Р!
27 ИЮНЯ 2019

Человеческие кости на берегу Кенона — обзор газет Забайкалья

«Читинское обозрение» на этой неделе рассказало о страшной тайне Кенона. В оврагах на улице Рахова на берегу озера обнаружены человеческие кости. Это старинные захоронения, которые уже привлекли внимание, так называемых, чёрных археологов.

«Важной идентифицирующей находкой стали остатки склепа. На его могильной плите сохранилась надпись, гласящая, что под сим крестом нашёл последний покой некий Максим Тетюхин. Даты жизни, к сожалению, не указаны. Но тот факт, что слова заканчиваются ятями, весьма красноречив», —

Страшная тайна Кенона

На берегу любимого горожанами озера валяются человеческие кости

Это весной берег Кенона в районе улицы Рахова открыл свою страшную тайну. Прибрежная полоса покрыта оврагами, где любой прохожий может увидеть человеческие кости. Крестцы, черепа, рёбра беспорядочно разбросаны по земле. Кое-где видны фрагменты гробовин и могильных плит. Разрушенные оврагом старинные захоронения очень своеобразно сочетаются с вполне современной помойкой: рядом с костями лежат бутылки, окурки, разбитые очки… Так что пейзаж получается весьма своеобразный.

Кладбище на берегу Кенона не относится к числу широко известных. Так получилось, что на старые карты Читы озеро попадало далеко не всегда, а это существенно затрудняет установление времени его существования. В литературе кенонский некрополь тоже не особо упоминается, поэтому сказать о нём что-то определённое сейчас очень проблематично. О том, что это именно кладбище, причём русское, конца XIX — начала XX века, мы можем судить лишь по косвенным признакам. Например, по фрагментам русской керамики, которая валяется здесь же вперемежку с костями. Зачем керамика? На старых могилах деревенских забайкальских кладбищ и сегодня можно увидеть горшки и тазики с пробитыми днищами, вероятно, этой традиции следовали и на берегу Кенона.

Важной идентифицирующей находкой стали остатки склепа. На его могильной плите сохранилась надпись, гласящая, что под сим крестом нашёл последний покой некий Максим Тетюхин. Даты жизни, к сожалению, не указаны. Но тот факт, что слова заканчиваются ятями, весьма красноречив.

Старинное кладбище уже привлекло внимание чёрных археологов. Для тех, кто не знает, напомню: так называют товарищей, бродящих с металлоискателями в поисках старинных предметов и сильно вредящих профессиональным учёным. О том, что до нас здесь побывали чёрные копатели, говорят небольшие ямки и выкопанные консервные банки. Любителям промышлять таким нехитрым способом хочется напомнить: для русской погребальной традиции того периода несвойственно класть в могилу вместе с покойным не только золото-бриллианты, но и сколь-либо дорогие вещи. Так что, единственное, что вы можете здесь найти — это груда полуистлевших костей. Кстати, вы уверены, отчего именно умер человек, могилу которого вы хотите разворошить? Не от чумы ли или другой неприятной заразы? Подумайте об этом…

Совсем недалеко от бывшего кладбища находится городской пляж. Раскиданные по берегу кости — это, как минимум, негигиенично, а иногда и опасно. Представьте, ваш ребёнок найдёт на берегу человеческий крестец. Есть ещё и моральная сторона вопроса, мало кому хотелось бы вот так после смерти в разобранном состоянии дополнять ландшафт. Поэтому ситуация со старинными могилами требует скорейшего решения, в идеале — перезахоронения. Процесс этот непростой, очень хочется надеяться, что на погребения обратят внимание городские власти.

Ирина Верещагина. «Читинское обозрение» №21 от 22 мая

Осенью в Чите судили экс-директора 88-го Центрального авторемонтного завода в Чите Андрея Яковлева. Его судили по статье «Организация преступного сообщества», обвиняли в многомиллионных хищениях. Приговорили к 18 годам колонии строгого режима и 3-миллионному штрафу. Адвокаты подали апелляцию. Приговор не изменили.

«Экстра» поэтапно вспомнила всю эту историю. С мелкими, но важными деталями, которые указывают на неочевидность приговора. Приговора — расправы.

«Меня осудили за то, что я сохранил завод, давал рабочие места, за то, что бился за завод. После моего ухода через два года завод начали банкротить. Вы сами можете посмотреть, что творится с заводом. Они добились своего. Но вопреки этому, я всё равно буду биться до конца. Я намерен сражаться за правду», —

Апелляция в пустоту

Защитники Яковлева попытались оспорить «карательный» приговор

Восточно-Сибирский окружной военный суд рассмотрел апелляцию осуждённого к 18 годам лишения свободы за серию экономических преступлений экс-директора ОАО «88 ЦАРЗ» (предприятие находится в стадии ликвидации) Андрея Яковлева. «Экстра» выяснила, чем оперировала сторона защиты, и какое решение по этому поводу вынесли служители Фемиды.

Узаконенное давление

Напомним, в 2015 ГОДУ Андрею Яковлеву предъявили обвинение в совершении целой вереницы тяжких и особо тяжких экономических преступлений, в числе которых были: «Присвоение или растрата денежных средств в особо крупном размере», «Злоупотребление должностными полномочиями, повлёкшее тяжкие последствия», «Образование юридического лица через подставных лиц», «Отмывание денежных средств» и «Организация преступного сообщества, совершённая с использованием должностного положения». Причинённый же ущерб этими действиями подконтрольному ранее осуждённому автозаводу оценивался более чем в 200 миллионов рублей. Как ни крути, но любой из вышеупомянутых фактов можно было подвергнуть существенным сомнениям, так как все доказательства по ним не являлись стопроцентными (в основном обвинение строилось на показаниях досудебщика — бывшего бухгалтера автозавода).

Сначала был миллиард

Когда Яковлев находился под следствием, представители его родного автозавода обратились с исковым заявлением в арбитражный суд. Тогда они требовали, чтобы их бывший коллега возместил предприятию сумму в 930 миллионов рублей, которую он якобы незаконно израсходовал в результате серии экономических махинаций. После детального изучения всей бухгалтерской документации суд в сентябре 2016-го вынес решение, где чётко значилось, что экс-директор ЦАРЗа тратил бюджетные средства исключительно на нужды предприятия. Например, на зарплаты работникам, на оплату налогов и на пенсионные отчисления. В случае же с уголовным преследованием, судя по всему, никто не удосужился сделать подобного анализа бухгалтерии, хотя все основания для этого были.

На расследование и дальнейшее рассмотрение дела в суде первой инстанции ушло больше трёх лет. За это время Яковлеву пришлось пройти через многое. Сначала арест и содержание под стражей в СИЗО на время следствия — там он провёл почти два года. После перевод на домашний арест до вынесения приговора, поскольку суд тогда посчитал, что при собранных доказательствах обвиняемый, будучи на воле, не сможет оказать давление на свидетелей. И под занавес: похожее на «расправу» наказание в виде 18 лет «строгача» со штрафом в размере трёх миллионов рублей. Причём каждый из этих этапов сопровождался скандалами.

Яковлев о приговоре:

«Меня осудили за то, что я сохранил завод, давал рабочие места, за то, что бился за завод. После моего ухода через два года завод начали банкротить. Вы сами можете посмотреть, что творится с заводом. Они добились своего. Но вопреки этому, я всё равно буду биться до конца. Я намерен сражаться за правду».

Например, в период судебного разбирательства подсудимому ограничили время ознакомления с материалами. Для этого ему дали лишь 280 часов, за которые он должен был досконально изучить 150 томов уголовного дела, а это примерно 50 тысяч листов. При таком раскладе экс-директору автозавода пришлось бы читать в минуту три с половиной листа, что физически невозможно (во время пребывания в камере следственного изолятора в день на это занятие ему отводилась всего пара часов — авт.). К счастью, усилиями адвокатов данную проблему удалось решить -суд проявил благоразумие. Однако на этом бюрократическая машина не успокоилась: обвиняемому, находящемуся под стражей, стали запрещать контактировать с защитниками. Благо и эту вопиющую несправедливость юристам впоследствии посчастливилось побороть.

Без намёка на криминал?

Сразу же после того, как 13 сентября 2018-го Читинский военный гарнизонный суд вынес приговор в отношении бывшего управленца, его защитники приступили к написанию апелляционной жалобы. Уже спустя полгода она была готова и направлена в вышестоящую инстанцию — Восточно-Сибирский окружной военный суд. В ней указывалось, что обвинение, в рамках которого Яковлев вместе со своими подельниками якобы представлял в бухгалтерию ОАО «88 ЦАРЗ» фиктивные документы от имени того или иного предпринимателя с товарными накладными и со счетами о произведённой поставке на завод топлива для котельной, является беспочвенным. Мол, если бы такие махинации действительно реализовывались, то котельная попросту не должна была функционировать, ведь недополученное топливо исчислялось тоннами. В реальности же этот объект исправно работал и отапливал не только завод, но и жилой фонд в посёлке Песчанка.

Аналогичным образом адвокаты опровергали обвинения, связанные с приобретением ГСМ и запчастей для технического обслуживания автомобилей, которые по факту, якобы, не закупались, но расчёт за них производился из бюджета предприятия на счета подставных фирм (для придания данным действиям видимости законности было отдано распоряжение демонтировать запчасти с машин, вышедших из эксплуатации — авт.). Они утверждали, что запчасти со списанного автотранспорта априори были непригодны для дальнейшего использования. Более того, военная приёмка проверяла происхождение каждой детали, поэтому установить запчасть с дефектами в ремонтируемое авто не представлялось возможным, а горючего из запасов не хватило бы, чтобы регулярно заправлять технику. Параллельно с этим, суду апелляционной инстанции были предоставлены путевые листы, товарные накладные и бухгалтерские отчёты, свидетельствовавшие о фактической поставке указанных товарно-материальных ценностей на склады «88 ЦАРЗ».

Также в апелляции был подвергнут сомнению эпизод с реализацией инвестиционного проекта по сборке малотоннажных автомобилей «Гуран» на базе завода, участие в котором принимало правительство Забайкальского края. По версии следствия, Яковлев использовал этот проект для личной выгоды: он передавал собранные на предприятии машины для дальнейшей продажи в учреждённые его приближёнными фирмы -ООО «Гуран» и ООО «Содружество». Защитники настояли на том, что эти коммерческие структуры выполняли заказы «88 ЦАРЗ» по производству, за что они с ним рассчитались, а сами в итоге ушли в минус, поскольку указанное начинание оказалось убыточным. В связи с чем доводы о нанесении какого-либо урона экономике завода выглядят несостоятельными.

Исключить «210-ю»

Отметим, что адвокаты осуждённого не делали особой ставки на вышеперечисленные моменты. Они прекрасно понимали, что их аргументы — как бы они убедительно ни звучали — вряд ли окажут нужный эффект на представителей апелляционной коллегии, так как дело изначально рассматривалось с обвинительным уклоном и поэтому шанс на оправдательный приговор был минимальным. В апелляции ими было решено акцентировать внимание на вопросе исключения из обвинения статьи «Организация преступного сообщества», из-за наличия которой Яковлев и получил такой громадный срок.

Из текста апелляции

«Вывод суда первой инстанции о наличии в действиях Яковлева признаков преступления, предусмотренного статьёй 2Ю УК РФ не основан на материалах дела, поскольку в его действиях и действиях других фигурантов отсутствует сформировавшийся в ходе совместных обсуждений единый умысел и план, направленный на совершение тяжких преступлений. Данных, указывающих на осуществление Яковлевым управленческих функций в отношении якобы структурных подразделений преступной организации, материалы дела не содержат (…). Также отсутствует и общая касса, предназначенная для финансирования деятельности указанных структурных подразделений, а единственным источником финансирования этих лиц являлась зарплата».

Увы, но служители Фемиды отнеслись ко всем этим доводам с пренебрежением, всецело поддержав версию сыщиков. Как итог — 12 апреля 2019 года они решили не смягчать ранее вынесенный приговор экс-директору автозавода.

Максим Макаров. «Экстра реклама» №21 от 22 мая

Журналист «Эффекта» Ирина Бусарова разобрала рокировку Кузнецов-Сапожников. На прошлой неделе директор кинотеатра «Удокан», военный пенсионер, депутат гордумы шагнул сразу через несколько ступенек карьерной лестницы и стал сити-менеджером Читы. Правда, с приставкой и.о. Бусарова, в довольно свободной манере, не боясь высказать личное мнение и оценки, рассуждает об этой смене. Вспоминает отца Кузнецова. Упоминает и о спине Кузнецова — Анатолии Михалёве.

«Кстати, в настоящее время мы оказались между двумя тёзками — Александром Михайловичем Сапожниковым и Александром Михайловичем Осиповым. Так что, засучив рукава, загадаем желание, чтобы наш край и его столица стали красивыми и перспективными для проживания. Только вот обладает ли подобным хозяйским настроем муниципальное чиновничество?» —

Кто в Чите хозяин?

Заметки на полях

То, что произошло на прошлой неделе, стало для всех полнейшей неожиданностью. В День Победы, 9 Мая, директор кинотеатра «Удокан» Александр Сапожников представлял самобытный фильм «Солнцем поцелованные», где он выступал сопродюсером. А спустя несколько дней, оставив прежнюю должность, он уже выступал совершенно в иной ипостаси.

Неординарная личность

Изучив материалы своих коллег по поводу назначения Александра-Сапожникова исполняющим обязанности главы администрации города Читы, разделила их собственно на борзописцев и журналистов. Преобладало количество адекватных и дружелюбных материалов моих коллег, которые, так или иначе, сталкивались с Александром Михайловичем в деле. Что же касается первых, старающихся как можно яростнее зацепить недавнего депутата Гордумы, то они оказалось в явном меньшинстве. Впрочем, если быть совсем уж откровенной, то в своё время в числе тех, кто, абсолютно не зная Сапожникова, вставил в его адрес недобрую шпильку, была и я.

А дело это было в июле 2017 года. От редакции меня командировали в Общественную палату. Тогда там негодовали по поводу того, что по велению главы администрации Читы Олега Кузнецова крупнейший кинотеатр «Удокан» возглавит «тёмная лошадка» — депутат Гордумы, некто Александр Сапожников. С тем и благословили разобраться в ситуации.

В начале нынешнего столетия возглавляющая на протяжении многих лет кинотеатр Татьяна Штыкина не отдала его на поругание, сдавая в аренду под различные увеселительные мероприятия. Поскольку кинотеатр является муниципальной собственностью, то после личного приёма в судьбу «Удокана» вмешался тогдашний глава Читы Александр Седин.

Затем коллектив «Удокана» ожидал очередной шок в виде происков конкурентов, устроивших поджог кинотеатра. Но коллектив выстоял, выполняя часть восстановительных работ своими силами. Затем Татьяна Петровна ушла на пенсию. На её место был назначен директор, под руководством которого работа протекала в прежнем режиме. И вдруг, после триумфа на очередном форуме кинотеатров страны с получением престижной премии в данной индустрии, вновь грянул гром средь ясного неба — кинотеатр ожидала внезапная смена директора…

…Почему сейчас так подробно об этом пишу? Да потому, что помню встречу с работниками кинотеатра, не находившими себе места в свете неопределённости в дальнейшей своей судьбе… Спустя же каких-то несколько дней, принеся газету с заметкой, я встретилась с совершенно с другими людьми. Их глаза сияли уверенным блеском, и они с готовностью рассказывали, какой классный мужик этот их новый директор. А затем в рабочем кабинете произошла встреча с самим Александром Михайловичем Сапожниковым.

С самой первой встречи он производит впечатление уверенного в своих силах человека. И, конечно, он — хозяин, отдающий себя целиком и полностью делу, которым занимается.

А ещё Александр Михайлович в любом своём начинании предпочитает работать с профессионалами. Что, впрочем, не мешает ему давать фору молодым. Таким образом, в частности вокруг него сплотились самоотверженные ребята из поискового отряда имени Кости Долгова и молодые забайкальские кинематографисты.

К слову сказать, именно при их участии Александр Сапожников неоднократно встречался с ребятами, которые за совершённые преступления пребывают в читинском СИЗО-1. После просмотра документального фильма «Дорогу осилит идущий», исполнительным продюсером которого выступал Александр Михайлович, подростки с нетерпением ожидали приезда гостей, с которыми можно поговорить по душам. И это мне в достаточной мере известно от сотрудников УФСИН.

Помимо этого, проводится работа и с трудными подростками, что говорится, на воле, с последующей мотивацией лучше учиться и ставить перед собой конкретные цели. Каким образом происходят подобные метаморфозы, читателю предстоит узнать в одном из ближайших номеров.

Не буду раскрывать и другие виды деятельности исполняющего ныне обязанности главы городской администрации. Как говорится, хорошего понемногу.

Очередной сюрприз

Так уж получилось, что экс-сити-менеджер Олег Кузнецов, показав свою непредсказуемость, дважды сыграл с Сапожниковым своеобразную шутку. Первый раз Олег Васильевич буквально подставил Александра Михайловича под злые языки при экстренном назначении директором «Удокана». Теперь последовал новый выпад с решением уйти в отставку в режиме цейтнота и последующим попаданием Сапожникова в гущу событий.

Нет, совершенно не берусь при этом говорить о непорядочности экс-главы городской администрации. Кузнецов -глубоко порядочный и интеллигентный человек, не злоупотреблявший дарованными ему привилегиями. А ещё — добросовестный исполнитель, но — не руководитель такого ранга. По отзывам своего отца, почётного энергетика РСФСР, знаю об Олеге Васильевиче как о «тепловике»-профессионале. Именно ему в кризисной ситуации неоднократно приходилось обеспечивать город теплом. И уже пребывая на своём посту главы городской администрации, Кузнецов регулярно следил за ходом работ на теплотрассах во время их подготовки к отопительному сезону. Поэтому посещать злачные места в виде городских помоек сити-менеджеру было недосуг (!!??). Впрочем, это нынешнее поветрие считаю вообще противоестественным. Для данных целей существуют руководители муниципальных подразделений ЖКХ. Но разговор на данную тему у нас ещё впереди. Впрочем, не было у Олега Васильевича команды должного уровня, на которую он мог бы целиком и полностью положиться в силу профессиональных качеств состоящих в ней специалистов.

Поэтому, как говорят в народе, у нас что ни делается — всё к лучшему. И очень хотелось бы, чтобы профессионал своего дела, теплоэнергетик Олег Васильевич Кузнецов вновь с честью и пользой выполнял свои непосредственные обязанности по обеспечению города Читы теплом в зимние холода.

По Сеньке и шапка

Упомянув о том, что недавно оставивший свой пост глава городской администрации лично курировал теплотрассы, остаюсь в твёрдой убеждённости, что руководитель, прежде всего, должен руководить, умело организуя работу всех подведомственных подразделений, а не носиться сломя голову там и сям. Таким образом и руководил уютным западноукраинским городком Чортковом требовательный к своим подчинённым мой дед.

Так что каждый должен выполнять свои обязанности. Как говорится, по Сеньке и шапка. Но городские чиновники, которые должны выполнять свои непосредственные функции, самоустранились в тень. И их общение с журналистами нынче ограничивается лишь официальными запросами, на которые даются мало что значащие ответы.

То, что мои коллеги являются представителями четвёртой власти, формирующей общественное сознание, в эшелонах местной власти забыл и напрочь. И хотя в советское время данное определение употреблялось лишь в отношении представителей зарубежных СМИ, тем не менее, на каждую журналистскую публикацию следовала реакция в виде конкретных действий. В чём и приходилось убеждаться неоднократно.

В досточтимые 90-е годы прошлого столетия и в нулевые управленцы ещё свято хранили память о советском прошлом. Поэтому, пригласив журналиста «для разговора», впоследствии принимали меры по устранению причин «конфликта», коль уж «тайное» становилось явным.

Таким образом, впервые оказалась в городской администрации после публикации о семейных общежитиях по улице Труда, куда рискнула проникнуть лишь в сопровождении участкового. Та статья вызвала шок. И ускорила процесс преобразований в этих домах, которые временно вынуждены были покинуть жильцы из-за невыносимых условий проживания. А их «освободившиеся» комнаты заняли маргиналы всех мастей…

Тогда, кстати, впервые встретилась и с Анатолием Михалёвым в должности первого зама городского главы. А когда уже Анатолий Дмитриевич занял кресло мэра, то мне пришлось участвовать в примирении городской администрации, которая поссорилась с управлением внутренних дел по причине того «быть или не быть» Северному отделению милиции.

Тогда Северный отдел занимал несколько тесных комнатушек по улице Красной Звезды, 51-А. Подробно описывать суть конфликта не буду. Но, как автор статьи и последующего за этим официального приглашения за круглый стол переговоров, оказалась за ним сама в качестве наблюдателя. Итогом же сего стало возведение просторного здания Северного отделения (ныне — полиции).

Через газету вела «переговоры» и с перевозчиками. Тогда совместно со старшим помощником прокуратуры Ингодинского района и юристом газеты, с которой на тот момент сотрудничала, удалось доказать, что очередное поднятие тарифов необоснованно. И лишь по той причине, что перевозчики осуществляют свою деятельность на муниципальных и федеральных трассах, а не на проложенных собственными силами дорогах. А посему и обязаны подчиняться условиям, выдвигаемым властями. Вследствие этого контроль за тарифами взялся осуществлять РКЦ региона…

Можно вспомнить ещё немало интересного по данной части. Но, думается, достаточно и того, что читатель убедился в том, что каждый управленец должен отвечать за свой участок работы и видеться с моими коллегами не только на брифингах. Тогда и будет толк.

А ещё — большую силу имеет общественность. Именно с её представителями и встретился на 3-й день вступления во власть Александр Михайлович Сапожников. За 2 часа импульсивной встречи собравшиеся в зале городской администрации в тот дождливый субботний день более не критиковали имеющиеся недостатки, а высказывали конкретные предложения и желания по их устранению…

Кстати, в настоящее время мы оказались между двумя тёзками — Александром Михайловичем Сапожниковым и Александром Михайловичем Осиповым. Так что, засучив рукава, загадаем желание, чтобы наш край и его столица стали красивыми и перспективными для проживания. Только вот обладает ли подобным хозяйским настроем муниципальное чиновничество? Так что следите за публикациями. Продолжение следует.

Ирина Бусарова. «Эффект» №21 от 21 мая

«Земля» публикует открытое письмо жителей села Балейского района, где закрыли медицинскую лабораторию. В нём достаётся экс-министру здравоохранения Сергею Давыдову. Его называют мечтателем, который решил делать все анализы в «Академии здоровья». По мнению авторов письма, закрытие лаборатории привело к смерти шести человек в марте.

«От пневмонии умер мужчина из села Большое Казаково Степан Черепанов. Три дня кашлял, на четвёртый поехал в Балейскую ЦРБ, там, как всегда, для сельских мест не оказалось, выписали лечение и отправили домой. А ночью он умер. Самой болезненной потерей была смерть заведующей казаковской врачебной амбулатории — 44-летней Анны Витальевны Калининой. В марте она перенесла грипп. А через две недели — инсульт. Год назад от инсульта умер муж, которому было чуть больше 45. Поэтому жила одна. Не пришла на работу. Коллеги, зная, что у неё в последнее время высокое давление, пришли, взломали дверь, а она уже без сознания. Пока возили её: вначале в Балей, оттуда в Первомайский, прошло 9 часов, как тут соблюсти «золотых» три часа? В Первомайский привезли уже в 7 часов вечера», —

Итоги оптимизации: в марте у нас умерло шесть человек

От редакции:

Просим считать это письмо официальным обращением к руководству края. Люди доведены до предела…

Прочитала сейчас о сокращениях в шерловогорской больнице (№20 «Земли»). Недавно читала о закрытии лаборатории в Хилокском районе. Бедные люди! Хлопочут, доводы приводят — сколько людей обслуживают. Доказывают, почему нецелесообразна та или иная оптимизация. А их не слышат. И вот опять пишу, хотя знаю, что власть прикинется глухой, ей так удобно. А болит душа, жаль людей и себя тоже жаль.

Недавно и мы обращались и в прокуратуру, и к депутату государственной думы (намеренно пишу с маленькой буквы, потому что это оксюморон: никто там не думает о народе). Мы просили оставить лабораторию в нашей сельской больнице. И тоже приводили доводы. И что лаборант обслуживает несколько деревень, и что проблематично добираться до Балея, и что мы не успеваем на рейсовом автобусе в лабораторию и т.д.

В сентябре 2018 года состоялся круглый стол в Балее с министром (тогда ещё) Сергеем Давыдовым. Нас все выслушали, пообещали, что забор анализов будет вестись не два часа, и что будет осуществляться доставка анализов на машине скорой помощи…

Лабораторию сократили под предлогом, что создадутся новые лаборатории, которые будут более качественно обрабатывать анализы. «Некачественно» работающую, по мнению авантюристов-оптимизаторов, лабораторию сократили, а новую не открыли. Министр-мечтатель, заключив с районными больницами договоры на обработку анализов в «Академии здоровья», принял решение покинуть свой пост, ничего не построив, но закрыв всё, что можно.

И вот результат. В марте у нас начался грипп. Район к нему был абсолютно не готов. Какой грипп, какие лекарства действенны против него -ничего этого население не знало. А у нас в деревне даже аптеки нет, и заболевший человек приступал к лечению не в первые часы, а через несколько дней. В лучшем случае на следующий.

Мне стало плохо в пятницу вечером. Вызвала фельдшера. Фельдшер пришёл, выписал рецепт. На следующий день заболел муж. Ехать в Балей за лекарствами самим возможности не было. Заказали друзьям. Лекарство было привезено в субботу вечером.

Позвонила на горячую линию минздрава и спросила, почему так обстоит дело с лекарствами. Мне ответили: «Что вы хлопочете за деревню? Озвучивайте свою проблему». Связались с главным врачом ЦРБ Е.В. Жевтневой, которая отрапортовала, что лекарствами меня обеспечат. Через час диспетчер перезвонила и спросила, привезли ли мне лекарства. «Нет, конечно, — отвечаю. — Кто мне их привезёт?» — «Странно. Мне сказали, что вас обеспечили лекарствами».

Хорошо, что приехал мой брат, доктор, и в прямом смысле спас 84-летнего отца и мать. А вот другим не так повезло. За март у нас умерло 6 человек. От пневмонии умер мужчина из села Большое Казаково Степан Черепанов. Три дня кашлял, на четвёртый поехал в Балейскую ЦРБ, там, как всегда, для сельских мест не оказалось, выписали лечение и отправили домой. А ночью он умер.

Самой болезненной потерей была смерть заведующей казаковской врачебной амбулатории, сорокачетырёхлетней Анны Витальевны Калининой. В марте она перенесла грипп. А через две недели — инсульт. Год назад от инсульта умер муж, которому было чуть больше 45. Поэтому жила одна. Не пришла на работу. Коллеги, зная, что у неё в последнее время высокое давление, пришли, взломали дверь, а она уже без сознания. Пока возили её: вначале в Балей, — оттуда в Первомайский, прошло 9 часов, как тут соблюсти «золотых» три часа? В Первомайский привезли уже в 7 часов вечера.

Деревня замерла. Молились, просили выздоровления. Так не вязалась эта болезнь с живой, энергичной Анной, моей первой ученицей. Но нет, не помог Бог. Сегодня сорок дней…

Не обращаюсь на этот раз в прокуратуру. Надоело получать отписки. Каждый раз хочется выть от бессилия. В последнем ответе было такое предложение: «В результате обследования была выявлена просадка асфальтобетонного покрытия возле с. Казаково». Плакать или смеяться? У нас никогда не было асфальтобетонного покрытия, и села Казаково не существует. В поселение «Казаковское» входят два села: Казаковский Промысел и в трёх километрах — Большое Казаково, куда вообще ведёт просёлочная дорога, и рейсовый автобус не заходит.

Вот так наши чиновники борются за здоровье населения. А Н.В. Говорин вообще посоветовал больнице купить тренажёры, открыть группу здоровья и, конечно же, бороться с пьянством.

Татьяна Подойница, с. Казаковский Промысел

«Земля» №21 от 21 мая

Здесь же, в «Земле», рассказана история села Апрелково Шилкинского района. В нём нет ни школы, ни больницы, ни детского сада. Есть другое — золото. Новое предприятие, которое выкупило лицензию на переработку, намерено проводить изыскательские работы прямо на том месте, где живут люди. Им предлагают выкупить жильё. Цены — выше рыночных. За один дом — миллион рублей, в то время, как их стоимость не превышает 100 тысяч. Четыре семьи из Апрелково не согласны никуда переезжать.

«Сначала одни люди на джипах приезжали, предлагали построить дом, гараж, баню и другие постройки на новом месте, потом уже другие с иными предложениями — дать денежную компенсацию. Компенсация эта мои расходы не покроет: у меня 100 голов скота, свои земли для заготовки сена. Мы своим подворьем живём, на новом месте нам так не развернуться. И как могут здесь начать добычу золота, ведь мы не давали согласия! Здесь наши дома, наши предки лежат, —

Золото против сельского хозяйства

Жители Апрелково пытаются отстоять своё право жить на родной земле

Село Апрелково, что в Шилкинском районе, старое — без малого стоит 300 лет. Маленькое — без больницы, школы и клуба. И не нужна была бы эта земля никому, кроме его коренных жителей, если бы не золото, которое и стало «металлом преткновения» между людьми от земли и людьми с большими деньгами.

Что решают деньги

Одна улица, семь дворов. Обычная картина для малых сёл страны. Из речушки Апрелковки, бегущей вдоль села, местные берут воду для себя, гоняют на водопой коров и коней. Кудахтанье кур редко заглушает мотор проезжающей машины — на 15 жителей пара авто, ребячьи забавы и смех во время учебного года не слышны — школа в соседнем Холбоне. Магазина в селе тоже нет, затариваться всем и вся ездят в Холбон, точнее… переплывают. Есть в селе общественная лодка. Таково транспортное сообщение между Апрелково и «большой землёй». И всё же Апрелково на слуху — здесь добывают золото.

Когда в прошлом году вместо работающего здесь много лет АО «Рудник Апрелково» пришёл новый недропользователь, у «безынфраструктурных», обделённых благами цивилизации жителей появилась возможность изменить свою жизнь к лучшему. Но — они не захотели, потому что «лучшее» у каждого своё. Но обо всём поподробнее.

Золото близ села добывали с 2005 года. АО «Рудник Апрелково» работало до 2017 года, обросло многомиллионными долгами и обанкротилось. А золото осталось. Драгметалл привлёк внимание ООО «Капитап-Трейд». Предприятие выкупило лицензию на работы по добыче золота.

Не сразу узнали местные жители о том, что предприятие не просто продолжит добычу золота там, где оно уже добывалось ранее, но и собирается вести разведывательные работы на новых участках, куда входит само село, все дома, участок горного ручья, который является источником жизни всего села.

Местным жителям сообщили: «У вас есть возможность перебраться в другое место! Поможем построить дома или дадим деньги на их постройку, каждой семье — около одного миллиона». Предложение это озвучила глава поселения «Мирсановское» (куда входит и с. Апрелково) Светлана Фёдоровна Абрамова. Она уверила жителей, что без их согласия золотодобывающее предприятие ООО «Капитал-Трейд» «копать золото в селе не будет», и в то же время, сообщила, что у компании имеется лицензия на разработку и добычу золота на территории самого села и домов местных жителей. А лицензия, полученная у федеральных властей, стоит не три копейки, а 40 миллионов рублей. Ну а если такие деньги за лицензию заплачены, и на кону крупная добыча, разве 7 дворов — помеха?

Что говорят апрелковцы

Представители «Капитал-Трейд» с жителями решили договориться с помощью выгодных предложений, но большинство селян отказались от сделки. Большинство -это четыре семьи — крепко стоящие на ногах хозяйственники, у каждого около ста голов крупного рогатого скота, отведённые земли под выпас, заготовку сена, стайки.

Среди несогласных — Евгений Арсентьев. Делится:

— Сначала одни люди на джипах приезжали, предлагали построить дом, гараж, баню и другие постройки на новом месте, потом уже другие с иными предложениями — дать денежную компенсацию. Компенсация эта мои расходы не покроет: у меня 100 голов скота, свои земли для заготовки сена. Мы своим подворьем живём, на новом месте нам так не развернуться. И как могут здесь начать добычу золота, ведь мы не давали согласия! Здесь наши дома, наши предки лежат.

— Как предприятие могло получить лицензию на разработку месторождения и добычу на территории, где живут люди?! — возмущаются апрелковцы, и с этим вопросом уже обратились в прокуратуру края и к врио губернатора. Ответ от него жители уже получили, смысл его односложен и прост он сводится к тому, что без согласия жителей начать работы на месте их проживания никто не может. Внимательно изучили апрелковцы законы, в ФЗ РФ № 2395-1 «О недрах» (ст. 25.2) говорится, что «допускается осуществлять изъятие для государственных или муниципальных нужд земельных участков, в том числе лесных участков, если такие земельные участки необходимы для ведения работ, связанных с пользованием недрами». При этом необходимо добровольное согласие жителей на переезд и компенсацию. Жители села это чётко знают и стоять на своей земле намерены так же твёрдо, как и раньше.

За всё в ответе глава?

Глава поселения Светлана Абрамова мечется меж двух огней, с одной стороны -интересы селян, за которых она в ответе, с другой — интересы золотодобытчиков, которые останавливаться не намерены.

Официальное несогласие на переезд жители Апрелково выразили на прошедшем в феврале собрании. Имеется протокол, где значится, что переселяться люди не желают. А Светлана Абрамова рассказывает об открывшихся для селян возможностях:

— Лицензия получена, понимаете? Это федеральный уровень, что я могу сделать? Селян понимаю, и ясно, что без их согласия их дома никто не тронет, но рассмотреть возможность о переселении можно. В Апрелково бьют горячие ключи, случается, что и в домах происходит такое ЧП, можно жить лучше, безопасней. Приезжала оценочная комиссия, один из домов оценили в 100 тысяч рублей. Никто не купит дома в Апрелково за ту цену, что предлагают золотодобытчики — почти миллион рублей! Есть возможность уехать и жить комфортней. Две семьи получили компенсацию и уже купили дома в Холбоне, ещё двое одиноких тоже согласились на переезд.

Звоним новосёлам Липатовым. В семье четыре человека: родители и дети четырнадцати и пяти лет.

— Мы очень довольны! Получили компенсацию 800 тысяч рублей, добавили 100 тысяч и купили благоустроенный дом в Холбоне. Младший здесь в сад ходит, старший — в школу. Да и работа у меня здесь, — рассказывает Наталья Липатова.

— Каждый день добирались из Апрелково? — спрашиваю.

— Нет, мы всегда жили в Холбоне, а в Апрелково родительский дом мужа был, там никто и не жил, -г уточнила новосёл Липатова.

Выясняю, что второй «переселенец» — тоже по сути не житель Апрелково. Ещё два переселенца — люди больные и одинокие. Один из них недавно умер…

Главу поселения жители винят в надвигающейся беде, а она негодует:

— 23 года селом руковожу, и у меня даже мыслей не было навредить людям. Раз уж люди не согласны на переезд, я хочу, чтобы наше правительство как-то внимательней рассмотрело это дело, с нами никто не советуется, они заходят с лицензией и всё!

Откуда «ноги растут»

— Интересы золотодобыдчиков — это интересы негосударственные. Знаете, кому принадлежит ООО «Капитал-Трейд» и куда потекут доходы от золотодобычи? — спрашивает один из жителей Апрелково.

Такого рода информацию найти несложно. Смотрим. ООО «Капитал-Трейд» образовалось в 2017 году в августе, в ноябре получило лицензию на добычу полезных ископаемых. При этом уставной капитал компании -лишь 10 тысяч рублей, учредителем «Капитал-Трейда» является компания «Евразполиметалл», в свою очередь, её учредители — два гражданина Китая — Се Ваньцзюй и Ли Ваньли.

Будут ли беречь временщики то, что ценно и дорого каждому апрелковцу — землю, реку, сельхозугодий? Вряд ли. В 2007 году шесть коров погибли, напившись из лужи, находящейся недалеко от территории работ золотодобычи. Тогда их владелец получила компенсацию по решению суда. Сегодня неконтролируемый выпас коров под запретом, напьётся скотина отравленной водички близ деятельности недропользователей, издохнет — ещё и штраф хозяевам припишут.

По словам жителей, золотодобытчики уже наметили места бурения грунта рядом с домами. Противостояние открыто, а жители готовы дойти до президента страны, чтобы отстоять право жить на родной земле так, как это было всегда.'

От редакции: продолжение темы, комментарии представителя ООО «Капитал-Трейд» читайте в следующем номере.

Ксения Красильникова. «Земля» №21 от 21 мая

Районная пресса

«Ононская заря» рассказывает как в село Усть-Ималка, которое выгорело в «чёрную пятницу» 19 апреля, приезжала делегация из министерства сельского хозяйства России. Погорельцы просили о помощи, говорили о том, что пришлось им пережить в тот день, называли суммы ущерба.

«Видимо, правильно говорят: «Нет худа без добра» или «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Может это звучит несколько цинично, но в нашей ситуации, может быть, появилась маленькая надежда, что всё же что-то сдвинется с мёртвой точки. Помимо того, что пострадавшие люди получат современное жильё, когда бы ещё в наш район приехали люди, занимающие столь высокие посты? Наверное, никогда. А сейчас они своими глазами увидели, как здесь люди трудятся и живут. Какие имеются у них проблемы. Может быть, они увидели своими глазами то, что пожары степные горят ещё и потому, что всё заросло бурьяном. Что нет достаточного количества пашен, как раньше, а люди от безысходности разбегаются кто куда, в поисках лучшей, жизни. И что поддержка приграничных районов пока больше на словах, чем на деле», —

В районе побывала делегация Минсельхоза России

27 апреля, в связи с крупным пожаром, случившимся 19 апреля, по поручению министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева с рабочим визитом наш район посетила делегация Минсельхоза России.

В составе делегации были Д.Х. Хатуов — первый заместитель министра сельского хозяйства РФ, Х.А. Амерханов — директор Департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства РФ и специалисты Минсельхоза. Совместно с ними в район прибыл и недавно назначенный на должность министра сельского хозяйства Забайкальского края — Д.Ю. Бочкарев.

Совместно с главой района Я.В. Танхаевым делегация выехала в село Усть-Ималка. Здесь высокопоставленные гости встретились с жителями села, главами крестьянско-фермерских хозяйств и владельцами личных подсобных хозяйств, пострадавших от стихии.

Джамбулат Хатуов сообщил присутствующим на встрече, что министром поставлена задача в кратчайший срок оценить ущерб, нанесённый стихией забайкальским аграриям, и сформировать комплекс мер, который позволит максимально компенсировать сельхозпроизводителям понесённые потери. И то, что согласно указу президента РФ Владимира Путина, в срок до 15 июня будут выделены средства из федерального бюджета для выплаты компенсации за утрату поголовья скота, сельхозтехники, кормов, лечение, утилизацию погибших животных. Также он сообщил, что глава государства постановил до 15 октября восстановить уничтоженные чабанские стоянки, подвести к ним электроснабжение, и посетить наш край в сентябре текущего года.

Присутствующие на встрече обратились к замминистра с различными проблемами. Так, глава КФХ Тумынтоктохо Болотов рассказал, что у него имелся дом на стоянке, который выстоял при пожаре, лишь окна лопнули от жары, хотя сгорели все постройки. Сгорел дом и в Усть-Ималке. «Как известно, на землях сельхозназначения дома не строятся, поэтому он был у меня не зарегистрирован. Чтобы построить дом сейчас, мне предлагают получить сертификат на квартиру в Чите, оформить её, а затем продать и на эти деньги построиться. А зимовать я с семьёй, где буду?», — спрашивал фермер. Снова звучали вопросы об отсутствии связи в селе, восстановлении животных и жилья.

Джамбулат Хизирович рассказал, что вместе с ним приехали специалисты из Минсельхоза России, которые сейчас в Чите готовят сметную документацию для восстановления и строительства животноводческих стоянок, жилых домов и других объектов сельскохозяйственной инфраструктуры. Кроме того, они помогают составить акты по возмещению ущерба, оказывают методическую помощь и консультационную помощь представителям районов, которые подают документы на компенсацию.

«Все вопросы решаются, надеюсь, что они будут решены положительно. Решение уже принято президентом, а все имеющиеся нюансы мы рассмотрим, для этого мы приехали в Забайкальский край», — сказал московский гость.

К сожалению, уже не так оптимистично стоит вопрос с остающимися жить в селе жителями. Если в предыдущий визит полпреда Президента Ю.П. Трутнева большинство жителей говорило, что они остаются в селе, то на вопрос замминистра: «Сколько планируется построить новых домов в селе?», глава района Ятур Танхаев ответил: «Восемь». И озвучил, что поданы заявления на выдачу сертификатов на приобретение жилья в Забайкальске и Агинске по одному, и 26 в краевом центре. То есть село практически пустеет. Видимо эти жители трезво оценили ситуацию, свои возможности, и решили жить в более комфортных условиях. Что же, это их право и их выбор.

После этого делегация подсчитала ряд сгоревших хозяйств и животноводческих стоянок. Они выяснили у погорельцев самые острые проблемы, и по итогам встреч с населением, замминистра дал региональному Минсельхозу и органам муниципальной власти поручения, которые требуют незамедлительного решения.

Днём раньше мы с главой муниципального района Я.В. Танхаевым проехали по пострадавшим от огня стоянкам. Целью поездки была информация о первоочередных нуждах погорельцев, состоянии с кормами и материалами. Глава рассказал людям об итогах совещания проведённого Президентом В.Путиным в столице Забайкальского края, волею случая участником которого он стал. О поставленных лично перед президентом вопросах оплаты труда членов добровольно-пожарных дружин, восстановлении домов и животноводческих стоянок, восстановлении Контрольно-следовой полосы на границе с МНР. Кроме того, им был поставлен вопрос о строительстве в селе Усть-Ималка небольшого Дома культуры и ряд других.

С болью о своих проблемах говорила 74-летняя степнячка Сурун-Ханда Жигжидей. Несмотря на свой почтенный возраст, она трудилась и проживала на стоянке с двумя сыновьями. В день, когда мы заезжали к ней, у неё была забинтована рука. «Обожгла, когда хозяйство пытались спасти. В тот день был сильный ветер, — вспоминает она. Затем поднялась пыльная буря. Был дым и песок и больше ничего не видно. Мы пытались рассмотреть; где горит, но пламени не было видно. Оно вырвалось неожиданно, мы пытались что-то спасти, но при таком ветре всё загоралось мгновенно. Сгорело всё, остался один пепел», — срывающимся голосом говорит пожилая женщина. И немного помолчав, тут же уже более бодро говорит: «Ну, ничего, вот и паспорт уже восстановили. Надеюсь, что государство поможет всё восстановить, и будем дальше жить и работать. Чем нам ещё заниматься?». Ятур Владимирович пообещал помочь на первых порах с кормами для скота и успокоил: «Все вопросы решаются на уровне президента. Надеемся, что вам всё восстановят».

Практически на всех стоянках, где мы побывали, уже по мере сил и возможностей идёт работа по восстановлению загонов для скота и оборудования сенников. Люди живут в палатках и вагончиках, но и об уцелевших животных не забывают. Тем более на маточных отарах, где идёт окот. Здесь большие проблемы с приплодом. Ягнят матки не подпускают, так как у многих обожжено вымя и многие из них погибают. Многие ещё не могут собрать свой скот, который разбежался по степи. Часть его ушла в Монголию, откуда его не так просто вернуть. Часть просто бродит по степи, ослепшие, не видя ничего, обгоревшие и поэтому голодные. Много проблем создал пожар.

Но, видимо правильно говорят: «Нет худа без добра» или «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Может это звучит несколько цинично, но в нашей ситуации, может быть, появилась маленькая надежда, что всё же что-то сдвинется с мёртвой точки. Помимо того, что пострадавшие люди получат современное жильё, когда бы ещё в наш район приехали люди, занимающие столь высокие посты? Наверное, никогда. А сейчас они своими глазами увидели, как здесь люди трудятся и как живут. Какие имеются у них проблемы. Может быть, они увидели своими глазами то, что пожары степные горят ещё и потому, что всё заросло бурьяном. Что нет достаточного количества пашен, как раньше, а люди от безысходности разбегаются кто куда, в поисках лучшей, жизни. И что поддержка приграничных районов пока больше на словах, чем на деле. При такой «поддержке» не только работать, здесь жить скоро будет не кому. Так изменится ли что-то в лучшую сторону в — нашем районе, покажет время. Будем надеяться и верить, что изменится…

Владимир Сухих. «Ононская заря» №33 от 8 мая

«Улётовские вести» сокрушаются, что в районе отсутствует доступная среда для инвалидов. Их можно успокоить, разве только тем, что этой среды нет нигде в Забайкальском крае. По читинскому вокзалу, аэропорту и городу на инвалидной коляске уже ездил даже экс-депутат Андрей Мартынов. В поисках доступности. Не нашёл.

У здания многофункционального центра пандус настолько высокий, что похож скорее на горку, чем на приспособление для колясочников. Даже к районной администрации колясочник может только подъехать к крыльцу, дальше путь заказан. Нет подъезда к зданию мирового суда. В прокуратуре хороший пандус под нормальным наклоном, что соответствует нормам», —

Среда: доступная ли?

Пока человек здоров и в силе, ему и в голову не приходит задуматься, насколько наш быт, окружающая действительность могут стать непреодолимыми барьерами для кого-то. Высокий порожек квартиры, ступени лестницы, узкие двери, отсутствие пандуса у крыльца, ямы или камни на дороге, бордюры и т.д.  — всё это становится преградой на пути человека с ограниченными возможностями и, по сути, запирает его в четырёх стенах.

В Российской Федерации существует специальная программа для инвалидов, которая называется «Доступная среда». Она действует с 2011 года. Проект осуществляет целый комплекс мероприятий для помощи людей с ограниченными по здоровью возможностями.

Доступная среда для инвалидов и других маломобильных граждан — это, прежде всего, сочетание требований и условий к уличному дизайну, инфраструктуре объектов и транспорта, которые позволяют им свободно передвигаться, лучше ориентироваться в пространстве и получать необходимую информацию для осуществления комфортной жизнедеятельности. Чтобы маломобильные группы населения могли полноценно участвовать в общественной жизни, пользоваться всей инфраструктурой, они должны получить свободный доступ ко всем учреждениям и предприятиям: государственным, общественным, культурноразвлекательным, спортивным, торговым и т.д. К зданиям должен быть свободный доступ, крыльцо оборудовано пандусом или должна быть кнопка вызова специалиста и т.д.

В нашем районе действует программа «Доступная среда» на 2011—2020 годы. На очередном заседании общественной палаты Улётовского района был детально рассмотрен ход выполнения этой государственной программы. Маломобильные группы населения — это не только инвалиды-колясочники, в их числе может оказаться фактически любой человек. В соответствии с нормативными документами к маломобильным группам населения относятся инвалиды с поражением опорно-двигательного аппарата, с нарушением зрения, с нарушением слуха, лица преклонного возраста (свыше 60 лет и старше), временно нетрудоспособные, беременные женщины, люди с детскими колясками, дети дошкольного возраста и т.д.

Насколько у нас общественные учреждения, жилые здания, дороги и тротуары отвечают термину «доступная среда», проанализировала член общественной палаты МР А. Серединина. Членами общественной палаты, главным образом Ю.С. Балуевым, была проведена большая работа по обследованию доступности административных и прочих зданий общественной значимости. Работа велась только по районному центру. Были выявлены общие для всех нарушения и недостатки. Большая часть социальнозначимых объектов остаётся недоступной для Инвалидов и маломобильных групп населения. То есть, неправильно установлены или отсутствуют пандусы, нет перил, поручней, световых указателей, информационных табло, тактильных плиток, стационарных подъёмников на вторые этажи, нет специализированных санузлов для инвалидов и т.д. Пешеходные дороги на пути к обследуемым зданиям находятся в неудовлетворительном состоянии, отсутствуют устройства, регулирующие движение пешеходов через транспортные коммуникации, участки не оснащены звуковыми и световыми сигналами и приспособлениями, обеспечивающими доступность их использования инвалидами. Распространены случаи, когда автовладельцы занимают автостоянки для инвалидов.

Учреждения

У здания многофункционального центра пандус настолько высокий, что похож скорее на горку, чем на приспособление для колясочников. Даже к районной администрации колясочник может только подъехать к крыльцу, дальше путь заказан. Нет подъезда к зданию мирового суда. В прокуратуре хороший пандус под нормальным наклоном, что соответствует нормам. Здание Россельхозбанка — это вообще отдельная история, туда с трудом попадают здоровые люди, настолько тяжёлая металлическая дверь и узкий проход, человеку на коляске явно проехать внутрь не под силу. Здание нашей редакции также явно проектировалось и строилось для воспитания физически здоровых и сильных людей, одолеть наши лестничные пролёты маломощным людям не под силу.

Одно из самых посещаемых мест в Улётах — почтамт. Сравнительно недавно там появился пандус. Есть тактильные указатели-плитки, но они в ужасном состоянии, плитка вся задралась. Того и гляди, здоровый человек споткнётся и упадёт. Удобный подъезд на крыльцо автостанции, но преодолеть тротуарные преграды на коляске невозможно. В детской консультации заехать на крыльцо можно, но там слишком узкие двери и коридоры.

В здание местного филиала Пенсионного фонда можно заехать на коляске, но дальше пошли пороги. Так же, как и в районной поликлинике — пандус есть, а дальше в коридоре непреодолимый для колясочников порог.

Аптеки

В аптеках люди с ограниченными по здоровью возможностями частые гости. Если в аптеку «Таблетка» они могут попасть легко (преодолев перед этим каменистый тротуар), то в соседнюю аптеку «Эконом» колясочнику подняться будет проблемно из-за небольшого крыльца, на котором коляске не развернуться. В аптеке ЦРБ хороший пан­дус, но узкое крыльцо.

В аптеку «Ригла» заехать на коляске можно, но на тротуар со стороны улицы Горького проехать проблемно: из-за высокого бордюра колясочнику придётся проезжать перекрёсток по диагонали. К тому же в дождь здесь всегда скапливается вода и стоит большая лужа. Кстати, здесь давно напрашивается обустройство пешеходного перехода. Движение транспорта активное, часто тротуар с обеих сторон дороги заставлен машинами. Сама много раз видела, как долго стоят на перекрёстке, пережидая машины или боясь перейти дорогу школьники младших классов, потом срываются с места и бегут, торопясь одолеть опасный участок. Где уж тут будет колясочнику в час «пик» проехать перекрёсток!

Магазины

Магазины тоже не оборудованы для маломобильных групп населения. В дискаунтер «Наш» подъезд есть. Но дальше две двери с узким проходом. Да и по магазину колясочник не проедет. Специально оборудованных корзин для них тоже нет ни в одной торговой точке райцентра. В магазине Гейдарова есть пандус, но слишком узкое крыльцо, а расширить его не позволяет территория — рядом дорога. В райповской «Дежурке» пандус и крыльцо более менее. Но дверь тоже открывать надо с приложением силы.

В «Елизаветинском» проблем с подъездом на коляске нет. В магазине ИП Панова И.Г. пандус не требуется, двери тоже соответствуют по ширине. В здании бывшей аптеки есть хороший пандус, но дальше проезд закрыт из-за узких дверей. В магазине «Исинда» вообще нет пандуса, к тому же торговая площадь там небольшая, так что на коляске в любом случае не развернуться. В магазине в районе «Санта-Барбара» тоже нет возможности обслужить человека на коляске — крыльцо небольшое.

Учреждения образования

В Улётовской средней школе есть пандус, нормальные по ширине двери, но нет кнопки вызова для инвалидов. Детский сад № 7 «Радуга» в 2018 году попал в федеральную программу «Доступная среда». Поэтому там появились широкий пологий пандус, удобное крыльцо, есть кнопки вызова, перила, поручни для передвижения, все указатели в хорошем состоянии.

Учреждения культуры

СДК «Ингода» также был участником программы «Доступная среда», имеет широкий пологий пандус, указатели, специализированный санузел для инвалидов, кнопки вызова. В центральной библиотеке есть пандус, но крыльцо узкое, да и дальше неудобные высокие пороги не пустят колясочника. Кнопок вызова специалистов в библиотеках также нет.

В районном Доме культуры есть пандус, перила, кнопки вызова, специализированный санузел. Указатели на полу также есть, но они задираются, а приклеить их не удаётся ни одним клеем. Никак не обозначен порожек при входе в фойе, что чревато падением даже для здоровых людей.

Что делать?

Понятно, что все эти нарушения происходят потому, что где-то на достойное выполнение программы в бюджете просто нет средств, предприниматели пока или не готовы изначально закладывать в строящиеся объекты все необходимые приспособления для передвижения людей с ограниченными по здоровью возможностями, или в силу проектной документации не могут переоборудовать под это уже имеющиеся здания. К тому же все эти доработки требуют определённых затрат, а кому хочется в наше время нести это дополнительное финансовое бремя.

На заседании общественной палаты присутствовали представители из районной администрации и различных учреждений и предприятий райцентра. Начальник отдела архитектуры, жилищно- коммунального и дорожного хозяйства администрации МР В.А. Горковенко отметил, что большинство предписаний прокуратуры по организации оборудования по программе «Доступная среда» не выполняется из-за отсутствия на это средств. В прошлые годы по предписанию ГИБДД были установлены знаки для стоянок инвалидов. В этом году за счёт средств дорожного фонда запланировано сделать стоянки для инвалидов возле администрации района.

На отсутствие средств ссылался и представитель районного здравоохранения Е.В. Голиков: «Наши объекты разбросаны по всему району, здания, в основном, нетиповые, поэтому переоборудовать их сложно и затратно. В конце 2015 г. получили по феде­ральной программе 1,5 млн., благодаря чему были выполнены некоторые работы по программе «Доступная среда», переоборудованы две палаты и ванная в терапии, получен специальный подъёмник, который позволяет поднимать маломобильных пациентов по лестнице. По Дровянинской участковой больнице сейчас принято решение, что там будет строиться амбулатория, где будут предусмотрены эти приспособления. По другим объектам, что можем — делаем».

Схожие ситуации и по учреждениям культуры и библиотекам района. В основном всё выполняется либо на средства федеральной программы, как получилось с районный Домом культуры и СДК «Ингода», если удалось попасть в неё, либо на собственные средства, как делали пандус в районной библиотеке.

Среди 146-миллионного населения Российской Федерации девять процентов граждан имеют инвалидность. Это ставит перед государством и обществом сложные задачи адаптации этих людей в современную жизнь. Программа «Доступная среда» продлена до 2025 года. Значит, есть надежда, что будут выделяться федеральные средства, благодаря которым в районе удастся создать более благоприятную зону для людей с ограничениями по здоровью и других маломобильных групп населения. Точек приложения сил и средств у нас достаточно, начиная от дорог и тротуаров, заканчивая неподъёмными лестницами и узкими дверями.

Елена Васильева. «Улётовские вести» №33 от 14 мая.

О хлебе, комсомольской юности и муже – фронтовике

В районных газетах на этой неделе масса историй о войне. Воспоминания ветеранов, архивные сводки, репортажи с празднования Дня Победы. Но, наверное, самый трогательный из них публикует «Борзя вести» — рассказ от первого лица 94-летней Александры Михайловны Третьяковой.

«Мама увидела, как увозят, заплакала, а отец говорит: «Не плачь, мать, нас, стариков, оставят, мы не годны на войну». Забрали… Папа с Монголии до линии фронта лошадей перегонял, да так и сгинул, не вернулся домой. А мне ещё 15 лет было, когда я в комсомол вступила, и вот нас, комсомольцев, собрали да в Амурскую область отправили в город Тыгда. И вот мы там лес из тайги плотами по реке Зея сплавляли, увезли нас в июне, а домой-то я возвратилась глухой осенью, в ноябре. Там худо-бедно кормили, картошка, капуста, будка стояла, хлебушек выдавали, так вот мы пока до бараков добирались, так хлебушек-то съедали. Оставишь кусочек на утро, а утром плеснешь в кружку кипяточку, хлеба накрошишь, подсолишь — вот тебе и завтрак», —

Сегодня, 9 Мая, в нашей стране и в мире празднуется один из самых великих в истории человечества праздников — это День Победы. Это день радости и скорби, в этот день мы вспоминаем всех тех, кто, не щадя своей жизни, отстаивал свободу и независимость нашей Родины на полях сражений Великой Отечественной войны. Всех тех, кто, терпя неимоверные страдания, нужду, голод, холод, трудился, приближая заветный час Победы в тылу. Всех тех, кто по прихоти Гитлера и его преступной клики был обречён на страдания и муки в лагерях смерти.

Незадолго до празднования 9 Мая мы побывали в гостях у Третьяковой Александры Михайловны.

Невзирая на свои преклонные годы (Александре Михайловне идёт девяносто четвёртый год), она встретила нас приветливой улыбкой, посетовала на здоровье и, узнав о цели нашего визита, согласилась рассказать о своей жизни. Александра Михайловна была единственной дочерью, которая появилась на свет в многодетной семье акатуйских колхозников Михаила Павловича и Елены Егорьевы Щеглаковых.

Семья была большая, помимо Александры, в семье было ещё четыре брата, мать работала заведующей яслями, а отец, как и большинство сельчан, работал там, куда посылало правление колхоза.

О том, что началась война, семья Щеглаковых узнала из сводки Совинформбюро, в памяти Александры Михайловны сохранилось воспоминание о том страшном дне, когда изумлённые люди, окружив кольцом деревянный столб, на котором было прикреплено радио, слушали известие о вероломном нападении Германии на Советский Союз.

Думали, война будет недолгой, что погонят регулярные части Красной Армии фашистов за пределы нашей Родины, но обстановка на фронте была критической, всё чаще и чаще стали поступать тревожные известия о сдаче фашистам советских городов.

Скудный завтрак и трудовые будни

Отец-то мой уже в годах был, — вспоминая минувшие дни, Александра Михайловна покачала седой головой, — когда стали всех мужиков и ребят, коим исполнилось семнадцать лет, на фронт забирать, погрузят их в машину, тогда ещё «полуторка» до Алек-Завода бегала, и увезут.

Мама увидела, как увозят, заплакала, а отец говорит: «Не плачь, мать, нас, стариков, оставят, мы не годны на войну». Забрали…

Папа с Монголии до линии фронта лошадей перегонял, да так и сгинул, не вернулся домой. А мне ещё пятнадцать лет было, когда я в комсомол вступила, и вот нас, комсомольцев, собрали да в Амурскую область отправили в город Тыгда. И вот мы там лес из тайги плотами по реке Зея сплавляли, увезли нас в июне, а домой-то я возвратилась глухой осенью, в ноябре.

Там худо — бедно кормили, картошка, капуста, будка стояла, хлебушек выдавали, так вот мы пока до бараков добирались, так хлебушек- то съедали. Оставишь кусочек на утро, а утром плеснёшь в кружку кипяточку, хлеба накрошишь, подсолишь- вот тебе и завтрак. Вишь, жизнь- то какая тяжёлая была, — голос Александры Михайловны дрогнул и задрожал, заблестели в глазах непрошенные слёзы.

А на гимнастерке два ордена красной звезды

— А когда со сплаву вернулись, нас отправили в Онон — Борзю учиться на миномётчиков. И вот мы учились из миномёта стрелять, из винтовки, да вот самое весёлое было на лыжах ходить, любили, значит, лыжи- то. А тогда там, в Онон — Борзе, хлеба неубранные стояли, густые, убирать некому было, все на фронте, так мы хлеб-то после учения в ночь молотили. — Опять радость, — заулыбалась Александра Михайловна и прихлопнула ладонью по дивану, -время- то голодное, насыплем на лопату зерна, поджарим на костре да наедимся досыта. Сытому-то веселей работать, а там придём с молотьбы, отдохнём два часа и вновь за учёбу. А сводки всё тревожнее и тревожнее с фронта приходили, враг- то вон, почти у стен Москвы стоял, ждали, когда нас на фронт отправят, да погнали наши фрица и нам, значит, послабление вышло, распустили по домам.

А там начали с войны фронтовики возвращаться, те, которые к службе были уже не пригодны, татарин из нашего села вернулся, Батыром звали, живой пришёл, только без руки. Ну, а там и мой Петр Яковлевич пришёл, ухаживать за мной начал, а на нём живого места не было, израненный весь, в Москве девять месяцев в госпитале пролежал. Не хотела я за него замуж идти, да бабы насели, война, говорят, где его, мужика- то, целого возьмёшь.

На мгновение замолчала Александра Михайловна, и в этот миг мои глаза встретились с её глазами. С момента нашей встречи прошло не так уж много времени, но даже сейчас, вспоминая этот взгляд, мне трудно высказать то, что довелось мне в нём увидеть. В карих, старческих глазах была вековая мудрость, душевная сила, та сила, что присуща только русской женщине, и ни капли сожаления о пережитом прошлом.

С мужем Петром Яковлевичем Третьяковым довелось прожить Александре Михайловне двадцать лет, за эти годы появилось в их семье семь детей.

Не пощадила война фронтовика, тот, имея звание младшего лейтенанта, не прятался за чужие спины, и потому на его груди красовались два ордена Красной Звезды. В памяти родных и близких хранятся воспоминания о прошлом Петра Яковлевича, внучки даже подняли архивы и узнали подробности из фронтовой жизни своего деда.

В далёком и грозном сорок первом году взвод под командованием младшего лейтенанта П.Я Третьякова взял штурмом вражеский дзот, сам командир был ранен и отправлен в госпиталь. В сорок втором году взвод Петра Яковлевича выбил из деревеньки фашистов и уничтожил в этом бою более тридцати гитлеровцев. — Израненный был весь, болел часто, так и помер с осколком вражеского снаряда в груди и ноге, — Александра Михайловна замолчала, прижав пальцы к губам, и по глазам было видно, что где-то в глубине души, эта убелённая сединами женщина переворачивала горькие страницы своих воспоминаний.

И, наконец, заговорила о том, что всему рано или поздно приходит конец. Война кончилась, и об этом в далёком сорок пятом году было объявлено по радио, и сообщил эту новость диктор из Москвы.

— Как вспомню этот голос, — улыбнулась Александра Михайловна, — так плакать хочется, это был голос долгожданной Победы. Раньше, когда ноги не подводили, всегда ходила на площадь в этот день, э теперь с трудом передвигаюсь по квартире.

Валентин Старицын. «Борзя вести» №19 от 8 мая.

НазадВперёд
3 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я помню, середина пятидесятых годов, я маленькая девочка, родители садили картошку неподалеку от ул. Проектной к берегу Кенона " На песке" так назывался наш участок, я, вездесущая, бегала за пределами участка и видела истлевшие доски гробов, единичные. Потом родители меня не отпускали за пределы участка,который был огорожен колючей проволокой. А какой была картошка и на вид, и на вкус! Проходящие мимо восторгались урожаем.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Отказ в госпитализации, даже при наличии направления и готовых анализов, снимков, - это стало бичом нашего времени. Отказ-план по госпитализации выполнен! Люди из деревень, насобирав средства, приезжают в Краевую больницу, а их не берут, отказывают безжалостно. Была свидетелем в гинекологии и урологии.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Весьма интересно..)