НОВОСТИ
19 НОЯБРЯ
18 ноября
17 ноября

Губернатор ушла - главная тема недели в обзоре газет Забайкалья

Полторы недели в крае обсуждали возможную отставку Ждановой. Видеообращение, в котором она 11 октября заявила о своём уходе, произвело ошеломляющий эффект.

Краевые издания

«Край настолько запущенный, что трудно представить, сколько сил и средств потребуется, чтобы навести порядок, — рассуждает в разговоре с корреспондентом «АиФ Забайкалье» президент Забайкальской гильдии политологов и социологов Дмитрий Крылов.

Среди доводов к отставке Ждановой и голодовка шахтёров в посёлке Вершино-Дарасунский, и неумелая борьба с лесными пожарами, которые охватили край весной 2018-го. Здесь же грязь и неблагоустройство Читы, которые отметила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, когда приезжала в Забайкалье. В общий зачёт идёт и нереализованная программа переселения из ветхого и аварийного жилья, и до сих пор не устранённые последствия наводнения.

Губернатор уходит?

Политологи о возможной отставке Натальи Ждановой

Информацию о том, что Наталья Жданова должна покинуть свой пост, мы получили ещё в середине сентября. Но не торопились делиться ею с нашими читателями. Сейчас, когда тема приобрела широкую огласку в краевых и федеральных СМИ, мы попросили наших независимых экспертов поделиться своей точкой зрения.

За что можно лишиться должности?

То, к чему приведут разговоры, насколько осуществима отставка губернатора края, может с точностью сказать только один человек — президент РФ Владимир Путин. Ведь только в Москве решаются вопросы столь высокого уровня.

— Президент может воспользоваться мощным аргументом — отказать Ждановой в доверии, — рассуждает президент Забайкальской гильдии политологов и социологов Дмитрий Крылов. — То, что в регионе накопилось проблем, известно веем. Край настолько запущенный, что трудно представить, сколько сил и средств потребуется, чтобы навести порядок.

Среди веских доводов за отставку главы нашего региона и голодовка шахтёров в посёлке Вершипо-Дарасунский, и неумелая борьба с лесными пожарами, которые охватили край весной 2018-го. Припомнились грязь и неблагоустройство Читы — именно их особенно отмстила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, когда приезжала в Забайкалье; нереализованная программа по переселению из ветхого и аварийного жилья (федеральное правительство свои обязательства по выполнению плана в Забайкалье соблюдает, а вот региональные власти — нет).

Не остался незамеченным общественностью и такой факт: Владимир Путин отказался от официальной встречи с губернатором края, когда прилетал в Забайкалье на военные учения «Восток — 2018». Обычно, пользуясь случаем, глава государства проводит встречи с председателями правительств субъектов РФ, в которых бывает.

Вслед за мужем?

Учитывая то, сколько проблем накопилось в крае, как растёт с каждым днём всё больше и больше недовольных правительством, отставка Натальи Николаевны не кажется неожиданной.

Напомним, в течение последних двух лет сразу на нескольких министров завели уголовные дела (на Михаила Лазуткина, экс-министра здравоохранения, и Михаила Кузьминова, бывшего министра сельского хозяйства края). Многое говорит о том, что управленческий аппарат, который сформировала Жданова, очень слабый.

Не стоит забывать и о личной жизни губернатора. Ещё несколько лет назад её супруг, генерал ФСБ, перевёлся служить в Москву. Понятное дело, и Наталья Николаевна рано или поздно планировала свой переезд в первопрестольную.

Официальных заявлений о своей возможной отставке сама Наталья Жданова не делала. Её пресс-служба также стойко хранит молчание и ситуацию никак не комментирует.

С 8 октября глава региона находится в отпуске, который намерена, как сама отмечает, «провести с семьёй».

— Даже если в конце октября-начале ноября губернатор не покинет свой пост, это возможно произойдёт в феврале 2019-го, -подчёркивает профессор экономики Евгений Касьянов. — Вопрос уже решённый. Проблема только в том, что федеральный центр не может пока подобрать кандидата на этот пост.
Елена Лоскутникова. «АиФ Забайкалье» №41

Губернатор ушёл, а проблемы остались. «Вечорка» пишет о том, что жители города Шилки Забайкальского края до сих пор расхлёбывают последствия наводнения. Оставшись без крыши над головой, они надеются получить сертификаты на жильё, но власти им в этом отказывают. Это аргументировано тем, что их дома уже до наводнения были аварийным и, согласно федеральному закону, сертификаты на жильё им не положены.

Шилка: а будут ли жилищные сертификаты, или мы никому не нужны?

Паводок, случившийся в Забайкалье этим летом, никак не оставляет забайкальцев. Жители затопленных населенных пунктов все еще продолжают расхлебывать последствия стихии.

Больше всех, пожалуй, досталось Шилке. Тихая речка Кия из-за обильных осадков вышла из берегов, несясь селевым потоком, она сносила все на своем пути — вода заходила в населенные пункты, расположенные на берегах притока Шилки. Добралась и до районного центра. За считанные секунды Кия «съела» дома, расположенные в так называемом железнодорожном городке. На все про все ушло что-то около получаса. Люди спасались кто как мог. Тут было не до спасения имущества, главное — спасти себя.

Уже потом начались привычные после природных катастроф работы — разгребали завалы, подсчитывали ущерб, составляли списки пострадавших, готовили необходимые документы для положенных в подобных случаях выплат. Проходило все это не без шероховатостей, но все же…Люди таки начали получать обещанные компенсации.

— Неужели не будет сертификатов на получения жилья? — спрашивала меня Валентина. — Мне тут звонят, говорят, что Москва отказала, мол, не положено… Да как же так-то? — голос женщины срывался. — Мы же остались совсем без всего, нам идти некуда.

Дело в том, что Валентина раньше проживала по улице Железнодорожной. Сейчас ее семья, а это она, муж и четверо детей, занимают выделенную им временно жилплощадь в Шилкинском лицее. Раньше здесь было размещено около ста пострадавших, в данный момент осталась лишь семья Валентины. Им просто некуда идти. От их дома практически ничего не осталось, ничего не сохранилось и от нажитого за жизнь имущества.

— Вода когда пошла, мы выскакивали кто в чем был, — вспоминает женщина. — У меня муж в МЧС работает, он на тот момент других спасал…

Нет, это она говорит абсолютно без какого-либо раздражения, понимает, что слишком многим в тот момент помощь была гораздо нужнее. Вопрос в другом. Уже несколько месяцев они вынуждены жить по соседству с шумной молодежью, которая не воспринимает никакие призывы к тишине. Доходило даже до того, что одна из воспитанниц училища просто из вредности ходила и стучала в двери. А ведь в семье шестимесячный ребенок, у которого не все в порядке со здоровьем. Малыш родился весом всего в килограмм, у него порок сердца и проблемы с легкими, но оголтелым малолеткам до этого нет никакого дела. Конечно, персонал учебного заведения не остается в стороне. Как раз от них то семья Валентины видит лишь одно добро — помогают кто чем может, но жить в таких условиях нет уже никаких сил.

Обращения в администрацию не приводят ни к какому результату, складывается ощущение, что они и сами ничего не знают. Только сарафанное радио разносит известие, что сертификаты все же выдают, а уж верить этим слухам или нет, бог его знает.

— Неужели вы компенсацию не получили?

— Получили, тут я врать не буду. У нас вышло 600 тысяч… — ничего себе сумма, подумает кто-то. Но… Только на 80 тысяч женщина закупила все необходимое, чтобы собрать своих детей в школу. Раздала долги, которые образовались, пока они пытались пережить тот первый период после потопа. Опять же купили самое необходимое, в том числе и из мебели. Все. Нет, сумма не закончилось, но на нее не купишь жилье взамен уничтоженного.

— Я смотрела цены, — продолжает Валентина. — Нас шестеро. За дом в 70 квадратов, кирпичный, у нас просят свыше трех миллионов рублей. Где мне взять эти деньги? Неужели нам не выдадут сертификаты на приобретение жилья?

Так с чего же началась эта истерия? А все очень просто. Оказалось, что 33 пострадавших от наводнения жителя Шилки получили отказ на выдачу им жилищных сертификатов. Письменный отказ пришел из Министерства территориального развития и Минфина России. Без ничего могут остаться жители шести домов, расположенных в Шилке по адресам: ул. Баданина, д. 1 (четырехквартирный), ул. Бородина, д. 5 (шестиквартирный), д. 7 (шестиквартирный), д. 9 (пятиквартирный), ул. Трудовая, д. 31 (четырехквартирный), ул. Чапаева, д. 20 (четырехквартирный). Отказ мотивируется тем, что люди проживали изначально в аварийном жилье, признанном таковым официально до случившегося наводнения, а значит, согласно федеральному законодательству, им ничего не положено. И тут чиновники из Первопрестольной ссылаются на закон о переселении из ветхого и аварийного жилья, по которому местные власти уже давно должны были подсуетиться, провести всю необходимую работу и переселить жителей в новые дома. Опять же в Шилке данная программа, как и во многих населенных пунктах, не работает из-за отсутствия средств в местном бюджете.

В итоге на сегодняшний день федерацией одобрено получение государственных жилищных сертификатов для 46 подтопленных домов, а это 113 человек. Направлен еще один список, в который вошло еще 55 квартир, где проживает порядка 80 человек. Какой придет ответ, пока неизвестно.

— Знаете, вот они сюда приезжают к нам, ходят, обещают, — продолжает Валентина. — Перед выборами, вон, Бутырский был. Я ведь ему поверила, голосовала за него, всем говорила, чтоб за него голосовали. А толку? Где толк? Не вижу никакого результата!

Лидия Яковлева. «Вечорка» №41 от 10 октября

Спор между общественниками и верующими Читы о строительстве храма в микрорайоне Северном разгорелся ещё в апреле 2018 года. Для начала строительства необходимо было срубить деревья на месте стройплощадки. Общественники возмутились, мол, зачем вырубать лес, мы тут с детьми гуляем, чем дышать будем? И подали в суд. Центральный районный суд Читы отказал в иске о запрете строительства православного храма в микрорайоне Северный и признании результатов общественных слушаний незаконными. О том, какие обороты принял этот спор, и какие аргументы приводят в защиту своей позиции обе стороны,

Спор о трёх соснах

Как идея строительства церкви поссорила общественников и верующих

Центральный районный суд Читы 24 сентября отказал в иске о запрете строительства православного храма в микрорайоне Северный и признании результатов общественных слушаний незаконными. Взвесим ещё раз все «за» и «против» намечающегося строительства.

Анастасия Кабакова, представитель инициативной группы строительства православного храма в микрорайоне Северный, житель микрорайона:

— Мои дети ходят в воскресную школу. Многие из их друзей и сверстников также хотели бы её посещать. Но не у всех есть такая возможность. Большинство ребят из многодетных семей, а им порой на хлеб денег не хватает. Поэтому и появилась идея построить храм и воскресную школу при нём в шаговой доступности. Пора задуматься о моральных ценностях, о воспитании детей, о духовности, которая нужна молодому поколению.

Я обратилась в совет общественности микрорайона Северный, который возглавляет Валентина Пугач. В совете инициативу поддержали. Потом решили узнать мнение жителей микрорайона: провели опрос и сбор подписей. Удалось заручиться поддержкой более, чем 1600 человек. Это подписи реальных жителей микрорайона и города с паспортными данными и номерами телефонов. Всю информацию можно проверить.

После сбора подписей члены инициативной группы обратились в городскую администрацию с просьбой выделить земельный участок. 18 апреля этого года по этому вопросу состоялись общественные слушания, на которых большинство присутствующих высказались за строительство храма. Результаты обсуждения зафиксировали в протоколе, а комитет архитектуры и градостроительства города рекомендовал администрации разрешить возведение храма, что она и сделала. Появилось распоряжение администрации Читы о предоставлении земельного участка в границах улиц Фёдора Гладкова — Виля Липатова.

Когда появилась информация о том, что для строительства церкви необходимо срубить несколько сосен, организовалась ещё одна инициативная группа, выступающая против таких действий. В её состав вошли Марина Сухинина, Марина Савватеева и Денис Белослюдцев. В июле они подали иск в Центральный районный суд Читы с требованием признать незаконными публичные слушания по строительству храма.

Марина Савватеева:

— Непонятно стремление строить именно там, где придётся вырубать лес.

Марина Сухинина, член совета по озеленению при городской администрации, председатель регионального отделения партии «Яблоко»:

— Я человек верующий, считаю, что церкви нужны. Но нужно найти другой участок земли и сохранить вековые сосны. Денег на озеленение города практически не выделяют. Жители постоянно жалуются, что в городе мало парков и скверов. А тут собираются закатать в асфальт и плитку почти гектар земли и устроить парковку на 50 машин.

На общественных слушаниях я не была. По закону о таких мероприятиях необходимо уведомлять граждан заранее через СМИ. Но у нас в городе, если не нужна лишняя огласка, слушания проводятся тихо.

Защитники храма говорят, что всё было организовано абсолютно законно.

Анастасия Кабакова:

— Слушания проводились совместно с администрацией города Читы. О них заранее оповещали в социальных сетях, на официальном сайте администрации, а также разместили объявление в торговом центре «Царский». На подъездах объявлений не клеили и персонально никого не приглашали, поквартирный обход не делали, потому что закон этого не требует.

Обе стороны конфликта уверены, что их оппоненты, мягко говоря, лукавят.

Марина Сухинина:

— Я прихожу к выводу, что даже те, кто присутствовал на слушаниях, не имели полной информации о том, что планируется строить. Когда мы в ходе судебного заседания представили проект, который, по словам организаторов слушаний, обсуждали, то многие из сторонников удивились, что там планируется стоянка на 50 машин и огороженная территория почти два гектара.

Где будет располагаться храм – еще не известно, ясно одно: он разместится в границах улиц Фёдора Гладкова и Виля Липатова.

Но православные активисты также приводят весомые аргументы.

Анастасия Кабакова:

— На данный момент есть только идея строительства. Нет никакой проектно-сметной документации. То, что было представлено на слушаниях, это просто эскиз, примерная схема, дающая общее представление о том, что планируется сделать. Готовить какую-либо документацию сейчас, когда не определён точный участок земли под строительство, не имеет смысла. Сейчас работают кадастровые инженеры, обследуются условия, где можно строить, а где нельзя.

Марина Сухинина:

— Если сторонники строительства говорят правду и никакого проекта ещё нет, тогда возникает вопрос, а что же они обсуждали на слушаниях? Что они людям говорили и показывали? Повторяется ситуация с реконструкцией площади Декабристов, которую делают без утверждённого проекта. Печальный опыт когда, чьи-то фантазии и желания реализуются на практике.

Лес вокруг микрорайона Северный — это большой участок земли — единственный сохранившийся в черте города, но и там уже появляются какие-то непонятные строения. В парке любят гулять жители — мамы с колясками, пенсионеры, дети, катаются велосипедисты.

Судьбу этой территории не должны решать только жители микрорайона Северный. Вырубка деревьев скажется на экологическом состоянии всего города в целом, затронет интересы всех горожан. Даже три сосны — это большая потеря для Читы, потому что площадь зелёных насаждений из-за беспорядочной застройки серьёзно сократилась.

Судя по проекту, речь идёт о большой территории занятой плиткой, асфальтом, стоянкой, забором. И тремя соснами дело не ограничится. Церковь — дело нужное, но зачем вокруг неё площадь. У нас в Чите уже есть наглядный пример, когда на привокзальной площади вокруг собора в плитку закатали сотни метров земли, там, при желании, можно вертолёт посадить. И сейчас такую же площадь хотят обустроить в Северном. По такому типу строятся все дома и торговые центры, прилегающие территории асфальтируются, а газоны и деревья вырубаются. Одни стоянки кругом, ни одного парка нет. Чем дышать будем?

Православные активисты, в свою очередь, убеждают, что ничего страшного не происходит, и последнего леса город лишать они не хотят.

Анастасия Кабакова:

— Нам пока что предложили только один вариант: участок в границах улиц Фёдора Гладкова — Виля Липатова. Это не тайга, там есть довольно большие поляны и, если, в крайнем случае, придётся вырубить две-три сосны, это не нарушит экологическую обстановку в городе и микрорайоне. На мой взгляд, реально подобрать участок, где можно будет обойтись и без вырубки сосен.

Я многодетная мама, и мы с мужем и детьми часто с удовольствием гуляем по лесу возле нашего микрорайона. У нас нет желания лишиться такой возможности.

Чтобы лишний раз не плодить слухи и не подогревать конфликт, давайте обратимся к официальным источникам информации. Комитет градостроительной политики администрации города Читы за подписью А. Михайлова на запрос редакции «ЧО» ответил следующее:

«На публичных слушаниях 18 апреля 2018 года v рассматривался вопрос о выдаче разрешения на условно разрешённый вид использования земельного участка. Ни проект строительства православного храма в мкр. Северный, ни проектно-сметная документация, в силу норм закона, на публичных слушаниях не утверждаются. Земельный участок под строительство православного храма в мкр. Северный не определён, заявление о выдаче разрешения на строительство в комитет не поступало».

В подтверждение своих благих намерений стороны конфликта заявили следующее.

Марина Сухинина:

— Меня удивляет безразличие чиновников к вопросам экологии. Они запросто разрешают уничтожать зелёные насаждения, не учитывая пагубных последствий. А ведь мы все дышим одним воздухом. Пора бы уже задуматься о будущем. Давайте сохраним наш город зелёным. Пускай определяются с проектом, чтобы было, что обсуждать, и организуют повторные слушания.

Анастасия Кабакова:

— Настоящие защитники природы должны не по судам бегать и раздувать скандал, а устраивать акции по уборке мусора, высаживать деревья. Мы всё делаем открыто, стараемся учитывать мнение людей, поэтому суд оказался на нашей стороне.

Напрашивается логичный вывод: принципиального конфликта нет, а для разрешения ситуации достаточно выбрать новое место, устраивающее всех участников спора.

Денис Приходько. «Читинское обозрение» №41 от 10 октября

Дело чиновников «Службы единого заказчика», которых подозревали в получении многомиллионной взятки, подходит в своему логическому завершению. О том, что представляет собой обвинительное заключение в окончательной редакции, и, как на суде защищаются предполагаемые коррупционеры, выясняла «Экстра».

«Из окончательного варианта обвинительного заключения следует, что подсудимые строили свой «чёрный» бизнес на откатах: они подыскивали предпринимателей, работающих в строительной отрасли, и предлагали им преференции в прохождении аукционов и в последующем заключении госконтрактов», — сообщает издание. Подробности

Участников чиновничьей ОПГ оговорили «досудебщики»?

Сейчас уголовное дело в отношении экс-руководителя «Службы единого заказчика» (СЕЗ) Геннадия Литвинцева и двух его замов — Константина Быжлова и Максима Майорова, задержанных в конце 2016 года по подозрению в получении многомиллионных взяток подходит к своему логическому завершению. Уже в ноябре этого года Центральный районный суд Читы вынесет близким соратникам бывшего губернатора Забайкалья Константина Ильковского приговор. О том, что представляет собой обвинительное заключение в окончательной редакции, и, как на суде защищаются предполагаемые коррупционеры, выясняла «Экстра».

Предал в обмен на свободу

— Ваша честь, мне предъявлено обвинение в нескольких особо тяжких преступлениях. В течение полутора лет длилось следствие. Вот уже несколько месяцев идут судебные заседания. Всё это время я настаивал на своей невиновности, я говорил о мотивах оговора. Вместе с тем оперативные сотрудники и следователи вели себя чрезвычайно вызывающе, демонстрируя свои неограниченные возможности по нарушению моих прав, — начал своё выступление в ходе недавних прений сторон в суде Константин Выжлов. — На судебных заседаниях по продлению меры пресечения и в СМИ пытались сформировать негативное мнение обо мне и моём старшем товарище Литвинцеве, как об отъявленных негодяях, которые при удобном случае сбегут и расправятся со свидетелями.

Экс-чиновник, проходящий по громкому уголовному делу «Службы единого заказчика», после вступительной речи стал оперировать конкретными доводами в свою защиту. И они, надо сказать, в некоторых аспектах звучали достаточно убедительно (подробнее об этом чуть позже). Впрочем, такой же позиции в прениях придерживался его подельник и покровитель — бывший руководитель вышеупомянутого ведомства Геннадий Литвинцев, который, по версии следствия, являлся главным организатором криминальных схем. Подсудимый полностью отрицал вину в совершении коррупционных преступлений и создании ОПГ, называя предъявленные обвинения вольной трактовкой фактов, никак не связанных между собой. Как утверждают правоохранители, в данной группировке, функционировавшей с ноября 2013-го по май 2016-го, изначально состояли только два указанных лица. Однако уже ближе к закату их «профессиональной» деятельности ситуация изменилась — в коллектив влился третий участник, которым оказался заместитель директора по промышленно-гражданскому строительству ГКУ «СЕЗ» Максим Майоров. Он выступал в качестве посредника при получении взяток в рамках нескольких эпизодов, связанных с возведением домов для пострадавших от пожаров, а также переселенцев из ветхого и аварийного жилья. Когда злоумышленников вывели на чистую воду, мужчина стал активно сотрудничать со следствием, чтобы не загреметь надолго за решётку. Как итог — его показания кардинально повлияли на ход расследования. За эти заслуги гособвинитель в судебном заседании попросил назначить Майорову наказание в виде штрафа в размере 3 миллионов 500 тысяч рублей, в то время как несговорчивых Литвинцева и Выжлова он предложил отправить в колонию строгого режима на 16 и 14 лет соответственно.

Из окончательного варианта обвинительного заключения следует, что подсудимые строили свой «чёрный» бизнес на откатах: они подыскивали предпринимателей, работающих в строительной отрасли и предлагали им преференции в прохождении аукционов и в последующем заключении госконтрактов. Цены за оказание подобных услуг в среднем варьировалась от 5 до 10 процентов от общей суммы будущих подрядов. При этом, чтобы финансовые затраты в ходе реализации данных махинаций были оправданы для взяткодателей, коррупционеры искусственно завышали стоимость работ по контрактам. Сразу оговоримся, что в деле фигурировало три стройфирмы: «Дорожно-строительная компания Забайкальская», «Бизнес-Индустрия» и «Строй-Престиж». Больше всего мутных схем участники ОПГ провернули вместе с владельцем первой из них — Романом Колмаковым. В числе преступных эпизодов: возведение детского сада в селе Заречное Тунгиро-Олёкминского района. Откат составил 676 тысяч рублей, хотя в идеале он должен был равняться трём миллионам, но из-за недофинансирования регионального бюджета планы злоумышленников провалились. Строительство школьного спортзала в селе Калга за 9 миллионов 500 тысяч рублей — сумма отката 714 тысяч. Разработка проекта консервации церкви в селе Калинине за 2 миллиона 500 тысяч рублей с откатом в 250 тысяч. Особняком же в этом списке стоят контракты, заключённые в условиях режима ЧС по строительству домов, котельной и сетей теплоснабжения для погорельцев в селе Смоленка под Читой. На выполнение этих работ из федерального бюджета ушло 157 миллионов рублей, 14 из которых в результате присвоили себе чиновники. Добавим, что последняя незаконная сделка между Колмаковым и его партнёрами из «СЕЗ» была связана с возведением жилых объектов для переселенцев из ветхого и аварийного жилья за 158 миллионов рублей. По стечению обстоятельств оторвать кусок от этой суммы подсудимым не удалось, так как из-за отставки тогдашнего губернатора региона Константина Ильковского им пришлось покинуть свои посты.

Выдуманные «откаты»?

Отстаивая собственные интересы в суде, Выжлов и Литвинцев делали особый акцент на историю взаимоотношений с Колмаковым. К слову, он, как и Майоров, «сдал» своих подельников. Это произошло, когда правоохранители предъявили ему обвинения в даче взяток, а также заподозрили в совершении мошеннических действий при исполнении контрактов по переселению из ветхого и аварийного жилья. Отметим, что последнее преступление рассматривалось отдельно от основного уголовного дела. Однако, по мнению подсудимых, именно оно и стало причиной, по которой не чистый на руку предприниматель якобы оговорил их.

— Очень странно, что созданная Литвинцевым организованная преступная группа, терроризировавшая весь строительный бизнес в нашем регионе в течение трёх лет, контролировала работы в размере от трёх до пяти миллиардов рублей ежегодно, а изобличающие показания в отношении участников этой группы даёт только представитель одной строительной компании в лице страдающего алкогольной зависимостью господина Колмакова, — утверждал Выжлов в прениях.

— А, ведь оперативниками были опрошены представители более сотни строительных компаний. Само же подписание контрактов являлось чисто формальным действием с нашей стороны. По сути, решение, с кем заключать тот или иной контракт, принимал не заказчик, а конкурсная комиссия из Департамента закупок Забайкальского края. Мы на неё никакого влияния не оказывали. Кроме того, факты наличия неоплаченных работ из-за недофинансирования бюджета говорят только о том, что никаких преференций у «Дорожно-стороительной компании Забайкальская» не было.

Как ни крути, но показания об «откатах», которые брали с вышеупомянутой стройфирмы злоумышленники, следователям при допросах давал не один Колмаков: были и другие свидетели из числа его подчинённых. Подобные откровения коррупционеры попытались опровергнуть, заявив, что эту информацию предприниматель распространял среди сотрудников преднамеренно. Таким образом, он якобы хотел получить себе больше денег от контрактов, а своих партнёров обделить, поэтому и говорил, что средства уходят на «откаты». Как считают подсудимые, если бы показания досудебщика в этом направлении были реальны, то «он бы не противоречил сам себе, не путался бы в элементарных вещах». Например, в ходе допросов мужчина не мог указать точно места, где давал взятки, и назвать их конкретные суммы. Но всё же при всей шаткости свидетельских показаний) у стороны обвинения имеются весомые доказательства в виде аудио- и видеозаписей, на которых запечатлено, как Выжлов и Литвинцев общаются завуалированными фразами, получают и распределяют между собой деньги из конвертов. В свою очередь сами они уверяют, что так Колмаков возвращал им долги. Тем более, что толщина тех конвертов никак не соответствовала миллионным взяткам из материалов дела. Что же касается странных диалогов, то это не больше, чем юмор.

— Я не отрицаю, что Майоров, возможно, мог по собственной инициативе проворачивать различные афёры как с Колмаковым, так и с предпринимателями из других компаний, но мы к этому не имели никакого отношения. Напомню, что в нашу поддержку выступали бывший губернатор Забайкалья Константин Ильковский, экс-министр финансов региона Андрей Кефер и бывший зампред правительства края Геннадий Чупин. Кстати, последний указал в своих показаниях, что не увидел никаких признаков преступной деятельности в ГКУ «СЕЗ». Напротив, он дал достаточно высокую оценку нашей работе, -подытожил Выжлов.

Максим Макаров. «Экстра» №41 от 10 октября

Районные издания

Из-за создания национального парка жители Красного Чикоя могут лишиться возможности собирать кедровые орехи, так как они не относятся к малочисленным народам, единственным пропитанием для которых являются орехи.

«Национальный парк рождался в муках, и местные жители проголосовали за его создание только при одном условии, что им разрешат на прежних условиях заниматься традиционным делом — заготовкой кедровых орехов в так называемых «своих» урочищах» — сообщается в газете «Знамя труда».
Подробнее о нацпарке в Чикое, можно читать

Нацпарк. Изменения не внесены

В июле этого года мною был проведён детальный анализ проекта Положения о национальном парке «Чикой», размещённого на официальном сайте учреждения. Были выявлены опасные моменты этого проекта положения, о чём было изложено в статье в районную газету «Знамя труда». Статью не опубликовали, но собрали большое совещание в здании учреждения, выбрали Общественный совет парка, о чём сообщили на страницах нашей газеты. На совещании мною были озвучены положения проекта, которые необходимо корректировать, руководство парка заверило, что внесло свои корректировки в проект положения. Но по состоянию на 26 сентября картина такая:

Цель создания парка, кроме защиты нашей уникальной природы, — создание благоприятных условий для традиционного природопользования населения Красночикойского района Забайкальского края (прописано в положении). Логично. Но! Национальный парк рождался в муках, и местные жители проголосовали за его создание только при одном условии, что им разрешат на прежних условиях заниматься традиционным делом — заготовкой кедровых орехов в так называемых «своих» урочищах. Предполагалось, что на территории парка будет выделена специальная для этого зона — зона традиционного экстенсивного природопользования. Лесной службой района была подготовлена карта, на которой были учтены все места добычи кедровых орехов для включения в положение о парке. Но такой зоны — зоны традиционного экстенсивного природопользования в настоящий момент нет, и не будет. Со слов руководства парка, Москва не пропускает её в связи с тем, что чикояне не относятся к малочисленным народам, единственное пропитание для которых — кедровые орехи.

Что нам предлагает проект положения? На территории парка выделено четыре зоны: заповедная, особо охраняемая, рекреационная и хозяйственная.

Заповедная зона площадью 104,9 тыс. га, где запрещено абсолютно всё, кроме мониторинга и научных исследований и связанных с выполнением этого мероприятия, ориентировочно очерчена в границах бывшего Буркальского заказника.

Особо охраняемая зона площадью 138,4 тыс. га, где только можно проводить экскурсии и заниматься туризмом, ориентировочно проходит по границе с Кыринским районом, Сохондинским заповедником.

Большую часть парка — 379,5 тыс. га будет занимать рекреационная зона, предназначенная для обеспечения и осуществления рекреационной деятельности, развития физической культуры и спорта, а также размещения объектов туристской индустрии, музеев и информационных центров. В ней запрещён отдых и ночлег за пределами предусмотренных для этого мест, а также движение и стоянка механизированных транспортных средств вне дорог общего пользования и специально предусмотренных для этого мест, но допускается заготовка пищевых лесных ресурсов для собственных нужд. В эту зону вошли все кедровники и по Белой Гриве, и Шумиловский, и Пятый ключ и прочие и прочие. Теперь вопрос: а все ли зимовья, уже стоящие в лесу, будут считаться «отведёнными для ночлега местами»? Кто и как будет вести этот учёт? На совещании сотрудники парка нас заверили, что в настоящее время ведётся учёт зимовьев в кедровниках. Предлагаю ответить открыто, с цифрами и фактами, какая работа уже проведена. Сколько зимовий, в каких урочищах, сколько лесных проездов учтено и пр. Это нужно для того, чтобы наши граждане с вступлением в законную силу положения и передачей земель из лесного фонда не оказались вне закона и не попали под действие штрафных санкций. А всем жителям, добывающим кедровые орехи на территории парка, предлагаю не ждать, а лично поинтересоваться в учреждении, вошёл ли их участок в категорию «специально отведенного места для ночлега и отдыха» и имеется ли лесной проезд к их участку.

Ещё на территории всего парка запрещена деятельность, влекущая за собой нарушение условий обитания объектов растительного и животного мира. А значит это то, что по территории парка явно нельзя будет передвигаться на высокопроходимой технике типа ЗИЛ, ГАЗ-66 и пр. нашим «кедрашам», потому что в положении чётко написано о том, что движение и стоянка механизированных транспортных средств вне дорог общего пользования и специально предусмотренных для этого, мест запрещена. Всем чикоянам с малолетства известно, что поездка в кедровник — это не организованное движение мехколонной по единственной дороге. Дорог и направлений к местам зимовий тысячи, и у каждого они свои.

И самое главное, в этой самой рекреационной зоне, где находятся кедровники, не предусмотрено строительство и эксплуатация линейных объектов, в том числе дорог и лесных проездов только проезд по дороге общего пользования, коими являются Черемхово — Семиозёрье и Коротково — Менза. Как добираться будем, уважаемые?

Мною было предложено внести в проект положения в рекреационной зоне строительство и эксплуатацию лесных дорог и обязательно (!) лесных проездов, в настоящее время существует юридически такое понятие. Это не противоречит законодательству. Таким образом, мы обезопасим местное население, исконно занимающееся заготовкой орехов, от штрафов и двояких ситуаций. Но, увы, в нынешнем варианте положения этого так и нет.

По-прежнему актуален вопрос лесных пожаров, от них никто не застрахован. Как будет проводиться мониторинг, доставка людей к местам пожаров, по каким дорогам и на основании чего специалисты будут ездить вне дорог общего пользования? А сами инспекторы из нацпарка? У них такая же высокопроходимая техника.

Следующая зона — хозяйственная, самая маленькая, 43,7 тыс. га Расположена она небольшими участками по Аце, в районе кордонов, вокруг села Семиозёрье. Но именно в этой зоне, и только в ней, кроме заготовки пищевых лесных ресурсов для собственных нужд, возможно строительство, реконструкция, ремонт и эксплуатация хозяйственных и жилых объектов, в том числе дорог. Но в существующей на сей момент версии зонирования не имеется возможным представить логику строительства и эксплуатации дорог (см. схему на сайте). Как по рекреационной зоне добраться к хозяйственной, ежели нельзя двигаться, потому что в положении чётко написано о том, что движение и стоянка механизированных транспортных средств вне дорог общего пользования и специально предусмотренных для этого мест запрещена.

Таким образом, исходя из этого проекта, вырисовывается очень нехорошая картина, связанная с заготовкой кедровых орехов. То есть гражданин выпишет пропуск для посещения национального парка и соберётся в кедровник, допустим, на Пятый ключ либо на Белую Гриву. По дорогам общего пользования Коротково — Менза, либо Черемхово — Семиозёрье он доедет до определённого места. А дальше как? Будет жить в своей машине на трассе? И носить «ширу» по экологической тропе за десятки километров к машине, чтоб покушать и отдохнуть? Ведь в положении чётко указано, повторюсь, что движение и стоянка механизированных транспортных средств вне дорог общего пользования и специально предусмотренных для этого мест запрещена. И отдых, и ночлег за пределами предусмотренных для этого мест запрещены. Как-то так…

Зону традиционного природопользования создавать нельзя, хозяйственную расширять нельзя, так давайте же рекреационную зону приводить к тому, чтобы в ней можно было по-прежнему проезжать к местам заготовки орехов и беспрепятственно проживать в зимовьях.

Не стоит забывать и о том, что на территории парка имеются и другие землепользователи, которым также необходимо будет добираться до своих участков. Совершенно официально выделены из территории, предполагаемой к передаче парку, пять месторождений. Экология-то экологией, а большая часть налогов по бюджетам всех уровней у нас в районе платится именно в результате деятельности добывающих предприятий. В 2017 году от их деятельности в бюджет района поступило 62,6 млн. рублей, а в консолидированный бюджет — 164,9 млн. рублей, официально трудоустроено порядка шестисот человек с достойными заработными платами. Потому-то проезд до этих участков должен быть предусмотрен изначально!

В мае 2018 года в Санкт-Петербурге прошёл международный экономический форум. На нем специальный представитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов отметил, что в последнее время экология в тренде. Но есть и другая сторона медали, когда под флагом экологических инициатив решаются совершенно другие, финансово-хозяйственные или политические, вопросы идёт самопиар некоторых граждан, которые таким образом препятствуют развитию территорий. Так давайте будем совмещать и развитие территорий, и защиту нашей уникальной тайги! В пояснительной записке к проекту Постановления правительства РФ о создании национального парка «Чикой» сказано, что его создание не нанесёт ущерба экономик региона и страны в целом. Более того, в материалах государственной экологической экспертизы, обосновывающих создание национального парка «Чикой» (стр. 30), указано, что для местного населения в пределах зоны традиционного экстенсивного природопользования предлагается разрешить промысловую добычу охотничье видов животных (в частности, соболя), промышленную заготовку кедровых орехов, сельское хозяйство. В рекомендациях (стр.34) чётко сказано: при разработке схемы функционального зонирования территории национального парка в Положении о данной ООПТ следует учесть пожелания участников общественных слушаний о выделении зоны традиционного природопользования с сохранением возможности промысловой охоты и промышленного сбора кедровых орехов для местного населения. А в проекте положения о парке про охоту ни слова, более того, сказано (III.10.19), что нахождение с огнестрельным, пневматическим и метательным оружием на территории парка, в том числе на дорогах общего пользования, запрещено, нахождение с собаками также, хотя в границах парка имеются земли, которые уже никогда не будут выделены в категорию ООПТ. собственники земель определены, более того, на них находятся общедоступные охотничьи угодья и туда выписываются лицензии.

Парк проектировался с учётом перспектив развития сферы интересов местного населения, учитывая сырьевую ориентацию региона и дотационный характер экономики. Что имеем сейчас? Это только начало, земли пока не переданы. Вот с такими условиям указанными в проекте положения, мы получим полное противостояние между парком и местным населением, и это мягко сказано. Кому это надо? Пока это проект. Ещё можно в нём что-то поменять. Потом будет поздно.

Уважаемые жители района! Откройте сайт национального парка «Чикой», в разделе «Основные документы» вы найдёте проект положения, а также раскрашенную карту, где жёлтым выделена хозяйственная зона, красным — заповедная, оранжевым – особо охраняемая фиолетовым — рекреационная. Там всё предельно ясно. Ознакомьтесь, прочтите. Может, у вас возникнут ещё какие-то предложения, и вы их донесете до парка через страницу газеты. Парк создан, обратного пути нет. Но с положением, зонированием и дорогами нужно разобраться сейчас, пока ещё не поздно. Учреждение хорошо освещает свою работу в части экологической работы с детьми, но почему-то положение о парке не обсуждается совсем, просто висит на сайте и разрабатывается сотрудниками парка фактически без учёта общественного мнения. Созданный Общественный совет парка по сути должен выполнять эту функцию — быть проводником между интересами местного населения и соблюдением законодательства РФ.

Попрошу сотрудников учреждения не воспринимать данную статью как личное оскорбление, а выйти на конструктивный диалог с целью выработки компромиссных решений.

Людмила Кузьмина. «Знамя труда» №79 от 2 октября

Вандалы в Нерчинске совершают набеги на недавно отремонтированный парк. Рушат всё, что попадается под руку: фонтаны, скамейки, урны. Автор материала пишет о том, что Нерчинск в последнее время стал более благоустроенным: появились скверы, аллеи, начали облагораживаться придомовые территории. Но эта красота недолго радовала жителей города.

Построить – нельзя! Разрушить!

«Разрушить всегда легче, чем построить!» — именно так гласит выражение, отражающее весь смысл тех действий, которые совершают некоторые жители нашего города на улицах и местах отдыха. Мы не раз уже поднимали тему о том, что Нерчинск понемногу начал благоустраиваться: строятся скверы, аллеи, облагораживаются придомовые территории. Не так давно прошёл праздник, которого горожане очень ждали-День города, главным мероприятием стал фестиваль «В саду Даурского Версаля» и состоялся он не как обычно: на площади города, а в парке, он к этому времени очень преобразился. Был восстановлен фонтан, выложена новая дорожка, построена беседка и арка, установлена скульптура Татьяне Мауриц, а также многочисленные скамейки и урны. Но, к сожалению, эта красота и чистота продлилась недолго…

Акт первый – Фонтан

Первый акт вандализма, по-другому это действие просто назвать нельзя, произошёл 29 июля. В парке был разрушен фонтан и повреждены скамейки, разломана чаша, обломаны декоративные камни внутри и снаружи. На всю эту разруху было больно смотреть. Со временем администрация ГП «Нерчин-ское» заключили договор с ФКУ ИК-1 на восстановление, и уже к приближающемуся празднику он был отремонтирован. На сегодняшний день Органами дознания ОМВД России по Нерчинскому району проводится проверка по данному факту, решается вопрос о привлечении лиц несовершеннолетнего возраста, совершивших данное деяние, к уголовной ответственности. Сумма ущерба составила 50 тысяч рублей.

Акт второй — беседка

Через пару недель после прошедшего праздника случилась очередная сцена разрушения. С 17 на 18 сентября в построенной беседке была выломлена резная доска. Несмотря на наличие установленных камер по всему периметру парка, злоумышленники не адумываются о том, что могут быть узнаны, пойманы и наказаны. Помимо этого, на беседке без всякого сожаления оставляют надписи в виде инициалов, имён и подписей. Также некоторые отдыхающие могут занести туда установленные скамейки или того хуже — урны — и сидеть там как ни в чём не бывало. Как нам пояснили в администрации ГП «Нерчинское», беседка изготовлена из специального вида древесины, покрыта определёнными красками, а все эти действия могут довести до того, что она придёт в негодность и её просто-напросто уберут. Пусть ущерб нанесён не особо большой, но, тем не менее, он есть, и если это будет происходить постоянно, то в скором времени парк превратится не в место для отдыха, а в очередные руины. Сегодня поломка устранена.
Акт третий — кража Только успели починить сломанную доску в беседке, как в ночь с 21 на 22 сентября в парке произошла кража, был украден коммутатор. Казалось бы, зачем кому-то может понадобиться вещь, которая служит для того, чтобы объединять камеры в одну общую сеть, а, нет, нашлись и такие. В течение некоторого времени система наблюдения была нарушена. Ущерб нанесён в пределах четырёх тысяч рублей, но на сегодняшний день коммутатор приобрели и установили. Администрация ГП «Нерчинское» в связи с фактом кражи обратились в полицию.
Буквально за короткий промежуток времени с того момента, как открыли городской парк, в нём совершено уже множество деяний, которые пагубно влияют на его вид. Некоторые посетители могут влезть на памятник Татьяне Мауриц, чтобы сфотографироваться, родители водят детей по фонтану, что не нужно делать, из-за этого разрушаются камни и можно нанести вред не только постройке, но и ребёнку. Кто же тогда будет виноват в этом случае? В связи с этим возникает вопрос, а нужно ли вообще преображать Нерчинск?

Ирина Степанова. «Нерчинская звезда» №77 от 22 октября 2018 года

9 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зачем так рвутся к креслу, немеренно тратят на выборы, обещают"жить и умереть в родном Забайкалье" ! А всё ради хлебного кресла в "ненавистной" Москве ? Лжецы и лицемеры !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

По стране  буквально в оно и тоже время  вдруг сами взяли и ушли три губернатора, какие тяжелые времена, однако!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

После того, как она заверяла народ, что никогда не предаст свою малую Родину, а сама трусливо умыкнула из Забайкалья, обратилась к народу с каким-то скомнканным текстом по ТВ, уважение к ней полностью пропало. Попутного ветра "патриотке" Забайкалья!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Колониальная политика центра к регионам, особенно Забайкалью,  приведёт до отчаяния ещё не одного губернатора. Борис Петрович

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что то не видать борьбы против "колониальной политики" избранников народа. На госсоветах, сми, обращений от Заксобрания не слышно !? Или очень жалко кормушку( кресло или должность в Москве) ? А сенаторы от регионов, помалкивают, купили зарплатами ? Почему складывая полномочия, не говорят правды избирателям если "колониальная политика" довела? А как всё красиво с плакатов в выборы было  !Лжецы, нет веры им ! Предатели избирателей !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ушла от безысходности. Бороться с ветреными мельницами бесполезно. Б.П. это вы правы. Следующую жертву найти не могут.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

и тут полезут все убытки

и тут столица не спасёт

куда тогда припрятать слитки?

не всем же "за чертой" везёт

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

также как МИнул своих избирателейХАЙЛОВ С П почти главный депутат зак. собр. обманул своих избирателей,наобещал как всегда всего хорошего,дунул в сенаторы,да кто он такой,ИСТОРИК одним словом и болтун.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Просим расчистить трассу от снегопада Дульдурга - Акша. Пожалуйста помогите, машины не могут зайти в хребты. Сегодня ехали , кое-как доехали до Акши, большие машины не идут, маленькие таскает.. Где службы?!

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить