НОВОСТИ
20 СЕНТЯБРЯ
18 сентября

Могила педофилов-гастарбайтеров — обзор газет Забайкалья

Отдел расследования газеты «Вечорка» обнаружил в Нерчинском районе Забайкальского края могилу, в которой, предположительно, были захоронены жители Узбекистана. Они во время ремонта в местной школе совершали действия сексуального характера в отношении трёх первоклассников. Родители детей устроили им самосуд.

«Узбеки лично мне признались в насилии над детьми. Я им сказал, что они всего лишь попросят прощения у родственников и всё. Километрах в пяти от села (на самом деле меньше двух — редакция «Вечорки») мы выгрузили их из багажника. Смотрю — там мощный трактор стоит. Узбеки упали на колени и стали молить о пощаде. Родственники били их ногами, потом сели в машину и уехали. Я думал всё, хватит с них. Но тут услышал голос за спиной: «Отойди». Потом раздались выстрелы. Это Дэн из карабина их расстрелял», —

Молчание властей

Жители Нерчинского района приговорили педофилов-гастарбайтеров к смерти

… приговор приведён в исполнение. В течение десяти месяцев власти замалчивали это двойное преступление. Отделу расследований «Вечорки» по крупицам удалось сложить кровавый пазл. Но обо всём по порядку.

— Ты где там пропал, иди сюда, смотри, что я нашёл.

Олег Тополев стоял на краю свежевырытой ямы в живописном берёзовом лесу, километрах в тридцати от Нерчинска. Вокруг неё валялись одноразовые перчатки, окурки и пустые сигаретные пачки, а также бутылки из-под воды.

— Вот свиньи, такую красоту загадили, — ахнул подошедший Владимир Кантемир.

— Нее, тут что-то серьёзное раскапывали, видимо, скотомогильник.

— Вон нога лошадиная валяется, это я тебе как археолог говорю, — со знанием дела молвил Тополев.

Сцена, описанная выше, произошла на прошлой неделе в Нерчинском районе, где работала мобильная редакция «Вечорки». Её сотрудники тут же решили разузнать подробности своей неприятной находки у жителей близлежащего села.

— Какие на…й кони, это педофилов из Узбекистана тут позавчера раскопали. Их наши завалили прошлой осенью, только сейчас нашли, — слова местного забулдыги, мягко выражаясь, заставили журналистов забыть об усталости трёхдневной командировки.

Как так? Кто? Зачем? — ответы на эти вопросы надо было найти в ближайшее время.

— Дэн и Бацилла, они убивали. Первый сидит, второго в Нерчинске найдёте, его выпустили, — помог чем мог деревенский собеседник.

Версия Бациллы

Найти человека по прозвищу Бацилла в Нерчинске не составило труда. Спасли источники в криминальных кругах района — постоянные читатели, а порой и герои рубрики «Декриминализация».

Этот человек не стал отрицать свою причастность к преступлению, но отметил при этом, что является лишь свидетелем расправы над узбеками. Тому, что он поведал, верить не хочется. Однако его рассказ получил косвенное и прямое подтверждение при дальнейшем расследовании этой страшной трагедии. И мы сейчас не совсем об убийстве узбеков.

— Тут какая история вышла. 11 октября 2017 года мне позвонил знакомый, Дэном его звать. Он работал неофициальным горным мастером на прииске у Забелина Владимира Анатольевича (бывший сити-менеджер Читы). Он сказал, что у них в селе два педераста из Узбекистана надругались над семилетними мальчиками-первоклассниками. Один из мальчиков — его племяш. Спросил, могу ли я ему помочь.

— А кто такие? — спросил я у него.

— Школу у нас ремонтировали, — ответил он.

Дальше Бацилла рассказал, как той же ночью позвонил главе администрации Нерчинского района Роману Сенотрусову, который признался, что знал о произошедшем.

— Я спрашиваю, слышал ли он о ситуации по детям в селе N, говорит — да. Я спрашиваю, почему мер никаких не приняли, он молчит. А потом говорит: «Андрей, чем я могу помочь?»

— Мне нужно найти этих нерусских, срочно.

— Я дам тебе телефон Ораевой (Наталья Ораева — начальник районного управления образования — ред).

Я ей позвонил, подъехал, она выходит, садится в машину. Она тоже сказала, что слышала: «Я звонила в прокуратуру, мне там ответили, мол, заявления нет, мы работать не будем, будут заявления — будем работать».

В конце концов чиновница в полночь дала представителю криминалитета Бацилле, по его словам, контактные номера руководителей организации, ремонтировавшей школу в селе, где надругались над детьми.

Молчание властей

Отвлечёмся ненадолго от повествования Бациллы. Получается, что о факте домогательства или даже изнасилования трёх первоклассников— именно столько детей числятся пострадавшими, в настоящее время следствие устанавливает, что там было на самом деле — знали глава района, начальник управления образования.

Знали в прокуратуре, которая не отреагировала должным образом, ими теперь тоже занимаются соответствующие органы.

По имеющейся информации, об этом знал бывший сити-менеджер, а ныне местный золотой барон Владимир Забелин.

Знал и главный единоросс Забайкалья Сергей Михайлов — оба уроженцы тех мест, оба принадлежат к так называемой районной элите, где все и всё знают. Однако никто не стал в октябре прошлого года по горячим следам расследовать преступление, совершённое узбеками в отношении детишек. Результатом этой халатности стала смерть гастарбайтеров — гнев родственников покарал преступников раньше государственной Фемиды. По имеющейся информации, убийцы узбеков рыли братскую могилу не лопатами, а использовали для этого трактор, принадлежащий артели Владимира Забелина, но об этом ниже.

Последний намаз гастарбайтеров

«Оперативники» бандитов зачастую работают, простите за тавтологию, оперативней своих «коллег» из МВД. Вот и в те октябрьские дни 2017 года по братковским каналам удалось быстро вычислить узбеков. Их фамилии — Рахимов и Исломов. Лукавым путём им назначили встречу, пообещав заплатить за проделанную ранее работу, там их схватили, отвезли на одну из читинских баз и, пока за ними ехали нерчинские мстители, безбожно били.

Вот как вспоминает события того дня, 12 октября, их непосредственный участник Бацилла:

— В Чите нас встретили. Мы на семёрке BMW, нас встретили на BMW Х5 на Магистральной. Завозят нас на базу. Там вагончик, вижу — двое нерусских. Избитые. А братва опять начала их избивать. Я говорю: «Хорош, всё. Это люди наши, мы их забираем». В багажнике мы их провезли до Нерчинского района, это отдельная история, как мы пост Чернышевский объезжали. Там нас ждали родители детишек. Уехали в лес. Узбеки лично мне признались в насилии над детьми. Я им сказал, что они всего лишь попросят прощения у родственников и всё. Километрах в пяти от села (на самом деле меньше двух — ред.) мы выгрузили их из багажника. Смотрю — там мощный трактор стоит. Узбеки упали на колени и стали молить о пощаде. Родственники били их ногами, потом сели в машину и уехали. Я думал всё, хватит с них. Но тут услышал голос за спиной: «Отойди». Потом раздались выстрелы. Это Дэн из карабина их расстрелял.

Я стою в шоке, я вообще не ожидал такой ситуации. Затем на том тракторе Забелина он выкопал могилу, мы их запаковали в мешки из-под цемента, бросили в яму и засыпали землёй. После этого я уехал, — рассказал Бацилла.

Версия следствия

На прошлой неделе, когда сотрудники мобильной редакции вели в Нерчинском районе собственное расследование, пресс-служба СУ СКР по Забайкалью распространила пресс-релиз, судя по содержанию которого узбеков убили в ходе ссоры. О сексуальном насилии над детьми ни слова.

«Следователи-криминалисты следственного управления СКР по Забайкальскому краю совместно с сотрудниками управления уголовного розыска регионального УМВД раскрыли убийство двух граждан Узбекистана, совершённое в октябре 2017 года. Обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц) предъявлено 34-летнему жителю одного из сел Нерчинского района. Работа по раскрытию этого особо тяжкого преступления началась с мая этого года, когда в правоохранительные органы обратился гражданин Узбекистана, заявивший о пропаже в городе Чите двух своих земляков. По сообщению о внезапном исчезновении двух человек было незамедлительно возбуждено уголовное дело. Выяснилось, что в октябре прошлого года мужчины ушли на встречу, с которой не вернулись. В ходе совместной работы с полицейскими следователи выяснили, что к убийству мужчин может иметь причастность житель Нерчинского района 1984 года рождения. При первом же допросе мужчина признался, что в ходе конфликта убил потерпевших из охотничьего ружья, а тела закопал для сокрытия следов совершенного преступления. При проведении проверки показаний следователи обнаружили тела убитых мужчин в месте, которое указал обвиняемый. Расследование уголовного дела продолжается», — сообщил СУСК.

По информации неофициальных источников «Вечорки» в правоохранительных органах, получившей подтверждение из уст родственников трёх пострадавших первоклассников, в настоящее время с детишками работают профессиональные психологи.

— Эти ублюдки узбеки получили аванс, купили сладостей и «прикормили» детишек. Ходили вместе с ними в туалет, гладили их, заставляли себя гладить, в общем развращали их там, — сообщили те же источники.

Убийцы или герои

Дэна и Бациллу взяли 5 июня. Брали в центре Нерчинска красиво, по-киношному — в масках и с автоматами. Так красиво, что семилетняя дочь второго, присутствовавшая при этом, до сих пор заикается. Сначала обоим вменили ч. 2 ст. 105 УК РФ (двойное убийство). Бацилле через 50 суток отсидки в СИЗО переквалифицировали на ст. 316 того же Кодекса — видел всё, но не доложил вовремя — и отпустили домой под подписку.

На их след вышли после того, как друзья убитых узбеков затерроризировали власти своей страны, а те уже обратились к российским коллегам, которые и возбудили дело об исчезновение южных гостей. Про возбуждение дела о насилии гастарбайтеров над забайкальским детишками пока же ничего не сообщается.

Жить нужно по закону, это бесспорно. Неправы в этой ситуации чиновники, перечисленные выше, которые проявили преступную халатность по поводу одного преступления, что вылилось в преступление другое. Зачем мы содержим эту армаду дармоедов, которые в буквальном смысле перепоручили свою работу представителям криминала? Ну а эти братья лихие сделали все по-своему, что и завершилось двойной трагедией.

Хотелось бы написать, что неправы в данной ситуации родственники искалеченных детишек, свершившие самосуд, за что их теперь тоже привлекают к ответственности. Но… западает клавиатура, да и чернила в ручке кончились.

«Вечорка» продолжает расследовать это страшное дело.

P.S. В распоряжении редакции есть имена всех детей, их родителей, название села, полные имена непосредственных ликвидаторов узбеков. Закон запрещает нам их называть, а мы следуем букве закона.

Вот только не дай бог любому из нас оказаться на месте родителей этих детишек — чей закон мы бы тогда соблюли? Ждём ваших писем с ответами на этот риторический вопрос

Отдел расследований. «Вечорка» №34 от 22 августа.

«Вечорка» проанализировала, заслуженно или нет Борзя попала в рейтинг худших городов России, и пришла к выводу, что лучшим городом Забайкальского края является Маньчжурия.

«Борзинский мясокомбинат, чья продукция в советское время была гордостью всего Забайкалья, также стоит заброшенный. Сегодня мало кто помнит, но на этом мясокомбинате выпускали самую лучшую в Советском Союзе колбасу. Она попадала на столы партийной элиты и в самые престижные московские магазины и рестораны. В самой Читинской области эту колбасу купить было невозможно, только если сильно повезёт, её можно было приобрести после многочасового стояния в очереди в «Елисеевском» или в ГУМе, —

Борзя – худший город России?

В начале августа был опубликован рейтинг крупных и малых российских городов «Индекс качества городов», который был составлен сайтом «Дом.рф» при поддержке Минстроя России и конструкторского бюро Strelka.

Согласно ему, худшим городом России среди малых городов стала забайкальская Борзя, которой эксперты присудили всего по одному баллу из 10 возможных в шести категориях, таких как жильё, уличная инфраструктура, озеленение и водное пространство, социально-досуговая инфраструктура, общественно деловая инфраструктура и общегородское пространство. В итоге Борзя получила всего 89 баллов из 300 возможных. Забайкальский город немного уступил Томмоту из Якутии и Усть-Куту из Приангарья. В топ-10 худших городов России также попали такие забайкальские города, как Петровск-Забайкальский, Балей и Хилок.

Вообще при подготовке рейтинга эксперты оценили 1086 российских городов, при этом их сравнивали между собой в отдельных группах, сформированных по климатическим условиям и численности населения. Эксперты использовали данные федеральных служб статистики, спутников, МВД и фото из соцсетей.

«Китаю триппером грозя, стоит красавица Борзя!»

Почему-то именно это двустишие приходит на ум многим, когда начинаешь спрашивать про Борзю. И вроде уже давно укротили это заболевание, которое раньше «цвело красным цветом» в данном населённом пункте, но поди ж ты — стишок прямо-таки оказался бессмертным.

Мне почему-то всегда казалось, что статус города Борзе как-то поторопились присвоить. Нет, население, по его количеству, наверняка соответствует. Вот только… Ощущение не города, а просто большой деревни. Но и называть Борзю худшей я бы, наверное, так не торопилась.

Ну, здравствуй, Борзя!

Если ехать со стороны Забайкальска, то понимание того, что подъезжаешь к данному населённому пункту, связано с тем, что на горизонте показывается Борзинский элеватор, который, кстати сказать, в данное время не работает. По плавной дуге пересекаешь мост над железной дорогой Нарын — Лугокан, которую строили-строили, дважды торжественно открывали, а запустили ли — вот это вопрос. И вот она, Борзя. Зимой её окутывает дымом от топящихся печей, и когда выходишь из машины, то даже трудно дышать. А летом… Да, бог с ним, с летом. Центральная улица. На самом деле это не улица Карла Маркса, как многие считают, но именно по ней проходит федеральная трасса и именно вдоль неё расположены самые крупные магазины, торговые центры и даже центры косметической медицины. Именно здесь самый лучший на весь город асфальт — статус дороги обязывает. Но стоит вам съехать на другую улицу — и пиши пропало. Ямы и колдобины, от которых виртуозно научились уворачиваться местные жители, ведя свой автотранспорт в большинстве случаев рядом с разбитыми асфальтовыми дорогами. Старые пятиэтажки — таких на просторах нашей необъятной Родины миллионы, есть они и в первопрестольной. Обшарпанные двухэтажки. Замерзающие новостройки, один дом для ветеранов чего стоил в своё время.

То и дело натыкаешься на заброшенные и полуразрушенные здания. Это не только наследие военных, коих здесь раньше было великое множество. Кто-то даже говорит, что во времена СССР только благодаря присутствию в Борзе воинских частей город и существовал, не будь их — была бы Борзя деревня деревней.

Борзинский мясокомбинат, чья продукция в советское время была гордостью всего Забайкалья, также стоит заброшенный. Сегодня мало кто помнит, но на этом мясокомбинате выпускали самую лучшую в Советском Союзе колбасу. Она попадала на столы партийной элиты и в самые престижные московские магазины и рестораны. В самой Читинской области эту колбасу купить было невозможно, только если сильно повезёт, её можно было приобрести после многочасового стояния в очереди в «Елисеевском» или в ГУМе.

— Вы слышали про теорию разбитых окон? — огорошил меня как-то в очередной мой приезд в Борзю один знакомый. — Оглянитесь. Нельзя, чтоб на улицах было столько разрушенных зданий. Это влияет на психику людей… Если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна. А мелкие правонарушения рождают более крупные. Вот как-то так, — вздыхал мой собеседник.

Борзинское гетто

Иначе микрорайон, который в народе прозвали «Барнаул», и не назовёшь. Раньше здесь жили военные. И как везде, пока территория принадлежала военведу, здесь было чистенько и аккуратно. Но стоило в период 90-х им уйти и передать здания в ведомство местных властей…

Освободившиеся квартиры стали выделять горожанам. Как обычно бывает в таких случаях, в число новосёлов попали не только молодые семьи и очередники, но и те, кто был выселен из дома за неоплаченные коммунальные услуги. Надо ли говорить, что последних в нашем списке оказалось больше, и данный факт стал приговором для некогда прекрасного жилого массива.

Да здравствует АУЕ!

Становится страшно, когда обычная говорильня, которая кажется абстрактной, вдруг обретает весьма реальные границы. Именно Борзя периодически ещё недавно мелькала в сводках о самоубийствах молодёжи и стычках её с полицией. Недаром именно сюда направили свои стопы представители из Mockbui когда приехали в Забайкальский край, чтобы разобраться с вопросом этого молодёжного явления

Не они одни…

— Обидно, — делится со мной одна из жительниц Борзи. — Знаешь, так обидно было читать это рейтинг. Мне даже обсуждать его не хочется, если честно. Это мой город. Я здесь выросла, я здесь живу. Да, я каждый день прохожу по эти улицам. У нас же зелененький, аккуратный городок, которому надо к самом деле не так много, чтобы расцвёл…

Казалось бы, вот он, рейтинг. Что еще может быть непонятно? И снова «но». Как многих этих «но»! Можно безудержно линчевать Борзю, но посмотрите вокруг. Сколько таких же дышащих на ладан провинциальных городков! Покажите мне в Забайкальском крае хоть од населённый пункт, который мог бы войти в первую десятку городов, комфортных для проживания. А сколько таких вы найдете вообще в России?

Недаром забайкальцы горько шутят, что лучший город в Забайкальском крае — это Маньчжурия…

Лидия Яковлева. «Вечорка» №34 от 22 августа.

Обо всех страстях, которые развернулись вокруг строительства полигона твёрдых бытовых отходов в посёлке Атамановка, рассказала «Экстра».

«Позиция жителей оказалась крепка и принципиальна: полигону в Атамановке не быть! Причём озвучивать эту позицию участники встречи принялись буквально с первых минут выступления оратора, не стесняясь перебивать выступающего и переходить на личности. Один из наиболее активных противников строительства обвинил представителей Минприроды в геноциде, непрофессионализме, пропаганде «свалки и убийства людей». Другие присутствующие, не одобряя «культурного» поведения самого активиста, разделяли его радикальную позицию по отношению к полигону», —

.

Мусорные страсти

В посёлке Атамановка вновь кипят страсти вокруг предполагаемого полигона под твёрдые бытовые отходы. Вопрос строительства мусоросортировочного комплекса, казалось бы, закрытый решением суда, вновь поднимают краевые власти. Экологи из министерства природных ресурсов в очередной раз попытались убедить местное население в необходимости и безопасности будущего полигона, но натолкнулись на отчаянное сопротивление, переходящее в откровенный бунт.

История вопроса

Недовольство со стороны населения Атамановки строительством полигона ТБО в окрестностях их посёлка стало приобретать массовый характер в январе прошлого года. Люди тогда назвали подобную инициативу властей «откровенным саботажем и геноцидом собственного народа». После этого заявления жители посёлка с завидной периодичностью стали организовывать пикеты и митинги против возведения мусорного гиганта. Шуму было много, организовывались собрания и встречи, вопрос пытались обсуждать, но в итоге атамановцам вроде бы удалось отстоять свой посёлок, и жаркие споры приутихли. Впрочем, проблему с мусором, стоящую в крае очень остро, решить так до сих пор так и не удалось. В частности, в той же Атамановке люди массово страдают от расположенной там свалки, которая отравляет и воду, и воздух, и жизнь местным жителям.

Решить мусорную проблему призван Федеральный закон, подписанный президентом в конце 2017 года. В силу он вступает с 1 января 2019-го. Согласно ему, с нового года мусор во всей России должен свозиться исключительно на оборудованные полигоны, проходить там сортировку и утилизироваться в соответствии с нормами по охране окружающей среды. Заниматься этим должен единый на весь регион оператор, а размещать такой современный полигон должно только в месте, занесённом в соответствующий федеральный реестр, как пригодном для этих целей. И вот здесь мы возвращаемся в Атамановку, поскольку именно там, в этом посёлке, закреплено место для полигона в этом федеральном реестре. Сделано это было заблаговременно, ещё в 2014 году. Других вариантов поблизости в реестре нет, так что нет и выбора у тех, кому предписано этот полигон построить и ввести в эксплуатацию.

И вот, в последние месяцы снова зашевелились краевые власти в попытке урегулировать отношения с местными жителями и построить-таки злосчастный мусоросборник. Люди урегулироваться не пожелали и снова выступили единым фронтом против строительства.

Экологический десант

Одна из таких провальных попыток состоялась в здании Атамановской районной поликлиники 15 августа 2018 года. Была организована встреча представителей министерства природных ресурсов забайкальского края и инициативной группы, представляющей интересы жителей посёлка. Главный государственный инспектор Забайкальского края в области охраны окружающей среды Елена Филиппова выступила перед собравшимися в надежде убедить их в безопасности предполагаемого полигона, а также напомнить о его необходимости. По её словам, строительство позволит улучшить, а то и вовсе свести на нет катастрофическую ситуацию со свалками в районе. Для начала — предполагается построить не просто полигон для хранения ТБО, а целый комплекс, который позволит сортировать мусор и отправлять его на переработку. А оставшиеся отходы прессовать в плотные брикеты и складывать в специальный котлован, дно которого накрыто изолирующим материалом.

Слои же спрессованного мусора собираются перекладывать всё тем же материалом, а затем засыпать слоем дёрна. Она пообещала, что после окончания работы полигона за два — три года сверху вырастет целая роща или парк, и «никто даже не вспомнит, что тут хранится мусор». Свои слова Елена Владимировна иллюстрировала видеороликом и презентацией с изображением конструкции полигона. Кроме того, она сообщила, что этот проект обеспечит местных жителей рабочими местами и предложила членам инициативной группы принять участие в разработке проекта полигона, чтобы иметь возможность контролировать процесс и убедиться в том, что всё происходящее будет соответствовать нормам экологической безопасности.

«Мы вас не звали!»

Однако все усилия её были тщетны, позиция жителей оказалась крепка и принципиальна: полигону в Атамановке не быть!

Причём озвучивать эту позицию участники встречи принялись буквально с первых минут выступления оратора, не стесняясь перебивать выступающего и переходить на личности. Один из наиболее активных противников строительства обвинил представителей Минприроды в геноциде, непрофессионализме, пропаганде «свалки и убийства людей». Другие присутствующие, не одобряя «культурного» поведения самого активиста, разделяли его радикальную позицию по отношению к полигону. Расчёт делегатов от правительства края на визуальное подкрепление — видеоролик и красивые картинки — тоже себя не оправдал. Выяснилось, что почти всё из представленного атамановцы уже видели и их убеждения это никоим образом не поколебало.

Не нужны нам ваши мультики, — то и дело слышалось из зала, — видели мы их, они не заставят разрешить завалить нас мусором!

Очень быстро происходящее, по меткому выражению кого-то из участников спора, стало напоминать балаган. Никто не слушал заготовленных речей, аргументы адвокатов полигона разбивались о железобетонную уверенность местных жителей в том, что полигон окончательно похоронит их родной посёлок под грудами отходов, а их самих заставит «переехать прямо на кладбище».

Страсти всё больше накалялись, в какой-то момент, чувствуя, что их загоняют в угол, терпение потеряли и сами экологи. Переходы на личности стали обоюдными, в ход пошли оскорбления. Диалога не получалось. Немногочисленные попытки некоторых участников сбора выяснить интересующие лично их подробности конструкции полигона или планов властей на уже существующую свалку, тонули в выкриках возмущённой общественности. Кое-кто стал обвинять своих соратников по борьбе в «предательстве» и «попытках торговаться с врагом», что спровоцировало новый виток ссоры, теперь уже среди инициативной группы. Но все внутренние разлады не отменяли того, что в основном вопросе — быть или не быть мусоросборочному комплексу в Атамановке — все почти единодушно стояли насмерть. Разумеется, не быть, других вариантов не дано.

В конце концов, от раззадоренных перепалкой экологов прозвучала весьма интересная фраза.

— Вы поймите, никого не волнует, как вы живёте, — сказала сотрудница министерства, — у нас есть контрольные сроки, в которые надо начать работу над строительством.

Договорить ей не дали. Выбранная формулировка добавила жару в костёр спора. Ведь слова прозвучали так, словно мнение местных жителей не имеет никакого значения, и строительство будет начато в установленные сроки в любом случае. Это, разумеется, вызвало очередную волну возмущения, и к раздражённым и обвиняющим выкрикам из зала присоединились и те, кто до этого сидел молча. Разобрать что-либо в творящемся скандале стало просто невозможно. Ясно было одно — атамановцы твёрдо намерены не допустить захоронения ТБО в своём посёлке. Посчитав, видимо, что они сделали, всё, что могли, экологи молча покинули поле боя. Разошлись, всё ещё кипя от возмущения, и жители. Собрание было окончено.

Очевидно, к сожалению, что ни к какому конструктивному решению стороны не пришли, просто в очередной раз потрепали друг другу нервы. Каждый остался при своём. У забайкальского правительства нет другой альтернативы, кроме как строить комплекс в Атамановке, так как федеральный реестр допускает строить только там, а жители Атамановки категорически настроены этого не допустить. Нашла, как говорится, коса на камень. Решения, устраивающего обе стороны, попросту нет, а к компромиссу никто не готов. Да и неясно, возможен ли он в этой ситуации.

Кто же победит в этом противостоянии, и как это отразится на нас с вами, дорогие забайкальцы, покажет время. «Экстра» будет следить за происходящим и держать вас в курсе событий.

Алеся Малинина. «Экстра» №34 от 22 августа.


Председатель общественной организации «Союз народов Таджикистана» с непростым именем Абдугаффор Рахимов рассказал «Азии-экспресс» как в Забайкалье отмечают Курбан-байрам.

«При праздновании Курбан-байрама мусульманам следует совершить полное омовение и надеть праздничную одежду. В мечети совершается праздничная молитва, разъясняется происхождение хаджа и значение обряда жертвоприношения. Животному должно быть не менее года, оно должно быть здорово и не иметь никаких недостатков. Если позволяют средства, то желательно принести в жертву одну овцу или козу за человека или корову (верблюда) — не более чем от четырёх человек», —

Благословенен праздник жертвоприношения!

22 августа мусульмане отмечают один из трёх великих праздников — Курбан-байрам — день окончания хаджа в память жертвоприношения Ибрахима, считающегося в исламе пророком. Об истории праздника, о том, как отмечают его сегодня, чем живут мусульмане в Забайкалье, как строится в целом национальная политика в регионе, мы поговорили с председателем Забайкальской региональной общественной организации «Союз народов Таджикистана» Абдугаффором Рахимовым.

— Абдугаффор Абдурахмонович, сегодня в Интернете много противоречивой информации об истории праздника, о традициях, обычаях. По каким правилам отмечают Курбан-байрам мусульмане? Правда ли, что разные народы празднуют по-разному?

— Курбан-байрам отмечают все мусульмане мира, не важно, какой ты национальности, на каком языке говоришь. Вообще, мы следуем Корану. Возникновение праздника связано с жизнью и деяниями пророка Ибрахима, в библейской традиции известного под именем Авраам. Доказывая свою любовь к Всевышнему, он пообещал, что если бы тот приказал, он принес бы в жертву даже сына. До преклонного возраста пророк не имел детей, но за любовь и послушание Бог подарил ему сына Исмаила. Однажды во сне ангел Джабраил напомнил Ибрахиму про обещание Всевышнему. Не посмев противиться желанию Аллаха, тот отправился в долину Мина, где позже был построен город Мекка. Здесь он сделал все необходимые приготовления. Исмаил не сопротивлялся отцу, он лишь молился, так как был послушен отцу и Аллаху. Однако это оказалось испытанием от Аллаха, и, когда жертва была почти принесена, Аллах сделал так, чтобы нож не смог резать. Жертва была заменена бараном. Праздник жертвоприношения является кульминацией хаджа в Мекку. Накануне паломники восходят на гору Арафат, а в день жертвоприношения совершают символическое кидание камнями и таваф (семикратный обход вокруг Каабы). В странах, где ислам является государственной религией, Курбан-байрам — праздничный день, его отмечают четыре-пять дней, в Турции и Катаре — десять дней, в Саудовской Аравии — две недели. В Гане, Нигерии и Уганде Курбан-байрам празднуют три дня. Он является официальным праздничным днём в Адыгее, Башкортостане, Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Татарстане и Чечне.

— Кто совершает паломничество?

— Следуя главным постулатам ислама, каждый верующий мусульманин обязан хотя бы один раз в жизни совершить паломничество в Мекку, самое священное для ислама место, расположенное в Саудовской Аравии.

На протяжении целых суток мусульмане стоят у священной горы, проводя всё это время в молитвах. Ежегодно там собираются до десяти миллионов человек, и каждый должен принести жертву. Тысячи тонн мяса передаются потом жителям африканских стран.

— Мусульмане Забайкалья совершают паломничества?

— Конечно. Из Забайкалья в этом году только от таджикской диаспоры отправились 12 человек. В прошлом году делегация состояла из 30 человек. Надо понимать, что это очень ответственное мероприятие. В Мекке паломники облачаются в саваны, ведь человек, отправившийся в хадж, а значит, выполнивший все требования, считается новорождённым, чистым. У меня и мама, и брат были в паломничестве в 2000 году. Они ежегодно забивают быков, баранов. В Таджикистане нет верблюдов, а вообще, можно и верблюда пожертвовать.

— Что делают те мусульмане, которые в этот праздник остались дома?

— При праздновании Курбан-байрама мусульманам следует совершить полное омовение и надеть праздничную одежду. В мечети совершается праздничная молитва, разъясняется происхождение хаджа и значение обряда жертвоприношения. Животному должно быть не менее года, оно должно быть здорово и не иметь никаких недостатков. Если позволяют средства, то желательно принести в жертву одну овцу или козу за человека или корову (верблюда) — не более чем от четырёх человек.

Пожертвования делают состоятельные люди. Чтобы тебя таковым признали, ты не должен иметь долгов, а состояние должно составлять 366 граммов серебром либо 87 граммов золотом. В прошлом году эти данные пересчитывали на российские деньги. Получилось, что состояние, превышающее 200 тысяч рублей, обязывает мусульманина провести Курбан-байрам. Зарезав животное, одну его часть оставляют себе, две раздают малоимущим, нуждающимся. Причём человек, делающий пожертвование, должен забить животное сам или присутствовать при этом.

Мясо варят и съедают за общей трапезой, на которой может присутствовать любой желающий. Близким друзьям и родственникам в дни праздника стараются сделать подарки. В последующие после праздника дни обычно наносят визиты родным и близким, так как это считается благословенным и желательным.

— Как в мусульмане Читы отмечают этот праздник?

— К празднику обязательно готовятся. Так же, как православные встречают Пасху, у нас красят яйца, готовят сладкие блюда. А праздновать день жертвоприношения, даже если это не происходит в Мекке, начинают с раннего утра. С рассветом мусульмане идут в мечеть к утренней молитве, но прежде по традиции желательно совершить ритуальное омовение, надеть новую одежду. Я вспоминаю, как в детстве накануне праздника мать будила нас в три часа ночи, уже готова была горячая вода. Вот она помоет нас, оденет в красивые отглаженные наряды, и мы с пакетиками с утра ходим по улицам, кричим, всех поздравляем, нас угощают разными вкусностями. И до сих пор эта традиция сохранилась.

После праздничной молитвы мусульмане, которые имеют возможность принести жертву, делают это. Желательно использовать треть мяса для угощения своей семьи, треть подарить соседям и родственникам, а треть раздать в качество милостыни тем,' кто просит об этом. Жертва •приносится сразу после праздничной молитвы и до захода солнца третьего дня.

После молитвы люди из мечети отправляются на кладбище, чтобы помолиться за упокой своих близких. Потом дома читают молитвы и отправляются к тем, кого недавно постигло горе, у кого скончался близкий человек. Там молятся за упокой его души. Далее наносят визиты тем, кто делает пожертвования. Мы все между собой общаемся и знаем, где нас ждут. Хозяин с открытым сердцем и распростёртыми объятиями встречает гостей, потому что рад, что Всевышний дал такую возможность. Эго самый светлый праздник в исламе. Всего у нас три важных праздника — Рамадан-байрам, Курбан-байрам и каждая пятница. Эти праздники мы ждём с нетерпением. Никогда в эти дни не ругаемся, не обижаем никого, чтобы не обидеть Всевышнего.

— В последнее время празднование Курбан-байрама в некоторых немусульманских странах вызывает негативное отношение у правозащитных организаций, политиков, деятелей культуры и простых жителей, которые опасаются за то, что лицезрение смерти может отрицательно сказаться на психике видящих это детей. Недовольства вызваны способом забоя жертвенных животных. Возникают у нас в городе такие проблемы?

— Нет, все давно отработано. В мечеть привезут баранов, состоятельные мусульмане их — выкупят. В мечети есть специальное место, чтобы не забивать животное на глазах у всех. Часть мяса оставят в мечети, а нуждающиеся читинцы уже знают, как обратиться за пожертовованием.

— Вы возглавляете не отдельную диаспору таджиков, а Союз народов Таджикистана. С чем это связано?

— Таджики всего края поддерживают между собой тесные связи. Более того, в регионе ещё с советского времени жили разные народы Таджикистана. Например, забайкальский город Краснокаменск и наш город Чкаловск считались в советское время побратимами. Их объединяла одна дирекция атомного предприятия по добыче урана. Из Таджикистана тогда в Краснокаменск приехали и немцы, и татары, и корейцы. В Первомайске был завод цветных металлов, и у нас в Таджикистане работало подобное предприятие, дирекция у них была одна. Представители этих народностей знают меня, ко мне обращаются по любым вопросам, в том числе по поводу оформления регистрационных документов. Я выхожу на генеральное консульство, потому что являюсь членом консультативного совета консульства по Дальневосточному округу.

— Можно провокационный вопрос? Сменилось руководство Ассамблеи народов Забайкальского края. Вы, как представитель таджиков, какой видите свою роль в ней?

— Я член президиума Ассамблеи. Сразу после смены руководства в Ассамблее были созданы комиссии, выполняющие те или иные задачи. Я возглавляю комиссию по образованию. Работа уже ведётся. К примеру, я обратился в Министерство образования края, в Общественную палату с предложением, чтобы каждый представитель диаспоры провёл в вузах, ссузах Читы встречи со студентами. Молодёжь должна знать особенности культуры, быта народов, которые населяют Забайкальский край. Все идею поддержали. Есть рабочий план. В прошлом учебном году мы принимали участие в фестивалях дружбы народов, которые состоялись во многих учебных заведениях. Я вижу, что студенты готовятся к выступлениям, есть интерес, но налицо то, что у них недостаточно знаний.

В советские времена все дети Союза, независимо от национальности, знали литературу и культуру всех республик СССР. Мы знали киргизских, дагестанских поэтов и писателей, учили и Шолохова, и Блока…

Ещё я выступил с предложением организовать в школах, где учится большое количество детей разных национальностей, факультативы по изучению их родного языка. В предстоящем учебном году мы хотим попробовать организовать такие занятия. МИД Таджикистана нас поддерживает. Например, -в читинской школе № 11 учится почти 100 таджиков. Кстати, они заняли первое место по краю в фестивале «В семье единой». Это проект театра национальных культур «Забайкальские узоры». Много детей киргизов и таджиков учатся в школах на КСК…

— Спасибо за интервью. С праздником!

Виктория Сивухина. «Азия-Экспресс» №31-32 от 22 августа

Прекрасный очерк о преподавателе факультета иностранных языков Забайкальского государственного университета Вере Колтаковой публикует «Земля». Вера Николаевна проработала на родном инъязе 50 лет. Сейчас ей 84 года. О голодном детстве, военных годах, учёбе и работе в институте, о том, как в 33 года с дочкой на руках овдовела. Там жизнь без прикрас.

«После окончания четвёртого класса за хорошую учёбу Веру наградили тремя соевыми пряниками и налили сто граммов патоки… А ещё вручили белые чулки, которые мама перекрасила луковой шелухой в коричневые. Все девочки завидовали Вере, а она гордилась этими чулками безмерно», —

Полвека – любимым студентам

К 80-летию высшего педагогического образования в Забайкальском крае

Читинский государственный педагогический институт, получивший впоследствии имя Н.Г. Чернышевского, был создан 1 сентября 1938 года. Первоначально в его составе было три факультета: русского языка и литературы, исторический и физико-математический. В 1952 году был открыт факультет иностранных языков. Полвека инязу отдала заслуженный работник высшей школы Читинской области, отличник народного просвещения, почётный работник высшего профессионального образования РФ, один из деканов ФИЯ — Вера Николаевна Колтакова.

Белые чулки

Свой возраст Вера Николаевна не скрывает. Родилась она в 1934 году, 25 июля ей исполнилось 84 года. Выглядит же минимум лет на десять моложе — собранная, при макияже, с причёской и в красивом платье — такой она меня встречает, многое помнит, многое знает — и невозможно поверить, что ей за 80…

Родилась в рабочем посёлке Юрино, 200 км от Горького или от Казани — смотря куда плыть по Волге — вниз или вверх. У родителей их было четверо: трое сыновей и Вера. Мама всю жизнь работала бухгалтером в химлесхозе, а отец возглавлял контору «Заготживсырьё». Он ушёл из жизни совсем молодым, после полученных на фронте ран, и мама воспитывала детей одна. Всем дала высшее образование, два старших брата окончили институт водного транспорта, младший — авиационный институт.

Военное детство в памяти неизгладимо. Материально было очень тяжело. Всегда хотелось есть. Девочка экономила свои 200 граммов хлеба, чтобы отдать их старшему брату, которого очень любила. Тот был очень худенький и плакал от голода. Однажды они потеряли хлебные карточки, и этот месяц она запомнила на всю свою жизнь.

Мама каждый день приносила из столовой в железном бидоне суп, сваренный из свекольной ботвы или из крапивы. Есть это было так отвратительно, что дети опрокидывали глиняные миски, проливая противную жижу, и стучали ложками по столу: «Хотим есть! Есть хотим!»

До Москвы — всего 400 км, военных действий в Юрино не было, но когда началась война, и упала первая бомба, их дом содрогнул ся, с комода на пол свалилась единственная Верина кукла, сшитая из тряпочек и набитая ватой. Девочка очень плакала тогда — ей было очень жалко куклу…

Писали на газетах, чернила в школу несли в руках, чтобы не замёрзли, иногда чернильница проливалась… На фронт посылали собственноручно связанные носки, на полях собирали табак, крутили «козьи ножки» и укладывали их в кем-то сделанные табакерки. Тоже — на фронт. Старались всё пережить ради победы.

После окончания четвёртого класса за хорошую учёбу Веру наградили тремя соевыми пряниками и налили сто граммов патоки… А ещё вручили белые чулки, которые мама перекрасила луковой шелухой в коричневые. Все девочки завидовали Вере, а она гордилась этими чулками безмерно.

«Учительская газета»

Война закончилась, и в их маленьком посёлке появилась настоящая немка — один из парней привёз себе жену. Белокурая красавица, она покорила детские сердца: на первый урок пришла с аккордеоном и спела песенку на своём необычном языке, тогда Вера решила для себя — только немецкий станет её профессией!

Послевоенное время было тоже непростым. По-прежнему не хватало еды, нечего было носить… В 1952 году Вера купила справочник о вузах и выбрала для себя Горьковский институт иностранных языков. Приехала и пять дней до экзаменов не выходила из комнаты. В городе она была впервые и хорошо запомнила советы своих односельчан, утверждавших, что город — это страшно. Так и сидела на своём чемоданчике, чтобы никто не утащил.

Очень трудно было снять квартиру, девушка нашла угол у двух бабок, курящих, нюхающих табак и постоянно от этого чихающих. Соорудили кровать из каких-то коробок. В другом углу на сундуке ночевал незнакомый парень.

Экзамены она сдала на отлично, хотя конкурс был 15 человек на место, и была зачислена сразу на стипендию. Вторым на факультете немецкого языка был французский.

В 1956 году после окончания вуза Вера осталась в институте ассистентом. Ещё год она работала в школе села Тисуй. Дальнейшую судьбу и жизненную дорогу для неё определила «Учительская газета». Прочитав объявление, что в Читинский государственный пединститут требуются ассистенты немецкого языка, она написала письмо и вскоре получила ответ с приглашением. Девушка честно призналась, что у неё нет денег. Ей выслали «подъёмные», которых хватило на дорогу в Читу. Поселили в общежитие, где сейчас располагается факультет иностранных языков.

С 1958 года она работала только здесь, выезжая лишь на курсы повышения квалификации — в Москве, в Пятигорске и в Германии. А ещё, параллельно — в читинской школе №4, потому что было требование, чтобы преподаватели методики обучения сами реализовывали эту методику на практике.

Москва

Факультет в те годы был маленький, располагался в здании на Чкалова, 140, и состоял из двух кафедр: немецкого и английского языков.

В 1973 году Веру Николаевну отправили в Москву, в аспирантуру при институте им. В.И. Ленина. Очень не хотела — недавно вышла замуж, стала Колтаковой, родилась дочка… Супруг окончил Воронежский институт физкультуры и спорта. В Чите он заведовал кафедрой спортивных дисциплин. Поехали вместе, хотя он не хотел ехать в Москву ещё больше, словно что-то предчувствовал. Дочку Марину увезли к маме в Юрино.

Вера была в Москве первый раз. С пустыми руками приехала -не было у неё никакой возможности задабривать подарками московских профессоров. Она не училась на высших педагогических курсах, что делало шансы на поступление более чем призрачными. Руководитель сказала: «Ну, не знаю… по нашей орбите вы ещё не вращались… может быть, вы какая-нибудь сверхталантливая…» Их было 12. А мест только два. Но она — поступила! Чуть позже в аспирантуру по своему направлению поступил и супруг.

Москва ей дала многое. Серьёзный жизненный опыт. Дачный домик, где пришлось жить все три года и летом, и зимой, таская уголь. Столовая для спортсменов, куда аспирантка приходила убираться по вечерам, а потом подкармливала тоже нуждающихся соседей-провинциалов, благо, что руководство столовой очень поддерживало Веру…

Москва забрала мужа — у высокого, здорового, молодого мужчины, судьи всемирной категории по баскетболу, остановилось сердце. Острая сердечная недостаточность.

В 33 года, в одночасье, перед самой защитой кандидатской диссертации, Вера Николаевна Колтакова стала вдовой. Похоронив супруга в Москве, она вернулась в Читу, отказавшись от предложения остаться в столице и сразу писать докторскую.

Нужно было забирать дочку и налаживать свою жизнь — жизнь их двоих… Позже в Читу переехала мама.

Наша избушка

Ассистент, старший преподаватель, заведующая кафедрой, декан, — такова карьера Веры Николаевны.

Когда она приехала в институт в 1958 году, на факультете не было ни кандидатов наук, ни докторов. Позже многие вернулись из аспирантур, большинство учились языку за границей. Коллектив стал очень сильным. Были открыты новые кафедры: китайского, французского, второго английского. Конкурс среди поступающих был 3-5 человек на место, ежегодно на ФИЯ обучалось пятьсот-шестьсот студентов.

В разное время факультетом руководили, сменяя друг друга, 13 деканов, каждый из которых, конечно, внёс свой личный вклад в его развитие и укрепление. Но дольше всех двое — Ольга Викторовна Стельмак, возглавлявшая иняз на протяжении 15 лет, и Вера Николаевна Колтакова — деканом она была с 1979 по 1990 годы, два срока.

«Работать было очень интересно, — улыбается Вера Николаевна. — Я получала истинное наслаждение и удовлетворение от своей работы, коллектив был замечательный. Студенты жили полнокровной жизнью: по праздникам каждая кафедра готовила вечер на своём языке. По утрам включалось наше радио, у нас была радиогазета, которой ни у кого не было. Трансляция велась в общежитие, мы студентов приветствовали на всех языках, желая доброго утра, и торопили на занятия. У нас были свои ансамбли, которые всегда занимали призовые места на конкурсах самодеятельности. В качестве призов мы получили два пианино и шесть телевизоров! В большую перемену шла особая жизнь на факультете: тут журналы на иностранных языках, тут кто-то в шахматы играет (мы купили и установили несколько шахматных столов), кто-то — на пианино, студенты и преподаватели танцуют… А говорить можно было только на языках, которым учились. Было уютно, по-домашнему, студенты называли тот иняз «избушкой».

«Где та избушка, которую мы так любили?» — спрашивают сегодня приезжающие в Читу выпускники факультета.

Память и признание

В 1978 году Вера Николаевна Колтакова была награждена орденом «Знак Почёта». Её общий трудовой стаж — 50 лет.

Воспоминаний много. И та охапка тяжёлых роз от её повзрослевшего студента — воришки ёлки у обкома партии, которого она в своё время спасла от милиции. Долго-долго берегла Вера Николаевна те цветы…

Мама в платочке, с вечера выстиранном и выглаженном, сетует, что в Чите ей не нравится — чеснок на рынке кучками продают!

Педагогическое правило Веры Николаевны: преподаватель должен быть «интенсивно-напряжённым» и не имеет права сидеть перед студентами.

И «Клуб интернациональной дружбы»… И много-много всего, что наполняло её жизнь, и что она создавала сама, — для себя, для любимых коллег и ещё более любимых студентов.

Мария Вырупаева. «Земля» №34 от 21 августа

Полковник внутренней службы Юрий Противень рассказал «Читинскому обозрению», через какое «сито» проходят сотрудники полиции при устройстве на работу, осталась ли романтика в профессии, и укомплектован ли штат полиции Читы.

«Психологи знают, какими качествами должен обладать кандидат, чтобы соответствовать сложной специфике работы, вписаться в систему требований. Скажу, что трудности на первом этапе работы есть у каждого. Многие, например, не понимают наш специфический профессиональный сленг. У многих не получается организовать себя к несению службы. Нужно работать и днём, и ночью, и сутками. Непривычный образ жизни. Есть такие, кто уходит. Уходят не потому, что плохо работают, а потому, что не смогли адаптироваться», —

«Абы кого не берём»

Через какое «сито» проходят сотрудники полиции?

Гнаться за романтикой в этой профессии не стоит. В личном багаже лучше иметь фундаментальные знания, отменное здоровье и физическую силу и, бесспорно, желание работать в системе органов внутренних дел. Как отбирают сотрудников на службу в полиции и какие гарантии они получают, приступив к охране общественного порядка, нам рассказал начальник управления по работе с личным составом, полковник внутренней службы Юрий Владимирович Противень.

— Юрий Владимирович, есть ли неукомплектованность личного состава в полиции?

— Она есть, но говорить о дефиците кадров не стоит. Неукомплектованность образуется при переходе сотрудников из службы в службу, кто-то уходит на пенсию, кого-то переводят в другой регион, кто-то не выдерживает нагрузку. Последние уходят, чаще, всего, из-за серьёзных требований, ведь абы кого мы на службу не берём. Сегодня мы готовы принять около двухсот человек. В патрульно-постовую службу, службу ГИБДД, службу участковых оперуполномоченных, уголовный розыск и так далее.

— Вы говорите, что абы кого не берёте. Расскажите о требованиях к претендентам. Какими они должны быть?

— Если говорить о должности участкового оперуполномоченного, он должен иметь среднее специальное образование. Не обязательно юридическое, но средней школы тут недостаточно. Кандидат должен быть годен по состоянию здоровья, должен отвечать тем требованиям, которые предъявляет военно-врачебная комиссия органов внутренних дел. Для мужчин необходима служба в армии.

— У кандидатов проверяют не только физическое здоровье, но и психическое…

— Да, уже три года в системе кадровой службы существует комиссия по психологическому отбору. Это конечная инстанция, где определяют, способен ли человек нести службу. Психологи знают, какими качествами должен обладать кандидат, чтобы соответствовать сложной специфике работы, вписаться в систему требований. Скажу, что трудности на первом этапе работы есть у каждого. Многие, например, не понимают наш специфический профессиональный сленг. У многих не получается организовать себя к несению службы. Нужно работать и днём, и ночью, и сутками. Непривычный образ жизни. Есть такие, кто уходит. Уходят не потому, что плохо работают, а потому что не смогли адаптироваться.

— Приходилось слышать, что судимость кого-то из родных может повлиять на приём в органы внутренних дел. Так ли это?

—Это влияет на принятие решения, но не является причиной для отказа. Не всегда можно сказать, что родные с судимостью оказывают тлетворное влияние. У каждого ведь своя голова на плечах, каждый должен отличать чёрное от белого. Мы изучаем претендента, его окружение. Если обнаруживаем связь, то отказываем.

— Юрий Владимирович, существует ли испытательный срок, стажировка?

— Есть, от двух до шести месяцев в зависимости от должности. Во время испытательного срока человек проходит стажировочную практику. Он ещё не сотрудник. Сотрудником считается тот, кому присвоено звание, и он приказом назначен на должность.

— Есть ли разница в зарплате стажёра и сотрудника?

— Стажёр получает зарплату, в среднем, от 15 до 23 тысяч рублей. После получения звания она пересчитывается и увеличивается примерно в полтора раза.

— Вот пришёл к вам стажёр. Кто-то его курирует?

— Обязательно. Из числа опытных сотрудников за ним закрепляется наставник. Он несёт ответственность за стажёра, с него спрос. Наставник ведёт дневник, где пишет, что изучили, с чем познакомились и так далее.

— Ознакомиться — мало, нужны знания. Обучаете ли сотрудников?

— После приказа о назначении на должность решаем вопрос об обучении. Ранее обучали в своём Центре на улице Баргузинской, теперь направляем в Иркутск в Восточно-Сибирский институт МВД России. Там от четырёх до шести месяцев сотрудники получают профессиональное образование.

— На какую службу больше всего стремятся молодые люди?

— Так называемое «поколение пепси» отдавало предпочтение каким-то конкретным подразделениям (ППС, ГИБДД, УБЭП и так далее), а у нового поколения пиковых предпочтений нет. Бывает, говорят: «Возьмите хоть куда», нас такой подход не устраивает.

— А кто больше стремится в полицию: юноши или девушки?

— Девушек стало больше. И дело вот в чём: многие девушки учатся в институтах, получают высшее образование. А молодые парни инфантильны при выборе своей профессии. Около трети молодых людей, которые оканчивают среднюю школу, имеют проблемы с законом, знакомы с наркотиками, негодны к службе в армии. Эта часть выпадает, не отвечая нашим требованиям.

— На какие должности берёте девушек?

— Некоторые изъявляют желание служить в ППС. Им говоришь: вот я перед вами, заломайте мне руки. Или просишь представить ситуацию, когда она с коллегой в час ночи возле «Удокана», а рядом трое беснующихся хулиганов. Задерживайте! Тем и вызваны увольнения на первых порах — неготовностью ни психологической, ни физической. Девушек берём либо в дознание, либо в следствие.

— К вам можно прийти с дипломом высшего образования по любой специальности?

— Сталкиваемся с таким явлением, когда молодёжь поступала на не очень популярные факультеты со своими небольшими баллами по ЕГЭ. Обучились, получили диплом узкого специалиста, приходят к нам и говорят: всю жизнь мечтали у вас работать. Спрашиваем: почему же образование не выбрали соответствующее? Оказывается, им было легче туда поступить, легче учиться. Так не бывает. Раз хочешь работать в полиции, нужно идти по более трудному пути. Поступать на юридические факультеты. Когда образование не соответствует, то, как правило, отказываем. Переучивать людей сложно.

— Юрий Владимирович, расскажите о социальных гарантиях сотрудникам полиции.

— 12-14 лет службы в органах внутренних дел дают право на получение минимальной пенсии. Сейчас идёт живое обсуждение пенсионной реформы, увеличение возраста для выхода на пенсию. Этот вопрос не касается системы МВД.

— А каков предельный возраст сотрудников в системе органов внутренних дел?

— Для младшего и среднего начальствующего состава — 50 лет, для старшего звена -55. По достижении этого возврата решается вопрос о дальнейшем пребывании сотрудника на службе.

— Вернёмся к гарантиям. На что ещё могут рассчитывать сотрудники полиции?

— Наш сотрудник и один член его семьи имеют право бесплатного проезда раз в год по России на любом виде транспорта, включая личный. У нас есть своя ведомственная медицина. Сотрудники обследуются, проходят лечение в нашей поликлинике. Отмечу, что у нас лучшее хирургическое отделение от Дальнего Востока до Екатеринбурга.

Существуют надбавки за выслугу лет, премирование за хорошие результаты работы тоже никто не отменял.

Наши сотрудники имеют право на бесплатное обучение в ведомственных высших заведениях, для этого им предоставляется учебный отпуск.

Ольга Чеузова. «Читинское обозрение» №34 от 22 августа

Районные газеты

Нерчинск погряз в свалках. Всю историческую красоту города затмевает мусор. Журналист «Нерчинской звезды» вместе с местным депутатом негодуют.

«Сегодня не организован систематический вывоз отходов разной классификации, не хватает специальных контейнеров для утилизации и элементарных урн. И, действительно, не у каждого жилого дома или предприятия присутствуют урны и контейнеры. А те, кто создаёт несанкционированные свалки, говорят о том, что им попросту некуда складировать отходы, и, даже, имея личный транспорт, не все готовы тратить бензин и эксплуатировать автомобиль таким образом», —

Красивый город стал пастбищем и свалкой

За прошедшие несколько лет наш провинциальный городок преобразился. Особенно это заметно в центральном районе, где отремонтированы дороги и настелен новый асфальт. А улицы в тёмное время суток освещают фонари. На клумбах цветут цветы, построены фонтаны и аллея.

Но окраины города так и остались без внимания, за исключением освещения, которое присутствует практически во всех микрорайонах. Актуальными на сегодня являются проблемы бродячего домашнего скота, с удовольствием поедающего цветы и кустарники. Кроме этого, ситуация с дорогами не решена: большие дыры в асфальте, а в некоторых местах и его полное отсутствие бьют по карману автовладельцев, вынужденных платить транспортный налог, а ещё и чаще ремонтировать ходовую часть своего автомобиля. В связи с проливными дождями эта ситуация ухудшилась. На таких улицах, как, например, Орджоникидзе, Авиационная, Комсомольская и других, удалённых от центра, — дороги пришли в негодность. Проехать по ним сегодня можно только на технике с повышенной проходимостью по бездорожью. Для водителей других автомобилей проезд по дорогам такого «качества» чреват риском получить существенные повреждения своего автомобиля. Как пояснил глава города М.С. Слесаренко, все необходимые для получения финансирования по ремонту автодорог документы собраны и переданы в соответствующие инстанции. Теперь остаётся только ждать решений и денежных средств.

Помимо всего этого, существует ещё одна проблема — несанкционированные свалки мусора и других отходов на окраинах города. В редакцию газеты «Нерчинская звезда» с этими вопросами обратился депутат Совета Нерчинского района Николай Михайлович Васильев. Нерадивые соседи депутата продолжают устраивать настоящую свалку мусора и отходов жизнедеятельности личного домашнего скота. Такие действия нарушают санитарно-экологическую обстановку для самих жителей.

Запах, насекомые и мелкие грызуны, проникающие в жилые помещения после «посещения» подобных свалок, не лучшим образом влияют на здоровье не только взрослых, но могут стать носителями опасных инфекций для детей.

«Посмотрите, какой у нас красивый исторический город. Но на окраинах везде устраивают несанкционированные свалки мусора и других отходов. С этим необходимо бороться немедленно! Всё же зависит от нас, людей. Если подумать, то вместе мы сможем всё. Можно столько всего сделать! Нужно нарабатывать систематический вывоз мусора, чтобы у людей была возможность грамотно и экологично утилизировать отходы, а не сваливать, где придётся. В данный момент я пытаюсь очистить от свалок территорию в радиусе того района, где живу сам. Для начала провёл беседу с соседями, объяснив, что это делается для всех тех, кто здесь живёт. Со многими мне удалось договориться, но есть, к сожалению, и такие, на кого никакие слова и призывы не действуют. И человек продолжает вывозить свой мусор и навоз прямо туда, где я лично высаживаю кустарники и саженцы деревьев для озеленения и улучшения экологии. А вот здесь я хотел бы построить спортивную площадку для детей и подростков», — показывает Николай Михайлович небольшую поляну, пока ещё заросшую травой.

И таких «нерадивых» в нашем городе немало. Главная же причина такого поведения, по словам самих жителей, в том, что сегодня не организован систематический вывоз отходов разной классификации, не хватает специальных контейнеров для утилизации и элементарных урн. И, действительно, не у каждого жилого дома или предприятия присутствуют урны и контейнеры. А те, кто создаёт несанкционированные свалки, говорят о том, что им попросту некуда складировать отходы, и, даже имея личный транспорт, не все готовы тратить бензин и эксплуатировать автомобиль таким образом.

Это, конечно, совсем не выход. В первую очередь, заниматься подобными вопросами — обязанность руководства города и района, ну а жители, соответственно, должны беречь и уважать чужой труд. Не пожалеть литр бензина и вывезти отходы на специализированные места утилизации, стараться максимально ликвидировать свалку в местах, где это недопустимо. Ведь если сегодня абсолютно каждый из нас подумает, прежде чем бросить, скажем, бумажку на землю или выпустить на свободную «прогулку» домашний скот и примет все меры по организации выпаса своего личного домашнего скота, перестанет разбрасывать мусор везде и всюду, то город станет чище и лучше.

Екатерина Баранова. «Нерчинская звезда» №62 от 10 августа

О становлении Каларского района рассказала «Северная правда».

«Теперь уже можно было услыхать толки о готовящихся ядерных испытаниях. Нам теперешним это может показаться странным, но тогда все с воодушевлением ждали взрыва, ибо он планировался не как военные учения, а служил исключительно мирной цели: так называемым «чистым» зарядом предполагалось разворотить гору, сорвать скалистый замок с сундука каларской сокровищницы, чтобы её клад сам упал в руки добытчиков. Люди знали: если эксперимент окажется успешным, то будет проведена целая серия подобных «вскрышек», и жизнь в районе закипит: начнётся разработка Удоканского месторождения», —

Чтобы все богатства взять из-под земли

Когда-то — по человеческим меркам — давно, по историческим — ещё вчера, — наш Каларский рай он был совсем иным, чем тот, в котором мы живём сейчас. Отличия эти весьма разительны, ведь тогда не было ещё некоторых привычных нам населённых пунктов, зато далеко в горах стояли другие, несуществующие ныне геологические посёлки.

Естественно, не мчались составы по БАМу, ибо сама магистраль проходила тогда лишь на приблизительных картах проектов…

Что и говорить, тогдашний Каларский район кардинально отличался от нынешнего. Тем не менее, родные места мы бы всё равно узнали. Но вряд ли кому-то удалось бы сделать это, если бы осуществились планы, речь о которых пойдёт ниже…

Как проникнуть в кладовую?

В послевоенные годы руководство нашей страны всерьёз заинтересовалось Каларским районом. Встающей из руин стране и её растущей промышленности требовались громадные объёмы ресурсов. В первую очередь, безусловно, это касалось «оборонки»: самый яркий и известный пример тому — первый уран для атомной программы СССР, добытый именно на Кодаре. Несколько позже речь зашла и о разработке других полезных ископаемых каларской кладовой, коя по масштабам является одной из богатейших в мире, в частности, по запасам меди.

Но как использовать их на благо Родины, когда месторождения находятся в колоссальном отдалении не только от промышленных центров и крупных населённых пунктов, но даже от дорог? Ведь в то время добраться сюда можно было лишь самолётом из Читы да по зимнику из Могочи. Чтобы добыть из-под земли хотя бы малую толику природных богатств, потребовалось бы приложить колоссальные усилия: ведь как создание шахт, так и разработки открытым способом — дело долгое, затратное и крайне сложное, особенно в необжитом горно-таёжном крае. Но вскоре ключик от ларчика нашёлся.

Куда не добирается солнце

В глубоком распадке Удоканского хребта с начала пятидесятых располагался геологический посёлок Наминга. Каменные россыпи, обрамлявшие Намингу, были подножием столь высоких гор, что в зимние месяцы жители посёлка почти не видели солнца. Геологи и рабочие занимались исследованиями и изысканиями, день за днём оценивая масштабы каларской кладовой. Трудясь на благо великого будущего всего народа, они вряд ли ведали, что где-то в сердце Советской страны была принята директива: «приступить к освоению Удоканского месторождения медных руд». Это известие немало обрадовало бы таёжных романтиков: не зря мы трудились!

И вот весной 1965-го в Наминге закипела работа: начались массовые наборы рабочих и специалистов в стройцех Удоканской экспедиции. Техника и материалы тоже хлынули в горы: со сметами никто не считался. И вот в склоны гор уже вгрызаются проходчики, меж камней уже зияют штольни. Тоннели в горах настолько глубоки, что воздух в них приходится нагнетать при помощи компрессоров. Особое внимание уделяется одной из штолен — пятой. Для чего понадобились штольни на медном месторождении? Об этом в те дни были в курсе лишь единицы.

Заветный час «Икс»

Однако к осени весь намингинский трудовой ажиотаж подошёл к финалу. Первым всеобщим и значительным итогом сего стали увольнения рабочих: «сокращение штата» — таковым было основание. Но вскоре последовало и совсем уж неожиданное, куда более масштабное: всем жителям Наминги было велено покинуть дома. Посёлок выселялся.

Теперь уже можно было услыхать толки о готовящихся ядерных испытаниях. Нам теперешним, это может показаться странным, но тогда все с воодушевлением ждали взрыва, ибо он планировался не как военные учения, а служил исключительно мирной цели: так называемым «чистым» зарядом предполагалось разворотить гору, сорвать скалистый замок с сундука каларской сокровищницы, чтобы её клад сам упал в руки добытчиков. Люди знали: если эксперимент окажется успешным, то будет проведена целая серия подобных «вскрышек», и жизнь в районе закипит: начнётся разработка Удоканского месторождения. Больше остальных ликовали геологи, ибо нет для изыскателя большего счастья и большей оценки трудов его, нежели увидеть, как разведанные им недра окажутся вскрыты и обращены на пользу всего народа. О таких понятиях, как «радиация», «облучение», «онкология», люди, да и наука, имели весьма отдалённое представление, поэтому и видели в атомном взрыве лишь пользу и перспективы.

Начало декабря. Со стороны Могочи уже выдвинулись грузовики, везущие заряд. Они уже дошли до берега Олёкмы, а их экипажи проверяли надёжность льда…

Крах или спасение?

И тут, в самый кульминационный момент, застывшие в ожидании каларцы получают, на первый взгляд, кажущееся ошибочным в своей немыслимости распоряжение: отменить взрыв. Разочарование участников проекта легко понять по-человечески: перед ними в одночасье рухнули мечты, а также плоды многомесячной, а для геологов -и многолетней работы.

Но так же несложно понять и государственных мужей, принявших решение об отмене вскрытия Удоканского месторождения. Накануне СССР и США, с трудом добившись шаткого консенсуса, договорились о запрете ядерных испытаний в трёх средах: в атмосфере, под водой и в космосе. Взрыв пусть и мирного мегатонного заряда вряд ли удалось бы утаить или обосновать в глазах партнёров по переговорам. К тому же, будущее показало всю катастрофичность подобной затеи: поражённая взрывом земля и недра принесли бы гораздо больше горя и потерь, нежели пользы — нам теперешним, знакомым с Чернобыльской катастрофой, страшно даже представить, какие последствия имел бы столь долгожданный взрыв.

Есть ли компромисс?

Тем не менее, у сторонников использования мирного атома в горном деле имелись и весьма авторитетные приверженцы. Один из них, академик Б. Литвинов, утверждал следующее: «…Если бы мы провели вскрышные работы до появления БАМа, то строительство этой железной дороги сегодня было бы оправданным. Я убеждён: отказ от вскрышных работ на Удокане с помощью ядерных взрывов — одна из великих упущенных возможностей. Освоение этих районов затормозилось на десятилетия…».

Но здесь хочется задать вопрос: только ли «с помощью ядерных взрывов» можно обеспечить освоение месторождения полезных ископаемых и развитие региона, «'затормозившееся на десятилетия», как справедливо заметил учёный? Отрицательный ответ на сей вопрос даёт сама История. На данный момент, опираясь на великую бамовскую магистраль, современная, оснащённая новейшими технологиями и ответственная перед каларцами за состояние окружающей среды компания БГК начинает разработки Удоканского месторождения. Пусть она не обещает, что богатства недр сиюминутным фонтаном вырвутся наружу, как это планировалось в 60-х годах прошлого века, но даёт вполне реальную надежду на долгожданное освоение каларских недр. Её действия не несут уже оттенка дерзновенной авантюры с привкусом романтики, но, если верить планам и, главное, делам, компания исполнит мечту советских изыскателей, причём, сделает это аккуратно, без намёка на те катастрофические последствия, которые наступили бы в случае приведения в действие атомного сценария. И тогда можно будет с уверенностью сказать, что наши дети, внуки и правнуки получат из наших рук родной край в целости и сохранности!

Дмитрий Игнатович. «Северная правда» №33 от 15 августа

О путешествии на Дальний Восток рассказала «Улётовским вестям» Елена Чубенко. Она сравнила своё путешествие с почти что поездкой в Таиланд. И это понятно, ведь, по словам автора, «раньше отпуск у меня ассоциировался с Алдандоем и, в лучшем случае, с Сангой, а никак не с таинственными Хайнанем и Пхукетом».

«Совершенным потрясением была для меня бухта Астафьева, к которой добирались через скалистую дорогу вначале на машине, потом около полутора километров — пешком. Посетить эту бухту порекомендовали друзья. Знаменита она почти белым песком и абсолютной чистоты водой. Это дальневосточный морской заповедник. Пока шли, набили порядочно мозолей, но открывшийся вид влюбил в себя на всю жизнь. В воде были видны каждая песчинка, морские звёзды и даже (ужас!) мои собственные ноги до мельчайших деталей (даже «дачные» пяточки из Улёт). Но всё равно я ощутила себя чуть ли не частичкой рекламного ролика (помните о знойной стройной красотке и Баунти). Посмотрела позже на свои фотографии, сочла, что песок и лазурная вода точно похожи. Остальное не столь существенно. Таиланд, умри от зависти», —

Как я побывала почти в Таиланде

Каждый раз, читая в «районке» заметки наших авторов, возвратившихся из отпусков, я немного завидовала их поездкам в новые места. Отпуск у меня ассоциировался с Алдандоем и, в лучшем случае с Сангой, а никак не с таинственными Хайнанем и Пхукетом.

И вот в этом году я поняла — пора! Правда, Хайнань с Пхукетом тоже меня как-то обошли, и мы решили довольствоваться нашим родным Дальним Востоком. По сути — он оказался не такой уж дальний — неполных трое суток и мы на вокзале Владивостока. О Владивостоке не писал только Ленивый, боюсь, что я не отмечусь новизной. Про легендарную подлодку и памятники на набережной писать не стану — читали уже. Расскажу о том, что увидела впервые.

Из истории

В 1860 году на берегах бухты Золотой Рог по приказу военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Васильевича Казакевича был основан военный пост, названный Владивостоком. 28 солдат и 2 унтер-офицера 3-й роты 4-го линейного батальона войск Восточной Сибири, под командованием прапорщика Николая Комарова, высадившиеся в первой половине дня на северный берег у бухты Золотой Рог с винтового транспорта «Манджур» (командир капитан-лейтенант Алексей Шефнер), поставили на нём палатки и основали военный пост Владивосток (Владей востоком). Расположение поста было выбрано с таким расчётом, чтобы с него всегда был виден вход из пролива Босфор Восточный в бухту Золотой Рог.

Знаменитую бухту теперь гордо перечеркивает роскошный Золотой мост, имя которому придумали сами приморцы, оно тождественно бухте.

Мостом своим горожане очень гордятся, и не без оснований. Он разгрузил транспортные потоки города и позволил жителям района мыс Чуркин после работы добираться домой не по два часа, а просто за 20 минут. Раньше, да и сейчас иногда Владивосток в обеденные часы — это практически одна сплошная пробка. Город перегружён транспортом, и те транспортные. развязки, что появились в городе в предверии Саммита АТЭС в 2012 году во Владивостке и к острову Русский оказались очень кстати.

Мост на остров Русский возведён в рекордно короткие сроки — за 46 месяцев. До сих пор никто в мире не строил объектов такой сложности: у него самые высокие в мире пилоны – 324 метра и самый длинный, поддерживаемый вантами, 1104-метровый пролёт.

Кстати, фотографируя это замечательное сооружение, я гордилась, что в его строительстве принял участие и наш улётовец, эскаваторщик В. Коновалов, работая там вахтовым методом.

Тогда же были построены два моста и надводный мост – альтернативная существующей трассе М-60 дорога – посёлок Новый-Де-Фриз – Седанка – бухта Патрокл, которая позволяет доехать до моста на остров Русский, минуя центр города.

Университет на острове

Специально, чтобы осмотреть ДВФУ (Дальневосточный федеральный университет), мы совершили вечернюю прогулку по территории университета. Общежития для студентов, учебные, спортивные корпуса — целый огромный городок, по которому снуют «шатлы» — бесплатные маршрутные автобусы. Пешком передвигаться по территории университета – значит опаздывать, поскольку расстояния очень велики.

ДВФУ — один из крупнейших вузов на Дальнем Востоке России, академический форпост страны в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Концентрация в университетском кампусе на острове Русском интернациональных образовательных программ и научных исследований, наличие уникального оборудования, привлечение учёных и преподавателей с мировым именем, владеющих современными образовательными технологиями, позволяют создавать условия для обучения и воспитания нового поколения мотивированных и современно мыслящих, осознающих важность геополитических перемен молодых людей.

Новый кампус Дальневосточного федерального университета по праву считается лучшим не только в России, но и одним из лучших в мире. Он расположен на берегу Тихого океана в экологически чистом районе острова Русского рядом с Владивостоком. Это настоящий студенческий смарт-кампус: удобный, светлый, гостеприимный и безопасный, в котором вместе учатся и дружат студенты из Росси и других стран.

В общем, всё замечательно, за исключением пожалуй, того, что мне милей были бы слова «академгородок» и «автобусы» вместо «кампуса» и «шатлов». Порадовалась, что по этим дорожкам катает в «шатлах» и наш улётовец А. Абрамов. Мы им точно будем гордиться!

Ночной ДВФУ потрясающе красив: каскады водопадов, цветная подсветка, шум прибоя на набережной сделали это место площадкой для вечерних прогулок горожан.

Бухта и мемориал

Со смотровой площадки Орлиной сопки Владивостока открывается вид на всю бухту Золотой Рог. Впечатление мощное: военные, торговые корабли, баржи, маломерные суда на поверхности бухты. Когда последние запомнившиеся виды с Комарихи – только Улёты в рассветных лучах, то корабли привносят в мозг некую нотку нереальности.

Помимо морских видов, на самой вершине сопки находится единственный мемориал на Дальнем Востоке святым, создателям письменности на Руси – Кириллу и Мефодию. Памятник этот возведён в 2006 году, благодаря инициативе ректора ДВГТУ Г. Турмова и спонсорству меценатов.

Эдуард Барсегов — известный архитектор, профессор. Мемориал был освещён святой водой и молебном.

Мемориал представляет собой фигуры в полной рост двух братьев с букварём и крестом в руках. Сзади монумента располагается колокольня с золотым куполом и крестом. Божие угодники Кирилл и Мефодий являются покровителями студенчества и любимыми святыми всех студентов. Многие студенты в дни экзаменов приходят к памятнику, с молитвой обращаются к Господу и угодникам, прося помощи при сдаче экзаменов. Завершается ритуал звоном в колокол. Студенты оставляют положительные отзывы, считая, что святые хорошо помогают на экзаменах, ведь преподаватели относятся к ним гуманнее. Каждый, кто нуждается в небесном покровительстве и жизненном руководстве, может оказаться здесь и, обратившись с молитвой, ударить в колокол.

Мосты через бухту Золотой Рог и на остров Русский стали визитной карточкой города. В не меньшей степени современный столичный облик ему придают кампус ДВФУ и Приморский театр оперы и балеты, который два года назад получил статус Приморской сцены Мариинского театра. Мы опоздали буквально на день: Симфонический оркестр Мариинского театра под упралением Валерия Гергиева уже закончил выступления на фестивале концертом «Стравинский во Владивостоке».

По подсказке родственников сходили посмотреть круизный лайнер под панамским флагом, который зашёл в бухту. Всё обещала дочке: вот обогнём то многоэтажное здание и увидим этот лайнер. Каково же было удивление, когда оказалось, что это многоэтажное здание и есть лайнер!

Привет от тайменя!

Отдельной «песни» заслуживает Приморский океанариум. Я уже видела три океанариума в разных городах, в т. ч. и в Китае. Но подобного великолепия ещё не встречала. Это — подлинный научный центр с современными формами подачи материала и немыслимым количеством экспонатов. Их размещение очень многообразно: от крошечных ярких круглых иллюминаторов в подводный мир, мрачных комнатушек с расплывающимся в колбе осьминогом, до прозрачных тоннелей, где ты среди множества представителей морских и речных глубин.

В океанариуме представлена фауна морских бассейнов, а также рек Байкальского и Амурского регионов. Как с родными, повидалась с нашими тайменями, ленками и хариусами. И если честно, была приятно удивлена разнообразием рыбного поголовья. Из своей скромной жизненной практики полагала, что существуют кроме карасей, минтая и сельди иваси ещё и осётры, но чтоб всего этого разнообразия было столь сокрушительно много — даже и не представляла.

А в тропическом лесу — есть там и такой, повидалась почти со всеми комнатными цветами, привычными мне. Оказывается, все наши знакомцы с подоконников — почти все жители джунглей. Растут там в своём микроклимате, с тропическими дождями, периодически ниспадающими по стенам, с бассейнами, где резвятся рыбки тропических вод. И, как это ни странно, тропики подарили мне чувство, что я всё-таки немножечко побывала в тропических странах.

Я, признаться, не любитель цирковой дрессуры и подобных представлений, но показательные выступления на морской арене белух, моржа Васи и дельфинов были настолько интересны и разнообразны, что я даже испугалась своего изображения на огромном экране напротив: оказывается я вела себя, как ребёнок, смеялась, орала и подскакивала, начисто забыв, что вообще-то я бабушка! А моя уже взрослая дочка приняла программное е решение — будет дрессировать белух и дельфинов в какой-нибудь своей очередной жизни.

Основное блюдо

Скажу сразу, что город Владивосток у меня был, так сказать десертом. Основное блюдо было в бухте Андреевка, это -Хасанский район, на значительном удалении от Владивостока. Ехать автобусом туда почти 5 часов, но дорога того стоила. Посёлок Андреевка — это скопище туристических баз отдыха. Буквальной каждый уголок — это частные базы. Самая, пожалуй, обширная база отдыха — «Океан». Это простенькие бунгало на 2 кровати и верандочка из ткани у входа. Несколько линий таких мин^-домиков расположены прямо на пляже, метрах в тридцати от кромки воды.

Мы с дочкой разместились на базе отдыха «Бухта Троица», расположенной чуть в предгорье, минутах в десяти-пятнадцати ходьбы до моря. Вначале я даже пожалела, что далековато, но потом сравнила условия проживания и комфорта. У нас вверху совсем не было пыли. В засушливые дни (а мы попали именно в такую погоду) по Андреевке беспрестанно катит транспорт отдыхающих, пылью покрыта вся растительность. Мы, к счастью, были лишены этого. Кроме того, у нас был бассейн среди жилых корпусов, который спасал в ранние утренние часы и совсем поздние вечерние.

Рассказывать о море, песке и экскурсиях не буду. Это просто красиво, радостно и немного нереально. Оказывается, о таком давно мечталось, и вот оно — сбылось.

Поездки на катере по отдалённым бухтам и островкам, среди которых есть и Крабе (почти как в Таиланде) вовсе приблизили меня к несбыточной мечте о буруне за кормой и котиках, ныряющих среди волн.

И совершенным потрясением была для меня бухта Астафьева, к которой добирались через скалистую дорогу вначале на машине, потом около полутора километров — пешком.

Посетить эту бухту порекомендовали друзья. Знаменита она почти белым песком и абсолютной чистоты водой. Это дальневосточный морской заповедник. Пока шли набили порядочно мозолей, но открывшийся вид влюбил в себя на всю жизнь. В воде были видны каждая песчинка, морские звёзды и даже (ужас!) мои собственные ноги до мельчайших деталей (даже «дачные» пяточки из Улёт).

Но всё равно я ощутила себя чуть ли не частичкой рекламного ролика (помните, о знойной стройной красотке и Баунти). Посмотрела позже на свои фотографии, сочла, что песок и лазурная вода точно похожи. Остальное не столь существенно. Таиланд, умри от зависти!

Кстати, вход к морю ограждён заградительным кордоном. 250 рублей с человека. Зато чистый пляж, ни одной машины на берегу, нет палаток и костров (вспомнила про наш Арей). Налички, к сожалению, было рублей триста, но нас безоговорочно впустили в этот рай на белом песке. По привычке хотела проследить там за порядком, организовать очистку берега, но кроме наших тел разной степени тучности там ничего не валялось.

Вот, собственно и всё, что хотелось рассказать о нашем Дальнем востоке. Буду рада, если и вы отдохнули вместе со мной, читая мои «непутёвые заметки».

Елена Чубенко. «Улётовские вести» №60 от 16 августа

6 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Воздух в Борзе сейчас чище,чем в Чите.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Воздух чище в Нерченском районе. Еще бы чиновников, которым пофиг на детей на площадь и нагайками, ну или по китайским традициям.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Читать  противно, еще звезду героя  дайте этим так называемым авторитетам. Людей убили, еще и героями на весь край  выставились. А то что домогались эти узбеки -  выдуманная история,  под дулом еще и не  в таком признались бы, с них не спросишь теперь.. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Авторитеты решили проблему, которую отказались решать правоохранительные органы. Решили как смогли, или как захотели. Вот только одни ли они в этом виноваты?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не смею судить родных и родителей этих детей, я не Бог и не судья! Я тоже родитель и как бы я поступил (а), одному Богу известно. Детей жаль, родителям сочувствую. Всех вышестоящих нужно как минимум снять с занимаемых должностей!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

не дает покоя мысль: почему не было заявления в полицию или прокуратуру от родителей ? что за родители?.почему?

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить