НОВОСТИ
22 НОЯБРЯ
20 ноября

Общая лодка для живых и мёртвых в Кайдалово – обзор прессы Забайкалья

Любого горожанина, недовольного местным общественным транспортом или асфальтом, как бы долго он ни добирался на работу, заткнёт за пояс житель села Кайдалово Карымского района – тут, чтобы добраться до больницы, администрации или школы, надо садиться в лодку. Потому что это единственный транспорт, соединяющий две половины села на разных берегах реки. Даже покойники на пути к кладбищу должны прокатиться в судне.

Краевые издания

В Кайдалово лодкой приходится пользоваться и детям, и старикам. Первым – чтобы попасть на уроки, вторым – чтобы не умереть без медицинской помощи. Впрочем, пишет журналист «Вечорки» Никита Ильяш, доплыть до больницы получается не всегда. Например, местная жительница Валентина перевозила на лодке своего 61-летнего отца, потому что у него случился приступ. Папа до берега не дожил – умер на руках дочери.

Как уточняет издание, до 2021 года должен появиться паром, а про мост пока даже не стоит мечтать – правительство Забайкалья заявило, что денег на него нет.

Трое в лодке, не считая покойника

Кайдалово — село в Карымском районе, примерно в 20 километрах от райцентра. Оно разрезано на две половины рекой, которая каждый день испытывает местных жителей на прочность и выносливость. На лодке, которая ходит по тросу, натянутому меж двух берегов, переплавляются мужчины и женщины, старики, многодетные матери и даже школьники.

Нормальной переправы тут никогда не было. В 2016-м утонул местный паром. Тогда вместе с ним на дно чуть не ушли и дети — благо, всё обошлось. С тех пор жители свято уверовали в то, что на них всем наплевать.

Только кладбище и церковь

Когда мы приехали, лодка стояла на левом берегу — здесь школа, детсад, администрация, почта. Ветер постоянно дёргал трос, за который лодка была зацеплена. Постояли мы с Серёгой — нашим оператором — и решили, что сами переплавляться не будем. Опыта нет, да и страшно, честно говоря. Позвонили местным, попросили проводника.

Через пару минут на стареньком велосипеде к нам подъехал мужчина, представившийся Эдиком. Шуточно пожурил нас: «Ой, такие мужики здоровые, а переплыть сами боитесь! Я с 8 лет тут плаваю», а потом посадил нас в лодку.

Чтобы она начала движение, нужно отталкиваться от дна длинным шестом. Медленно наша переправа начинает движение.

«Я на той стороне жил, кричал, но никто не подавал лодку, – рассказывает, отталкиваясь шестом, Эдик. — А тут кто попросит — едешь переправлять. Ученикам утром подаю. Понтоном эту лодку сбоку продырявило, заплатку маломальскую поставили».

Наш путь на другой берег занял минут пять. Несмотря на то, что сейчас речка не такая большая, как весной или во время дождей, лодка скользит по воде невероятно медленно.

На том берегу нас уже ждёт делегация из десяти селян, которых собрала читательница «Вечорки» Елена Христосенко.

«По телевидению сказали, что у нас тут около 100 человек живут, но на самом деле на этой стороне около 300 жителей. На горе же ещё две улицы есть. У нас здесь только кладбище и церковь — больше ничего нет. Тут никто не работает из-за этой переправы. Работу не можем найти. Нам сразу говорят: вы будете потом нам отмазываться, что паром на той стороне, то ещё что-нибудь», — рассказывает Елена, пока мы поднимаемся к местной церкви.

«Вот бабы идут сзади, они ездят три раза в неделю, торгуют сливками, творогом, молоком. У меня муж восемь месяцев в году на работе, четыре — дома», — продолжает Елена.

Кто-то на этой стороне держит хозяйство, чтобы прокормить семью. Кто-то продаёт собранные ягоды и грибы.

«Моста здесь никогда не было. Его хотели делать, но у них что-то не сложилось. На той-то стороне люди работают. Там школа, администрация, клуб, почта, магазины. Кто-то в Карымской работает. Раньше у нас паром был. Вот паром, на котором мы тонули с детьми. Немеров (глава поселковой администрации Олег Немеров — ред.) его поставил. А когда мы на нём утонули, нас ещё хотели посадить за угон водного транспортного средства.

Церковь в Кайдалово реставрировали, но из-за переправы открывают её в лучшем случае раз в год. Хоть одно утешает — на этой стороне есть магазинчик, который держит частный предприниматель.

– А как покойников-то переправляют? – спрашиваю я, увидев вдалеке кладбище.

– Как – на лодке. В лодку гроб поставили – он на этой плывёт, а народ на вёсельной переправляют».

Тут в разговор вклинивается ещё одна местная — Ольга. Крикливая нервная женщина, которая на матах поносит поселковую и районную власти. Понять её можно — люди годами бьются за нормальные условия, но без толку.

— А Немерова-то чё с собой не взяли? — спрашивает она.

— Так он же в отпуске. С марта месяца, — отвечает ей Елена. — А с него какой спрос? Все претензии сейчас к Сидельникову (глава Карымского района Алексей Сидельников — ред.). С главы посёлка сняли все полномочия по переправе и передали районной власти.

На этой стороне живут десять ребятишек, которые ходят в школу. И ещё несколько уже на подходе — подрастают. Только с наступлением зимы у селян начинается более-менее нормальная жизнь — ходят по льду. Остальное время — игра на выживание.

А давайте сбагрим детей в Карымскую

Суть в чём: школа, как я уже упомянул, находится на другом берегу. У лодки постоянного смотрителя нет, поэтому если она на том берегу, приходится ждать по несколько часов, пока её перевезут на этот и заберут детей.

«Нам как сказали — если дети не будут школу посещать, то нас поставят на учёт в ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних — ред.), — рассказывает Валентина Алексеева. — До этого у нас была одна лодка, но её один местный дурак изрубил. Нам сказали — детей по большой речке не отправляйте. А я не отправлю — меня в ПДН. А мне это зачем? Чтобы у меня детей забрали? Это же не наша вина, это вина главы администрации. Ладно, с нашего сняли, передали на район. Так Сидельников даже не показывается. Ни разу мы его не видели. И везде, куда бы мы ни писали, всё как под копирку: нет средств, нет средств.

Всё это привело вот к чему. В сентябре 2018 года жителям пришёл приказ из районного комитета образования. Краткая его суть в том, что всех детей, которые не могут нормально посещать школу в Кайдалово из-за плохой переправы, нужно перевести в интернат в Карымскую. В случае отказа родителей от перевода их нужно обязать перевести детей в другие учреждения.

По словам жителей, месяц обучения в этом интернате обойдётся в 4 тысячи рублей. А где их взять, учитывая, что большая часть селян не может устроиться на работу? А у кого не один ребенок?

«Мы написали в прокуратуру по поводу перевода детей в интернат. Письменно нам ещё не ответили, но сказали, что не имеют права нас заставлять. Школа у нас есть. В школе раньше было 11 классов, был интернат. Из других сёл у нас проживали в интернате. И классы были. Теперь абсолютно ничего нет, — негодуют жители. — Просим директора открыть интернат — временный она сделать может, но не хочет. Не хочет брать такую ответственность. Мы предлагали ей сделать так, чтобы родители сами приходили и сидели с детьми. Говорит — нужны санкнижки. Ну мы сказали, что сделаем эти книжки, а потом началось — то ей СЭС (санэпидемстанция — ред.) не даёт это сделать, то ещё что-то. И всё. Ничего не случилось.

Мы узнавали про этот интернат, там вообще беспредел. Там и хулиганство, и воровство, и драки. А наши дети здесь все дружат, все вместе в школу и домой».

В лодке умирают люди, дети греются у костра

Кайдаловцы уже куда только ни обращались — и в администрацию, и в минтерразвития, и к Жириновскому. Последний, как всегда: «Спасибо за доверие, напишем запрос». Депутат от народа, мать его. Но и из остальных инстанций ответ удручающий — средств в бюджете нет.

Из ответа минтерразвития края следует, что закупка нормального парома запланирована на 2017—2020 годы. Уже 2018-й заканчивается.

«Мы просили: навесной мост поставьте нам. Ответили, что больше 300 миллионов рублей нужно на это. Ну Господи, мы же просто мост просим, не золотой, — говорит Елена. — Был паром у нас нормальный. Один придурок его отпустил — он уплыл до Урульги. Немерову сказали, но тот его так и не вернул».

Дети, пока ждут лодку, греются у костра. Мороз, брат, не тётка.

«Видите, администрация как стоит? — показывает Валентина Алексеева на здание на той стороне. — Они из окон видят, как наши дети морозятся и ждут лодку. Школа тоже всё это видит. И никакого продвижения нет. Нас ещё обвиняют, что дети часто болеют. Так они стоят сколько на берегу и мёрзнут? Нам вообще предложили: нанимайте кого-то с той стороны и платите ему за переправу. Такое ощущение, что мы вообще никому не нужны тут. Мы стремимся к жизни, а нам руки от всего отбивают. У меня двое учатся — один в восьмом классе, вторая в четвёртом. Младшая дочь уже вторую неделю живёт на той стороне у родственников. Сына-восьмиклассника мне некуда отправить. Кто двоих детей к себе возьмёт?

У Валентины, кстати говоря, страшное случилось. Только подумаешь о таком — тошно становится. У её отца случился приступ, был ему 61 год. Повезли его на лодке на ту сторону, чтобы «скорая» забрала. Не успели — мужчина умер у неё на руках прямо в этой лодке.

– Мы пишем расписки, что школа не несёт ответственности за переправу наших детей, — говорит Елена.

— И никто н*** (ничего — ред.) не делает, — грустно констатирует Витёк, тоже местный, приехавший к церкви на мотоцикле. — Пенсионеров тут сколько. Ветеран войны живёт, 93 года.

— Вы приезжайте весной, когда забереги тают — это вообще экстрим. Мы на лодку садимся, плывём до льдины и на лёд вытаскиваем — тащим лодку до той стороны.

Вспомните о нас на выборах

Дети с этого берега никогда не были в детском саду — всё из-за той же переправы.

В клубе устраивают праздник на день стариков — из местных никто не ходит. Возраст не тот, чтобы на лодке переправляться.

— У меня, когда у деда инфаркт был, Никитке, сыну, 15 лет было — он переплывал реку ночью за лодкой. Это я с 8 часов до 11 звонила в «скорую», чтобы они приехали сюда. Не захотели лодку перегонять, — рассказывает Елена.

Валентина подхватывает:

Кто-то заболел — фельдшера вызвать невозможно. По телефону консультируемся. «Скорая» без осмотра фельдшера порой ехать не хочет. В администрации нас однажды вообще спросили — вы зачем детей-то нарожали? Старики лет по 30 в больнице не бывают. Машина приезжала на ту сторону, чтобы флюорографию сделать. Старикам только Оксана (патронажная медсестра в местном ФАПе — ред.) придёт, давление померит. Мы в этом году кое-как попали на прививки. Речка разошлась. Оксана потом отдельно нашим детям ставила.

— Про нас вспоминают, когда надо выборы провести. Или когда на той стороне кто-то умрёт, чтобы гроб перевезти. Учителя-то хоть раз были у нас на этой стороне? Школе наплевать — вот они нас и сбагривают. Нас никто не слышит и не видит, — говорит Елена.

Тяжело было видеть лица людей, когда они расходились.

Вот и докажи потом дегенератам, которые смотрят федеральное ТВ, что Россия ни черта с колен не встала. Только ниже опустилась, чтобы удобнее было.

Обратно переплавлялись мы с Еленой. Мне выпало везти лодку — отталкиваться шестом от дна. Тяжёлое занятие, врать не буду. Нужно следить, чтобы лодка не врезалась дном в понтоны, чтобы шла она более-менее прямо. А на середине реки направлять её практически невозможно — шест сносит течением. В конце пути я чувствовал себя так, будто весь день копал картошку. Такие дела.

Минимальные перспективы

Поговорить с руководителями районной и поселковой администраций мне не удалось — Сидельников на больничном, Немеров был чем-то занят и не мог говорить. Меня соединили с исполняющей обязанности Немерова Анной Саламатиной.

— Все полномочия по переправе возложены на администрацию Карымского района по решению суда. Олегу Павловичу по решению суда запрещено предпринимать какие-либо действия. Мы неоднократно обращались в районную администрацию, чтобы нам сообщили о принятых мерах. В последнем ответе было сказано, что район обратился к краевым властям. Им ответили, что, так как в этом году было подтопление, из бюджета огромные средства на это были затрачены, поэтому строительство моста на 2018—2019 годы не предвидится. В 2019 году будет рассматриваться принятие бюджета, — рассказала она.

Вот так, в общем. У края денег нет. А федеральный центр класть на нас хотел.

P.S. А мы продолжаем призывать депутатов решать проблемы своих избирателей. Сельское поселение «Кайдаловское» входит в Карымский одномандатный округ №17, в котором на прошедших выборах в заксобрание победил коммунист Сергей Белоногов. Его телефон: 8 (914) 520-49-05. По партийным спискам по округу прошли Олег Гордиенко из ЛДПР и Владимир Иванов из КПРФ. Телефон приёмной заксобрания: 8 (3022) 35-74-89.

Никита Ильяш. «Вечорка» №42 от 17 октября

«Читинское обозрение» получило сообщение от беспокойной матери читинского школьника. По её словам, в школьной столовой детям наливают компот с червями. Журналист Яна Легун вместе с экспертом выехала на проверку, но никаких беспозвоночных в стаканах не нашла. Заодно автор материала позавтракала в паре читинских школ и поставила оценку каждому блюду. Понравилось журналисту не всё. «Из выпечки пробуем сосиску в тесте. Испекли её прямо в столовой, что сейчас делают не в каждой школе. Тесто вкусное, а сосиска слишком размякла, словно «пересидела» в духовке».

В конце текста совет родителям – если что-то не устраивает, надо обращаться в Роспотребнадзор и городской комитет образования.

Компот уже не тот?

Какую оценку можно поставить завтраку ученика

«Чай разведён, булочки сухие, а компот с червями», – такую еду, по рассказам мамы читинского школьника, дают в одной из школ города. Мнения родителей о качестве питания в общеобразовательных учреждениях мы собирали в ходе анонимного опроса. Кроме этого примера, в целом отзывы положительные. Чтобы проверить жалобу, наш корреспондент вместе с местным «ревизором» по питанию – главным специалистом комитета образования Викторией Козловой – выехала в рейд.

«Время от времени я устраиваю проверки. В школы города выезжаю без предупреждения», – рассказывает Виктория Алексеевна.

И правда, в школьных столовых её боятся, как огня. Чаще всего в поле зрения проверяющих школы Центрального района Читы, реже – остальные.

На этот раз вместе со специалистом комитета образования мы отправились в Черновский район. Первая в рейде школа №7, где якобы и были замечены злополучные черви в компоте.

Рассказываем и.о. директора, зачем приехали. Лицо у руководителя становится тревожным. Без улыбок, а больше с испугом встречают нас и работники столовой. Радушно приглашают пройти к горячим котлам, предлагают белые халаты.

«Ложек алюминиевых нет – это хорошо, – намётанным взглядом замечает Виктория Алексеевна. – «Контрольное блюдо» на месте. Ценники есть».

Цены на питание в школах Черновских чуть ли не вполовину ниже, чем в школах Центрального района Читы. Обед можно купить рублей за 50-60, комплекс блюд обойдётся примерно в 100 рублей.

Санитарные книжки у работников столовой оказались в порядке. Растворимые витаминки для напитков в наличии. Обходим столовую, всё на своих местах и по правилам. Единственное: небольшая стопка немытой посуды. Как объясняет повар, оставили её 10 минут назад – не успели помыть после завтрака детсадовцев (на территории школы есть ещё и детский сад).

Только поели малыши, и снова сервировка. Занят весь персонал. На столы накрывают бегом, сбиваясь с ног. В меню: пшённая каша, хлеб, чай с сахаром, в дополнение к завтраку можно купить выпечку и сладости. Крупа, на первый взгляд, выглядит неплохо. Вкус приятный, сладкий. Но вот попадается комок не очень проваренной крупы. Плюс в тарелке насчитала несколько соринок — мусор от плохо отобранного пшена. Чай вкусный, совсем не разведённый, как писали в жалобе, с сахаром. Из выпечки пробуем сосиску в тесте. Испекли её прямо в столовой, что сейчас делают не в каждой школе. Тесто вкусное, а сосиска слишком размякла, словно «пересидела» в духовке. Ставлю оценки завтраку: за чай – 5 баллов; за кашу – 3; сосиска в тесте получает твёрдую 4.

«Черви?! О чём вы говорите? Такого никогда не было. Всё каждое утро проверяется. Медсестра с утра снимает пробу. Также я и директор школы питание регулярно контролируем», – отвечает на мой вопрос и.о. директора Любовь Ефимчук.

Небольшие недочёты нашла и наш ревизор. А ужасы из анонимного опроса не подтвердились. Отправляемся в школу №44.

«Каша вкусная, кормят хорошо»

Здесь нас встречают как добрых друзей. Без страха. В столовой столы уже накрыты. На завтрак у ребят мультизлаковая каша, чай, хлеб и бананы.

«Каша вкусная, кормят хорошо», – говорят школьники. «Это правда?» – переспрашиваю я у ребят, уверяют, что да. Замечаний нет.

Пробуем завтрак. Рис, пшено, гречка – в одном флаконе, а вернее, в тарелке. Вкус непривычный, но приятный. Оценивать не берусь – блюдо на любителя. Кому каша не по душе, в 11 часов можно купить выпечку или обеденные блюда. Цены более чем доступные: макароны, за порцию всего 5 рублей 22 копейки; салат — 8,18 рубля; а весь комплексный обед — всего 60 рублей.

Выпечка разнообразна. Но её, в отличие от 7-й школы, сначала закупают в виде заморозки-полуфабриката, а потом пекут, что не запрещено.

«В кенонском ПСК мы арендуем полгектара земли, выращиваем там картофель для школьной столовой. Коллектив очень слаженный и хороший. Питание полноценное. Жалоб от родителей не бывает. За 6 лет моей работы от мамы школьника по питанию была только одна просьба. По таким вопросам я принимаю лично», – рассказывает директор школы №44 Татьяна Нагаева.

Жалоб и претензий не нашлось и у проверяющих. Всё было на высшем уровне.

Сотни нарушений и штрафы на миллион

Другая картина складывается из данных регионального Роспотребнадзора. Вот выдержка из сентябрьского отчёта «Об организации питания в детских организованных коллективах в 2017—2018 учебном году»:

«За истёкший период 2018 года проведено 327 проверок: в отношении дошкольных организаций — 155, в отношении общеобразовательных организаций — 172. Нарушения выявлялись в дошкольных организациях в 25,3% случаев.

Приготовление блюд осуществляется исходя из стоимости продуктов питания, а не физиологической потребности детей в биологически ценных веществах. Рационы не сбалансированы по основным пищевым ингредиентам, возникает несоответствие фактического рациона примерному меню.

Отмечаются факты восполнения калорийности за счёт углеводсодержащих продуктов (результаты лабораторных исследований), не везде проводится витаминизация третьих блюд.

Также замечено нарушение санитарных правил и норм, а именно: на пищеблоках неисправное технологическое оборудование, нет достаточного количества столовой и кухонной посуды, условий для её мытья и др.».

За выявленные нарушения специалисты Роспотребнадзора составили 315 протоколов об административных правонарушениях. Учитывая, что обнаружили их в ходе плановых проверок. Две столовые приостановили свою работу. Вынесены штрафы на общую сумму почти миллион рублей!

Если бы все родители обращались с жалобами на питание сразу в Роспотребнадзор, внеплановых проверок, а, следовательно, и выявленных нарушений могло быть больше. Кстати, в школах Читы за качество и организацию питания отвечают социальные педагоги, поэтому по всем вопросам можно идти к ним. Не стоит бояться рассказать о проблемах директору, а если надо, обращаться и в городской комитет образования. Стесняться нечего, ведь на кону здоровье наших детей.

Яна Легун. «Читинское обозрение» №42 от 17 октября

Журналист газеты «Азия-Экспресс» Виктория Сивухина стала свидетелем встречи жителей села Александровка Читинского района с представителями компании «Олерон+» — регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО). На встрече представители фирмы пытались объяснить, за что людям, которые никогда не платили за вывоз мусора, нужно будет начать делать это с 1 января 2019 года.

Селянам идея со счетами за сбор мусора не понравилась. Во-первых, регоператор не готов убрать стихийные свалки без оплаты местной администрации. Во-вторых, ближайшие 3 года собираемый мусор будет свозиться на те же места, что и сейчас. В-третьих, платить надо будет за каждого прописанного в доме члена семьи одинаково.

Кроме того, некоторые жители уверяют, что после них мусора не остаётся — отходы либо сгорают в печи, либо идут на корм животным. Поэтому, если верить «Азии-Экспресс», «Олерон» не смог убедить забайкальцев на этой встрече, что платить надо.

Нет тарифа. О чём разговор?

С 1 января 2019 года каждого жителя нашей страны коснётся реформа по обращению с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО). В первую очередь она обещает избавление от стихийных свалок, на втором этапе предполагается раздельный сбор мусора для дальнейшей его переработки. До нового года осталось чуть больше двух месяцев, но практика показывает, что забайкальцы в большинстве своём либо не знают о нововведениях, либо обладают шокирующей информацией.

Платежи вырастут в разы?

Действительно, охватывает лёгкая паника, когда читаешь информацию о ходе реформы в интернете. Одна из самых болезненных сторон новой системы обращении с ТКО — это переход её из разряда жилищных услуг в коммунальную, что предполагает пересмотр оплаты, точнее, введение оплаты для всех без исключения жителей России. Вот тут и начинаются «ужастики». Последняя «взорвавшая» общество информация опубликована на сайте «Московского комсомольца»: «Вероятно, по причинам недобросовестности участников конкурсов тарифы оказались несправедливо завышенными в ряде регионов. И теперь, после умножения на тарифы региональных операторов, произойдёт гигантское их повышение. Проблему подтвердил Комитет по экологии Госдумы… Россияне увидят тарифы на вывоз мусора, увеличенные в некоторых регионах аж в 50 с лишним раз. В частности, в Красноярском крае предполагаемый платёж на семью из трёх человек возрастёт с 230 рублей до 13 тысяч рублей, то есть в 56 раз. В некоторых районах ЯНАО цена на вывоз мусора увеличится в 33 раза, в Ингушетии платёж вырастет в 18,5 раза, в Нижегородской области — почти в 17 раз, в Астраханской области — в 9,6 раза, в Курганской области — в 8 раз, в Пермском крае — в 6,6 раза, в Коми — более чем в 5 раз, в Иркутской области — в 4,4 раза. Понимая опасность несправедливого тарифообразования, Комитет по экологии Госдумы сейчас пытается привлечь к «мусорным» тарифам внимание ФАС и Министерства природных ресурсов».

В селе коммунальных отходов нет

Повсеместно в Забайкальском крае проходят информационные собрания с жителями, но так как тариф до сих пор не установлен, предметного разговора не получается. Одна из таких встреч состоялась в сельском поселении «Александровское» Читинского района. Две недели назад в селе появились объявлении, приглашающие жителей на сход для обсуждения проблемы обращения с мусором. В большинстве своём сельчане про новую реформу и не слышали, потому решили, что разговор идёт о действующей несанкционированной свалке, расположенной непосредственно за огородами. Систематически она угрожает пожарами близлежащим домам, и весь год ветер разносит по селу целлофановые пакеты и другой лёгкий мусор. Самостоятельно администрация решить проблему не в состоянии – нет ни техники, ни средств.

Собравшись в доме культуры, жители и рассчитывали услышать, что будет с этой свалкой.
Да и пришли-то всего 16 человек из 1 190 жителей поселения. Предполагаю, это те, кто устал собирать принесённые ветром пакетики в своих дворах, кому надоело дышать гарью со свалки. Вероятно, если бы население было в курсе предстоящих изменений по «мусорным» делам и обязательной оплате с нового года, собрались бы гораздо активнее. Выступал перед сельскими жителями Андрей Хусточка, мастер читинского филиала компании «Олерон+» — регионального оператора, который и будет реализовывать реформу на территории всего региона. Кратко описывая суть реформы, Андрей Владимирович привёл в пример краевую столицу, где уже есть контейнеры для раздельного мусора: «Отдельно собираются пэт-бутылки, макулатура. Удивляет и радует, что люди идут навстречу и уже дома сортируют мусор в разные пакеты».

Наверное, это не столь актуально для частного сектора. И собравшиеся это сразу отметили. Однако слушали и одобрительно кивали до тех пор, пока выступающий не сказал, что появятся отдельные платёжки и каждый житель обязан будет оплачивать услуги по вывозу твёрдых коммунальных отходов. По залу пошёл гул. А представитель «Олерона» продолжал:

«Мы не знаем ещё тарифа, но точно известно, что по всему краю ставка будет единой. Заключение договоров на вывоз ТБО становится обязательным. Оплачивать услуги регопоратора граждане обязаны с того момента, как начался вывоз отходов».

Последовала реплика из зала:

«У нас мусор годами не вывозится. Мы и платить не будем. Мы пробовали работать с одной фирмой. Мешки наберём, за воротами выставим, и стоят они по несколько дней, пока их собаки или ребятишки не растащат. Чтобы вывезти, сельсовет должен заплатить, а у администрации нет никогда денег».

«Видимо, вы ещё не понимаете, но с 1 января не администрации, а каждому жителю придёт платёжка. И твёрдые коммунальные отходы мы вам будем вывозить. Это пищевые отходы, тара и упаковка, старая и сломанная мебель, бытовая техника, электроприборы. Важно знать, что отходы, образующиеся от ухода за земельными угодьями и насаждениями, строительный мусор, отходы животноводства не относятся к ТКО, поэтому их вывоз будет осуществляться за дополнительную плату», — заметил представитель регоператора.

Оказалось, что истинная цель визита читинского гостя — предложение уже со следующего месяца начать работу по организованному вывозу мусора:

– Мы уже нашли перевозчиков, готовых зайти в ваше село и начать работу. В городах и посёлках, где есть многоквартирные дома, устанавливаются контейнеры. В сёлах мы не видим смысла устанавливать контейнеры, там целесообразно внести помешочный сбор. Уже со следующего месяца предлагаем такую схему. У нас есть специализированные мешки объёмом 120 литров. Вы их у нас покупаете, и мы пробуем наладить работу, чтобы с 1 января это уже вошло в систему. Машина будет приходить раз и неделю. Мы хотим, чтобы вы увидели результат реформы, ведь на улицах сразу станет чище.

– А куда вы повезёте мусор? – раздаётся из зала.

– Мы будем вывозить на действующие свалки до тех пор, пока не построят полигон. Не так быстро это, конечно, будет.

– В качестве мест предполагаемого полигона рассматривалось несколько территорий: Атамановка, Ивановка и Александровка. Первые два населённых пункта свои территории отстояли, по Александровке ещё актуален вопрос?

– Сейчас решено, что полигон будет размещаться в Новой Куке, – успокоил жителей Андрей Хусточка. (По информации отдела охраны окружающей среды министерства природных ресурсов Забайкальского края, вопрос с размещением полигона до сих пор не решён).

На озвученное предложение жители ответили условием: уберите старую свалку, потом будем организовывать помешочный сбор. Однако это не входит в обязанности компании, все старые свалки должны быть убраны за счёт местной администрации. Но если до сих пор ни у сельской, ни у районной администрации не нашлось средств убрать свалку, откуда они появятся сейчас?

Жители не просто против предложенного эксперимента, они вообще не понимают, почему должны платить за не существующий у них мусор.

– Я, например, мусор сжигаю в печке. Пищевые отходы идут на корм животным. Почему я должна платить? Как разрабатывается тариф, это там учитывается? – выступила женщина из зала.

– У меня 90-летняя бабушка живёт одна. У неё отходов вообще нет. А платить она должна будет? Кто-то говорит, за свет же она платит, пусть платит и за мусор. Но ведь за электроэнергию она платит по счётчику, и это справедливо. Здесь, получается, всех уравняли. Почему не говорите про льготы пенсионерам, ветеранам труда, малоимущим? Тариф неизвестен, а вы собираете собрания, о чём говорить-то? – подхватывает её соседка.

– Вы в любом случае будете платить. Причём надо учесть, что платёж придёт на каждого прописанного в доме. Я думаю, что человек, оплатив вывоз мусора, не повезёт его самостоятельно на стихийную свалку, – отвечает Андрей Хусточка.

Маргарита Рогалёва, глава сельского поселения «Александровское», замечает:

– Вы нам помогите убрать свалку, люди увидят реальную работу, тогда мы будем платить с 1 января. Так они не видят смысла. Наступит весна, опять мусор загорится, будем задыхаться.

Большая проблема — «иной» мусор

Новую волну возмущения вызвало заявление, что по квитанциям жители оплатят только вывоз коммунальных отходов, за остальные придётся платить дополнительно. Основной мусор в селе –шлак, ботва, опилки, свиной навоз и птичий помёт. Представители из города предложили сельчанам вырыть компостные ямы: «Они должны быть у каждого грамотного огородника. Или сжигайте, если уж на то пошло».

Тут уж не обошлось без смеха: «Вы наши огороды представляете, по 25 соток? В какую же яму нашу ботву закопать?»

По поводу предложения сжигать мусор председатель села заметила:

– Сжигать запрещено. За это предусмотрен штраф. Сейчас наши жители загружают ботву из огорода и вывозят, потратив на ГСМ определённую сумму. Конечно, если плата будет соразмерной той, что они тратят сейчас, возможно, они согласятся на наши услуги. Если оплата будет выше, от нашей свалки мы никогда не избавимся, люди так и будут туда вывозить. Вообще, не вижу смысла вывозить ботву куда-то в Новую Куку. Нам бы рекультивировать местную свалку, выкопать яму и периодически сжигать мусор либо засыпать его. Для села это оптимальный вариант. Но всё упирается в закон. А наши люди, я боюсь, в большинстве своём платить не будут.

Убеждённость в том, что платить с нового года сельчане не станут, надломило следующее замечание: «После двух месяцев неплатежей регенератор будет обращаться в суд и через судебных приставов станет взыскивать задолженность».

После часа обсуждения ни к какому конкретному результату так и не пришли. Представители «Олерона» уехали из Александровки ни с чем, объявив, что больше собраний проводить не будут, информацию можно будет получить на их сайте и в СМИ. При этом Андрей Хусточка заметил, что в ходе подобных встреч в Кручине и Верх-Чите удалось договориться и со следующего месяца там будет организован помешочный сбор мусора.

P.S.

Вероятно, для того чтобы показать, что в селе может быть чисто, администрация поселения наняла сотрудников компании «Экогарант» для ликвидации стихийных свалок в окрестностях деревни. Работать с этой фирмой удобно. Грузчики сами загружают мусор, оплату берут по факту — 20 рублей за мешок, 1,5 тысячи — за пять кубометров. Мужчины честно проехали на грузовике по улицам, вручную собрали крупный мусор, вот только вывозить за пределы поселения не посчитали нужным. Зачем? Есть же свалка за селом, туда и высыпали…

Виктория Сивухина. «Азия-Экспресс» №40 от 17 октября

Районные издания

В Борзе назрела борьба между городской администрацией и газетой «Борзя Вести». После материала про территорию битумного завода, куда то и дело заходят коровы и тонут в резервуарах с чёрной вязкой жижей, власти города вышли на редакцию и обвинили её в непрофессионализме и формировании негативного имиджа городской администрации.

Редактор газеты Наталья Руденская не постеснялась и опубликовала в свежем номере колонку про эту ситуацию:

«С моей стороны часто были предложения о совместной продуктивной работе с администрацией городского поселения «Борзинское», но всё обернулось в то русло, в котором все привыкли работать. А именно: СМИ — враги, а власть всегда права. А если не права, то это политический заговор. И смею заметить, что эти же самые СМИ и есть и «глаз», и «глас» народа. Со стороны автора статьи извинений в ближайшем номере газеты «Борзя-Вести» не будет. Хотите, подавайте в суд — это ваше право. Но я скажу сразу: «копаться в чужом бельё» я лично, как редактор газеты, долго не намерена».

Приятно читать районку,

СМИ и власть. Разошлись во мнениях?

Хотелось бы начать статью с хорошего и светлого, так сказать, «отметить» наше общение с читателем газеты под руководством нового редактора с начала 2018 года. В планах было и выслушать ваши предложения, и, может быть, исправить какие-то ошибки, но всё пошло не так, как планировалось…

Помимо читателей, есть «герои статей», которые, мягко сказать, не всегда согласны с мнением авторов. Потому как человек я не политический и не корыстный, но по роду профессии придётся заниматься делом, которое не так давно с моей стороны осуждалось как непорядочное и не совсем правильное, а именно: заниматься перепалкой в газете. Видимо, пришло время давать правдивый ответ на обвинения в адрес редакции газеты «Борзя — Вести», тем более это право каждой организации и каждого гражданина РФ. Да и сложившаяся ситуация — это нормальное явление. Если нет критики — значит, нет работы. И в начале «моего откровения» хотелось бы поблагодарить наши власти и руководство за то, что учите работать не на благо и в угоду вам, а для правдивой информированности наших читателей. Нам даже льстит то, что после наших материалов в газете начинаются какие-то действия со стороны разных инстанций, выезды на места событий: комиссии, проверки, но, к сожалению, в большинстве своём, без особых результатов — одни обещания и отписки. И мы понимаем, что нужно менять тактику… Но об этом чуть позже.

Одна из историй, вызвавшей негодование со стороны администрации и главы городского поселения «Борзинское», началась ещё полтора месяца назад, когда одна из жительниц обратилась в прокуратуру, а позже и в нашу редакцию. Но наша встреча с ней так и не состоялась (по определённым причинам). Прошло какое-то время, и в группе «Одноклассники» прошло видео, как на территории бывшего битумного завода, находящегося в районе Стройучастка, хозяева домашнего скота вытаскивают из битумной массы уже дохлую тушу. На это, конечно, отреагировали и мы. Автор будущей статьи встретился с жителями, которые показали и рассказали обо всех ужасах, происходящих на этой неогороженной и неохраняемой территории, и как стало известно, это уже длится с апреля 2018 года. Даже были случаи гибели скота и в прошлом году, на этой территории постоянно играют дети среди ям, наполненных жидким битумом. Статья вышла в свет, и тут началось… Обвинения в адрес редакции о неполноценных расследованиях всех фактов: о том, что у этой территории, оказывается, есть хозяин и даже сторож; о том, что администрация никакой ответственности за эту территорию не несёт и т.д. Во время визита редактора к главе города, кстати, совсем по другому поводу (если бы знала, то предоставила весь материал: письмо в редакцию, фото- и видеоматериалы), передо мной трясли кучей бумаг, якобы доказательной базой по этой проблеме. На что я предложила связаться по телефону с владельцами скота и пригласить их на беседу. Но, увы, эту идею Н.Н. Яковлев категорически отверг, ссылаясь на то, что будет только один крик… В общем, из разговора было понятно, что жители виноваты сами в том, что отпускают свой домашний скот, а администрация, тем более глава города, ответственности за опасный объект, находящийся на территории городского поселения «Борзинское», не несёт.

Оказывается, ещё 1 июня 2018 года, после обращения одной из жительниц, на место выехала комиссия, в состав которой входили специалисты администрации городского поселения «Борзинское», был составлен акт, из которого следует:

«Территория земельного участка, находящегося по адресу: Красноармейский тупик, 16, огорожена бетонным ограждением с трёх сторон, ограждение со стороны железнодорожного полотна отсутствует.

Въездные ворота металлические, закрыты на металлическую цепь, замок отсутствует, охрана сторожа отсутствует. Таким образом, на территорию имеется свободный доступ. В непосредственной близости с земельным участком расположены индивидуальные жилые дома. На территории земельного участка расположена мусорная яма глубиной около 3 метров. В районе железнодорожных путей расположены открытые резервуары с жидкостью, по цвету и запаху похожую на битумную эмульсию.

В одной из ям с жидкостью найдены туши крупнорогатого скота, а также собак. Имеются останки других, не определённых по виду животных.

Рекомендации: В связи с реальной угрозой возникновения чрезвычайной ситуации на территории земельного участка, расположенного по адресу: город Борзя, Красноармейский тупик, 16, рекомендуем собственнику восстановить полное ограждение территории, исключить свободный доступ на территорию либо ликвидировать объекты, представляющие опасность для жизни и здоровья населения городского поселения «Борзинское».

До сентября ничего не изменилось! Была только переписка администрации с разного рода учреждениями. И только 13 сентября вышла статья «Борзинская «Долина смерти». За это время ещё погибли несколько голов скота, и ни один специалист из администрации, а также глава города, не встретились с жительницей, обратившейся в прокуратуру. Только после выхода статьи, по словам главы ГП «Борзинское» Н.Н. Яковлева, он сам лично побывал на этой территории, убедившись в том, что, оказывается, там есть сторож, и поинтересовавшись, общался ли он с журналистом.

Да, в этом случае нужно было отправить уведомление о приведении территории в надлежащий вид в адрес компании, у которой этот участок находился в аренде, как выяснилось позже, федеральному государственному предприятию «Забайкальскавтодор». Но, может, оно и было отправлено, но нас об этом не известили. После отправки уведомления должен последовать ответ в установленный законом срок, и если со стороны предприятия (ответчика) никаких действий не предпринято, то дело доходит до суда. По предоставленной нам информации ещё в 2017 году для реализации федеральной программы «Комфортная городская среда» одним из важных и первых этапов являлась разработка и принятие новых правил благоустройства любого городского поселения. Согласно этим правилам, если объект находится на территории городского поселения, то не важно, чья это собственность. Городское поселение имеет все права, чтобы обязать собственника предприятия в устранении каких-либо нарушений.

Комментарий на статью

Далее после этого последовала статья от специалиста по связям с общественностью ГП «Борзинское» М. Хайони «Если дело и дальше так пойдёт…», которую мы разместили в нашей газете в 40-м номере, в ответе на предыдущий материал нас обвинили в непрофессионализме, в формировании негативного мнения читателей о работе администрации ГП «Борзинское», а самое главное, в подрыве имиджа главы Н.Н. Яковлева. Вот как! Первый вопрос назрел: и что будет дальше? Нас расстреляют?

Вообще, в большинстве случаев люди даже не знают, куда нужно обращаться, кроме как в прокуратуру или администрацию. В этом случае женщина обратилась, видимо, неправильно, должна была сразу в администрацию. И тогда бы, как заверяет нас автор статьи «Если дело и дальше так пойдёт…», после предоставления документов на скот, администрация организовала бы комиссию с привлечением представителей Роспотребнадзора, Россельхознадзора и т.д. Ну не сильны наши жители, в большинстве своём, в бюрократических переписках. По факту-то владельцы скота даже на сегодняшний день (в устной форме, а также они должны передать заявление от жителей, которое, кстати, уже было написано до выхода статьи), не требуют ни от кого возмещения материальных затрат, несмотря на то, что за этот период погибло восемь голов скота, они просят обязать владельцев только огородить территорию бывшего битумного завода, и всё! Они ведь надеются только на вас!

Да, нужно просто в первую очередь результативно работать для народа, а не обвинять друг друга. Вот и получается, что в родном городе приходится заниматься переписками и, возможно, судебными разбирательствами, а также защищать честь, и каждый свою, вместо того, чтобы работать. Неужели вы думаете, если бы эта проблема решилась хотя бы за полтора месяца, редакция газеты написала бы такую статью? Но после обращения жительницы прошло почти четыре месяца, и что на сегодняшний день?

Неужели нельзя решать все проблемы сообща? С моей стороны часто были предложения о совместной продуктивной работе с администрацией ГП «Борзинское», но всё обернулось в то русло, в котором все привыкли работать. А именно: СМИ — враги, а власть всегда права. А если не права, то это политический заговор. И, смею заметить, что эти же самые СМИ и есть и «глаз», и «глас» народа. И в конце хотелось бы добавить, что со стороны автора статьи извинений в ближайшем номере газеты «Борзя-Вести» не будет. Хотите, подавайте в суд — это ваше право. Но я скажу сразу: «копаться в чужом бельё» я лично, как редактор газеты, долго не намерена, и поливать грязью я никого не хочу, а также опускаться до уровня «жёлтой прессы», да и люди уже устали от этих газетных баталий. Но вот как долго, не понятно? Так как в этом номере газеты ещё есть один материал «Заодно ответили и на вопросы», касающийся критики на статьи в нашей газете, придётся опять давать комментарии.

Обращение к читателям.

Если и у вас есть разного рода мнения на тему данного материала, то звоните, пишите, приходите к нам в редакцию газеты «Борзя-Вести». Мы вам будем только рады.

Наталья Руденская. «Борзя Вести» №41 от 11 октября

«Северная правда» собрала опрос местных жителей об их отношении к повышению пенсионного возраста. Подобные опросы районные издания края уже делали несколько раз, когда законопроект только поступил в Госдуму. Однако нынешняя сборка мнений интересна тем, что в ней оказались люди, поддерживающие реформу. Самой милой оказалась 73-летняя Галина Николаевна: «Да, непросто молодым сейчас станет. Но мы-то и более тяжёлые времена повидали — по сравнению с нами здесь грех жаловаться».

Всё решили «за нас» или «без нас»?

Тема повышения пенсионного возраста не смолкала ни в СМИ, ни в соцсетях ещё с весны. Не утихает она и сейчас.

О пенсионной реформе сказано так много, что добавить нечто новое к сказанному просто невозможно, ведь все нюансы нововведений уже рассмотрены буквально под микроскопом. Казалось бы, зачем снова рассуждать на эту тему, ведь поправки уже приняты? Но история вокруг повышения пенсионного возраста показала россиянам одну из черт их собственного характера. Поэтому мы всё же поговорим о пенсионном возрасте, но не только и не столько о нём.

Мнение земляков

Что же думают о реформе жители бамовского региона? Зададим случайным людям всего два вопроса: «Как вы относитесь к повышению пенсионного возраста?» и «Намерены ли вы лично каким-либо образом отстаивать свою точку зрения?» Предлагаю ознакомиться с ответами земляков.

Алексей, 54 года: «Уже собирался на пенсию, но в связи с повышением придётся подождать. Обидно, конечно, а что поделаешь?».

Анастасия, 31 год: «Если честно, ещё не задумывалась над своей пенсией вообще. Мне гораздо важнее успевать и детей растить, и работать. Ни в каких сборах подписей или митингах участвовать не планирую, лучше проведу время с семьёй».

Николай, 51 год: «Я трудиться не боюсь и после 55 остался бы работать — молодой ещё (смеётся). Но я надеялся на прибавку в виде пенсии: как-никак столько отработал, столько в ПФР перечислил с зарплаты. Отстаивать? А что я-то смогу? Всё уже за нас решили!»

Елена Васильевна, 62 года: «На одну пенсию при наших северных ценах сложно нормально прожить. Поэтому и работают все, пока силы есть. Но это не повод отказываться от пенсии или какие-то ограничения вводить. Для многих подработка плюс пенсия — единственный способ заплатить за ЖКУ, купить продукты, лекарства и необходимые вещи».

Михаил, 35 лет: «Это очень плохо. Но иначе никак: в стране сложилось такое соотношение работающих и пенсионеров, что без повышения возраста уже не обойтись. Прибавьте к этому западные санкции, дешёвую нефть, гонку вооружений, в которую Россия вынуждена включиться. Так что реформа — вынужденная мера. По поводу озвученного мнения часто приходится спорить со знакомыми».

Галина Николаевна, 73 года: «Да, непросто молодым сейчас станет. Но мы-то и более тяжёлые времена повидали — по сравнению с нами здесь грех жаловаться».

Роман, 49 лет: «Конечно, задумка мне не по душе. Как можно просто взять и увеличить время выхода на пенсию?! Конечно, я бы поставил подпись в петиции против реформы или сходил на митинг. Но где у нас собирают подписи? Да и митингов, как в других городах, у нас не видно».

Ирина, 44 года: «Новость, конечно, не обнадёживающая, но её нужно принять. Так или иначе, свет клином не сошёлся на теме выхода на пенсию: поэтому на ней не стоит излишне зацикливаться».

Не до этого

Такого мнения придерживаются наши земляки. Разумеется, я не пытаюсь представить вышеприведённые точки зрения за настроение всех жителей региона, но и из них можно сделать некоторые выводы.

Мнения прозвучали разные — пусть по большей части отрицательные и скептические. Но прослеживается в них и ещё одно общее свойство. Почти никто не выразил готовности тем или иным, разумеется, законным способом отстаивать свою позицию. Из числа опрошенных исключение составляет лишь Роман. Но много ли у него единомышленников?

В других бамовских посёлках проводятся собрания и митинги по поводу нового пенсионного законодательства. Растягиваются транспаранты, поднимаются знамёна, выступают ораторы. Но если обернуться и взглянуть, перед кем они произносят протестные речи, то можно с трудом насчитать 10-20 человек. Городок же продолжает жить своею привычной жизнью: горстку активистов обтекают спешащие по делам или праздно гуляющие прохожие, мимо мчатся машины. Будничная и привычная жизнь часто настолько растворяет в себе акции протеста, что с другого конца улицы мероприятие можно и не заметить.

При этом почти каждый из прошедших мимо не упустит случая в кругу коллег или на уютной кухне возмутиться той самой реформой, против которой и выступали те люди в центре городка. «Конечно, всё уже решили за нас!» — восклицаем мы гневно. И вот здесь-то возникает тот самый вопрос, который не столь очевиден, но гораздо более важен, чем вся история с изменением времени выхода на пенсию. Если мы сами так пассивно относимся к своей жизни и своим интересам, вправе ли мы сетовать на то, что «всё решили за нас»? Ведь уместнее сказать: «всё решили без нас», ибо мы — свободные граждане свободной страны — просто не пожелали высказать и отстоять своё мнение.

Я ни в коем случае не призываю переступать чёрту закона: наше государство предоставляет достаточно возможностей для выражения мнения и отстаивания собственных прав. Так, может быть, лучше прибегнуть к ним, нежели после в очередной раз огорчаться результатами собственной пассивности?

Дмитрий Игнатович. «Северная Правда» №41 от 10 октября

5 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо журналистам Вечорочки. Надеемся хоть после них, что-то сдвинется с мертвой точки, как в соседнем Зубарево.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

. На работе, в одном из министерств ЗК, мне говорят, что Вечорка желтая фигня. А моя тетя, живет в Кайдалово, говорит, что именно Вечорка там вкалывает. Кому верить?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

министр природных ресурсов Романов обещал в предвыборных рассказах жителям Кайдалово новую лодку два месяца назад, Карымчанам спортивный комплекс, песок, доску, школе окна пластиковые поставить, неужели до сих пор ничего не сделал? некогда было, осваивал бюджетные денежки строя никому не нужную дамбу в Тунгокочене стоимостью 22 млн рублей!, а в Карымское новый терминал для жд станции! Что могут сделать журналисты, если целый министр не смог?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

где обещанное командой ждановой для жителей заб.края?!не делается ничего для людей,даже жизненно необходимое.что нам делать,жданова?al

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хочется верить, что пеправа будет. но будут ли работать Елена  и Валентина?

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить