НОВОСТИ
25 СЕНТЯБРЯ
24 сентября

Как Михалёв автобусный парк сжёг – в обзоре краевых СМИ

Газета «Вечорка» рассказала, как из пепла читинского автобусного парка возник торговый центр «Макси», а «Экстра» поделилась историей забайкальского солдата, замученного сослуживцем в Ярославской области.

Армейским изуверствам, кажется, нет конца. История гибели забайкальского солдата-срочника Артёма Тетерина, которую публикует газета «Экстра», — тому подтверждение. На фоне таких рассказов о дедовщине происки нечистых на руку забайкальских чиновников и коммерсантов выглядят как-то менее безобидно. Хотя и описаны коллегами-журналистами весьма и весьма сочно.

Срочник из Забайкалья Артём Тетерин проходил службу в Ярославской области. Он призвался в ноябре 2016-го, а в марте 2017-го парня нашли повешенным в лесу. Первоначальная версия, на которой настаивали и воинская часть, и следствие — суицид. Но мать Артёма ни секунды не верила в это. По её словам, когда сын звонил ей из части, то жаловался на ледяную воду, оскорбления сослуживцев и постоянные наряды. Женщина с самого начала настаивала, что сына убили, а суицид попросту инсценировали. Сейчас её версия находит подтверждение: сослуживцы парня рассказали военным следователям о том, как некий рядовой Усуб Аджоян постоянно их избивал. Газета «Экстра», которая следит за ходом расследования, пишет, как «он потушил сигарету о ладонь рядового, заставлял солдат обойти гуськом здание казармы по семь раз, а также выполнить по 200 приседаний и 50 отжиманий».

Армейский беспредел

Свидетели по делу о самоубийстве солдата из Забайкалья подтвердили случаи «дедовщины»

Громкое дело о гибели уроженца Могочинского района Забайкальского края Артёма Тетерина, который проходил срочную службу в Ярославской области, обрастает новыми подробностями. Напомним, парня нашли повешенным в лесу в марте 2017-го. Поначалу следователи говорили о банальном суициде. Однако недавно эта версия претерпела значительные изменения. Оказалось, что погибшего вынудили пойти на такой поступок. Мать же Тетерина уверенна, что её сына убили, а суицид — это всего лишь ширма.

Повесился возле части

Солдат-срочник из Забайкалья Артём Тетерин пропал из воинской части под Переславлем-Залесским в Ярославской области в ноябре 2016 года. По официальной версии военных, он якобы ушёл в «самоволку». Поисками парня тогда занялись сотрудники вышеупомянутой части и представители военного следственного отдела, которые возбудили на него уголовное дело по факту самовольного оставления места прохождения службы. Примечательно, что изначально сослуживцы Артёма свидетельствовали о том, что в день пропажи он около пяти часов вечера пошёл в магазин, который находился в посёлке Новоселье в километре от воинской части. При этом боевые товарищи забайкальца в ходе допросов не могли ответить, для каких целей тот туда отправился. Спустя пол года Артём, был найден, вернее то, что от него осталось: обезображенное тело молодого человека, повешенное на ремне, случайно обнаружили в лесу охотники. Парадокс, но эта страшная находка их поджидала буквально в 500 метрах от той злополучной воинской части. Как военные, прочёсывающие вначале поисковых мероприятий периметр данного объекта, могли проглядеть подобное, остаётся большой загадкой. Отметим, что мать покойного восприняла в штыки первоначальную версию следствия о том, что её сын совершил суицид без видимых на то причин. Женщина была и остаётся убеждена в том, что с Артёмом расправились: «Нашли его рядом, там пять минут ходьбы. Не знаю, как они его искали. На этот вопрос отвечают — мы туда не дошли. Его убили, это сто процентов. Потому что там такое место открытое — невозможно его найти столько месяцев».

По воспоминаниям близких, погибший был довольно перспективным парнем. Окончил могочинскую СОШ №1, отучился в одном из читинских вузов, а после — поступил в магистратуру Московского института стали и сплавов, откуда летом 2015-го его призвали служить. Несмотря на уговоры матери и проблемы со здоровьем (плоскостопие 2-ой степени, зрение минус 4, перенесённая клиническая смерть — авт.), студент твёрдо решил пройти армейским путём.

Во время редких звонков солдат рассказывал матери о служебных буднях со всем немного, но при этом в негативном ключе. Ледяная вода, оскорбления сослуживцев, постоянные наряды — вот та скудная информация, которую Ольге с трудом удалось вытянуть из сына. По утверждениям убитой горем матери, в воинской части творился откровенный беспредел — у Артёма вымогали деньги.

Чтобы переломить ситуацию, он даже просил о переводе. В свою очередь, характер погибшего его знакомые по армии на первых допросах описывали, как нерешительный. По мнению сослуживцев, парень был замкнут в себе, постоянно молчал. Ничего не рассказывал о семье, учёбе, предыдущей жизни. Медленно, но верно их позиция свелась к тому, что парень сам на себя наложил руки, так как внешних предпосылок к этому не было, его никто не обижал. И в итоге он своим поступком подвёл под монастырь большое количество народа. В противовес этому одноклассники и одногруппники Тетерина в один голос заявляли сыщикам, что он не был обделён чувством юмора, со всеми общался и не избегал молодёжных вечеринок.

Инсценировка самоубийства?

Военным следователям, занимающимся этим делом, потребовался ни один месяц, чтобы расставить все точки над «i». В конечном итоге показания сослуживцев Артёма, которые те давали на первых порах, оказались не более чем покрывательством. Летом 2017 года правоохранители предъявили обвинение 19-летнему рядовому Усубу Аджояну в избиении восьми сослуживцев, в числе которых был и Тетерин. По их данным, в августе-октябре 2016-го в войсковой части, расположенной в селе Новоселье, рядовой Усуб Аджоян «с целью самоутвердиться за счёт применения насилия к сослуживцам» систематически избивал восьмерых рядовых. Претензии к сослуживцам у Аджояна возникали по разным поводам. Например, очерёдность уборки туалета, выход из казармы без его разрешения, «неправильно на меня смотришь», разрешение пройти мимо нет и так далее. Из материалов уголовного дела следует, что Аджоян не только бил сослуживцев, но и издевался над ними. Так, он потушил сигарету о ладонь рядового, заставлял солдат оббежать и обойти гуськом здание казармы по семь раз, а также выполнять 200 приседаний и 50 отжиманий. При этом больше всего доставалось 23-летнему призывнику из Забайкалья Артёму Тетерину. Как-то Аджояну не понравилось, что Тетерин был не стрижен. Без применения косметических средств и предварительного смачивания, снизу вверх, то есть против роста волос, обвиняемый выбрил ему полосу вдоль головы. Свою вину злоумышленник не признал.

Немного погодя, Аджояну в довесок ко всему предъявили обвинение по статье: «Доведение до самоубийства». В настоящее время Балашихинский гарнизонный военный суд уже рассматривает дело по его душу. На днях свидетели рассказали в суде о «дедовщине», которую устраивал подсудимый. Так, в заседании 3 апреля суд допросил двоих свидетелей по делу. Это сослуживцы Артёма Тетерина, которых (как и Артёма, и других потерпевших по делу) «прокачивал» Аджоян — принуждал выполнять физические упражнения. Они подтвердили данные на следствии показания. Свидетели пояснили, что офицеры никак не интересовались производимой Аджояном «прокачкой» военнослужащих младшего призыва. Также в судебном заседании юрист Фонда «Право Матери» Надежда Кузина заявила ходатайство о проведении судебно-биологической и судебно-криминалистической экспертизы одежды, снятой с трупа Артёма Тетерина.

«Вдень, когда он (Тетерин) пропал, никто из свидетелей не замечал никаких повреждений, загрязнений на его одежде. В ходе судебного заседания 30 марта 2018 года при осмотре вещественных доказательств по уголовному делу были обнаружены загрязнения на куртке, нательном белье и брюках, не отражённые при предварительном следствии. Таким образом, органами следствия не давалась оценка характера и механизма возникновения данных загрязнений», — сообщается на сайте вышеупомянутой организации.

Интересный момент: на этапе ознакомлении с материалами уголовного дела Ольга Тетерина просила предоставить ей одежду Артёма (попытка оказалась тщетной — авт.), в которой тот был, когда случилось непоправимое.

Женщина обратила внимание на то, что вся одежда её сына была в песке. Также на всей одежде вплоть до нательного белья имелись бурые пятна: «Ещё меня очень интересовало, почему у моего сына два одинаковых ремня.

Потому что смотрела обмундирование. У них один широкий ремень — на бушлат, второй, поуже, — на брюки. Местность, где нашли тело, болотистая. Песка рядом вообще нигде нет». Все эти факты в совокупности наводят Ольгу на мысль о том, что самоубийство было инсценировано заинтересованными лицами.

«Экстра» будет следить за развитием событий.

Максим Макаров. «Экстра» №15 от 11 апреля

«Вечорка» тем временем рассуждает о «славных» делах экс-мэра Читы Михалёва и вспоминает историю сгоревшего в 1998 году читинского автобусного парка, поджигателей которого так и не нашли и списали всё на короткое замыкание. Однако автор издания приписывает этот инцидент чиновникам из городской мэрии, которым заниматься организацией пассажирских перевозок было попросту лень. «Заодно многим удалось хорошо нагреть руки и на земле, которую до пожара занимала ПАТП-1. Теперь на его месте стоит торгово-развлекательный центр города «Макси».

Но и это, по данным автора, ещё не всё. Со ссылкой на краевую прокуратуру «Вечорка» рассказывает, что на протяжении более чем 10 лет ООО «Славел», которое стало владельцем участка площадью более 4 тысяч квадратных метров, платило за него 1 рубль в год. Бюджет города нёс убытки, но Михалёва это мало волновало.

Михалев и сгоревшие автобусы

В «Вечорке» в №12 и 14 были опубликованы первые главы беспримерной и становящейся все более бесконечной истории правления Анатолия Михалева. В них мы рассказали о том, как удачно «крестный папа всея Читы» избежал преследования сразу по двум уголовным делам.

Если говорить о чистой арифметике — об ущербе, который нанес городу Михалев, то суммы там поучаются просто занебесные, речь, так минимум, идет о нескольких сотнях миллионов рублей, но вместо сроков Анатолий Дмитриевич получал ордена, медальки и почетные звания. Насколько это справедливо, можно судить по письмам, приходящим в редакцию газеты, в которых наши читатели вспоминают и о других «славных» делах Михалева.

Например, о сгоревшем в 1998 году автобусном парке. Имен поджигателей следствие так и не установило, списали все на короткое замыкание, но по прошествии 20 лет многие горожане уверены в том, что к пожару в ПАТП-1 приложили свои руки чиновники из городской мэрии, которым организацией пассажирских перевозок заниматься было попросту лень. Прибыли они не приносили, а затраты для городского бюджета колоссальные, стоит также понимать и то, что для нормальной организации автобусного сообщения внутри города и с ближними пригородами требовалось соответствующая инфраструктура — автобусные остановки, транспортные развязки, комплексы на конечных остановках. Это же не только деньги, этим надо было заниматься, но чиновники из мэрии не захотели этого делать и предприятие попросту слили. Заодно многим удалось хорошо нагреть руки и на земле, которую до пожара занимало ПАТП-1. Теперь на его месте стоит Торгово-развлекательный центр «Макси». Но и это еще не все.

Как выяснила прокуратура Забайкальского края, на протяжении более чем десяти лет ООО «Славел», которое и стало владельцем участка, платило за участок площадью более 4 тысяч квадратных метров 1 (один) рубль в год. Убытки для городского бюджета просто колоссальные, но городских чиновников и лично г-на Михалева такая «мелочь», судя по всему, волновала мало.

Со дня пожара в автобусном парке прошло 20 лет. Всю тяжесть пассажирских перевозок переложили на маршрутные такси, а на городскую инфраструктуру махнули рукой и, как следствие, ближние пригороды фактически остались без нормального транспортного сообщения. Частнику невыгодно содержать там маршруты, поэтому и лезут все они в город.

Теперь администрация Читы хочет сбросить с себя еще одну обузу — троллейбусное депо (об этом «Вечорка» начала рассказывать в №8). Рассказ об уничтожении городского троллейбуса мы продолжим в самом ближайшем будущем, а пока предлагаем вашему вниманию письмо от нашего постоянного читателя Ивана Петровича Карпова из Читы.

«Постоянно читаю вашу газету. Все очень правдиво, актуально по времени. Вот юбилей неповторимого Анатолия Дмитриевича Михалева случился. Все читинские газеты об этом написали. Нужно иметь талант столько лет держаться в первых рядах муниципальной власти. Много заслуг и наград у нашего «господина», а где дела — хочется спросить. Есть и дела, но большая часть их в пользу самого себя. Вот, например, хотя бы шикарный кабинет у Михалева с персональным туалетом.

Почему сгорел автобусный парк? Да для того, чтобы построить там развлекательный комплекс «Макси», который запросто может повторить кемеровскую «Зимнюю вишню». Все это делается с подачи уважаемого Анатолия Михалева. Ему получается хорошо, а город из-за этого остался без общественного транспорта. Заполонили все маршрутками. Стоит сегодня во главе всего этого безобразия никому неизвестный Артем Меняйло. А кому все это выгодно — не простому жителю Читы, а тем, кто у власти.

Михалев сейчас как свадебный генерал — покрасоваться перед камерами, ленточку на открытии чего-нибудь перерезать — только это он и может. А в какой должности он состоит? Даже не вспомнишь.

Был в Чите стадион «Труд» — построили храм. Хорошее дело! Но в краевом центре нет автовокзала и нет дела до этого нашим властям, особенно Михалеву. Поставили памятник Александру Невскому — тоже неплохо, но кто погрел на этом руки? Придумали, что Невский покровитель Забайкалья, да совсем ополоумели, что ли, во времена Невского по нашим местам медведи гуляли и никакого Забайкалья не было в помине. Вот построили бы на месте памятника автовокзал — было бы дело!

Какой прекрасный привокзальный был сквер — много зелени, памятник Ленину стоял, скамейки для отдыха, так нет, закатали все в асфальт.

Меж тем люди ждут автобусы пригородные на ветру, на морозе и дожде. Зачем о людях думать этим людским избранникам, в шикарном кабинете им при любой погоде комфортно.

Правильно написали читатели «Вечорки» из Агинского: уже десять лет как область стала краем, чиновников расплодилась уйма, они зарплату себе хапают немыслимую, должности занимают, а дел их не видать. В краевой власти посмотришь — всякие министры, их заместители… одним словом — дармоеды!

Нормально мы не будем жить, пока будут краем и городом управлять эти приспособленцы, которые сейчас скучковались в верхнем эшелоне власти».

Виктор Крутов. «Вечорка» №15 от 11 апреля

Ещё одна любопытная история, опубликованная всё той же «Вечоркой», посвящена другому видному представителю забайкальской власти – экс-губернатору края Константину Ильковскому. Автор материала обнаружил возможную связь бывшего главы Забайкалья с недавно арестованным в Москве по подозрению в хищении бюджетных миллиардов совладельцем группы компаний «Сумма» Зиявудином Магомедовым и его старшим братом Магомедом Магомедовым. Но связь – не на почве уголовного дела. По данным автора издания, группа «Сумма» владеет Якутской топливно-энергетической компанией, которая собирается построить там самый крупный метанольный завод в России. Правда, из-за того, что метанол является ядовитой жидкостью, отношение к проекту в Якутии неоднозначное, есть много противников. Тем не менее, строительство завода поддержал Константин Ильковский. Со ссылкой на эксперта издания Sakha Day, политолога Сергея Витте «Вечорка» объясняет, почему экс-губернатор решился на такой шаг: «Магомедовы дружат с курирующим топливно-энергетический комплекс вице-премьером правительства страны Аркадием Дворковичем. Думается, Ильковский планирует через Магомедовых подружиться с Дворковичем и вернуться в «обойму».

Скажи мне, кто твой друг…

Как Ильковский планировал через Магомедовых подружиться с Дворковичем

Недавнее сообщение об аресте российского миллиардера, уроженца Дагестана Зиявудина Магомедова вряд ли приковало внимание читателей «Вечорки». Одним олигархом за решеткой больше, одним меньше — какое им, читателям, дело до всего этого? Своих проблем хватает. Между тем все в мире взаимосвязано: человек и природа, политика и экономика, прошлое и будущее. Вот и в аресте г-на Магомедова при пристальном рассмотрении можно отыскать, пусть отдаленное и косвенное, отношение к нашему не во всем благополучному Забайкалью.

Арест миллиардера

Буквально на днях, в конце марта, Тверской суд Москвы арестовал совладельца группы компаний «Сумма» Зиявудина Магомедова. Его состояние журнал Forbes оценил в 1,25 миллиарда долларов США — 76-е место в списке богатейших россиян. Был также арестован его старший брат — бывший сенатор от Смоленской области Магомед Магомедов.

Этих людей подозревают в крупных хищениях бюджетных средств. Настолько крупных, что адвокаты братьев Магомедовых просили отпустить их подзащитных под залог в размере двух с половиной миллиардов рублей за каждого. Но суд не согласился, несмотря на то, что миллиардер награжден орденом Дружбы, имеет несколько благодарственных писем от мэра Москвы Собянина и справку о плохом состоянии здоровья.

Зиявудин Магомедов окончил экономический факультет МГУ, где сблизился с однокурсниками, которые со временем стали весьма влиятельными людьми. Например, с Аркадием Дворковичем, будущим помощником Президента РФ Дмитрия Медведева и нынешним вице-премьером Правительства РФ.

Суть дела

Группа «Сумма», совладельцем и председателем совета директоров которой является Зиявудин Магомедов — это диверсифицированный холдинг, объединяющий активы в портовой логистике, инжиниринге, строительстве, телекоммуникационном и нефтегазовом секторах. В конце января миллиардер попал в так называемый «кремлевский доклад» — список высокопоставленных чиновников и бизнесменов, которых власти США считают близкими к руководству России.

Как сообщило 31 марта РИА «Новости», накануне задержания совладельцев группы компаний «Сумма» братьев Магомедовых сотрудники следственного департамента и ГУЭБиПК МВД, ФСБ и Росгвардии провели масштабные следственные и оперативно-розыскные мероприятия в 25 регионах России. Как пояснила официальный представитель МВД Ирина Волк, речь идет о хищениях бюджетных средств, в том числе выделенных на строительство объектов инфраструктуры и энергоснабжения. Ущерб от действий подозреваемых следствие оценивает в два с половиной миллиарда рублей.

Метанол — жидкость ядовитая

Казалось бы, все эти обстоятельства бесконечно далеки от Забайкалья и никакого отношения к нему не имеют. И этот арест тоже. «Что он Гекубе, что ему Гекуба?» — произнес в подобном случае принц Гамлет в одноименной трагедии Уильяма Шекспира. Однако, как уже было сказано, все взаимосвязано в этом лучшем из миров.

Вспомним, что в перечне предприятий, которыми владеет группа «Сумма», значится и Якутская топливно-энергетическая компания (ЯТЭК). Она разрабатывает Средневилюйское и Мастахское газоконденсатные месторождения в Якутии и поставляет потребителям газовое топливо. ЯТЭК занимается проектом сооружения газоперерабатывающего комплекса в Мегино-Кангаласском районе Республики Саха-Якутия — собирается построить там самый крупный метанольный завод в России стоимостью более миллиарда долларов США, чтобы поставлять продукцию в Азию. Метанол — жидкость ядовитая. У наших земляков еще на слуху 16 погибших и 26 пострадавших от метанола в 2014 году жителей забайкальского села Красный Великан.

Производство метанола сопряжено с рядом экологических проблем. Поэтому проект ЯТЭКа неоднозначный. Его противники уверены — создавать такое производство, да еще и в одном из наиболее населенных сельскохозяйственных улусов, опасно. Их оппоненты уверены в обратном. Отголоски этих «зеленых» споров не выходили за пределы Якутии, хотя она соседствует с Забайкальским краем и даже граничит с ним на севере. А официальные якутские СМИ, по сообщению ИА REGNUM, именуют противников химического завода на берегу Лены не иначе как «горе-экологи», «записные оппозиционеры», «охочие до протестных настроений люди», «малограмотная часть населения» и «противники всего прогрессивного».

Безусловно, небезызвестный забайкальцам Константин Ильковский «противником всего прогрессивного» себя не считает.

Вот мы и подошли к обещанной взаимосвязи между арестом дагестанского миллиардера, якутским метанолом и Забайкальским краем, губернатором которого Ильковский являлся до своей отставки в феврале 2016 года.

Вернуться в обойму

Как сообщил якутский информационный портал SakhaDay.ru, экс-губернатор Забайкалья во всеуслышание поддержал строительство метанольного завода в Якутии. Многих это удивило. Как же так? Власти республики ратуют за метанольный завод, а оппозиционер Ильковский, высказывавшийся против этих властей, вдруг оказался с ними по одну сторону баррикад. К чему бы это? Своими соображения по этому поводу поделился эксперт SakhaDay политолог Сергей Витте:

— Сейчас Ильковский находится в трудном положении. После отставки с поста губернатора Забайкалья он, по сути, выпал из кремлевской обоймы. На его людей заведены уголовные дела. Ему не было предложено иной должности. Социально-экономическое состояние вверенного ему региона, и так не отличавшегося хорошим уровнем, было ухудшено в разы. За что его и сняли.

— Как политик и управленец федерального масштаба Ильковский не состоялся, — считает Сергей Витте. — Это подтвердили и низкие результаты партии «Справедливая Россия», от которой Ильковский шел на выборах в Госдуму по Якутии. Народ его или забыл, или не знал. Тем не менее фамилия энергетического олигарха-вампира пока остается на слуху. Людям он запомнился по своим миллионным зарплатам, а также проблемам и авариям в якутской энергосистеме. Его успех как бизнесмена был связан с созданием ООО «Якутское» и передачи ему подрядов, которые он получал благодаря связями в структурах РАО ЕЭС Востока. Он получал их, будучи советником руководителя холдинга, в бытность генеральным директором «Якутскэнерго», депутатом Госдумы и губернатором. Но с момента отставки и опалы его фирме стало затруднительно получать выгодные контракты. Если раньше у ООО «Якутское» были договоры на 15-30 миллиардов рублей, то сейчас они подходят к завершению. Чтобы выбить новые, лоббистских возможностей Ильковского уже не хватает, тем более, что на выборах в Госдуму он перешел дорогу группе высокопоставленных энергетиков.

— И тут Константин Константинович делает ход конем, — продолжает якутский политолог. — Он пытается поддержать метанольный завод братьев Магомедовых. Ни для кого не секрет, что Магомедовы дружат с курирующим топливно-энергетический комплекс вице-премьером Правительства страны Аркадием Дворковичем, который активно их лоббирует. Думается, Ильковский планирует через Магомедовых подружиться с Дворковичем и вернуться в обойму. Ему очень нужны миллиардные контракты для ООО «Якутское».

Между тем думается, что братьев Магомедовых он вводит в заблуждение. Якутяне не прислушаются к Ильковскому. Достаточно вспомнить его отрицательный рейтинг в Якутии, который показали выборы в Госдуму, когда партия «Справедливая Россия» набрала меньше, чем когда-либо, потеряв голоса из-за того, что вторым в ее списке шел Ильковский. Своей поддержкой он вряд ли поможет позитивно настроить жителей Якутии. Скорее, добьет этот проект.

Этим мнением якутский политолог поделился еще до московского ареста дагестанского миллиардера и его брата. В свете последних событий с ним тем более трудно не согласиться.

Виктор Ланцов. «Вечорка» №15 от 11 апреля

Пока «Вечорка» переключилась на экс-губернатора Ильковского, «Забайкальский рабочий» продолжает поднятую региональными СМИ еще на прошлой неделе тему об аграрном криминале. Целая полоса издания посвящена материалу о том, что уголовное дело, которое сейчас расследуется в отношении министра сельского хозяйства края Михаила Кузьминова и его зама Ирины Малакшиной, возбуждено по навету сельхозпроизводителей. По словам автора статьи Валентина Михайлова, чиновники «встали этому «спруту» (под спрутом подразумеваются сельхозпроизводители, проходящие по делу в качестве потерпевших, – ММ.) поперёк горла, помешав беспрепятственной дальнейшей «дойке» госбюджета».

Аграрии трёх регионов встали на защиту Ирины Малакшиновой

Под обращениями поставили подписи более шестисот человек

Руководители сельхозпредприятий и ветераны отрасли, ученые и политики Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области выступили в поддержку Ирины Малакшиновой, находящейся под домашним арестом в Чите.

Без корыстного интереса

«Новость о ее задержании в феврале этого года, — пишет Улан-Удэнская газета «Номер один», — оказалась настоящим шоком для множества людей, знающих её по совместной работе в самых разных организациях. Они направили письма в адрес суда и защиты с просьбой обратить внимание на все обстоятельства дела прямого и косвенного характера, которые могут обеспечить объективность процесса и доказать невиновность Ирины Ринчиновны Малакшиновой. Под обращениями поставили свои подписи более шестисот человек. В их числе ее бывшие коллеги по работе в Информационно-консультационном центре сельских товаропроизводителей Бурятии, Минсельхозах республики, Иркутской области и Забайкальского края, сотрудники Российского государственного аграрного университета — МСХА имени К.А. Тимирязева».

В защиту Ирины Малакшиновой выступили фермеры и работники агропромышленного комплекса Иркутской области. А также руководители предприятий и политики: экс-зампредседателя правительства Бурятии Леонид Турбянов, экс-министр сельского хозяйства и продовольствия Бурятии Виктор Бубнов, председатель Совета директоров ОАО «Бурятхлебпром» Борис Цыденов, гендиректор ОАО «Улан-Удэнская птицефабрика» Виктор Дондуков, гендиректор ООО «Гарантия-2» Сергей Пашинский, руководитель СПК «Надежда» Михаил Алажинов, депутаты Народного Хурала Владимир Павлов, Анатолий Кушнарев, Александр Попов, Баир Гармаев, Бато Семенов, Виктор Аюшеев, Валерий Цыремпилов, Александр Савельев, Баир Доржиев и многие другие. Напомним, что заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края Ирина Малакшинова была задержана правоохранительными органами 10 февраля 2018 года в Чите вместе со своим непосредственным начальником Михаилом Кузьминовым. Выходцы из Улан-Удэ подозреваются в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ), а также в воспрепятствовании предпринимательской деятельности, причинившем крупный ущерб (ч. 2 ст. 169 УК РФ).

По версии следствия, при распределении субсидий, выделенных правительством РФ для компенсации ущерба сельхозпроизводителям Забайкальского края от чрезвычайных ситуаций природного характера в 2016 году, руководители краевого минсельхоза вводили в заблуждение получателей и незаконно требовали от них выполнения ряда условий для выделения денег, а именно частичного погашения ранее взятых в Фондессуд, чтобы другие сельхозтоваропроизводители тоже могли воспользоваться средствами. От действий чиновников якобы пострадало не менее семи сельхозпроизводителей, которым причинён ущерб на сумму более 10,5 млн. рублей, считает следствие.

Вроде бы картина ясная и для сегодняшней России довольно обыденная. Но есть в этой истории ряд моментов, заставляющих взглянуть на происходящее иначе. Первое, что бросается в глаза, отсутствие в действиях Михаила Кузьминова и Ирины Малакшиновой корыстной заинтересованности. Как пишут краевые СМИ, чиновники добивались от сельхозпроизводителей Забайкальского края, претендующих на получение субсидий, погашения долгов по ранее взятым бюджетным ссудам. Эти деньги планировалось направить другим сельхозпредприятиям отрасли, которые также нуждаются в государственной поддержке. Если считать воспрепятствованием предпринимательской деятельности законное требование возврата бюджетных денег, то как тогда квалифицировать нежелание сельхозпроизводителей платить по своим долгам?

«Кому должны, всем прощаем»

Практика краевого Арбитражного суда показывает, что в 2016—2017 годах им было рассмотрено 24 иска Фонда поддержки и развития агропромышленного комплекса Забайкальского края к местным аграриям. Общая сумма требований превысила 23,7 млн. рублей. Большинство ответчиков просто не явилось в судебные заседания. Один вообще прекратил свою деятельность. Еще с одним было заключено мировое соглашение с реструктуризацией задолженности. Только трое вернули займы после обращения Фонда в суд, но до вынесения решения о взыскании долга. Среди ответчиков по арбитражным искам есть компании, якобы пострадавшие от действий Михаила Кузьминова и Ирины Малакшиновой. Решениями суда с этих сельхозпроизводителей взысканы суммы от 662 тысяч до 3,2 млн. рублей. Выданы исполнительные листы. Получается, что экс-министра и его заместителя «закрыли» в СИЗО за то, что они добивались исполнения вступивших в законную силу судебных решений?

С некоторыми заемщиками Фонда поддержки и развития агропромышленного комплекса Забайкальского края, ныне признанными «потерпевшими» по делу Михаила Кузьминова и Ирины Малакшиновой, связаны интересные истории. Например, компания «Погадаево плюс» когда-то имела тезку, но без «плюса». Тезка получила кредит в Россельхозбанке, не вернула и обанкротилась. После чего в том же районе и селе, на той же улице (с разницей в два дома) возникла новая компания — с «плюсом». Судя по картотеке дел Арбитражного суда Забайкальского края, она тоже не торопится платить по счетам — рассмотрено уже более 20 исков к ней, в том числе от госпредприятий и местного самоуправления. Еще один «потерпевший» заемщик — глава крестьянско-фермерского хозяйства — также в прошлом прошел через банкротство. А теперь, по совместительству, является учредителем фирмы, занимающейся лесом. Это очень удобно — развивать бизнес по нескольким направлениям, одно из которых является дотационным. Тем более что даже в регионе с очень скудным бюджетом, каким является Забайкальский край, на поддержку сельского хозяйства тратятся солидные средства. Ведь речь идет об импортозамещении и занятости людей на селе! Не секрет, что некоторые аграрии этим умело пользуются и твердо убеждены: деньги из бюджета в виде субсидий, займов и прочих форм господдержки должны двигаться только в одном направлении — к ним. Обратного пути, по их мнению, нет, проще обанкротиться. Возможно, именно этого сценария пытались избежать Михаил Кузьминов и Ирина Малакшинова. А заодно втолковать простую истину — долг платежом красен.

Ревизия последствий засухи

С последствиями засухи 2016 года тоже все неоднозначно. В прошлом году Министерством сельского хозяйства Забайкальского края была проведена проверка достоверности данных об ущербе, причиненном сельхозпредприятиям. Как сообщило ИА Забмедиа со ссылкой на пресс-службу ведомства, «выяснилось, что некоторые аграрии попытались включить часть потерь урожая, полученных за счет собственных недоработок, в число последствий засухи». Был выявлен ряд хозяйств, подавших документы на списание сотен гектаров угодий и рассчитывавших получить средства государственной поддержки. Однако в ходе проверки было установлено, что «руководители таких организаций изначально не провели весь комплекс требуемых агротехнических работ и не посчитали нужным вложить необходимые финансовые средства для получения хорошего урожая».

И вновь в числе нерадивых находим нынешних «потерпевших» по делу Михаила Кузьминова и Ирины Малакшиновой. В частности, СПК «Племенной завод имени 60 лет Союза ССР». Этим хозяйством, согласно выводам министерской проверки, «не соблюдалась технология производства зерновых культур в условиях Забайкальского края». Не использовались минеральные удобрения и средства защиты растений. На некоторых полях засоренность пашен достигала 100 процентов. Также в числе причин, повлиявших на плохое состояние посевов, в министерстве назвали неподготовленность чистых паров под урожай этого года, использование некондиционных семян. В результате из заявленных 2,386 тыс. га зерновых культур, подлежащих списанию, членами комиссии было не принято почти 1,1 тыс. га. Как резюмирует ИА Забмедиа, «часть аграриев Забайкалья прикрыли засухой свою халатность». Материалы проверки были направлены в Минсельхоз РФ, и в результате растаяли мечты некоторых сельхозпредприятий о «халяве» за счет федерального бюджета.

Криминальная оппозиция

Разумеется, такая позиция минсельхоза края вызвала недовольство у определенной части аграриев. Два фермера опубликовали в газете «Земля» серию статей под звучным заголовком «Репрессии Минсельхоза».
С отповедью им выступили в газете «Забайкальский рабочий» более 70 руководителей сельхозпредприятий, глав и депутатов местных администраций. Они заявили, что «без пяти минут фигуранты уголовных дел по имеющимся в минсельхозе неопровержимым фактам нецелевого использования бюджетных средств вместо того, чтобы устранить выявленные злоупотребления, винят во всех смертных грехах министерство сельского хозяйства и его руководителя Михаила Кузьминова. Как говорят в народе, пытаются с больной головы свалить на здоровую. Любопытно, что директор и главный редактор газеты «Земля» Константин Наместников, в прошлом депутат краевого Заксобрания, ранее был осужден за хищение более 50 млн. рублей, предназначенных для реализации в Забайкалье федеральной программы «Развитие мясного скотоводства в России на 2009—2012 годы». А также за отмывание доходов, полученных преступным путем. Видимо, не случайно его издание стало рупором аграрной оппозиции в борьбе с Михаилом Кузьминовым. Авторы открытого письма в газете «Забайкальский рабочий» называют и других лиц, которым мог быть неудобен экс-глава краевого минсельхоза. Например, предпринимателя Ольгу Седину. Возглавляемую О. Сединой «Забайкальскую зерновую компанию» читинская газета «Вечорка» считает «фигурантом аферы в более чем 60 млн. рублей, которые были получены из Фонда поддержки и развития агропромышленного комплекса, а затем исчезли в неизвестном направлении».

Издание также пишет, что г-жа Седина является гражданской супругой Константина Наместникова. Всего с ее участием или под ее руководством в Забайкалье было создано более 20 (!) коммерческих предприятий, большинство из которых — в сфере АПК.

Дело по навету?

Многое говорит о существовании в Забайкальском крае давно отлаженной системы по разбазариванию бюджетных средств, выделяемых на поддержку и развитие сельского хозяйства. Похоже, равноудаленные от местных аграрных кланов и группировок Михаил Кузьминов и Ирина Малакшинова встали этому «спруту» поперек горла, помешав беспрепятственной дальнейшей «дойке» госбюджета. В обращении к суду бывших работников Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Бурятии, а также товаропроизводителей республики говорится: «Мы крайне встревожены и обеспокоены ситуацией, в которой оказалась Ирина Ринчиновна Малакшинова, и, зная ее, твердо убеждены, что это произошло по чьему-то злому навету».

Справка «ЗР»: Михаил Кузьминов и Ирина Малакшинова — выходцы из Улан-Удэ. Михаил Николаевич долгое время занимался коммерческой деятельностью в Бурятии, а с начала нулевых стал руководителем Петровск-Забайкальского мясокомбината. Затем был избран депутатом Читинской областной Думы и назначен представителем губернатора Забайкальского края в городе Петровске-Забайкальском и Петровск-Забайкальском районе.

Ирина Ринчиновна в 1998—2002 годах была первым руководителем Информационно-консультационного центра сельских товаропроизводителей Бурятии, в 2002—2007 годах занимала пост заместителя министра сельского хозяйства и продовольствия республики по экономике, с 2007 по 2009 год работала начальником отдела инвестиций минсельхоза. С 2009 по 2011 год была консультантом комитета по земельным вопросам, аграрной политике и потребительскому рынку Народного Хурала Бурятии, а с 2011 по 2016 год работала начальником отдела господдержки иркутского минсельхоза. В Министерство сельского хозяйства Забайкальского края Михаил Кузьминов пригласил её в ноябре 2016 года.

Валентин Михайлов. «Забайкальский Рабочий» №67 от 12 апреля

Кстати, аналогичную точку зрения озвучил «Забайкальскому рабочему» и бывший министр сельского хозяйства края Владимир Лоскутников: «С ними (М.Н. Кузьминов и И.Р. Малакшина – ММ) решил расправиться узкий круг сельхозпроизводителей, недовольных тем, как министерство формировало Фонд развития АПК и требовало возврата ранее взятых денежных средств».

А вот «Эффект» и «Экстра» на прошлой неделе, не сговариваясь, взялись за миграционную тему. Но в её подаче разошлись кардинально. «Эффект» рассказывает, куда в основном забайкальцы уезжают на постоянное место жительства – это Республика Бурятия, Иркутская и Новосибирская области, Красноярский, Краснодарский и Хабаровский края, Санкт-Петербург. В то время как «Экстра» публикует обратные истории – о забайкальцах, которые пожили в Краснодарском крае либо в Питере, а потом вернулись назад – не понравилось.

Счастливчики уезжают в Москву

Чемоданное настроение

В нашей газете неоднократно публиковались статьи на тему миграции населения из Забайкальского края, которая, по сути своей, неисчерпаема. Охота к перемене мест заложена в человеческой природе априори, а потому забайкальцы не оригинальны в этом отношении. Другое дело, когда люди покидают насиженные места в силу социально- экономических обстоятельств, не находя применения на малой родине своим знаниям и профессиональной подготовке.

Из Забайкалья — за лучшей жизнью

И вновь обратимся к статистике. По словам министра труда и соцзащиты края Андрея Федотова, выступившего 8 февраля на итоговом совещании, миграционный прирост населения в Забайкалье остается отрицательным. Так, за 2017 год население региона сократилось на 7294 человека. «За 11 месяцев 2017 года на территорию Забайкалья въехали 9472 человек, в то время как 16766 человек из региона выехали», — сказал Федотов.

Основным вектором межрегиональной миграции остаётся движение с Востока на Запад.

По прогнозу Росстата, Забайкальский край в 2018 году будет на четвёртом месте в России по миграционному оттоку. Напомним, что в основном забайкальцы уезжают на постоянное место жительства в Республику Бурятию — 16,8%, Иркутскую область -11,3%, Краснодарский край — 5,7%, Новосибирскую область — 5,5%, Красноярский край — 4,8%, Санкт-Петербург — 5,1%, Хабаровский край -4,1%.

«Лидером по миграционному притоку станет Московская область, за ней с небольшим отрывом следует Москва. Вместе они примут более 200 тысяч новых жителей — это больше, чем всё население Магаданской области. Более чем по 60 тысяч приезжих осядут в Санкт-Петербурге и Краснодарском крае», — сообщил Росстат.

Что и говорить, прогноз для Забайкалья неутешительный. Однако его достоверность подтверждается тем, что наши земляки по сей день продолжают паковать чемоданы и уезжать из него в другие регионы. Люди покидают свой край по различным причинам.

Как отметила на заседании комитета по социальной политике Законодательного собрания региона представитель Минсоцзащиты края, забайкальцы переезжают из родных мест в другие регионы по различным причинам, среди которых есть экономическая, но она не единственная. В частности, она сказала, что в большинстве своем люди едут за детьми или за родителями. Например, когда ребенок поступает в образовательное учреждение. Однозначно сказать, что уезжают потому, что нет работы, нельзя.

По ее словам, в числе покинувших Забайкалье доля людей с высшим образованием составляет всего 15%. Докладчик назвала этот показатель «некритичным». В числе причин, которые называют уезжающие из Забайкалья граждане, — желание улучшить условия жизни и благосостояние.

В этом с земляками солидарен и член Совета Федерации РФ Баир Жамсуев. Он заявил о несправедливости распределения средств в рамках программы «Развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» на расширенном заседании комитета по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Совета Федерации в рамках Дней Забайкальского края в Совфеде. По его мнению, забайкальцы чувствуют себя брошенными Москвой.

«Об этом факте говорит массовый отток населения из региона. Забайкалье находится на первом месте по миграции в России и Сибирском федеральном округе. Причём, забайкальцы уезжают преимущественно в Республику Бурятию, Красноярский и Краснодарский края. В последнее время наметилась тенденция к переезду в регионы Дальнего Востока», — сказал сенатор.

По его словам, федеральные власти должны не допускать диспропорции в финансировании Дальнего Востока и Байкальского региона.

«1900 километров территории Забайкалья проходит вдоль границы с Китаем. При этом в 17 приграничных районах Забайкальского края отсутствует сотовая связь и люди пользуются услугами китайских операторов. На эту проблему также важно обратить внимание», — отметил Жамсуев.

Третий момент, который может ухудшить ситуацию в крае, — отмена районного коэффициента, на которой, по словам сенатора, настаивает Минфин России. Жамсуев подчеркнул в своем выступлении, что допустить этого нельзя ни в коем случае. Представители комитета Совета Федерации согласились с мнением своего коллеги и выразили готовность поддерживать регион в части справедливого распределения финансов и сохранения районного коэффициента.

Молодежь уезжает из региона

Ситуацию с оттоком молодежи из региона обсудили 6 марта во время чаепития в ЗабГУ забайкальские студенты с министром образования РФ Ольгой Васильевой.

Как сообщалось в краевых СМИ, одна из участниц встречи рассказала, что молодёжь на прошедшем недавно форуме «Территория роста» поднимала вопросы самореализации и говорила о том, почему стоит оставаться в Забайкалье. По словам самой девушки, которая переехала в Читу из Кургана, её здесь все устраивает.

— Меня устраивает здесь жизнь. Остаюсь здесь, переехала сюда по личным причинам. Я не ищу возможности отсюда уехать, — сказала она.

Министр Ольга Васильева в свою очередь отметила, что для того, чтобы молодёжь не покидала регион, «нужно образование, нужна работа».

Другой студент посетовал министру на то, что в Забайкалье выпускникам с инженерным образованием невозможно устроиться на инженерные должности на железной дороге, даже обучаясь по целевому направлению. Как рассказал третьекурсник Никита Николаев, на ЗабЖД предлагают вакансии рабочих, а в других регионах — более высокие должности.

— Некоторые ребята уезжают из Забайкалья, потому что не хотят работать на рабочих специальностях. Грубо говоря, зря учились… Я готов ехать в районы, но не на рабочую специальность, — сказал он министру.

В свою очередь, Ольга Васильева отметила, что в этом есть логика, и поинтересовалась у студента, сколько, на его взгляд, выпускников через пол года становятся инженерами. Он ответил, что немного — 15-20%. Глава забайкальского Минобразования Андрей Томских пояснил, что на железной дороге сейчас идет оптимизация инженерного состава и фактически прекратилась целевая подготовка. Кроме того, он добавил, что у студентов поменяются взгляды на работу, когда у них будет семья. По словам Томских, он сам в молодости работал проводником, пожарным и не предполагал, что станет министром.

Между тем, отток молодежи из Забайкалья продолжается. Могу судить хотя бы по детям своих знакомых. Получив высшее образование в Чите и не найдя применения своим знаниям, недавно уехал в Новосибирск Андрей Р, который устроился по специальности в один из НИИ города и вполне доволен своим нынешним положением. Зарплату получает достойную и своевременно: хватает и на оплату жилья, и, что называется, на жизнь. Родители довольны, что сын теперь устроен и живет самостоятельно. Скоро они выйдут на заслуженный отдых и подумывают уже о переезде к Андрею, чтобы поддержать его морально, взяв на себя бытовые хлопоты.

Забайкальцы покупают квартиры в Москве и Подмосковье

Если родителям читинца Андрея Р. еще предстоят хлопоты по приобретению собственного жилья в Новосибирске, то другому жителю краевой столицы Игорю М. (фамилии не указываются по этическим соображениям) повезло гораздо больше. Его отец, бывший военнослужащий, недавно вышел в отставку и по военному сертификату приобрел квартиру в Москве. В недалеком будущем Игорь окончит школу и отправится в первопрестольную, где собирается получить профессию военного юриста. Таким образом, он продолжит военную династию своей семьи. А жить юноша будет в собственной квартире, что, согласитесь, пока не по карману даже некоторым коренным москвичам. На первых порах обучения родители намерены регулярно навещать своего отпрыска, чтобы помочь ему быстрее адаптироваться в новых условиях жизни. Они практически уверены в том, что сын, который успешно учится сегодня в школе, поступит в высшее военное учебное заведение.

Однако таких примеров пока немного. В основном бывшие военнослужащие приобретают квартиры по соответствующим сертификатам в ближнем Подмосковье, что тоже очень неплохо.

В минувшем году я побывала в гостях у своей родственницы, которая ранее служила в одной из воинских частей, дислоцировавшейся в крае, получив по сертификату квартиру в подмосковном Подольске. Будучи по характеру женщиной энергичной и деятельной, Татьяна Васильевна работает сегодня управдомом и успешно справляется со своей хлопотливой должностью.

Да и однокомнатная квартира родственницы заслуживает высокой похвалы. Просторная, светлая, современной планировки — о таком жилье она только мечтала, много лет прожив в ведомственном общежитии. И Москва — рядом, куда Татьяна Васильевна регулярно наведывается со своим сыном Андреем то в театр, а то и на спортивные мероприятия, где им обоим находятся занятия по душе.

Остается только порадоваться за наших удачливых земляков, которые переехали или собираются переезжать в столичный регион. Вместе с тем, хотелось бы в будущем видеть и Забайкальский край в престижном списке регионов России, где каждый трудоспособный человек мог бы иметь не только достойную работу и высокий заработок, но и доступное жилье, и соответствующие социальные гарантии.

Думается, что забайкальцы заслуживают такого уважительного и неравнодушного отношения к себе, прежде всего, со стороны федерального центра. Не всем же жить в Москве и ближнем Подмосковье.

Надежда Гуменюк. «Эффект» №15 от 10 апреля

«Я без проблем устроилась в Краснодаре на работу, экономисты везде нужны, — делится Елена. – Вот только зарплата не радовала, 25 тысяч рублей в месяц. В Чите экономист зарабатывает, конечно, больше – 55-60 тысяч….В целом из плюсов в Краснодаре что? Тепло, хорошо, кругом зелень. Но при этом минусы: большие расстояния, высокие цены на услуги, на жильё и на продукты».

Чем не приглянулся читинцам Санкт-Петербург, Москва и даже Германия —

Психология возвращения

Что заставляет забайкальцев возвращаться на малую родину?

Увы и ах, статистика такова, что Забайкальский край занимает одну из лидирующих позиций по оттоку населения в сравнении с остальными регионами нашей страны. Причин тому можно перечислить великое множество, но большинство уехавших или же тех, кто собирался это сделать, во главу угла ставят экономическую составляющую. Но не смотрят на то, что «возвращаться — плохая примета», некоторые люди, покинувшие наш регион, спустя какое-то время стремятся обратно. Вот только причины возвращения у каждого свои.

Из солнечного Краснодара

Краснодар. Город, который у нас, забайкальцев, ассоциируется с фруктами, солнцем и морем. Но каково тем, кто туда уезжает? Всё ли так радужно, как нам кажется? Елена Ускова, начитавшись разных материалов в интернете и наслушавшись разговоров своих друзей, вложила деньги в строительство квартиры в Краснодаре. Это было в 2016 году, а уже в 2017 девушка собирала чемодан — новое жильё, новый город и новые возможности. Ехала не одна. Вместе с ней два сына. Мама Елены хотела приехать к дочери и внукам чуть позже.

— Я без проблем устроилась в Краснодаре на работу, экономисты везде нужны, — делится Елена.

Вот только зарплата не радовала, 25 тысяч рублей в месяц. В Чите ведущий экономист зарабатывает, конечно, больше – 55-60 тысяч.

В Краснодаре сказывался маленький процент премий и отсутствие добавок за отдалённость. При этом только за детский сад приходилось выкладывать 12 тысяч рублей в месяц (в муниципальный сад большая очередь, пришлось бы долго ждать, поэтому записала сына в частный).

В целом из плюсов в Краснодаре — что? Тепло, хорошо, кругом зелень. Но при этом минусы: большие расстояния (в пробке простоять два часа — не выдумка, а реальность), высокие цены на услуги, на жильё и на продукты (исключение составляют разве что сезонные фрукты и овощи), своеобразный менталитет местных жителей («…зависть и лень на каждом шагу!»). Ремонт квартиры обошёлся дорого. Девушка уверена, что в Чите и стройматериалы были бы дешевле.

— Когда идёт дождь, движение на дорогах буквально «встаёт», — вспоминает Елена. — Если утром на машине я ехала на работу минут 25, то вечером на дорогу тратила более полутора часов. Из-за этого не могла возить детей ни на кружки, ни на секции. Да и болели они там часто. Видимо, адаптация тяжело проходила. А мама приезжала — ей и вовсе климат не подошёл. Ну, представьте, в 8 часов утра температура воздуха в сентябре уже +28 °!?

А вот ещё — медицинские услуги. У младшего сына была температура сорок, так врач даже не приехала к нам, не проконсультировала по телефону и вообще сказала, что ей некогда. Хотели к неврологу сходить в детскую поликлинику, но выяснилось, что из неё в тот день уволились сразу пять неврологов. Странно…

Новый 2018 год Елена с детьми встречала в Чите. Тут-то и пришло желание вернуться в родной город обратно насовсем. Квартиру Елена продала сразу. В Чите работа нашлась быстро. Девушка считает, что лучше жить в Чите — пусть провинциальном, но компактном и уютном городе, таком родном и любимом.

«В Читу через Германию»

В 1975 году Евгения Казакова (по образованию — учитель английского и немецкого языков) вышла замуж и уехала в Латвию. Возлюбленный был жителем Риги. Но после распада СССР женщина поняла, что пора возвращаться на Родину. Так, опередив её, сделал сын — уехал ещё в 90-е г.г. в Читу в бабушке.

Но путь в Забайкалье у Евгении был долгим. И через Германию. Так получилось, что поехала заработать на билет до Забайкалья, а осталась там на многие годы. Только в 2014-м Евгения из Германии вернулась в родной город, где её ждали близкие.

— Когда годы берут своё, сильнее тянет в родные места, — рас сказывает Евгения. — Говорят: «Хорошо там, где нас нет», — эти слова я отлично поняла, прочувствовала на своём примере. Неважно, где ты живёшь. Важно — кто ты, что собой представляешь, и какие у тебя цели.

Кстати, в Германии Евгения видела своими глазами, как относятся в Европе к беженцам, которые сами категорические отговаривают своих земляков приезжать — отношение к приезжим не очень хорошее. Теперь уже и сама Евгения советует молодым людям не уезжать из Забайкалья. Почему?

— Таких красот, как у нас, нигде нет! — уверена женщина.

«Солнце почти не видели»

Валентина и Андрей Грачёвы несколько лет назад уехали в Санкт-Петербург. Вместе с ребёнком. В городе на Неве родился второй малыш. Привлекательно выглядели и северная столица России, и открывающиеся, казалось, перспективы: высокая зарплата, интересная работа, возможность реализовать себя в полной мере.

— Казалось, там лучше: театры, дворцы, всё дышит историей и красотой, — вспоминает Валентина. — Но это только внешняя картинка… Город построен на болоте.

Постоянно чувствовались сырость, было мало солнца. Вместо забайкальских холодов — дожди, туман и слякоть.

По словам Андрея, жители Санкт-Петербурга живут обособленно. Они с трудом идут на контакт с приезжими. Недоверчивы. Или мы, забайкальцы, какие-то другие: открытые, искренние, честные, добрые? Радости у Грачёвых, кроме как от высокой зарплаты, больше ни от чего и не было. Прошло 3,5 года. Валентина пишет родным в Забайкалье: «Собираем вещи. Возвращаемся». Накануне 8 марта семья Грачёвых вернулась в Забайкалье. Андрей сразу устроился на железную дорогу. Валентина пока дома. С детьми.

«Вернулся и не жалею!»

Максим Стефанович уехал в Москву несколько лет назад вместе со своей супругой и двумя детьми-подростками.

— Причин, но которым я уехал из Москвы, несколько, — делится Максим. Тут и климат не шёл, и семья «треснула» по швам, и с работой было не всё так, как хотелось бы. Поэтому вернулся в Читу, о чём нисколько не жалею. В Забайкалье тоже есть определённые проблемы, но спасает знание местности, людей, круг знакомых, минимум перемещений и трат на дорогу, питание, одежду, связь, лечение, обучение и прочее.

В Москву решался уехать долго, потому что я — патриот Забайкалья, но на момент отъезда были веские причины покинуть родной край.

Вернулся быстро, с огромным желанием и с большим опытом — жизненным, прежде всего. Тут, я думаю, большую роль сыграла и судьба — то есть, всё сложилось так, что в Москве не сложилось никак. Это история давняя, я уже не раз пытался закрепиться в столице, но она принимает далеко не каждого. В столице огромное количество рисков, которые не все учитывают, пытаясь поменять место жительства. Могу дать один ценный совет из личного опыта: можно уехать в любой город, но квартиру желательно не продавать. Пожить на новом месте, осмотреться. Если всё будет хорошо, можно продать жильё, если начнутся явные проблемы, всегда можно будет вернуться в родной город.

Елена Лоскутникова. «Экстра» №15 от 11 апреля

12 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

в чью пользу были эти изъятия, назовите пожалуйста на кого поработали Кузьминов и Малакшинова, и по моему все станет ясно. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Равнодушен к политике, о Михалеве могу только сказать - грамотный хозяйственник, и умный мужик.  время показывает. 

и вот  как позволяет этот маразм писать  т. с хозяином   под  всякими псевдонимами - удивляюсь. Или знает, что клевета и наговоры  этим  писакам  бумерангом  вернутся.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Надеюсь и вам с доном вернётся от народа. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А Михалеву еще за мелкооптовую базу надо большое спасибо сказать. Тоже хорошо ручки там погрели и с его подачи сейчас дети в садиках едят сплошную химию,потому что снабжение подарили москвичам. "Очень талантливый руководитель."

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Удивляюсь некомпетентности автора Вечорки под поседе Крутым именем. Поливать помоями из зависти это в стиле хозяина газетки. Смешать все в кучу, спутать временные факторы и вообще все факты. Главное по ушам читателям проехать,с целью продать тираж. Кризис жанра уже. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

поэтому он и на пенсию не уходит,а то сразу дела начнутся.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и вспоминает историю сгоревшего в 1998 году читинского автобусного парка- терпеть не могу этих "писак", зачем искажать факты, во-первых пожар был в 1992 (январь), и сгорело только одно парковочное здание (а/колонна межгород) 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Пожар был в январе 1993 года, после того автобусы ходили около десяти лет (вспомните аварию ЛИАЗа в районе мемориала в 2001). Михалев тогда был восьмой стакан от самовара, хоть я и не явлюсь его поклонником. Факты надо проверять!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Жаль на Чита.ру нет рубрики "Уехали из Забайкалья и вернулись" (или "Психология возвращенца"). Думаю, если еженедельно добавлять по две-три истории? - это была бы  и полезная, и одна из самых читаемых рубрик.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Живу в Анапе и призываю: приезжайте! В Чите очень дорогие квартиры, это и позволяет читинцам, продав их, уехать в любую точку России (где им лучше, конечно).

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Они там уже не продаются совсем, даже очень дешево, да и цены рухнули ниже плинтуса, кое как успел свалить из ЗК

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну чего там хорошего? Сковородка на семи ветрах. И постоянно бледнолицые с кругами и полотенцами пройти по улице нормально не дают.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить