НОВОСТИ
19 ЯНВАРЯ
18 января
17 января

Уроки филологии от врио губернатора - в обзоре краевой прессы

Чиновникам придётся учиться разговаривать по-русски. Словом, что-то делать со своими бюрократическими пространными тирадами, в которых много букв и цифр, но катастрофически мало смысла. Журналист «Экстры» собрал такие цитаты. И рассказал, чему учит чиновников врио губернатора Александр Осипов.

Краевые газеты

Журналист Владимир Тихомиров собрал коллекцию «птичьих» цитат местных чиновников, через которые нужно пробираться, как через густой лес, если хотите уловить хоть какой-то смысл. Но не факт вообще, что вы его там найдёте. В материале говорится о том, что врио губернатора учит чиновников, как правильно делать доклады.

«Этого не было при трёх предшествующих губернаторах Забайкальского края — они были кровь от крови бюрократической плеяды и «птичий» язык бюрократов, видимо, умели читать. Новый врио в первые же недели сделал забайкальским чиновникам следующее замечание: «Сейчас акцент на сугубо бюрократическом изложении. Надо его менять, надо учиться докладывать суть акта, как он влияет в первую очередь на жизнь людей и регулируемых организаций, чётко объяснять, в чём будут эффекты ожидаемых изменений», — пишет журналист.

Уроки филологии от врио

Видимо, новый врио губернатора края Александр Осипов имеет свежий взгляд на филологию — это видно. Понятно почему — кто чётко мыслит, тот и ясно излагает свои мысли. Пока же, как видим, его реакция на «творчество» чиновников регионального правительства не может смириться с их бюрократическим мракобесием.

Этого не было при трёх предшествующих губернаторах Забайкальского края — они были кровь от крови бюрократической плеяды и «птичий» язык бюрократов, видимо, умели читать. Новый врио в первые же недели сделал забайкальским чиновникам следующее замечание: «Сейчас акцент на сугубо бюрократическом изложении. Надо его менять, надо учиться докладывать суть акта, как он влияет в первую очередь на жизнь людей и регулируемых организаций, чётко объяснять, в чём будут эффекты ожидаемых изменений».

Вот этого наши забайкальские чиновники и не умеют. Их язык приспособлен к тому, чтобы за витиеватостью слога не сказать ничего по существу, а, значит, и ни за что и не отвечать. Автор этих строк уже собрал целую коллекцию беспримерных филологических казусов, которым изъясняются наши забайкальские чиновники. И которые могут быть дополнительным пособием для врио в его филологических уроках для забайкальских чиновников.

Например, одна из долгосрочных программ развития региона так оригинально излагает цели и задачи:

«Программа ориентирована не только и не столько на получение фиксированных результатов, задаваемых точечно, сколько на создание механизма реализации Программы, обеспечивающего максимизацию минимизации рисков и усиление степени соответствия программной траектории направлению движения к заданным целям».

Ну, думаю, Макиавелли здесь отдыхает.

Манера «просто, по-учёному», составлять экономические программы нашим властям, очевидно, понравилась. И вот снова чиновники сочиняют новую программу — уже до 2025 года. В том же духе формулируются цели и задачи. Вот так:

«Успешное достижение целей, решение задач социально-экономического развития Забайкальского края в перспективе обуславливает необходимость совершенствования пространственной организации его производительных сил, предполагающую повышение гибкости территориальной структуры хозяйства края, развитие его ресурсно-производительной базы, преодоление территориальных диспропорций деловой активности».

Ну, здесь стоит, очевидно, перевести дух, потому что фраза нуждается в серьёзном переваривании серым веществом каждого человека, если он не принадлежит к разряду стряпчих всякого рода социально-экономических прожектов. И когда этот процесс наберёт обороты, следует переходить к следующей фразе, написанной уже в Стратегии развития края до 2030 года:

«Перспективный каркас территориальной структуры производства и расселения Забайкальского края должен быть сформирован с учётом многополярного вектора развития при возрастающей роли новых региональных центров экономического роста, отличающихся межрегиональным уровнем значимости и обладающих потенциалом ускоренного развития относительно окружающей территории в долгосрочной перспективе — зон опережающего развития (далее также — ЗОР)».

Углублённо анализировать столь мудрёную программу автор не собирается — не тот уровень восприятия. Возможно, там и имеется покушение сочинителей на некие здравые мысли, которые нужны и полезны. Например:

«Переход к межотраслевому управлению связан с переходом от управления затратами к управлению результатами, что предусматривает разработку и поэтапное внедрение технологии работы с бюджетом, ориентированной на создание бюджета развития (результативное управление). Это требует пересмотра принципов бюджетного управления с учётом приоритетов стратегического развития края».

Это всё — о наших стратегиях и программах социально-экономического развития Забайкальского края, которые писались до сих пор. Если при новом главе региона они будут писаться таким же «изысканным» языком, то «успех» их гарантирован так же, как и всех предыдущих подобных опусов.

Владимир Тихомиров. «Экстра» №50 от 12 декабря.

На страницах газеты «Экстра» рассказали о том, как власти «срубают» деньги. Эта история про депутата из Петровска-Забайкальского, который оказался главарём «лесной» ОПГ.

Банда срубила около 300 деревьев с ущербом почти на миллион рублей. Депутат во всём признался, раскаялся и на суде был покладистым, в надежде, что получит домашний арест вместо заключения в СИЗО.

«Он уверял всех, что будет незамедлительно реагировать на любые повестки, приезжать на очные ставки в следственный отдел на поезде или автомобиле и так далее. Как ни крути, но сторона обвинения с подобной позицией была в корне не согласна. Злоумышленнику тут же припомнили, что ещё пару недель назад он пытался оказать психологическое давление на руководителя лесничества и свидетелей», —

Лесоруб из власти

Депутат из Петровск-Забайкальского оказался главарём «лесной» ОПГ

Бизнес в сфере нелегальных лесозаготовок у нас в регионе процветает: «чёрные лесорубы», закрывая глаза на риск понести уголовную ответственность, ежегодно спиливают на продажу огромное количество деревьев. Отметим, что «срубить по лёгкому» приличные деньги на этом поприще желают многие, среди них: обычные работяги, предприниматели разного уровня и представители власти. Так, одно из последних громких дел в данном направлении было возбуждено в отношении депутата из Петровск-Забайкальского района, который, пользуясь своими полномочиями, нанёс лесному фонду ущерб в особо крупном размере.

Шантажировал свидетелей

Новость о задержании ОПГ «чёрных лесорубов», которые вели свою противозаконную деятельность на территории Петровск-Забайкальского района, прокатилась по региональным СМИ 16 ноября. Данное задержание являлось, без сомнения, резонансным событием, поскольку участники группировки были не совсем «простыми» нарушителями закона, спилившими пару десятков деревьев — последствия от проделанной ими работы были куда серьёзней. Более того, опубликованная журналистами информация наводила на мысль, что подозреваемые имели связи в муниципальных органах власти, так как один из них приходился родным братом депутату и по совместительству крупному предпринимателю.

Если же говорить о самой структуре банды, то она была многоуровневой. Так, по данным пресс-службы УМВД по Забайкальскому краю, в ходе тщательного расследования сотрудники уголовного розыска и следователи установили, что в организованной группе существовала строгая иерархия и разделение полномочий. В частности, одни её участники непосредственно осуществляли рубку, другие обеспечивали беспрепятственный вывоз незаконной древесины из леса, а третьи занимались её сбытом. Для переговоров злоумышленники использовали радиостанции. Подозреваемые выбирали только, так называемую, «деловую древесину» — сосны и лиственницы, которые высоко ценятся на пунктах приёма леса. На сегодняшний день известно, что задержанные незаконно спилили около 300 деревьев, причинив лесному фонду ущерб в сумме около миллиона рублей. Во время обысков у них были изъяты бензопилы, грузовые автомобили и тракторы, а также денежные средства, предположительно вырученные в результате криминальной деятельности.

Добавим, что пятерых представителей ОПГ полицейские при поддержке бойцов Росгвардии поймали с поличным в октябре этого года в лесном массиве неподалёку от села Баляга, когда те, ничего не подозревая, пилили сосны, собираясь затем грузить их в крупногабаритные машины. Тогда первая группа правоохранителей окружила место преступления, чтобы не дать никому из лесорубов скрыться, а вторая пошла к ним навстречу для предъявления обвинений и проведения задержания. Как видно из видеозаписи, сделанной в тот день сотрудниками правопорядка и впоследствии предоставленной прессе, нарушители не ожидали такого поворота событий — они буквально застыли с включёнными бензопилами в руках. В дальнейшем мужчины не предпринимали никаких попыток к бегству и сдались без всякого сопротивления. Через некоторое время по тому же сценарию были задержаны ещё пять человек. Только на этот раз люди в погонах нагрянули к ним домой. Среди них оказался и брат депутата думы городского округа «Город Петровск-Забайкальский» Сергея Дульянинова. Какую конкретно роль он играл, сыщики пока официально не сообщают. В результате за решётку в СИЗО отправилось лишь несколько злоумышленников, которые, по версии следствия, выступали активными участниками организованной группы. В отношении же остальных — мелких сошек — суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста и подписки о невыезде. Желая скостить себе будущий срок, некоторые из подозреваемых начали уже на первых допросах понемногу давать признательные показания. Именно на фоне этих откровений расследование уголовного дела вышло на новый уровень. Оказалось, что главарём банды и соответственно её мозговым центром был упоминавшийся выше депутат. Около года назад он решил сколотить эту группировку, чтобы хорошо нажиться на нелегальных лесозаготовках.

По утверждениям источника «Экстры» в силовых структурах региона, младший брат политического деятеля, судя по всему, являлся вторым по значимости человеком в ОПГ: он доносил волю лидера своим подельникам и координировал их действия на местах. В свою очередь Дульянинов-старший определял участки незаконных рубок, подыскивал для этого людей, контролировал сбыт незаконно заготовленной древесины и участвовал в распределении полученного преступным путём дохода. Оперативники разрабатывали мужчину больше месяца. За этот период им удалось собрать внушительное количество доказательств, указывающих на его причастность к преступлениям.

Плюс ко всему стражи порядка зафиксировали как депутат муниципального уровня угрожал начальнику Петровск-Забайкальского лесничества, чтобы тот придал нелегальным лесозаготовкам видимость законности, а также шантажировал свидетелей, чтобы те отреклись от ранее данных ими следствию показаний по делу. В конечном итоге все эти факты в совокупности позволили предъявить мужчине обвинение по части 3 статьи 260-й УК РФ: «Незаконная рубка лесных насаждений, совершённая организованной группой, в особо крупном размере».

Сомнительное раскаяние

Главаря группировки 5 декабря доставили в Ингодинский районный суд Читы для избрания ему меры пресечения на время проведения следственных действий. В ходе судебного заседания обвиняемый вёл себя тихо и спокойно, никаких выпадов в сторону присутствующих себе не позволял. Когда служители Фемиды дали Дульянинову слово, то он сразу заявил, что полностью согласен с озвученными следствием доводами.
За признанием вины последовало и раскаяние. Однако, как позже выяснилось, такую тактику мужчина выбрал в большей степени лишь потому, что хотел получить домашний арест вместо заключения в СИЗО. Он уверял всех, что будет незамедлительно реагировать на любые повестки, приезжать на очные ставки в следственный отдел на поезде или автомобиле и так далее. Как ни крути, но сторона обвинения с подобной позицией была в корне не согласна. Злоумышленнику тут же припомнили, что ещё пару недель назад он пытался оказать психологическое давление на руководителя лесничества и свидетелей. В дополнение к этому следователь, ведущий дело, сказал суду, что депутату инкриминируется совершение тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трёх лет, поэтому о какой-то иной мере пресечения, кроме как помещение в изолятор, не может идти речи. В связи с этим судья принял решение взять «чёрного» лесоруба под стражу на два месяца.

Для справки, 38-летний Сергей Дульянинов, имеющий среднее образование, пришёл в политику в сентябре 2016-го. Тогда он был избран депутатом совета городского поселения «Балягинское» на непостоянной основе — выдвижение в кандидаты происходило от регионального отделения партии ЛДПР. При этом в избирательном бюллетене, в графе «род занятий», мужчина указал, что является временно неработающим, хотя на самом деле у него был собственный бизнес в сфере строительства жилья и лесозаготовок. В этой должности он протрудился чуть больше года и никакими особыми достижениями не отметился. В октябре 2017-го им была предпринята попытка побороться за кресло депутата (тоже на непостоянной основе — авт.) в райцентре. От предыдущего мандата он отказался, после чего выдвинулся на муниципальные выборы всё от той же партии. Цель была достигнута — Дульянинов получил более тёплое место во власти. К слову, в этот раз в избирательном бюллетене он тоже не указал о том, что является предпринимателем, ограничившись формулировкой «домохозяин». Не исключается, что депутатом думы Петровск-Забайкальского мужчина стал именно для того, чтобы получить возможность обходить закон при осуществлении нелегальных лесозаготовок.

«Экстра» будет следить за развитием этой криминальной истории.

Максим Макаров. «Экстра» №50 от 12 декабря.

Грустную историю камвольно-суконного комбината рассказала журналист газеты «Эффект» Надежда Гуминюк. От предприятия осталось только название посёлка КСК на окраине Читы и ностальгические воспоминания людей, работавших там когда-то.

Почему камвольно-суконному комбинату не суждено было работать и процветать,

Районные газеты

Корреспондент газеты «Могочинский рабочий» побывала в коррекционной школе-интернате и рассказала о том, как в этой школе работают с детьми. Среди воспитанников есть дети с инвалидностью: кто-то нуждается в ортопедической помощи, у кого-то — порок сердца. Помимо обучения, все дети занимаются с дефектологом, психологом и логопедом.

«Дети у нас особенные, у всех нарушена эмоционально-волевая сфера. Играми, упражнениями, тренингами я помогаю им в решении самых разных задач: разрешить конфликтную ситуацию, найти друга (есть очень замкнутые ребятишки, им это тяжело), а кому-то быстрее и легче освоиться в новой обстановке. Игры могут быть групповые, а могут проводиться индивидуально. В конечном итоге моя главная задача — дать понять каждому ребёнку, что здесь его ждут, обязательно поддержат, что он не одинок в этом мире», — говорит психолог Елена Дмитриева.

Помочь состояться в жизни

В Могочинской коррекционной школе-интернате, которой руководит Светлана Альбертовна Владимирова, 73 воспитанника, живущих здесь, и тринадцать детей приходящих. Среди воспитанников десять детей имеют разные группы и причины инвалидности: кто-то нуждается в ортопедической помощи, у кого-то порок сердца, другими словами, им требуется помощь медиков. У остальных ребят ограниченные возможности здоровья, интеллектуальные нарушения. Помимо обучения в школе, все дети занимаются со специалистами: дефектологом, психологом, логопедом. Именно в такой последовательности меня провели по их кабинетам, когда я готовила эту публикацию. Так я и представлю их работу читателям.

В кабинете дефектолога

Кабинет дефектолога больше всего напоминает игровую комнату, столько здесь разных игрушек, наборов, конструкторов, развивающих комплексов. Всё это получено по государственной программе «Доступная среда», в которой школа-интернат работает два года. Сам кабинет разделён по зонам: в них занимаются дети разного возраста. Сейчас, например, вовсю хозяйничают два малыша-дошкольника, которых, как магнитом, тянет к любимому кукольному домику. Ещё бы: тут есть кухня с посудой, стол, шкафчики с выдвижными ящичками, кровать, одежда. Накрыть стол, «сварить обед», одеть куклу по сезону — игра, и в то же время обучение.

Те же цели преследуют «чудо-дерево» для определения времён года, комплекс для развития мелкой моторики, ортопедическая дорожка «кочки», да много чего ещё.

Хозяйка кабинета, дефектолог Виктория Александровна Камбур, объясняет, что всё здесь предусмотрено для того, чтобы дать детям азы первоначальных знаний. Работа строится по программе РОСТ— развитие, общение, самооценка, творчества: «Детям нравится. Знаете, они никогда не пропускают занятия. Я вижу, что их сюда тянет. А, главное, результат налицо», — говорит она.

Приходящие ребятишки, чтобы им второй раз за день в школу не ходить, занимаются со специалистами на отдельном уроке. Дети с инвалидностью имеют индивидуальные программы обучения.

«Кому что прописано, то и проходим. Это касается не только обучения: мы сами, например, возим ребёнка раз в год в читинское учреждение здравоохранения, где он проходит консультацию ортопеда, получает специальную обувь. Другой мальчик получил протез, сейчас вырос и протез заменят на юношеский. Всё это даётся бесплатно, только выезд за наш счёт», — рассказывает Виктория Александровна. И объясняет, что воспитанник с ограниченными возможностями здоровья или инвалидностью имеет право жить в школе-интернате и, соответственно, находиться под интернатной опекой до 23-х лет, если не имеет своего жилья.

«Считаю, что это правильно, не на улицу же ему идти. Пока такой воспитанник у нас, мы осуществляем его сопровождение, помогаем встать на учёт в Центре занятости населения, отправляем на учёбу. Вот у нас два воспитанника таких живут, они съездили, обучились на повара. Конечно, круг профессий ограничен, но все они востребованы: штукатур-маляр, плотник, почтальон, швея, повар. Учебные заведения, которые берут наших детей, есть в Балее, Первомайске, в Чите на КСК, — говорит Виктория Александровна и добавляет: — знаете, по вечерам многие из них мне звонят. И не только по профессиональному, а по любому вопросу: «Вот, мам, ребёнок заболел, как быть, подскажи?». И другие педагоги постоянно «на телефоне», потому что с уходом из школы-интерната наше общение не прерывается. Они не звонят своим родителям, они ищут помощи у воспитателей, у меня, у тех, кто с ними был все эти годы, кого они называли и продолжают называть «мама». И это ко многому обязывает.»

Задачи психолога

Елена Викторовна Дмитриева работает в школе-интернате в качестве педагога-психолога пятый год. А начинала она здесь воспитателем семейной группы, так что многих ребят знает с малых лет.

«Дети у нас особенные, у всех нарушена эмоционально-волевая сфера. Играми, упражнениями, тренингами я помогаю им в решении самых разных задач: разрешить конфликтную ситуацию, найти друга (есть очень замкнутые ребятишки, им это тяжело), а кому-то быстрее и легче освоиться в новой обстановке. Игры могут быть групповые, а могут проводиться индивидуально. В конечном итоге, моя главная задача — дать понять каждому ребёнку, что здесь его ждут, обязательно поддержат, что он не одинок в этом мире», — говорит Елена Викторовна.

С дошкольниками она работает по программе психоэмоционального развития, а поскольку им уже исполнилось по 5-6 лет, для них сейчас важнее всего развитие эмоциональной сферы и коммуникативного общения. С детьми постарше на первое место выходит социально-психологическая программа, то есть умение жить в социуме. Для старших классов главное — профориентационная деятельность. Им нужно сделать выбор, кем стать по окончании школы.

И какое же счастье для педагога, когда он видит отдачу от своего труда! Елена Викторовна от всей души рада за девятый класс, который выпустила в прошлом году и который сейчас в полном составе учится в Читинском ПТУ.

«Лучший подарок преподнесли мне тем, что все учатся, неустроенных нет! Интересно, что мальчишка, на которого у меня надежды никакой не было, взялся за учёбу, звонит мне и говорит: « Елена Викторовна, а я ведь вам докажу: что я всё могу!». И ведь доказывает, и не он один! Так, о Любе Мерзляковой из этого же выпуска в ноябре по Читинскому телевидению даже передача была, потому что она заняла второе место в конкурсе для ребят с ограниченными возможностями здоровья. Они должны были показать свои навыки в профессии, которую осваивают. Люба, согласно конкурсному заданию, за три часа сшила платье. Теперь поставила себе цель выйти на следующий год на первое место, так как для тех, кто его занял, организовали экскурсию по Москве, где ей хочется побывать», — с нескрываемой гордостью рассказала Елена Викторовна.

Кстати, на тот же конкурс от школы-интерната возили двух девочек: одну по бисероплетению, а другую — по вязанию. И хотя призовых мест они не заняли, важен уже сам факт участия. Гордится она и Васей, выпускником школы-интерната, который обучался сначала в Первомайске, потом в Чите, а в конечном итоге нашёл через интернет достойно оплачиваемую работу в Москве, где живёт и успешно работает пять лет. Вот пример человека, который при всех трудностях сумел достичь поставленной цели!

«Для меня очень важно научить наших детей уметь видеть в людях хорошее, стремиться быть ближе ко всему позитивному и не отказываться принимать помощь, потому что она не раз пригодится. Нельзя замыкаться в себе», — считает Елена Викторовна и строит свои занятия так, чтобы они помогли её воспитанникам обрести уверенность в себе и умение идти к поставленной цели.

Занятия ведёт логопед

«Здравствуйте, проходите. Вот, учимся говорить», — приветствует меня логопед Татьяна Леонидовна Шишкина. На индивидуальном сопровождении у неё тринадцать детей, а вообще на занятия ходят около 40. Нарушения речи у всех разные, и Татьяна Леонидовна работает во многих направлениях как по специальной программе «Логопедическая коррекция», так и по индивидуальным разработкам. В кабинете есть специальные приспособления, которые непосвящённому человеку больше всего напоминают игры, а на деле служат для развития мелкой моторики, напрямую связанной с центрами развития речи.

Существенную помощь в работе оказывает устройство для прослушивания собственной речи, так как оно позволяет ребёнку услышать, как он говорит, а это очень важно. Есть «говорящие куклы», похожие на героев кукольного театра, которых надевают на руку. Они помогают логопеду показать ребёнку правильную артикуляцию. Разнообразные игры для развития сенсорики, макеты артикулярного аппарата — всё идёт в ход.

«Вообще, улучшения речи наблюдаются с возрастом, у многих детей подвижки уже есть. Но бывают и сложные случаи. Главное, не опускать руки, и тогда всё обязательно получится», — считает Татьяна Леонидовна, и это не пустые слова. Её трудовой стаж в педагогике составляет двадцать пять лет, большую часть из которых она проработала в Нерчинском детском доме. А в Могочу приехала после его расформирования, в качестве логопеда трудится три года. У неё получается находить общий язык с детьми, а это —одно из главных условий в её работе.

«Такие дети должны общаться, видеть мир за стенами своего учреждения, учиться жить бок о бок с обычными людьми. Поэтому мы так ценим общегородские праздники, мероприятия в Центре детского творчества или библиотеке, различные конкурсы и фестивали в концертно-выставочном зале, принять участие в которых могут наши воспитанники. В последний год мы участвуем и в региональных мероприятиях, где занимаем призовые места. Мы рады любому позитивному общению, о чём хорошо знают люди, много лет опекающие ту или иную семейку. По линии соцзащиты детям-инвалидам регулярно выделяются путёвки в санатории», — добавил логопед.

«Конечно, материальная поддержка необходима. Но не менее ценна готовность выслушать детей, просто доброжелательно поговорить с ними, улыбнуться и вместе порадоваться чему-то хорошему. Это тоже помощь в кропотливой, ежедневной, зачастую выматывающей работе, направленной, в конечном счёте, на одно — помочь каждому ребёнку состояться в жизни», — говорит директор школы-интерната Светлана Владимирова. И как с ней не согласиться?!

Наталья Максимишина. «Могочинский Рабочий» №98 от 4 декабря

В газете Тунгокоченского района жители жалуются на холод в детских садах и школах.

«Да, уже и не надеемся на то, что когда-то трубы системы отопления станут горячими, хотя тариф за тепло, превышающий все мыслимые нормы, платить придётся», —

Холодно, холодно, холодно…

Вот и пришла зима, на улице ночные температуры всё ближе к отметке -35, а в детских учреждениях и жилых домах райцентра, отапливаемых Братской котельной, должного тепла так и нет. Уже третий месяц отопительного сезона в зданиях работают обогреватели. Огромные суммы платят за электроэнергию руководители ВУСОШ, детского сада и жители домов.

Родителей детей детского сада предупреждают ежедневно о том, чтобы одевали их теплее. В группах, ко всему прочему, стоят ещё и обогреватели.

В Верх-Усуглинской школе на прошлой неделе распустили учеников начальной школы по домам, так как с первой смены в кабинетах было очень холодно. Со второй смены, если ещё и светит солнышко, с включёнными обогревателями, кажется, в классах тепло, но и здесь некоторые ученики сидят одетыми. В кабинетах, куда не попадают солнечные лучи, это северная сторона, совсем холодно. Уроки сокращены до 35 минут. Какие же знания можно получить за столь короткое время, да к тому же мозг в холоде думает только о том, как бы согреться.

Да, уже и не надеемся на то, что когда-то трубы системы отопления станут горячими, хотя тариф за тепло, превышающий все мыслимые нормы, платить придётся.

Как переживём эту зиму? Когда у нас начнётся нормально отопительный сезон? Непонятно. Руководители компании «Забайкальский тепловик» только обещают, что вот-вот всё наладится. Ждали новые котлы, они уже на месте, и, кажется, их устанавливают, а тепла в детских учреждениях и квартирах жилых домов до сих пор нет. Хотелось бы услышать ответ: когда начнётся в райцентре отопительный сезон?

Е. Базылева. «Вести Севера» №97 от 4 декабря

Вы вот не верите, наверное, в привидений. И корреспондент газеты «Сельская новь» тоже не верила. А потом увидела такое, чего никак не могла объяснить с помощью логики и здравого смысла — привидение парило в воздухе. Это случилось, когда школьницей она ездила отдыхать в лагерь. Любопытство всё-таки взяло верх и привидение удалось разоблачить.

Привидение

В те далёкие времена, когда я училась в школе, старшеклассники летом выезжали в пришкольный лагерь, расположенный на берегу озера Долгое.

На большой поляне разбивали палаточный городок, а под навесом была кухня-столовая. Еду готовили сами школьники. Дежурили по очереди. Дежурные просыпались раньше всех, топили печку и готовили завтрак, а потом обед и ужин. Продукты привозил из Акши школьный завхоз. А те, кто не дежурил, после завтрака ездили заготавливать берёзовые веники для колхозных коров и овец. Работали всего два часа, потом заготовленные веники развешивали для сушки на чердаке коровника. Иногда устраивали весёлую потасовку этими самыми вениками, с визгом и смехом носились друг за другом. Потом влезали на тракторную телегу и с песнями ехали в лагерь на обед.

На свежем воздухе обед казался отменно вкусным, хотя повара-то были не очень умелыми. А после обеда — отдых. Купание в озере, спортивные игры, чтение книг, а вечерами — сидение у костра. Рассказывали разные истории, пели песни, иногда устраивали танцы. Пекли на костре картошку. Беззаботная и весёлая пора!

Поздно вечером, усталые, загорелые на солнце, забирались в палаточки и проваливались в сон.

Однажды, едва я уснула, меня разбудила моя одноклассница Таня, с которой мы жили вдвоём в двухместной палатке. «Люба, проснись! Там — привидение!» — Таня тряслась от страха и с ужасом показывала на поляну. «Какое ещё привидение? Привидений не бывает», — недовольно пробормотала я. «Посмотри сама!» — прошептала Таня. Я высунулась из палатки. Большая поляна была залита лунным светом, и над ней, невысоко над землёй, парило самое настоящее привидение! Белое, прозрачное, невесомое. У меня волосы от ужаса встали дыбом! А привидение долетело до конца поляны, развернулось и полетело в обратную сторону!

«Этого не может быть!», — подумала я. Нам с малых лет внушали, что религия — опиум для народа, того света и загробной жизни нет и быть не может. И я решила проверить, на свои страх и риск, что это такое. Когда привидение скользило мимо нашей палатки, я выскочила и побежала за ним.

Танька от ужаса заорала, за ней закричали другие ребята и девчонки в палатках. Привидение сначала понеслось от меня, а я — за ним. Потом оно развернулось и помчалось на меня. Я ясно видела, что ног у привидения нет, что оно парит, не касаясь земли. Тут я по-настоящему испугалась и кинулась убегать. Но запнулась за какую-то кочку и упала. А привидение с разбега плюхнулось на меня, белое покрывало с него слетело, и я увидела, что это никакое не привидение, а наш одноклассник Вовка, который решил всех попугать. А чтобы ног не было видно, он надел чёрные спортивные штаны и кеды, и создавалось такое впечатление, что «привидение» парит над землёй. Лунный свет, просвечивающий сквозь белую простыню, создал полную иллюзию прозрачного и невесомого существа.

Тут из палаток с хохотом выбежали мальчишки, которые и придумали эту проделку. Потом, осмелев, и девочки вылезли. Всё смеялись, а меня колотила нервная дрожь. Всё-таки я сильно испугалась.

На следующее утро мы с Таней были дежурными по столовой. Вожатый разбудил нас в 6 утра, помог растопить печь, и мы стали готовить на завтрак рисовую кашу и вспоминать вчерашний случай с «привидением». Тут Танька расхохоталась и сказала: «А давай этому Вовке отомстим! Он ведь крепко спит, его утром никак невозможно добудиться, всегда на зарядку опаздывает. Давай его сажей вымажем!». Сказано — сделано. Мы измазали свои ладошки сажей из печки, забрались в палатку к Вовке и стали осторожно гладить его по лицу, приговаривая: «Спи, Вовочка, спи, хорошенький». Вовка во сне блаженно улыбался, наверное, мама ему снилась. А мы, едва сдерживая смех, вылезли из палатки и помчались на кухню. Там мы, продолжая готовить завтрак и накрывать на столы, время от времени заливались неудержимым хохотом. Но вот горнист заиграл подъём. Ребята вылезли из палаток, поёживаясь от утренней прохлады, побежали умываться на речку, потом построились на поляне для зарядки. А Вовка всё не вылезал. Наконец вожатый заметил, что его нет, и приказал разбудить соню. Двое мальчишек юркнули в палатку и вскоре выскочили оттуда с хохотом. Следом вылез Вовка. Лицо у него всё было в чёрных разводах, и смотрелся он до того уморительно, что все покатились со смеху. Вовка спросонья ничего не мог понять и обиженно вертел головой. Одна девочка принесла зеркальце и показала Вовке его отражение, и он побежал на речку отмываться.

Так мы и жили. Трудились, загорали и купались, играли и подшучивали друг над другом. До сих пор вспоминаю то весёлое и беззаботное время нашей юности, которое уже не вернётся никогда, но навсегда останется в наших сердцах.

Любовь Панасюк. «Сельская новь» №49 от14 декабря 2018 г.

Добавить отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить