НОВОСТИ
16 ДЕКАБРЯ
15 декабря
14 декабря

История приговорённого к пожизненному сроку — обзор газет Забайкалья

Его осудили за двойное убийство. Дали пожизненное. В Чите он сидел в одной колонии вместе со «смертниками» — Иконниковым и его подельниками. В колонии в Оренбурге пережил «настоящую жесть». «Вечорка» публикует рассказ «вернувшегося с того света» бывшего заключённого по прозвищу Ленин.

«Но в Оренбурге — прямо со «Столыпина» началась жесть. Будто мы мешки какие-то, а не зэки — пинают, дубинками бьют, в воронок сгрузили жёстко и увезли. В тюрьме тоже беспредел: у кого крестики были — сорвали, в камеру — пинком, так туда и падали друг на друга. Там мы и поняли, что попали в переворот — вроде 2000-е годы уже, а относятся по старинке. Потом уже я услышал от инспектора, что вроде было негласное распоряжение о жёстком воспитании «пыжиков», чтобы они не расслаблялись, выполняли все команды и так далее. Если вы в интернете смотрели, как на «Дельфине» зэки живут, то там почти все правда», —

Чёрный дельфин всплыл на КСК

За последний год сразу несколько человек из Забайкалья отправились на пожизненное лишение свободы. Все они более-менее известны. Это и главарь банды «чёрных риэлторов», и «потрошитель таджиков», и «атамановский маньяк». Про тех, кто вернулся с ПЖ, мы не знаем ничего, будто их и нет. А они есть, вернувшиеся с того света.

Герой нашего интервью попросил не называть его фамилии и не показывать лица из-за беспокойства о близких — семье могут быть неприятны расспросы знакомых. Поэтому мы будем называть его Ленин — под этим прозвищем его знают и заключённые, и сотрудники колоний.

Думал, убью, и всё будет

Преступление у меня началось с того, что погиб младший брат. Не то чтобы я мстил, но как-то так примерно и думал. Но потом прикинул — а чего даром-то? На дворе стоял 1998-й, мне 31 год исполнился, жил, как многие, криминалом. Надо было сколачивать капитал да открывать своё дело. Вот и думал — ограблю, и всё у меня будет. Я же тогда не верил в Бога — это, конечно, не оправдание, но всё же… Жизнь человеческую я тогда не ценил совсем… Не составляло мне большого труда… Ох. Неправ я был тогда, сильно неправ. Понял, когда с Божьей помощью пересмотрел свою позицию. Жизни никого нельзя лишать, даже самого плохого человека. А тогда я наоборот думал — чем больше, тем лучше. Бред и глупость это, но думал как будто про рейтинг. Сейчас не могу говорить даже — дурость…

Судили меня за двойное убийство. За год до этого в России не было пожизненного лишения свободы (ПЛС) — его ввели только из-за моратория на смертную казнь. Но меня тогда это не беспокоило, мне говорили и знакомые, и милиционеры, что светит 15-20 лет. Но судья Селезень в областном суде дал пожизненное — не знаю, может, я себя дерзко вёл или ещё почему. Может, потому, что потерпевшие (родственники жертв — ред.) требовали самого сурового наказания. По закону этот приговор был ошибочным — я не оправдываю себя, ошибка действительно была. На момент вынесения приговора у меня все судимости были погашены, но меня судили как рецидивиста. Это отягчающее обстоятельство, которое ставит крест на всех смягчающих. Поэтому судья не учел даже явку с повинной, которая гарантирует только ¾ от максимального наказания.

Не зэки, а мешки

После суда меня почти два года держали в Чите, так как места для «пыжиков» ещё не было. Потом ещё с четырьмя зэками перевели на Шара-Горохон (посёлок в Карымском районе, где находится колония — ред.), где сидели «смертники» — Иконников и его подельники. Приговор им заменили позже — кому на 25-летний срок, кому также на ПЖ. Ещё через 1,5 года — в начале 2001-го — нас, 17 человек, спецэтапом повезли на «Чёрный дельфин». Нас хорошо приняли в Чите, Иркутске и Челябинске — никаких насильственных действий, ничего. Надевают наручники — сюда пройдите, так делайте. Но в Оренбурге — прямо со «Столыпина» началась жесть. Будто мы мешки какие-то, а не зэки — пинают, дубинками бьют, в воронок сгрузили жёстко и увезли. В тюрьме тоже беспредел: у кого крестики были — сорвали, в камеру — пинком, так туда и падали друг на друга. Там мы и поняли, что попали в переворот — вроде 2000-е годы уже, а относятся по-старинке. Потом уже я услышал от инспектора, что вроде было негласное распоряжение о жёстком воспитании «пыжиков», чтобы они не расслаблялись, выполняли все команды и так далее. Если вы в интернете смотрели, как на «Дельфине» зэки живут, то там почти все правда.

Когда кормушка на двери камеры открывается, заключённый должен встать в стойку и даже пальцы растопырить — чтобы инспектор видел, что ты безопасен, что у тебя в руках ничего нет. Все делают доклад — называют себя, статьи, по которым осуждён, число жертв. Утром, вечером и в обед, когда электричество включается и чай кипятят, инспектор не может открывать кормушку, чтобы его кипятком не облили. Один человек вообще не имеет права двери открывать — надо, чтобы двое сотрудников были, а обычно три-четыре плюс собачник-кинолог. Все эти меры — и наручники, и стойки — чтобы нас обезопасить. Ведь когда у тебя руки сзади скованы и вверх задраны, то нападать ты не будешь, хоть ты суперниндзя.

Правда про «Дельфин» в интернете есть, но не вся. Про жёсткость, наверное, нету. Ведь когда мне заменили пожизненное, то сотрудники начали спрашивать: «Теперь всем будешь рассказывать, как тут у нас?» Я отвечал: «Бог вам судья, но если придётся, то буду рассказывать —
чего мне скрывать». Первые три года там вообще беспредел творился. Били для профилактики больше, по пустым причинам. То матрас лежит неправильно, то краники на умывальнике не почищены, то пыль на решётке. В то время там не было изолятора — это проверить можно по тому, что никого в него первые два-три года не отправляли. Спросите у любого сотрудника ФСИН — он не поверит, такое же только в идеальной тюрьме с идеальными зэками возможно, а этого никогда не будет.

Потом, вроде бы, прокуратура велела не бить по верхней части тела, стали бить по нижней. Кто испытывал дубинку — знает, что после неё ягодицы становятся фиолетовые, а потом синяк сползает. Вроде по ногам-то не били, а ноги синие — и голени, и ступни. У кого-то это без последствий проходит, а у кого вены плохие или тромбофлебит — влияет плохо, ноги гниют, вплоть до ампутации. При мне в санчасти лежал парализованный мужчина, которому, кажется, что-то отбили. Приедет проверка, потыкают его иголочкой и решают: пусть лежит, умрёт так умрёт. Раньше в «Дельфине» была туберкулёзная больница особого режима. Палочка Коха там повсюду — побелили, покрасили, а что толку? Тем более, что находится выше первого этажа, почти никто не знает — там и постель старая, и подушки. Поэтому туберкулезом там болеют почти всё, даже те, кто по 5-6 лет в обычных тюрьмах этого избегал. От тубика там умер Пивоваров из банды Иконникова.

(Продолжение следует)

Егор Захаров. «Вечорка» №46 от 14 ноября

В первой части интервью «Вечорке» депутат Госдумы Юрий Волков рассказал, сколько зарабатывает депутат, почему он вышел из ЛДПР и зачем голосовал за пенсионную реформу. Вторая часть интервью менее драматичная, но тоже вполне интересная. Волков ещё более детально объяснил, чем руководствовался при голосовании за пенсионную реформу, не отверг вариант своего выдвижения на предстоящих выборах губернатора и уточнил, можно ли в госдумовской столовке выпить за обедом 50 грамм.

«Декларацию мою посмотреть. Есть у меня в Москве служебное жильё, которое положено депутатам на время его полномочий. Дополнительных преференций — машина с мигалками, обслуживающий персонал — этого, конечно же, нет. В Москве передвигаюсь на общественном транспорте. Там гораздо удобней воспользоваться метро, чем ехать на автомобиле. Хотя личный автомобиль в семье есть, но используется только для семейных поездок — ребёнка в детсад отвезти, например», —

Волков-одиночка: почём обед в госдумовской столовке

В предыдущем номере (№ 45 от 7 ноября 2018 г.) была опубликована первая часть интервью с депутатом Госдумы от Забайкалья Юрием Волковым. Этот народный избранник заинтересовал читателей «Вечорки» своим политическим демаршем — выходом из партии ЛДПР.

На памяти журналистов издания Юрий — первый забайкальский птенец гнезда Жириновского, который не стал плясать под дудку Вольфыча, а отправил его куда подальше.

В предыдущей части интервью Юрий Геннадьевич объяснил, почему не общается в Госдуме с другим забайкальским депутатом от ЛДПР Василиной Кулиевой. Он также назвал причины своего голосования за антинародную пенсионную реформу. Кроме того, заявил, что этот законопроект во втором чтении (поправки, внесенные Президентом РФ — ред.) поддержали все депутаты Госдумы единогласно, в том числе коммунисты, но потом что-то пошло не так.

Депутат сам предложил эту часть интервью провести в виде беседы.

— Значит, пенсионную реформу поддержали все?

— Все фракции поддержали, единогласно. И на фоне этого все, кто поддержал поправки Президента, буквально через пять минут вышли и начали говорить про антинародный закон, против которого они будут голосовать и который они не поддерживают. Но если убрать поправки Президента, в законе ничего не останется. И тут возникает вопрос, а кто тогда поступает честно перед избирателями? Суммировав это все, я для себя сделал вывод — голосовать «за», каким бы сложным это решение ни было, как бы кому-то ни хотелось попиариться на этой проблеме и заработать себе политические очки, а мы видим, как это происходит — все это для меня неприемлемо.

Получается, что до этого я принял решение не согласиться с фракцией и остаться работать в Забайкалье, откуда они меня выгоняли, понимая, какие политические последствия меня ждут, а после приду весь такой «за народ» и буду заниматься вот таким вот популизмом, флаг подниму? Нет, это не про меня!

— Аргументация Ваша ясна, хотя я считаю, что решение данной проблемы совершенно на ином уровне.

— Я понимаю, что сама реформа могла быть организованна по-другому, более мягко. Хотя этот вопрос обсуждается не первый год, а уже полтора десятка лет…

— Но мы прекрасно помним по 90-м, во что превращаются пенсии наших бабушек, родителей. Да и Вы наверняка видели на ютьюбе фильм ФБК (Фонд борьбы с коррупцией), где Навальный рассказал о несметных богатствах главы ПФР — миллиардная недвижимость, яхты, дворцы и т.д. Эта информация, к сожалению, подтверждается. И сколько бы Путин ни объяснял, что реформа — это вынужденная мера, но народ не провёдешь — он видит, куда уходят на самом деле его пенсии…

— Безусловно. Мы и сами видим этот разрыв между тем, чем там аргументируют, и тем, как кому-то иногда позволено другой образ жизни демонстрировать. Но правоохранительные органы не дремлют, они работают. Мы видим чуть ли не ежедневно, как арестовывают высокопоставленных чиновников. В большинстве случаев они получают реальные сроки с конфискацией имущества.

— Не совсем согласен. Тем не менее как Вы оцениваете очередную губернаторскую рокировку в крае? Ходят слухи, что Ваша кандидатура тоже рассматривалась на должность врио.

— Я такую возможность вполне допускаю. Но последнее слово всегда остаётся за Президентом. И он сделал свой выбор в пользу Осипова — бывшего замминистра по развитию Дальнего Востока.

— Не возникает желания дать ему бой на предстоящих выборах?

— До выборов ещё год. Нет цели участвовать ради участия в политических кампаниях. Целью для нас всех — и губернатора и депутатов — является развитие нашего региона. Если человек (Осипов — ред.) продемонстрирует сейчас волю к достижению определённых целей, если он покажет, что способен решать проблемы края, способен привлекать дополнительные трансферты из федерального бюджета, если он поможет наконец-то решить вопрос по дальневосточным льготам для забайкальцев или включить вообще наш край в состав ДФО (интервью писалось за день до включения Забайкалья в Дальневосточный федеральный округ — ред.), то пусть работает, буду ему помогать. Я считаю, что у нас нет другого пути, кроме того как войти в состав ДФО.

— Что на самом деле произошло с Натальей Ждановой? Где сбой? Была ли необходимость де-факто снимать ее?

— Политические решения отдельных людей очень сложно комментировать. Нужно понимать внутреннюю мотивацию. Я вам свою мотивацию честно рассказал. Что на самом деле случилось с Натальей Николаевной? Лучше этот вопрос ей адресовать. С другой стороны, мы видим, что вся логика последних событий к такому финалу подталкивала.

— Ваше политическое будущее, каким Вы его видите?

— Сейчас я буду работать в Забайкалье независимым депутатом, равноудалённым от всех партий до конца своих полномочий. Некоторое время назад я был избран заместителем председателя Всероссийского объединения профсоюзов «Соцпроф». Это очень крупное профсоюзное объединение. Там мы сосредотачиваемся на решении социально-трудовых проблем. Раньше я работал в крайкоме профсоюза образования, потому к этой деятельности я оказался готов. Сегодня у нас несколько идей, которые мы обсуждаем в том числе и в контексте пенсионной реформы. У нас в «Соцпрофе» есть право законодательной инициативы.

Например, возвращаясь к пенсионной реформе, хочу отметить, что сегодня есть предложение выделить отдельные категории населения по территории проживания. Смотрите, вопрос оттока населения из регионов Сибири и Дальнего Востока обсуждается постоянно. Было бы вполне логично на федеральном уровне определить территории, на которых действовал бы старый пенсионный закон. Это позволило бы решить важную демографическую задачу, позволило бы создать привлекательные условия жизни на этих территориях. Я думаю, что и Забайкальский край вполне мог бы стать такой территорией. Это если говорить о конкретной работе в регионе, о защите интересов забайкальцев. Поймите, повлиять на работу огромной государственной машины, которую возглавляет Президент, очень сложно. Ведь на самом деле решение о пенсионной реформе приняла не только Госдума, хотя депутаты и стали основными фигурантами. Но решение формулировало Правительство, подключался Президент, принимал его и Совет Федерации. И более того, все регионы давали свои заключения и все дали положительные. Соответственно ответственность за такое решение ложится на очень широкий круг госструктурных лиц, которые в этом участвовали. Наша задача — оставаясь в этой системе, добиться максимальных преференций отдельным категориям граждан как по профессиональному признаку, так, возможно, и по территории проживания.

— Читатели интересуются, как «жируют» в столицах депутаты Госдумы?

— Декларацию мою посмотреть. Есть у меня в Москве служебное жильё, которое положено депутатам на время его полномочий. Дополнительных преференций — машина с мигалками, обслуживающий персонал — этого, конечно же, нет. В Москве передвигаюсь на общественном транспорте. Там горазд удобней воспользоваться метро, чем ехать на автомобиле. Хотя личный автомобиль в семье есть, но используется только для семейных поездок — ребёнка в детсад отвезти, например.

— Говорят, что в госдумовском буфете всё очень дёшево, можно за сущие копейки покушать и даже накатить по рюмочке, это правда?

— Как будете в Москве, позвоните мне, я Вам проведу экскурсию по Госдуме. Вы всё своими глазами увидите. Обед там стоит столько же, сколько в среднем кафе в Чите. Это обычная столовая, там нет ничего особенного.

— Вы согласны с мнением трезвомыслящего электората, что ЛДПР в Госдуме давно стала теневой фракцией «Единой России»?

— Политические решения принимаются сложно. Идёт постоянное «утрясание» каких-то моментов, создаются согласительные комиссии, отдельные рабочие группы, куда входят представители разных фракций, Правительства. Зачастую какие-то моменты действительно согласуются. Но справедливости ради хочу отметить, что итоговое голосование не зависит от воли «правящей партии». Более того, в Госдуме часто звучат предложения голосовать не по партийной указке, а по совести

— А Вам лично предлагали условных «сто рублей» за нужное голосование?

— Нет, конечно. По слухам, такая практика была в предыдущих созывах, когда у нас олигархи формировали свои фракции. Сегодня такого нет и в помине.

(Продолжение следует)

Владимир Кантемир. «Вечорка» №46 от 14 ноября

«Экстра» разобрала всю историю с запуском рудника №6 в Краснокаменске. Об его необходимости начали говорить с 2015 года. С мёртвой точки дело сдвинулось в 2018-м. Каждый новый забайкальский губернатор пытался протолкнуть в Москве финансирование этого важного градообразующего проекта.

«На текущий момент всё продвигается в соответствии с утверждённым графиком, что не может не радовать. Сделано немало — полностью построена, даже с опережением сроков, подъездная автодорога. Подстанция, которая будет обеспечивать электроэнергией весь рудник, тоже готова — установлены 2 трансформатора, опоры линий электропередач, распределительное устройство и многое другое. Идут работы по котловану очистных сооружений шахтных вод, завершается заливка фундамента вспомогательных зданий. Правда, завершить все работы к 2022 году уже не удастся. Так что срок окончания строительства сдвинулся на 2023 год», —

Счастливая шестёрка

Решена ли проблема с запуском рудника №6 в Краснокаменске

Разговоры вокруг запуска шестого рудника в Краснокаменске ведутся давно, года так с 2015. Мешала начать активные действия в этом направлении всё это время, как обычно, нехватка денег. Но к нынешнему году, наконец, эту проблему вроде бы удалось утрясти, и весной Приаргунское производственное горно-химическое объединение (ППГХО) торжественно приступило к строительству. С тех пор новостей с краснокаменских рудников не так много, так что давайте по-' смотрим, как там обстоят дела на сегодняшний день.

Путь далёк лежит

Новые месторождения урана в районе Краснокаменска, получившие названия Аргунское и Жерловое, были открыты ещё в 8о-х годах прошлого века. Тогда же, было, приступили к строительству рудника№6 для их разработки. Но грянули печально известные 90-е, и шестой рудник остался законсервированным до лучших времён.

Долгих 20 с лишним лет о нём никто не вспоминал, пока регион не столкнулся лицом к лицу с серьёзнейшей проблемой — запасы урановой руды на действующих рудниках №1 и №8 подошли к концу. В 2015 году выяснилось, что разрабатываемые месторождения истощатся уже к 2022 году. Под угрозой исчезновения оказался второй по величине город в Забайкальском крае, ведь Краснокаменск, по сути, является моногородом и напрямую зависит от ППГХО. А вот введение в эксплуатацию шестого рудника позволило бы оттянуть этот трагический момент минимум на 20 лет. Руководство объединения забило тревогу. Главой региона в то время был Константин Ильковский, он твёрдо пообещал найти деньги на строительство. К сожалению, этому начинанию не суждено было сбыться, и перспектива превратиться в город-призрак дамокловым мечом нависла над Краснокаменском. Начали даже подсчитывать, во что обойдётся расселение 50-тысячного города. По предварительным оценкам это вылилось бы в чудовищную сумму — около 240 миллиардов рублей.

Стало очевидно, что денежный вопрос, так или иначе, придётся утрясать, причём дальше терпеть уже некуда. Следующий по очереди забайкальский губернатор Наталья Жданова в мае 2017-го на «Днях Забайкальского края в Совете Федерации» представила план социально-экономического развития региона до 2030 года, где одним из пунктов значился и рудник№6. В целом федералы проект одобрили, но вот конкретные «живые» деньги выделили весьма ограниченному числу проектов. К счастью, на этот раз в их число, наконец, попало и строительство шестого рудника.

На сегодняшний день уже выплачен первый миллиард, в следующем году АО «Атомред-медзолото», в контур управления которого входит ППГХО, получит от государства ещё 1 миллиард 800 миллионов целевых рублей, это уже заложено в бюджет на 2019 год.

Процесс пошёл

Дело сдвинулось с мёртвой точки. О начале строительства объявили уже в январе 2018-го, а в марте к этому самому строительству торжественно приступили. На текущий момент всё продвигается в соответствии с утверждённым графиком, что не может не радовать. Сделано немало — полностью построена, даже с опережением сроков, подъездная автодорога. Подстанция, которая будет обеспечивать электроэнергией весь рудник, тоже готова — установлены 2 трансформатора, опоры линий электропередач, распределительное устройство и многое другое. Идут работы по котловану очистных сооружений шахтных вод, завершается заливка фундамента вспомогательных зданий. Правда, завершить все работы к 2022 году уже не удастся. Так что срок окончания строительства сдвинулся на 2023 год. Однако, по словам представителя пресс-службы «Атомредмедзолото» Юрия Мурашко, волноваться не о чем — запасов хватит, предприятие пересчитало нагрузку на действующие рудники, простоев в добыче не будет. Кроме того, будет время перестроить технологию обработки руды. Дело в том, что на первом и восьмом рудниках добывается в основном карбонатная руда, а на шестом залежи силикатной, которая требует немного другого подхода. Поэтому одновременно в полную силу все рудники — действующие и будущий — работать не могут, сначала нужно полностью «вычерпать» то, что есть, потом сменить технологию и работать на шестом. Согласно словам Юрия, схема полностью продумана, так что люди просто перейдут с одного рудника на другой без перерыва цикла.

Современные технологии

Вместе с людьми перейдут на шестой рудник и новые современные «примочки», облегчающие работу шахтёрам. Сейчас они уже опробованы и вовсю используются при добыче руды. Например, внедрена и отлично себя показывает система горно-подземной связи и позиционирования. Если говорить простым языком, то заключается она в том, что в каску каждого шахтёра вмонтирован специальный датчик, который позволяет в любой момент отследить его местоположение и перемещение по шахте, как бы глубоко он ни забрался. Информация отображается на электронной карте у оператора наверху. Кроме того, сейчас у каждого работника «на глубине» есть мощные рации, позволяющие в любую секунду связаться друг с другом или с оператором. Для сравнения — раньше это можно было сделать только через стационарные телефоны, установленные в определённых местах, а значит, до точки связи ещё надо было добраться.

Ещё одна интересная и полезная вещь — система прогнозирования горных ударов. Из названия понятно, что она позволяет заранее предсказать, на каком участке работ с высокой вероятностью, к примеру, через неделю ожидается сдвиг горных пород. Используя данные этой системы, главный инженер предприятия составляет графики работ так, чтобы максимально исключить риск для людей.

Из совсем недавно установленных высокотехнологичных новшеств стоит отметить систему контроля доступа. По сути, это автоматизированный мини-медосмотр, обмануть который невозможно. Направлен он не только «против человека с перегаром», но и на то, чтобы проконтролировать общее состояние здоровья — пульс, давление, работу сердца. Если есть какие-то сбои, система просто не пропустит работника в шахту. Это позволяет предупредить и минимизировать случаи, когда шахтёру вдруг становится плохо прямо на рабочем месте, глубоко под землёй. В Багдаде всё спокойно?

Так что, в общем и целом получается, что вести с краснокаменских рудников сплошь положительные — действующие работают без сбоев, в ровном темпе дают стране руду, применяют технические новинки. Будущий рудник строится, сроки не затягиваются, дела идут. Если финансирование строительства продолжится в том же объёме, то, как говорит Юрий Мурашко, можно с уверенностью ожидать открытия шестого рудника точно по графику, в 2023 году.

Тревожит во всём этом параде позитива только слово «если». Чувствуются в нём некоторые сомнения и колебания. Оно и понятно — рассчитывать на господдержку с уверенностью пока можно только в 2019 году, как будет обстоять дело дальше — неизвестно. Ведь даже деньги на будущий год изначально в федеральном бюджете для шестого рудника не планировались, Совету Федерации пришлось вносить дополнительное предложение, и приняли его совсем недавно. В следующем году ситуация имеет все шансы повториться — про рудник могут просто забыть при планировании. А остаться без господдержки — значит поставить крест на планах по открытию, да и на всём Краснокаменске заодно. Своими силами ППГХО рудник открыть не сможет — уже были попытки в 2016-м справиться самостоятельно, но дело не пошло. Несмотря на громкие заверения, строительство так и не началось, пришлось ждать, пока деньги выделят из бюджета. А без урановых разработок, как давно уже ясно, город придётся просто расселять.

Впрочем, отчаиваться не стоит, высокие чины обещают не забыть про социально и экономически значимый проект. Председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев заявил, что строительство рудника необходимо поддерживать.

— Реализацию одного из важнейших проектов Забайкалья мы будем держать на депутатском контроле, — сообщил он.

Под личным контролем держать процесс запуска нового рудника пообещал и новый врио губернатора края Александр Осипов, который недавно посетил ППГХО.

Будем надеяться, что общих усилий хватит для того, чтобы страхи не оправдались, а положительные прогнозы сбылись на все сто.

Алеся Малинина. «Экстра» №46 от14 ноября

«Земля» не противоречит своему названию, делает интервью с председателем комитета по аграрной политике и природопользования краевого Законодательного собрания Михаилом Якимовым. Один Якимов с сельским хозяйством уже работал. Во времена Ильковского Виктор Якимов был министром. С ним не сложилось. Может быть, повезёт Михаилу. Интервью громоздкое, со скучным началом «расскажите о себе». Если это пережить, то можно узнать какие первоочередные задачи видят для себя депутаты-аграрии.

«Не должны исполнительная и законодательная власти идти параллельно. Я думаю, что мы сегодня должны быть в одной упряжке, только тогда можно достичь результата. А вот дело каждого руководителя -достучаться до того, с которым ты хочешь работать. Я себя отношу к такой категории людей, коммуникабельных, настроенных на сотрудничество, и стараться буду изо всех сил, чтобы меня услышали. Считаю, что мы найдём общее понимание и будем работать вместе», —

Михаил Якимов: Считаю себя оптимистом

9 сентября состоялись выборы депутатов Законодательного собрания Забайкальского края третьего созыва. Семь народных избранников решили работать в комитете по аграрной политике и природопользованию, председателем которого был избран Михаил Якимов.

Просто работать

— Михаил Александрович, расскажите, пожалуйста, о себе?

— Я родился в с. Булдуруй Нерчинско-Заводского района Читинской области. Могу сказать, что моя детская мечта сбылась — после школы я поступил в Бурятский сельхозинститут по специальности «Зооинженерия» и окончил его в 1983 году. Работал главным зоотехником очень крупного в советское время сельхозпредприятия — совхоза «Рассвет» моего родного Hep-Заводского района, где было в те годы около 30 тысяч овец, более тысячи голов КРС и около 200 лошадей, имелись подсобные отрасли.

За пять лет мы своей молодой командой доказали, что «Рассвет» — одно из лучших сельскохозяйственных предприятий в Читинской области. Были получены хорошие производственные показатели, приобретён бесценный опыт.

С 1987 года моя судьба была связана с Приаргунским районом. Сначала я возглавлял учебное хозяйство Приаргунского училища, а затем на протяжении 23 лет работал его директором. Изначально -профтехучилище, потом — сельскохозяйственный техникум, а сейчас это государственный колледж. Мы готовим специалистов сельскохозяйственной отрасли, прежде всего это юг и юго-восток Забайкальского края, однако к нам приезжают ребята из других районов.

В колледже очень хорошее учебное хозяйство, ранее мы занимались даже пчеловодством и свиноводством, но основным направлением было и остаётся растениеводство. Я доволен результатами, а самое главное, что наши студенты тесно связаны с практикой, с производственным обучением на полях нашего хозяйства, а поэтому выходят они практически подготовленными.

Моя жизнь всегда была неразрывно связана с сельским хозяйством, и я горжусь тем, что удалось сделать за эти годы.

На выборах в Законодательное собрание я получил 56 % голосов избирателей. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить жителей своего округа за оказанное доверие. Знаю все проблемы, которые есть на сегодняшний день на селе. И не покидает чувство ответственности, желание сделать так, чтоб как можно больше вопросов было решено, поэтому считаю, что необходимо просто работать.

Комитет

— Кто из депутатов вошёл в состав «аграрного» комитета, и насколько вы оцениваете его перспективность, работоспособность?

— Считаю, что в комитет пришли профессионалы, нет ни одного случайного человека, и возможно, в процессе работы к нам ещё придут заинтересованные лица. Заместителем председателя выбран Анатолий Сергеевич Вершинин, ранее он работал директором ЗабАИ; в наш комитет вошли два из самых, наверное, эффективных менеджера в сельском хозяйстве региона — Иван Константинович Нагель, Сергей Владимирович Гурулёв, они работают в племзаводе «Комсомолец» Чернышевского района. В нашем комитете — Герой России Далай Гынинович Гунгаев, его опыт работы в сельском хозяйстве нам обязательно пригодится; агроном Забайкальского аграрного института Валерий Петрович Осколков и представитель Читы Вадим Владимирович Фомин -считаю, что такой командой мы готовы решать вопросы, которые перед нами поставлены.

Чтобы быстро войти в работу, 15 октября мы провели первое выездное заседание, побывав в племзаводе «Комсомолец». Это одно из самых крупных на сегодня сельхозпредприятий, флагман забайкальского сельского хозяйства, и мы наглядно увидели те положительные результаты, которые стоит поддерживать. Получаемые инвестиции приобретают особое развитие, в севооборот вводятся дополнительные земли. Конечно, этому стоит радоваться, и даже при том, что нынешний год был очень сложным, достигнуты хорошие результаты — урожайность по всем видам культур достигает 20 ц/га. Может, погодные условия или некоторые кадровые вопросы и не дали завершить предприятию уборочную кампанию с тем результатом, который ожидался предварительно, но, например, по рапсу намолочено более 20 тысяч тонн, а это по объёмным показателям второй-третий результат по всей России! И качество достойное. На мой взгляд, будущее — за такими предприятиями, которые ко всему прочему оказывают серьёзную спонсорскую помощь всей социальной сфере района, в котором работают.

В каждом’ районе, на мой взгляд, есть такие предприятия. В с. Олекан оно работает под руководством Виктора Александровича Дутова. В Приаргунском районе стоит гордиться двумя огромными сельхозпредприятиями, которые работают уже много лет — племзавод «Дружба», которым руководит Раиса Николаевна Баженова, и колхоз «Забайкалец», который возглавляет Сергей Георгиевич Пешков. В Краснокаменском и Приаргунском районах работает ООО «ЗабайкалАгро» — одно из крупных сельхозпредприятий региона, которое не просто создаёт рабочие места и занимается производством, но показывает, что и село живёт, если есть такое головное, «градообразующее» предприятие.

— Какой может быть роль депутатского корпуса в поддержке таких предприятий?

— Основные полномочия, которыми наделены депутаты законодательного собрания, — это вопросы законотворчества. Особое внимание мы будем уделять вопросам субсидирования, то есть поддержке сельскохозяйственного производства. Считаю, что принятые на федеральном уровне принципы субсидирования сельского хозяйства должны учитывать региональные условия. Например, в Краснодаре не зря говорят: «Черенок лопаты в землю воткни, он зацветёт». У нас же всё гораздо сложнее. Субсидирование сельского хозяйства регионов Сибирского федерального округа, Дальнего Востока должно быть совершенно иного характера.

В то же время не хочется оставить без внимания наши фермерские хозяйства. В тридцатых годах вся техника аккумулировалась на МТС, а сейчас будущее за технопарками. Пока они работают в нашем крае только в дополнительном образовании, но фермер закупать энергонасыщенную технику не может, а объединив свои КФХ под эгидой технопарка или МТС, как бы ни называлось, можно такую технику получить. И в этом — будущее. В одной упряжке

— А как складываются отношения с исполнительной властью?

— За этот период времени я не увидел ни одного человека, который бы отказал. Наоборот, мы наблюдаем готовность конструктивно работать. К моему удивлению, сам пришёл Анатолий Павлович Романов (и.о. министра природных ресурсов региона, в прошлом — депутат регионального парламента. — Авт.), воодушевлённый, готовый сотрудничать. И совместная работа уже идёт.

— Вопросы природопользования, наверное, для вас в новинку будут?

— Человек, который работал в сельском хозяйстве, — это, наверное, такая разносторонняя личность, и вряд ли какая-то отрасль ему покажется новинкой. Просто в глубину вопроса я не вникал, но сложности, связанные с природопользованием, мне известны. Вот если взять наш район, особенно отопительный сезон, когда не хватает угля, есть проблемы с заготовкой дров, с получением лесобилетов, закон принят по использованию валежника — проблема не новая, будем стараться побыстрее вникнуть и решать проблемы, с которыми жители обращаются.

И также с первых дней мы работаем с Министерством сельского хозяйства Забайкальского края, с министром Владимиром Григорьевичем Лоскутниковым, понимание есть. Теперь хочется более оперативных, реальных шагов, которые бы могли увидеть все, кто участвует в сельскохозяйственном производстве, и почувствовать реальные результаты нашей работы.

— В вашем депутатском портфеле в списке самых важный дел, под номером один — что?

— Необходимо поизучать имеющуюся законодательную и нормативно-правовую базу. Рекомендовать разработать концепцию развития сельского хозяйства Забайкальского края, «дорожную карту» создания полного замкнутого цикла воспроизводства сельскохозяйственной продукции: производство, переработка, хранение, сбыт. И нам в этом поучаствовать, безусловно.

— Вы какой человек? Оптимист, пессимист? Реалист?

— Если взять результаты моей работы за 30 лет, то я, конечно, оптимист. В 1995 году, когда я пришёл на должность директора, училище находилось в очень сложном положении — отсутствие материальной базы, кадрового состава. Многие говорили: очередной эксперимент, потому что в образовательное учреждение пришёл работник сельского хозяйства. И если бы не был я оптимистом, то разделил бы эти упаднические настроения, и ничего бы у нас не получилось.

В 2000 году под моим руководством была разработана программа развития, и мой учитель, Борис Александрович Баженов, был удивлён: «Каким образом ты видишь, что через 12 лет профтехучилище может оказаться сельхозтехникумом?» А мы к этому пришли, к практической реализации той программы, и достигли того уровня, который позволил нам стать сельскохозяйственным техникумом.

Надеюсь, этот опыт поможет мне в дальнейшем эффективно участвовать в формировании и разработке региональной программы развития АПК.

— А какими методами действуете?

— Наверное, кнут и палка сегодня неприемлемы. Я считаю, что любой руководитель — это голова, и личным примером он должен показывать, как нужно работать -ежедневно, поэтапно наращивать темпы, добиваясь результатов, которые необходимы. Но прежде всего — это создание команды единомышленников, которые должны поддержать и затем повести за собой коллектив.

— Если не получится стать командой с Минсельхозом, что будете делать? Существует же некое ревностное отношение между представителями разных ветвей власти: это — наше, это — не наше, это — не ваше…

— Не должны исполнительная и законодательная власти идти параллельно. Я думаю, что мы сегодня должны быть в одной упряжке, только тогда можно достичь результата. А вот дело каждого руководителя -достучаться до того, с которым ты хочешь работать. Я себя отношу к такой категории людей, коммуникабельных, настроенных на сотрудничество, и стараться буду изо всех сил, чтобы меня услышали. Считаю, что мы найдём общее понимание и будем работать вместе.

Продолжение в следующем номере.

Мария Вырупаева. «Земля» №46 от 13 ноября

«Вечорка» поговорила с несостоявшимся губернатором Алексеем Кошелевым о том, хорошо ли то, что мы попали в ДФО или нет. Кошелев был категоричен.

«Перевод для края, конечно, плюс — дополнительные программы, дополнительные механизмы господдержки. А вот для Правительства края минус, так как участие края в этих программах потребует своевременной подготовки документов. Это ещё больше покажет неготовность и профессиональную некомпетентность большинства руководителей и специалистов министерств к выполнению своих обязанностей. Ведь даже сегодня Забайкальский край не попадает в половину федеральных программ, и не потому, что такие плохие федералы — не берут, а потому, что кто-то вовремя не оформил заявку, не предоставил пакет документов, не разработал проектно-сметную документацию, не принял региональную программу, не обеспечил региональное софинансирование», —

Кошелев: власти Забайкалья не готовы войти в ДФО

По мнению экс-заместителя председателя Правительства Забайкальского края (в 2008—2013 годах) Алексея Кошелева, присоединение региона к Дальневосточному федеральному округу пусть и сулит краю дополнительные перспективы, но в то же время данное решение обнажит непрофессионализм и неготовность краевого правительства к выполнению многих программа.

В эксклюзивном интервью корреспонденту «Вечорки» Алексей Кошелев высказал своё мнение отом, как скажется на социально-экономическом развитии региона присоединение Забайкалья к Дальневосточному федеральному округу.

— Перевод для края, конечно, плюс — дополнительные программы, дополнительные механизмы господдержки. А вот для Правительства края минус, так как участие края в этих программах потребует своевременной подготовки документов, — считает Алексей Геннадьевич. — Это ещё больше покажет неготовность и профессиональную некомпетентность большинства руководителей и специалистов министерств к выполнению своих обязанностей. Ведь даже сегодня Забайкальский край не попадает в половину федеральных программ, и не потому, что такие плохие федералы — не берут, а потому, что кто-то вовремя не оформил заявку, не предоставил пакет документов, не разработал проектно-сметную документацию, не принял региональную программу, не обеспечил региональное софинансирование и т.д.

Как считает Алексей Геннадьевич, забайкальские чиновники могут просто-напросто не справиться с огромным объёмом работы, который свалится на них в 2019 году, после того как присоединение края к ДФО будет оформлено документально.

— Со следующего года этот объём работы увеличится кратно, к действующим федеральным целевым программам добавляются нацпроекты, которые тоже требуют свои своевременно предоставленные пакеты документов, а тут ещё программы по развитию Дальнего Востока. Всё это только больше обнажит неготовность местного правительства, — сказал Кошелев.

Во многом из-за некомпетентности и непрофессионализма чиновников и происходит разрыв в социально-экономическом развитии по сравнению с соседними регионами, считает Алексей Геннадьевич. — При этом очень пагубны последствия от этого непрофессионализма. Когда остальные, в том числе соседние, субъекты участвуют и попадают во все программы, привлекая федеральные средства по всем направлениям, а мы пролетаем мимо — разрыв в социально-экономическом положении увеличивается, они строят школы и ФАПы, а мы ошиблись, и нам денег не дали, они покупают троллейбусы и дорожную технику, а мы не смогли попасть в программу и т.д. и т.п. Отсюда и сравнение — а у соседей лучше, ну и, как следствие, миграция туда, где лучше! — считает Кошелев.

Напомним, Алексей Геннадьевич Кошелев на протяжении многих лет работал в структурах правительства сначала Читинской области, а затем Забайкальского края. В период с 2008 по 2013 год — зампредседателя Правительства Забайкальского края. После отставки Равиля Гениатулина в 2013 году Алексей Кошелев предпринял попытку избрания на пост губернатора Забайкальского края, но не прошел муниципальный фильтр.

В октябре этого года, сразу после того, как Наталья Жданова объявила о своей отставке, некоторые СМИ прочили именно Кошелева на пост главы региона.

В настоящее время Алексей Геннадьевич является заместителем председателя Фонда социального страхования РФ.

«Вечорка» №46 от 14 ноября

Известная актриса Забайкальского драматического театра Светлана Зоограф уехала в Сочи. Жить и работать. В интервью «Читинскому обозрению» она рассказала о том, как пришла работать в родной драмтеатр, была ли ревность к молодым актёрам, вспомнила свой самый страшный театральный сезон, поделилась историей, как для роли похудела за месяц на 10 килограммов, пообещала приехать в Читу на гастроли.

«Я помню сезон 1993—1994 гг. и спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» в постановке Николая Березина. В 1995 году мы его показывали в Москве в рамках программы «Лучшие спектакли России». Играли в один вечер параллельно с театром им. Вл. Маяковского, в их версии Катерину Измайлову играла Наталья Гундарева. Мне тогда после спектакля второй режиссёр «Маяковки» предложил у них работать», —

Светлана Зограф: мои театральные сезоны

Вот уже 32 года как актриса читинского драматического театра попрощалась с Читой

Директор Юрий Пояркин вспомнил, как в 1986 году Светлана Юрьевна пришла в театр совсем юной после театрального училища, и как от первых эпизодических ролей перешла к серьёзным, главным, большим. Актриса горячо благодарила зрителей и театр во время своего прощального бенефиса, а специально для читателей «Читинского обозрения» рассказала о самых ярких событиях театральных сезонов.

-Cветлана Юрьевна, каким был читинский театр, встретивший • вас в 1986 году?

— Когда я впервые приехала в Читу, мне только исполнилось 19 лет. Меня и моего одногруппника Андрея Подскрёбкина пригласил Вячеслав Григорьевич Славутский, он приезжал на выпуск нашего курса в иркутском театральном училище. Первое время боялась из гримёрной выйти — казалось, что ничего не умею, не знаю, а тут такие мэтры! Даже боялась заговорить с ними. Хорошо, что была не совсем одна, а с Андреем — мы друг за друга держались. Когда вышла на сцену, поняла, что мой голос не слышно в третьем ряду — сцена училища, это совсем не то, что профессиональный театр. Всему приходилось учиться во время работы. Партнёры помогали советами, поддерживали. И уже через несколько месяцев я поехала на первые в жизни гастроли. Показывали в районах области сказку о ленивых братьях, где я играла Хельгу — первая моя роль. Потом был спектакль «Добрый человек из Сычуани» в 1987-м. Мы с Андреем моментально вошли в репертуар, а потом стало меняться руководство театра, ушёл Славутскии, главным режиссёром стал Ефим Золотарёв. Мы были молодыми, и нас стали использовать «в помощь» актёрам — тут выйти, там подыграть. Но в 1990-м Золотарёв умер, и большая часть труппы уехала.

— Почему люди ушли?

— Они просто приехали за Золотарёвым по его приглашению и хотели работать с ним. Все западники, им ни Чита не нравилась, ни климат.
Надо очень сильно любить Забайкалье, чтобы пережить этот суровый климат.

— У вас не было желания тоже сменить театр и с уже полученным за четыре года опытом начать всё заново в новом театре?

— Я очень быстро вышла замуж, родила ребёнка и моментально привязалась к Чите. У меня не было выбора ехать на запад. После училища собиралась ехать в Москву, продолжать учёбу, но захватила работа, любовь, и я оставила эту идею. Сразу остепенилась.

В 1990-м году, тяжёлый для страны период, главным режиссёром стал Николай Березин — каким было начало долгого сотрудничества?

— Этот момент хорошо помнится. Всё происходило в отсутствии денег, зарплату давали продуктами, у меня был маленький ребёнок — часами стояла в очередях за молоком! Мы пережили. Репетировали ночами — потому что театру был нужен новый репертуар, сразу взяли несколько спектаклей в работу.

— Поэтому первый сезон Николая Алексеевича продлился всего три месяца…

— Да, это самый страшный сезон. Но был такой азарт, так хотелось поднять театр! Николай Березин настолько нас заразил этим, что мы спали на сцене на матах и снова репетировали. Николаю Алексеевичу предлагали поставить в театре игровые автоматы ради денег, открыть бар — но он, конечно, ни на что из этого не согласился. Сказал: «Театр останется театром!». Моментально произошло сплочение коллектива, все понимали, что выжить можно только вместе. Я с тех пор считаю, что если человек захочет, он может всё. А если нет — значит, он этого не хочет по-настоящему.

— Потом, действительно, театр встал на ноги.

— Я помню сезон 1993—1994 гг. и спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» в постановке Николая Березина. В 1995 году мы его показывали в Москве в рамках программы «Лучшие спектакли России». Играли в один вечер параллельно с театром им. Вл. Маяковского, в их версии Катерину Измайлову играла Наталья Гундарева. Мне тогда после спектакля второй режиссёр «маяковки» предложил у них работать.

— Сила руководителя у Николая Алексеевича была…

— Да! Прежде всего дело, а потом уже личное. И это правильно, за счёт этого жил его театр.

— Вы очень рано стали одной из ведущих актрис театра…

— Да, тогда первый раз мою кандидатуру выдвинули на звание, но оказалось до 30 лет не положено -слишком молодая. И с тех пор как-то звание всё время от меня убегает. Значит, так надо.

— Для вас очень важно иметь звание?

— В то время было очень важно, работали за небольшую зарплату, и признания хотелось. Но я никогда не была обделена любовью зрителей. Очень много тёплых писем получала, меня признавали своей, забайкалкой, что очень приятно, хотя вообще я белоруска. Женщины из районов края узнавали во мне свою ученицу, соседку и т.д.  — люди хотели быть ближе. Значит, я стала своей.

— Постепенно вы перешли в среднее поколение актрис…

— И у Николая Алексеевича выросли первые ученики его первой студии на базе училища культуры. Но и тогда я не была обделена работой. Стали более обдуманные роли, несколько больше ожидания. В 1994-м году — «Лисистрата», «Три сестры» (как и в училище, играла Наталью, хотя всегда хотела сыграть одну из сестёр). В 1995-м в репертуаре появился спектакль Олби «Все в саду». Он запомнился тем, что за месяц для роли похудела на 10 кг. Правда, играли его недолго — артист заболел и ушёл, и спектакль сняли. Не скажу, что работа для меня была на первом месте, потому что были дети, семья, но это очень важно.

И сейчас тоже. Если считать, что работа — это половина жизни, у меня это счастливая половина. Списываюсь с однокурсниками: пожалуй, у меня самая счастливая актёрская карьера. Потому что я не бегала и не искала, а здесь наиграла практически весь мировой репертуар, который мечтает сыграть актриса. Я очень дорожу этим коллективом, это мой дом. 33 сезона — это жизнь, люди, которые росли вместе, пережили многое вместе.

— Как складывались отношения с молодыми артистами?

— Не буду лукавить — была ревность. Но не за работу, а за любовь Николая Алексеевича. Актёры -очень эмоциональные люди, и конфликты, которые порой возникали, были, на благо. В том числе, и молодым — мы их воспитывали, как раньше воспитывали нас.

«Актёру нельзя быть злым, ведь сцена — это увеличительное стекло»

— Вернёмся к спектаклям — вы играли в постановках по произведениям забайкальских авторов?

— Я хочу сказать о Николае Кузакове — остались очень тёплые воспоминания. Мы поставили спектакль «Любовь шаманки» в 1992 году, работали над ним всего две недели. А потом повезли на гастроли в Иркутск, вместе с «Сирано де Бержераком», который был очень сильным спектаклем. Так его критики не очень приняли, а «Шаманку» очень хвалили, потому что там душа нашего края — буддистского, намоленного. У меня ощущение, что эта Шаманка вообще прошла со мной по жизни: как только я к ней возвращаюсь, она мне начинает сниться. Настолько сильно Кузаков выписал её, и я её «присвоила». Когда был вечер памяти Кузакова, я должна была играть фрагмент «Шаманки». Выхожу на сцену, начинаю бить в бубен и понимаю, что он здесь, он нас слышит.

— Как оцениваете работы с другими режиссёрами?

— Спасибо им всем, и режиссёру Сергею Жаркову. В последние годы очень благодарна за «Шута Балакирева» и роль Екатерины Первой Сергею Юлину. Судьба женщины, кем бы она ни была, всегда мне интересна. Кстати, когда мы начали работать, я сразу заговорила с немецким акцентом: он сам появился. Сергею Александровичу я также благодарна за Елену Андреевну в «Дяде Ване». Он глубокий режиссёр, его спектакли атмосферные. Очень благодарна режиссёру Зое Пухляковой за «Лес». Сколько меня спрашивают — голова или душа? У артиста, конечно, душа. Режиссёр — это голова. Актёру нельзя быть злым человеком. Сцена -увеличительное стекло, а зрителя обмануть невозможно. Актёр в большей степени должен быть человеком настоящим.

— Ваш новый театр как называется?

— «Новый театр Сочи». Он интересен и уникален тем, что начинается не с выпускников одной студии, а с опытных артистов, которые приезжают со всей России — смешение школ, люди со званиями и без, со своими фишками. Там нет звёзд, идёт обнуление, и это новая волна в моей жизни. Всё, чего я здесь достигла и что умею — это я здесь умею. А там — всё заново.

— Может быть, приедете теперь в Читу с гастролями?

— Почему нет, если мы сделаем тур по городам. Я намерена работать не только актрисой, но и по второй профессии, которую сейчас осваиваю — менеджер социальнокультурной деятельности. Просто несколько тесновато — только сцена.

— Что хотите пожелать своему родному театру?

— Чтобы он шёл в ногу со временем. Мы должны слышать, что хочет зритель, мы же для людей работаем. Не на потребу публике, но слышать дух времени необходимо.

Ксения Раздобреева. «Читинское обозрение» №46 от 14 ноября

Милую зарисовку о «старой» Чите публикует «Читинское обозрение». В ней запах жареной картошки, радиоприёмники в квартирах, мускулистые сталевары, рабочие с молотами и крепкие колхозницы со снопами.

«Настоящий пульс города — это не клубы, закусочные, торговые центры и сетевые магазины, растущие будто бы назло и вопреки. Пульс города в том пласте жизни, который был здесь задолго до. Он держит город уже очень много лет, снисходительно, а иногда и с недоумением поглядывая на непонятную ему жизнь по новым канонам», —

Помни, без тебя нет будущего

Когда наступают холода, и жизнь всё раньше погружается в дремотную темноту, просыпается старый город. Его видно и слышно даже сквозь октябрьскую вечернюю мглу. Он молчит, щурясь больными глазами, устало глядя в небо, пытаясь найти в нём осколки прежней жизни…

Настоящий пульс города — это не клубы, закусочные, торговые центры и сетевые магазины, растущие будто бы назло и вопреки. Пульс города в том пласте жизни, который был здесь задолго до. Он держит город уже очень много лет, снисходительно, а иногда и с недоумением поглядывая на непонятную ему жизнь по новым канонам.

60-е годы ушедшего XX века — время великих строек, дома из панелей. А что? Быстро, удобно^ тепло. Рядом дома деревянные. Их никто не прогонит, не снесёт. Пока они никому не мешают. Они ровесники революции. Они «свои» посреди бетонно-асфальтированного изобилия. Дома ведь для трудового элемента. Для тех, кто строил КСК, Машзавод, Силикатный завод. Для них новое время: учись, строй, твори. Живи на полную катушку, одним словом. Работай, вкалывай до седьмого пота, а потом отдых: участие в самодеятельности, первомайские и ноябрьские демонстрации, новогоднее застолье с оливье, холодцом и селёдкой под шубой.

Посреди пустырей возводились целые микрорайоны. Помогали все, даже школьники. И опять: дружно, весело, вместе и по-простому. Оттого и дома получились под стать людям: простые и крепкие. Жители Соснового бора до сих пор вспоминают, как помогали строителям, а потом сидели, перепачканные краской, на недостроенном крыльце и пели песни. Стройка, кстати, абсолютно не мешала расти грибам на восточной окраине в большом количестве. Сквозь бетонные блоки, положенные для ровности рельефа, пробивались молодые сосёночки, вымахавшие сегодня метров на 20. Бетон тоже был свой.

Зимой идёшь, бывало, по такому району, а из окон пахнет жареной картошкой, разговаривает радио и кипит, побулькивая под крышкой, чей-то чайник. А ещё, когда дымили трубы, морозный воздух смешивался с запахом машинного масла, но было это здорово. В искусстве подобное восхищение индустриальными буднями получило название «суровый стиль». В музеях тех лет на полотнах — мускулистые сталевары, рабочие с молотами и крепкие колхозницы со снопами во главе с Ленины. Кстати, вождя пролетариата изображали двояко. С одной стороны, это был дедушка Ленин с мудрым прищуром добрых глаз, с другой — брутальный бородатый мужик без возраста с прямым взором и геометрически правильной линией скул.

Дома по улице Токмакова, двухэтажки на Бутина, коренастые, ушедшие в землю избушки на Рахова -здесь всё ещё сохранилась атмосфера далёкого советского духа. И даже бывшие склады или строения несуществующих уже автохозяйств или контор нет-нет да и проблеснут осколком прежней жизни. Их можно было давно снести, ведь не памятники архитектуры, но благодарные читинцы, те, которые родом из советского детства, оставляют незамазанными старые латунные таблички, не сбивают барельефы и не закрашивают цифры, выложенные из красного кирпича.

Так, на улице Кирова, где давно обосновались хозяйственные магазины, в арке до сих пор жив-здоров барельеф, где на фоне земного шара едут грузовик, легковушка и мотоцикл. Из года в год работники подкрашивают его в разные цвета, а заодно и стену для контраста в белый цвет.

О домах-старичках из дореволюционного прошлого мы тоже знаем и, пожалуй, больше, чем о советских зданиях. Им больше внимания, но и гибнут они чаще от старости-ветхости, а в последнее время от «случайных» поджогов. Ведь не такие крепкие, как бетонные хрущёвские изваяния. Скоро останутся они лишь на открытках, в кинохрониках и на старых фотографиях . Алексея Кирилловича Кузнецова, такого же вечно влюблённого в свой город Читу…

Эй, город, не дрейфь! Помни, без тебя не будет будущего! Никогда за ночь выросшие новостройки и ангары из профлиста не станут родными, будут чужими на фоне тебя, живого и вечного. Старый город! Знай, пока живы те, кто рос с тобой, любил тебя и смотрел в светлое будущее твоим глазами, ты бессмертен.

О.А. Теплова. Забайкальская краевая библиотека им. А.С. Пушкина. «Читинское обозрение» №46 от 14 ноября

Районная пресса

Очередную историю об убогом жилье для детей-сирот публикуют «Вести севера». Сирота Надежда Расторгуева долго ждала получение положенной бесплатной квартиры. Получила. Теперь не знает, где зимовать.

«При распределении квартир Надежда попала в списки, была рада, так как своего угла не было. После этого заехать она смогла лишь только через пять месяцев, но и это не принесло особой радости. Дело в том, что дома были сданы в эксплуатацию год назад, а на данный момент уже начали разваливаться. Во время беседы Надежда поделилась мнением и показала дом. На подоконнике отсутствуют торцевые заглушки, на потолке, стенах в комнате, а также на печи имеются трещины, поэтому во время топки она сильно коптит. Наблюдается значительное проседание отмостки и разрушение фасадной части. Фундамент пошёл трещинами практически по всему периметру дома. Девушка не знает, как будет зимовать: у неё маленький ребёнок», —

Кому сиротские слёзы отольются?

Сиротство как социальное явление существует столько же, сколько человеческое общество, оно будто является неотъемлемым элементом цивилизации: войны, эпидемии, стихийные бедствия приводили к гибели родителей, вследствие чего дети становились сиротами. К сожалению, и в мирное время есть дети, оставшиеся одни. У нас в стране каждый ребенок-сирота находится на попечении у государства, поэтому все вопросы, которые относятся к его питанию, обеспечению и обучению лежат на специальных государственных органах. Государство на определённых условиях предоставляет жильё детям-сиротам. Чтобы получить крышу над головой, детям-сиротам сначала надо добиться постановки в очередь на получение жилья, затем годами ждать своих квадратных метров, и не факт, что полученное в итоге помещение окажется надлежащего качества. Медленный темп обеспечения детей-сирот квадратными метрами и предоставление некачественного жилья — всероссийская проблема. Забайкальский край — один из худших регионов в этом плане.

В рамках государственной программы "Социальная защита, поддержка и социальное обслуживание населения Забайкальского края", реализовались мероприятия по строительству жилья для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В 2017 году завершено строительство трёх двухквартирных домов в поселке Вершино — Дарасунский. Общая жилая площадь каждой квартиры- около 33,5 квадратных метров. Проектная документация разработана с соблюдением строительных норм и правил, имеет положительное заключение государственной экспертизы, но… на деле обстоит всё гораздо хуже. Об этом мы уже писали в районной газете, но ещё раз хотим поднять эту тему.

Сирота Надежда Расторгуева уже получила одну из этих квартир. Заветную площадь девушка ждала восемь лет, а когда пришло время заселяться, оказалось, что жильё не пригодно для проживания. В детский дом Надежда попала из Тунгокочена в пять лет из-за того, что родители стали вести асоциальный образ жизни. Из детского дома Надежду и трёх её сестёр забрали в приёмную семью в пгг. Вершино — Дарасунский. Здесь девушка училась, а в дальнейшем обзавелась семьей и родила сына.

При распределении квартир, Надежда попала в списки, была рада, т.к. своего угла не было. После этого заехать она смогла лишь только через пять месяцев, но и это не принесло особой радости. Дело в том, что дома были сданы в эксплуатацию год назад, а на данный момент уже начали разваливаться. Во время беседы Надежда поделилась мнением и показала дом: "На подоконнике отсутствуют торцевые заглушки, на потолке, стенах в комнате, а также на печи имеются трещины, поэтому во время топки она сильно коптит. Наблюдается значительное проседание отмостки и разрушение фасадной части. Фундамент пошёл трещинами практически по всему периметру дома”, — сетует хозяйка квартиры. Девушка не знает, как будет зимовать: у неё маленький ребёнок.

При подписании акта приема передачи жилого помещения указывалось, что наниматель, т.е. Надежда, все имеющие недостатки жилого помещения обязуется устранять за свой счет. Хотя вины девушки в недостатках дома нет. И она всё равно пытается добиться справедливости: Надежда получила письмо от "Службы единого заказчика" Забайкальского края об устранении выявленных недостатков в жилом помещении, в связи с гарантийным обслуживанием. Вопрос только когда? Все дети рождаются, как правило, в семьях, имея жильё. И остаются без жилья они не только потому, что дом стал ветхим, во многих случаях причиной являются асоциальные семьи, которые "пропивают" жильё, невыгодно продают в силу различных обстоятельств и так далее. Такой случай коснулся и Надежду Морозову. Она так же стояла на очереди на жильё. До двенадцати лет Надя жила в деревне Сухайтуй с мамой, бабушкой и братом. Условия жилища оставляли желать лучшего: не было окон (они были заколочены фанерой), огромные щели в полах, постоянная нехватка денег на еду, т.к. жили за счет пенсии бабушки. Родные часто выпивали, в доме элементарно не было хлеба неделями. Переехав в пгт. Вершино — Дарасунский, Надежда родила двух детей и стала мамой — одиночкой.

Первое время ей предоставили место в детском отделении больницы, так что когда Надю оповестили о том, что она получит жилье, несказанно обрадовало её. Хоть недостатки дома и есть, она всё равно довольна, говорит: "Как я раньше жила, и как сейчас, вывод очевиден, что мне тут нравится, да и выбора у меня нет!"

Теперь о самом жилье для сирот в посёлке. Визуально мы видим красивые дома, с приемлемой отделкой снаружи. Один двухквартирный дом до сих пор пустует. Вокруг дома вырыта огромная траншея, застройщику так и не довели дело до конца, уехали, оставив все, как есть. Дети-сироты обращались со своими проблемами в администрацию, она их посылает для устранения гарантийных обязательств к застройщику, тот вновь отправляет их к чиновникам.

"Не создано ни одно условие для качественного проживания, начиная от банального вывоза твердых бытовых отходов до отопления. Мы просто вынуждены покидать жильё, которое нам предоставила местная администрация уже заселившиеся дети — сироты. В органах опеки и попечителельства мне пояснили, что такое специализированный найм: подобную меру ввели, чтобы обезопасить детей-сирот от Мошенников, "чёрных риелторов" и махинаций с квартирами. Однако, как говорят сами сироты, на деле подобная поправка в законе лишает их возможности с уверенностью смотреть в завтрашний день. Примером может служить вопиющая история с трёхлетним мальчиком из Курганской области. Его мама-сирота погибла, жилье оформить в собственность не успела (так как после заключения договора на соц. найм не прошло пяти лет), и чиновники решили несовершеннолетнего ребенка выселить из квартиры. В ситуацию вмешался отец мальчика, который начал воспитывать ребенка после смерти матери, но если бы рядом не оказалось взрослого человека, малыш бы оказался в интернате, а чиновники забрали бы обратно в резервный фонд однокомнатную квартиру.

В беседе с главой администрации поселения "Вершино-Дарасунское" Александром Викторовичем Окладниковым, я задала вопрос: "Контролировала ли администрация пгт. Вершино -Дарасунского своевременность выполнения работ по строительству на территории посёлка жилья, предназначенного для сирот?" Нет. И до выездного совещания рабочей группы поданному вопросу местные чиновники даже не знали о нарушении норм строительства. При сдаче жилья в эксплуатацию глава уточнил, что один из домов не пригоден для проживания. Но последнее слово осталось не за ним. И следует учесть, что некоторые воспитанники детских домов, которые получили данные квартиры, попросту от них отказываются из-за ненадобности. Тогда стоит сделать вывод: жилье нужно предоставлять тем, кто в этом нуждается остро и строго контролировать, чтоб оно стало пригодным для проживания!

Ю. Волкова. «Вести Севера» №89 от 6 ноября

О нехватке врачебных кадров и других медицинских проблемах рассказывает «Рабочая трибуна». Журналист поговорила с главным врачом Хилокской центральной районной больницы. Она честно сообщила, что растёт смертность, катастрофически не хватает врачей, нет возможности выдавать молодым специалистам жильё.

«В сентябре из Хилокской районной поликлиники уволился последний терапевт, молодой врач был приглашён на работу в другой город с предоставлением квартиры. Критическая ситуация несколько разрядилась тем, что на её место согласилась перевестись врач из Харагунской участковой больницы. Уговаривают также ещё одного терапевта приезжать на работу в Хилок с периферии. Но больнице нужны фтизиатр, акушер-гинеколог, психиатр-нарколог, хирург и врачи других специальностей, больше 40 специалистов с высшим медицинским образованием. Где их взять?» —

А талонов к врачу на эту неделю нет…

В Хилокской райбольнице вместо 81 врача работают только 39

По данным Росстата и специалистов ОНФ и Фонда «Здоровье», смертность в Забайкалье за 7 месяцев 2018 г. выросла на 5,9 %. Край занял третье место среди лидирующих по показателям смертности регионов. Не составляет исключение и наш Хилокский район, где смертность также опережает рождаемость. Как сообщили в Хилокском ЗАГСе, за 9 месяцев текущего года родились 223 младенца, из них 2- мертворожденные, а умерли 308 человек. По словам заведующей бюро записей актов гражданского состояния С.Н. Мордовской, такая ситуация в районе, когда разница между умершими и родившимися колеблется в пределах 90-100 человек, сохраняется последние 5 лет.

В структуре причин смертности в районе на первое место выходят болезни системы кровообращения, на второе — внешние причины, на третьем находятся новообразования.

В Министерстве здравоохранения края считают, что причинами этой ситуации является нежелание части граждан вести здоровый образ жизни, посещать врачей и проходить лечение, отсутствие бюджетного финансирования профилактических программ.

Такое же мнение и у исполняющей обязанности главного врача Хилокского района С.В. Поскотиной:

— Болезнь легче предупредить, чем лечить. Мы стараемся вести профилактическую работу. Выполнили план на 100 процентов по прививкам от гриппа, охватив ими 12370 человек, из них -4576 детей. Занимаемся профилактикой туберкулеза. Но пациенты часто ожидают от врачей чудес в избавлении от болезни, а сами не очень ответственно относятся к собственному здоровью. Много больных обращается за помощью уже с запущенными стадиями того же рака. Это значит, что они не проходили флюорографию в течение 5, а то и 10 лет, не посещали своевременно смотровой кабинет. Не проходили медосмотр.

С этим не поспоришь, но в то же время от пациентов часто поступают жалобы на недоступность многих врачей ввиду их отсутствия даже в районной поликлинике, не говоря уж об участковых больницах. Где уж тут говорить о профилактике заболеваний, когда на прием к доктору попасть сложно во время болезни. Порой талоны разбираются на неделю-две вперед к тем докторам, что работают на данный момент в поликлинике. А уж которые приезжают из Читы, как, например, невролог или кардиолог, вовсе малодоступны. К ним очередь, как говорится, на год расписана. В читинские учреждения здравоохранения, где есть узкие специалисты, дорога не каждому доступна. Она требует денежек, коих у сельского населения, прямо скажем, маловато. Многим бывает накладно добраться до Хилокской райбольницы, а тем более до краевого центра. А передвижная флюорографическая установка долгое время находилась в ремонте.

Сегодня вызывает глубокую озабоченность растущий дефицит медицинских кадров в муниципальных учреждениях здравоохранения. Так, в Хилокской райбольнице вместо положенного по штату 81 врача на данный момент работают только 39, из них 4 — совместители. Немало врачей пенсионного и предпенсионного возраста. И наш район — не единственный, где такое положение с кадрами медиков. Министерство здравоохранения Забайкальского края, наконец-то, официально признало, что во многих районах сложился серьезный кадровый кризис. Врачи не хотят ехать работать в село, где зачастую для них нет жилья, отсутствуют места в детсадах, не развита сеть дополнительного образования для детей.

В сентябре из Хилокской районной поликлиники уволился последний терапевт, молодой врач был приглашен на работу в другой город с предоставлением квартиры. Критическая ситуация несколько разрядилась тем, что на ее место согласилась перевестись врач из Харагунской участковой больницы. Уговаривают также еще одного терапевта приезжать на работу в Хилок с периферии. Но больнице нужны фтизиатр, акушер-гинеколог, психиатр-нарколог, хирург и врачи других специальностей, больше сорока специалистов с высшим медицинским образованием. Где их взять?

— Мы прилагаем все усилия для укомплектования врачебного персонала, — говорит Светлана Владимировна Поскотина, — на свои средства пытаемся обучить студентов в мединституте. В будущем году ждем 2 специалистов, с которыми были заключены целевые договоры. Но одних наших усилий мало, нужны условия для того, чтобы молодые кадры приезжали к нам.

Нет условий, и даже такая программа, как «Земский доктор», по которой желающим работать на периферии выделяется миллион рублей, не реализуется. На наш район в этом году было выделено 4 таких ставки, две из них в Хилок в поликлинику, одна — в Могзон, одна — в Линево Озеро. Увы, на них никто не откликнулся.

Действительно, одних усилий руководства райбольницы для укомплектования штата врачей недостаточно. Об этом должны заботиться и органы местного самоуправления, и государство. Ведь статья 2 Конституции РФ гласит, что охрана здоровья граждан входит в число наиболее важных обязанностей российского государства. Также основополагающая роль охраны здоровья как неотъемлемого условия жизни общества признается в преамбуле и статье 1 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Но на деле этой заботы не видно. Она -только на словах.

Так, в августе текущего года в администрации Хилокского района состоялась беседа за «круглым столом» под названием «Организация оказания медицинской помощи в Хилокском районе. Проблемы здравоохранения». В ней приняли участие министр здравоохранения Забайкальского края С.О. Давыдов, доктор медицинских наук, заслуженный врач России Т.Е. Белокриницкая, глава района Ю. Р Шиш-марев, медперсонал больницы во главе с главврачом М.А. Кудрик. В заключение своего выступления министр здравоохранения отметил, что ему очень понравилась форма проведения мероприятия. Но разве дело в этом? Ведь главный вопрос о получении качественной и доступной медицинской помощи населением района так и не решен. Врачей как не хватало, так и не хватает, жилья для медперсонала как не было, так и нет. И вряд ли будет в ближайшее время, поскольку в Хилке и селах муниципального строительства не только не ведется, но и под снос идут добротные здания, которые могли бы послужить жильем.

Осенью прошлого года в Хилке было отдано на слом трехэтажное благоустроенное кирпичное здание, в котором ранее размещался корпус коррекционной школы-интерната, что была закрыта по решению Министерства образования края. Сколько не воевали депутаты районного Совета против такого вредоносного решения, выходящего за границы нормальной логики, но так и не победили краевых чиновников. А ведь в этом помещении можно было оборудовать 3-комнатные и 2-комнатные квартиры, что частично помогло бы решить проблему жилья для медицинских и педагогических кадров. Для этого нужно было, чтобы город или район взял этот объект вместе с котельной на свой баланс.

Но даже при условии их безвозмездной передачи ни тот, ни другой при своих нищенских бюджетах не смогут их содержать.

Действительно, одних усилий руководства райбольницы для укомплектования штата врачей недостаточно. Об этом должны заботиться и органы местного самоуправления, и государство. Ведь статья 2 Конституции РФ гласит, что охрана здоровья граждан входит в число наиболее важных обязанностей российского государства.

Предлагался и еще один вариант использования этого здания -разместить в нем районную поликлинику, которая сегодня занимает пристроенное помещение к дому постройки 1917 года и давно требует капитального ремонта. И по площади оно маловато, поэтому не может обеспечить хороших условий для работы врачей и приема пациентов. Однако и от этого варианта в Министерстве здравоохранения отказались, пообещав в 2018 году выделить на капитальный ремонт районной поликлиники 500 тысяч рублей. На календаре уже ноябрь, а капитального ремонта не было, как и обещанных на это средств. Кстати, вопрос о строительстве новой поликлиники в Хилке ставился не раз в повестку дня, и даже звучали обещания о ее возведении из уст высоко поставленных краевых чиновников и депутатов Заксобрания, например, А.П. Романова. Но, воз и ныне там.

По словам руководства райбольницы, она с учетом своего статуса имеет в достаточном количестве оборудования для оказания медицинской помощи населению. Есть потребность в его обновлении и приобретении нового. Она частично решается. Так, в этом году был получен аппарат ФГДС, для работы на нем подготовлены специалисты. На 2019 год в Министерстве здравоохранения обещают выделить очень нужный аппарат для диагностики внутренних травм и поражений органов. Получен модульный ФАП для Жипхегена. Однако само по себе любое даже ультрасовременное оборудование функционировать не сможет, нужны специалисты, которых как раз и не хватает в Хилокской райбольнице. А от решения кадрового вопроса зависят и улучшение предоставления медицинской помощи населению, и ее доступность.

Кстати, некоторые европейские страны, как Англия, Дания, Швейцария, используют в здравоохранении профилактическую модель медицины, что у нас была в СССР. Здесь во главу угла поставлено создание таких условий, чтобы люди не болели. А на маленькой Кубе, где продолжительность жизни составляет свыше 75 лет, Фидель Кастро начал создание национальной системы здравоохранения со строительства хороших домов для врачей первичного звена, а населению предоставил гарантированную доступность докторов. Хорошо бы и нашей стране пойти по этому пути. Иначе скоро нас лечить будет некому

Татьяна Колесникова. «Рабочая трибуна» №86 от 6 ноября

Интервью с уехавшими в другую страну всегда интересные. Даже несмотря на однотипные вопросы. Учитель английского языка из Агинского Ирина Аюрзанаева проходит стажировку в Америке. Она рассказала, что далеко не все американцы знают, где находится Россия. Призналась, что скучает по Родине.

«В планах у меня — вернуться и работать дальше в образовании, так как одним из условий программы является то, что стипендиат должен вернуться к себе на родину и делиться полученными знаниями. Мне хочется, чтобы специалисты из наших стран больше общались, обменивались опытом, и нам есть чему учиться друг у друга. Конечно, мне нравится жизнь в США, но иногда бывают моменты, когда я скучаю по своей родине. Я стараюсь быть в курсе событий и узнаю о них, заходя на сайт газеты «Агинская правда», дизайн которого в последнее время изменился в лучшую сторону», — пишет

Ирина Аюрзанаева: «У американцев свои стереотипы о России»

Гость нашей традиционной рубрики – Ирина Аюрзанаева, находящаяся сейчас в США на годовой стажировке для учителей английского языка. Ирина родом из Кункура, в этом году она стала стипендиантом престижной образовательной программы «Фулбрайт», и сейчас живет в городе Уилерфорс штата Огайо, где проходит стажировку в Центральном университете. Мы пообщались с ней в одной из соцетей.

— Ирина, расскажите, пожалуйста, о себе, вашей семье, родителях…

— Я родилась и выросла в селе Кункур Агинского района. Моя мама Дулма Аюрзанаева сейчас на пенсии, долгое время работала в детском саду «Баяр». Сестра Жаргалма Дамбаева живет и работает в поселке Агинское, у нее трое детей. Я окончила Кункурскую среднюю школу, благодаря учительнице английского языка Цыцык Сыреновне Нимаевой, у меня появился огромный интерес к этому языку и желание его изучать, поехать в США. Так я выбрала специальность учителя английского языка в Читинском педагогическом колледже. После окончания колледжа я решила, что буду продолжать учебу и поступила на факультет иностранных языков Бурятского государственного университета.

— А как Вы оказались на стажировке в Америке?

— Пока я работала в школе в Прибайкальском районе Бурятии после окончания вуза, решила принять участие в конкурсе грантов для стажировки в США. Прошла сложный конкурс и оказалась в числе стипендиатов программы «Фулбрайт». Каждый год Госдепартамент США приглашает молодых специалистов со всего мира пройти годовую стажировку в лучших университетах США с целью обмена опытом и знаниями о своей стране. Кроме учебы в университете Огайо, я преподаю русский язык американским студентам. Из России в этом году 39 специалистов, нас выбрали из более чем 800 участников. В целом, нас, иностранных специалистов со всего мира, приехало около 400 человек на один учебный год. Мы преподаем свои языки, посещаем занятия по выбору, участвуем в жизни университета, расширяем знания американцев о своих странах.

— Какой видят простые американцы нашу страну? Что они знают о ее истории?

— Надо сказать, что в основном обычные жители Америки мало знают о России, есть различные стереотипы о погоде, людях и традициях. Мне показалось, что россияне больше знают о США, чем американцы о России. Хотя, я встретила несколько человек, которые знают больше, чем обычный средний американец, они знают о холодной войне, Сибири и Байкале, спутнике и космосе, и о том, что летом в нашей стране проходил чемпионат мира по футболу. Общаясь со студентами и преподавателями, я много рассказываю им о России, мне хочется, чтобы у американцев было меньше стереотипов о нашей стране. И чтобы они знали, что Россия — это не только Москва и Санкт-Петербург, что есть малые народы, живущие в этой большой стране. В рамках данной программы стипендиаты призваны больше рассказывать о своей стране и культуре американским студентам, расширять взаимопонимание среди наших жителей. Мне хочется рассказать больше о Сибири, истории ее заселения, о народах, проживающих на этой территории, и, конечно же, о бурятах и буддизме. Мне самой интересно узнать многое об Америке, поэтому я побывала в музее коренных народов Америки, мне хотелось больше узнать о возможной связи между американскими индейцами и бурятскими шаманами. Если вы заметили, то мы можем видеть, что внешние атрибуты в виде одежды и бубнов почти идентичны. Вот эту тему я намерена изучать более подробно, находясь в США.

— Чем Вы заняты в свободное от учебы и работы время? Появились у Вас в Америке друзья?

— В свободное время мы с остальными стажерами стараемся участвовать в жизни университета, посещаем спортивные матчи, концерты, участвуем в дискуссионных клубах, фестивалях, а также помогаем волонтерским организациям. В США внеурочная жизнь университетов очень разнообразна и интересна. Университеты имеют все необходимое для этого: огромные удобные залы, стадионы, бассейны для спорта, зоны отдыха, концертные площадки, библиотеки, кафетерии. Можно, не выходя за территорию университета, проводить свой досуг интересно и познавательно. Так же в свободное время стараемся путешествовать. Например, мы живем недалеко от крупного города Чикаго и собираемся поехать туда. А также недалеко от нас есть другая достопримечательность — Ниагарский водопад. Мы посещаем музеи и парки в своем районе. Недалеко есть самый крупный музеи военно-воздушных сил США, где представлены модели самолетов, начиная с простых летательных аппаратов и заканчивая известными марками американских самолетов, таких, как «Боинг», также есть отдельный зал личных президентских бортов. Было очень любопытно оказаться в самолете Никсона, Рейгана или Кеннеди. В этом университете со мной работают стажеры из Китая и Алжира. У нас появились тут друзья — коллеги, которые приглашают и показывают нам новые места. Друзья помогают во многом: в походах в магазины, на работе и в обустройстве, так как жизнь в России и США отличается во многом.

— Поделитесь планами на будущее, не планируете ли остаться в Америке жить и работать?

— В планах у меня — вернуться и работать дальше в образовании, так как одним из условий программы является то, что стипендиат должен вернуться к себе на родину и делиться полученными знаниями. Мне хочется, чтобы специалисты из наших стран больше общались, обменивались опытом, и нам есть чему учиться друг у друга. Конечно, мне нравится жизнь в США, но иногда бывают моменты, когда я скучаю по своей родине. Я стараюсь быть в курсе событий и узнаю о них, заходя на сайт газеты «Агинская правда», дизайн которого в последнее время изменился в лучшую сторону. Спасибо вам за связь с малой родиной, всегда интересно читать о последних событиях на родной земле!

— Что бы пожелали молодым людям, мечтающим повидать мир?

— Я могу сказать, что в наше время границы расширяются, появляется много возможностей для туристических и образовательных поездок за границу. И, конечно, со знанием иностранных языков вероятность путешествий возрастает.

— Спасибо за беседу!

Базаржаб Ринчинов. «Агинская правда» №135 от 10 ноября

20 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кошелев в точку. Не смогла Жданова заставить работать правительство. Что бы попасть в программы нет таких специалистов способных проект составить грамотно. Напишут билеберду типа Арахлейского кластера потратят 800 млн на участок дороги к нему -вот и весь итог. А где брать спецов? Вот вопрос.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это вопрос к Единой России, к  романовым и трофимовым вместе взятым.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Россия всегда славилась дураками, очень их уж много в нашей стране(

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы,  по всему,  человек глупый - поэтому с вами спорить не буду.  Считайте,  что я дала вам в морду.  За Россию.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Считайте, что вы дали в морду всей России. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

 Чуть-чуть поскромнее. Не надо расписываться за всю Россию.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не бухти, старушка, чай с царевичем разговариваешь, мы за всю нашу святую, православную, сермяжно- посконную в ответе. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Царевичи воспитанные были в уважении к старшим.  А вы, похоже, самозванец.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тебе то, старуха,  откель знать про воспитание царевичей? Сиди себе ровно в землянке с разбитой корытой, а не приставай к царским особам с дерзкими речами. Давно не пороли? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ваше Высочество, не вели казнить, вели слово молвить. Прости глупую старуху, засланная она к нам. Менталитету не знает, к фольклору нашему презрение питает, одно слово гейропейка. Прости ея царевич и вели вытолкать взашей с нашей Родины на евойнешную  гейропскую помойку. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Коверканье родного языка выдает в вас человека глупого.  И это не фольклор. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот такие у нас "умные патриотки" не читавшие не только русских сказок, но и писем Чехова, или к примеру  декабристов. Неудивительно, что с такими "патриотичными" тоньками курицыными мы в заднице по всем параметрам. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В заднице не  "мы",  а вы.    Ваше глубокое знание литературы и богатый словарный запас позволили мне догадаться,  где находится ваша изба-читальня.  Из дискуссии удаляюсь,  счастливо оставаться.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Пока-пока, птушница. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Свою "корыту"  почините. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нам не надо. Нам сосед королевич подогнал машинку Bosch на гарантии. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Молодец царевич. Чита - это глушь и провинция. Такой она и будет. А Россия развалится очень скоро. Из-за тех, кто в морду дают. Лиц нет, одни - морды. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Баба Тоня, не обижайтесь, но что-то есть такое сакральное, национально-ментальное в этом российском дурачке. Все наши мечты так похожи на  странное счастье главного героя нашего эпоса - Иванушки - дурачка, который жизнь побеждает не вроде, как умом, а везет ему в жизни - то в нужную лягушку стрелой попасть, то птицу странную на поле пшеничном поймать. Так, что, как не посмотри, но слава России и с ее дураками связана. Поэтому, сначала проголосуем в 76 процентов, а потом дружно скажем, ну, круглый блин, не повезло, не прокатило, может быть в другой раз выстрелит. Так, что деритесь с зеркалом, все наши  претензии национального масштаба именно к нему.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

На самом деле дураков не много, просто они так грамотно расставлены, что встречаются практически повсеместно.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Он что письмо написал, кто этот драматург, откуда информация что она правду пишет, что он есть? А даже если и есть, чем он заслужил быть, после убийства людей? Кто ему дал на это право, законное и по-совести? Есть убийства которые не оправдывает церковь, но оправдают люди, он что такое совершил. Пусть сгниет, вместе с ногтями своим. 

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить