Р!
23 АВГУСТА 2019

Чита без Михалёва, но с сотнями круглосуточных баров - события недели

Главным событием недели для многих читинцев стала отставка управлявшего городской админстрацией почти 19 лет Анатолия Михалёва. Он написал заявление об уходе собственному желанию и теперь временно исполняющим обязанности главы Читы стал генеральный директор «Водоканала», первый заместитель Михалёва в гордуме Андрей Ядрищенский.

Вечером, когда в СМИ попала информация об отставке мэра, Михалёв не смог прокомментировать свой уход. Сказал, что «пока ничего не известно», но на следующий день, когда информация подтвердилась, заявил, что у него было много времени подумать, а позже рассказал о своих достижениях на посту. Среди главных он отметил решение проблемы с системой теплоснабжения, вопрос с жильём ветеранам, реконструкцию улиц и строительство новых соцобъектов.

Преемник Михалёва Ядрищенский был менее многословен. Говорит, что он просто временно исполняет обязанности, поэтому можно предположить, что он не собирается покинуть должность гендиректора взамен на должность мэра, срок полномочий которого закончится в сентябре, когда состоятся выборы.

Пока Михалёв всё ещё остаётся главой города — до 1 февраля. У него есть право в течении 2 недель отозвать заявление об отставке. Также Михалёв сохранил депутатский мандат.

Ещё одним громким событием может стать скорое увольнение руководителя администрации губернатора Дмитрия Кочергина. В СМИ попала информация о том, что он написал заявление и работает последние дни. Источники в стенах правительства поговаривают, что на его должность рассматривался бывший вице-губернатор Приморского края Сергей Нехаев, который считается ближайшим помощником временно исполняющего обязанности губернатора Забайкальского края Александра Осипова и занимает должность замруководителя представительства правительства региона в Москве.

Продолжением истории прошлой недели с депутатом Екатериной Борисовой, которая предложила отключать электричество на ночь в бараках, стало решение регионального отделения «Единой России». Краевое отделение рекомендовало городскому лишить Борисову за её неаккуратное высказывание должности. Руководство гордумы Читы также посчитало слова депутата неприемлемыми и взяло с Борисовой объяснительную.

На неделе стало известно о том, что силовики расследуют дело в отношении подростков которые планировали совершить вооружённое нападение на одну из школ Читы по аналогии с другими нападениями на учебные заведения в российских городах в 2018 году.

Ещё одна волна «терроризма» поднялась в России в конце недели. Во многих городах в государственные и социальные учреждения пришли сообщения на почту о якобы заминированных зданиях. Чита не оказалась исключением. Первым эвакуировали администрацию города. Затем сообщения о минировании поступили в школу №1 Читы и администрацию Железнодорожного района.

Продолжили на этой неделе обсуждать и тему с уборкой мусора. Заместитель руководителя администрации Читы по экономике и финансам Андрей Кефер 24 января во время заседания правительства отчитался перед главой Забайкальского края Александром Осиповым о ходе уборки свалок в городе. Говорит, взяли под контроль, уже объехали 220 свалок и рассчитали, сколько необходимо на уборку несанкционированных. Оказалось, чтобы очистить город потребуется 9,3 миллиона рублей.

А вот министерство природных ресурсов Забайкалья посчитало потребности не только для краевого центра, но и в целом Забайкалья. Чтобы очистить регион необходимо 814 миллионов.

Сам же Осипов во время заседания поручил привести в порядок Читу главе администрации Читы Олегу Кузнецову и министру территориального развития Забайкалья Виктору Паздникову, а минприроды посоветовал получше готовить доклады и обосновывать цифры.

Юлия Скорнякова: Отставка Михалёва. Послевкусие

Вот 2007-й, кажется, год. Реконструкция улицы Красной Звёзды, ноябрь, рабочие в оранжевых жилетках кладут асфальт на снег, который выпал вчера или позавчера. Когда подходишь спросить у них, что происходит, жмут плечами: «Так начальство сказало». При попытках спросить у начальства — работника мэрии Вячеслава Шуляковского и заместителя мэра Анатолия Куликова — первый бросает трубку и заявляет, что звонить ему на сотовый запрещено, второй вовсе не отвечает. За всем этим бардаком, хамством и откровенной безнаказанностью стоит один человек — мэр города Анатолий Михалёв. Сильный, резкий, которому никто не указ и власть которого в городе безгранична. Никаких митингов, прокурорских проверок и несогласных в Чите как будто нет.

Спустя несколько лет две работницы школы на Биофабрике, в числе которых будет Людмила Бянкина, расскажут, как их с выделенного школой участка по решению Анатолия Михалёва выкинули, отдав землю самым нуждающимся — Вячеславу Шуляковскому и женщине, которая между своим участком и участком Шуляковского забор устанавливать не стала. Ни проверок, ни понимающего пострадавших суда — участки у школьных работников отобрали окончательно. Когда они приходили на приём к Михалёву объяснить, насколько им нужны эти огороды, картошка с которых помогала выживать, говорить с ними, с их слов, отказались. Михалёв в то время в полной силе, но тех, кто скажет ему что-то против, нет.

Наконец, 2014 год. Шуляковского за махинации с квартирами детей-сирот садят, в отношении бывшего зама мэра Анатолия Куликова, которого уже проводили на весьма нескромную пенсию, и зама мэра по аппарату Любовь Клейнос возбуждают уголовное дело за крышевание строительства торгового центра «Панорама», а у Куликова — ещё и за откаты при строительстве поликлиники в посёлке Восточный. Михалёв прерывает интервью, когда журналист Ирина Трофимова задаёт вопрос про коррупцию среди его замов, срывает микрофон и уходит. После этого его спокойно избирают в гордуму, без всяких помех выводят в её председатели, а вместо отодвинутого командой Ждановой сити-менеджера Владимира Забелина садят зама Михалёва Олега Кузнецова. Фарс и решения по настроению хозяев на Чайковского, 8, и Бутина, 39, процветают.

А потом Михалёв не то что уходит в тень — на несколько лет как будто отстраняется от того, что происходит в администрации. Ведёт заседания в гордуме, делает замечания депутатам, по-старому картинно морщится, если что не так, но не больше.

Возможно, стареет. Возможно, появляются другие заботы. Уходит на больничные. Возвращается. Строит ресурсников за раскопанные и незаасфальтированные дороги, потому что понимает в городском хозяйстве едва ли не больше всех вместе взятых на каком-нибудь совещании. Предлагает замолчать тем депутатам, которые в споре переходят на личности.

И вот в 2018 году начинается то, что не понятно даже мне — той, которая в прежние годы была за отставку не только Михалёва, но и всех его помощников, причём с пристрастным взглядом следователей на сделанное за время у власти и, возможно, через уголовные дела.

В 2018 году откуда-то со стороны Чайковского, 8, начинается травля. Сплетня про то, что во время наводнения Михалёв приказал отсыпать свою дачу, не думая о других пострадавших, вывалилась в несколько СМИ почти одномоментно, и в некоторых их них продолжала обсасываться изо дня в день настолько упорно и настойчиво, что вышла на федеральный уровень. Эту волну было не остановить комментариями самого Михалёва о том, что это ложь. Мы съездили в район Биофабрики, нашли дачу Михалёва — никаких КамАЗов песка там в помине не было.

Так кто-то начал использовать имидж наглого начальника, созданный годы назад Михалёвым, когда он и правда руководил всем происходящим, как нож: подло и в спину.

В каких-то моментах от таких пинков было неловко и неприятно за человека, который уже решал кратно меньше, а за тычками пальцем в карикатурного злодея краевой власти и тем, кто стоял за слухами, очень удобно было скрывать свои лица и поступки. Теперь Михалёв ушёл. На кого можно будет отвлекать внимание людей дальше?

Ксения Зимина: Фото недели: Митрич идёт отдыхать

Екатерина Шайтанова: Мифические силовики

Отставка Михалёва на этой неделе была сначала жёсткими разговорами и силовиками, а потом стала тихой и без всех. Чувствуете разницу?

Такую информацию распространил утром в день рассмотрения его заявления об оставлении должности аккаунт пресс-службы губернатора в Facebook (формулировки в посте были изменены — теперь разговор не жёсткий, а серьёзный, плюс исчезли силовики, но есть, конечно, скриншот с базовым текстом).

Дальше начался детектив, но очень крохотный: город настолько маленький, что наличие силовиков, само по себе нетипичное для кабинета главы региона, проверяется на раз, в два звонка. Ну, в четыре.

Более того, вся эта драма ещё и выглядит неестественно — что бы они там делали, эти силовики? Защищали Осипова от Михалёва? Михалёва от Осипова? Арестовывали на всякий случай Зенкова? Проверяли чьи-то выплаты по алиментам? Вели допрос? Проводили очную ставку? Пришли для красного словца, а потом незаметно выпрыгнули в окна с 8-го этажа и разлетелись по своим структурам в чёрных плащах?

Собственно, один из пяти реальных участников встречи тоже не понял, в чём дело:

Город настолько маленький, что в такого рода игры до этого момента никто не играл и даже не пробовал. Последний раз на моей памяти на таком уровне развлекалась команда «Русского радио» лет 15 назад, когда в июльском зное от дефицита новостей придумала, что из зоопарка сбежал тигр и бегает по городу.

Но, возможно, команда врио действует по старым шаблонам, не учитывая всей этой специфики. Что странно.

Или кто-то на мгновение представил, что силовик — это он. Что надо лечить.

Или что это такой регион дураков, которые съедят любую чушь. Тогда у меня вопросов вообще нет ©.

Андрей Козлов: «Если не знаете, как мы стараемся, идите к чёрту», — в Чите обсудили ужесточение торговли алкоголем

На неделе в «Точке кипения» прошли дебаты по поводу того, нужно ли оставлять неизменным время разрешённой торговли алкоголем (сейчас можно с 8.00 до 23.00) или откатить запрет к рамкам, которые были установлены при губернаторе Константине Ильковском (с 11.00 до 20.00) и отменены при губернаторе Наталье Ждановой летом 2018 года.

Законопроект о том, что время торговли алкоголем нужно вернуть к жёстким рамкам времён Ильковского, прокуратура края внесла в заксобрание осенью — буквально через несколько месяцев после того, как рамки сделали менее-жёсткими. У надзорного органа не было внятной аргументации — в пояснительной записке к законопроекту приводилась статистика за 2018 год, в котором сначала действовали одни ограничения, а потом другие: «…за 9 месяцев этого (2018-го — А.К.) года суммарные показатели впервые выявленной алкогольной патологии возросли на 23%. Ухудшилась и криминогенная ситуация. За 9 месяцев этого года расследовано почти 5 тысяч преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения. Это 47% от числа всех расследованных преступлений». В этой цитате не было никакого смысла, потому что до июля действовали одни ограничения, а с июля по момент появления этой цитаты в СМИ — другие.

Внятной аргументацией во всей этой — очень показательной для региона — истории могли похвастать только привыкшие всё переводить в цифры предприниматели. Они были весьма активны в сражении за расширение временных рамок (можно сказать, что они его агрессивно лоббировали), с числами в руках доказывая, что любые временные ограничения работают на теневой рынок. То есть если запретить покупать нормальную водку в супермаркетах после 20.00, то все спокойно пойдут и купят её (или что угодно вообще спиртное) в так называемых круглосуточных барах. При этом было очевидно, что огромный и почти неконтролируемый рынок этих баров появился в Чите сразу после того, как был введён запрет на торговлю после восьми вечера. Немногочисленные попытки власти, силовиков и прокуратуры сражаться с этими круглосуточными заведениями закончились эпичным поражением. Количество «пивбаров» в городе с каждым годом растёт, эти заведения постепенно вытесняют с первых этажей зданий всю прочую сферу услуг, и эта проблема ни в каких точках кипения не обсуждается. По крайней мере, про это ничего не известно.

Скорость, с которой надзорный орган пожелал отменить только что принятый закон и вернуть всё во времена Ильковского, вызывает как минимум удивление. И дебаты в «Точке кипения» в очередной раз продемонстрировали как силу аргументов, так и вообще расклад сил. За ужесточение ограничений выступает, понятное дело, прокуратура, при этом всю статистику выкинули на помойку истории, и теперь аргументация такая: «Мы не считаем ужесточение запрета панацеей, но ведь не каждый пойдёт искать алкоголь в нелегальных точках. И, возможно, это предотвратит какие-либо социально опасные действия».

Слово «возможно», мне кажется, в полной мере описывает всю законотворческую работу вокруг этой темы в последние шесть лет: сначала Ильковскому кажется, что так будет лучше, потом ещё кому-то кажется, что хуже, потом опять кому-то — кажется. Предприниматели со своими экономическими выкладками на этом фоне кажутся доказывающими полезность зубной пасты врачами-инфекционистами во время визита к вождю африканского племени Мумбо-юмбо.

На стороне прокуратуры Региональная служба по тарифам, руководитель которой Евгения Батуева фактически единственной из сторонников ужесточения запрета оперирует какими-то цифрами. По данным РСТ, в августе-декабре 2018 года в регионе алкоголя продали в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года, а почти все алкобары торгуют легально, просто хитрят. Более того, Батуева обвинила не названные ей крупные сети в нарушении полного запрета, который вводился в регионе 1 июня и 1 сентября.

Представители здравоохранения на дебатах скатились в хамство (если вы — бизнесмены — не знаете о комплексе мер по борьбе с алкоголизацией, то лучше ничего не говорите), но это привычная история. Были на дебатах и случайно попавшие туда «простые читинцы», один из которых высказался в том ключе, что у него спились несколько родственников, и поэтому нужно ужесточить ограничения.

Предприниматели, уполномоченный по защите их прав Виктория Бессонова и неофициально уполномоченный по защите их прав везде Юрий Кон говорили примерно об одном и том же — дайте новым ограничениям поработать какое-то время и начните подходить к проблеме комплексно.

Если отодвинуть в сторону эмоции и посмотреть на скорость, с которой ослабление ограничений было атаковано в конце 2018 года, то может показаться, что ужесточение запрета лоббируют владельцы «заведений общепита», которые торгуют алкоголем круглосуточно. Легальный бизнес (хотя алкобары де-юре тоже легальны), понятное дело, отстаивает свои интересы, но ни один из участников бурного общественного обсуждения не отрицает того, что в городе сформировалась огромная сеть круглосуточных заведений, торгующих спиртным, которые так или иначе действуют в теневом секторе и фактически снимают пенку с любого ужесточения времени торговли алкоголем. Власть даже не пытается обсуждать борьбу с этими заведениями — этой темы вообще нет в публичном пространстве. Единственное исключение — «Айпара», но там власть так комична и беспомощна, что этот прецедент стараются лишний раз не вспоминать.

Самое неприятное, что сторонникам ужесточения запрета с точки зрения арифметики выгоден перекос в сторону алкобаров, которые часть алкоголя тянут мимо официальной статистики, сокращая объём розничных продаж по региону. Меньше розничных продаж — выше рейтинг трезвости. При этом крупные сети явно готовы смириться с любым ужесточением, лишь бы он распространялся на всех участников рынка — если запрещено торговать супермаркетам, то в 20.00 должна реально прекращаться продажа спиртного и в алкобарах. Почти очевидно, что добиться этого власть не только не может, но даже и не пытается, и в этом месте совершенно не понятно, зачем прокуратура и РСТ так упорно лоббируют законы, работающие на этот «пьяный общепит». Вы или стройте систему, которая реально работает на сокращение потребления алкоголя, привлекая к этой работе учёных, социологов, предпринимателей, силовиков, все субъекты законодательной инициативы, исполнительную и муниципальную власть и забирая на себя ответственность за конечный результат, или, ей-богу, прекратите устраивать эти качели, работающие исключительно на теневой сектор, инструментов принуждения которого к порядку у вас нет или вы просто не хотите реально с ним разбираться.

Пока этого не происходит, я бы предложил сторонникам ужесточения запрета пройтись по центру города пешком вечером и посчитать, сколько алкобаров встретится им на один километр прогулки. И заодно оценить свои впечатления от созерцания их окрестностей. Я живу в одном районе с 2002 года, то есть почти 17 лет. И если раньше вокруг моего дома на Журавлёва, 16 было две точки, где можно было купить алкоголь круглосуточно (на перекрёстке Ленина и Бутина и в магазине в доме на Анохина, 88, и то оба заведения фактически закрывались в 2-3 часа ночи), то после развлечений Константина Ильковского, которому показалось, что лучше закрутить гайки, таких заведений в прямоугольнике, ограниченном улицами Богомягкова, Бабушкина, Ленинградская и Амурская стало 15 (половина их них не закрываются вообще никогда).

Проблема ещё в том, что никто не несёт за это никакой ответственности. Сегодня можно пролоббировать совершенно любой закон, запретить или разрешить что угодно, а завтра поехать на повышение в Новосибирск или Москву, после чего уйти на почётную пенсию. Собственно, они все и уезжают, а мы расхлёбываем последствия.

Валентин Булавко: Второй спиртовой поход

Прокуратура края предложила вновь ограничить время продажи алкоголя в Забайкалье — теперь с 21.00 до 10.00. Законопроект внесён в заксобрание ещё в декабре, но на неделе прошёл круглый стол, где все заинтересованные стороны — за исключением полиции и владельцев ночных алкобаров — обсудили его необходимость.

Как и прокуратура, медики и Региональная служба по тарифам были против отмены запрета летом 2018 года. Теперь они поддерживают новые ограничения. Представители крупных торговых сетей, которые уже полгода продают спиртное до 23.00, бизнес-омбудсмен и комитет заксобрания по экономической политике были против.

Стороны озвучили многое, но интереснее всего выводы РСТ: объём проданного спиртного после отмены запрета увеличился вдвое по сравнению с аналогичным периодом 2017-го, а алкобары легально торгуют алкоголем через ЕГАИС — как точки общепита, либо пробивают акцизы утром. Поэтому представителям медицинский организаций было на что опереться, говоря о «расхлёбывании последствий» возросшего потребления спиртного.

Пьянство — большая проблема. И чтобы снизить алкоголизацию страны и края, просто необходимо делать приобретение и потребление спиртного неудобным. Например, действительно ограничивать время, места и условия продажи. Вот например, ни в одном читинском супермаркете меня не просят показать документы при покупке спиртного — в Москве и Петербурге паспорт требовали даже в маленьких магазинах.

У государства есть исключительное право на запреты. Но органы госвласти не будут восприниматься всерьёз, если не способны обеспечить безусловное исполнение введённых ими законов всеми субъектами рынка и неотвратимость наказания в случае нарушения действующих ограничений — тоже для всех.

Пять лет действия «полусухого закона Ильковского» показали полное бессилие государства в борьбе с ночными точками розничной продажи алкоголя. Владелец самого известного из алкобаров — «Айпары» — продолжает чуть ли не троллить власти: «Лишили меня лицензии? Так у меня их теперь восемь — и все получены совершенно легально!»

Предпринимательский пыл Эльшана Алиева не остудили ни 2,5 года колонии за вроде как незаконное удержание сотрудников РСТ, ни личный контроль двух губернаторов и двух начальников краевой полиции за ликвидацией одной конкретной точки продажи спиртного «на вынос». Борьба с «Айпарой» сделала её частью читинского фольклора, а Алиев мог бы стать лидером какого-нибудь политического движения — например, «за сильную и эффективную власть».

Одно только ограничение времени продажи, мне кажется, давно показало свою неэффективность в борьбе с алкоголизацией Забайкалья. Возможно, нужен другой законопроект, который обязал бы минфин направлять часть доходов от алкогольных акцизов на развитие спорта и культуры в сёлах, на борьбу с алкоточками, ужесточил бы санкции за незаконную розничную продажу спиртного. То есть, повлиял бы на реальные причины пьянства в долгосрочной перспективе.

Иначе ничего не изменится.

Роман Шадрин: К вопросу о переходе интернета от древнего периода к феодальной раздробленности

В минувший четверг на Охотном Ряду в первом чтении приняли законопроекты, внесённые сенаторами Андреем Клишасом и Людмилой Боковой, а также депутатом Дмитрием Вяткиным, устанавливающие механизмы блокировки в интернете ложной общественно значимой информации и наказание за её распространение.

Медленно, неуклюже, с некоторым раздражением власти страны понимают и принимают новую реальность, в которой люди узнают информацию не только из СМИ, отвечающих за каждое своё слово, но также из бесконечного числа производящих неисчислимое количество информационного шума источников. При этом обыватель часто и не видит особой разницы между информагентствами и пабликами в соцсетях, между официальными лицами и провинциальными блогерами, между лентой новостей на «Чита.Ру», например, и лентой собственных подписок в Instagram. По новым правилам, которые, несомненно, примут во втором и третьем чтениях, вбрасывать непроверенную информацию, создающую угрозу жизни и массовых волнений, станет не так просто, как сейчас. Не СМИ по степени ответственности немного приблизятся к СМИ.

Разумеется, эта норма не будет иметь никакого смысла без возведения некоторых заградительных элементов в Рунете. Вы же помните, что львиная доля фейковых сенсаций во время трагедии в Кемерове рождалась в украинском сегменте социальных сетей. А это только один из тысяч примеров. Поэтому, какими бы жёсткими последствиями не грозила система отечественного правосудия за лживые вбросы, людям, сидящим за границей, всё это до лампочки.

И это один из косвенных ответов на вопрос, появится ли в обозримом будущем российский фаервол.

НазадВперёд
8 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В течениЕ (предлог) двух недель, но в течении реки.Думается так

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ФилолУхам виднее))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Остроумец!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Когда мелкому начальнику нечего делать он собирает планерку, когда большому органу нечем заняться он инициирует закон. Результат один. Бег на месте.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Аплодирую стоя Андрею Козлову! Все в точку: коротко и по-сути.

Дай Бог, чтобы все это понимали!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот так вот и формируется общественное мнение журналистами чита ру, которые яро лоббировали увеличение времени продажи алкоголя.хотя вы мой коммент в эфир не пустите. У нас многие умеют читать между срок, не все еще спились.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А у Вашего бара где адрес?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Наверное вам сейчас откровением будет: жители нашего (города) края не делятся на "сетевиков" и "владельцев пивбаров".некоторые просто здесь живут, работают, детей воспитывают. и не желают, чтобы повсюду на детских площадках курили и пили алкоголь.чтобы в последнем подъезде нашего дома работал алкоквадрат. мы просто не хотим ни того, ни другого!  Это так сложно представить?

ПОПУЛЯРНОЕ