НОВОСТИ
24 СЕНТЯБРЯ
22 сентября
21 сентября

Стоки канализации потекут в Онон - обзор газет Забайкалья

Жители Мангута выступили против канализации 80-квартирного дома для пограничников, которая будет идти в реку.

Редко какая федеральная тема подробно освещается районными изданиями — читатели берут их номера, чтобы узнавать в первую очередь местные новости. Однако пенсионная реформа, придуманная правительством России, успешно прижилась на страницах забайкальских районок.

Общий настрой — недовольство, и даже странно, что живущие в основном на краевые и муниципальные субсидии издания не получили указание помалкивать, как это делает краевое правительство. Что касается краевых газет, то здесь редакции снова вспомнили про расселение из ветхого и аварийного жилья.

Краевые издания

Корреспондент «Вечорки» Егор Захаров поговорил с недовольными жителями Кыринского района – там, в селе Мангут, для пограничников строят 80-квартирный дом с выводом канализации в реку Онон. Проектом предусмотрена очистка вод, но местные в неё не очень верят.

«Люди, которые понимают в системах канализации, говорят, что хорошей очистки ждать не стоит. Фильтры якобы справятся с фекалиями, каким-то мусором, но каналья из них так и выйдет канальей – с запахом и химикатами», – рассказывает один из сельчан. Но проект уже официально получил одобрение общественности и ждёт только разрешения Роприроднадзора.

Золотой Онон

История сохранила и донесла до нас строчки любимой песни Чингисхана, где встречаются слова «Голубой Керулен, золотой Онон». Золотой эту древнюю реку делает множество причин – от лирических до геологических.

Можно считать Онон золотым из-за множества частичек слюды, которые блестят даже при самом скудном свете. Золотым Онон делают месторождения драгоценного металла, щедро рассыпанного в его пойме. Сходство можно найти в желтоватой от монгольского песка воде и блещущих в них частичках слюды. По-настоящему золотым Онон становился в засуху, когда вода являлась ценнее любых сокровищ, давая жизнь многочисленным стадам и табунам. Но сейчас у этой метафоры появляется другое толкование. Совсем не романтическое, а физиологически-сантехническое.

В среде сексуальных извращенцев существует понятие «золотой дождь», за которым маскируется обычное мочеиспускание. Причём же здесь Онон, спросите вы? Минутку терпения.

Юго-запад Забайкалья граничит с Монголией, и пограничная служба существует тут с незапамятных времён. На территории Кыринского района пограничники несут службу в селе Мангут. Недавно там началось строительство 80-квартирного дома, вокруг которого и идёт раздор.

«Канализацию из этого дома предполагается вывести на очистные сооружения, а очищенную воду сливать прямо в реку. Изначально с проектом ознакомилась инициативная группа в составе сельских депутатов и местных жителей. Проект получил одобрение, но когда про него узнала большая часть населения, начались возмущения», – рассказала «Вечорке» глава Кыринского района Любовь Сакияева.

Мангутцы начали наезжать даже на инспекторов Сохондинского заповедника, утверждая, что «нас инспекторы гоняют из-за рыбалки в нерестовый период или мытья машин около реки, а какающих в Онон погранцов трогать не будут».

По этому поводу на 26 июня в Мангуте был запланирован сход граждан. Если бы на него собралось больше половины взрослых жителей села, то они смогли бы заблокировать решение, однако вместо 500 человек на сход пришли только 135, поэтому мероприятие прошло как собрание граждан и никакой юридической силы не имело.

«На собрании селяне заявили пограничникам, что не допустят слива в Онон отходов. Им предложили сделать котлован подальше от Мангута и сливать туда свою техническую воду, а частично использовать её на какие-либо нужды – она же очищенная. Они вроде как не согласились. Это и понятно – люди, которые понимают в системах канализации, говорят, что хорошей очистки ждать не стоит. Фильтры якобы справятся с фекалиями, каким-то мусором, но каналья из них так и выйдет канальей – с запахом и химикатами. Местные там напомнили, что по району проходит охранная зона заповедника, и задали справедливый вопрос: нахрена её тогда было создавать», – рассказал «Вечорке» один из очевидцев.

Впрочем, с его слов, на собрании звучали и голоса поддерживающих проект, которых он называет «обработанными товарищами». Но большее возмущение вызвал протокол проходившего в сельской администрации собрания. Его участники якобы тоже одобрили слив нечистот в Онон.

«В нём принимали участие посторонние люди и всего трое из 10 депутатов. При этом один от голосования воздержался. Однако наш глава поселения Михаил Ильич Засухин оформил всё так, что очистные сооружения получили одобрение совета депутатов. Сейчас им нужно подавать заявление в прокуратуру, если документ действительно отображает недостоверные сведения, – добавил собеседник «Вечорки», недовольный действиями главы. – Вообще надо было предупредить людей, что будет сход, на котором будет решаться такой важный вопрос. И собираться стоило бы не только жителям Мангута, а всего района. Однако наши власти стыдливо промолчали».

Ответить на вопросы «Вечорки» Засухин не захотел, буркнув в трубку: «Мне некогда». Занят глава села был до такой степени, что за три дня не соизволил ответить даже на СМС. Пресс-служба пограничного управления попросила подождать и посоветовала «Вечорке» «не бежать впереди паровоза». Время для изучения ситуации у ведомства было — ведь первые вопросы оно получило ещё 25 июня.

Последнее слово, по данным главы Кыринского района Любови Сакияевой, остаётся за Росприроднадзором – если это ведомство разрешит сброс отходов в реку, то так оно и будет. Вероятно, что ни депутаты, ни местные жители на планы загрязнения Онона повлиять уже не смогут. Местная власть, скорее всего, им не станет помощником, испытав действия и кнута, и пряника. Кнутом в данном случае выступает осознание важности охраны госграницы, а пряником – та помощь, которую пограничники оказывают малоимущим администрациям, школам и клубам. При всём этом лучше лишний раз не разевать рот. Особенно если Онон делают «золотым».

Река Онон берёт начало в Монголии, в местности Делюн-Болдок, где, предположительно, родился Чингисхан. Сливаясь, Онон и Ингода образуют Шилку, входящую в бассейн Амура.

Егор Захаров. «Вечорка» №27 от 4 июля 2018

«Земля» тоже отдала часть очередного номера теме строительства, но уже по программе расселения из ветхого и аварийного жилья, которую краевое правительство обещает завершить в 2018 году. Чтобы показать, насколько плохо в Забайкалье выполняют федеральный проект, журналист Мария Вырупаева написала про посёлок Могзон. «Отсутствуют деревянные перекрытия и утепление пола, печи не оштукатурены и не имеют надёжной термоизоляции, для утепления потолочных перекрытий использован пенопласт. По всему периметру кровли полностью отсутствуют водостоки, отсутствует подвальное помещение. Дом фактически стоит на залитой цементной площадке, не имеет под собой фундамента», – перечисляют могочинцы недостатки нового жилья, в которое их переселили по программе.

Впрочем, все жалобы в полицию, прокуратуру, правительство и прочие ведомства, как и в истории со сливом канализации в Онон, людям никак не помогает.

Когда новоселье не в радость

Жители посёлка Могзон Хилокского района отказыва­ются переезжать в построенные дня них дома. А те, которые всё-таки переехали, неустанно приглашают в гости различные комиссии, инспекции и даже губернатора Забайкальского края.

Справились

Эта история длится уже далеко не первый год.

В марте 2017 года в посёлке побывала съёмочная группа ГТРК «Чита». Корреспондент рассказала, что в Могзоне непригодными для проживания признано 2 тысячи квадратных метров, а переселения люди ждут буквально на чемоданах с 2013 года. На тот момент, по сведениям журналиста, в Могзоне было построено 10 домов, каждый на четыре квартиры, что обошлось государству в 76 миллионов рублей.

Местная администрация тогда пожаловалась телевидению: дескать, фатально не везёт на подрядчиков. Первый получил аванс и пропал, деньги возвращали через суд. Второй ушёл с объекта в конце 2016 года, объяснив: контракт закончился, деньги тоже. Вроде, и готовы те дома, осталось покрасить-побелить, размежевать участки, поставить заборы, да некому!

«Или будем вынуждать завершить работы того подрядчика, который ушёл у нас недобросовестно, либо будем обращаться в следственные органы», — говорил тогда глава администрации городского поселения «Могзонское» Николай Потехин, рассказывая про злополучное строительство.
А другим строящимся в Могзоне микрорайоном местные власти, напротив, гордились. Дескать, по третьему этапу программы переселения строится, заказчик уже не муниципалитет, а правительство Забайкальского края! Двадцать пять домов построено, 14 и вовсе сданы. Хоть сейчас вселяйся.

«Попал Могзон и в четвёртый этап программы, — сообщила корреспондент. — Правда, он пока ещё вообще существует только на бумаге. Но строители уверяют: к 1 сентября с возведением 20 небольших зданий справятся». Справились.

По палаткам в чисто поле

В начале июня депутату Государственной Думы РФ Владимиру Позднякову поступило обращение жителей Могзона, не желающих въезжать в новые дома. Люди пожаловались на халатное исполнение чиновниками программы переселения граждан из ветхого и аварийного жилья.

«Уважаемый Владимир Георгиевич! — говорится в письме. — Обратиться к Вам заставляют полное отчаянье и безнадёжность. Чиновничий беспредел, наглость, лживость, полное пренебрежение к простым людям творятся в нашем крае во всех сферах нашей жизни, как в социальной, так и в правовой.

На протяжении августа–сентября 2017 года на окраине нашего посёлка было построено почти 30 двухквартирных домов сельского типа. В декабре 2017 года администрацией посёлка было предложено тем, кто состоит в адресной книге переселения, забрать ключи для заселения в новые квартиры. Часть людей, в основном преклонного возраста, угрозами, обманом и лживыми обещаниями удалось заставить заселиться, а те, кто отказался, попали в судебные жернова правосудия.

В новом жильё имеется много недоделок. Отсутствуют деревянные перекрытия и утепление пола, печи не оштукатурены и не имеют надёжной термоизоляции, для утепления потолочных перекрытий использован пенопласт. По всему периметру кровли полностью отсутствуют водостоки, отсутствует подвальное помещение. Дом фактически стоит на залитой цементной площадке, не имеет под собой фундамента. Большинство предоставляемых квартир фактически меньше занимаемых ранее, в договорах указываются размеры, не соответствующие действительности.
В новом жилье отсутствуют санитарно-бытовые удобства. Нет воды, нет выгребной ямы для жидких отходов, нет выгребной ямы для горячей золы, нет контейнеров или ящиков для сухих отходов.

При этом чиновники всех рангов в один голос утверждают, что «это такой проект», и что сама программа «не предполагает улучшение жилищных условий, а предназначена для улучшения условий безопасности проживания». Невольно возникает вопрос: а не проще ли просто выселить нас в чистое поле по палаткам? Там нам будет гораздо безопаснее!»

Следком и губернатор

Получив это тревожное сообщение, депутат обратился в Следственный комитет. Он попросил провести доследственную проверку реализации программы по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья в посёлке Могзон. Его письмо отправлено 18 июня.

Волею случая в этот же день в Могзоне побывала губернатор края Наталья Жданова и съёмочная группа телекомпании «Альтес». Смотрели, в частности, новые дома, причём побывали сразу в двух микрорайонах, предназначенных для переселения — на улице Чкалова и в микрорайоне Северный.

«Оказалось, что многие жители новых домов недовольны их качеством и имеют множество претензий к подрядчикам», — отметила корреспондент «Альтеса». — Представитель застройщика улицы Чкалова — компании ООО «Стройцентр» — на замечания будущих жильцов реагирует одной фразой: «Так предусмотрено проектом». Подрядчик стройки в микрорайоне Северный Григорий Тамарян разводит руками и комментировать ситуацию отказывается. Говорит лишь, что дом якобы неправильно эксплуатировали».

«В Могзоне переселиться должны были больше 60 семей, — резюмирует корреспондент. — Кто-то пошёл на риск и уехал в непригодные для нормальной жизни дома, а тех, кто остался, местная администрация теперь переселяет через суд. Наталья Жданова заявила, что лично возьмёт этот вопрос на контроль, и в новые дома будет отправлена комиссия, которая решит, можно в них жить или нет».

Номенклатурное дело 53

Читинская делегация уехала, а люди остались.

Одни ждут проверки следственного комитета, другие — комиссии, третьи — устранения недостатков.

А некоторые, находясь в своём старом, признанном ветхим и аварийным жилье, обивают пороги полиции, прокуратуры и судов.

Например, жители одного из ветхих домов, уехавшие отсюда ещё по зиме, решили забрать из прежней квартиры оконные рамы и напольное покрытие. А может, и ещё что-то – хозяин – барин! Да только каково теперь жителям второго этажа и так разваливающегося дома?

С горя обратились с жалобой на разрушения в местную полицию. Временно исполняющая начальника ОМВД по Хилокскому району С.Г. Иванова сообщила: «В связи с отсутствием в сообщённом вами происшествии признаков какого-либо преступления или административного правонарушения принято решение о приобщении материалов его проверки в номенклатурное дело 53».

Подивившись, люди обратились в прокуратуру. И.о. прокурора района В.С. Суворова ответила: «Проверка проведена в полном объёме, основания для принятия мер отсутствуют». Правда, здесь же можно найти и итог этой полицейской проверки: «Имущество, в том числе напольное покрытие и стеклопакеты, прежний хозяин перевозит на новое место жительства по согласованию с главой администрации городского поселения «Могзонское».

Так и живут. 23 июня снова написали заявление в полицию — прежний сосед открыл «дренажный поглотительный колодец во дворе» и скрылся в ночи. А затем и в суд — местным полицейским будущие «новосёлы», увы, уже не верят.

Мария Вырупаева. «Земля» №27 от 3 июля 2018

Шире охватить ту же самую проблему с расселением из аварийного жилья попыталась «Экстра». Издание обратило внимание не только на новостройки, возведённые с нарушениями, но и на забайкальцев, которые не попали в федеральную программу, хотя их дома уже разваливаются. И, честно говоря, не сразу понятно, кому повезло меньше. Так, в посёлке Наклонный Черновского района есть пенсионер, которого не переселяют из списанного по документам здания, и он вынужден ночевать в доме с прохудившейся крышей, просевшими полами и замерзающими зимой трубами. С другой стороны, в Карымском есть семья, которая получила новую квартиру, но в доме, треснувшем ещё на этапе строительства.

«Нам в глаза врали, 24 мая приезжали к нам домой из министерства и говорили, что дом чудесный-расчудесный, а мы придумываем. Пытались нас какими-то неадекватными выставить, хотя прокуратура выявила, что трещины пошли ещё когда 7-й этаж строился, а они и 8-й, и 9-й достроили», – рассказала обладательница новой квартиры корреспонденту Алесе Малининой.

Аварийный финал

Программа переселения из ветхого и аварийного жилья в Российской Федерации завершилась ещё в сентябре прошлого года. Но Забайкальский край снова отличился, не справившись к установленному сроку. На данный момент, по словам губернатора Натальи Ждановой, процент выполнения близок к 90, а к концу 2018 года всё будет сделано в лучшем виде. Увы, суровая реальность говорит нам об обратном. Проморгали не только сроки, но и качество построенных по программе домов, переселив людей из развалившихся хибар в промерзающие душегубки.

Отстали от графика

Проблема в реализации программы переселения из ветхого и аварийного жилья в Забайкальском крае обострилась в 2015—2016 годах. В феврале 2016-го губернатор региона Константин Ильковский ушёл в отставку, которую связали со срывом проекта. Регион за нарушения оштрафовали на 36 миллионов рублей. Минстрой России в апреле 2017 года назвал Забайкальский край худшим регионом по качеству жилья для переселенцев. А Фонд реформирования ЖКХ главной причиной возможного срыва сроков реализации программы в регионе посчитал плохой контроль со стороны руководства.

При этом губернатор региона Наталья Жданова продолжала настаивать, что у субъекта нет другого выхода, кроме как выполнить программу в срок — к 1 сентября 2017 года. Срок наступил и прошёл. Несмотря на многочисленные заверения забайкальских властей, к этой дате они не успели. По данным краевой прокуратуры, на 1 сентября 2017 года реализация программы в нашем регионе еле-еле перевалила за половину. Но такое чудовищное отставание не помешало новым обещаниям — губернатор уверила, что в кратчайшие сроки, а именно – до конца 2018 года, взятые на себя обязательства край, наконец, выполнит.

«На сегодня исполнение программы переселения из ветхого жилья подходит к 90%. И в течение 2018 года перед нами стоит задача закончить эту программу. За совершенно короткий период времени — этот двухгодичный период работы правительства в этом составе — практически с нуля начали реализовывать эту программу. На момент нашего прихода процент её исполнения был 10-15%, — уточнила Жданова. — Нам удалось сделать невозможное».

Что-то действительно делается, но говорить о выполненных обязательствах всё-таки рановато. Согласно информации, взятой с государственного сайта «Реформа ЖКХ», за 2018 год в Забайкальском крае было расселено около 800 человек, или почти тысяча квадратных метров аварийного жилья. Но остаётся ещё 123 дома, общей площадью 25 тысяч квадратных метров, в которых расселение отстаёт от графика более чем на 3 месяца. Возникают большие сомнения в том, что за оставшийся срок можно успеть сделать в 25 раз больше, чем уже сделано.

А ведь сухие строчки «расселение отстаёт от графика» скрывают за собой живых людей, которые вместо обещанной помощи от государства получили и дырку от бублика, и наплевательское отношение в нагрузку.

Например, в посёлке Наклонный Черновского района города Чита есть мужчина, о котором просто забыли. Живёт он на улице Рудная, которая целиком попала под расселение ещё несколько лет назад. И все его соседи благополучно переехали, а он остался. Нет, не потому что держался за свой дом, просто так и не дождался переселения. При этом, по его словам, дом, в котором он живёт, уже считается списанным, по бумагам его там нет, поэтому все его воззвания остаются без ответа. Зато квитанции на оплату коммунальных услуг ему приходят регулярно, такие вот двойные стандарты. Дома нет, но коммуналку ты заплати. При попытке увязать одно с другим немудрено и вывих мозга получить. Отчаявшись дождаться милостей от властей, мужчина обратился в Центр общественного контроля ЖКХ.

«Ситуация вопиющая, конечно, — поясняет специалист центра Наталья Куркина. — Дом в ужасном состоянии, провалились полы, течёт крыша, зимой в помещении замерзает вода. Человек уже пожилой, ему очень тяжело в таких условиях. Мы, безусловно, будем заниматься этим вопросом, выяснять, как могло такое произойти».

Это далеко не единственный в крае случай. Другой пример – шесть семей из посёлка Карымское. Их дома тоже были частично расселены. Они же должны были переехать в Читу в новый дом, построенный по программе в посёлке КСК. Однако всё пошло не по плану, и достраивающийся дом, на который ушло более 160 миллионов рублей, внезапно треснул по швам. Буквально. «Межпанельные швы строящегося для переселенцев из аварийного жилья дома в 9-м микрорайоне Читы треснули на нескольких этажах», — сообщили 13 апреля в пресс-службе госинспекции Забайкальского края. Вот тут-то и отстало от графика расселение. При этом власти продолжали утверждать, что с домом всё в порядке.

«Нам в глаза врали, 24 мая приезжали к нам домой из министерства и говорили, что дом чудесный-расчудесный, а мы придумываем. Пытались нас какими-то неадекватными выставить, хотя прокуратура выявила, что трещины пошли ещё когда 7-й этаж строился, а они и 8-й, и 9-й достроили. Мне после этой встречи плохо с сердцем стало. Разочаровались мы во власти окончательно!» — рассказывает Наталья Мищенко, одна из пострадавших.

В итоге люди остались фактически на улице. Их старые дома, и без того дышащие на ладан, после начала расселения окончательно перестали быть пригодными для существования. Из оставленных квартир предприимчивые земляки несостоявшихся переселенцев потащили всё, что не приколочено. А приколоченное принялись отдирать. Разбирали окна, двери, пол. Приходилось буквально отбиваться по ночам от мародёров. Здания окончательно превратились в руины, жильцы ютятся по родственникам и съёмным квартирам. Когда теперь пресловутый график догонит сам себя – никому не ведомо.

Администрация Карымского района предлагает оставшимся без крова людям варианты временного жилья в домах, также построенных по программе переселения. Но даже находясь в таких стеснённых условиях, от этих вариантов они отказываются. Нет, дело не в том, что они зажрались и воротят нос от добротного, но среднего жилья, требуя элитные квартиры.

Из огня да в полымя

Самое время повнимательнее приглядеться к этим домам, и обратить внимание на второй аспект реализации программы – качество свежеотстроенного переселенческого жилья.

Расхожий штамп «качество оставляет желать лучшего» зачастую в применении к этим домам неуместен. Всё намного хуже. Треснувший дом в Чите — ещё цветочки, его хотя бы не успели заселить до того, как его непригодность стала очевидной. В том же многострадальном посёлке Карымское ситуация гораздо более тяжёлая. Люди переехали, стали обживаться на новом месте, налаживать быт. Но радость от нового жилья быстро сошла на нет. Очень скоро всплыли последствия того, что строительство велось с вопиющими нарушениями.

Например, к домам, расположенным по улице Медицинской, застройщик при подведении системы отопления установил очень узкую трубу. В итоге, как бы ни топила котельная, в домах с ноября по апрель жуткий холод. Не помогает ни замена батарей, ни установка дополнительных — просто не хватает напора горячей воды. Окна и входные двери обмерзают. А следом приходит сырость и плесень, покрывающая углы и потолки ровным слоем. От той же постоянной сырости трескается и осыпается штукатурка. Жильцы как могут пытаются бороться — замазывают, закрашивают, заклеивают, но это всё равно, что лечить гангрену витаминками. Администрация разводит руками: застройщику предписано устранить нарушения, больше ничего мы сделать не можем.

«У меня двое детей, младший недавно родился. Как мы тут выживать будем, я не представляю, — жалуется одна из жительниц заплесневелых домов. — Сколько ни счищай, ни бели, от холода и сырости никуда не деться. Просто руки опускаются!»

«Отец вот в больницу попал с воспалением лёгких, — вторит другая. — Он старенький уже, куда ему в этом холоде, да ещё плесенью дышать!»

Отдельно стоит отметить то, что дома изначально спроектированы очень любопытно — отопление и вода есть, а канализации нет. Туалет на улице, а под раковиной в кухне — исконно-посконное ведро. Вода, кстати, ржавая идёт, как раз из-за того, что застаивается в трубах. Без канализации её не «пролить» нормально. Не жильё, а сказка, в общем. Низкий поклон за переселение.

Впрочем, всё познаётся в сравнении. И проблемы переселенцев с улицы Медицинской могут показаться вполне терпимыми тому, кто побывал на улице Степной. Вот там «прекрасно» вообще всё. Для начала, месторасположение. Самый край самого отдалённого микрорайона, где отсутствует какая бы то ни было инфраструктура. До ближайшей школы час пути пешком. Учитывая то, что общественного транспорта в посёлке нет вовсе, а личным владеют далеко не все, жизнь новосёлов явно заиграла новыми красками.

«Обещали нам, что маршрутку пустят, мы уши развесили, согласились сюда забраться, а она 3 месяца походила и всё. На такси в школу не наездишься, у меня пенсия не позволяет», — экспрессивно поясняет участник программы.

Но отдалённость домов — это только вишенка на торте. А торт многослойный. Дома выстроены то ли вовсе без фундамента, то ли клали его левой пяткой и не глядя — постройки «гуляют», да так, что становится страшно. Трещины в стенах буквально повсюду. Печи осыпаются и не греют. Натяжные потолки, которыми кокетливо прикрыли абсолютно неутеплённую крышу, кое-где просто обвалились целиком, а где-то зияют трещинами и дырами, которые жильцы пытаются латать скотчем. Зрелище душераздирающее. Полное ощущение, что этим домам не пять, а сто пять лет. Само собой разумеется, зимой там просто невозможно жить — холодно. И сыро, несмотря на гуляющие по дому сквозняки.

«Мы за зиму по пять-шесть грузовиков дров сжигаем, – жалуется один из переселенцев. – И всё равно холод собачий. У кого родня есть, те на зиму съезжают, а нам деваться некуда. Печку перекладывали, не помогает. Дверь, окна, всё обмерзает, потом пятнами сырости идёт и плесневеет. Как тут жить-то, сами бы попробовали!»

Администрация, разумеется, снова ни при чём, все вопросы предлагает адресовать застройщику, который уже обанкротился. Люди сидят в разваливающихся сараях и ждут, пока те сложатся, как карточные домики. Видимо, пока гром не грянет, ситуация не изменится.

И это только в одном посёлке. Если посмотреть по всему краю, таких Степных и Медицинских окажется намного больше. Тут не то что сроки провалили, тут даже то, что сделано, зачастую нужно сносить и переделывать заново. О каких там 90 процентах выполнения программы может идти речь, совершенно непонятно.

Ещё больше непонятно, почему был избран такой странный путь реализации программы переселения. Деньги на новую жилплощадь выделили региону, а он тут же размазал их по муниципалитетам, оставив их самостоятельно решать, как их тратить. Ну и решали, кто во что горазд, каждая деревня по своему разумению, а результат мы видим. Где-то сыграл свою роль умысел, ведь такая система предоставила обширное поле для коррупции и махинаций — прокуратура края возбудила несколько уголовных дел против глав поселений, а уж административных правонарушений и вовсе не счесть. Но постановления не залатают дырявую крышу, а уголовные дела не уберут плесень со стен. Хотя виновата не только жадность, но и халатность, некомпетентность, а порой и банальная неопытность муниципальных администраций. Насколько проще было бы создать централизованный проект, обсчитать смету на три-четыре варианта стандартного дома для переселенцев и спокойно искать застройщиков на утверждённый проект и смету. Но что мы с вами там понимаем! Жираф большой, ему видней.

Ещё одно, как минимум, странное условие — выделенные на строительство деньги нужно освоить в течение года. То есть за год нужно объявить конкурс, найти застройщика, проинспектировать проект, построить дом и заселить его. Из-за волокиты с конкурсами и проектами на строительство остаётся хорошо если полгода. Что можно построить за такой срок? Только курятник. Ну вот их и строят. И принимают в спешном порядке, не глядя, лишь бы успеть отчитаться, и заселяют людей в картонные сараи.

Вывод в общем-то очевиден. Мало того, что программа недоработана изначально, так ещё на этапе реализации наш край, как обычно, умудрился про… свистать всё, что только можно. Картина печальная, но, увы, привычная.

Кстати, в 2019 году стартует новая программа переселения из ветхого жилья, на которую планируют выделить из федерального бюджета порядка 25 миллиардов рублей. Увидим ли мы, наконец, добротные новые дома или снова потратим миллиарды и поменяем шило на мыло — покажет время.

Алеся Малинина. «Экстра» №27 от ф июля 2018

Районные издания

В Каларском районе нашлись претензии к работе и местных властей. Совет депутатов поставил неудовлетворительную оценку главе района Павлу Романову за 2017 год, и связано это, по мнению сотрудников администрации, с проблемами в сфере ЖКХ. Однако журналист «Северной правды» Егор Седых не торопится вместе с народными избранниками обвинять Романова. Вместо этого автор упрекает самих депутатов в плохой работе, ведь они, в отличие от главы района, вообще не отчитываются перед населением и не проводят встречи с жителями. Судя по отзывам участников заседания, районному совету местные тоже поставили «неуд».

«Неуд» администрации и… себе

15 июня прошла очередная сессия депутатов районного совета. В повестке дня был и отчёт главы района Павла Вадимовича Романова о проделанной работе администрации в 2017 году. В зале заседаний, где проходила сессия, собрались главы поселений, руководители предприятий и учреждений, неравнодушные жители района. Отчёта главы района ждали. П.В. Романову задавали многочисленные насущные вопросы, высказывали претензии, и по итогам голосования депутаты признали работу главы и администрации района неудовлетворительной.

Замечу, оценку «неуд» депутаты поставили, а вот конкретных предложений для исправления не обозначили! Согласитесь, вполне разумно, когда, оценивая твою работу, ставят конкретные задачи: что необходимо исправить, улучшить, каких показателей и по каким направлениям нужно добиться. Увы, ничего подобного не произошло. Просто депутаты показательно наказали Павла Романова. Есть ли для этого основания? Наверное, есть. Но кроме права указывать на ошибки и просчёты, народные избранники наделены полномочиями оперативно реагировать на критические ситуации. Спрошу у вас, уважаемые читатели, а хоть когда-нибудь наши депутаты проявляли активную позицию по отстаиванию интересов коллектива, в котором вы работаете, ваших соседей или вас лично? Сомневаюсь, что многие из вас ответят на этот вопрос утвердительно. Во время перерыва на мой вопрос «Когда в последний раз совет депутатов отчитывался перед избирателями?» никто из присутствующих в зале такого события не смог вспомнить, хотя, как известно, депутаты обязаны делать это дважды в год. Кто-то едко намекнул, что даже депутатские приёмы у нас не ведутся. По крайней мере объявлений об их проведении никто не видел. А ведь одна из основных обязанностей депутата — диалог с избирателями. Я не пытаюсь защитить ни служащих администрации, ни Павла Вадимовича Романова — они в этом не нуждаются. Мне важно разобраться в причинах, которые привели к такой оценке их деятельности.

Каларский район ходит в «середнячках»

Как рассказала после сессии председатель комитета по финансам администрации района Татьяна Моисеева, сотрудникам администрации было неприятно услышать негативную оценку своей деятельности.
– Что касается финансов, наш Каларский район в Забайкальском крае «середнячок», — подчеркнула Татьяна Андреевна. — Никаких критических ситуаций, к примеру, с задержкой зарплат или социальных выплат у нас не случалось. В прошлом году ликвидировали всю просроченную задолженность по начислениям на зарплату, выполнили план по доходам, а сумма существенная — 190 миллионов рублей.

Все целевые показатели повышения оплаты труда, связанные с реализацией майских указов президента, исполнены, — продолжила свой рассказ Татьяна Моисеева. — В прошлом году была проведена колоссальная работа, кстати, совместно с председателем совета А.И. Воложаниным, по снижению коммунальных тарифов. Для бюджетных учреждений тарифы упали более чем на 40%. Благодаря этому при отстаивании интересов бюджетных учреждений в арбитраже администрации удалось снизить задолженность за коммунальные услуги за 2016—2017 годы. Системно и кропотливо осуществляется администрацией работа с инвесторами: Байкальской горной компанией, СУЭКом… Достаточно стабильно работают наши учреждения социальной сферы.

— Тогда в чём причина такой оценки со стороны депутатов? — поинтересовался я у Татьяны Моисеевой.

– Высказывались претензии, что администрация не работает с предприятиями-должниками по взысканию налогов. Я не могу с этим утверждением согласиться. В администрации действует межведомственная комиссия, направляются соответствующие письма, на заседания комиссии приглашаются недоимщики, которые, как правило, не являются, но тем не менее работа с ними продолжается постоянно. К сожалению, полномочия администрации района ограничены. Рычагов воздействия у нас немного, на законодательном уровне все они находятся у налоговых органов. Основные же обвинения со стороны депутатов связаны с работой служб в сфере ЖКХ, — считает Т.А. Моисеева.

«Страсти» по Чаре

А теперь что касается накала страстей, которые возникали периодически, когда речь заходила о переносе районного центра из Чары в Новую Чару. Напомню, что этот вопрос был снят с повестки дня, но, учитывая, что на сессию пришла инициативная группа, слово было предоставлено ветерану Т.И. Машуковой. Выступление её было эмоциональным, с болью говорила она о сегодняшнем облике села, проблемах, с которыми сталкиваются жители, и озвучила целую программу действий, чтобы изменить ситуацию к лучшему. В программу вошло 15 предложений, 15 эффективных, по мнению инициативной группы, мер, дабы, цитирую, «сберечь нашу Чару, как райцентр, чтобы дать достойную жизнь Чаре, чтобы у села было светлое будущее». Думаю, что противников развития села в зале не было как среди депутатов, так и среди муниципальных служащих. А вот источники финансирования развития и обустройства, в том числе и Чары, инициативная группа указать забыла. Вернее, Т.И. Машукова предложила самой власти изыскать эти деньги. «На то она и власть», — заявила с трибуны Татьяна Ивановна.

И если собрать все предложения в некую программу, то, по мнению специалистов, она потянет на два годовых бюджета района, да и этих денег может не хватить. Вероятно, такой финансовый план устроил бы всех. Однако такие бюджеты, как мы знаем, в реальной жизни практически не встречаются. Как говорит один из моих знакомых: «Сладких пряников всегда не хватает на всех».

Спонсорские миллионы

Поскольку речь на сессии шла и о спонсорских средствах, то свой вопрос заместителю руководителя администрации района С.Л. Рошковой считаю вполне уместным:

— Какие суммы ежегодно поступают в район от ООО «БГК» и компании СУЭК?

— Сначала хотелось бы сказать об оценке нашей работы депутатами, — начала Светлана Леонидовна. — Полагаю, что на принятие решения о неудовлетворительной оценке работы за 2017 год в значительной мере повлияла ситуация в Чаре, а именно — работа коммунальных служб. Возможно в этой оценке присутствует личное отношение со стороны депутатов к главе района. А вот чёткого, взвешенного анализа работы администрации по всем направлениям деятельности и полномочиям, работы бюджетных учреждений, учредителем которых администрация является, из чего, собственно, и складывается общая картина состояния дел, со стороны депутатского корпуса проведено, на мой взгляд, не было, как, впрочем, не было и объективного подхода к тому, что происходит в районе. Я назвала бы эту оценку спланированным негативным посылом: всё плохо, очень плохо, всё, везде…

А теперь о тех средствах, которые поступают от предприятий, работающих в нашем районе. Ежегодно БГК согласно соглашению с правительством Забайкальского края и администрацией Каларского района направляет в бюджет 15 миллионов рублей. Этому предшествует колоссальная работа. Во-первых, деньги направляются на реализацию приоритетных направлений: поддержку детского спорта и творчества, вовлечение молодёжи и взрослого населения в здоровый образ жизни, поддержку ветеранов Великой Отечественной войны, обеспечение всех видов безопасности в образовательных учреждениях. Поддерживаются интересные образовательные проекты по робототехнике и конструированию, компьютерным технологиям, информационному пресс-центру и т.д. Ежегодно предлагаем к финансированию мероприятия по поддержке коренных малочисленных народов России. Некоторые предложения озвучивают сами инвесторы, к примеру, по улучшению работы аэропорта Чара или приобретению необходимого со стороны Байкальской горной компании, правительства края и администрации района.

Поступающие от бюджетных учреждений предложения на выделение денег на те или иные проекты или виды работ мы первоначально рассматриваем, систематизируем в администрации района, начиная где-то с осени, затем направляем в правительство края и инвесторам, продолжая совместную работу вплоть до весны.

550 тысяч рублей район получает от компании СУЭК. Эти средства идут на улучшение жизни ветеранов войны и тружеников тыла, на развитие спорта. Благодаря СУЭК вот уже три года подряд в районе действуют школьные трудовые отряды. К слову, 70% средств, которые поступают в район от БГК и СУЭК, идут на поддержку учреждений образования. Для нас это очень важно, и мы гордимся достижениями, которые показывают наши ребята на спортивных состязаниях, театральных и музыкальных фестивалях, художественных выставках.

Глас народа

И для полноты картины приведу лишь несколько мнений, которые я услышал на автобусной остановке, когда отправлялся в Новую Чару. Слух о вердикте главе и администрации района, который вынесли народные избранники, распространился весьма быстро, благодаря «сарафанному радио». К примеру, женщина с двумя малышами, обсуждая эту новость со своей знакомой, заметила, что наша администрация и депутаты просто не умеют и не хотят работать в одной упряжке.

— А сколько нерешённых проблем в районе. Работы невпроворот, а пока всё сводится к поиску виноватого. Так что депутаты, по сути, сами себе поставили «неуд»…

Я уже был в автобусе. Новости с районной сессии стали главными и для пассажиров. На этот раз инициативу подхватил паренёк лет двадцати.

— У главы просто нет поддержки ни от депутатов, ни от сотрудников. Надо заставить их работать на благо района, но прежде – привести в чувство, — предложил он.

Может быть, и правда стоит прислушаться к мнению жителей. И все вопросы решать в рабочем ключе, уметь слушать и слышать друг друга, и разделять ответственность. Хотя бы начать это делать.

Егор Седых. «Северная правда» №26 от 27 июня 2018 г.

В этом году в Китае резко вырос спрос на корни целебных трав, и в Забайкалье это обернулось массовой добычей растений, вплоть до стычек между собирателями и посягательством на флору особо охраняемых природных территорий. По сведениям регионального управления Россельхознадзора, одним из самых проблемных районов в этом плане стал Агинский. И хотя глава Жаргал Жапов уверяет, что в его районе не хуже, чем в остальных, именно «Агинская правда» первой из районок сообщила про бесконтрольное выкапывание корней. Журналист Елена Абидева, правда, немного ошиблась, когда написала, что перевозчикам важно получить разрешение на вывоз сырья в Китай – в 2018 году ни одно лицо не оформило необходимые документы, однако корни стабильно покидают Россию. В остальном текст интересный: есть и расценки, и описание полезных свойств корней, и возможные масштабы экологической катастрофы, к которой приведёт отсутствие контроля при сборе растений.

Добытчики корня

Если года три назад жителей округа «лихорадило» сбором кораллов, то сейчас многие агинцы активно выкапывают корень сапожниковии растопыренной — забайкальского дикорастущего сельдерея. С виду — обычный сорняк, несмотря на своё витиеватое название. Растение азиатских степей произрастает в Монголии, Забайкалье, Северо-Восточном Китае и ценится в восточной медицине, в частности, у наших южных соседей — китайцев.

Травяные сборы и корни растений активно используются китайцами при лечении самых разных заболеваний. В народной монгольской медицине также активно используется сапожниковия растопыренная как жаропонижающее и ранозаживляющее средство, общеукрепляющее и для повышения аппетита, а также в качестве пряной приправы к мясной пище. В китайской медицине стебли и корни используют в составе многокомпонентных смесей как болеутоляющее, жаропонижающее, потогонное, отхаркивающее средство. Настой и отвар корней применяют при ветряной оспе, поносе, нефрите, параличах, гипертонической болезни, анемии, гриппе, ревматизме, при болезнях печени, метеоризме; местно — в виде примочек и обмываний при конъюнктивитах. Из этого становится ясно, что растение, особенно его корень, пользуется высоким спросом у китайцев. Отсюда и массовый экспорт в Поднебесную.

Забайкальцы выходят на поля семьями. Безработица и тотальное безденежье вынуждают «нашего брата» зарабатывать на жизнь и таким способом. Сорняк растёт повсюду, особенно в каменистой местности, на полях вдоль трасс, заброшенных пашнях, оврагах. Для добывания корней сборщики используют металлические «копалки», приспособленные для выкорчёвывания, так как корень сапожниковии растопыренной уходит вглубь на 10-15 сантиметров. В день собирают по несколько мешков. Посредники за один килограмм корней выплачивают от 300 до 450 рублей. А дальше вывозят в Китай. Таможня не имеет вопросов, главное, чтобы было соответствующее разрешение на вывоз, если понадобится — товарный чек и накладная. Как поделился со мной в разговоре местный сборщик, за один килограмм корня в сушёном виде заграничные бизнесмены платят посредникам сумму, превышающую в 10 раз ту, по которой они закупают корень у сборщиков.

Насколько безопасен для экосистемы края столь массовый сбор растения, я поинтересовалась у известного краеведа и эколога Владимира Стрельникова: «Азиатские фармацевты в последние годы открыли новые свойства сапожниковии растопыренной, поэтому широкое применение, ценность и дозволенность этого растения привело к такому массовому сбору. Оно не занесено в Красную книгу, хотя является лекарственным сырьём. Несомненно, урон экосистеме будет нанесён, потому что выкапывается вегетативный орган, который отвечает за размножение. Ареал обитания сократится, это приведёт к эрозии почвы, а это, в свою очередь, к пыльным бурям. Во всём этом плохо то, что наше природное богатство не уходит на пользу своего народа. Считаю, что проблема должна быть поставлена на юридическую основу, рассмотрена на уровне спецучреждений, отвечающих за землепользование и природопользование. Надо регламентировать заготовку сырья. Ведь помимо сапожниковии растопыренной в соседние государства уходят другие ценные лекарственные растения: шлемник байкальский, астрагал, краснокнижная лилия (саранка)».
Действительно, сейчас заготовка этого сырья в нашем округе не регулируется ни одним ведомством. Но ведь и сами сборщики должны понимать, что массовое истребление природного богатства, возможно, в будущем всем нам ещё «аукнется».

Елена Абидуева. «Агинская правда» №77-78 от 30 июня 2018 г.

Ещё одна тема, которую обсуждают в районах – пенсионная реформа. По задумке правительства России, с 2019 года нужно начать повышать пенсионный возраст, чтобы в итоге он составил 63 года для женщин и 65 лет – для мужчин. Госдума уже получила законопроект на рассмотрение, но спустила его пока на обсуждение в регионы. В Забайкалье заксобрание избегает обсуждения – то ли ждёт реакции президента, то ли просто хочет перевалить вопрос на плечи нового созыва депутатов, который жители изберут в сентябре. Тем временем районные газеты подхватили федеральную повестку. «Шилкинская правда», например, провела опрос жителей. «Сейчас умирают люди, не дожив до 50-60 лет, о какой пенсии в 63-65 лет можно говорить? Остановить принятие этого решения сможет только само правительство, народ никогда не слушали и слушать не будут», — сказал 35-летний Михаил. Судя по ответам, сторонников пенсионной реформы нет. В заксобрании региона, кстати, интересы Шилкинского района представляет единоросс Сергей Бянкин. Он пока своего мнения не высказал.

Глас народа: доживём ли до пенсии?

16 июня правительство внесло в Госдуму законопроект о повышении пенсионного возраста с 60 до 65 лет для мужчин и с 55 до 63 лет для женщин. Его планируется рассмотреть в первом чтении уже в весеннюю сессию (закончится 29 июля). По данным Пенсионного фонда, сейчас в России порядка 43,2 миллиона пенсионеров (около 29,4% всего населения).

Предлагаемая пенсионная реформа вызвала острую волну недовольства среди работающих граждан. Была создана петиция в адрес президента России на сайте Change.org, которая на исходе первой недели уже собрала свыше 2,5 миллиона голосов поддержки. Кроме того, по данным «Комсомолки», более 8 миллионов человек позвонили в редакцию телепрограммы «Реакция» на НТВ, чтобы проголосовать против повышения пенсионного возраста. С утра 18 июня по всей стране через мессенджеры и соцсети прошла информация, что программа «Реакция» на НТВ проводит опрос жителей на тему пенсионной реформы. В социальных сетях массово распространяются не только шутки и мемы про новый возраст выхода на пенсию, но и призывы организовать акции протеста в городах.

Редакция «Шилкинской правды» изучила мнение своих подписчиков в социальной сети, а также провела устный опрос горожан и гостей райцентра. В устном опросе мы узнавали, как относятся респонденты к законопроекту о повышении пенсионного возраста, к каким последствиям оно может привести и каким образом россияне могут повлиять на принятие этого закона.

Эдуард. 46 лет, железнодорожник:

— Категорично отрицательно отношусь. У нас продолжительность жизни маленькая, у мужиков особенно. И многие не доработают до пенсии. До 55-56 лет доживают, и всё. Отец мой умер в 63 года, а по этому проекту он вообще не дожил бы до пенсии. Вот они говорят, демографическая яма, не рожали в перестройку, а мне кажется, чтобы пенсию не платить людям. Я считаю, митинги надо делать, а больше как? Мне кажется, уже началось в России, кое-где уже митингуют люди.

Елена. 44 года, железнодорожница:

— Абсолютно отрицательное отношение. Кто придумал это, я, конечно, догадываюсь, но о людях там точно не думали. Это только приведёт к обогащению тех, кто это выдумал. Потому что люди до этого времени доживать не будут. Отсутствие работы уже сейчас в Забайкалье сказывается. Все пошли в бизнес, а там — серые зарплаты, с которых нет отчислений, отсюда и дефицит. По этому закону выходит, что машинистов и помощников это не коснётся, у них горячий стаж 55 лет. Но, думаю, впоследствии им тоже добавят. У них работа очень тяжёлая, изнашиваются они до предела. До 60 лет мало кто доживает, будучи на пенсии. А если работать до 60? Это конец. Я думаю, надо всем возмутиться просто, чтобы остановить это решение. Мы выбираем в думу людей, но никто нас не спросил, никто не посмотрел, как мы работаем на местах. Всех сократить, и пусть один всю работу выполняет, желательно, за бесплатно — такой принцип работы сейчас. Мы что, умирать должны на работе?

Людмила. 53 года, представитель сферы торговли:

— Ещё года на три работы я согласна, но на десять лет- это нереально. Мне кажется, ни у кого не хватит сил и здоровья. Как бы долго женщины ни жили, не каждая сможет отработать до 63 лет. Знаю женщину, ей не хватает пенсии, но она сказала, что работать не пойдёт, так как нет здоровья. Если бы как раньше, можно было съездить на курорт или в санаторий, подлечиться, куда ни шло. А теперь… Мужчины-то наши после 60 все хуже выглядят, постаревшие. Если всем высказаться, претензии свои обозначить, то услышат нас, будет результат.
Антон. 34 года, представитель среднего бизнеса:

— Отношение отрицательное. Такое решение правительства может привести к более сильному недовольству людей, которые выйдут на улицы. Вот КПРФ хотят проводить референдум, где спокойно народ выскажет своё мнение. Конечно, надо консолидироваться, подписывать требование к власти не применять этот закон. Пытаюсь мониторить ситуацию, подписал петицию, звонил на программу. Будет ли толк?
Михаил. 35 лет, представитель сферы культуры:

— Я считаю, что большинство россиян против повышения пенсионного возраста. Люди смогут проработать до пенсии на таких рабочих местах, где сниженная нагрузка, меньше необходимо применять физических усилий и т.д. В сёлах до пенсии будет доживать минимальный процент населения. Например, моя мама получает 6901 р. плюс забайкальская надбавка 1901 р., всего 8803 рубля. У кого пенсия достигает прожиточного минимума пенсионера, тем забайкальские не доплачивают, и у них пенсия в пределах 9-15 тысяч. Сейчас умирают люди, не дожив до 50-60 лет, о какой пенсии в 63-65 лет можно говорить! Остановить принятие этого решения сможет только само правительство, народ никогда не слушали и слушать не будут. У нашего правительства есть деньги на строительство Крымского моста и помощь другим государствам, но нет денег на выплату пенсий своим людям…

Александра. 32 года, представитель сферы образования:

— Крайне отрицательно отношусь. Молодёжь останется без работы, так как рабочие места будут заняты людьми преклонного возраста.
Люди могут не дожить до пенсии ввиду подорванного здоровья.

Если оставить законопроект, ситуация может привести к бунту и революции в стране. Чтобы нас услышали нужно провести пикеты, митинги по всей России, во всех городах. Письма от организаций президенту и правительству, в прокуратуру и так далее, все средства хороши. Если бы в стране вновь открылись заводы и фабрики, сельское хозяйство поднялось бы с колен, и рабочие места были бы оснащены, как положено, и человек был бы уверен, что государство заботится о нём, то есть предоставляет бесплатное лечение, в том числе и профилактическое, и обучение. Вот только тогда можно было заговорить о повышении пенсионного возраста!

Также более 70 человек оставили своё мнение в группе газеты «Шилкинская правда» в социальной сети. Среди них на вопрос «Поддерживаете ли вы увеличение пенсионного возраста?» ответили шесть человек — «да, поддерживаю, я могу и хочу работать после 55-60 лет», 41 человек — «нет, хочется отдыхать и поправлять здоровье», 26 человек — «освободите места для молодых», один человек — «в бюджете нет средств на такое число пенсионеров».

Многие задаются ещё и другими вопросами, которые возникнут с увеличением пенсионного возраста: «Как обеспечить рабочими местами все количество трудоспособного населения?», «Какой уровень зарплаты позволит качественно наполнять казну Пенсионного фонда с увеличением предложения рабочих рук?», «Что делать с замещением в будущем многих специалистов роботизированной рабочей силой?», «Куда устроить детей дошкольного возраста, с которыми из-за дефицита мест в детсадах сейчас зачастую сидят бабушки?», «Захотят ли в таких условиях рожать работающие люди или будут поправлять демографию социально ненадёжные родители, живущие за счёт пособий, нередко лишённые родительских прав на часть детей, которых опять же опекает государство?». Над расходами Пенсионного фонда надо работать, а пока люди не видят качественный расчёт всех последствий повышения пенсионного возраста. Если он есть, надо его обнародовать для обсуждения, а не просто сравнивать нас с Европой, где выше уровень жизни. Тем более в отдельных регионах, например, в Забайкалье средняя продолжительность жизни мужчин не превышает 59 лет. На данном этапе народ говорит нет инициативе правительства. Прислушаются ли народные избранники в Думе?

Анастасия Минина. «Шилкинская правда» №51 от 26 июня 2018 г.

8 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Это антиконституционное решение, оно резко ухудшает социальное самочувствие граждан, - высказался по пенсионной "реформе" Г.А. Зюганов. - Считаем, что это недопустимо! Данное решение экономически не обосновано и не просчитано. В результате его реализации будет нарастать безработица." Секретариат КПРФ поддержал предложение об инициировании общенародного референдума с предложением о моратории на повышение пенсионного возраста до 2030 года. В ближайшее время будут созданы инициативные группы КПРФ.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ребят, вы зря объединили газеты в обзоре. Это разные страты.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если бы канализацию для всех строили, местные бы против очистных сооружений не протестовали. Просто пользуются ситуацией, чтоб свои интересы продавить. На халяву нас хлебом не корми что-то поиметь. Что бы там было в этом захолустье, если бы погранцов не было. Местные уже бы и сами разъехались. А вообще странное дело, везде очистные сооружения строят, а именно в Мангуте они почему-то не будут очищать. В Чите вон вообще даже не пытаются чистить стоки, и ничего. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кантемир мне рассказал, что заказал обряд хууубо-шанчин местной шаманке-хамниганке. Скоро погранцов будут мучать галюцинации, как чингизово войско на них идет войной. Такшто либо всю заставу по псишке спишут, либо они сами оттэдава сбегут 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да да давно пора всех пограничников переселить в Читу, а еще лучше в Москву, что им на границе себя мучить и местных жителей.И еще очистные, к сожалению, во многих местах плохо очищают.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В Мангуте сегодня 11.07 народ собирался и были с других сел.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вообще то очистка осуществляется по другому. Сначала говно сливается в отстойник - небольшое озеро, где осветляется. А затем в реку. Так во всём мире делается. Да конечно кому то придётся всё это нюхать. Ну а что делать? Плюс в том что поввшается общая минерализация окружающих земель. Картошка будет размером с кулак!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Скорее всего по документам очистные будут (сооружение не копеечное). Проверяющий этапы строительства он и принимающий. Отсюда вывод.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить