НОВОСТИ
13 ДЕКАБРЯ
11 декабря

Антинаводнение – обзор газет не про ЧС в крае

Уходящая семидневка стала неделей разрушительной воды в Забайкалье, непростым временем, которое отражалось в заполнившей сотни домов воде, слезах людей, потерявших жильё, имущество, домашних животных, новостных лентах и на газетных страницах. Сегодняшний обзор краевых СМИ – принципиально не про наводнение.

«Начинали трудно, с нуля, многое здесь пережили. В одночасье потеряли почти всё что наживали годами. Остались на уцелевшем от пожара пятачке, но не бросили, опять поднимали, строили. Здесь вся наша жизнь. Юра, который теперь здесь всем руководит, с малолетства любил работать на фазенде. Не тянуло его в школу, ему больше по душе с тракторами возиться, за животными ухаживать. Так и вырос здесь», — пишет журналист Любовь Чернюк в «Даурской нови». Этот материал – о том, что в жизни иногда приходится терять едва ли не всё, но те, кто не опускает руки и не боится работы, в итоге становятся только сильнее и учат быть сильными детей. Материал «В надёжных сыновьих руках» не только про силу, но и, конечно, про любовь. Всякую. Даже сквозь слёзы.

В надёжных сыновьих руках

— Мы с твоим отцом поднимали целину, а теперь все поля опять заросли бурьяном, превратились в залежные земли, — как-то горько посетовал давний читатель газеты «Даурская новь» Павел Капидонович Баранов, с которым можно бесконечно разговаривать о сельском хозяйстве. — Поднимали бы пары, засевали пашни, скашивали траву, скот вытаптывал бы некось, не было бы таких пожаров.

Слова его припомнились, когда недавно отправились с начальником районного отдела АПК Михаилом Нимаевым и начальником Борзинского отдела Россельхоз-центра Владимиром Михневичем на одну из стоянок, в падь Экэ-Булак. Сначала ехали по асфальту до поворота на Цаган-Олуй, потом до едва заметного спуска — по грунтовой дороге, такой пыльной, что, несмотря на жару, пришлось плотно закрывать окна. Нетронутые нынешними пожарами поля, покрытые бурьяном, сменялись островками, поросшими изумрудной свежей травой — здесь прошла огненная стихия. На сопках можно разглядеть четкие очертания пашен, заброшенных и забытых, и молодую поросль березок и сосенок, выросших из семян на погорелье.

Незаметно добрались до стоянки, фазенды, как ее назвала бывшая владелица Светлана Кан, вместе с нами приехавшая из Борзи проведать сына Юрия.

— На следующий год нашей фазенде будет уже 20 лет, — говорит Светлана. — Начинали трудно, с нуля, многое здесь пережили. В одночасье потеряли почти все, что наживали годами. Остались на уцелевшем от пожара пятачке, но не бросили, опять поднимали, строили. Здесь вся наша жизнь. Юра, который теперь здесь всем руководит, с малолетства любил работать на фазенде. Не тянуло его в школу, ему больше по душе с тракторами возиться, за животными ухаживать. Так и вырос здесь.

Светлана успевала разговаривать с гостями, расспрашивать о делах помощниц, которые уже не первый год работают на фазенде, и накрывать на стол. Наваристый мясной бульон с крахмальной картошкой, лучок, порезанный кольцами и щедро посоленный, творог, сметана и домашний хлеб — деревенский обед вприкуску со свежим ароматом луговых трав, доносящимся в открытое окно. Чай из большого закопченного чайника (наливают с одного) с молоком — вкуснее не пробовали! И разговор, неспешный, обо всем.

Не дождавшись молодого хозяина, гости отправились осматривать пашни. Юрий, взяв бразды правления в свои руки, решил в этом году распахать и засеять овсом 55 гектаров и поднять, обработать пары для посева в будущем году. Всего в собственности у него одна тысяча гектаров земли, но для развития хозяйства этого мало — нужны сенокосы, отдельные пастбища, а оформление земельных паев требует много времени, потому и занимается бумажными делами Светлана. Юрию 26 лет, сельскохозяйственного образования у него нет, и он внимательно прислушивается к советам специалистов, просто старших товарищей.

— Пока решил попробовать вырастить овес на фураж, — вывернув откуда-то из-за сопки на маленьком внедорожнике, Юрий, поздоровавшись, сразу включился в разговор. — Затрат, конечно, много, пришлось и семена закупать, и топливо дорогое, технику постоянно надо ремонтировать. Книжки по агрономии пробую изучать, но больше на практике до всего дохожу. Сеять начали, много времени затратили, чтобы отрегулировать глубину высева, что немаловажно. Норму на один квадратный метр надо тоже правильно рассчитать. Учусь понемногу, в основном, на практике.

Гудевший вдалеке трактор с сеялкой, поднимая клубы пыли, приближался к краю пашни, где его поджидал другой, с телегой, нагруженной мешками с семенами. Поставив поудобнее технику, оба тракториста — совсем молодые ребята — сноровисто запрыгнули в телегу и стали помогать сеяльщику пересыпать овес из мешков. Потом очистили лапы культиватора от сорняков, попили водички, и каждый занял свое рабочее место. Им некогда устраивать перекуры, отдыхать: весенний день — год кормит, эту истину они знают с малолетства.

— Главное, чтобы погода не подкачала и чтобы «первый блин» у сына не был комом, — с надеждой в голосе сказала Светлана. — Родится овес, приезжайте на уборку урожая.

Для сбора урожая у Юрия есть комбайн, тоже видавший виды, как и вся техника, но в рабочем состоянии. Его больше беспокоит, где недорого приобрести оборудование для обработки зерна: сушить, веять. Зерноток и хранилище он планирует сделать рядом с фазендой, где когда-то располагался полевой стан кормозаготовителей. На старой площадке еще сохранилось бетонное покрытие, и после ремонта она станет вполне пригодной для использования.

— Работы хватает, — говорит Юрий, — площадку надо очистить, выровнять, поставить навес, чтобы зерно не под открытым небом хранить. Дома для работников надо перенести в другое место, заборы все подправить.

Молодой фермер уже задумывается над тем, чтобы обновить стадо, потому как овцы у него разношерстные в прямом смысле слова: белые, коричневые, черные. Шерсть от таких овец вряд ли за хорошую цену примут в заготовительной организации. К козочкам Юрий уже запустил производителя ангорской породы и надеется, что через два поколения стадо обновится значительно. Овец придется покупать другой породы, а пока Михаил Нимаев посоветовал молодому фермеру содержать и выпасать коз отдельно от овец, чтобы не засорять шерсть козьей остью.

— Планов и задумок много, но на все нужны средства. Только посевную закончим, овец надо стричь, хочу у соседа нашего Николая Ивановича Чемусова узнать, как работают китайские стригальные машинки, стоит их покупать или нет. Еще надо найти классировщика шерсти — таких специалистов днем с огнем не сыщешь. А там и сенокос не за горами, — поделился своими заботами фермер. — Пашни, видели там, на сопках, какие? Когда-то с них хороший урожай снимали, а теперь это — залежные земли. Думаю, что обрабатывать их начнем заново, это все равно легче, чем целину поднимать. Нынче пары поднимем, документы подадим в министерство сельского хозяйства, может быть, субсидию получим. Все-таки поддержка, а то так можно весь скот извести на дизтопливо да на запасные части. Отслеживать будем конкурсы, участвовать в них, потому как гранты — это хорошее подспорье в нашем деле.

В Цаган-Олуе у Юрия семья — жена и сын, совсем еще маленький, но молодой отец верит, что его наследник тоже будет привязан к родной земле всей душой.

— Когда времени свободного немного выдается, привожу его сюда, пусть привыкает, — улыбается Юрий. — Я бы все время здесь, на фазенде, жил, но скучаю по семье, да и дом там тоже, помощь моя нужна. Езжу часто, хотя это и накладно с нынешними ценами на топливо: тридцать километров до села и обратно столько же.

К фазенде (уж будем ее так называть) не подведено электричество, потому воду из скважины приходится качать с помощью электростанции, что тоже затратно — дороговат нынче бензин. Юрий приобрел солнечные батареи, теперь в минуты короткого отдыха и вечером, управившись со всеми делами, работники могут посмотреть телевизор. Молоко, которое надаивают помощницы от 12-15 коров, они пропускают через ручной сепаратор, который, несмотря на свой зрелый возраст, еще ни разу не подводил. Обезжиренное молоко (обрат) сквашивают и варят творог. Об этом уже рассказала Светлана, которой можно только позавидовать белой завистью: свое дело она передала в надежные сыновьи руки. Еще бы государство поддержало этого, по сути, мальчишку, немного растерявшегося от свалившихся на него забот, но целеустремленного и любящего свою землю, свой край. Побольше бы нам таких молодых людей, тогда любые санкции нипочем!

Любовь Чернюк. «Даурская новь» №53 от 3 июля

«В середине учебного года мама словно с катушек съехала: стала жить с сыном покойного мужа, который моложе её в полтора раза. И её образ жизни ему пришёлся больше по нраву, чем нравоучения и желание направить на путь истинный тёти. Про девочку забыли, чаще пребывали в совместном пьяном угаре, и Алёнка стала жить у сестры её папы. А мама выбросила её напрочь из своего круговорота жизни, забыв о том, что ребёнка надо кормить, одевать-обувать, по возможности и в парк сводить на аттракционы, что тоже требует денег», — пишет Валентина Бронникова на страницах той же газеты.

О том, как семейные тайны и хитросплетения взрослых глупостей отражаются на судьбе маленькой девочки, можно

Алёнка – девчонка без будущего!

Жила-была девочка. Впрочем, почему жила-была? С ней все в порядке, Алёнка — подвижная, шустрая, нетерпеливая девчонка восьми лет от роду. Родилась она в нашем городе, в семье молодой мамы и папы, который был заметно старше своей избранницы. Встряв ненароком в наш взрослый разговор, Алёнка, капризно надув пухлые губки, тихо проговорила, словно доказывая кому-то: «Мой папа хороший».

Вопрос об отце девочки возник в ходе выяснения, кем она приходится моей давней знакомой, которую я посчитала за молодую бабушку. Но та оказалась девочке тётей, сестрой папы Алёнки. Потихонечку выяснили, что ребёнок находится в семье тёти почти полгода, и это при живой и вполне себе здоровой мамы. Причём, мамы обеспеченной, если учесть, что она давно нигде не работает, а живёт за счёт пенсии на Алёнку по потере кормильца и пособия по уходу за ребёнком. При этом ребёнок уже полгода с ней не проживает. Дочку Тамары (имена изменены по этическим соображениям, хотя душа противится этому, хочется прямо обозначить столь «заботливую» маму, чтобы об её образе жизни знали все) содержит на свою пенсию семья тёти.

Моя давняя знакомая рассказала, что брат сошелся с Тамарой, уже будучи отцом взрослого сына. Да и у неё была взрослая дочь, которую с шести лет воспитывал отец (мама её просто отдала папе, чтоб ребёнок не обременял её ни в чем). Но в жизни случается всякое, порой она сплетает не такие узлы, и удастся ли их расплести, зависит от двоих, связавших свою жизнь.

У меня, например, есть среди неблизких, но тоже знакомых, пара, которые сошлись почти на закате полноценной жизни. К тому времени все было пропило (мужчина не воспитывал детей из-за своей пагубной привычки к спиртному, у женщины пошел по наклонной умный и талантливый сын и погиб по пьянке, после отсидки в тюрьме, молодым). А свело их вместе страстное увлечение спиртным, когда порой с трудом узнавали друг друга. Но не разлучались, видимо, почуяв приближение возраста, когда при таком образе жизни некому будет подать пресловутый стакан воды.

В результате к вполне приличным прожитым по отдельности годам у них не оказалось ни детей, ни внуков. И произошло чудо: оба перестали пить. Обжились в небольшом домике, доставшемся от родственника, рьяно взялись за хозяйство, даже устроились на работу, хотя по возрасту были уже на пенсии, социальной, разумеется. Этому чуду есть, конечно же, объяснение, но я не буду его озвучивать во избежание какой бы то ни было рекламы или навязывания стереотипа. Сегодня эта пара ведет здоровый образ жизни, ранним утром их можно увидеть на променаде с палками в руках для скандинавской ходьбы. И хоть не встречают по выходным дням своих взрослых детей и внуков (уже и правнуки могли бы быть), но они смогли увидеть Свет в конце пьяного тоннеля, очнуться от похмельного угара и увидеть жизнь, пусть даже в таком усеченном варианте — без самых близких и дорогих людей.

Тамара и Виктор, родители Аленки, к сожалению, распутать сложный узел взаимоотношений, сдобренных алкоголем, не смогли, мужчина погиб при странных обстоятельствах. Супруга даже не пришла проводить отца своего ребенка в последний путь: похоронами занимались близкие родственники мужчины.

Их совместный семейный путь был не столь долгим: молодая жена периодически исчезала, потом объявлялась и пили горькую вместе — мирились. Ребенком больше занимался отец (его взрослый сын от другого брака не минул скамьи подсудимых, после тюрьмы его приютила у себя все та же тетя).

Аленке, тем временем, подошла пора идти в школу, практически не подготовленной. Но она очень старалась не отставать от ребят, после похорон отца девочкой уже вплотную стали заниматься тетя с супругом и сводный брат по отцу. Аленка с радостью сообщила мне, что первый класс закончила с медалью (тетя тут же пояснила, что медаль сувенирная, больше для поддержания духа и стремления к учебе). Но главное, что девочка с удовольствием говорит о школе, хотя заниматься ей надо очень и очень много.

Но в середине учебного года мама словно с катушек съехала: стала жить с сыном покойного мужа, который моложе её в полтора раза. И её образ жизни ему пришёлся больше по нраву, чем нравоучения и желание направить на путь истинный тёти. Про девочку забыли, чаще пребывали в совместном пьяном угаре, и Алёнка стала жить у сестры её папы. А мама выбросила её напрочь из своего круговорота жизни, забыв о том, что ребёнка надо кормить, одевать-обувать, по возможности и в парк сводить на аттракционы, что тоже требует денег.

Когда я попыталась прояснить данную ситуацию в отделе опеки и попечительства, сразу же поняла, что с ней здесь хорошо знакомы. К сожалению, мама из тех, кого сильно уже ничем не испугаешь. На заседания комиссии по делам несовершеннолетних она не является. На увещевания родственников как со стороны покойного мужа, так и своих, не реагирует. Вольная птица, ну да чего ж не летать с таким денежным подспорьем, как то, что предназначено для ребенка.

Родственники отца Аленки бьют тревогу, они волнуются за судьбу девочки, но, как мне пояснили, маму непросто лишить родительских прав (да и это крайняя мера, ведь всем известно, как дороги, пусть и пьяные родители, детям). Есть еще одна преграда в виде пенсионного возраста тети и ее супруга. Поэтому Аленка пока, скажем так, на птичьих правах у тех, кто о ней заботится от всей души. Взбредет маме в нетрезвую голову после того, как ее потревожат соответствующие органы, забрать девочку в пропитанное перегаром съемное жилье, и ведь заберет. А там хоть трава не расти. Так что же получается, Алёнка, забавная, компанейская, открытая — девочка без будущего? Ведь вычеркнула же мама одну дочь из своей жизни, нечего делать и вторую вычеркнуть…

Пока Аленка под надежной защитой тех, для кого она более родная, чем для мамы. А что будет дальше? Мы обязательно проследим за ходом этой непростой истории.

Валентина Бронникова. «Даурская новь» №54 от 6 июля

А вот материал вроде бы как про путешествие по Индии, но на самом деле – про поездку по Улётовскому району, где ещё на прошлой неделе паслись тучные стада коров и была такая жара, что какой там потоп. Но на наводнение договорились не ссылаться, поэтому просто

Репортаж из Индии

Хоть в чём-то мы приблизились к загранице. Едешь в жару по Улётам и чувствуешь — ты в Индии. Всюду священные животные — коровы. Они вольготно располагаются в самых живописных позах под тополями возле храма. Осторожно лавируют между покупателями у «Центрального», а порой, забыв, что они коровы, как стадо бизонов, сломя голову мчатся с улицы на улицу, наперерез идущему транспорту, до смерти пугая водителей. А за ними зависают в пике злющие пауты, от которых эти бизоны становятся, мягко говоря, не очень адекватны.

Не знаю, как в Индии, а наши коровы священные только снаружи. А внутри -обычные коровы. Может, священные не оставляют после себя следов, а наши, где идут там и… получается. «Дорожка» следов имеется у дверей торгового дома «Центральный». Полностью «заследили» улицу Пионерскую, где раскидистые кроны дают тень, а на крыльцо спортзала в этом районе вообще невозможно зайти — «заминировано».

Хватает следов священных животных и возле автостанции, и на углу улиц Кирова-Кооперативная. И помимо чисто эстетических неудобств (сандалии пачкаются), есть еще и характерный запах. Такое ощущение, что находишься в коровнике!

Я понимаю наших владельцев коров, скажут, мол, опять не дают заниматься сельским хозяйством. Но ведь сельское хозяйство было и до вас, но любая деревня начиналась летним утром со стада, идущего на пастбище! А гнал скот самый настоящий пастух на лошади. И оставляли корову дома только по естественным причинам: скорый отёл, и потом дня три — чтобы теленка на ноги молочком поднять. Да еще если у коровы повреждена нога.

А что случилось сейчас? Неужели приятнее наблюдать, как вашу родную животину наворачивают какой-то железякой по хребтине (сама наблюдала возле торгового комплекса у ограды)? А три погибшие под колесами транспорта коровы на трассе? Неужели не жаль их? А ведь есть села, где пастьба организована (Татаурово, Черемхово). Значит, вопрос можно решить.

Да и в Улётах частенько возле Плашкоута встречаю улётовца Ф., который на велосипеде пасет своих коров, решив проблемы таким обычным способом.

Законами (КоАП РФ и Законом Забайкальского края) предусмотрены меры административной ответственности и за безнадзорный выпас скота, и за бесхозных (без бирок и чипов коров). К чести наших надзорных органов, людей особо не трогают за эту чипизацию, которую не все потянут из-за недешевой процедуры, но совершенно очевидно, что просто выгонять скот на улицу — это уже полная безответственность.

Именно этой проблеме и было посвящено недавнее совещание в районной администрации. Присутствовали на нем и представили отдела полиции, и сельской администрации, и отдела сельского хозяйства и продовольствия района, ветнадзора.

Решено было в числе первых мероприятий нанять людей для выгона скота из центра, оплачивая им отсутствие животных в центре села.

(Представила, как, безжалостно стегая кнутом, гонят коров за село, и вспомнила картины встречи коровы из стада, когда вдруг на нашей любимице обнаруживалась кровоточащая рана от кнута, идущая через всю спину на вымя. Жалко было до слёз.). Поэтому пожалейте своих животных до того, как их искалечит не в меру рьяный выгонщик.

Вторым мероприятием запланированы рейды с целью выявления безнадзорных животных и, следовательно, их хозяев для привлечения к административной ответственности.

Ну, и обращаюсь к читателям: если вы не хотите мириться с картиной загаженности Улёт, фотографируйте корову в «лицо», с видимой биркой и номером в ухе, и передайте фото в администрацию сельского поселения для составления протокола.

А еще — подумайте о случаях гражданско-правовой ответственности, когда хозяин животного будет платить за разбитую машину (как рассказали представили отдела полиции, иски доходят до 500 тысяч рублей), либо, не дай Бог, за искалеченного ребенка, случайно попавшего под ноги обезумевшего от укусов животного.

Елена Чубенко. «Улётовские вести» №48 от 5 июля

Три самых острых вопроса про жизнь в Борзе задали журналисты главе местной администрации Николаю Яковлеву. Ставили ребром, ответы получили.

Пора внести ясность

Последнее время администрация городского поселения «Борзинское» с некоторой частью депутатского корпуса в мнениях по ведению городского хозяйства не сходится. Так тоже бывает. И если раньше хоть как-то вёлся продуктивный диалог, то сегодня из номера в номер в Борзинских СМИ публикуются негативные, необъективные высказывания в адрес администрации и главы города.

Внести ясность в ряд спорных вопросов мы попросили главу городского поселения «Борзинское» Николая Николаевича Яковлева.

Корр.: Николай Николаевич, начнём с самой, так сказать, «свежей» и актуальной темы — ремонт дорог, а точнее участка по улице Лазо. Расскажите, чем обусловлена необходимость восстановления второй проезжей части?

Н.Н.: Начнём с того, что автомобильная дорога по улице им. Лазо была спроектирована более тридцати лет назад и предусматривала две проезжие части, т.е. технический расчёт износоустойчивости полотна, безопасности дорожного движения был выполнен для двух проезжих частей, с учётом продолжительности и повторности воздействия от движущихся автомобилей. Теперь давайте представим, насколько возросла нагрузка на одну проезжую часть, начиная с 2005 года, т.е. с того момента, когда была закрыта вторая? Без сложных расчётов видно, что нагрузка увеличилась на сто процентов, соответственно, вместе с ней возросла и скорость износа дорожного покрытия, следовательно, снизился уровень безопасности движения на данном участке. Не стоит забывать о том, что за последние годы кратно возросло количество автомобилей в городе, а улица Лазо первая по интенсивности автомобильного движения в Борзе. Учитывая эти факторы, восстановление второй проезжей части необходимо и принесёт лишь положительные изменения: повышение уровня безопасности движения, разгрузка действующей проезжей части, что повысит износоустойчивость дорожного полотна. Кроме того, здесь проходят три автобусных маршрута, и, помимо ремонта самой автодороги, рассматривается вопрос об укладке тротуара, ведётся работа по обращению родителей воспитанников детского сада «Жемчужинка» о переносе автобусной остановки ближе к улице Журавлёва, в планах обустройство кармана для безопасного подъезда автобусов к остановке «Госпиталь», т.к. сегодня площадка не соответствует требованиям ПДД. Добавлю, что в этом году будет отремонтирован ещё один участок дороги по улице Лазо — левая проезжая часть от перекрёстка улицы Савватеевская до улицы Советская, вопрос с финансированием работ решён.

Корр.: Ещё один вопрос, довольно часто муссируемый в СМИ — многоквартирный дом по адресу: ул. Савватеевская,82, решён ли вопрос с государственной экспертизой?

Н.Н.: В администрацию города поступило обращение от жителей указанного многоквартирного дома с просьбой провести комплексное экспертное обследование дома на предмет аварийного состояния жилых помещений. Предварительный осмотр был проведён специалистом администрации, далее сформирована компетентная комиссия в составе представителей Министерства территориального развития Забайкальского края, Борзинской межрайонной прокуратуры, Госинспекции Забайкальского края. Вынесено заключение о том, что явных нарушений и строительного брака не обнаружено, рекомендовано провести независимую экспертизу, ранее такое же заключение вынесла межведомственная комиссия ГП «Борзинское». Получив данные акты осмотра, специалисты администрации подготовили обоснование и внесли в план-график муниципальных закупок проведение строительно-технической экспертизы по определению технического состояния дома по адресу: ул. Савватеевская, 82, т.е. здесь нужно понимать, что просто «по желанию» нельзя включить закупку в график, нужно иметь очень серьёзные основания. Второго июля состоялась процедура проведения аукциона на электронной площадке РТС Тендер. Победитель ООО «Градостроитель» из города Иркутск. Стоимость работ составит 212 тыс. 949 руб.

Корр.:И последний, но не менее важный вопрос касается автобусных остановок по улице Гурьева и Славянский проезд. В маршрут городских автобусов будет добавлена эта остановка?

Н.Н.: На самом деле, добавить остановку в маршрут легко только на бумаге, в реале это куда более сложный процесс, который включает в себя, к примеру: обустройство остановки, установку дорожных знаков, нанесение разметки, установку бордюра и т.д. В данном случае основная загвоздка в том, что дорога участка Гурьева — Славянский проезд не соответствует Требованиям к автомобильным дорогам с регулярным автобусным сообщением Федеральной дорожной службы России. Поэтому сейчас выполняется грейдирование дороги, с техникой нам очень помогла ООО УСК, фирма, выполняющая ремонт Федеральной трассы. Окончательный ответ, когда будет функционировать остановка, мы сможем дать после завершения работ и проверки Госавтоинспекцией на соответствие требованиям Федеральной дорожной службы РФ.

Марина Хайони, специалист по связям с общественностью ГП «Борзинское». «Борзя Вести» №27 от 5 июля

А по Могойтую 6 июля пронёсся ураган. «Вихрь был огромной энергии, он валил толстые деревья, а те, что оказались на его пути с крепкой корневой системой, скручивал и буквально в щепки разрывал», — пишут коллеги из района.

К слову, на неделе ветер вырвал несколько деревьев и в Краснокаменске, но в запасе – только публикация про Агинский округ, поэтому

Ураган оставил разрушения и…вопросы

Пятницу 6 июля надолго запомнят жители села Могойтуй: ураган останется в их памяти. Всего несколько минут хватило смерчу, чтобы нанести серьезные разрушения крышам домов, повалить заборы. Особенно пострадало здание Могойтуйской школы: ураганный вихрь разобрал значительную часть новой крыши.

Вихрь был огромной энергии, он валил толстые деревья, а те, что оказались на его пути с крепкой корневой системой, скручивал и буквально в щепки разрывал.

На прошедшей в понедельник планерке в районной администрации чрезвычайная ситуация в с. Могойтуй подробно обсуждалась. Присутствующим было непонятно, как могла новая крыша так серьезно пострадать. На вопрос: "Как строили?" глава района Н.В. Степанов задал не менее резонный вопрос: "А как принимали1?". Администрация района не зря задает такие вопросы, ведь финансировался капитальный ремонт кровли школы из районного бюджета за счет кредита, который все еще не выплачен в полном объеме.

Из-за событий в Могойтуе режим ЧС объявлен во всем районе, введение такого режима позволяет принимать срочные меры без лишних бумажных проволочек и электронных торгов. Так, пока готовится ПСД (проектно-сметная документация), рабочие одной из компаний Читы (было желающих таких компаний с десяток) уже приступили к работе. Время не терпит, так как существует угроза еще больших губительных последствий при осадках при раскрытой крыше. Всего восстановительные работы оцениваются в немногим более 3 млн. рублей. В пятницу к месту событий выезжал глава района Н.В. Степанов, специалист по ГО и ЧС В. Комогоров и другие. Восстановительные работы с пятницы на участке между 191-м и 192-м км дороги «Бырка — Акша» проводят наши дорожники: они устраняют размыв трассы, проводят работы по водоотведению, по подъему трассы.

По словам жителей села, похожий по силе смерч прошелся неподалеку от села примерно десять лет назад. Тогда он повалил рядком деревья и успокоился, в этот раз он зашел со стороны Ороя, прошелся по селу и потерял силу на северной стороне поселка.

А вот какое письмо нам поступило от жительницы Могойтуя В.С. Поповой:

«Ни один ураган не обходит стороной наше село. Не первый раз срывает крышу со здания школы. Кабинеты почти все уже были подготовлены родителями к новому учебному году… Сколько затрат из бюджета родителей на приобретение краски, колеров, кистей, сколько личного времени потрачено! Ведь на ремонт школы деньги не выделяются, а родителям хочется, чтобы.их дети учились в нормальных условиях. И вот результат: крышу снесло, потолки все протекли -идет, не останавливается дождь. Стены и пол залиты кашей из голубиного помета. На помощь пришли многие учителя, их мужья, ученики старших классов. На просьбу о помощи откликнулась пожарная служба села, те бойцы, кто был на отдыхе. Спасибо их начальнику И.Л. Корчагину! Пришли на помощь и пенсионеры В. Беломестное, О. Баранов, А. Попов. Также оказали помощь кочегары школы. Успели все вместе убрать, все, что могло быстро испортиться. Обращаюсь к комиссии по ЧС с просьбой ответственно отнестись к ремонту школы. Просьба сделать все качественно, найти бригаду, которая сделает ремонт не тяп-ляп, а на совесть. После предыдущего ремонта мы в школе замерзали, думали, что из-за дров, что их не хватает. Сейчас самое время посмотреть, куда уходило тепло… И куда ушли деньги, ведь затраты были немалые. Если бы ремонт школы был сделан качественно, таких последствий могло бы и не быть. Будем надеяться, что на этот раз руководство района отнесётся к ремонту более серьёзно и ответственно».

«Сельская новь» №27 от 13 июля

«Признаётся Раиса Аполлоновна, что знает, как с зятьями и невестками поладить. Говорит, что всё больше уступчивостью, покровительством, согласием со вниманием, заботливостью против жизненных невзгод лучше вооружаться. Опять же, когда мы печёмся о ком-то, то обязательно получаем воздаяние свыше. Душа, она ведь и в тяжких обстоятельствах любить должна», — и здесь тоже про любовь, Петра и Февронию Муромских, ну и про колхоз. Как всё замешать в одну историю семьи – удивительную, простую, искреннюю —

Любовь скрепила половинки…

По дороге в Урульгу всё думалось про Муромских чудотворцев Петра и Февронью, которые своей благоверностью друг другу умолили Господа разрешить им умереть в один день и после смерти не расставаться. И теперь эти святые покровительствуют всем семьям России, благословляя на супружество в любви не только, когда это легко и приятно, но в самых скорбных обстоятельствах, когда требуется усилие души. В грядущее воскресенье их день. И отзвуки романтичной, достойной подражания истории витают повсюду: и в серо-фиолетовых тучах-растрёпышах, и в жёлтых бутонах-зонтиках цветущих лилий среди мокрой от дождя зелени трав, и в ритмичном стрёкоте бухарашек-насекомых. Поспевает в лесу земляника. Не стареет в веках эталон благочестия. Встретишь ли где теперь Февроньину мудрость и мужество жить-ходить по святым заповедям добра, как у князя Петра?

Влажная деревенская дорога углубилась в улицу Новая. Заглянем в домовитую усадьбу супругов Пляскиных Герасима Николаевича и Раисы Аполлоновны. Почти 70 лет назад любовь скрепила их жизни. С тех пор они больше не половинки, а цветущее целое, которому по силам нести тяготы друг друга, разделяя между собой и минуты счастья, и горечь изломов судьбы.

Калитка отворяется. Пёс-барбос сторожит семейное гнёздышко. Потревожены лаем хозяева в простоте душевной не медлят обратиться навстречу странникам…

— А вали-ка, ты моя, к дедушке в тепляк, — женский голос покровительственно указует, куда курс держать.

«Наверное, это Раиса Аполлоновна», — притихла моя душа.

— А я пока собаку закрою. — Мирной волевой музыки её речи невозможно ослушаться.

Герасим Николаевич гостеприимно уступает дорогу в маленькую, скромно убранную избушку — не остывающее средоточие семейного тепла, простоты, отзывчивости, самых лучших человеческих истин.

Через несколько мгновений, повинуясь хозяйке, собака успокоилась. Может быть, в других обстоятельствах всё сложилось бы иначе, но сейчас… Понимая важность посещения, симпатичная, во всём ладная хранительница очага в белом платочке, завязанном спереди и уютном фланелевом халатике присела рядом со своим благоверным возле печки. Словесно открыла семейную книгу жизни.

Нынче уважаемым урульгинцам по 88 исполняется. Целых четыре восьмёрки на двоих! Всё в этом свете одухотворяется, и как прекрасно распростёртая бесконечность представляется.

— Да мы же малограмотные, да и постаревшие теперь, — прячет духовную тяжесть красивого жизненного креста бабушка Раиса.

«Вот те на! — восхитилось внутри. -В искристой синеве по-детски распахнутых женских глаз разгадка — душа-то человеческая и впрямь возраста не имеет».

— Ну, и голубоглазенькая же у Вас избранница! — обращаюсь к Герасиму Николаевичу.

— Да, хорошая она у меня очень! -нежно смотрит на своё сокровище.

— Конечно. Когда человек так улыбается и тяжесть испитых бед, и муки, терзающих тело недугов, угомоняются, и вокруг воцаряется целительный порядок.

— Так ведь и болезни-то у нас одинаковые, диабет обоих изводит, силы отнимает, спасу нет.

— Расскажите немножко, как друг друга обрели? — прошу их ответить.

— В деревне нашей родной это было. Мы оба из Усть-Талачи. В19 лет сошлись в обстановке послевоенной бедноты. В избе-читальне Герасим Николаевич на гармошке жарко играл.

Древние слова — «Всё разрушится, любовь останется» — это про них. Село Усть-Талача исчезло спица земли, но сохранилось и живёт в их семье. Течёт в жилах родовая кровь. У них пятеро детей: сыновья Виктор и Николай, дочери Нина, Тамара, Галина. Их ребята тоже давно родители. То есть у бабушки с дедушкой 10 внуков и 11 правнуков. Так что Пляскины — уже не просто род, а целый народ получается.

Там и приглядели друг дружку.

— Даже платья у меня нормального не было, так я невесткино надела и ушла к нему, — с чувством торжества признаётся Раиса Аполлоновна, -житьё: ни кровати, ни постельного белья. Приданое собирать для нас тоже не из чего. Мама Николая Феоктиста дала нам по ложке, одну кастрюлю. В ней и суп варили, если было из чего. Помоем и чай в ней же вскипятим. О недостатках в доме не волновались, всё претерпевая в надежде, что со временем обживёмся, необходимым обзаведёмся. Так нас воспитали.

— Мама Анисья умерла, — продолжает она, — когда мне 12 исполнилось. Отец больше не женился. Один шестерых детей поднимал. У меня три старших брата: Константин, Сергей, Глеб и две младших сестры: Лина и Евгения. Младшенькую у нас в дети хотели чужие люди забрать на воспитание, но отец не отдал. Решил, что справимся, сами вырастим.

Так что четыре класса окончила и за хозяйку в доме осталась. Помню, подружки в пятый класс учиться идут, а меня братья на коне домой везут стирать, еду готовить, корову доить, стайки чистить, печку топить, за младшими смотреть. Я плачу, мне тоже в школу охота, а нельзя, — утирает слёзы.

— Зато в школе домостроительства на пятёрки выучилась, женой, матерью, хозяюшкой стала, каких поискать, — жалеючи утешаю, радуюсь за неё, -и счастье в домашнем гнёздышке как приголубила, так до сих пор в силе сохранила. — А она на мужа любимого, которому тоже лиха сполна пришлось хлебнуть, так ласково глядит…

Признаётся Раиса Аполлоновна, что знает, как с зятьями и невестками поладить. Говорит, что всё больше уступчивостью, покровительством, согласием со вниманием, заботливостью против жизненных невзгод лучше вооружаться. Опять же, когда мы печёмся о ком-то, то обязательно получаем воздаяние свыше. Душа, она ведь и в тяжких обстоятельствах любить должна.

Герасиму Николаевичу 10 исполнилось, когда Великая Отечественная грянула, отца на фронт забрали. С мамой и братом Геннадием дома остались. Он с войны без ноги инвалидом домой вернулся.

С малолетства Герасим наравне со взрослыми работал. По заимкам жил. Какую скажут, такую работу и выполнял. Босиком по грязи и воде…

В колхозе свои трудодни отрабатывали за хлеб и зерно.

— Паспортов нет, — рассказывает он, -деваться некуда. На семь трудодней работу разделят по норме. Например, столько-то соток зерновых прополоть. Не сделаешь — хлеба кусок или зерно, которое ещё после этого продать надо, как получишь? Мастера строго спрашивали.

— Однако, ни работы, ни страданий не страшились, одних только бомлагов (заключённых) боялись, — рассказывают супруги. Но и это вынесли.

Разлука пришла, когда Герасима Николаевича в армию забрали на три года и четыре месяца, далеко на Курильских островах служить в зенитной артиллерии. А в семье прибавление, дочка родилась. В Урульге какое-то время в родительском доме все вместе ютились Всякое бывало.

Изменились времена, глава семьи в ПЧ устроился работать, пути железнодорожные ремонтировал. Техники не было. Все тяжести на себе, да на конях… Потихоньку из простого работяги бригадир сформировался.

— Этому дому, — показывает в окно дедушка Герасим, — скоро 60 лет. Столько мы на одном месте живём. Сам построил. С четырьмя детьми в него перекочевали, на здешней земле укоренились.

— Сейчас жизнь хорошая, пенсию вовремя дают, в магазинах всё есть, но силы уже не те, — сетует его спутница жизни, — я вот руки свои ругаю. Прямо так и говорю: «Что это вы меня слушаться перестали?!». Делать по хозяйству ничего не могу. Дети дом ремонтировали и огородом сами занимаются.

А мы, как в молодости, друг дружку поддерживаем. Дедушка рано полседьмого встает. Глядя на него, и я расшевелюсь.

— Так ведь говорят, человек полжизни во сне проводит, — подмечает Герасим Николаевич, — и лишь в остальное делает что-то хорошее. Когда спишь, разве живёшь? Время ведь не возвращается, а бодрость, она приятна.

— Спасибо за мудрость!

Елена Наконечная. «Красное знамя» №26 от 4 июля

Редактор «Нерчинской звезды» Виктория Попова уволилась с поста. Одна из причин – решение учредителя издания, администрации «Нерчинской звезды», поднять стоимость подписки на издание на 50% из-за его убыточности. Своё последнее слово теперь уже бывший редактор сказала в последней для себя колонке редактора.

Колонка редактора

Добрый день, дорогие читатели!

Сегодня я пишу эту колонку уже не в качестве редактора газеты «Нерчинская звезда», но хотела бы сказать последнее слово и поставить финальную точку на этом временном отрезке, что тесно связывал меня с вами и родной «районкой».

В должности главного редактора я работала почти 9 лет. Не буду перечислять, что за этот период сделано или сожалеть о чём-то невоплощённом. Хочется сказать одно: в наше время районная газета, к сожалению, некоторым главам муниципалитетов Забайкалья не представляет интереса. Они не видят в ней соратника, помощника, «стирается» и тот самый мостик, который выстраивает «районка» между властью и народом. В итоге, коллективы редакций живут сами по себе, каждый день заботясь о том, чтобы читатель во-время получил полноценный, интересный и качественный номер. Учредители финансируют издания по остаточному принципу, и, зачастую, редакция не получает ту финансовую поддержку, которая ей жизненно необходима. К сожалению, и «Нерчинская звезда» оказалась в числе таких вот изданий. И об этом рассказывалось на её страницах.

Не секрет, что с финансированием районных газет проблемы были всегда. Но главы муниципалитетов и главные редакторы находили общий язык и всё же выходили из трудного положения. Но только не в этот раз. Коллектив «Нерчинской звезды» делает всё возможное, чтобы сохранить газету. Мы сами зарабатываем на бумагу, краску, расходные материалы, обеспечиваем себя заработной платой и содержим огромное здание. Учредитель финансирует газету лишь на 10% от требуемого объёма. 90% денежных средств зарабатываем своими силами. Конечно же, денег в итоге не хватает. И 500 тысяч в год из районного бюджета совсем не та сумма, что нам нужна. Увеличить бы её на 300 тысяч, и всё было бы хорошо… Но, как нам объясняет учредитель — это невозможно из-за дефицитного бюджета. Единственная мера добиться стабильной работы предприятия для главы-учредителя — повышение стоимости подписки на 50%. И это как у издателя газеты, как ответственного за донесение широкому кругу читателей Нерчинского района качественной, полезной и нужной информации, у меня просто не укладывается в голове. Ведь мы ценим вас, нуждаемся в каждом подписчике и не хотим намеренно лишать читателей любимой «районки». Газета — не конвейерное производство обуви или товаров народного потребления, а живой организм — созданный людьми, вложившими в каждый номер свою душу, и нуждаемость в ней как раз измеряется показателем тиража. Поэтому, я, как редактор, не могу смириться с данным решением, и принципиально не хочу терять читателя, а потери обязательно будут. По расчётам, после повышения цены на подписку, от «Нерчинской звезды» откажутся около 30 % читателей — не каждому она будет по карману.

Данный факт — лишь одна из причин принятого мной такого решения. Есть ещё ряд оснований, но, думаю, не стоит всё озвучивать со страниц газеты. Посчитаем их «рабочими моментами». А для «Нерчинской звезды», её преданных читателей и меня начинается новый жизненный виток. И пусть он будет успешным, полон интересных идей и обдуманных, умных решений. Удачи тебе, любимая «районка»!

Виктория Попова. «Нерчинская звезда» №52 от 6 июля

На этом сегодня всё. Удачной вам недели, сил и умения преодолеть всё, что случается.

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

забайкальскому краю нужны хорошие специалисты вот сейчас должны все зафиксировать  сфотографировать и составить программу по защите нашего края  от наводнения продумать где можно строить какие дамбы нужны и где какие должны мосты дороги а то у нас дороги  порой отсыпаны высоко а внизу дома и куда воде деться конечно к домам участкам нужны профессионалы и хорошее качество строительства людям тоже нужно думать где строить дома дачи чтобы обезопасить себя