача и минздрава диаметрально противоположны. С одной стороны (по мнению минздрава) — буквально отеческая опека, чтоб научить молодого главного врача работе. С другой — мнение бывшего главного о том, что ему просто не дали работать.

Отреставрированная поликлиника теперь обросла актами о многочисленных нарушениях, неправильном проведении денежных средств, неправильном учёте рабочего времени бригады и т.д. По мнению Мигунова, медучреждение в скором времени станет просто финансово несостоятельным из-за навязанных учреждений ЗАТО, но это никого не интересует.

Кто будет новой жертвой на утопление (в связи с «финансовой гирей» в виде больницы ЗАТО), пока неизвестно. Судя по ситуации, в минздраве края меньше всего думают о сотнях больных людей, чьих-то поломанных судьбах. И, вероятнее всего, утонет и Улётовская районная больница в потоке оптимизаций и слияний в ТМО. Лично мне, как и многим другим, попасть на приём в «укрупнённую» больницу будет достаточно сложно. Выход — ехать в Академию здоровья, оплачивая своё в прямом смысле драгоценное здоровье в частный карман. А как быть тем, у кого нет денег?

Из электронных СМИ:

«Министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов впервые озвучил идею слияния нескольких районных больниц в территориальные медицинские объединения (ТМО) летом 2017 года. После негативной оценки общественности и некоторых медиков проект заморозили. В октябре стало известно, что Минздрав РФ одобрил создание в Забайкалье ММУ — межрайонных медицинских учреждений». Глава регионального министерства встречался с представителями Минздрава РФ в Москве 23 октября.

«За время моего пребывания в Москве я провёл очень много продолжительных встреч-совещаний по поводу объединения ЦРБ в межрайонные больницы со многими руководителями Министерства здравоохранения Российской Федерации. Самое главное — это встреча с заместителем министра Татьяной Яковлевой. Мы обсуждали многие вопросы, но основной целью встречи был вопрос объединения нескольких ЦРБ в одну структуру. Был очень профессиональный и открытый разговор. После многочисленных совещаний и дискуссий представители Минздрава России единогласно приняли этот проект, признали его весьма эффективным и достойным к внедрению», — процитировали Давыдова в пресс-службе регионального минздрава».

Елена Чубенко. «Улётовские вести» №22 от 29 марта.

Произошедшая трагедия в Кемерово ещё долго будет мелькать в СМИ и социальных сетях. Это происшествие оставило свой след в каждом из нас и показало, насколько всё запущенно. И ничего не изменится, пока будут взятки, пока будет халатность и преступная круговая порука среди руководящих постов.

И ведь произойти такое может не только в крупных городах. Могочинцы, которые вместе с десятками российских городов присоединились к акции памяти, тоже не чувствуют себя в безопасности: «Городской рынок — это, скорее, резервация, а не торговая площадь. Он уже горел не раз и всегда восставал из пепла. Такие «украшения» городской среды обитания, наследство 90-х годов, уже давно ушли в прошлое в других местах. Но не в Могоче».

Кемерово, мы с тобой!

Трагедия, случившаяся в этом городе 25 марта, привела в шоковое состояние граждан России. В городах и посёлках люди проводят акции в поддержку пострадавших и оставшихся в живых: родных и близких погибших на пожаре в торговом центре «Зимняя вишня»: в храмах читают заупокойные молитвы.

Могочинцы тоже выражают свои глубокие соболезнования. 28 марта они приняли участие в акции. На площади собралось немало людей: несли цветы, игрушки, зажигали свечи. Кемерово, мы с тобой!

К сожалению, шок случился в очередной раз. Вспомните пожары в «Хромой лошади», домах для престарелых…

Почему? Когда это кончится? Кто виноват? — эти вопросы звучат с телеэкранов. Эксперты и политики выдвигают свои версии, спорят. Ведётся расследование. Президент Владимир Путин вылетел в Кемерово, почтил память погибших, провёл совещание, встретился с жителями. Можно не сомневаться, что виновные в гибели 64 человек, в том числе 41 ребёнка будут наказаны.

А система, породившая такую безответственность. изменится ли? Оглянемся вокруг — всё ли сделано в нашем городе, районе для безопасности граждан? Увы! Развалины на месте деревянных домов, районной больницы, разбитое каменное здание школы № 32 — немало объектов, опасных для горожан, особенно для детей, поведение которых непредсказуемо.

А городской рынок?! Это, скорее, резервация, а не торговая площадь. Он уже горел не раз и всегда восставал из пепла. Такие «украшения» городской среды обитания, наследство 90-х годов, уже давно ушли в прошлое в других местах. Но не в Могоче.

Всеобщее попустительство, надежда на «авось пронесёт» живы в народе. И горят леса с чьей-то нелёгкой руки, полыхают торговые центры, куда нет доступа Госпожнадзору, потому что инспектора этой службы повсеместно сокращены. Собственники сами должны следить за состоянием своих объектов — это законодательство.

Сейчас повсеместно начались проверки пожарной безопасности в торговых центрах. Участвует в ней и могочинская прокуратура. Но сбережение народа — это общая задача и власти, и граждан.

Тамара Лепкало. «Могочинский рабочий» №25 от 30 марта.

Чтобы не заканчивать обзор на негативной ноте, прочитайте небольшой рассказ о прапорщике, которому не понравилось, что одна из военнослужащих надела красные сапоги на шпильках.

Спойлер: сам он спросонья надел сапоги разного цвета.

Байки старого прапорщика

У нас в полку служили пять женщин-военнослужащих: секретница, заведующая солдатской столовой, медичка, бухгалтер-кассир и телефонистка. Командир, полковник Соколенко, был у нас очень строгий и принципиальный к женщинам и за то, что они женщины, никакого снисхождения не делал. Так же они ходили на построение полка, так же принимали участие в учениях и строевой подготовке. Трудно им было, но ничего не попишешь. Приказы командира не обсуждаются.

Утро в полку начиналось всегда одинаково: офицеры и прапорщики приезжали в часть, военнослужащие срочной службы выбегали из казармы, и все строились на плацу. Последней приходила и вставала в строй огромная белая собака неизвестной породы. Она прибилась к столовой, солдаты и женщины её подкармливали, и она считала расположение части своей территорией, посторонних не пускала, помогала охранять склады.

Построились и ждали командира. Он припылил на своём «уазике». Поприветствовал строй, принял рапорты командиров подразделений, поставил задачи на текущий день. После построения весь полк проходил строем по плацу. Собака бежала за строем.

И вот когда мимо командира строевым шагом проходили женщины, Соколенко своим зорким соколиным взглядом углядел, что у одной из женщин, сержанта Ольги Козицыной, исполняющей обязанности бухгалтера-кассира, на ногах сапожки не по форме. По форме полагались сапоги чёрного или коричневого цвета, а у сержанта Курицыной на её маленьких ножках красовались КРАСНЫЕ полусапожки на шпильках! Олечка была пухленькая и небольшого росточка, а на шпильках и вовсе не могла чеканить строевой шаг и постоянно догоняла строй мелким бегом. Командир аж покраснел от возмущения. «Курицына!! — гаркнул он хорошо поставленным «командирским» голосом. — Ко мне!» Олечка посеменила в своих красных сапожках к командиру. «Всем встать в строй!» — приказал командир. Полк построился снова, а Оля с командиром встали напротив.

Командир смерил Олечку гневным взглядом и спросил: «Вот это что?!» — «Где?» — испугалась Олечка. – «На ногах у тебя что, я спрашиваю?!» — «Ссссапожки» — пролепетала Курицына. – «Вижу, что сапожки. А какого они цвета?» — «Красные», — промямлила Оля.

«Кто разрешил?! Это что такое?! Почему обута не по уставу?! — разорялся Соколенко. — По уставу обувь должна быть коричневого или чёрного цвета! Вот как у меня!» — Соколенко показал на свои ноги, и все увидели, что один ботинок у него чёрный, а второй — коричневый. Видимо, утром, спросонок, разные нацепил и так помчался в полк.

Сначала наступила тишина, а потом грохнул богатырский хохот. Басом смеялись офицеры и прапорщики, звонко хохотали женщины, Олечка рядом с командиром заливалась колокольчиком. Даже полковая собака, не выдержав, взвыла тоненьким голоском, что ещё прибавило смеха.

Командир побагровел, пытался что-то сказать, махнув рукой, вскочил в «уазик» и поехал домой переобуваться. Да, давно мы так не веселились!

М. Александров. «Сельская новь» №13 от 6 апреля.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить