НОВОСТИ
14 АВГУСТА
13 августа

Худшие города России нашлись в Забайкалье — обзор событий недели

В первую неделю августа тема наводнения наконец-то ушла на второй план. Лучше не стало.

Двое заключённых забайкальской колонии №5 обвинили охранников в избиении после поражения России от Хорватии в ¼ финала Чемпионата мира. По их словам, пьяные и рассерженные сотрудники ФСИН также применили электрошокер и слезоточивый газ. Следователи, прокуратура и краевой УФСИН начали проверку, но неофициальные источники в органах говорят, что заключённые могли устроить провокацию на фоне нашумевшей истории с пытками в ярославской колонии.

Дарасунский рудник, где на прошлой неделе голодали шахтёры, с 1 августа приостановил работу. Его руководитель признался, что работать предприятию бессмысленно, даже если появятся деньги на зарплаты — единственная шахта затоплена, а для нормальной работы руднику нужны многомиллиардные инвестиции на обновление.

Запрет на продажу алкоголя после 20.00 перестал действовать с 31 июля. Покупатели быстро перекочевали за спиртным в супермаркеты.

Владимир Лоскутников. Фото: Tomsk.kp.ru

Владимир Лоскутников, с февраля 2018-го исполнявший обязанности вместо арестованного министра сельского хозяйства Михаила Кузьминова, наконец полноправно вошёл в правительство Забайкальского края. Почему Лоскутникова полгода продержали с приставкой и. о., никто традиционно не объяснил — видимо, никто другой так и не согласился.

Президент Владимир Путин подписал первый из череды одиозных законов, представленных под шумок Чемпионата мира по футболу — о повышении налога на добавленную стоимость (НДС) с 1 января 2019 года.

Борзя признана худшим городом России. Другие Забайкальские города Балей, Хилок и Петровск-Забайкальский также попали в десятку аутсайдеров. Чита — предпоследняя среди крупных городов по созданию комфортных условий для жителей.

Андрей Козлов: Тараканы общественного мнения

Федеральный сайт «Росбалт» на неделе дал оценку работе властей Забайкальского края в наводнение. «Людей ещё топит, а власти мечутся шагами бешеного таракана. Сейчас идёт „разбор полётов“, выясняют, чьё имущество пострадало и кто за него отвечает. Допустим, где-то сель сошёл на трассу, и начинают выяснять: чья трасса, кому деньги перечислять и где деньги взять. А денег в бюджете нет, и федеральное правительство их не особо выделяет. Многим пострадавшим жителям не выплачивают компенсации, те обращаются в суды. Но средствам массовой информации писать об этом запретили», — об этом «Росбалту» говорит общественник Стас Захаров. Также он сообщил заинтересованным федеральным журналистам, что журналисты местные боятся ФСБ — куда уж в нашей стране общественникам без вездесущей кровавой гэбни.

В цитатах Захарова из заметки «Росбалта» всё не так, но мне даже лень разбирать этот набор фраз на запчасти. Хватит темы про то, что журналистам что-то там запретили писать — я сам иногда думаю, что стоило бы сузить границы, ну а пока журналисты в Забайкальском крае пишут всё, что им хочется. Стасу Захарову это неизвестно, потому что он такой же журналист, как я общественник — каждый из нас имеет представление об этой работе, но как это работает — представляет весьма смутно. Впрочем, всё это не важно — главное, дать негативную оценку, это, собственно, почти единственный критерий, по которому некоторые федеральные СМИ отбирают информационные поводы, связанные с Забайкальским краем и достойные федеральных лент.

Фото: Andrey Zinchenko

Наводнение, вообще-то, вымыло на поверхность очень многое. Дача мэра Читы Анатолия Михалёва, который якобы пытался её обсыпать дамбой силами ДМРСУ, рассказывает нам о методах политической борьбы в Забайкальском крае и о беспринципности некоторых людей в СМИ. Готовность Натальи Ждановой летать на вертолётах над затопленными районами говорит о том, что, с одной стороны, губернатор очень хочет, чтобы всё было хорошо, но с другой показывает, что в такой ситуации она никогда не оказывалась и не очень чётко понимала, что именно надо делать. Ну а общественник Стас Захаров демонстрирует бесплодность попыток мешать общественную работу с политикой.

Всем нам, кажется, пора определиться, кто мы есть. Если уж ты работаешь губернатором, то надо научиться принимать критику в СМИ — это нормально. Если ты журналист — не надо страдать по поводу того, что пока ты пишешь сюжеты, другие спасают людей — сюжеты и тексты нужны не меньше, чем готовые лезть в пекло спасатели. Ну и если ты спасаешь людей и занимаешься революциями — не надо пытаться выставить себя одним разом пророком, журналистом, общественником и волонтёром. Это так же комично, как попытки губернатора создать свой положительный образ в СМИ. Бывают, конечно, Ленины, но это точно не тот случай.

Юлия Скорнякова: Сельское хозяйство — не для молодых

Новый министр сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края Владимир Лоскутников, которого мариновали в замах с 2013 года, до министерского кресла дошёл от места за рулём трактора. Можно сколько угодно говорить о том, что это назначение Натальи Ждановой говорит скорее о кадровой безысходности: будь на то её воля, Лоскутников стал бы министром в марте после ареста экс-министра Михаила Кузьминова, а то и года на 2 пораньше, но в крае сегодня не хватает не только министров.

Все, кто сколько-нибудь понимает в сельском хозяйстве и в управлении, родились в 50–60-х годах. В отрасли потерялся целый пласт молодых работников 80–90 годов рождения: взрослея, на уничтоженные пашни и дойку немногих оставшихся в деревнях коров большинство из них смотрели в последнюю очередь. Ещё меньше связывали с этим будущее.

Это значит, что если сейчас не умудриться и не завести в отрасль молодёжь, то лет через 10 главе региона придётся законодательно запретить выход на пенсии, чтобы сохранить министерство.

Роман Шадрин: На память

В Чите, вероятно, появится новый памятник. Такой будет благодарность для всех, кто вкладывал труд, силы, время, душу в развитие Читинского машиностроительного завода — одного из крупнейших предприятий Забайкалья, оказавшего колоссальное влияние на развитие Читы и Читинской области во второй половине XX века. Сегодня это единственный способ оставить читинцам память о машзаводе, который де-юре всё ещё существует, а де-факто развалился ещё в девяностых — назвать полноценной работой то, что происходило с заводом в нулевых и десятых, язык не поворачивается. Такая память, безусловно, нужна, трудовые подвиги машиностроителей этого достойны, да и сам факт планомерного, поступательного убийства ЧМЗ тоже не должен быть забыт. Есть даже предложение увековечить имена людей, напрямую ответственных за это. Оно появилось в комментариях под новостью.

Пока вопрос об установке памятника машиностроителям находится на рассмотрении в мэрии, и ещё неизвестно, установят ли его вообще. Но каждый раз, покупая в новом, красивом супермаркете очередную палку колбасы, помните о том, что ещё недавно на этом самом месте производили оборудование для Асуанской плотины в Египте, Пхелайского металлургического комбината в Индии, для Иркутской, Братской, Красноярской, Саяно-Шушенской ГЭС, Норильского ГОКа, БАМа, подводных лодок. Производили бы и сегодня, если бы страну не расколбасило.

2 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Слова "губернатор", "журналист", я еще как-то могу понять. Вообще что они значат. А, вот слово - "общественник" - это что такое? Ну, хоть убейте меня я не могу понять этого слова. Это профессия такая? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Общественник-Человек, который активно участвует в общественной жизни, занимается общественной работой. Активный о. 

На более  понятный перевести, то получается - человек не любящий трудится,но  привыкший привлекать к себе внимание. Амбициозный человек, на самом деле пассивный трудоголик. В советское время их как то более понятно называли, например  тунеядцами, "свободными художниками"-хотя к  живописи они не имели никакого отношения