НОВОСТИ
19 ОКТЯБРЯ
18 октября

Забайкальские лошади для ИГИЛа (запрещённого в РФ) ‒ обзор краевой прессы

После нескольких собраний и писем в надзорные органы активная группа читинцев приостановила наступление министерства здравоохранения Забайкальского края на лесной участок в районе «Академии здоровья». Ведомство собиралось построить там многоквартирный дом для медработников и даже успело получить разрешение на возведение объекта, но решение Центрального районного суда заморозило эти планы. В начале апреля суд признал разрешение недействительным, и теперь минздраву придётся проходить процедуру заново.

Заявление в суд подавали недовольные жильцы дома на Шилова, 46, из окон которого открывается пока что прекрасный вид на тот самый участок с соснами. Сторону горожан приняли экологи, специалисты Роспотребнадзора и сама губернатор Наталья Жданова, так что пока расклад не в пользу министерства здравоохранения. Точнее, не в пользу главы ведомства Сергея Давыдова, который активно доказывает необходимость строительства дома на конкретной земле.

Карикатура на Сергея Давыдова. Фото: Газета "Экстра"

В том, что у министра, помимо желания обеспечить медиков квартирами, может быть корыстный интерес, в последнем номере «Экстры» намекнула журналист Анна Казак. Пользуясь открытыми данными, она пишет, что владеющую участком компанию «Доктор Профи» организовал как раз Давыдов, он же на слушаниях отстаивал позицию фирмы вместо её нынешнего руководителя. «У меня вопрос: Сергей Олегович, так значит организация-то аффилированная? Значит всё-таки, пользуясь авторитетом, вы решили помочь коммерческой структуре получить этот участок?» ‒ спрашивает корреспондент со страниц «Экстры».

Дом для медиков или лес?

Чита год от года входит в число городов с неблагоприятной экологической обстановкой. Дело тут не только в особом географическом положении (город находится в «чаше», и все выбросы оседают над городом), но и в малом количестве зелёных насаждений. В последнее время рубить деревья или проводить варварскую обрезку почти «под корень» стало для краевой столицы нормой. Видимо, краевые чиновники посчитали нормой и вырубку целого участка леса. Правда, когда принималось такое решение, вряд ли они предполагали, что их действия вызовут такой общественный резонанс.

Непубличные слушания

Удивительное место — небольшой «зелёный» участок между тубдиспансером, жилыми домами и «Академией здоровья» в районе улицы Таёжная, 1. Место, скажем прямо, не благоустроено, местами загажено, но горячо любимо местными жителями — всё-таки приятно после работы не на бетонные стены пялиться, а белочек, скачущих по деревьям, наблюдать. Вот именно этот участок и стал яблоком раздора между жителями и властями как городскими, так и краевыми.

В конце февраля в городской администрации прошли публичные слушания, на которых обсуждалось заявление ООО «Доктор Профи» по вопросу предоставления разрешения на условно разрешённый вид использования земельного участка — именно этого участка. В ходе самих слушаний было озвучено три предложения: предоставить разрешение на условно разрешённый вид использования земельного участка по улице Таёжная, 1; сохранить зелёные насаждения по улице Таёжная, 1, и не предоставлять разрешение на условно разрешённый вид использования испрашиваемого земельного участка. А также осуществить поиск альтернативных территорий, свободных от зелёных насаждений для строительства многоэтажных многоквартирных жилых домов для медицинских работников.

Как поясняют и специалисты, и сами жители, участок находится в зоне здравоохранения, где строительство домов не запрещено. Не запрещено, но и не рекомендовано — Роспотребнадзор считает, что ни одно дерево в черте города срубать нельзя: здесь определяющими факторами являются и плохая экология города, и близость крупных медицинских учреждений.

Однако через месяц разрешение на строительство всё-таки оказалось подписанным и опубликованным на сайте горадминистрации.

Наверное, было бы не так много шума, и жители не обращались в СМИ, в правоохранительные органы, не писали в приёмную президента — ну, разрешили да разрешили строительство, если бы те самые первые слушания провели согласно регламенту ‒ с привлечением непосредственно жильцов домов, СМИ и всех заинтересованных сторон. Но администрация этого не только не сделала, но и активно пыталась ввести в заблуждение журналистов.

Посмотрим хронологию: 24 марта специалист комитета по градостроительной политике администрации краевого центра Анастасия Джук рассказала о том, что разрешения на условно разрешённый вид использования земельного участка ‒ строительство — никому не выдано, и вообще, для этого необходимо соблюсти условия, и, мол, рекомендовать сделать на месте соснового бора стройплощадку будет градостроительная комиссия, заседание которой пройдёт в начале апреля. А 5 апреля на сайте администрации вдруг появился разрешающий документ, в котором указана дата проведения заседания вышеуказанной комиссии — 7 марта. Получается, что решение о застройке было уже принято, но нам решили об этом не говорить? Как после этого доверять местным чиновникам?

Занимательным фактом является и то, что сразу после того, как стало известно о проведении публичных слушаний без реальных членов ТСЖ, жители домов по улице Шилова обратились в Центральный районный суд Читы с требованием признать недействительными результаты слушаний. Вместе с иском они попросили судью Ольгу Копеистову наложить ограничительные меры на любой вид деятельности на указанном участке на время судебных разбирательств. Судья отклонила это заявление. Жители не отчаялись и обратились в вышестоящий суд, чтобы отменить это решение и защитить лес хотя бы на какое-то время. И 18 апреля забайкальский краевой суд запретил проводить какие-либо работы до решения о законности действий администрации. На сторону людей встал и Центральный районный суд Читы, который отменил протокол публичных слушаний.

А дом ли будет?

О связи ООО «Доктор Профи», «Академии здоровья» и министра здравоохранения Сергея Давыдова в нашем городе сейчас, наверное, не знает только приезжий. Согласно открытым источникам, общество с ограниченной ответственностью «Доктор Профи», зарегистрированное по адресу: город Чита, улица Коханского, дом 13 строение 1, создано 13 декабря 2013 года с уставным капиталом 14 тысяч рублей. Учредителями явились Сергей Олегович Давыдов (50% в уставном капитале) и Александр Анатольевич Пероль (50% в уставном капитале). При этом, согласно выписке из ЕГРЮЛ, основными видами деятельности ООО «Доктор Профи» явились врачебная практика, деятельность среднего медицинского персонала, медицинских лабораторий, прочая деятельность по охране здоровья.

Как мы помним, 24 апреля 2016 года Давыдов был назначен на должность министра здравоохранения Забайкальского края. Естественно, в силу действующего законодательства о государственной гражданской службе, он был обязан выйти из состава учредителей и руководителей коммерческих организаций, что он и сделал. Примерно в этот же момент, согласно выписке, в виды деятельности ООО «Доктор Профи» дополнительно вошли: строительство жилых и нежилых зданий; строительство инженерных коммуникаций для водоснабжения, водоотведения, газоснабжения; строительство местных линий электропередач; разборка и снос зданий; расчистка территории строительной площадки; производство земляных работ; производство электромонтажных работ; прочих строительно-монтажных работ; малярных, штукатурных, плотничных, стекольных работ, отделочных, кровельных и завершающих работ и пр. Совпадение?

Дальше тоже интересно. Действующий директор ООО «Доктор Профи» ‒ Наталья Александровна Михайленко — заняла эту руководящую должность 18 февраля 2018 года. А через две недели прошли те самые слушания, на которых, согласно протоколу, присутствовал министр здравоохранения.

И вот что занимательно, ведомство на прямой вопрос о связи Давыдова с ООО «Доктор Профи» отвечает, что никакой связи нет, а на публичных слушаниях сам Сергей Олегович рассказывал, как прекрасно будет построить дома для медицинских работников в этом дивном уголке нашего города. Судя по протоколу, диалог от лица коммерческой организации ООО «Доктор Профи» вёл именно министр. У меня вопрос: Сергей Олегович, так значит организация-то аффилированная? Значит, всё-таки, пользуясь авторитетом, вы решили помочь коммерческой структуре получить этот участок? А ведь по всем бумагам выходит, что строительство и так могут разрешить, зачем вы были на этих слушаниях?

Скажем больше, в самой организации ООО «Доктор Профи», которая, кстати, купила горячо любимый местными жителями участок в декабре 2013 года (сразу после создания) на аукционе, нам не пожелали ответить на вопрос о том, каким образом планируется использовать названный объект, ссылаясь на коммерческую тайну. Совсем не удивлюсь, если на этом месте в итоге появится ещё один корпус «Академии здоровья» или небольшой, но очень уютный торговый центр.

Мнение губернатора

А ведь на самом деле каждый преследует свои, в общем-то, неплохие цели: министр, пусть и представляя на слушаниях коммерческую организацию, желает дать своим подчинённым жильё (пусть по льготной, но ипотеке), город от жилищной застройки может получить 10% жилого фонда и отдать его, допустим, обманутым дольщикам, а жители всего лишь хотят сохранить зелень, которой и так в нашем городе не осталось. Но мысль о том, что в Чите есть огромное количество бараков, которые можно снести и построить там новые дома, сделать новые микрорайоны и при этом сохранить сосновый бор на Коханского-Шилова, не даёт покоя гражданам.

Мнение о том, что на этом участке строительство домов проводить нельзя, высказала и губернатор Забайкальского края Наталья Жданова.

— Считаю неправильным вырубать сосновый лес практически в центре Читы, даже если это и касается такого благого дела, как строительство дома для медицинских работников. Безусловно, нужно поддерживать врачей, средний медицинский персонал, создавая им благоприятные условия для работы и жизни. Но, уверена, не в ущерб другим людям, — сказала Наталья Жданова.

Но, похоже, мнение губернатора не учитывается ни градоначальником Олегом Кузнецовым, который подписал разрешение на строительство, ни министром, который продолжает отстаивать интересы коммерческой организации ‒ на оспариваемом участке то появляются трактора, то на деревьях возникают странные метки. Остаётся только надеяться, что решение Центрального районного суда охладит пыл рьяных чиновников.

Анна Казак. «Экстра» №17 от 25 апреля.

Не менее серьёзный вызов региональному минздраву в газете «Земля» бросила Мария Вырупаева ‒ вместе с детскими стоматологами она съездила в село Нарын-Талача Карымского района и обнаружила, что многим детям там срочно нужна медицинская помощь. «Зубы у ребятишек запущены до такой степени, что многие уже нуждаются не в лечении, а в удалении. А если удалить молочные зубки у детей 2012—2013 года рождения, то надо их потом протезировать, потому что иначе для постоянных зубов места потом не хватит!» — сказала стоматолог-ортодонт Детского клинического медицинского центра Читы Ирина Господарёва.

Самое печальное тут, что в начале декабря 2017 года в Нарын-Талаче открыли новый фельдшерско-акушерский пункт, который работает раз в неделю. Только там нет стоматологического оборудования, которое стоит около 100 тысяч рублей. «Деревня гниёт. Как бы это грубо ни звучало. Гниют её самые молодые побеги — ребятишки, которые ещё в школу-то не пошли. Дети нуждаются в протезировании зубов! Лично я никогда раньше про такое не слышала», ‒ ужасается автор материала.

Зато Крым наш

Так говорят некоторые люди, противопоставляя реальную, неприукрашенную российскую жизнь бравурным амбициям внешней политики нашей страны. Я никогда не употребляла такого выражения, пока не побывала с детскими стоматологами в селе Нарын-Талача Карымского района.

Строили, строили

…и, наконец, построили! 7 декабря 2017 года в селе Нарын-Талача состоялось торжественное открытие фельдшерско-акушерского пункта. Как сказали специалисты, он — первый в крае, соответствующий актуальным стандартам медицинской модели сельского ФАПа. По данным краевого минздрава, стоимость строительства составила 6,4 миллиона рублей. Для сельского бюджета по нынешним временам деньги малореальные. Впрочем, их в бюджете сельского поселения «Нарын-Талачинское» никогда и не было: средства были выделены по федеральной программе «Развитие сельских территорий» с софинансированием из краевого бюджета.

В декабре в Нарын-Талаче был самый настоящий праздник. Целый месяц о маленьком селе рассказывали по телевизору, радио и писали в газетах.

«Это современный ФАП, — радовался на открытии первый заместитель министра здравоохранения края Иван Шовдра. — Его проектно-сметная документация делалась в соответствии с модернизированными медицинскими стандартами. Пункт полностью отвечает всем санитарно-эпидемиологическим и гигиеническим нормам».

«Великолепный ФАП ‒ 150 квадратных метров», — подчёркивал чуть позже сам министр Сергей Давыдов. Через несколько дней на месте события побывала губернатор Забайкальского края Наталья Жданова. По читинскому телевидению она особенно восхитилась новым медицинским оборудованием. «Не везде встретишь вообще, даже в крупном лечебно-профилактическом учреждении, — сказала она в программе «Вести-Чита». — Например, весы для взвешивания новорождённых младенцев с подогревом. Вот такая очень современная аппаратура. Это очень хорошо, замечательно. И такая аппаратура должна быть в каждом сельском ФАПе, чего мы и будем добиваться».

Тогда же, 12 декабря, глава региона пообещала помочь решить вопрос с жильём для доктора.

А что с жильём?

Да, о квартире для работников новенького ФАПа в декабре говорили много. Как и о самих работниках.

«Остаётся вопрос о постоянном фельдшере на месте, обеспечивающем первую медицинскую помощь для жителей. Надеемся, что районная власть поможет обеспечить сотрудника постоянным жильём, мы, в свою очередь, также занимаемся решением этой проблемы», — это замминистра Иван Шовдра.

«Согласно штатному расписанию, в таком пункте должны вести приём терапевт и педиатр. Найти таких специалистов в условиях села непросто, к тому же возникает вопрос с жильём для медиков. Первый шаг в решении кадровой проблемы уже сделан», ‒ это корреспондент телевидения Сэсэг Сономова.

«Первым шагом» корреспондент назвала вот такое заявление главного врача Карымской центральной районной больницы Татьяны Дульской: «Педиатр наша из Урульги, Валентина Ивановна Гашкова, изъявила желание переучиться на врача общей практики и работать здесь в качестве врача амбулатории».

«Пока в ФАПе приёмный день ‒ только среда. Работает выездная бригада врачей из соседней Урульги», ‒ это опять по телевизору.

…Спустя 4 месяца после торжества в Нарын-Талаче ничего не изменилось. Новенькое медицинское учреждение открывают раз в неделю, впрочем, и по средам здесь можно получить крайне ограниченную помощь. Местные жители глядят на здание с грустной ухмылкой ‒ близок локоть, да не укусишь. Глава сельского поселения Николай Андреевич Шульгин по-прежнему верит высоким обещаниям ‒ подобрав жильё для медиков (двухквартирный дом за полтора миллиона рублей), он не раз обращался в министерство финансов края с просьбой о целевом выделении этих средств, но, увы, обещанного 3 года ждут, а вся годовая дотация для поселения ‒ миллион двести…

Неприёмный день

19 апреля в Нарын-Талачу приехали детские стоматологи из Читы.

Особое внимание врачи уделили детям из малообеспеченных и многодетных семей. Осмотрели 33 ребёнка. Выводы не просто печальные, а устрашающие: более 80% осмотренных детей нуждается в срочной медицинской помощи.

«Зубы практически дети не лечат, ‒ говорит Елена Васильевна Козикова, детский стоматолог Детского клинического медицинского центра Читы. ‒ У родителей просто нет такой возможности — лечить своих детей: стоматологи далеко. И причина уже не в том, что здесь не стараются ухаживать за зубами, что ограничивают детей в питании и так далее, просто у родителей нет материальной возможности привезти ребёнка к стоматологу».

Специалист ‒ сразу и взрослый, и детский ‒ есть только в Карымской ЦРБ. До неё, говорят, 73 километра, но моя коллега ‒ редактор районного «Красного знамени» Анна Локотаева ‒ ехала сюда 2 часа — такие дороги. Туда же, в Карымскую, после осмотра читинских врачей она забрала из Нарын-Талачи семью ‒ мать и двоих детей, которые нуждались в срочном удалении зубов. У девочки уже начался отёк, она 3 дня мучилась от боли, пока мать в ожидании месячного заработка поила её «Нурофеном». Семью приютили в больнице, на другой день, после удаления зубов (и мальчику тоже. — авт.), Николай Шульгин на своей машине увёз их обратно в село. Но сможет ли глава свозить в ЦРБ каждого из 30 малышей, нуждающихся в лечении? Вот передо мной сидит шестилетний Антошка, у которого 14 (!) проблемных зубов, половину из них нужно просто вырывать.

«Зубы у ребятишек запущены до такой степени, что многие уже нуждаются не в лечении, а в удалении, — говорит стоматолог-ортодонт Детского клинического медицинского центра Читы Ирина Анатольевна Господарёва, ‒ а если удалить молочные зубки у детей 2012–2013 года рождения, то надо их потом протезировать, потому что иначе для постоянных зубов места потом не хватит!»

Право на доступность

Даже если случится чудо, и минфин даст полтора миллиона (в отличие от Николая Андреевича, я во внимание краевых властей к селу не верю. — авт.) и появится-таки в Талачах свой постоянный фельдшер, то остановит ли он те процессы, свидетелями которых стали читинские врачи-стоматологи?

Деревня гниёт. Как бы это грубо ни звучало. Гниют её самые молодые побеги — ребятишки, которые ещё в школу-то не пошли. Дети нуждаются в протезировании зубов! Лично я никогда раньше про такое не слышала.

«Сельские жители имеют такое же право на медицинскую помощь, как и городские. Качество этой помощи не должно отличаться от той, которая доступна жителям Читы, ‒ говорил, подводя итоги 2017 года, министр здравоохранения нашего края Сергей Давыдов. ‒ Так сложилось, что медицинские ресурсы стали доступны главным образом в краевом центре, и сегодня задача — вернуть доверие селян к местной медицине».

И рады бы люди верить, да некому. Нет её, медицины-то. Стоит в Нарын-Талаче красавец ФАП пустым.

«Хороший ФАП, замечательный, — говорят детские стоматологи, — и если бы сюда поставить установку, то ребятишек можно было бы вылечить!» А в Читу, по их мнению, приедут не более пяти из 30 осмотренных (а их гораздо больше. — авт.). Потому что билет на одного в одну сторону — 350 рублей. А ещё нужно в Чите жить. А ещё обратно вернуться. А зубов для лечения — не один и не два.

Так что не будет в Нарын-Талаче своего стомкабинета ‒ оборудование стоит больше 100 тысяч рублей. Никогда не будет качественной медпомощи, ведь это — фантазии почище регулярной работы ФАПа-памятника. А вдруг кто и подарит стоматологическое кресло (коммерческая какая фирма, много же их в Чите! — авт.), так опять скажут: «Кадровый вопрос».

Поэтому детям здешним — гнить. Или в Читу переезжать на ПМЖ.

…О хорошем и добром, с чем мы и приезжали в Нарын-Талачу, расскажем в следующем номере, а пока вот так.

Мария Вырупаева. «Земля» №17 от 24 апреля.

Газета «Вечорка» свои главные силы бросила на расследование истории с четырьмя фурами, перевозившими из Могойтуйского района в Казахстан больше 100 лошадей. И пришла к неожиданному выводу ‒ забайкальские скакуны, возможно, должны были попасть в Афганистан, к боевикам запрещённых в России террористических организаций Талибан и ИГИЛ. «Ваши кони выносливые, неприхотливые, как будто созданы для войны в горах. Они себя сами прокормят, вместо воды снега поедят. Не боятся морозов, выстрелов и взрывов. Потому-то в Афгане ваши забайкальские кони на вес золота», ‒ поделились с журналистом издания казахские скупщики лошадей.

Но, хотя боевые действия с участием террористов от Забайкалья далеко, в «Вечорке» уверены ‒ этот сюжет с лошадьми может завершиться кровопролитием уже у нас. Всё потому, что скупщики обвинили в краже своих денег жителя Могойтуя, который помогал им приобретать животных, а тот называет обвинения клеветой. И теперь, пишет издание, жители Казахстана могут пострадать за свои слова.

Лошадиный детектив

Захватывающая история вышла в свет из степей Могойтуйского района и распространилась по России. До международного скандала, несмотря на участие граждан Казахстана, ещё далеко, но есть надежда, что лошадиный детектив вскроет копившийся годами в Забайкалье огромный гнойник.

По информации источника «Вечорки», граждане Казахстана, отец и сын, купили в районах Забайкалья 118 голов скота и 17 апреля поехали на четырёх фурах на родину. Продавцами в основном выступали жители сёл, которые не могли дать скупщикам никаких документов, без которых перевозка животных запрещена. Так как лошади перевозились незаконно, одна из фур в районе Агинского ушла вперёд. По замыслу казахов, в случае задержания её водитель должен был предупредить напарников и, пожертвовав толикой груза, спасти бо́льшую часть. Однако «разведчику» удалось уйти, а три грузовика были остановлены в Агинском. «Бездокументных» коней якобы хотели оставить на карантин и даже выгнали из машин в старую конюшню. «Разведчик» в это время ждал друзей около кафе в районе Аргалейской пилорамы. Однако через некоторое время задержанные фуры с живым грузом каким-то чудом покинули столицу АБО.

По предположению собеседника «Вечорки», это могло произойти только после получения взятки специалистами надзорного ведомства. Какого именно, он не уточнял, поэтому в первой публикации на сайте мы ошибочно упомянули Россельхознадзор, абсолютно непричастный к ситуации. Дальнейшие действия редакции похожи на распутывание «бороды» в мотке лески.

Главный ветврач Агинского района Алексей Монсонов 18 апреля подтвердил «Вечорке» факт остановки автомобилей: «Полицейские вызвали ветеринарного инспектора, который в таких случаях подписывает постановление. Документ требует, чтобы животных вернули к месту отправки, то есть в Могойтуйский район, и провели там необходимые процедуры карантинирования. Было ли такое постановление — мне неизвестно. Отработать [доставку лошадей до Могойтуя], кажется, должны полицейские, но я точно не знаю правил их работы. Потом они уехали, никого не предупредив, сами по себе».

О постановлении главный ветеринар не осведомлён, так как ветинспектор подчиняется не ему, а соответствующему отделу минсельхоза. Там «Вечорке» сообщили, что инспектор пока не докладывал о результатах своей работы.

С трудом нам удалось найти номер агинского ветинспектора. Его комментарий добавил узлов «в бороду».

«Когда я прибыл на пост, там не было ни владельца животных, ни водителей. Их вывезли в дежурную часть, кажется, в Могойтуй для выяснения обстоятельств. Оформить документ без их присутствия нельзя, и мне пришлось уехать», — пояснил инспектор, не ответив на вопрос, почему животных без документов повезли дальше.

Со слов ветинспектора, действия полицейских привели к тому, что казахи-скупщики избежали штрафа, а лошади — карантина. Но всё оказалось ещё запутаннее. В дело вмешалась пресс-служба УМВД.

«Гражданин Казахстана, остановленный на посту, пояснил сотрудникам, что стал жертвой преступления. Покупать животных ему помогал житель Агинского округа, он же обещал оформить все документы, однако, получив за работу деньги, до конца её не довёл и скрылся. Так как это происходило в Могойтуйском районе, его пришлось доставить туда. В настоящее время полиция проводит проверку по его заявлению», — сказали в пресс-службе.

Ответить, почему полиция не дождалась ветинспектора, почему забайкальские кони продолжили путь в Казахстан и продолжили ли вообще, в УМВД не смогли.

Мы долго не могли понять, почему именно забайкальские кони заинтересовали казахстанских перекупщиков. Да так заинтересовали, что они на свой страх и риск из подбрюшья Средней Азии ездят за ними аж в наш край. Сами казахи из Шимкента (ранее Чимкент — ред.), вляпавшиеся в лошадиный детектив, поначалу утверждали, что скупают коней на мясо.

— Мы их привозим, откармливаем, потом сдаём в Алматы на мясо. Лошади у вас очень дешёво стоят, поэтому нам выгодно. Слышал, что из Алматы вашу конину отправляют на экспорт в Европу, — рассказал репортёрской группе «Вечорки» на стоянке под с. Хара-Шибирь Могойтуйского района старший казахской группы перекупщиков Мурат Абдирахимов.

По словам других представителей Казахстана, наши лошади через эту страну попадают в Афганистан. Тем самым Забайкалье невольно поддерживает запрещённые в России движения Талибан и ИГИЛ, которые воюют в том числе в Афганистане.

— Ваши кони выносливые, неприхотливые, как будто созданы для войны в горах. Они себя сами прокормят, вместо воды снега поедят. Не боятся морозов, выстрелов и взрывов. Потому-то в Афгане ваши забайкальские кони на вес золота, — поведали казахстанские скупщики.

По информации отдела расследований «Вечорки», в настоящее время, кроме гостей из Шимкента, на территории края действует ещё одна группа скупщиков коней из Казахстана. Они «затаборились» где-то под Борзей и выжидают, чем же закончится «лошадиный детектив» с участием их земляков. Как удалось выяснить «Вечорке», бизнес этот в Забайкалье полукриминальный. Уже несколько лет казахи скупают без разбору наших лошадок, в том числе краденых. Закупочная цена — от 15 до 50 тысяч рублей. Ветсправка для легализации одной головы им обходится в 2,5 тысячи рублей. Герои нашего повествования утверждают, что заплатили ветеринарам за документы 275 тысяч рублей. Проезд одной фуры через полицейские посты оценивается в 3 тысячи рублей. Власти региона и правоохранители пустили ситуацию на самотёк.

К вечеру 18 апреля стало известно, что фуры приближаются к атамановскому посту, а все документы на их груз каким-то образом появились. Не иначе, материализовались из воздуха. Несмотря на это, полиция остановила грузовики согласно полученному в обед приказу.

Взятки, кража и угрозы — версия казахов

Утром 19 апреля в истории появились трагичные нотки. К тому времени животные провели в грузовиках двое суток без воды и еды. Приехав на место, съёмочная группа «Вечорки» убедилась, что даром это не прошло — трое коней уже погибли.

Их новый хозяин Мурат Абдирахимов заявил «Вечорке», что житель Могойтуйского района по имени Болот (в речи казаха его имя звучит как Булат), выступавший посредником, якобы предоставил ему некие документы на животных, полученные незаконным путём, а затем исчез с ними.

— На его стоянке мы не хотели грузить коней в машины, пока не получим документы, однако и Болот, и его отец сказали: если не погрузите, живыми отсюда не уедете. Единственное, что мы получили, это договор купли-продажи, чтобы нас не обвинили в краже. Болот нам предлагал и краденых коней брать, но я отказался. На стоянке он силой забрал у меня 200 тысяч, а ещё 500 тысяч вытащил из кармана, — добавил скупщик.

В Агинском, когда грузовики задержали на посту, Болот привёз документы, показал их полиции, там сказали, что всё нормально, извинились и отпустили. Документы при этом остались у посредника, пообещавшего решить вопросы на посту в Атамановке — самом строгом пункте контроля. Вместо этого, как утверждает казах, Болот исчез.

Фуры, как следовало ожидать, тормознули на посту, и началась процедура возвращения в Могойтуйский район. Этого казахи очень не хотели, несмотря на то, что умер уже четвёртый конь.

— Пусть они все сдохнут — я туда не вернусь. Нас там убьют, нам уже угрожали, пугали бандитами. Если кого-то из ребят убьют, как я в глаза родителям посмотрю? — рассказал «Вечорке» главный в группе казахских скупщиков.

С его слов, на стоянке ему уже угрожали, а с учётом написанного заявления и слов о коррупции ветеринаров, угрозы стали более чем реальными. Так или иначе, 20 апреля в сопровождении бойцов ОМОН фуры с отощавшими лошадьми приехали на стоянку под селом Хара-Шибирь. На следующий день туда же отправилась и репортёрская группа «Вечорки».

Обман, ротозейство и наговоры — версия бурят

Бальжинима Бальжуров, отец Болота, словами казахов возмущён, но эмоций не показывает. По его словам, скупщики долго болтались в Чите в поисках товара, пока кто-то не дал им номер Болота. На условия — по 2 тысячи рублей с каждой купленной при его участии лошади — казахи согласились.

— Жили у меня на стоянке как дома. Мы их кормили, топили баню каждый день, — рассказал Бальжуров — Но когда пришла пора расчёта, они Болоту ничего не дали. Просто собрались и поехали, а меня с моей же стоянки вытолкали. Что бы я, старик, восьмерым мужикам сделал?

Насторожился Бальжинима Бальжуров, когда увидел, как скупщики относятся к животным. Ухаживать за лошадьми приходилось ему, ведь казахи по стоянкам ездили, или до обеда спали. После случившегося родня Болота связалась с казахскими знакомыми и выяснила, что гости их стоянки — известные в своей стране обманщики.

Тех денег, которые Болот заработал как посредник, он так и не увидел. Зато благодарностью стали подозрения в краже 500 тысяч рублей.

— Мурат сам потерял эти деньги, когда ездил в сторону Бырки. Потом ещё он нам показал дырявый карман. Мы, конечно, начали искать, в полиции попросили совета. Но там сказали, что если деньги потеряны, то преступления нет, и дела не будет. А вышло всё по-другому, — добавил Бальжуров-старший.

В сложившейся ситуации ему не позавидуешь. Сын подозревается в краже, репутация семьи пострадала, награды за работу никто не получил. А, более того, стоянке грозит карантин, так лошадей казахи собирали со всего Забайкалья, в том числе из районов, где свирепствуют болезни. Казахов, по словам Бальжурова, это не пугало — надеялись уладить все с помощью взяток.

Когда репортёрская бригада «Вечорки» приехала на стоянку, у купленных лошадей брали кровь на анализы и вживляли им чипы. Лошадей также привили от сибирской язвы. На анализы потребуется несколько дней и около 250 тысяч рублей — примерно такую же сумму скупщики якобы потратили на взятку.

Лошадиный детектив, в хитросплетениях которого пытается разобраться «Вечорка», может закончиться кровопролитием. Дело в том, что купцы из Казахстана обвинили своего забайкальского контрагента Болота Бальжурова в воровстве. Он якобы умыкнул у них 500 тысяч рублей Бальжинима, отец Болота, как и другие его родственники, утверждает, что казахи оговорили парня, а деньги они якобы сами потеряли. Старший казахстанской группы Мурат уже написал заявление в полицию. По факту возбуждено уголовное дело, на стоянке и в квартирах Болота и его родственников проведены обыски. Но жители Хара-Шибиря в беседе с корреспондентами «Вечорки» утверждают, что деньги уже найдены.

— А казахам надо по-человечески обратиться и нам, конечно же, деньги вернут, — говорят селяне, намекая на вознаграждение за возврат.

По злой иронии судьбы казахстанские фуры с лошадками после шумихи, поднятой «Вечоркой», с атамановского поста ГИБДД были возвращены на стоянку Бальжуровых, которых гости обвинили в воровстве. А такое на востоке не прощается…

Теперь эту ситуацию надо разруливать. Руководству силовиков хватило ума отправить на стоянку вооружённых гвардейцев. Но когда-нибудь казахам придётся покинуть стоянку и проделать непростой теперь путь. Опасности их могут подстерегать не только в Забайкальском крае, но и в Бурятии, и в Приангарье.

Считаем, что казахи и Бальжуровы должны сесть за стол переговоров, распить чашу кумыса, а из-за стола выйти, нет, не друзьями, ими они уже не станут. Им надо выйти из-за стола деловыми партнёрами, разрешившими все свои разногласия мирным путём, а не кровопролитием. «Вечорка» продолжит следить за участниками этого захватывающего лошадиного детектива.

Егор Захаров, Владимир Кантемир. «Вечорка» №17 от 25 апреля.

В том же номере «Вечорки» опубликованы две фотографии с якобы изображённой на ней Натальей Ждановой в молодости. К снимкам прилагается рассказ, вытянутый из «Живого журнала», со страницы человека, который познакомился с Натальей Николаевной в 1988 году в Китае (тоже якобы). «Гордеева Наташа, преподаватель 4-й читинской школы, была самая симпотная и любила носить розовый костюм», ‒ излагает в неуклюже-грубой манере автор и уверяет, что именно тогда нынешний губернатор Забайкалья познакомилась со своим будущим мужем, ныне генерал-лейтенантом Сергеем Ждановым.

Как на самом деле будущий губернатор Жданова любовь свою повстречала

В распоряжении «Вечорки» оказались фотографии, на которых изображена нынешний губернатор Забайкальского края Наталья Жданова образца 1988 года. Их опубликовал в своём ЖЖ пользователь andrewl488. livejournal.com/3148967.html.

Своим рассказом автор опровергает информацию, опубликованную в 2016 году в предвыборной газете кандидата в губернаторы Забайкалья Натальи Ждановой. Там она утверждала, что своего будущего мужа Сергея Жданова повстречала в поезде. Что ж, оставим это в совести Натальи Николаевны и предоставим слово её давнейшему знакомцу. Текст автора частично отредактирован в соответствии с требованиями Роскомнадзора и Закона «О СМИ».

В 1988 году Родина отправила меня, молодого китаиста, овладевать знаниями на 4 года в Пекин. Вот там очень редкая фотка, где мне 18, я ещё в очочках, усах и неимоверно худ. Со мной были мой старший друг Вольдемар Гололоктев из Читы (фамилия изменена — авт.) и препод Акрам из ТашГУ.

Приехало нас тогда в Первый Пекинский институт иностранных языков 28 человек из СССР. Среди них было четыре молодых преподши из Читы: Рита, Ира, Наташа и Катя. А впереди их всех — мадам Спешнева, жена того самого легендарного препода, легенды китаистики и личного переводчика Хрущёва, Брежнева и Горбачёва.

Рита отличалась пергидролем и огромной красивой попой (об этом отдельная история — авт.). Катя была хохлушка и косила, Ира была самая старшая — за 30 — и страшная. А Гордеева Наташа, преподаватель 4-й читинской школы, была самая симпотная и любила носить розовый костюм.

Все люди в длительных загранкомандировках занимаются любовью на стороне, вне зависимости от наличия жён либо мужей на исторической Родине. Ну или почти все. За 48 лет своей жизни я встретил одну тётку, что не изменяла. Хорошо это или плохо — не мне решать, это просто факт. И преподши не были исключением. Я был вхож в их среду как сын полка, такой молоденький мальчик, которому можно рассказать, какие «все мужики козлы», и был в курсе перипетий. Рита, например, будучи парторгом группы, кувыркалась со старостой. Ира — с профоргом Колей.

Наташа не избежала общей участи и спуталась с неким КГБ-шником Серёжей.

Серёжа приехал учиться на год по линии повышения квалификации из Высшей Школы КГБ в Москве (хотя сам был из Иркутска — авт.), был женат. А вот он на фотке уже с пузырём шампусика в галстуке.

Фото: Газета "Вечорка"

Ещё на фотке законспирированный грушник, болгарка Роситца (имя такое — авт.) и та самая Наташа.

Серёга в быту был человеком не противным, но нудным. Мы звали его «Серёжа-проси», потому что любой заход в комнату он начинал с просьбы.

— Мужики, а есть… (чайник, заварка, сахар, соль, спички, закурить нужное подчеркнуть). И ещё у него была фенька — только проснувшись, он тянулся сразу к сигарете, закуривал, и только выкурив её, просыпался.

Я уверен, что и вы, читатели, встречали подобных персонажей.

Все были уверены, что столичный гэбэшник поматросит молодую преподшу из глухой провинции да и бросит. Но нет — очевидно, случилась Любовь, и, бросив жену и детей, Сережа развёлся и уехал к любимой в Читу.

Там бы я и потерял их след, занесённый песками Истории.

Но тут мне позвонил Вольдемар (нынче живёт в Канберре — авт.) и рассказал, что Серёжа-проси нынче не абы кто, а ФСБ-шный генерал. А любовь его Наташа стала губернатором Забайкальского края. Вот так-то.

andrew 1488.livejournal.com. Фото автора. «Вечорка» №17 от 25 апреля.

Читу посетил Сильвестр. Нет, не тот, а Сильвестр Жаро, французский путешественник, который уже живёт в Сибири, передвигаясь автостопом. «Я побывал на Камчатке, в Якутии, на Алтае, на Ольхоне, в Красноярском крае, на Дальнем Востоке. На Камчатке жил на территории национального парка. В Якутии – почти целую зиму в тундре, среди оленеводов и коневодов, помогал им. На Алтае снимал жилье, помогал местным жителям строить дом», ‒ перечисляет Сильвестр места остановок журналисту «Забайкальского рабочего» Кире Крапивкиной. Вдохновился, говорит, русской литературной классикой, в частности ‒ Достоевским. Сейчас вот понемногу возвращается домой.

Очарованный Россией странник

В Забайкалье не так часто можно встретить туристов из Западной Европы, но ближе к лету они всё же нет-нет да забредают в наши края. Двадцатишестилетний французский путешественник Сильвестр Жаро добрался до Читы автостопом из Благовещенска. Здесь он нашёл ночлег благодаря CouchSurfing — сети, в которой регистрируются самостоятельные путешественники, принципиально не желающие останавливаться в отелях и предлагающие друг другу приют в любой точке земного шара. Сильвестр рассказал нам, как его занесло в Россию, где он по собственной воле «застрял» аж на 2 года, и почему престижное европейское образование финансиста променял на бродячий образ жизни.

Автостопом по Сибири

— Сильвестр, у тебя очень красивое имя, достаточно редкое для француза. Что оно означает?

— Сильвестр — это тот, кто родом из леса. Silvester в переводе с латыни — лесной или растущий в лесу. Имя произошло от латинского слова silva — лес. Есть ещё французское имя Сильвен с тем же значением. Но Сильвестр мне больше нравится. И я на самом деле очень люблю лёд, дикая природа меня завораживает.

— Из какого ты региона Франции?

— Моя семья из департамента Канталь, это центр страны. Он входит в большой регион Овернь-Рона-Альпы. Знаменит тем, что там делают известный на весь мир сыр канталь по древнему рецепту. Часть моей семьи живёт там. Другие близкие родственники живут в департаменте Шаранта, рядом с городом Коньяк, это Атлантическое побережье. Там, кстати, производят не только коньяк, но и вообще вино. Я жил и в этих местах тоже. Ещё жил в Эльзасе, а также в Париже, когда учился в бизнес-школе Ipag Business School.

— А сейчас где живёшь?

— Последние 2 года я, можно сказать, живу в Сибири (смеётся). Теперь это, по сути, мой дом. Я живу и работаю в путешествии. Я побывал на Камчатке, в Якутии, на Алтае, на Ольхоне, в Красноярском крае, на Дальнем Востоке. На Камчатке жил на территории национального парка. В Якутии – почти целую зиму в тундре, среди оленеводов и коневодов, помогал им. На Алтае снимал жилье, помогал местным жителям строить дом. И на Ольхоне тоже работал строителем, помогал на стройке. Вот так я путешествую, живу в дороге и заодно потихонечку возвращаюсь домой во Францию.

— Путешествуешь автостопом, я так понимаю?

— Да, в основном. Частично пешком. Так дешевле просто.

— Опасно же! Россия всё-таки…

— Нет, я бы не сказал. Обычно, когда встречаю по дороге кого-то, торможу машину и объясняю, что я путешественник из Франции, люди реагируют очень доброжелательно и приглашают к себе. Очень тепло относятся ко мне. Я даже начал писать книгу о своём путешествии.

— Но ты странствуешь автостопом не только потому, что это дёшево, но и ещё потому, что больше увидеть можно?

— Да, я всегда хотел путешествовать именно таким способом, потому что я фанат Джека Керуака (американский писатель, автор знаменитой книги «В дороге» — авт.) и ещё другого Джека — Лондона. Я размышлял сначала по поводу поезда, но потом решил, что автостоп — лучший вариант. И ещё преимущество для меня было в том, что я, путешествуя автостопом, мог везде поработать руками и подзаработать на жизнь. Я всегда хотел научиться необходимым навыкам для жизни, а работа руками — это как раз то, что нужно. Я думал, что хорошо было бы научиться работать в сельском хозяйстве, в огороде, в саду, на стройке, ухаживать за домашними животными (оленями, коровами, лошадьми), ловить рыбу, даже рубить мясо и колоть дрова. И Россия для этого очень подходит. Всему этому я в итоге научился, пока путешествовал по вашей стране. Короче, теперь я стал как настоящий русский мужик (смеётся). Всё умею делать. И, как я уже говорил, меня всегда притягивала природа, причём именно дикая, которая очень характерна для России.

Достоевский и компания

— Почему именно Россия тебя так заинтересовала, что ты уже столько времени по ней путешествуешь?

— Потому что ещё в лицее, когда мне было 15 лет, я открыл для себя русскую литературу. Главным образом Достоевского. Я читал ещё Тургенева, Гоголя, Пушкина, Толстого. Но Достоевский меня очень сильно увлёк. Разумеется, я читал его на французском. Это стало началом моего интереса к русской культуре вообще. И затем, когда я был уже студентом (я учился в бизнес-школе в Париже и в Институте техники и экономики в Дрездене), мне предложили поучиться в Москве один семестр, в плехановском университете, есть такая практика усовершенствования образования. И я приехал. Целый семестр проучился и прожил в Москве, а затем отправился на поезде во Владивосток по Транссибу. По пути посмотрел несколько городов, где поезд останавливался, впервые увидел Байкал. Уже тогда я много открытий для себя сделал, можно сказать, открыл для себя Россию. И тогда я сказал себе: было бы неплохо попутешествовать по этой стране подольше и поглубже, посмотреть природу, потому что русские города ‒ это, конечно, интересно, приятно и симпатично, но для меня всё-таки природа гораздо привлекательнее, недаром у меня имя такое лесное (смеётся). Россия похожа на Канаду в этом плане. Тайга, тундра, леса — это великолепно.

— Сильвестр, а ты по-русски говоришь?

— Да, говорю. Когда приехал в Москву, я там отучился на четырёхмесячных интенсивных курсах русского языка для иностранцев. Там каждый день были занятия, очень хорошая грамматическая база.

— Сложно было?

— Да не очень. Я успел, кстати, даже поработать несколько месяцев во фран-кофонской газете Le courrier de Russie в Москве в качестве журналиста, пока там жил. Сначала, когда только приехал, общался со всеми на французском и английском, совсем не практиковал русский, но потом получил базу на этих курсах. Потом я оформил деловую визу на 3 года и начал путешествовать. И вот тут-то и началась моя языковая практика: я постоянно общался с людьми и стал более-менее нормально говорить. Потому что в целом у меня как-то с практикой языков не очень складывалось. Например, английский был только в школе, лицее. Правда, я жил в Лондоне, и там, конечно, была практика английского. Ну а в России, соответственно, русского.

— Что больше всего тебе нравится в русском языке?

— Что можно переставлять слова как хочешь, а смысл всё равно не поменяется! Всё равно тебя поймут (улыбается). Мне это очень-очень нравится. Во французском и английском это невозможно.

От Камчатки до Парижа

— Ты говоришь, что начал писать книгу. А блог или видеоблог ведёшь? У тебя такая интересная жизнь, надо же делиться со всем миром своими приключениями.

— К сожалению, я не такой уж фанат блогерства, там надо писать регулярно, ежедневно, на это уходит много времени. А там, где я путешествую, по диким местам, часто не бывает интернета. Я предпочитаю писать книгу. Вместо блога у меня страницы в «Фейсбуке», «Инстаграме» и «ВКонтакте», где я время от времени пишу новости свои, небольшие истории и выкладываю фото. Я не люблю постить, как некоторые, каждый день. Я когда жил в тундре в Якутии, пас оленей, так там вообще было не до интернета. Впрочем, самого интернета там тоже не было. Вот. Так что я интернетом пользуюсь, только если нахожусь в городах или иду по хорошей оборудованной трассе.

— Какое самое красивое место в России, на твой взгляд?

— Очень люблю Алтай и Камчатку. Даже не знаю, что из них лучше. Не могу выбрать. Наверное, Камчатка, потому что это более дикий регион, чем Алтай. Там инфраструктуры мало, сложнее путешествовать, чем на Алтае. Мне это нравится. На Алтае всё приспособлено и удобно для туристов. А Камчатка такое дикое, прекрасное место. Местные, которых я встретил там, бывали и в России (на материке), и в других странах, но всегда возвращались на Камчатку. Они любят это место. Буквально десять минут отъехал от Петропавловска-Камчатского — и вот уже дикая природа. Можно даже встретить медведей. Вулканы, природа безумно красивая. В общем, Камчатка — это любимое моё место в России. Ещё мне очень понравилось в Якутии. Маленькая деревня на 70 жителей, на востоке от Якутска, там живут только оленеводы и коневоды. Я там два месяца жил, нормальной погодой считалось 40–45 градусов мороза, но как-то 2 недели подряд было минус 50, даже несколько дней минус 56 градусов.

— О боже, ты не замёрз там?!

— Я очень люблю холод. Минус 40–45 — это вообще нормально. Главное, теплей одеться, хорошо поработать физически — и норм. Единственная проблема — при минус 50 трудно дышать и говорить. Но мне там понравилось. Тяжело, но красиво!

— Кстати, о красоте. Говорят, в России самые красивые девушки. Ты согласен?

— Да, конечно! В России очень много красивых девушек, но, на мой взгляд, больше всего их во Владивостоке. Я даже путешествовал с девушками месяца два-три — на Ольхоне и в Красноярске

— Ты, получается, такой романтик по своей природе, а почему вдруг решил учиться на финансиста?

— Я просто после школы не знал, что делать. Начинал учиться в бизнес-школе, и после второго года это стало очень дорого. Там обучение стоит ежегодно 7 тысяч евро. Родители уже заплатили за меня, нужно было доучиваться. И я решил поскорее закончить это обучение. Учиться было не очень интересно. Но, с другой стороны, если бы я не учился в этой бизнес-школе, я бы и в Москву тогда не попал. Я, вообще, на самом деле хотел получить историческое образование, а не финансовое. Но если бы я учился истории, я бы сидел до сих пор во Франции и ничего бы этого не знал. А благодаря парижской бизнес-школе я теперь здесь. И всё получилось, как получилось.

— В каких странах ещё бывал?

— Я жил один год в Германии, был в Великобритании. Северной Африке, на Кубе. Очень хочу побывать в Северной Америке. У меня есть дядя, который живёт в Квебеке (французский регион Канады). Хочу туда съездить. Там холодно, а я люблю холод. И Канада очень похожа на Россию.

— Из Читы куда отправишься дальше?

— Я прибыл в Читу 15 апреля, добирался автостопом из Благовещенска три дня, очень устал, потому что много шёл пешком и очень мало спал. Поэтому в Чите остановился на несколько дней. Следующая моя цель — Байкал, очень хочу туда. Хочу пройти от Усть-Баргузина до Северобайкальска пешком. Потом буду возвращаться домой во Францию.

— Удачи тебе!

‒ Спасибо.

Кира Крапивкина. «Забайкальский рабочий» №77 от 26 апреля.

10 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Скоро не только Нарын - Талача будет ужасать гнилыми зубами. Стоматологи, конечно, молодцы - чуют, где деньгами пахнет. Беда только в том, что у многих на частного доктора денег нет, а запись к условно бесплатному может быть и за полгода вперед.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да.. Высосали. Коней спутали с якутскими. Нет у нас своей породы.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Есть. Еще в Первую мировую войну маленькие (на фоне других пород) "собачки-забайкалки" своей выносливостью и неприхотливостью произвели фурор.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Забайкальской породы лошадей никогда не было и нет, есть монгольская порода. Забайкальские лошадки в Первую мировую и Гражданскую это помесь.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не знаешь, зачем говоришь? Съезди на конюшню, посмотри на забайкальскую породу. Что за манера писать сам не знаешь о чём?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

[***], почему живодер?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

монголы воюют где надо, А ТЫ СЛУЖИЛ?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а схамишь так?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

дурачок, я воюю.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

что видишь?

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить