НОВОСТИ
16 ОКТЯБРЯ
14 октября
13 октября

Коровы насмерть вязнут в битуме – обзор газет Забайкалья

Практика показывает, что самое гиблое дело, которым можно заняться в Борзе – это разведение крупного рогатого скота. В начале февраля в районе была вспышка ящура, из-за которой пришлось забить больше 200 коров. И хотя карантин там отменён ещё весной, в городе до сих пор есть возможность лишиться поголовья. Причём очень оригинально – утопив парнокопытных в резервуарах с битумом.

Районные издания

Долиной смерти окрестили местные жители территорию битумного завода в Борзе, куда время от времени через дыры в заборе заходят домашние животные и гибнут в вязкой жиже.

«Огромные, расположенные в земле бетонные резервуары, в которых поблёскивает чёрная маслянистая жидкость, местами видны останки погибших животных, и повсюду разносится специфический запах. Одним словом, жуть», — так описывает место журналист газеты «Борзя Вести».

На завод он пришёл вместе с местным жителем, который недавно потерял в битуме корову. Подобные случаи происходят здесь постоянно, и даже удивительно, что в этих болотах не потонул какой-нибудь ребёнок. Пытаясь повлиять на ситуацию, автор в конце текста обращается к главе города, требуя оградить территорию завода.

Борзинская «Долина смерти»

В недавнем времени на видеокамеру сотового телефона житель Борзи снял видео, на котором показал, как в результате безответственности городских чиновников на битумном заводе, что располагается в залинейной части нашего города, гибнут животные. Таким образом, владелец частного подворья Иван решил привлечь к возникшей проблеме внимание не только городской администрации, но и общественности.

Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. В один из сентябрьских дней мы связались по телефону с Иваном и договорились о встрече. И вот мы стоим у железных ворот, преграждающих вход на территорию битумного завода, через железные прутья видны кирпичные полуразрушенные здания и чёрные, прокопчённые цистерны. На первый взгляд, кажется, всё в порядке: ворота заперты на замок, и вход на территорию преграждает стена. Так как же попадает скот на территорию предприятия? «С южной стороны, – Иван открыл одну из воротных створ и жестом пригласил нас следовать за ним. – Там когда-то была натянута металлическая сетка, потом её не стало, украли. И вот с тех пор скотина заходит на территорию завода беспрепятственно, вязнет в гудроне и гибнет». В подтверждение своих слов Иван указал на чёрный, лежащий за кустами акации вздувшийся труп коровы. Неприятная картина, в нос ударил запах разлагающегося мяса, и загудел рой мух, густо облепивших смердящую тушу.

Отойдя на приличное расстояние от туши, интересуемся у хозяина, почему скот ходит безнадзорным, было бы гораздо лучше, если бы домашние животные находились под присмотром пастуха. Выслушав наш вопрос, Иван сокрушённо махнул рукой и рассказал, что уже сдавал скот под присмотр пастуху, а вскоре убедился в том, что это то же самое, что выбрасывать деньги на ветер. Присматривающий за скотом пастух оказался настолько «резвым», что вверенная под его присмотр корова принялась сбегать из стада и приходить домой раньше положенного времени.

«Зачем я буду платить деньги за выпас, если пастух так безответственно относится к своим обязанностям? — посетовал Иван. — Один раз приехал за коровой, а пастух мне говорит, корова сбежала. А если её так кто-нибудь заколет на мясо, и что, пастух опять разведёт руками и скажет «сбежала»? После осмотра погибшего животного продолжаем экскурсию и идём вглубь территории завода, где Иван обращает наше внимание на то, что южная сторона предприятия полностью разгорожена, что в свою очередь позволяет домашнему скоту беспрепятственно приходить на это гиблое место.

Видны останки погибших животных

С каждым шагом перед нами открывается жуткая картина: это огромные, расположенные в земле бетонные резервуары, в которых поблёскивает чёрная маслянистая жидкость, местами видны останки погибших животных, и повсюду разносится специфический запах. Одним словом, жуть, даже мурашки начинают бежать по коже, как подумаешь о том, что будет, если человек оступится и упадёт в одну из этих, наполненных вязкой смолой ям. А попасть в подобную беду прежде всего могут дети, их здесь часто можно увидеть. Что же влечёт их в это страшное, сеющее смерть место? Скорее всего, чувство сострадания к животным, попавшим в беду. Вот и в недавнем времени подростки помогали взрослым мужикам вызволять из жидкого месива бурёнку. Об этом и многом другом нам рассказала наша новая знакомая Валентина, направляясь в «долину смерти», где, как мы и упоминали выше, приходила в себя вызволенная общими усилиями из гудрона тёлка:

«Ещё в мае в гудроне утонули моих четыре годовалых телёнка, угорели насмерть. Обратилась в Борзинскую межрайонную прокуратуру, чтобы они привлекли к административной ответственности всех тех, по чьей безалаберности разгорожено предприятие битумного завода. А они, в свою очередь, отправили отписку главе города, чтобы тот рассмотрел моё обращение и принял меры. Лето прошло, понимаете, лето! И никаких мер со стороны городской администрации не было принято, скот как тонул, так и тонет в гудроне. Ну ведь также не делается, мы тоже в течение года ухаживаем за скотиной, порой ночей не спим, и вот итог, погибли все четверо, и виноватых найти невозможно».

Действительно, за время сбора материала о гибели животных на территории битумного завода нам довелось пообщаться со многими жителями частного сектора, расположенного в залинейной части нашего города. И убедиться в том, что из-за безответственной работы чиновников многие из владельцев частных подворий, занимающихся разведением подсобного хозяйства, несут убытки. Возьмём, к примеру, владельца погибшей коровы Ивана. В разговоре с нами он упомянул о том, что на его подворье до недавнего времени было четыре головы скота: бык, телёнок и две коровы. В хозяйские планы входило продать старую бурёнку, а на вырученные деньги обеспечить в зимнее время кормом оставшийся скот. Теперь планы рухнули, а это значит, что нужно искать дополнительные средства, чтобы хоть как-то залатать возникшую в хозяйстве «прореху».

Ну а мы решили со страниц нашей газеты обратиться к так называемым слугам народа, сиречь депутатам, и, в частности, к главе города Н.Н Яковлеву. Во время предвыборной гонки каждый из вас щедро источал посулы и заверения в том, что будет отстаивать интересы простого народа. Так не кажется ли вам, что пришла пора сдержать своё слово и принять надлежащие меры, пока в этом чёрном, бесхозном месиве не оборвалась чья-нибудь человеческая жизнь? До какой поры в результате вашей безответственности будут страдать те, кто старается обеспечить и прокормить свои семьи с помощью подсобного хозяйства? Если дело и дальше пойдёт по присказке «ни шатко ни валко», то доведённые до отчаяния владельцы подсобных хозяйств намерены собрать подписи и отправить жалобу не только губернатору Забайкальского края, но и в приёмную президента Российской Федерации.

Валентин Старицын. «Борзя Вести» №37 от 13 сентября

В Новой Чаре на помощь местных властей, наоборот, уже особо не рассчитывают. По крайней мере, в вопросах обслуживания жилых домов. Как пишет журналист «Северной правды», в селе есть несколько жилых домов, стоящих со времён строительства БАМа. Сделаны они были с умом, но не совсем – вместо скатных крыш получились плоские, и через несколько лет дождевая вода стала просачиваться сквозь кровлю.

Усугубляет ситуацию то, что за домами не значится никакая управляющая компания, и жильцам приходится искать свои способы борьбы с протеканием. Например, скидываться на ремонт крыши.

Автор предлагает в качестве выхода жителям таких домов собирать деньги не просто на ремонт, а на установку дополнительной крыши со скатами. Собственно, ради этого призыва, кажется, текст и написан.

Сам себе коммунальщик

Тема коммуналки, пожалуй, самая неиссякаемая для любого города — от миллионных мегаполисов до скромных посёлков городского типа. О происходящем в сфере ЖКХ можно бесконечно рассказывать в СМИ, искать правды в чиновничьих кабинетах, спорить с соседями и коммунальщиками, возмущаться на страницах соцсетей. Позволю себе взглянуть в прямом смысле на верхушку этого айсберга, а именно — на крыши наших пятиэтажек.

Вода камень точит

Когда мэр украинской столицы Виталий Кличко в своей крылатой фразе призывал киевлян «готовиться к земле», новочарцы уже научились противостоять буйству иной стихии — воды. Вопреки законам логики, она затапливала Новую Чару не снизу, а сверху. Такое стало возможным «благодаря» нескольким причинам.

Наши чарские дома — одни из самых лучших на БАМе. В них просторные квартиры, более того, жители каждой из них могут позволить себе подышать свежим воздухом на балконе — такой роскоши лишено большинство бамовцев. Оригинальные фасады домов выполнены в национальном стиле и несут неповторимый казахский колорит. Ещё новочарские пятиэтажки построены с огромным запасом прочности и способны выдерживать даже мощные землетрясения. Единственное, против чего они бессильны, — это время. Время, помноженное на не всегда вовремя проведённый ремонт и некоторые не самые практичные конструктивные особенности зданий.

Крыши бамовских домов, в отличие от новостроек, лишены скатов, с которых дождевые и талые воды легко стекают вниз, практически не задерживаясь на вершине здания. «Палубы» же панельных пятиэтажек предсталяют собой плоскую поверхность, покрытую толью или гудроном. Естественно, данные материалы не способны конкурировать с крышей с откосами из шифера или профлиста. К тому же такое покрытие приходит в негодность, и водостойкий слой приходится периодически подновлять. Иначе вода через технический этаж хлынет прямо в квартиры!

«Оно мне надо?…»

Кому же выпало бремя поддержания в надлежащем состоянии этой плоской «дамбы», сдерживающей натиск вод на дома новочарцев? Самим жильцам квартир, страдающим от «половодья», причём не только весеннего! В посёлке нет управляющей компании, которая, располагая штатом специалистов, техникой и оборудованием, занималась бы профилактикой аварий и ремонтом жилого фонда. Многочисленные небольшие товарищества собственников жилья (ТСЖ), как правило, разрозненны и чаще всего выполняют лишь функцию посредников между жильцами домов и ресурсоснабжающими организациями.

Поэтому в большинстве своём сами жильцы и вынуждены скидываться на ремонт общедомового имущества. Как мы понимаем, дело это непростое: наверняка в каждом доме можно встретить личностей, ничем, кроме выпивки, не интересующихся. Да и уважительные причины не сдавать деньги находятся часто и в большом количестве. Когда дело доходит до ремонта крыш, у жителей нижних этажей возникает и ещё одна отговорка: «Оно мне надо? Пусть платят те, кого затапливает!»

Естественно, при таком подходе реки, текущие с крыш, становятся всё полноводнее. Течь порой достигает третьего этажа, но и это не самое тревожное. Стихия нашла для себя новое русло — шахты коммуникаций, в которых пролегают провода и к которым подведены счётчики электричества. Попадание воды в них всерьёз угрожает сбоями в работе электроснабжения. Самым проблемным в этом плане можно назвать дом №30 по улице Магистральная: год от года ситуация там становится всё сложнее.

Вот и спешат вверх по лестнице нанятые жильцами рабочие, а также те из хозяев квартир, кто имеет золотые руки и разбирается в техническом устройстве дома. И если специалисты справляются с задачей на «ура», то народные умельцы порой могут нечаянно нарушить что-либо в сложном механизме жилого дома.

Выше крыши

Но как решить вопрос в корне — так, чтобы не приходилось бесконечно латать дыры да ставить хлипкие заплатки? Выход один — надстроить технический этаж классической крышей со скатами. Многие из домов бамовских проектов тоже имели плоские крыши и, соответственно, страдали теми же недостатками, что и новочарские пятиэтажки. И проблема была устранена именно методом надстройки так называемых вальмовых конструкций. Только произошло это несколько раньше — в конце 90-х — начале 2000-х, когда в новых домах только-только начинались первые течи.

Тем не менее и Новая Чара не стала исключением: у нас такие надстройки венчают две пятиэтажки. Только вот каким образом над ними появились крыши «домиком»? Одно из зданий, работы на котором велись в этом году, попало под программу капитального ремонта. Но жители другого дома были вынуждены оплачивать возведение крыши из своего кармана. Сумма сбора оказалась крайне внушительной — более 40 тысяч рублей с одной квартиры! Но только благодаря такому кардинальному решению живущие под новой крышей уже забыли как страшный сон потёки на потолке, грязные и покоробленные обои, отсыревшие кухонные гарнитуры и многие другие «прелести» то и дело утопающего дома.

Чтобы не замёрзнуть

В заключение хотелось бы немного отклониться от темы и вернуться с небес на землю: с крыш — в подвалы. Начался сентябрь, а значит на носу отопительный сезон. Но рано, рано ещё тянуть окоченевшие руки к батареям или вставать под тёплый душ. Для того чтобы названные блага цивилизации добрались до наших домов, нужно потрудиться. Или расплатиться. Ведь организация, поставляющая населению тепло и горячую воду, ставит перед ТСЖ и жильцами ряд условий для подключения отопления к каждому дому. Только выполнив указанные процедуры, можно получить тепло. И кто же должен подготавливать дома к отопительному сезону? Правильно, ТСЖ или мы с вами. И придётся либо раскошеливаться на сантехников, либо химичить самим — на свой же страх и риск! Потому что все мы, новочарцы, по сути, вынуждены быть сами себе коммунальщиками!

Дмитрий Игнатович. «Северная Правда» №37 от 12 сентября

«Знамя труда» опубликовало письмо главы Красного Чикоя Артёма Сенотрусова — тот беспокоится из-за появления регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО). Этим оператором является компания «Олерон+», она с начала 2019 года начнёт заниматься сбором, хранением и утилизацией мусора по всему краю. И хотя фирма ещё не приступила к работам, Сенотрусов оператором уже недоволен:

«На площадку в селе Красный Чикой будет вывозиться только бытовой мусор. Самостоятельно вывозить мусор будет запрещено, а такие отходы, как картофельная ботва, шлак, строительный мусор и так далее, вывозить будет нельзя. Сёла района потонут в несанкционированных свалках».

Вообще-то, признаётся глава Красного Чикоя, сёла и сейчас окружены свалками, но потом, уверен он, будет ещё хуже.

В этом же тексте Артём Сенотрусов фактически выступает против главы района, который жаловался на плохую разъяснительную работу сельской администрации среди чикоян насчёт обращения с мусором. Чтобы вести такую работу, возражает глава села, надо сначала нормально чистить свалки, а это не входит в полномочия местных властей.

Есть возражения и предложения

Прочитал в районной газете ответы на вопросы главы района Евгения Гостева в ходе пресс-конференции, и у меня возникли мысли, которыми я хотел бы поделиться с читателями.

9 сентября прошли выборы депутатов совета муниципального района, и одним из первых вопросов, рассматриваемых новым советом, предлагаю включить вопрос обращения с отходами на территории района с приглашением компании «Олерон+». На сегодняшний день компания предлагает создать площадку для хранения мусора в селе Красный Чикой, на которую будет вывозиться мусор изо всех сёл района. Там он будет сортироваться, и неликвидный мусор будет вывозиться на полигон ТБО в город Петровск-Забайкальский. Не понятно, где будет находиться данная площадка.

Второй вопрос: в Красном Чикое компания предлагает построить семь мусорных контейнерных площадок, куда население будет самостоятельно доставлять бытовой мусор, за что будет взиматься плата. То есть одна площадка будет более чем на 300 домов. В селе компактная застройка, свободной земли практически не имеется, да и кто из жителей согласится, чтобы в непосредственной близости от дома была площадка, на которую из всех соседних улиц жители будут выносить мусор?

Третий вопрос касается всех жителей района. На площадку в селе Красный Чикой будет вывозиться только бытовой мусор. Самостоятельно вывозить мусор будет запрещено, а такие отходы, как картофельная ботва, шлак, строительный мусор и так далее вывозить будет нельзя. Сёла района потонут в несанкционированных свалках. Если сейчас наблюдается их ежегодный рост, особенно в лесах, то с нового года ситуация кратно ухудшится.

Эти вопросы мной были озвучены на совещании с представителями министерства природных ресурсов Забайкальского края и экологической инспекции Забайкальского края, но, к сожалению, ответов получено не было. Администрация сельского поселения приглашала руководство «Олерон+» для проведения совещания в селе по этим вопросам, но это приглашение было проигнорировано. Прошу вновь избранных депутатов совета муниципального района озаботиться данной проблемой.

Глава района также на пресс-коференции озвучил вопрос о плохой разъяснительной работе с населением со стороны сельского поселения. Безусловно, это очень актуальный вопрос, и ответственности с поселения никто не снимал. Но рассмотрим и другую сторону. Последним годом, когда свалка в селе содержалась в удовлетворительном состоянии, был 2015-й. Тогда на содержание свалки было израсходовано 600 тысяч рублей.

Очищалась же свалка по следующему графику: в мае и сентябре очистка производилась еженедельно, четыре раза в месяц, в остальной период два раза в месяц. Рост числа несанкционированных свалок был минимальный. В 2018 году очистка производилась четыре раза: 7 мая, 9 июня, 7 июля и 20 августа, этого крайне недостаточно. Свалка периодически была забита отходами полностью, и там не то что высыпать мусор, но и развернуть автомобиль было проблематично. Для того, чтобы проводить качественную разъяснительную работу с населением, в первую очередь существующие свалки должны периодически очищаться, чтобы население в любой момент могло беспрепятственно высыпать мусор на неё.

Получается, что 2 августа администрация села уведомила администрацию района, что свалка забита полностью, очистка же была проведена только 20 августа, и 20 дней на свалку не было возможности вывезти мусор. В это время шла подготовка к «Семейской круговой», и мы просили население навести порядок. Люди откликнулись, а вывезти мусор некуда, вот и росли несанкционированные свалки, свалка пришла на улицу Западную. Для ликвидации их требуются финансовые средства в сумме 400 тысяч рублей. У поселения таких средств нет. 2 августа мы обратились в администрацию района, и этот вопрос, я думаю, решается, так как ответа до настоящего времени не получили.

Что касается утверждения, что я, как глава поселения, предложил принять полномочие «утилизация и переработка бытовых отходов и мусора» на уровень поселения, то могу пояснить, что этого никогда не предлагал и не мог предложить по одной причине — это не является полномочием ни главы поселения, ни главы района. Это в исключительной компетенции представительных органов местного самоуправления, то есть совета района и совета поселения. Такого рода предложений от совета района в поселение не поступало. В заключение прошу всех жителей села всё-таки вывозить мусор на свалку, так как иначе мы все будем жить не в красивом и чистом селе, ходить в лес и радоваться первозданной природе, а находиться на сплошной свалке.

А. Сенотрусов. «Знамя труда» №74 от 14 сентября

Краевые издания

Корреспондент «Экстры» Алеся Малинина сходила на публичные слушания, посвящённые межеванию земли в центре города, где до 2016 года был машзавод. Сейчас на его месте появляется гипермаркет торговой сети «Абсолют», а само предприятие перекочевало в посёлок ГРЭС, под крышу станкостроительного завода.

На слушаниях обсуждалась возможность перераспределить участки, чтобы снова открыть проезд по улице Курнатовской, перенести троллейбусную остановку и открыть парковку. По плану, правда, вышло, что парковка будет построена вместо зелёной зоны на улице Новобульварной — этот участок городские власти предложили забрать «Абсолюту» в обмен на освобождения проезда по Курнатовской.

Проект завернули на доработку, потому что другим предпринимателям, арендующим участки в том же районе, предложили вместо земель, отведённых под строительство, земли под благоустройство. Это если кратко. Если нужно развёрнуто,

«Перекрой» по-читински

Городские власти снова делят территорию бывшего «Машзавода»

Со смертью «Машзавода» как предприятия читинцы уже практически свыклись. Разве что иногда с грустью вспоминают, каким он был раньше, добавив, что совсем «страну развалили». И вот новый скандал – недавно в здании администрации Центрального района Читы состоялись общественные слушания, на которых был представлен план перепланировки улиц в районе бывшего промышленного гиганта.

Банкротство ради «спасения»

Как известно, «Машзавод» покинул свою территорию, перебравшись на ГРЭС ещё в конце 2016 года. Собственники предприятия тогда заключили договор со Станкостроительным заводом, который располагался в этом посёлке. Дескать, это практически единственное, что могло спасти в тот момент «гиганта мыслей и отца русской демократии». На деле же все прекрасно понимали, что подобное решение вобьёт последние гвозди в крышку гроба некогда успешного предприятия. Собственно, так оно и получилось.

Но осталась земля, причём в центре города. Кусочек, несомненно, лакомый во всех отношениях. Для того чтобы продать землю, акционеры предприятия запустили процедуру банкротства. Сделано это было потому, что недвижимость находилась под арестом из-за накопившихся долгов. Запущенная процедура помогла решить эту проблему, и вскоре земля получила новых владельцев. Конечно, всё это подавалось «под соусом» спасения завода.

По словам заместителя председателя правительства Забайкальского края Дмитрия Кочергина, решение это приняли собственники предприятия «с целью финансового оздоровления и вывода «Машзавода» из процедуры банкротства». Сказка на не самого умного человека, противоречащая банальной логике. То есть, чтобы вывести завод из процедуры банкротства, мы сперва должны его таким сделать, всё распродать, а потом обязательно заживём. Куда вылилось это «заживём» на практике, мы все прекрасно знаем.

Среди новых собственников земли в настоящий момент значатся несколько читинских предпринимателей и гостья из соседнего региона — ИП Шагдарова, владелица торговой сети «Абсолют», крупнейшего ритейлера Бурятии. Зарегистрирован он, тем не менее, в Крыму, где нынче исключительно щадящие налоги. Ну, это так, к слову.

«Абсолют» в том районе должен был открыться ещё до конца 2017 года, однако выяснилось, что разрешение на строительство компания получила только весной 2018-го. И вот теперь проект будущего гипермаркета готов (впрочем, фактически здание тоже почти готово, но на это почему-то все закрывают глаза).

В итоге мы имеем огромную территорию со своими собственниками, которые приобрели её за средства весьма немалые. Тут, если честно, уже и не знаешь, к кому вопросов больше — к акционерам бывшего «Машзавода», которые при первой возможности спихнули «мертвеца», или к власти, которая спокойно смотрела, как гибнет промышленный гигант. И вот теперь последние проснулись. И вышли к предпринимателям «с предложением, от которого нельзя отказаться».

А было ли деревце?

Во время прошедших общественных слушаний власти предложили по-новому «раскидать» купленные участки. Представитель бюро «Геоплан», которое разрабатывало проект, предложил реконструировать производственные помещения «Машзавода» в оптовую базу, супермаркет и парковку почти на 300 мест. Также предлагается «пробить» улицу Курнатовского через территорию Машзавода и вновь сделать её сквозной. Кроме того, перенести троллейбусную остановку от бывшей проходной и сделать её ближе к входу в будущий «Абсолют». И настанет красота и благолепие, всем будет очень удобненько, посчитали авторы и заказчики проекта.

Владельцы будущего гипермаркета согласились предоставить часть своей территории для реконструкции и заказали проект перепланировки. А в компенсацию согласились взять удобный им кусок Новобульварной с зелёными насаждениями. Не сказать, что это решение коренным образом мешало бы абсолютовцам, однако изначально у них в планах было организовать тупиковый въезд на свою территорию и обустроить парковку там, не трогая Новобульварную. Но отказываться от предложения городских властей они, кто бы мог подумать, не стали. И даже проект перепланировки оплатили из своего кармана. Учитывая, что пресловутое разрешение на строительство ИП Шагдарова получила далеко не сразу, становится понятно, откуда такой внезапный альтруизм.

Теперь же «благодаря» этому решению часть аллеи, которая отойдёт «Абсолюту» в качестве компенсации, будет вырублена под парковку. Тут стоит сразу сказать о том, что, опять же по изначальной договорённости, разрешение на строительство выдавалось «Абсолюту» с условием, что аллею с деревьями на Новобульварной не тронут. Теперь этот запрет уже не актуален.

То есть прощай ещё один зелёный кусочек нашего города. И это при том, что одной из главных экологических проблем в крае является проблема с загрязнением воздуха. Это отметил даже президент, который назвал Читу в числе 12 городов, где этот вопрос стоит наиболее остро. Также глава государства подписал указ, в котором, в частности, ставилась задача снизить уровень загрязнения воздуха в Чите в 2024 году. Тут бы местной чиновничьей элите броситься парки разбивать и деревья массово высаживать, а не вырубать последнее. Но, видимо, из высоких кабинетов всё видится как-то иначе.

Отдай, я сказал!

В таком варианте проекта под передел попадают и другие собственники. Им предлагают отрезать часть своей земли под улицу, а отрезанную часть им выдадут с другой стороны. Даже если закрыть глаза на вырубку деревьев, то всплывает ещё один скользкий момент. Конкретная земля выделяется под конкретные нужды.

— Вы в курсе, что вы забираете участки, предназначенные под строительство, а отдаёте под благоустройство? На них нельзя строить, это неравноценный обмен! — сообщил один из недовольных.

На это возразить представителям «Геоплана» было нечего, они действительно не оценивали назначение и стоимость изымаемой и компенсационной территории. Если для «Абсолюта» такой обмен оказался удобным — ведь устроить парковку на месте аллеи закон не запрещает, это всё ещё «благоустройство», то для других такой передел будет неприемлем. По факту то же самое, что отдать часть своей квартиры соседу, а самому получить часть квартиры в другом районе. Просто потому, что так кому-то удобнее.

В итоге было решено отдать проект на переделку с учётом замечаний присутствующих сторон и, когда он будет готов, собраться снова. По факту же мы можем наблюдать, как городские власти, не пожелав самостоятельно заняться облагораживанием территории, сейчас пытаются загребать жар чужими руками и решать проблемы за счёт других людей. Это и читинские предприниматели, и пресловутый «Абсолют», и даже простые горожане, которые теперь могут лишиться одной из немногих оставшихся в городе зелёных аллей.

Каким образом на этот раз будут делить землю, и как в итоге будет выглядеть бывший заводской квартал, мы узнаем не раньше, чем через месяц. «Экстра» обещает следить за развитием событий.

Алеся Малинина «Экстра» №38 от 19 сентября

«Вечорка» в недавнем номере много места отдала материалу журналиста Егора Захарова, посетившего Цугол во время масштабных учений «Восток-2018», в которых участвовали российские, китайские и монгольские войска. Вместе с сотней журналистов за манёврами наблюдал Владимир Путин. В тексте Захарова президента немного, зато много впечатлений от происходящего:

«Вслед за тяжёлым буханьем артударов на полигоне затрещали зенитки, затем заработали огнемётные системы «Буратино», и на поле боя вышли юркие китайские самоходки. Потом появились степенные танки, добавившие гулких звуков, а уже под занавес ИЛы начали выбрасывать парашютистов».

Учения здесь описаны без замашки на всеобъемлющее описание, а больше через историю поездки самого журналиста. Тут и забавные диалоги с корреспондентами из других стран (и тут про Скрипалей упомянули), и милая сцена между генерал-майором и рядовыми солдатами, и 

«Восток-2018»: Большие победоносные манёвры

Глядя на то, как артиллерия и вертолёты долбят далёкие сопки, чувствуя сотрясение воздуха после вздымающихся столбов дыма, я несколько раз поблагодарил судьбу за проваленный план. Воплотись он в жизнь, пришлось бы не стоять в тесной толпе коллег, а драпать от собственной армии подобно условным террористам.

Если честно, то получить аккредитацию на грядущие учения «Вечорка» не надеялась. Мы знали о повышенном интересе московских и зарубежных коллег, поэтому окучить «Восток-2018» планировали из незаметной калитки. Хитрый план состоял в том, чтобы накануне манёвров загнать мобильную редакцию на ближайшую сопочку. Отсутствие аккредитации компенсировал бы хороший бинокль, горячий чаёк и прочий комфорт.

Набитое брюхо Ми-26

За годы, прошедшие после ликвидации штаба Сибирского военного округа, местные журналисты отвыкли от гостеприимства военных. Поэтому первым сюрпризом стал звонок представителя пресс-службы Восточного военного округа, сообщившего, что в 3.30 в условленном месте прессу будет ждать автобус. Вторым сюрпризом стало то, что автобус поедет не на Цугол, а до военного аэродрома «Черёмушки». Доставить около 120 журналистов на «Восток» предстояло громадному Ми-26, чему многие несказанно обрадовались. Оно и понятно. Во-первых, вертушка долетает в Могойтуйский район почти за час — в три раза быстрее автомобиля. Во-вторых, статистика даёт авиации больше очков в безопасности. Ну и, наконец, путешествие на крупнейшем в мире вертолёте тоже, знаете ли, не каждый день выдаётся. Всё это некоторых коллег радовало, как школьников. Лишь в дальнем углу «коровы» увидел грустные глаза знакомого англичанина Оливера. «Небось, сожалеет, что Петрова с Башировым без него гоняют», — подумал я и оказался прав.

Многофункциональная полынь

Единственный минус вертолёта — это его шум. Зато неработающие уши и язык окупают глаза, под которые попадает всё и сразу. Сверху становится видно большой крест, немного тщательно скрытой под сеткой техники и пасущихся около неё коров. Когда Ми приземлился и унял огромные лопасти, на него нацелились десятки телефонов. Но суровые военные объяснили, что мы находимся на территории военного объекта, охраняемого от фотосъёмки. Нарушители этого правила рисковали остаться без аккредитации и приехать в свои редакции вообще с пустыми руками. Зачехлённые объективы с их обладателями дальше повезли на четырёх «Уралах».

Короткий путь лежал мимо палаточного форпоста Народно-освободительной армии Китая и диковинных машин связистов. Антенны военной техники были замаскированы вениками полыни и напоминали пальмы. Разноцветный КамАЗ «Мегафона», лишённый этой мимикрии, смотрелся ярмарочным петрушкой. До командного пункта, около которого роилось несколько палаток, «Уралы» не доехали метров 100. Но и этого хватило, чтобы продемонстрировать гостям тяготы и лишения военной службы, а также одну из российских бед. Степная дорога после дождика и протекторов «Уралов» стала похожа на банку с солидолом. Понятно, что налипшее на 240 ног месиво тщательно выколачивалось на бетонке, ведущей к КП. Пока журналисты проходили осмотр перед входом в палатку, эту слякоть с плит пришлось убирать военнослужащим. Здесь пришло время первого шока.

— Товарищи солдаты, тут ещё немного грязненько, — обратился старший по званию к двум воинам, возюкающим полынными вениками по бетону. Прильнув к маскировочной сетке, я увидел на погонах говорившего одну крупную звезду. Нихрена себе, генералитет как с рядовыми вежлив.

Через некоторое время всю творческую братию пропустили через рамки металлоискателя. В палатках немедленно возникла атмосфера позднего Вавилона — французы, испанцы и англичане распивали чаи, делились минобороновскими булками и спрашивали друг у друга пароли к вайфаю, а у российских военных — время начала манёвров. Те с хитрой улыбкой велели ждать «три зелёных свистка», а понизив голос, ссылались на прибытие «самого».

Наконец журналистов вывели организованной толпой на площадки около президентской вышки и, чтобы они не заскучали, показали, откуда начнутся «военные действия». Через какое-то время над полигоном закружили вертолёты, сопровождавшие импровизированный «борт №1». Затем на вышке появились снайперы, и после них к наблюдательному пункту прошагал Верховный Главнокомандующий. За ним следовали сопровождающие, в числе которых семенили губернатор и полпред.

Всего в учениях на Цуголе приняли участие до 25 тысяч военнослужащих, более 7 тысяч единиц техники, около 250 самолётов и вертолётов. Народно-освободительная армия Китая была представлена 3,5 тысячи человек и 600 единиц техники.

Вставала земля на дыбы

В военных действиях определённо есть своя красота и поэзия. Тем более если в них нет реальной смерти, но есть всё остальное. Например, растянувшиеся в стихотворную строчку Ка-52, тихий клёкот пулемётов, выбивающих пыль на склоне сопки. Рёв бомбардировщиков и штурмовиков, поочерёдно укладывающих в мишени свой смертельный груз, от которого почва под ногами заметно вздрагивала, а в небо поднимались гигантские серые «грибы» и следом за ними чёрно-белые дымовые хвосты. Однако дадим место официальному языку армейского пресс-релиза.

В целях завоевания огневого превосходства, дезорганизации управления войсками и оружием условного противника подразделения группировки ракетных войск и артиллерии в составе оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М», установок реактивных систем залпового огня «Торнадо-1», «Ураган», «Град», самоходных артиллерийских установок «Мста-С», «Мста-Б», «Гиацинт», «Акация» и артиллерийских орудий, а также авиационная группа в составе стратегических бомбардировщиков Ту-95 и дальних бомбардировщиков Ту-22МЗ дальней авиации, фронтовых бомбардировщиков Су-24 и авиационных комплексов Су-34 нанесли массированный удар по подразделениям противника.

Всего, как следует из релиза, в массированном ударе было задействовано 42 ударных самолёта, 52 системы залпового огня и 27 орудий. После этого обороняющиеся подразделения 36 мотострелковой бригады ВВО и подразделения НОАК приняли участие в подготовке наступления и развёртывания контрударной группировки.

Вслед за тяжёлым буханьем артударов на полигоне затрещали зенитки, затем заработали огнемётные системы «Буратино», и на поле боя вышли юркие китайские самоходки. Потом появились степенные танки, добавившие гулких звуков, а уже под занавес ИЛы начали выбрасывать парашютистов.

Досмотреть окончательный разгром войск условного противника журналистам не дали. Так как часть техники затем принимала участие в параде, её требовалось опередить.

Парадная баба в белом

Вдоль взлётки, спрятавшейся между цугольских сопок, пространство топорщились боевыми машинами трёх армий — Китая, Монголии и России.

Около вышки происходило примерно то же самое — журналисты заняли места на помостах, резво пробежали парни в костюмах, а через какое-то время подвезли Верховного Главнокомандующего со свитой. А что это за баба в белом рядом с ним? — простецки поинтересовалась какая-то журналистка.

– Во-первых, не баба, а женщина. Во-вторых, это наш губернатор, – максимально корректно защитила честь руководителя начальник её пресс-службы Елена Назарова. Успевшие познакомиться с ней журналисты погасили конфликт комплиментами воле и силе главы региона. Помог и военный оркестр, предваривший речь Путина. Верховный был краток — напомнил о боевом братстве, сложившемся на Халхин-Голе, поставил задачу обеспечения стабильности евразийского региона и возложил ответственность за отстаивание интересов своих и союзников. Из рук президента получили награды 10 особо отличившихся военнослужащих.

С лязгом, грохотом и рёвом военные машины покатились по взлётке и полетели над ней.

– А почему Англии интересны эти учения? — наконец-то я нашёл время пообщаться со старым знакомцем Оливером.

– Всё, что происходит в России в этой сфере, нам интересно. Но куда интереснее сейчас в Москве, там ищут отравителей Скрипаля, — подтвердил грустный англичанин мои догадки и тоже закидал меня вопросами. Любопытно ему было знать о реакции местных жителей. Уже на следующий день жалобы забайкальцев «Вечорке» на колонны китайской техники стали достоянием английской газеты Independent. Попутно Оливер посетовал и на отношение Минобороны: «Поселили нас на курорте Кука (название он не сразу вспомнил — ред.), это так далеко от Читы. Приходится рано вставать, чтобы поехать на полигон (12 сентября журналистов возили на полигон Телемба — ред.). Здесь очень серьёзный контроль. Похоже, что сделали всё, чтобы мы как можно меньше увидели».

Генерал-майор Игорь Конашенков, руководитель Департамента информации и массовых коммуникаций Министерства обороны, к которому я подошёл позже, разумеется, придерживается противоположного мнения. Интерес, с его слов, вызван беспрецедентностью учений — последний раз такие масштабные манёвры проводились 40 лет назад. «Мы ничего не скрывали, в начале года проинформировали и по дипломатическим контактам, и непосредственно журналистам рассказали, в каком районе будут проводиться. Организовали пресс-тур — более 100 журналистов зарубежных СМИ приехали не только на Цугол, но и в другие места. Интерес не только к учениям, а в целом к ВС РФ, в которых увеличилась вооружённость, возрос уровень боевой подготовки и профессионализм личного состава. Мы максимально открыты, ничего не скрывали. Более того, показывали, чтобы люди могли своими глазами увидеть», — пояснил генерал.

В короткой беседе выяснилось, что он не только знает «Вечорку», но и читает, и анализирует. На вопрос «откуда» разулыбался:

— Не думайте, что я тут первый раз.

Чёрные полковники

Помимо иностранных журналистов, за учениями наблюдали и военные атташе. Мелькая разными оттенками мундиров и лиц, они заняли одну из трибун, замаскировав собой даже местного уроженца, сенатора Баира Жамсуева.

Уже перед отправлением удалось поймать военного, чёрного, как уголь Харанора.

– Экскьюзми, селфи плиз, — напросился я к нему в товарищи, ломая язык.

– Ноу-ноу, – отгородился он белой ладошкой, показав заодно флаг своей страны.

– Ай лив хир. Э-э-э-э. Мозамбик ис вери… Вери… — силился я вспомнить слово «далеко» на языке вероятного противника.

— Ахахаха. Я понимаю, но фотографироваться мне опасно, — на чистейшем русском отозвался заморский вояка. После этого анекдотичного начала общение пошло как по маслу. Русский полковника Антонидо де Заза оказался кристально чист благодаря Киевскому училищу. «Здесь 80 наблюдателей из 59 стран. Всем интересно, как такие учения проводит Россия. Это демонстрация мускулов. Никто не собирается воевать, но мир сейчас такой — либо ты сильный, либо тебя… — многозначительно опустил конец фразы мозамбиканец.

— А как оцените манёвры?

— Если это не высший класс, то что тогда?

Егор Захаров «Вечорка» №38 от 19 сентября

По-хорошему много автора оказалось в тексте Марии Вырупаевой, опубликованном в «Земле». Рассказывая про то, как формально бесплатное образование в Забайкалье то и дело тянет из родителей школьников и дошкольников деньги на разные нужды, журналист вспоминает годы, когда ей самой приходилось покупать учебники для дочери.

«Когда моя дочь школу заканчивала, нас, родителей, слегка огорошило известие, что, оказывается, и сейчас, в эпоху рыночной экономики, учебники должна выдавать школа. А вернее — государство, которое систематически, безо всяких сбоев и экивоков, собирает с нас налоги», — пишет Мария Вырупаева.

Переходя к размышлениям о том, можно ли школам простить непрекращающиеся сборы денег на разные нужды, автор вспоминает, как в своё время эти же школы под страхом закрытия находили средства на дорогое противопожарное оборудование. И вывод насчёт возможности существования реально бесплатного образования звучит в тексте несколько раз:

Почём нынче учитель?

Родители в селе Средняя Борзя Калганского района, обучающие детей в местной школе, вынуждены самостоятельно оплачивать подвоз учителя английского языка, проживающего в соседнем селе.

Позолотите ручку

К тому, что за бесплатное образование нужно платить, мы, однако, уже привыкли. Как-то никого не потрясает информация, что прошло, дескать, родительское собрание — в школе ли, в детском саду ли, — и надо сдать такую-то сумму на то-то, то-то и то-то…

Не знаю, как сейчас, но ещё несколько лет назад я, как родитель городской школьницы, ежегодно сдавала деньги на новые учебники. Спасибо учителям — они где-то их заказывали, экономя моё личное время и, наверное, деньги; мне оставалось только выдать оговоренную сумму, а потом этими учебниками пользоваться. Пусть всего год, не понимая, куда их девать потом, с ностальгией вспоминая собственное детство, когда мы тащили многократно подклеенные и слегка изрисованные книжки в школьную библиотеку, чтобы они перешли к следующему классу.

Когда моя дочь школу заканчивала, нас, родителей, слегка огорошило известие, что, оказывается, и сейчас, в эпоху рыночной экономики, учебники должна выдавать школа. А вернее — государство, которое систематически, безо всяких сбоев и экивоков, собирает с нас налоги.

Сначала бесплатные учебники пришли в село. Городские (читай «богатые») родители по-прежнему покупали книги за свой счёт. Сейчас узнаю из новостей: бесплатные учебники дают всем. Должны выдавать.

Дочь выросла, окончила школу. Эстафетную палочку приняла моя сестра, исправно сдающая деньги на нужды детского сада. Буквально на днях она перечислила мне «скромный» перечень приобретений одной их группы, сложившийся за три года: две трёхсекционные кровати, три больших пластиковых окна, секция кабинок для детской одежды, ковёр, пылесос, чтобы этот ковёр чистить… Ещё, конечно, ежегодные взносы на ремонт. Ещё — бытовая химия и канцелярия. Мелочи типа лампочек, замков и кружек уже можно не считать…

Хотели бы – сделали

Каждый раз, когда в какой-то школе или в детском саду жалуются на отсутствие бюджетных денег, я вспоминаю свою поездку, состоявшуюся несколько лет назад. По-моему, это была школа одного из сёл Нерчинского района — наверное, уже и не важно — но рассуждения её директора поразили своей простой логикой.

Тогда, если помните, повсеместно ставили пожарные сигнализации. Доходило до откровенного маразма — зданию далеко за сто лет, или вовсе оно списанное, и на бумагах не существует, но никого это не волнует. Система оповещения должна быть, и точка! Нет денег в бюджете на сигнализацию? Опять не аргумент. Требование установить спущено, извольте выполнять! Попросили отсрочку, надеясь, что «или ишак, или падишах»? Тогда мы вам штраф выпишем, да ещё чтоб сам, из личного семейного бюджета заплатил… Какими ресурсами, правдами-неправдами выполнили ту «задачу», могут в подробностях рассказать сегодня и директора школ, и работники системы муниципального районного образования. Но факт налицо: задача выполнена. Пожарная (или вернее, противопожарная?) сигнализация установлена во всех учреждениях образования нашего Забайкальского края.

…Вот тогда тот директор сельской школы, которого вспоминаю, сказал чётко и лаконично: «Хотели бы — сделали». Это он ответил на мой вопрос, как скоро появится тёплый туалет. Туалетов пока нет.

«Хотели бы — сделали», — я теперь тоже так думаю, вспоминая общее сумасшествие с сигнализациями. Но, похоже, оно, это сумасшествие, не последнее.

Сто тысяч на пандус

В Средней Борзе нет детей-инвалидов, вынужденных передвигаться на колясках. Да и вообще, только одна девочка с ограниченными по здоровью возможностями учится здесь — она ходит сама, пусть и с чужой поддержкой.

Но… Захотели и сделали! Теперь перед школьными дверями расположен многометровый (!) металлический пандус. «Требование прокуратуры», — объясняет директор. Сто тысяч рублей пришлось потратить на него.

Зачем он нужен, если никогда не будет востребован?!

Во-первых (слава Богу!), здесь нет инвалидов, во-вторых, даже если кто-то придумает взобраться на эту странную конструкцию, проехать по ней метров семь-восемь, то он упрётся в узкие школьные двери и высокий деревянный порог.

Все видят, все всё понимают. Но родители-то не сдадут деньги ни на пожарную сигнализацию, ни на пандус! Может быть, именно поэтому и делают всё это — «околошкольное», к самому образовательному процессу отношения не имеющее, — за бюджетные деньги? Или права пословица «заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт»?

Но тогда почему не видит прокуратура откровенные нарушения, связанные со сбором денег с родителей? Или той самой команды сверху, того «заставляющего» фактора, при котором «хотели бы — сделали», просто нет, вот и не замечают?!

Бесплатное образование

В Среднеборзинской школе всего 35 учеников. Или даже уже 34.

Работают в школе, по словам родителей, всего девять педагогов, подавляющее большинство из которых старше 50 лет. Ведут по несколько предметов сразу, «профильников», уверяют в местной администрации, в школе нет.

И совсем нет учителя английского. Чтобы дети всё-таки могли изучать школьную программу, родители сдают деньги на бензин — по тысяче рублей в год с ребёнка, чтобы привезти в Среднюю Борзю учителя из соседнего села Кадая.

Директор школы ничего особенного в этом не видит. Деньги, дескать, решили сдавать сами родители. А если откажутся, то могут и вовсе закрыть Среднеборзинскую школу, направить учеников в ту же Кадаю…

Через пару минут он сам же оговаривается — нет, не закроют! Школы в приграничных сёлах (а Средняя Борзя — именно такая территория, за нею — Китай) защищены законом. Но денежные поборы отменять не планирует. Возит учителя сам, на своей машине. Получается, лично тратит родительские «взносы».

Я пытаюсь подсчитать, сколько нужно тысяч, чтобы проехать около 10 километров (от Средней Борзи до Кадаи) и обратно, чтобы привезти в деревню учителя? Почему за это должны платить родители? Во сколько им обойдутся ещё педагоги (в наступившем учебном году нет учителей географии и музыки)?

Могут ли отказаться от этих взносов, вспомнив, что есть закон «Об образовании», в котором чётко прописано, на что образовательное учреждение имеет право брать деньги? Где, в конце концов, районный комитет образования и прокуратура? Ведь если хотели бы — сделали…

А родители — что ж. Платили и будут платить. При слабом прикрытии «решением родительского комитета» (всем понятном) безвыходности личной ситуации. Чтоб ребёнка твоего не обидели.

Моя сестра вон тоже копит деньги. Хоть выпускной нынче у нас в детском саду, но впереди-то — школа.

Мария Вырупаева. «Земля» №38 от 18 сентября.

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а коров пасти не пробовали?