НОВОСТИ
22 НОЯБРЯ
20 ноября

«Я вам не верю, Наталья Николаевна!» — в обзоре газет Забайкалья

Президент России Владмир Путин 25 октября назначил Забайкалью нового врио губернатора Алексндра Осипова. Но пока кто-то радовался, а кто-то грустил об уходе экс-главы региона Натальи Ждановой, в Газимуро-Заводском районе не верили уходу Натальи Николаевны.

«Я вам не верю, Наталья Николаевна!», — с первых строк заявила корреспондент газеты «Вперёд» — «Не верю я, чтобы вы вот так, не дождавшись результата своей начатой работы, могли всё бросить и уйти, даже в условиях «каких-то новых жизненных обстоятельств». Причём, не представив того, кто это всё продолжит. Но не в вашем это характере!»

Журналист припомнила Ждановой, что она не поехала даже за своим мужем в Москву, осталась ради региона, смогла поднять планку после своего предшественника и теперь уходит. Корреспондент никак не может смириться с этим обстоятельством

Я вам не верю Наталья Николаевна!

Уже неделю Кремль молчит! Самый сложный регион находится в состоянии политического стресса и безвластия. Что это — очередная многоходовая операция великих умов, чёртова ошибка или политический просчёт.

Но, не верю я, чтобы Вы. Наталья Николаевна, вот так, не дождавшись результата своей начатой работы, могли всё бросить и уйти, даже в условиях «каких-то новых жизненных обстоятельств». Причём, не представив того, кто это всё продолжит. Но не в Вашем это характере! Если ради того, чтобы не ломать начавшуюся формироваться систему управления краем после ушедшего в отставку Губернатора К. Ильковского, Вы не последовали за мужем на новое место службы, как бы это сделала любая генеральская жена. Простите за резкость сравнений и высказываний, но я Вам не верю, что именно сейчас у Вас возникла острая необходимость покинуть регион! Не верю я и в то, что Интернет тролли, которые пишут злобные комментарии на любое действие губернатора, даже на участие в траурной панихиде по погибшим в Кемерово, могли сломить Вашу волю и терпение.

Этим летом три месяца в нашем районе прожил политтехнолог Антон из г. Новосибирска, у которого большая география работы — от столицы до центра Сибири. Так вот, мониторя социальные настроения, он отметил, что только в Забайкалье на власть представляющих льётся такой поток грязи, центр видимо пережил это явление «свободы слова» лет 30 назад, когда пользователи получили возможность анонимно бичевать всё вокруг, прячась за придуманным «ником». А учитывая наши отставания и кризисы, сначала экономический, потом кризис власти, к нам только сегодня это пришло в активной фазе. Но брать социальный срез настроений и ориентируясь на анонимные оскорбительные отзывы, совсем никуда не годится…!

Да, мы такие, у нас пресловутая местечковая ментальность: если не уродилась картошка, виноват глава поселения, если мужик лентяй и не хотит работать, виноват лава района, если дитятко бросил институт, потому что не сдал экзамены, виноват Губернатор, а если объединить это всё вместе — то виноват Президент!

Да, сложный регион, да, безденежье, нет инфраструктуры, нет кадров, но больше Вас, Наталья Николаевна, никто в регион столько инвестиций не притаскивал. Одна договорённость с Норникелем на три с лишним миллиарда инвестиций в край чего стоит… Неужели сегодня Вам безразлично, как эти деньги будут реализованы? Понятно, что переселить практически 60% жителей Забайкалья из ветхого жилья в неветхое в течение 2-х лет, под силу только арабским шейхам, но завести «комфортную городскую среду» Вам ведь удалось Если предшественник забрал льготы у ветеранов труда из-за безденежья, Вы начали вести дисскусию о детях войны!

Значит, предложили! Зачем? Чтобы разрушить то, что удалось как-то более-менее закрепить за два года правления нового Губернатора! Или нам, забайкальцам, по мнению великих аналитических умов необходимо именно сейчас вступить в фазу ожидания или состояния стресса. Или нам, забайкальцам, несмотря на всенародные выборы каждые два года, а не пять или десять лет, необходим новый Губернатор. Или нам кинули голову Губернатора, чтобы мы. как хищники, получили удовольствие…

Вчера Татьяна Михайловна Смыслова, толковый и опытный управленец, руководитель Комитета образования МР «Газимуро-Заводский район», спросила у меня: «Есть ли версии, кто будет следующим?». Я ответила вопросом: «А если бы Вам сегодня предложили возглавить малокомплектную школку где-нибудь в самой отдалённой глубинке Забайкалья, Вы бы поехали?». Она ответила: «Нет!». Так кого мы сегодня ждём-то? Наталья Николевна подняла планку после своего предшественника и ей надо соответствовать! Опытные со знанием дела не пойдут, а не опытные нам самим не нужны.

«Все смешалось в доме Облонских», — написал Лев Николаевич в известном романе, характеризуя семейный хаос и беспорядок в умах его жильцов. Ожидание рушит все стереотипы работы государственной системы, в которой и.о. назначается через три часа после отставки, а в худшем случае — в течение 3-х дней. Что-то не то с нами происходит. Неужели искусственно созданная картинка решения проблемы, поднимет чей-то рейтинг выше, чем он есть’ Или искусственный интеллект заменит авторское слово!

Кстати об авторском слове в сентябре получила анонсирование моей поездки в Москву на празднование 100-летия Союза журналистов России в составе делегации от Забайкальского края!

А вчера пришло письмо из Москвы от принимающей стороны о том, чтобы возраст участника делегации не превышал 35 лет. Получается, в сценарии празднования 100-летия тоже важна сюжетная картинка, чтобы в зале сидели, к примеру, как в известной наивной песенке «молодые девчонки в коротеньких юбчонках», а вклад в историю журналистики, опыт и заслуги — это уже не важно! Зато будет картинка!

В Москву я, конечно же, не полечу мне больше 35, да и морщинки под глазами от всяких переживаний, да и юбки короткие я уже лет 20 не ношу…,да и пластическую операцию при всём желании сделать не успею, нет, скорее всего, сделать-то успею… а вот синяки не успеют сойти, а с синяками "общая фасадная картина" светского позёрства будет испорчена…

Что – то не то с нами происходит! Не спятить бы от всего…

Е. Лоницкая. «Вперёд» №41 от 22 октября 2018 года

Редакция «Вечорки» не впервые упоминает на своих страницах мэра Могочи Евгения Краснова. По данным издания, на этот раз глава города решил повысить суточные себе и чиновникам мэрии в несколько раз: 700 рублей по региону, 700 — за пределами Забайкалья и 2500 рублей — в заграничных командировках. Это при том, что во всех муниципалитетах края установлены другие суммы: 150, 300 и 500 рублей. Теперь командировки чиновников Могочи стали немного роскошней. Подробнее о подписании документа Красновым и о других его «подвигах» можно

Краснову снова всё сойдет с рук?

Честно говоря, нам откровенно поднадоело раз за разом писать о небезызвестном мэре города Могоча Евгении Краснове, который то и дело становится фигурантом в различных неприятных историях. Не проходит года, чтобы Краснов не был бы замешан в очередном скандале. Этот год — не исключение. На этот раз его обвиняют в резком повышении суточных в командировках.

Экс-глава Могочинского района Дмитрий Плюхин 25 октября выложил пост на платформе «Живой Журнал», в котором рассказал, что Краснов решил повысить суточные себе и чиновникам мэрии в несколько раз: 700 рублей по региону, 700 — за пределами Забайкалья и 2500 рублей — в заграничных командировках. Это при том, что во всех муниципалитетах края установлены другие суммы: 150, 300 и 500 рублей.

Плюхин в своей статье разместил два документа — один из них, видимо, предназначался для выкладывания на сайт администрации (без подписей и печати), а второй — скан документа, уже подписанный Красновым (кстати, сейчас ссылка ia документ недоступна). Так вот, почему-то на подписанном экземпляре суточные решено повысить не до 700, а до 500 рублей.

С инициативой поднять суточные горадминистрация вышла на Совет депутатов. Совет согласился, Краснов подписал документ. При этом, по словам Плюхина, глава района и другие чиновники продолжают получать суточные в 150 рублей. Экс-глава также отметил, что администрация Борзи в этом году пыталась увеличить суточные до 350 рублей, но прокуратура это решение опротестовала и отменила.

Но решение Краснова почему-то остается в силе, хотя и было подписано еще в ноябре прошлого года. «Хорошо, когда прокуроры — друзья и/или родственники», — констатирует Плюхин.

Мы рассчитываем на то, что правоохранительные органы воспримут эту публикацию как повод для начала расследования в отношении Евгения Краснова. Потому что уже надоело, что он раз за разом выходит сухим из воды. Думаете, мы преувеличиваем? Да нет же. Давайте вспомним пару его «подвигов».

Еще в июле 2015-го тот же Плюхин опубликовал результаты фин-проверки контрольно-счетной комиссии Могочи, согласно которой Краснов за 2012—2013 годы необоснованно премировал себя на 900 тысяч рублей. Сам Краснов рьяно себя защищал, заявив, что комиссия подготовила заказной отчет. В октябре 2015-го следователи возбудили в отношении Краснова уголовное дело по факту незаконного премирования себя на сумму около 400 тысяч рублей. Но в феврале 2017-го дело закрыли, не найдя в действиях Краснова состава преступления.

В ноябре 2015 года началась долгая история, в которой Краснов, по мнению следствия, избил своего 54-летнего соседа, нанеся ему тяжкий вред здоровью. В январе следователи возбудили уголовное дело и даже признали Краснова виновным! По статье ему грозило 3 года колонии, но суд приговорил его лишь к ограничению свободы на 1 год и 2 месяца. Но и это наказание он не стал отбывать — истек срок давности!

В июне 2017 года в отношении Краснова возбудили еще одно уголовное дело по халатности, вследствие которой он якобы причинил ущерб бюджету на 26,2 миллиона рублей. По информации следствия, Краснов по программе переселения граждан из ветхого жилья на 2013—2017 годы по итогам проведенных аукционов в феврале и ноябре 2014 года заключил муниципальные контракты с компанией «СибСтройКом» на приобретение жилых помещений и участие в долевом строительстве на сумму 145,4 миллиона рублей и 12,6 миллиона рублей соответственно. Будучи главой города, он даже не убедился в том, что подрядчик исполнил все свои обязательства и выплатил ему 26,2 миллиона из бюджета.

В пресс-службе СУ СКР по региону оперативно ответить о том, чем закончилась эта история, на момент подготовки номера не смогли. Так что пока будем считать, что эта история еще продолжается. А Краснов пересидит очередного губернатора.

«Вечорка» №44 от 31 октября 2018 года.

.

Сергей Разумовский на страницах «Экстры» рассказал о главной проблеме села Кайдалово. Населённый пункт расположен на двух берегах реки, а связывает их лишь старая военная лодка и самодельный трос. Во времена колхоза два берега связывали три парома и население не знало проблем связи с большим миром. Сейчас же у жителей одной из сторон есть школа, ФАП, железнодорожная станция и региональная автомобильная трасса, а у других только возможность добраться на лодке до медицинской помощи, образования и продуктов. Читать историю жителей

Два берега Кайдалово

В селе Кайдалово на единственной лодке с одного берега Ингоды на другой переправляют фельдшера, школьников и гробы с покойниками

Небольшое село в Кайдалово в Карымском районе расположилось на двух берегах реки Ингоды. Река, как демаркационная линия, поделила его жителей на счастливых и несчастливых. У первых есть школа, ФАП, железнодорожная станция и региональная автомобильная трасса. У вторых — множество проблем и надежда на то, что власти региона после нескольких лет отписок и равнодушия всё-таки откликнутся на их беду и примут в жизни селян посильное участие.

Так исторически сложилось — два берега Кайдалово соединялись паромными переправами. Во времена колхоза их число достигало трёх. Но теперь всё изменилось. Старая военная лодка да самодельный трос — для правого берега — это единственный способ связи с большой землёй. Как живут и выживают кайдаловцы и что обещают им чиновники — читайте далее.

По разные стороны

Кайдалово — старинное село, прошедшее путь от казачьей станицы до колхоза. Его история насчитывает три века. Улицы из аккуратных домиков, построенных ещё по дореволюционной традиции, белокаменная церковь и живописные места с видом на Ингоду — исторической красоты у него не отнять. Но за всей этой красотой кроется один страшный нюанс. Исторически село разделено напополам рекой, два берега которой связывает 70 километров пути по бездорожью. Это если в объезд через Карымскую. Есть ещё вариант — переправа через реку. Сто метров водной глади, путь через которую жители уже много лет налаживают своими силами.

Почему это важно? Ответ как всегда кроется во вселенской несправедливости. Если левому берегу достались все блага цивилизации — железнодорожная станция, фельдшерский пункт, школа, клуб и подъезд к региональной трассе, то правому берегу достались богатые пастбища и поля (кстати, за это местность пару веков назад и облюбовали казаки) и кладбище. В двух частях села проживает около восьми сотен человек. При этом примерно половина из них на правом берегу, который периодически становится недосягаем.

Сообщение между берегами всегда было интересной темой. До революции каждый уважающий себя крестьянин и казак имел в хозяйстве лодку. В советское время богатый колхоз обеспечивал работу аж трёх паромов. Сейчас на всех селян в наличии имеется одна старая армейская лодка и трос, натянутый крепкими руками местных мужиков.

Проблемы у селян начались тогда, когда в начале 2000-х до дыр сгнил последний, оставленный колхозом (который, к слову, приказал долго жить в перестройку) паром. Ржавая груда железа, некогда способная перевезти за считанные минуты машину скорой помощи, до сих пор лежит на берегу, напоминая о светлых временах. Жители Кайдалово тогда пересели на лодки и начали хождения по инстанциям в надежде, что проблемы с переправой — это временное явление. Стоит ли говорить, что вопрос не решён и по сей день. Только на триста жителей правого берега в качестве переправы — одна единственная лодка.

Как оказалось, разделенные рекой берега Кайдалово так или иначе зависят друг от друга. Ежедневно школьники из правой части вынуждены начинать свой день с опасной переправы. Та самая лодка, что сейчас заменила паром, трудится на износ, совершая в день по несколько десятков рейсов. Да и закреплена она на самодельных блоках руками местных умельцев.

— Сейчас у нас тут 11 школьников. И вот каждый день ведём их на переправу. Хорошо сейчас ещё тепло, а когда начинаются холода, так на ребятишек смотреть больно. Мы им костёр разводим, чтобы не замёрзли, пока лодку подадут, — говорит мать троих детей местная жительница Валентина Алексеева. — Опять же учителя ругают, мол, грязные на уроки приходят, а как тут иначе. Чуть дождь или снег пойдёт — не берег — сплошная каша. Раньше у школы хоть интернат был, можно было ребятишкам, пока учёба идёт, там жить, а домой приезжать на выходные. Так теперь и он уж сколько лет не работает.

Случается такое, что школьникам приходится делить место в лодке с гробом и другими ритуальными принадлежностями. И хорошо, если этот гроб пустой.

— Кладбище — то сельское на нашей стороне. Кто побогаче — те машины заказывают — 70 километров через Карымскую и Адриановку едут, но, в основном то, народ бедный, — рассказывает лодочник Сергей. — Ставят в лодку гроб и надгробие, ещё и мужиков человек шесть садится из тех, кто покойника потом выгружать будет, плюс родственники. Вот так и плывём.

Роковой рейс

Не особо жалуют правый берег и медицинские работники. Местные жители сетуют — иногда даже скорая отказывается вызов принимать. И даже если примет, не факт, что больного к машине смогут вывезти вовремя. Так весной 2018 года в лодке на руках одной из наших героинь Валентины Алексеевой умер отец.

Ближе к вечеру у него язва лопнула. Мы пока с мужем скорую вызывали, пока искали, кто лодку подаст — она как на зло на другом берегу осталась… Он и не выдержал, — вспоминает женщина. — В обратную сторону через четыре дня я везла его уже хоронить. Так и там не повезло. На реке такой ветер поднялся, что мы все вместе с этой лодкой чуть не перевернулись.

Неотложные случаи — это ещё часть проблемы с медобслуживанием. На правом берегу есть люди, которые годами не делали флюорографию. И дело тут не в безответственности кайдаловцев. Как правило, говорят они, машина-рентген приезжает в село как раз в период распутицы. Когда образуются заберега или ледоход, плыть на лодке верное самоубийство. Такие же дела с прививками для детей. «Хорошо есть медсестра Оксана — она сама родом с правого берега, — рассказывают местные жители. Она всегда идёт навстречу.

Паром № 3

Решить проблему с переправой люди пытаются уже не один год. Признаются, — обошли уже все инстанции. Последняя попытка исправить ситуацию со стороны сельской администрации предпринималась в 2016 году и так едва не закончилась трагедией.

— Глава села Олег Немеров паром решил сделать сам. Нашёл эскизы в интернете, нанял мужиков и собрал небольшое судёнышко, — рассказывает местная жительница Елена Христосенко. — Наши-то ему говорили, что ненадёжный он, и надо бы баллоны ему сверху заварить. Так воды черпнуть может, но он не послушал. Досками закрыл и на воду спустил. А у нас как принято — если паром на реке, значит плыть можно. Вот мы два дня им попользовались. На третий день за ребятишками в школу поехали. Шестеро-то нормально перебрались, а мы с самыми маленькими ко дну пошли.

Женщины до сих пор не могут без дрожи в голосе вспоминать, как за волосы вытаскивали малышей из воды и держали на руках, пока не пришла подмога.

— Хорошо еще речка тогда не такая высокая была, а то бы не выбрались живыми, — вспоминает Елена. — Но самое обидное в этой ситуации — это услышать от чиновников вместо сочувствия — «Скажите спасибо, что вас за это ещё и не посадили».

Безнадёга

Жители Кайдалово не просят много — навесной пешеходный мост решил бы их проблему раз и навсегда. Вместо этого по всей вертикали власти — от главы села до губернатора — они слышат только одно — денег нет. Новый паром обещал ещё Ильковский. При Ждановой в Минтере собирались рассмотреть возможность навесной переправы, но воз и ныне там…

Каждый день женщины правого берега Кайдалово ведут своих детей к опасной переправе с одним и тем же вопросом — что должно произойти, для того чтобы эта проблема решилась раз и навсегда.

Сергей Разумовский. «Экстра» №44 от 31 октября.

Газета «Земля» рассказала об истории заброшенного села Барановск Балейского района: «Ещё несколько лет назад социальная инфраструктура Барановска включала в себя фельдшерский пункт, крохотный клуб, начальную школу и спутниковую тарелку на всё село. Сейчас не осталось ничего. К административному зданию, где располагались все блага цивилизации, сейчас нет даже дороги. Она заросла бурьяном».

Корреспондент газеты Галина Балагурова лично съездила в исчезающее село. Посмотрела на местные заброшенные дома, познакомилась с жителями, обошла округи и узнала историю жизни самой старой жительницы села Александры Котельниковой.

Приметы Барановска

Бурьян, конопля да заколоченные окна

«Не бойся, дорога хорошая — шоссе, да и только! Словно тебя в Барановск поджидали, подготовились!» — улыбается водитель, глядя на мои влажные от страха ладошки, и лихо выкручивает руль «Жигулей». Сергей Баранов в селе Барановск Балейского района — житель местный, потому и отдано ему предпочтение в сопровождении, ведь не только дорога — испытание, но и само посещение некогда большого и благополучного села.

Заброшенная красота

Раздолье вокруг Барановска, сколь глаз видит, и — красота. Пейзажи — писать — не переписать: леса грибные и ягодные, речка синей извилистой лентой бежит между сопок, берега алеют невиданным урожаем дички-яблочки, а с кустов то и дело взлетают стайки потревоженных пичуг. Ветер гонит волны по заросшим бурьяном полям, в стылом осеннем воздухе разлилась тишина, от которой с непривычки звенит в ушах. Она окутала людей, прокралась в еле живое отделение колхоза, проникла в каждый дом и звенит, звенит, звенит своей безнадёжностью и тоской…

Ещё несколько лет назад социальная инфраструктура Барановска включала в себя фельдшерский пункт, крохотный клуб, начальную школу и спутниковую тарелку на всё село. Сейчас не осталось ничего. К административному зданию, где располагались все блага цивилизации, сейчас нет даже дороги. Она заросла бурьяном.

Несмотря на полдень, на улице ни души. Через дом — заколоченные окна, заросшие огороды, покосившиеся заборы и скрипящие на ветру осиротевшие калитки.

«Здесь жил ветеран войны, с детства его помню, — рассказывает о родном селе мой собеседник, — а в этом доме до недавнего времени жила семья с ребятишками. Всё бросили и уехали в Балей: детей надо одевать-обувать, в школе учить. Кому захочется с первого класса малышей в интернат отдавать? Семь лет, а их уже от матерей отрывают. Ни сказки на ночь, ни подушку ночью никто не поправит. Без тепла и родительской заботы в казённом доме и дети казёнными вырастают. Да и тревожно родителям за своих кровинок. Время-то сейчас какое жестокое! Мы сами через это прошли, знаем, каково на неделю из дома уезжать!»

Божья стройка

Разруха и запустение в Барановске — от власти, вернее, от безвластия. Всё остальное — Божье. В конце улицы — чудо. Деревянный храм, сохранившийся до наших дней, но с потерянной, позабытой историей. Местные жители разводят руками, пожимают плечами: в честь кого освящена церковь — не знают. Говорят: «Ей лет триста, не меньше, старики Димитриевой всегда называли».

История барановской церкви, как и всех Божьих храмов, трагична и печальна. Замолчали колокола и прекратились службы с приходом советской власти, наступила пора забвения и разрушения. Пустовал храм, складским помещением был, пока не нашлись добрые люди, которые в силу ли жизненных обстоятельств или от тоски по своей малой родине решили восстановить церковь.

На уборку и строительство выходили, бывало, всем селом. А главные зачинщики благого дела — предпринимательница из Балея Валентина Степановна Пересыпкина и местный житель Василий Викторович Киберев (светлая память, не уберёг его Господь от трагедии), всегда были в первых рядах.

Получив благословение епископа, барановцы мало-помалу, с божьей помощью восстановили святое место. Печь сложил Алексей Иванович Баранов, вопросами доставки колоколов и иконостаса занимался Григорий Ермолаевич Баранов. Разнесла-разметала жизнь местных жителей, но к истокам своим стремятся они не пустыми словами, а реальными делами и почти все — Барановы. Естественно, все родственники, хоть в третьем-четвёртом колене, но корни свои знают, роднятся, а вот откуда появилась в селе фамилия, тоже сказать точно не могут. Но то, что фамилия оказалась «градообразующей», — точно. Не было на карте Барановска, оно появилось после переименования, а изначально было Средний Голготай. В память о прошлом названии осталась лишь маленькая речка — Голготайка.

Крест бабы Шуры

Александра Егоровна Котельникова — самая старая в селе жительница. 88 лет минуло, и всё же, несмотря на забайкальское «чо» да «каво», говор выдаёт её происхождение. Слышится — не местная: «Помолилси Богу, как в церкву зашёл?» — спрашивает она у своего односельчанина и внучатого племянника Сергея.

Баба Шура встречает гостей в передней избе, где в красном углу — потемневшая от времени икона Николаю Угоднику, приехавшая в суровый забайкальский край из Воронежской области. Украшение дома — русская печь, сохранившаяся в первозданном виде, хоть взбирайся после зимней стужи на лежанку да прогревай замёрзшие косточки, и прокрашенные до блеска полы, сработанные в полбревна. Что дом, что хозяйка — долгожители. «Да кто ж его знает, сколько ему лет, дому-то! — разводит натруженные руки Александра Егоровна. — Заехали в 56-м году, да так и жили. Было время, места не хватало, теперь вот одна осталась!»

Сложная была у бабы Шуры жизнь — не позавидуешь. В конце 30-х годов вызвался отец семейства поднимать целину в казахские степи. Не романтика и героизм — голод гнал людей из родной Воронежской области, а на новом месте, при деле государственной важности, подъёмные обещали. В1941 отца призвали на фронт. Всю войну прошёл, отощавший после скитаний по госпиталям, израненный вернулся домой и завербовался в Забайкалье. Распределили семью в золотодобывающий Балейский район. Здесь и пустили корни воронежские переселенцы.

В 19 лет Шура вышла замуж за местного парня Ефима Котельникова. Трудную, но счастливую жизнь с ним прожила, до сих пор не пожалела ни об одном дне. Работали вместе, в колхозе. Он — чабаном до последнего дня, она — на разных работах. То на свиноферме, то на кошаре за ягнятами ухаживала; бывало, крапивные веники заготавливать отправляли. «Да, много работали, но кому плохо тогда жилось? — защищает баба Шура советское время. — Восемь чабанских стоянок, свиноферма, скот, полей столько вспахивали, что сено косить было негде. Главное — зарплату хорошую получали и знали: случись что, колхоз в беде не оставит».

Крест бабы Шуры оказался тяжёлым, столь много Господь послал ей испытаний. Похоронила она четверых своих детей, в 1999 году ушёл и Ефим. «Горе было — все слёзы выплакала, бывало, так сердце зайдётся — хоть рядом ложись, — теребит уголок платка баба Шура, — но жизнь идёт, солнце каждый день всходит».

Сейчас у барановской долгожительницы и вовсе тяжёлые времена наступают. Не заладилась у невестки жизнь с внуком, уезжает она из села. «Да и правильно, работы-то сейчас нет. Закрыли клуб, где она заведующей работала, а правнучку учить надо, студентка она у нас», — оправдывает бабушка жизненную ситуацию. По глазам видно — умом понимает, а сердцем принять не может. Тоска затаилась в глазах. Есть от чего запечалиться. Две печки пятистенную избу отапливают, дрова в дом заносить надо, воду, если попросит, на конной подводе односельчане доставят, а в дом, опять же, занести — кто? О социальном работнике в селе не слыхивали, отродясь его не бывало. «Сама помаленьку справляться буду», — говорит.

Как перезимуем?

Родственники, Сергей и Марина, бабушку стараются навещать почаще. Правда, не всегда получается. Причина тому — дорога. Пройдут дожди, и не проехать. Бывало, пенсию задерживали старикам по этой причине. А ещё вспоминают случай: женщину прихватил сердечный приступ, вызвали скорую помощь. Машина доехала до реки, дальше водитель отказался. Пришлось больного человека переправлять на другой берег на конной телеге. Стоя ехала на подводе женщина, иначе нельзя, вода была большая. Только так смогла она добраться до медиков. Это ли не дикость для страны с высокоразвитыми технологиями?!

Жизнь сельчан превратилась в испытание сразу, как только не стало моста. Куда исчезла добротная переправа, говорят по-разному. Официальная версия — унесло мост весенним половодьем, но более реально другое объяснение. За долги колхоза авторемонтный завод разобрал и вывез среднюю часть моста на пиломатериалы. О, времена! Так и убили село. В этот райский уголок не осмеливаются сунуться даже падкие до прибыли предприниматели. Какой здесь может быть товарооборот?! Нет магазина у стариков, но власть эта проблема не заботит. Выручают родственники да добрые люди — привозят продукты по заказу.

Предстоящая зима барановцам ещё тяжелее покажется. Телевизионная аппаратура и станция сотовой связи установлены в здании клуба, который регулярно отапливался, в холода пока работал, но сейчас его ликвидировали. Переживание местным жителям — будет ли работать техника, а может быть, её и вовсе теперь заберут? Связь, пусть неустойчивая, но есть в селе, дозвониться до «большого мира» и полиции можно, телевизор показывает. Как будут коротать длинные зимние вечера, барановцы уже переживают и славят коммунистов, добрым словом вспоминая ушедший век. Успели провести в село линию электропередачи — свет хотя бы есть постоянно!

С глаз долой- из сердца вон.

Собираемся в обратный путь. Баба Шура суетится: «Серёга, дров мне занеси да молока Андрюшке в холодильнике возьми. Не забудь». Провожает нас до калитки, не уходит и долго смотрит вслед. «Такая она и есть, — говорит Сергей, — ходит, падает, ребро однажды сломала, а без работы сидеть не может».

Снова машина ныряет в Голготайку, блестят, провожая нас, колокола. Через 18 километров мы окунёмся в суету движения и звуков, а Барановск по-прежнему будет, затаившись, ждать своего тихого вымирания. И вспоминая его, чётко, очень чётко понимается, что недалёк тот день, когда кончится терпение человеческое, наступит предел страданиям, и останется на берегах Унды лишь Димитриевская церковь да заросли конопли в рост человека. Умрёт село, а статистика и не заметит, что случилась ещё одна трагедия — умерла частичка сельской Руси. Быть может, лишь чиновники вздохнут с облегчением: с глаз долой — из сердца вон.

Печально…

Галина Балагурова. «Земля» №44 от 30 октября

В районах всё также остро стоит проблема поставки угля. Так, в посёлке Приаргунск местный житель рассказал, что они не могут приобрести уголь для собственного пользования. Холода уже начались, а топить дома оказалось нечем. «Приаргунская заря» узнала, что компания, которая занимается продажей угля, закупила ресурсы. Но возникли проблемы, о которых и рассказал корреспондент

Нет вагонов — нет угля

В редакцию газеты «Приаргунская заря» обратилось несколько жителей Приаргунска с просьбой помочь разобраться в непростой для них ситуации. По их словам, в настоящее время возникли проблемы с приобретением угля — в Приаргунском райтопсбыте его нет на продажу.

Действительно, как пояснил директор Приаргунского райтопсбыта Борис Путинцев, проблемы с поставкой угля имеются. Такая ситуация сложилась в связи с отсутствием в Приаргунском производственном горно-химическом объединении вагонов.

«Мы закупили уголь на краснокаменском угольном разрезе «Уртуйский», который принадлежит ППГХО. Деньги полностью перечислили, договоры заключили, а вагонов для поставки нет. Теперь и деньги вернуть не могу, и угля нет. В ППГХО ссылаются на то, что вагоны скупили собственники. Обещают, как только вагоны появятся — нам их дадут. Но пока всё остаётся без изменений. Ещё они нам поставили условие: необходимо оплатить 14 дней следования вагонов от Краснокаменска до Приаргунска. У нас таких денег нет
Чтобы хоть как-то справится со сложившейся ситуацией, я заключил договор с артелью «Даурия» в Явленке Калганского района, они возят нам уголь на машинах. А это всего три КАМАЗа в день, что составляет 60-70 тонн. Это не выход из положения: привезённого угля хватает всего на час. Жители знают о сложившейся ситуации. поэтому мы не успеваем подъехать. как тут уже нас встречает очередь -быстро сгружают, увозят.

У нас клиенты в большей степени -это пожилые люди. Хорошо ещё. что погода тёплая стоит, а если приморозит, я не знаю потом что делать.
В районной администрации нам предложили возить кутинский уголь. Но он не пользуется спросом среди населения, так как его качество ниже. Мы губернатору уже писали письмо, и в министерство, но никакого ответа не получили Я не знаю куда и к кому теперь обращаться, чтобы нам помогли с вагонами», — говорит Борис Путинцев.

По словам директора райтопсбыта, они впервые столкнулись с такой ситуацией. В прошлых отопительных сезонах таких проблем не было.

Ирина Бакирова. «Приаргунская заря» №82 от 23 октября 2018 года.

Художественный руководитель Забайкальского краевого драматического театра. на страницах «Улётовских вестей» рассказал о своей задумке снять короткометражный фильм «Грех рыжих убивать» по сценарию забайкальского автора Елены Чубенко. Главная проблема для режиссёра — финансирование, помощи в котором он просит у местных предпринимателей.

О Забайкалье — с любовью

Забайкальский кинофестиваль выявляет новые лица. И меня, как человека, уже сроднившегося с Забайкальем, это не может не радовать. Хочется, чтобы об этом удивительном крае узнали многие. Недавно волею случая я познакомился с забайкальским автором Еленой Чубенко. С какой любовью она рассказывает о своих земляках!

У меня родилась идея снять короткометражный фильм по её произведению «Грех рыжих убивать». Знаю, что эта работа Елены стала основой для спектакля «Солнцем поцелованные», поставленного Улётовским народным театром, который с удовольствием уже посмотрели жители села Улёты. А теперь мы решили сделать новый проект.

Сценарий, как говорится, уже «пошёл» в работу. Роли будут исполнять профессиональные актеры — артисты Забайкальского драматического театра. Хочется успеть сделать эту работу, представив её на суд жюри Забайкальского кинофестиваля.

Безусловно, главная проблема — это финансирование съемок. Но в Забайкалье уже есть прекрасный пример народного фильма — «321-я «сибирская». Название этого проекта о Великой Отечественной войне известно каждому забайкальцу. Стартовавший в 2015 году, он охватил территорию всей Сибири, в съемках приняли участие российские и зарубежные актёры. Эта военно-историческая драма режиссера и сценариста Солбона Лыгденова была показана на большом экране кинотеатра «Удокан» в программе Седьмого Забайкальского международного кинофестиваля. Я обращаюсь к землякам-предпринимателям. Давайте вместе сделаем короткометражный фильм по произведению «Грех рыжих убивать» забайкальского автора Елены Чубенко! Стоимость проекта около 300 тысяч рублей — по кинематографическим меркам это очень мало. Надеюсь, что найдутся неравнодушные люди, готовые помочь проекту.

Ведь это будет по-настоящему забайкальский фильм, основанный на реальных событиях и судьбах жителей Улётовского района, в котором герои будут говорить на понятном всем нам и таком колоритном забайкальском диалекте, и проживать свою, невыдуманную жизнь.

С вопросами о сотрудничестве можно обращаться, как в Забайкальский драматический театр, так и в с. Улёты к автору сценария Елене Чубенко.

Гадомский Николай Николаевич

В 2000 году окончил Российскую Академию Театрального Искусства (ГИТИС), актёрский курс под управлением Народного артиста СССР, профессора В.А. Андреева.

В 2002 году окончил аспирантуру РАТИ (ГИТИС), кафедра Актёрского мастерства.

В 2004 году окончил РАТИ (ГИТИС) по специальности «Режиссер драмы», лаборатория режиссуры М.В. Скандарова.

С 2000 по 2015 годы актёр и режиссёр Московского театра им. М.Н. Ермоловой.

Преподаватель кафедры Актёрского мастерства РАТИ (ГИТИС).

Работал в качестве ассистента режиссёра в режиссёрских группах проектов: «Русский бунт» (А. Прошкин), «Зависть Богов» (В. Меньшов), «Изгой» (CastAway) (Р. Земекис), «Яды» (К. Шахназаров), «Дневной дозор» (Т. Бекмамбетов).

В качестве второго режиссера и режиссера Secondunit в проекте: «На игре» (П. Санаев).

Как режиссер-постановщик снял фильм «Па» (В ролях Н. Караченцов, Л. Борисов, А. Назарова).

С 1998 по 2002 г. ведущий, сценарист и режиссёр программы «Зов джунглей» на телеканале ОРТ.

С 2014 по 2016 г. режиссер программы «Человек и закон» (ОАО Первый канал).

С 2017 года Художественный руководитель Забайкальского краевого драматического театра.

Н. Гадомский. «Улетовские вести» №79 от 23 октября

Ирина Баженова в день шофёра поговорила с водителем рейсового автобуса Приаргунска и Новоцурухайтуя. С восемнадцати, почти четыре десятка лет, Сергей Полуэктов сидит за «баранкой». Сейчас шесть дней в неделю он выезжает на улицы поселений, чтобы помогать местному населению с транспортным сообщением. Сергей уже на пенсии, но работу бросать не собирается.

Знакомый маршрут

Шесть дней в неделю на улицы Приаргунска и Новоцурухайтуя выходит рейсовый автобус, чтобы жители могли без проблем добраться до работы, больницы, школы, магазинов или детских садов.

Пассажиры заходят в чистый, уютный салон, оборудованный с любовью и заботой о людях. Звучит негромкая музыка, двери закрываются, и автобус идет по знакомому маршруту. Водитель внимателен к своим пассажирам, обязательно подождет опоздавшего, остановится, если человек не добежал до остановки, пожилую женщину подвезет поближе к больнице.

Сергея Ивановича Полуэктова знает, пожалуй каждый житель Приаргунска и Новоцурухайтуя. Он родился в посёлке в 1960 году, окончил школу и устроился работать в автотранспортное предприятие. И. наверное не подозревал что вот так просто и без затей выбрал свою судьбу В 18 лет как все советские парни, ушел служить в армию, попал в Дальневосточный военный округ на остров Хасан, служил в рем-роте, но почти всю службу провел за рулем автомобиля. Вернулся после армии на свое место работы и до сих пор, почти четыре десятка лет, водит автобус

В связи с перестройкой большое автотранспортное предприятие закрылось. как и еще многие организации. Люди остались без работы, кто-то искал для себя другое занятие, а кого-то такая новая жизнь сломала. Но Сергей Иванович не опустил руки, продолжал работать, когда все вокруг еле держалось на плаву. Оставшихся водителей попросили освободить помещения АТП. Так они оказались буквально на улице: не было даже гаражей, чтобы ставить машины на ночь. Помощь пришла со стороны. Их взяла под свою опеку бывший работник АТП индивидуальный предприниматель Татьяна Сурина, также автобусникам помог Анатолий Налимов, работавший тогда главой местной администрации, — нашел гаражи возле милиции, правда, без света, но выживали тогда, как могли. Со временем Анатолий Налимов с помощью главы районной администрации Сергея Пичкуренко выкупил автобусы у последнего владельца и сдал их в аренду Сергею Ивановичу, когда он со своей супругой оформил частное предприятие. Затем на смену старым пришли автобусы, доставшиеся краю после проведения в Чите международного студенческого фестиваля стран ШОС в 2014 году, еще один новый автобус купили прямо с завода

«Жизнь стала налаживаться, появилась возможность работать на хорошей технике и распрощаться со старыми машинами, — рассказывает Сергей Полуэктов — А бывшему главе поселковой администрации я благодарен за своевременную неоднократную помощь. Здоровья и, благополучия ему»

Вся жизнь Сергея Ивановича прошла в Приаргунске, вся жизнь за рулем. Оказывается, его отец, Иван Иннокентьевич, также водил автобусы, да и брат, правда, недолго. Уже династия вырисовывается. Однако сын Сергея Ивановича выбрал другую жизненную дорогу, живет в Хабаровске. он военный, а дочь, получив хорошее образование, работает и живет в Чите. «Чтобы нормально обслуживать пассажиров, мы приняли на работу еще работников. Сейчас на маршруте два водителя и два кондуктора. У нас три автобуса — два по очереди ходят по маршруту, а третий — в запасе», — рассказывает Сергей Полуэктов. Однако сетует, что все труднее найти добросовестных работников — молодежь работать с полной отдачей уже не умеет и не хочет, к технике отношение совсем другое, чем у старшего поколения. Чаще от молодых звучит — «Денег дай»…

Отвечая на вопрос, не скучно ли вот так изо дня в день ездить по одному маршруту, Сергей вспомнил те, уже далекие, времена, когда автотранспортное предприятие обслуживало весь район, ходили десятки автобусов, водители часто работали без выходных, чтобы вовремя обслужить всех пассажиров — сотни и сотни человек ежедневно. «А сейчас я уже привык к этому знакомому маршруту. Впрочем и он немного изменился: улицу, по которой автобус ходит в Новоцурухайтуе, заасфальтировали, сейчас она просто сказка — езди да езди», — улыбается водитель.

В свободное от работы время Сергей занимается домом огородом, наводит порядок в гараже. Без работы себя не мыслит, не умеет сидеть сложа руки.

«Доработаю до пенсии и дальше буду работать, а как иначе жить, не бросишь же их», — говорит Сергей Иванович о своих любимых автобусах. А благодарные пассажиры рейса «Приаргунск — Новоцурухайтуй» желают ему ровных дорог, здоровья и благополучия.

Ирина Баженова. «Приаргунская заря» №83 от 26 октября

7 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не верили ей, и по прежнему не верим, всё в ней ложь и лицемерие. Начиная от "избрания" депутатом и спикером, всё происки ПЖиВ.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"До последней капли", "навсегда с вами, никогда не покину родное Забайкалье",  "всё что должна вам, прощаю" ! Верим и вовеки векофф !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы что же, хотели чтобы я променяла Москву на ваши пожары, наводнения, бездорожье, безденежье, неблагодарность. Хоть расшибись для вас, а слова доброго не услышала.Только высокомерная да злопамятная. Оставайтесь -прозябайте и дальше.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А ещё забыла добавить - тфу на вас.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

 Ну что вы так то- она же вам всё простила 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Так ведь в кресло никто силой не тащил. Перешла дорожку достойному человеку, Мерзликину. Позавесила плакатами весь край, затратила деньжищ немеряно, откуда только набралось у учительницы. Сначала всё на Ильковского валила, а дальше стало не накого, вот и сбежала.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В 2015-м году заезжал в село Барановск..Мужики церковь ремонтировали..Показывали мне надписи на брёвнах,из которых храм сложен..XVII век..Тогда там семей 20 жило..

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить