НОВОСТИ
19 ОКТЯБРЯ
18 октября
17 октября

Откровенный разговор со Ждановой — в обзоре газет Забайкалья

Журналист «Забайкальского рабочего» встретилась с губернатором Забайкальского края Натальей Ждановой и написала интервью без цифр и статистик о работе правительства. Материал получился более глубоким и личным, но при этом о результатах работы за 2,5 года и о намеченных целях.

Мария Ильина узнала у губернатора о начале и результатах её работы на посту главы региона, о личных изменениях и переменах в Забайкалье: сельское хозяйство, горнорудная промышленность и приграничное сотрудничество. Также Жданова рассказала о методах своей работы, об общении с жителями края и с президентом России Владимиром Путиным.

Наталья Жданова: «Назвался губернатором. Отвечаешь за всё»

Откровенный разговор с главой Забайкалья

Два с половиной года назад, в феврале 2016-го, наш край возглавила Наталья Жданова. С тех пор она дала много интервью, из которых видно, как меняется жизнь Забайкалья. Как из глубокого минуса мы выходим в пусть и скромный, но уверенный плюс.

Эти материалы полны цифр и фактов, доступных каждому. Поэтому мы решили сосредоточиться на чем-то более глубоком и личном, чем сухая статистика. О стратегических планах и человеческих эмоциях читайте в нашем интервью с губернатором Забайкальского края Натальей Ждановой.

— Наталья Николаевна, в одном из своих первых интервью на посту губернатора Вы говорили, что предложение президента стало для Вас неожиданностью и какое-то время Вы даже не всегда знали, с какой стороны подступиться к работе…

— Предложение действительно было неожиданным. Можно сказать, моя жизнь в одночасье изменилась. Так что да, пришлось привыкать и учиться многому буквально на ходу.

— И как долго привыкали?

— Первые полгода было особенно тяжело, не буду лукавить. С какими-то вещами я не сталкивалась никогда, какие-то оказались сложнее, чем казалось на первый взгляд, постоянно всплывали нюансы, о которых раньше и подозревать не приходилось.

— Когда стало понятно, что всё — разобрались?

Где-то через пол года, ближе к выборам, я уже чувствовала себя гораздо увереннее, а к концу первого года пазл окончательно сложился и всё встало на свои места. Так что сегодня я уверенно могу сказать, что знаю про Забайкалье и свою работу всё. Начиная от тарифов и заканчивая поголовьем овец. Это не значит, что стало легче, это значит, что все окончательно разложилось по полочкам. И я точно вижу и знаю, в какой точке наш регион находится, куда ему двигаться дальше.

Лучший ответ — результат

— То есть сегодня Вас ничем врасплох не застать?

— В управлении большим и непростым регионом всегда есть место неожиданностям. Тем более неприятным. Нынешнее лето это особенно ярко продемонстрировало…

— Вы о наводнении?

— Да. Раньше наводнений в моей жизни не случалось, опыта подобного не было. Впрочем, для всего Забайкалья это, наверное, был новый опыт. Времени читать инструкции и спрашивать советов не было, нужно было принимать решения здесь и сейчас. Что делать, как организовывать работу, как спасать людей. Но, считаю, что мы все грамотно сконцентрировались, собрались и, работая буквально с листа, сделали все возможное.

— Но недовольные всё-таки есть…

— Конечно, есть. И я со многим согласна. Где-то мы всё-таки немного запоздали, где-то недоработали. Ситуация чрезвычайная, риск ошибок велик, и было бы странно, если бы они не происходили. Понятно, что люди были напуганы произошедшим, расстроены, злы. Понятно, что все это они будут выплескивать на власть. Это нормально. Я к этому спокойно отношусь.

— А как, кстати, вообще критику воспринимаете?

— Двояко, признаюсь. С одной стороны, не критикуют только тех, кто ничего не делает. Это часть моей работы, профессиональные риски такие. К конструктивной прислушиваюсь обязательно, учитываю. С другой стороны, я живой человек, и мне тоже бывает обидно слышать про себя и свою работу нелестные отзывы. Особенно когда они ничем не подкреплены.

— Как реагируете на обиду? Отвечаете как-нибудь?

— Стараюсь пропускать мимо. Но и отвечаю — своей работой. Говорить не о чем, нужно делать своё дело как можно лучше. Результаты моей работы — вот лучший ответ.

— Вернёмся к наводнению. Что происходит в крае сейчас, когда стихия улеглась?

— Это, конечно, было большое горе для всех нас. Пострадали дома, хозяйства. Чрезвычайное положение мы сняли, но до сих пор ведём оценку ущерба и только начинаем восстанавливать инфраструктуру. Уже выплатили всю единовременную материальную помощь, часть компенсаций ущерба. Весьма существенно помогло нам правительство России. В августе выделили 238 миллионов рублей из резервного фонда на материальную помощь людям. А на прошлой неделе Минфин принял решение выделить дополнительные средства. В первую очередь они пойдут на компенсацию ущерба аграриям и восстановление дорог.

Два разных человека

— На Вас лично как-то повлияла работа в должности губернатора? Изменился ли характер, взгляды?

— Да, и ещё как. Можно сказать, что Наталья Жданова образца 2016 года и образца 2018-го — это два разных человека.

— И в чём разница?

— Быть губернатором — это непростая и очень ответственная работа. И отпечаток она накладывает такой же, мышление меняется. Голова ни на минуту не прекращает работать: все время думаешь, анализируешь, держишь в уме, что нужно сделать сегодня, что завтра, а что через месяцы. Меняется отношение ко всему происходящему. Ведь ты отвечаешь буквально за всё, несёшь ответственность за край, за людей. В том числе перед президентом страны, который оказал такое доверие.

— А к людям меняется отношение?

— Меняется, конечно, скрывать не буду. Даже к близким. Я очень люблю свою семью, у меня нет ничего дороже моих близких. Но, кажется, и я дома стала такой… таким…

— Губернатором?

— Да! Более требовательной, категоричной даже. Ловлю себя на этом, критикую, однако когда ты всё время в боевой готовности, очень сложно выйти из этого режима. Иногда в воскресенье удается побыть дома и отключиться, но это очень короткие периоды.

— Тогда же, в начале губернаторской деятельности, Вы говорили, что только приступаете к формированию своей команды. Получилось?

— Я бы назвала этот процесс относительно бесконечным: кто-то приходит, с кем-то приходится расставаться. Были у меня и кадровые ошибки, и разочарования. Иногда приходится воспитывать, даже ругаться. Но в целом моя команда — это профессиональные, настроенные на одну волну и эффективные люди. Механизм отлажен и работает, я спокойна.

Руда, пшеница и Китай

— Вы сказали, что теперь точно знаете, как должен развиваться Забайкальский край. Остановимся на этом подробнее. В какую сторону двигаться будем?

— Давайте прямо: у Забайкалья, увы, не так много преимуществ. Но те, что есть, мы должны использовать максимально. Сегодня я вижу три стратегических направления развития региона. Во-первых, это горнодобывающий комплекс. Полезные ископаемые — наше основное богатство, наша гордость. Во-вторых, сельское хозяйство. Оно долгие годы было в некотором, скажем так, загоне, но у него высокий потенциал, которым просто грех пренебрегать. И в-третьих, наше уникальное геополитическое положение — соседство сразу с двумя государствами. Это наша особенность, этим надо пользоваться.

— Начнём с горнорудки. В какой-то момент казалось, что все возможности у нас практически исчерпаны. А получается, что перспективы есть?

— Я много думала о том, как запустить эту часть работы. С самого начала у меня был масштабный план. Я его показывала президенту, под него создавался промышленно-инвестиционный совет, шли переговоры с инвесторами. Но по ходу работы оказалось, что лучшим решением будет свести глобальное до уровня конкретных практических задач. И теперь смотрите, что получается: Быстринский ГОК даёт свои первые концентраты, только за начало сентября мы заложили камень на Удокане и заключили соглашение о сотрудничестве с «Мангазеей», которая займётся разработкой месторождений в Наседкино, Кочковском. Мы отстояли строительство рудника № 6 в Краснокаменске, это жизненно важный объект. В прошлом году «Росатом» перечислил первый денежный транш в 389 миллионов рублей, правительством РФ принято решение о финансировании в этом году рудника в объёме около миллиарда рублей. Вот они, конкретные вещи. Причём прорывные. Каждый из этих проектов — это сотни миллионов рублей в бюджет региона, это тысячи рабочих мест, новая инфраструктура, новая жизнь.

— Звучит довольно оптимистично.

— Более того, когда в регионе работают уже несколько инвесторов, гораздо легче находить новых. Открытие того же Быстринского ГОКа дало нам возможность строить дальнейшие планы. И появилась идея о том, что предприятие может стать опорной точкой для развития промышленного кластера региона. Стать той базовой площадкой, которая позволит привлекать сюда новых инвесторов, разрабатывать соседние месторождения, проводить дальнейшую геологическую разведку.

— Это пока только идея?

— Я уже проговорила это с компанией «Норникель», которая занимается развитием Быстринского ГОКа. И в конце сентября мы соберём промышленно-инвестиционный совет для всестороннего обсуждения этой идеи и начала работ.

— Многие проекты начались до того, как Вы стали губернатором. К тому же Удокану подступались десятилетиями…

— Считаете, надо было бросать начатое и выдумывать что-то новое, искать другие месторождения? Не соглашусь. Возможно, это не так амбициозно — завершать начатое не тобой. Но это реально. Иногда последний шаг сложнее первого, особенно когда проект лишается перспектив из-за долгой раскачки. Нужно заново убеждать, что все сработает. И мы это сделали.

Вернуться и идти

— Вторым направлением Вы назвали сельское хозяйство. Там тоже есть прорывные истории?

— Тут сложнее. Как я уже говорила, наш агропромышленный комплекс долгое время был в загоне, хотя еще в советские годы мы — и Читинская область, и Агинский Бурятский автономный округ — ордена получали. За овцеводство, за мясное скотоводство, за растениеводство. Вот к чему мы должны сначала вернуться, а потом отталкиваться и идти вперёд.

— А здесь что может стать точкой опоры?

— К сожалению, такой точкой выступают пока только племзавод «Комсомолец» в Чернышевском и агрокомплекс «Мангазея» в Нерчинско-Заводском районах. Этого мало, нам таких «комсомольцев» надо не меньше десятка. А у нас люди даже крестьянско-фермерские хозяйства пока не очень хотят создавать и, скажем, поголовье скота официально регистрировать.

— Почему?

— Видимо, боятся чего-то. Хотя мы регулярно всех уговариваем, разъясняем, что это выгодно — такая форма сельскохозяйственной деятельности очень серьёзно поддерживается на федеральном уровне: всевозможные субсидии, гранты, дополнительное финансирование.

— Всё равно не хотят?

— Не очень стремятся, скажем. Ну, значит, плохо пока разъясняем. Но даже и это не самое главное. Сейчас для прорывного развития нам просто необходимы крупные федеральные инвесторы. А они не идут пока, считая, что мы не можем дать серьёзных преимуществ: Забайкалье — зона рискованного земледелия, сохраняются проблемы с логистикой, реализацией продукции.

— Решаемо?

— Ну вот в горнорудном деле сдвинулись с мёртвой точки и хорошо сдвинулись, активно. И здесь справимся. Открыли в этом году фермерский рынок — отличная идея, я считаю. Проводим там ярмарки районов, только за это лето много районов там побывали. Заработал павильон Забайкальского края в приграничном торговом комплексе «Забайкальск-Маньчжурия», понемногу начали возрождать пищевую промышленность. Это всё первые шаги, но будут и другие.

— В этом году все сложнее ведь? Из-за наводнения многие хозяйства пострадали сильно.

— Да, тем не менее всё сельскохозяйственные работы в Забайкалье идут своим чередом. Началась уборка зерновых, рапса, идёт заготовка кормов. Тут, кстати, мощные дожди отчасти даже помогли: ничего не засохло и не сгорело, трава хорошая. А все пострадавшие хозяйства обязательно получат компенсацию. Сейчас все данные собраны, переданы в Москву, в Министерство сельского хозяйства Там работает экспертная комиссия. Все компенсации забайкальцы получат до конца года.

На Пекин

— Поговорим о третьем направлении — приграничном сотрудничестве.

— Геополитическое положение Забайкальского края — очень мощное наше преимущество. Но внимания ему нужно намного больше. У нас установились неплохие контакты с Китаем, один только поток туристов вырос почти в два раза. Мы провели биржи контактов российских и китайских предприятий, открыли несколько центров продажи забайкальских товаров — в том числе в торговом комплексе «Забайкальск-Мань-чжурия», о котором мы уже говорили. В прошлом году наши делегации ездили в провинцию Хэйлунцзян и во Внутреннюю Монголию, в том числе договорились и о продвижении нашей продукции.

— А с Монголией есть контакты?

— Восстанавливаем. Вот в текущем году в Восточном и Хэнтийском аймаках проводится Год русского языка и культуры, в следующем проведём Год монгольского языка в Забайкалье.
Успешно наш край отметился в выставке «Российско-Монгольская инициатива». Некоторые это даже называли монгольским прорывом Забайкальского края.

— Дальше куда?

— У забайкальского министерства внешнеэкономических связей много толковых идей, нужно только работать. Через Внутреннюю Монголию и Маньчжурию мы можем продвигаться дальше — на Пекин, Шанхай. В Пекине мы уже проводили презентацию Забайкалья, в Шанхае планируем в ноябре. Уже наметились предварительные договоренности, надеюсь, в скором времени начнём подписывать соглашения. Ну и нужна, конечно, поддержка федерального центра, без неё многих вопросов не решить.

— Что от них нужно, что мы не можем сделать сами?

— Ну вот, скажем, важный момент: запрет на поставки мяса и мясной продукции в Китай. Это уровень компетенции Москвы, пока они не договорятся, у китайцев не появится забайкальского мяса, а у нас еще одного рынка сбыта. Или очевидно, что без качественной и грамотной приграничной инфраструктуры сложно говорить о настоящем развитии внешнеэкономических связей. Сейчас мы ищем деньги на реконструкцию пунктов пропуска, дорожной сети. На федеральном уровне по нашей инициативе рассматривается возможность привлечь иностранные инвестиции. Об этом уже даже есть предварительная договоренность с Китаем.

Простые вещи

— Поговорим о более приземленных вопросах. Завершился проект «Забайкалье — территория будущего», который Вы инициировали в прошлом году. Как оцениваете итоги?

— Будем говорить, что закончился первый этап. Проект рассчитан на три года, и он обязательно будет продолжаться. Итоги этого года меня очень порадовали: люди активно включились в проект, выбрали, что им нужно, представили свои инициативы, отстояли их, сами контролировали весь процесс. Это была серьёзная работа, эффективная, важная. Хороший пример взаимодействия власти и жителей региона.

— Чаще всего люди выбирали строительство спортивных площадок. Вас это удивило?

— Обрадовало, скорее. Я даже не буду говорить о здоровом образе жизни, массовом спорте, это всё понятно. Гораздо важнее, что люди думают о том, как будут расти их дети. Это значит, что люди думают о будущем и верят в него.

— Вы открытый губернатор? К Вам легко попасть на приём?

— Да ко мне даже на улице легко подойти! Я одно время ходила обедать пешком, так не всегда дойти получалось: меня люди останавливали, задавали вопросы. И есть хочется, и уйти невозможно — это же мои земляки, они мне доверяют. Как отказать?

— О чём чаще всего просят забайкальцы?

— О самых простых, обыденных вещах. Ничего космического никогда: купите нам трактор или водовозку, отремонтируйте что-нибудь. Простые просьбы очень. Это и грустно, и понятно одновременно. В том число и поэтому появляются такие проекты, как «Забайкалье — территория будущего». Я рада, что люди поверили в него и в то, что власть слышит их желания.

— Все просьбы выполняете?

— Все, что могу, да. Иногда мне закон прямо запрещает какие-то вещи делать, но я всегда стараюсь разобраться по максимуму, всё-таки найти какое-то решение. А часто бывает так, что людям нужно, чтобы с ними кто-то просто поговорил, выслушал, утешил, объяснил. Это человеческое, это очень понятно.

— Сколько сейчас обращений на контроле?

— Навскидку — около полусотни. И ни одно не останется без ответа.

Разговор с президентом

— 9 сентября в Забайкалье прошли выборы. Вы следили за ними?

— Конечно. И как губернатор региона, и как обычный избиратель. Для меня, впрочем, как и для любого забайкальца, важно, кто будет представлять интересы людей в Законодательном Собрании, кто станет главой, кто займёт место в районном совете. Всегда стараюсь проголосовать одной из первых, уже в 8 утра.

— Что скажете о результатах?

— Люди сделали свой выбор, отдали гражданский долг — именно так я отношусь к голосованию. Выбрали тех, кого посчитали достойными. Это их конституционное право. Проценты в данном случае большого значения не имеют.

— Как будете работать с обновленным Заксобранием?

— Так же, как и раньше работала. Я уже не раз говорила и готова повторить снова: мне не важно, к какой партии относится человек, не важны его политические пристрастия, имидж и прочее. Мне важно, как он работает, насколько он эффективен и профессионален.

— В начале сентября в Забайкалье проходит ещё одно значительное событие: военные учения «Восток-2018». Как Вы оцениваете важность этого мероприятия для региона?

— То, что на нашей территории проводятся такие масштабные учения — крупнейшие за 37 лет!- это большая честь для Забайкалья. И очень важное свидетельство отношения федерального центра к нам. Также несомненно, что эти учения станут ещё одним шагом в укреплении дружественных отношений с Китаем и Монголией. Представители этих стран принимают участие в учениях.

— Говорят, Владимир Путин приедет. О чём будете докладывать президенту?

— Думаю, буду говорить о развитии Забайкальского края. Есть несколько важных моментов, которые я бы хотела обсудить с президентом — то же приграничное сотрудничество. Сегодня правительство страны вновь возвращается к теме открытых экономических зон, появление такой в Забайкалье могло бы стать серьёзным прорывом. В 1990-х годах в Читинской области уже рассматривалась идея создания такой зоны, но потерпела неудачу. Возможно, стоит вернуться к этому в новых реалиях. А ещё хочу попросить обратить внимание на наши энерготарифы, сегодня это одна из болевых точек региона, тормозящая наше развитие.

— Результатами переговоров поделитесь?

— Да, и я надеюсь, что мы придём к единому решению по этому и другим вопросам.

Настоящий прорыв

— Можете назвать три самых важных результата своей работы за 2,5 года?

— Три сложно. Их гораздо больше! Но первое, наверное, и самое главное, это то, что мы выплатили все долги перед бюджетниками. Помните, как все тяжело было, люди бастовали. Но мы собрались, все пересчитали и за первые же два с половиной месяца уменьшили долг на 80 процентов. А чуть позже и остальные 20 процентов закрыли.

— Да, я думаю, весь регион помнит об этом.

— Второе — это постепенное восстановление горнорудной промышленности, об этом мы подробно уже поговорили, не буду останавливаться. А третьим, наверное, назову перечень приоритетных мероприятий социально-экономического развития края, который мы подписали в мае этого года. В нём 36 мероприятий, рассчитанных до 2025 года. Туда входят все стратегические наши задачи: от развития агропромышленного комплекса до приграничного сотрудничества. И это прорыв, настоящий прорыв для нас. В том числе и во взаимодействии с федеральным центром. И хотя вы просили сказать о трёх результатах, но вот на столе у меня лежит грамота от жителей Мензы, к которым в конце августа прилетел первый, начиная с 1990-х годов, самолёт. Мы восстановили воздушное сообщение, и люди счастливы. И мы тоже. Я считаю возрождение внутренней авиации очень важным достижением. Сейчас у нас уже несколько направлений: Красный Чикой, Тунгокочен, Краснокаменск, Калар. Билеты все субсидируем из регионального бюджета, кроме Калара. Но в бюджет 2019 года и его включим.

— Почему это так важно?

— Да потому, что если в таком большом регионе, как наш, нет транспортной инфраструктуры, нет возможности ездить или летать, то он обречён на вымирание. А я этого допустить не могу. И никогда не допущу.

Синдром отличницы

— Под конец разговора немного о личном. Хоть Вы и сказали, что сложно переключиться, но должны же у Вас быть выходные. Что тогда делает губернатор Жданова, получается отдохнуть?

— Редко, увы. Почти всё, что могу себе позволить, это книги и редкие, к моему большому сожалению, встречи с друзьями. Несколько раз собиралась на рыбалку этим летом, но так ни разу и не выбралась. Что ж, буду следующего лета ждать.

— Что читаете?

— Классику перечитываю и детективы. Хотя детективы — это так себе чтение, наверное, но очень помогает перезагрузить мозги и отвлечься.

— Почему бы не взять отпуск? Боитесь оставить Забайкалье без присмотра?

— Боюсь. Но не потому, что мне некому доверить дела, я уже говорила, команда работает, механизм отлажен. Просто характер такой, спать спокойно не смогу. Синдром отличницы.
Уезжаю и сразу же начинаю волноваться, звонить каждые пять минут — как тут все без меня. И ругаю себя за это: всё работает, всё движется. Но и по-другому не могу уже. Раз уж назвалась губернатором — отвечаю за всё.

— Не жалеете о более, свободных временах?

— Нет, нисколько. Быть губернатором не только тяжело, но и очень интересно. Я благодарна судьбе за эту возможность. За то, что я могу сделать что-то для моей родины, для людей.

Мария Ильина. «Забайкальский рабочий» № 174 от 12 сентября 2018

В газете «Экстра» опубликован материал о конце «воровской» империи: «За последние два года «вор в законе» Георгий Углава по прозвищу «Тахи», отбывающий срок за вымогательство в одной из забайкальских колоний, потерял сразу двух своих ставленников в Петровск-Забаикальском и Улётовском районах: один погиб в ходе бандитских разборок, а второй стал жертвой народного мстителя. Отметим, что покойные при жизни являлись так называемыми «смотрящими» и координировали на подконтрольных им территориях деятельность местных преступных группировок. Однако на этом чёрная полоса в жизни Углавы не закончилась: сейчас ему грозит новый приговор по целой веренице уголовных статей».

Конец «воровской» империи

«Тахи» скоро начнут судить по новому уголовному делу

«За последние два года «вор в законе» Георгий Углава по прозвищу «Тахи», отбывающий срок за вымогательство в одной из забайкальских колонии, потерял сразу двух своих ставленников в Петровск-Забаикальском и Улётовском районах: один погиб в ходе бандитских разборок, а второй стал жертвой народного мстителя. Отметим, что покойные при жизни являлись так называемыми «смотрящими» и координировали на подконтрольных им территориях деятельность местных преступных группировок. Однако на этом черная полоса в жизни Углавы не закончилась: сейчас ему грозит новый приговор по целой веренице уголовных статей.

Невосполнимые потери

Так совпало, что ставленники «Тахи» стали уходить в мир иной после его задержания правоохранителями зимой 2015-го. Первым из них на тот свет отправился некий Игорь Сизиков, он же «Сизый», который, начиная с конца «нулевых», бесчинствовал от имени «вора в законе» в Улётовском районе Забайкалья. Там молодой криминальный авторитет, имеющий за плечами несколько судимостей по тяжким и особо тяжким статьям, сплотил вокруг себя приверженцев субкультуры АУЕ и обложил данью мелких предпринимателей. При этом он не чурался вместе со своими подельниками вымогать деньги и у простых обывателей. Основная часть средств, полученных незаконным путём, уходила в «общак», а далее распределялась по забайкальским колониям для материальной поддержки заключённых со «статусом».

В конечном итоге непомерная жажда наживы свела Сизикова в могилу: в конце декабря 2016-го он был расстрелян на пороге своего дома. По версии следствия, в роли «палача» выступил житель села Улёты, многодетный отец Алексей Капустин, которому потерпевший всячески досаждал в течение многих лет. Накануне трагедии между мужчинами в местном баре разгорелся очередной конфликт. В ходе него «Сизый» жестоко избил злоумышленника, чего тот впоследствии не смог ему простить. Спустя пару часов после инцидента он взял в руки ружьё и отправился вершить самосуд. Акт мести завершился тем, что рецидивист получил две пули в живот и две в спину. За совершение этого преступления убийца загремел за решётку на девять лет.

Вторым «смотрящим», попавшим под раздачу, оказался Михаил Лицай, которому «Тахи» отдал на поруки Петровск-Забайкальский район. Мужчина промышлял там тем же самым, что и Сизиков на подконтрольной ему территории. Однако к делам он подходил более грамотно в силу своего преклонного возраста. Как ни крути, но это не уберегло его от печального финала. Летом 2016-го криминальный авторитет перешёл дорогу своим соратникам — Руслану Уварову и Александру Иванищеву, «крышевавшим» предпринимателей, занимающихся заготовкой древесины. Он упрекнул их в том, что они не делятся с ним процентами. Те проигнорировали такую претензию, за что нарвались на крупные неприятности: Лицай стал вымогать у них деньги в качестве компенсации. Чтобы не платить по счетам, молодчики задумали расправиться с оппонентом.

Смертный приговор был приведён ими в исполнение в начале февраля следующего года. Тогда парни, изрядно набравшись алкоголя на дне рождения у их общего знакомого, наконец, собрались духом и пошли наказывать обидчика. Они ворвались в квартиру «смотрящего» и буквально искромсали того ножами. После этого убийцы избавились от улик: сожгли окровавленную одежду и выбросили оружие преступления. Только это всё равно не спасло их от уголовной ответственности. Через две недели после случившегося правоохранители, благодаря показаниям свидетелей, вышли на след злоумышленников.

Само собой на фоне столь серьёзных потерь влияние Углавы на преступный мир в тех районах, где заправляли его ставленники, несколько снизилось. На смену проверенным и надёжным людям пришли новички, которые уже действовали в интересах другого покровителя. При этом воспрепятствовать подобному «вор в законе» уже не мог, так как находился под стражей в СИЗО: в тот период его вместе с подельниками обвиняли в вымогательстве 400 тысяч рублей у читинского предпринимателя. «Тахи» до последнего думал, что выйдет сухим из воды и восстановит свои позиции на воле, но суд решил иначе и назначил ему наказание в виде трёх с половиной лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В результате ситуация с убитыми «смотрящими» оказалась для него не такой актуальной. Чтобы хоть немного скостить себе срок, авторитет подал апелляционную жалобу в вышестоящую инстанцию, в которой указал, что он стал жертвой оговора. Но эта попытка провалилась. Не найдя выхода из сложившегося положения, осуждённый смирился со своей участью. Только вот долго наслаждаться за решёткой покоем ему не пришлось.

Предатели среди своих

В 2018-ом следователям удалось довести до суда уголовное дело в отношении Углавы, ключевой статьёй в рамках которого фигурирует «Организация преступного сообщества, совершенное лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии». Эта статья, к слову, редко применяется в общероссийской судебной практике, а Забайкалье и вовсе сталкивается с ней впервые. Помимо этого «законнику» вменили ещё организацию нескольких разбойных нападений, угонов транспортных средств, вымогательств и краж в особо крупных размерах. За эти преступления обвиняемому сейчас грозит наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Что примечательно, участники одного из структурных подразделений созданного им ОПС уже получили суровые наказания. Этими «счастливчиками» стали представители группировки, занимавшейся в Чите в период с 2006 ПО 2010 годы хищениями дорогостоящих автомобилей с целью их возврата за выкуп. Для их поимки правоохранителями даже была создана специализированная следственно-оперативная группа. В начале 2015-го по подозрению в совершении данных преступлений были за-Ш держаны ю человек. В общей сложности-им инкриминировали 120 криминальных эпизодов, связанных с вымогательствами и 5-тонами. Общий ущерб, причинённый потерпевшим, составил более ю миллионов рублей. Парадокс, но эта шайка злоумышленников не смогла особо помочь сыщикам в изобличении «Тахи». Причина крылась в том, что тот взаимодействовал с ними не напрямую.

Ситуация в этом направлении сдвинулась с мёртвой точки, когда под прицел правоохранителей попал ближайший и соратник «Вора в законе» Фёдор я Титов, который вёл бухгалтерию внутри преступного сообщества. Мужчина, боясь угодить — надолго за решётку, заключил — досудебное соглашение со следствием и дал показания против своего хозяина. Немного погодя его примеру последовали и другие подчинённые Углавы, занимающие ключевые места в структуре ОПС: все они были [ задержаны вслед за вышеупомянутой бандой угонщиков. Откровения информаторов легли в основу обвинений, связанных, например, с деятельностью группировки, занимавшейся на территории Забайкалья вымогательством денежных средств у военнослужащих-контрактников. Её боевой костяк состоял из жителей Северного Кавказа и Закавказья. Злоумышленники действовали дерзко и агрессивно, угрожали расправой потерпевшим, жестоко избивали их. Ежемесячно такой бизнес приносил им сотни тысяч рублей. Естественно львиная доля от этих заработков доставалась «законнику». Ещё одна череда откровений из уст предателей касалась незаконной добычи и продажи нефрита, а также вымогательств, совершаемых на этой почве. Здесь местом действия являлся не только наш регион, но и республика Бурятия. Таким образом, сотрудникам правопорядка удалось собрать недостающие доказательства, подтверждающие причастность «Тахи» к преступлениям, за которые он теперь рискует полнить очередной срок. Добавим, что всего за решёткой сейчас находится около 100 его подельников. Им инкриминируют практически 8оо фактов краж, разбоев, угонов и вымогательств.

Согласно «Тахи» приписывают целенаправленное распространение субкультуры АУЕ (аббревиатура «Арестантский уклад един» - авт.) среди молодёжи в Забайкалье.
Максим Макаров. «Экстра» №37 от 12 сентября 2018

Журналист «Вечорки» Никита Ильяш рассказал на страницах газеты о начале развала обновлённой площади Ленина. По мнению эксперта, к которому корреспондент обратился за объяснениями, уложенная взамен красно-зелёной плитка начнёт рассыпаться уже через 2–3 года. Сегодня, гуляя по площади, уже можно увидеть сколы и трещины.

Начало конца площади Ленина

В прошлом году наконец-то свершилось то, о чем многие горожане мечтали довольно долго — центральная площадь Читы, которая носит имя Ленина, отреставрировали. Положили новый асфальт, плитку, переделали сцену. Сейчас в самом разгаре вторая очередь реконструкции — обновленный фонтан и колонны скоро также приобретут новый вид.

Но, к великому сожалению, не все так гладко. Новая площадь, которая еще и года не простояла, уже начинает постепенно разваливаться.

Как все начиналось

Разумеется, сперва следует упомянуть, что это не первая реконструкция, которую переживает площадь Ленина. Первая прошла в 2003—2004 годах. Именно тогда там появилась красочная красно-зеленая плитка, которая, на мой скромный взгляд, выглядела куда более презентабельно, чем нынешняя серая масса. В 2011-м часть плитки — около 200 кв. м — заменили. В 2014 году власти начали задумываться об очередной реконструкции города, но край долго отказывал городу в финансировании. Выделенные в 2015-м году 20 миллионов на площадь не пошли — их потратили на ремонт Мемориала боевой и трудовой славы забайкальцев. Лишь в мае 2017-го мэрия объявила аукцион на право реконструировать площадь. Стоимость работ составила более 66 млн. руб.

Что нам обещали?

Вот перечень работ, который утвердила мэрия: замена тротуарной плитки, бордюров, озеленение, установка скамеек, обустройство пандусов, асфальтирование территории. Кроме того, мдрия поручила заменить трубопровод водоснабжения, отремонтировать наружное освещение и систему электроснабжения. Но это не самое главное, что нам обещали.

«По пожеланиям общественности произведут замену всей плитки на более качественную. Она будет на несколько сантиметров выше предыдущей, иметь нескользкую поверхность и будет более устойчива к механическому воздействию и перепадам температуры. Также полностью заменят и ее подстилочный слой», — так говорила мэрия. Вот этот вот момент про механическое воздействие и перепады температуры зафиксируйте в мозгу. Чуть позже об этом поговорим. Все уже знают, что работами занималась фирма «Регион-Строй». Она же, кстати говоря, реконструировала площадь Декабристов. Обновленную площадь с фанфарами открыли в ноябре прошлого года. То бишь новой плитке и всему остальному нет еще и года.

Что же с ней случилось?

По информации нашего эксперта, плитку для площади привезли из Иркутска, так как якобы та плитка специально подготовлена для таких непростых погодных условий, как наши. И пролежит она благодаря этому гораздо дольше.

Но что же на самом деле? Да все не очень радужно. Если хотите — просто выберите денек и прогуляйтесь по новой плитке. Можете начать со стороны ул. Чайковского, можете наоборот — снизу. И внимательно присмотритесь. Первое, что бросается в глаза — огромное количество трещин на брусчатке. Какие-то из них проходят прямо посередине, что явно грозит тем, что постепенно плитка
попросту рассыплется. Идем дальше — внимательно присмотритесь к уголкам и стыкам плитки. Вы
найдете множество отколотых уголков, которые потрогаешь пальцем — и кусочки плитки начнут рассыпаться под ним. Особенно много таких сколов в районе сцены. Ну и третье — это плиты, уложенные около сцены. Непонятно, какой именно мастер и почему сделал такой огромный навес между вертикальными и горизонтальными плитами, но уже на многих участках плиты просто отломаны. И дальше будет только хуже. С бордюрами пока все поприличнее, но и они кое-где уже начинают разваливаться.

Вместо итога

Что ж, все пока не так печально, но ведь прекрасно видно, что это только начало.

— Этой плитке можно дать максимум 2-3 года, потом она рассыплется, — сказал наш эксперт. Разумеется, пока что это лишь мнение, высказанное только по внешнему виду плитки и всего остального. В ближайшее время редакция «Вечорки» намерена провести экспертизу самой плитки и выяснить, действительно ли она соответствует той, что была заявлена мэрией в техзадании аукциона, и не пахнет ли все это банальным отмывом бабла. А на самом деле такое впечатление складывается. Потому что и в нашем регионе есть фирмы, которые могли бы подготовить брусчатку для центральной площади города. Но почему-то их в расчет никто не взял. Тут, конечно, можно было припомнить нашим властям их сладкие речи про поддержку местного бизнеса, но всему свое время. Сейчас лишь стоит догадываться, сколько простоит новая площадь. И не придется ли выпрашивать деньги на новую реконструкцию?

Никита Ильяш. «Вечорка» №37 от 12 сентября 2018 года.

Газета «Земля» опубликовала интервью с заслуженным работником сельского хозяйства России, ветераном АПК Забайкалья, автором агинской породы овец и двух породных типов, одним из бывших руководителей аграрной отрасли Забайкалья Иваном Волковым о перспективах края и нужде в миллионе овец.

«Нам не нужен миллион овец…»

…Нам нужно два миллиона», — уверен заслуженный работник сельского хозяйства России, ветеран АПК Забайкалья, автор агинской породы овец и двух породных типов, один из бывших руководителей аграрной отрасли Забайкалья Иван Волков.

Вывозящая область

— Иван Васильевич, в чём видите перспективы развития сельского хозяйства и, в принципе, нашего аграрного Забайкалья? Мы же видим, что особенных надежд нет, а люди уезжают из региона. Не интересен им край…

— Я буду сейчас вас переубеждать! Я не согласен с тем, что перспектив нет. А мнение такое существует, потому что мы сами себя стали хаять. Сами. Да, развалилось село, но ведь разваливалась не только наша Читинская область, а разваливалась вся Россия. Но мы развалились больше всех, потому что у нас не было людей, кто мог бы повести. Я имею в виду село. Промышленности у нас сильно и не было, горнорудники были слабые, они развалились. 30-32 тонны золота у нас добывали, потом спустились до семи, сейчас 13 тонн, то есть дело пошло. А село развалилось, и мы его не собираем!

Мы — вывозящая область. Триста тысяч тонн хлеба отдавала государству Читинская область, но как умно делали! Хлеб — государственный продукт, но никуда не вывозили его, а оставляли дома, на хлебоприёмных пунктах, все эти 300 тысяч тонн перерабатывали в комбикорма, была людям работа. А дальше эти комбикорма уже государство распределяло — сколько-то себе оставить, сколько-то отправить в другой регион.
Мы вывозили шерсти до 16 тысяч тонн. Вторыми были в стране по поголовью, третьими — по вывозимой продукции! Картошку — военным, свёклу, морковь, капусту — всё же мы это вывозили! А сегодня всё завозим! Практически на 6 млрд рублей завозим молочной продукции. Вот какая разница.

— Это же общероссийская реальность?

— Россия сегодня себя обеспечила мясом и впервые, по итогам 2017 года, стала экспортировать, но немного, всего 250 тысяч тонн, по-моему, в Китай. Но в то же время у нас не хватает говядины, и мы почти столько её завозим. Хотя десять лет назад производство было 7 млн тонн мяса, а сейчас 14,6 млн — вон куда шагнули! Невообразимые результаты получены на свиноводческих комплексах. Свиноводческие комплексы в России работают все на уровне мировых по затратам корма на килограмм привеса. Мировым аналогам мы уступаем по воспроизводительной способности — многоплодность у свиноматок немного уступает, и технология несколько другая. Там для свиноводства есть инкубаторы, а в России нет. У нас если 500 граммов поросёнок родился, мы не боремся за его жизнь. По птице Россия тоже находится на мировом уровне по птицефабрикам. И по молоку какие показатели?! Россия советская доила 2700 литров, мы в области в лучшие годы — 2099, а сейчас доят 5500!

Сами себя схаяли

— Вот мы себя схаяли. Свиноводства не стало, птицеводства не стало. И мы сегодня ничего не предприняли, чтобы улучшить этот «имидж».

— А есть такие возможности?

— Есть! У нас есть преимущества несомненные. Потребность в кормах животных у нас почти на 50% ниже, чем на западе. Почему? Потому что в октябре там выпадает снег, огромный снег, животные все в стойлах, и до 10 мая они никуда не выходят, снег тает, всё сыро.
А у нас в Забайкалье лошадям мы почти ничего не готовим Почему бы не развивать коневодство? До нас умные люди были же, поголовье достигало 600 тысяч голов, а сейчас 93 тысячи. Крупного 800 тысяч было, сейчас — 440. Потребность в кормах не овцу -5 центнеров на зиму, нам двух хватает;
концентратов нужно 90 кг, нам 50-60 кг хватает! На молочное скотоводство, конечно, затраты должны быть серьёзными, а мясное — пожалуйста, занимайся! Нам хватает две тонны грубого корма, не надо 5 тонн. Это же всё отработано! И концентратов нам хватает 3 центнера, а не шесть. Вот какое мы имеем преимущество и до сегодня им не пользуемся!

— Почему мы так плохо живём, если мы такие умные?

— Природа умная у нас, а мы… Не очень, видимо.

Накормить себя

— Что делать с миллионом овец?

— А нам миллион не нужен! Крупных комплексов в Забайкалье не будет, об этом уже заявлено. Нам сказали, что наша главная задача — накормить своих людей, накормить себя. Чтоб накормить людей, нам надо иметь 700 тысяч голов КРС, два миллиона овец, 300 тысяч свиней и 150 тысяч лошадей. Я считаю, что именно такая структура обеспечит нам получение 123 тысяч тонн мяса, плюс 2 тысячи за счёт оленей и верблюдов, итого 125 тысяч тонн, это потребность нашего региона.

— Через какой период времени и какими ресурсами можно получить два
миллиона овец?

— Над этим вопросом нужно серьёзно работать. Надо составить оборотку стада, это основа основ! По лошадям у меня есть, прямо по годам, как до 150 тысяч дойти. Что касается крупного рогатого скота -вот привозили в край полторы тысячи голов племенного скота из Канады, и где он? Никто с .ним не работает, и никто не знает, сколько сейчас. Нам нужно получать приплод. Сейчас у нас есть сельхозпредприятия, фермеры, личные подворья. Но почему никто не работает? Ведь взять если по-прежнему, фермер. -это же кулак! А кулак имел страшную производительность. Где она сегодня? Но фермер не виноват. У него ничего нет, с ним никто не работает, всё заброшено. По данным за 2017 год, на 2,5 жителя нашего края приходится одна голова КРС, в России — на семь человек одна. У нас на 2,2 человека -одна овца, в России на 6 человек; лошадей — у нас на 11 человек одна лошадь, а в Российской Федерации — на 40. У нас просто нет производительности! Мы должны получать 120 ягнят, овцематка даёт 150 ягнят! Почему все дохнут-то?

— Почему?

— Потому что нет технологии. Все всё забыли. Пришли новые люди, школ нету, семинаров нету; ниш ни- чего не проводит по животноводству. Одна идея — просить деньги!

Прекратить приписки

— Вся трагедия — это приписки. Мы фактически ничего не производим, а отчитываемся! Производство мяса в свиноводстве у нас на одну голову — 253 кг, такого в России нету. 134 кг — в скотоводстве, тоже много. В овцеводстве забайкальском страшных приписок нету, там просто нет продукции, вот и всё.
Первое, что нужно, — отказаться от приписок. По отчётам Забайкальский край производит 85 тысяч тонн мяса, а фактически, я считаю, мы производим 52-53 тонны, и это показатель уровня хороших советских лет. Мы отчитываемся о производстве 165 тысяч тонн картофеля, при этом ещё 65 тысяч завозим, итого получается 230 тысяч, а для потребления нам надо 115 тысяч всего! То есть — или спиртовой завод открывать, или патоку готовить, или чипсы, с такими-то показателями?! Россия производит 207 литров молока на человека, мы — 313. И на 6 млрд ещё завозим…

— Кому выгодны эти приписки? Или понеслось в своё время, и остановиться не можем?

— Так и есть, начали в двухтысячных годах. А сейчас очень слабый состав директоров в хозяйствах. Главы администраций сёл меняются часто. Большинство и не знают, как делать расчёт производительности, а некоторым главное, чтоб машина была импортная. Пришёл, поработал, было 1000 тонн молока в деревне, через полгода стало уже 1100.

— А в советский период были приписки?

— Нет, конечно. В советский период посадили бы. Это после 2000-го началось. А если про советский период вспоминать, однажды я присутствовал на бюро райкома. Выяснилась такая ситуация: не выполняли план по молоку, купили масло, сдали на маслозавод и перевели на молоко, чтоб отчитаться. Так за это дело первого секретаря с работы сняли, председателя райисполкома с работы сняли…

— И что, прямо про все случаи узнавали?

— Так это один случай, больше быть не могло.

— А сколько, по вашим … данным, у нас овец?

— По данным ЦСУ (Центральное статистическое управление. — Авт.), с козами в 2017 году было 494 тысячи голов; если коз у нас 60 тысяч, овец, значит, остаётся 430 тысяч.

— Вы верите в эту статистику?

— Нет. Овец у нас ещё меньше. Я много анализирую материала. Хозяйства сдают отчётность в районные управления, в племенную службу, в министерство сельского хозяйства, но серьёзного анализа этих документов никто не производит. Если анализировать, то приписки видны невооружённым глазом.

Государственный миллиард

— Как с этим бороться, Иван Васильевич?

— Вплоть до прокуратуры хочу дойти. Предыдущий министр сельского хозяйства Кузьминов уже начал входить в курс дела, я к нему неоднократно обращался, если бы не известные события, он бы, я думаю,
начал этими вопросами заниматься. Начали проверять площади посевов и паров — это обязательно нужно делать, чтобы поправить статистику и прекратить приписки в растениеводстве. Наше государство и наш край очень серьёзные деньги выделяют на вопросы разведения скота. По моим подсчётам, грубо, на разведение ушло не меньше миллиарда бюджетных денег, а прорыв так и не наступил. Кроме этого, государство даёт субсидию «корова — телёнок», но мы получаем по 50 телят, не больше, остальное — приписки. Наша администрация выделяет большие суммы, в пределах 30 млн рублей в год, на искусственное осеменение КРС у населения. Это настолько серьёзная работа, раньше в колхозах и совхозах были технологи на фермах, всё велось под наблюдением, а сейчас в России осеменение ведётся только на крупных комплексах, поскольку это высокие технологии. У населения на западе искусственного осеменения нет, и не то, что не хотят, просто нужен надзор серьёзный. Прибалты только освоили технологию, по хуторской системе работают. А у нас что происходит? У нас
сегодня в плем-центре все документы уничтожены. Деньги затрачены, а документы где?

— Так это преступление?

— Я считаю, что прокуратура должна всё это проверить. Государство даёт большие суммы, и они должны работать для всего нашего края. Должен быть, результат!

Мария Вырупаева.«Земля» №37 от 11 сентября 2018 года.

Районные издания

«Агинская правда» в день борьбы с терроризмом почтила память Даримы Аликовой, погибшей при захвате школы в 2004 году в Беслане. Журналист вспоминает страшные события того дня и публикует слова родных об отважной учительнице, которая не бросила своих подопечных и помогала им до последнего: «Дарима, беги!» — крикнула ей коллега, но Аликова осталась. Там, где была нужной своим ученикам».

«Утром первого сентября мама, как всегда, собиралась в школу. Прихорашивалась, думала, что будет выступать на линейке, — вспоминает дочка Даримы Алана. — Обычно, когда у нас кто-то выходит из дома, впереди обязательно идёт бабушка, читает молитву, и только потом пропускает остальных за порог. А в тот день бабушка Аза Шмеловна замешкалась в комнате, и мама вышла первой. И сразу нам как-то тревожно стало, что мама без молитвы ушла».

Розы для Даримы Аликовой

В поселке Агинское на здании Агинской средней школы №2 установлена мемориальная доска, посвященная воину-афганцу Никону Комогорцеву, рядом с ней другая, где на черном мраморе выбиты слова: «В этой школе училась Дарима Аликова (Базарова), погибшая от рук террористов в г. Беслан в 2004 году». В школе Дарима (училась в 1968—1978 годах) всегда была лидером, возглавляла школьную комсомольскую организацию. Комсорга Дариму Базарову знали и уважали все — и хулиганы, и комсомольцы, и учителя и даже строгий директор Ж.Т. Тумунов.

Каждый год третьего сентября в День солидарности в борьбе с терроризмом во дворе второй школы проходит траурный митинг. Учителя и старшеклассники вспоминают гражданский подвиг выпускницы Даримы Базаровой. Первого сентября 2004 года все каналы телевидения вещали праздничные новости со школ страны. Ничто не предвещало беды. Вечером этого же дня пришло первое тревожное известие о захвате заложников чеченскими террористами Басаева средней школы №1 в городе Беслан (Северная Осетия). Нападение на школу произошло утром, в ходе торжественной линейки в день начала учебного года. Стреляя в воздух, террористы загнали в здание школы более 1100 человек — детей, их родителей и родственников, а также работников школы. Несколько террористов со стороны Школьного переулка отрезали путь к бегству.

В заложниках оказалось много детей дошкольного возраста: из девяти детсадов в городе четыре не работали из-за затянувшегося ремонта, вследствие чего многие родители привели с собой на линейку малышей. Вооруженные бандиты заминировали по периметру спортзал школы. Бомбы находились в пластиковых бутылках, начиненных взрывчаткой, гвоздями и шурупами. Часть взрывчаток была подвешена над головами заложников, часть была расставлена вдоль стен. Все бомбы были соединены друг с другом, а пульт управления находился на полу, у которого, сменяя друг друга, дежурили боевики.

По официальным данным, жертвами событий в Беслане стали 334 человека, в том числе, 186 детей, 800 человек получили ранения различной тяжести. Среди погибших была и наша землячка — Дарима Аликова. Она во время захвата заложников до последнего приободряла и защищала своих учеников. Как вспоминают очевидцы, третьего сентября во время штурма, сразу после первого взрыва в спортзале её видели у окна -она подсаживала детей, чтобы те могли выбраться из ада — одного, второго, третьего… «Дарима, беги!» — крикнула ей коллега, но Аликова осталась. Там, где была нужной своим ученикам. Многие дети от обезвоживания организма не могли идти. Так и лежали на полу. Она поднимала их и успокаивала…

Дарима Базарова с мужем Александром Аликовым приехали в Северную Осетию в 1985 году. Они познакомились в Москве в Высшей комсомольской школе — осетин и бурятка из Аги. В школе она преподавала историю и мировую художественную культуру. Ученики, бывшие заложники, вспоминают о ней со слезами на глазах, только как о герое. Федеральная газета «Новые известия» в те трагические дни опубликовала воспоминания очевидцев трагедии. Ее воспитанники, коллеги говорили, что Дарима
Батуевна старалась улыбаться, чтобы детям не было страшно.

«Утром первого сентября мама, как всегда, собиралась в школу. Прихорашивалась, думала, что будет выступать на линейке, — вспоминает дочка Даримы Алана. -Обычно, когда у нас кто-то выходит из дома, впереди обязательно идет бабушка, читает молитву, и только потом пропускает остальных за порог. А в тот день бабушка Аза Шмеловна замешкалась в комнате, и мама вышла первой. И сразу нам как-то тревожно стало, что мама без молитвы ушла».

«Все три дня учительница нас успокаивала, — рассказывал ее ученик Сослан Гусиев. — Малышей она гладила по голове, говорила, что все будет в порядке, никто никого не убьет. Потом, когда стало не хватать воды, Дарима Батуевна старалась свою долю отдавать детям». Когда террористы совсем озверели, перестали выпускать в туалет и запретили воду, Дарима распотрошила букеты, которые ребята принесли ей в подарок. Она собирала лепестки роз и раздавала детям. Говорила: «Пожуйте их, и во рту будет влага».

…Дариму нашли только восьмого сентября. Муж с братом и друзьями ездили на опознание каждый день. После освобождения школы мужчины семьи не пускали Азу Шмеловну Аликову в морг, боялись за ее здоровье, но она все-таки пошла и опознала невесту — дочь…

Дарима очень хорошо вошла в осетинскую семью, называла свекровь мамой, а она ее — дочерью. Она была изящной, невысокого роста, всегда улыбчивая, ее очень любили родственники и друзья мужа . Всегда говорила, что у осетинского и бурятского народов очень много общего: уважение к старшим, взаимопомощь, воспитанность. Она была прекрасной хозяйкой, шила, вязала, хорошо готовила как осетинские, так и бурятские блюда.

После случившегося на похороны в Беслан прилетели сестра Даримы Валентина и брат Арсалан. Мама Даримы Бальжима Дамдиновна не смогла приехать из-за болезни, позвонила в Осетию и сказала: «Спасибо вам. Наша дочь была с вами счастлива. Похороните ее по вашим обычаям, а мы здесь закажем молебен в дацане, будем читать молитвы и зажжем лампадку — зула».

После трагедии ее ученики нарисовали любимую учительницу среди красных лепестков роз в ярких лучах солнца…

Сергей Доржиев. «Агинская правда» №106 от 4 сентября 2018 г.

Журналист Лариса Соколова провела интервью с главой Балейского района Сергеем Гальченко. Он рассказал о существующих проблемах местной власти и перспективах дальнейшего развития, о том, чего добился сегодня муниципалитет, и какие задачи предстоит ещё решить. Глава уверен, что необходимо развивать собственное производство и поднимать доход района.

В жизни муниципалитета нет мелочей.

Проблемы и перспективы органов местного самоуправления России сегодня волнуют всех без исключения. И это объяснимо: повседневная жизнь каждого из нас зависит от эффективности работы «родного» муниципалитета в гораздо большей степени, чем от активности всех органов федеральной и

региональной власти вместе взятых.

Два десятка лет назад, когда в нашей стране формировались принципы местного самоуправления, его чаще всего называли формой народовластия, возлагая на местные органы непомерные надежды по развитию демократии в стране.

Прошедшие годы энтузиазма поубавили, выявив огромный ком проблем в сложившейся ныне системе.

О проблемах местной власти и перспективах дальнейшего развития, о том, чего добился сегодня муниципалитет, и какие задачи предстоит ещё решить, наша беседа с главой района Сергеем Гальченко.

— Сергей Юрьевич, 18 сентября 2016 года Вы официально вступили в должность главы муниципального района «Балейский район». Ваши первые впечатления о нашем районе?

— Впечатления самые хорошие. Я вернулся на свою малую родину, а это уже о многом говорит. Я не забыл, какие здесь люди живут, а люди здесь очень хорошие, которые поверили в меня, поверили в мои намерения изменить в районе что-то в лучшую сторону. И вот сейчас, окунувшись во все эти проблемы, я еще больше и тверже уверен в своих силах и буду все делать, чтобы ситуацию переломить в лучшую сторону, чтобы как можно больше положительного от моей трудовой деятельности было в целом в районе. А проблемы, они везде одинаковы. Это бюджет, его дефицит. Лишний раз убеждаюсь, что задачи перед главой — нужно увеличить работу по наполняемости бюджета, нужно привлекать как можно больше инвесторов, затягивать их для того, чтобы район развивался и производство развивалось. Кроме этого, важно участие во всех федеральных, региональных и муниципальных программах.

В нашем районе много точек роста как в экономике, гак и в других отраслях. Очень много инициативных людей, которые предлагают свои идеи по благоустройству и другим направлениям. За 2 года всего 10% реализовано от того, чего хотелось бы сделать. Сегодня мы видим положительные моменты в благоустройстве города: завершена первая очередь реконструкции городского парка и прилегающей к нему территории, в 2019 году эта работа будет продолжена, чтобы и старшее, и молодое поколения смогли провести своё время с пользой; городская площадь приведена в надлежащий вид; своё предназначение вновь обрело здание спортклуба «Олимпиец», его прилегающая территория позволяет заниматься физической культурой и спортом; преображается придомовая территория улиц Октябрьская, №№114, 116, Журавлёва, 6.

— Есть ли у нашего района перспективы достойного развития?

— Да, есть. Достойное развитие района будет только при хороших экономических аспектах. По объективным причинам сдвинулось открытие фабрики «Омчак» (ноябрь 2018 г.). Есть хорошие перспективы у ООО «Тасеевское» по отработке хвостов на ЗИФ-1. В следующем году планируется добыча золота.

Хочется заметить, что на согласование тех или иных документов требуется много времени, гю некоторым сроки длятся до 6 месяцев. В целом, если заработает экономика, будут и рабочие места. Достойная жизнь — это комфортные условия для проживания. Жить надо и работать в одном месте. Хватит ездить по вахтам. На каждом заседании в правительстве Забайкальского края я говорю об этом. Как и о том, чтобы вернуть былую славу Балею, горнорудной промышленности. Для этого необходимо, чтобы все выданные лицензии на нашей территории заработали в полную силу.

Что касается загрязнения рек, то надзорные органы слабо реагируют на это. В конечном итоге предприятия, нарушающие природоохранное законодательство, несут минимальное наказание, что несоизмеримо с нанесенным ущербом. Мы со своей стороны прилагаем все усилия, чтобы такие нарушения не имели место быть. По этому поводу были направлены письма-обращения во все инстанции, вплоть до губернатора Забайкальского края.

На городской площадке открыта крупная сеть магазинов, где доступные цены, большой выбор продуктов питания. И в этой ситуации выигрывает только потребитель. Есть хорошие точки роста в индивидуальном предпринимательстве сельских территорий. Открыт кооператив «Станица» для торговли сельхозпродукцией, которому передана торговая площадь в безвозмездное пользование.

Работа по развитию сельхозкооперативов в сельских поселениях будет планомерно продолжаться. Одно из направлений — сбор дикорастущих растений. В планах оборудовать спортивные площадки в отдаленных микрорайонах: школ №14, №4, №6. В микрорайоне Отмахово молодёжи негде проводить свободное время, здесь необходимо обязательно открыть клуб.

Будем участвовать в проектах по строительству очистных сооружений, по водоводу, по курорту «Ургучан», в котором отдыхают люди с разных уголков страны. Совместно с городом Нерчинском — в туристическом направлении.

-Сергей Юрьевич, чтобы достичь каких-либо результатов в любом деле, надо четко видеть цель. Ваши основные цели и задачи как главы района?

— Самая главная цель — это разобраться с бюджетом. Денежные средства бюджета должны тратиться рационально, точечно, а каждая копейка, потраченная из районного бюджета, должна приносить пользу району, его экономике.

— На сегодняшний день, какие сферы деятельности самые проблемные и требуют особого внимания?

— Тарифы ЖКХ, ремонт дорог, пассажироперевозки. Что касается последнего, то это проблема ни одного десятилетия. Было предприятие, использующее транспорт города и района, но не вкладывающее ничего в его развитие. Просто-напросто полученная прибыль делилась между учредителями. В 2016 году на нашу территорию пригласили крупного пассажироперевозчика Артема Меияйло, который дал заключение, что с таким автопарком изначально работать убыточно. В 2017 году открыли новое предприятие по перевозке пассажиров, взявшее на себя все риски, включая и борьбу с нелегальными перевозчиками, которые не платят налоги. Администрация района прилагает все усилия для поддержания ООО «Балейская транспортная компания», но повышение ставок МРОТ, увеличение цен на ГСМ, запасные части не способствуют улучшению ситуации в этом вопросе. Если ситуация на предприятии не изменится в лучшую сторону, то будет стоять вопрос о создании МУГ1а по
пассажироперевозкам, о пересмотре маршрутов для удобства пассажиров.

— Сергей Юрьевич, за такой короткий промежуток времени изменить что-либо сложно. И, тем не менее, что такого глобального Вам удалось сделать, находясь на посту главы района?

— Глобального, может быть, пока еще и не удалось, но сегодня правительство Забайкальского края, губернатор Наталья Николаевна Жданова понимают то, какие проблемы есть в Балейском районе, поддерживают меня как главу. Конечно, нужно доказывать актуальность всех проблем.

За это время нашу территорию посетили пять федеральных чиновников. И каждый раз при встречах акцент делается на район. Это все для того, чтобы с ними здесь работать, и таким образом стараться ускорить решение наших проблемных вопросов. Наш район вошел в губернаторский проект Забайкалье — территория будущего» (ремонт спортклуба «Олимпиец») на общую сумму 7,5 млн. рублей.

Работу по проектам продолжим в следующем году и на территориях сельских поселений. Нужно активней работать с ТОСами. Есть положительные примеры прошлого года — это получение гранта по строительству детской площадки в с. Колобово и места отдыха в Матусово. Эти два ТОСа в этом году получили по 80 тыс. рублей от губернатора за успешную реализацию своих проектов.

Завершено строительство спортивной площадки в Нижнем Кокуе, ремонт спортзала в Матусовской школе будет завершен этой осенью.

— Что Вы можете сказать о принятом бюджете? Какие положительные стороны Выможете отметить по сравнению с бюджетом прошлого года?

— Положительные моменты, конечно. несомненно, есть. Мы, когда планировали бюджет 2018 года, все-таки надеялись, что он будет у нас более сбалансированным, но никто не мог предвидеть повышение МРОТ, майские указы президента. На сегодняшний день всю нагрузку по увеличению данных затрат районный бюджет пока несет на своих плечах. Мы надеемся, что нам правительство каким-то образом поможет. Мы предоставили целый пакет документов на возмещение затрат в связи с увеличением МРОТ. На этот год увеличили выделение денежных средств по таким направлениям, как культура, образование.

— Что является основными источниками доходов и пополнения бюджета района?

— Основными источниками, конечно, являются НДФЛ, НДПИ от горнорудных предприятий, работающих на нашей территории, субсидии, дотации из краевого бюджета — 60%. Есть и собственные доходы -40%. Самостоятельную бюджетную политику ведем, все же оглядываясь на край.

— На Ваш взгляд, какие направления деятельности будут способствовать увеличению собственных доходов района?

— Только развитие производства, без развития производства увеличить собственные доходы практически невозможно. Надо выстраивать политику таким образом, чтобы было как можно больше желающих у нас на территории начать свою трудовую деятельность — производственников, представителей сельского хозяйства и других каких-то направлений. Только таким образом мы сможем стать более самодостаточными и решать развитие нашего района в процентном отношении более самостоятельно, чем ждать, когда нам поможет правительство Забайкальского края или федеральные власти.

— Какой сфере деятельности будет у делено большее внимание со стороны власти в плане финансирования?

— Бюджетная сфера. Это образование, которое охватывает целый ряд направлений: дошкольные учреждения, школы. Это культура. Если власть сегодня независимо от того, па какой она территории, упустит развитие этих направлений, то, я думаю, произойдет отток жителей из нашего района, а мы от этого не выиграем. Поэтому сегодня одной из главных задач в это непростое финансовое время является то, что мы должны удержать всю социальную сферу. Мы сегодня не закрыли ни одного детского сада, ни одной школы. Мы сегодня должны стараться укреплять их материально-техническую базу. Сегодня проблем там тоже очень много, хватает. Будем искать денежные средства, конечно, с привлечением инвесторов, и будем этой работой заниматься. Впервые в этом году на ремонт образовательных учреждений были выделены средства из районного бюджета. Образование-это фундамент развития. Дети — это наше будущее, и как будем мы вкладывать средства в образование, такое и будет наше будущее. Я сам участвую в работе комиссии по делам несовершеннолетних, вижу, с какими проблема-т сталкивается подрастающее поколение, поэтому в ближайшее время планирую провести открытые уроки со старшеклассниками. Практика такая имеется с положигельыми результатами.

— Давайте затронем сферу здравоохранения.

— Проблемы в этой сфере существуют. Здравоохранение финансируется из регионального бюджета. По большому счету, муниципалитет не может вмешиваться в решение тех или иных вопросов в данной сфере. Запланировано проведение «круглого стола» по работе ЦРБ на территории напето района на конец сентября-начало октября с приглашением Аягмы Гармаевны Ванниковой, заместителя председателя правительства Забайкальского края по социальным вопросам, министра здравоохранения Забайкальского края Давыдова Сергея Олеговича и депутатов нового созыва Законодательного Собрания Забайкальского края.

В Законодательном Собрании нам обязательно нужен депутат с нашей территории, который бы мог отстаивать каши интересы на уровне края.

— Очень многим будет интересен ответ на вопрос, касающийся коммунальной сферы. Не секрет, что у нас в городе очень высокие тарифы за коммунальные услуги. Вы как представитель власти можете как-то повлиять на подобную ситуацию? Если да, то какие шаги предприняты Вами в данном направлении?

— Сегодня, к сожалению, сложно главе района влиять на тарифную политику. Сегодня нет полномочий у районной власти контролировать эти все процессы, но есть отдельные моменты, которые власть должна использовать. Ценовую политику в крае ведет региональная служба по тарифам. Отдаленность от железной дороги накладывает свой отпечаток на тарифы. Сегодня мы ведем планомерную работу по получению субсидии от правительства Забайкальского " края за перевозку угля. Я считаю, что такую высокую цену население не должно оплачивать. Занимаемся и будем заниматься этим сложно решаемым вопросом. Нам предстоит очень большая, трудоемкая работа. Также для снижения тарифов в 2019 году планируется открытие второй очереди центральной котельной, которая в этом году принята на баланс городского поселения как незавершенный объект строительства, соответственно отпадет необходимость в эксплуатации котельных №6 и центральной районной больницы.

— Больной вопрос — дороги. Будет ли проводиться качественный ремонт дорог в Балее?

— Качественный — это значит хороший асфальт и хорошая отсыпка дорожного полотна. В 2017 году на городской площадке был составлен проект по ремонту дорог, стоимость которого составляет 75 млн. рублей. Одним нам, понятно, с этим не справиться, поэтому мы неоднократно обращались за поддержкой к правительству и губернатору Забайкальского края. По проблемам и строительству дорог принял участие в работе «круглого стола» в Госдуме. Дело в том, что очень много денежных средств выделяется на федеральные дороги, а нужно финансирование отдать на местный уровень, и тогда положение дел сдвинется с мертвой точки. Дорожной деятельностью будем заниматься, как и дорогами в муниципальных поселениях. В селах Сарбактуй и Барановек требуется строительство мостов, стоимость каждого составляет 68 млн. рублей. Проект согласно всем ГОСТам составлен, но без поддержки Федерации нам их не осилить.

— Сергей Юрьевич, одним из приоритетных направлений в работе главы муниципального образования являются встречи с жителями района, на которых порой приходится отвечать на самые неудобные вопросы. Что дают такие информационные встречи самой власти и руководителям структурных подразделений администрации?

— Во-первых, это общение с жителями района. Когда напрямую общаешься, мне кажется, больше каких-то положительных эмоций у людей и у представителей власти, в частности, и у меня. Это вот одно из таких хороших моментов информационных встреч. Второе, конечно, это анализ, то есть что у нас сегодня творится в поселениях, какие там проблемы, чего хотят люди. Хотя в целом-то и понятно, чего хотят люди, — жить лучше. Общение с людьми — это одно, а вот решение тех вопросов, которые прозвучали от людей, — это совершенно другое, особенно понимаешь, что сделать все сразу тоже невозможно. Самая трудная задача — это выбрать актуальные, самые главные проблемы и начинать их решать. Информационные встречи, несмотря ни на какие трудности, будут продолжены. Мы какие-то вопросы решаем, какие-то не можем, а если мы не можем, будем говорить, почему не смогли.

Моя работа с общественностью начата с 2016 года. Мои двери открыты для приема граждан. Я готов выслушать любые предложения, как отдельных граждан, так и от общественности. Приходите со своими предложениями, мы их совместно обсудим, и что в наших силах, претворим в жизнь.

— Сергей Юрьевич, спасибо за интервью и за подробные ответы на поставленные вопросы.

Лариса Соколова. «Байкальская новь» № 72 от 7 сентября

6 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ребята! Вы нам побольше, побольше информации о жизни смотрящих, воров в законе давайте. Это же так интересно! Вам самим не противно? Называйте вещи своими именами: преступник и всё! Какой вор в каком законе? Вы сами разносите заразу в умах подростков.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо за статью с Н.Н. Ждановой, очень интересно  и доступно написано.Труд губернатора- это действительно большая ответственность и обязанность.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Наталья Николаевна, более года назад вы подняли проблему «торгашей» и их точек в районе Бабушкина-Бомягкова, сами ее озвучили. Но воз и ныне там, точек и грязи там все больше. Это один конкретный пример вашей деятельности, озвучить проблему не значит справиться с ней. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Скажите пожалуйста, когда Вы собираетесь остановить беспредел с тарифами на маршрутки? Какое качество жизни у людей в переполненных маршрутках 24 в бесконечном заторе  по ул.Рахова?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Прочитал интервью со Ждановой. Только меня тянет блевонуть? Она в крае то была от силы пару месяцев за эти 2,5 года. все по МОСКВАМ и бизнес классам самолетов. Край разваливается,все министры только на свои карманы работают,монополисты жируют, самые высокие тарифы на все! Во время наводнения она облажалась полночью, недееспособное правительство у неё в целом. Нужно срочно увольнять ее Путину. Она не понимает ничего в Управлении, в экономике и в кадрах. Люди не переваривают уже эту фамилию. Она что с луны свалилась или с борта S7 после коньяка? Дать такой опус -стыд ! 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Согласен с Анной Филипплвой,совершенно безответственная карьеристка,уже смешно на это смотреть,но ухватилась,а отчета своему поведению не отдает совсем,надеюсь,уже наверху знают об ее бесчинствах,несмотря на ее "связи"Невозможно,чтобы губернатор был таким несолидным,как она

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить