Р!
22 ОКТЯБРЯ 2019
21 октября 2019

Рэкетиры-пятиклассники - обзор газет Забайкалья

О чём писали в забайкальской печати в первую неделю лета.

Ирина Верещагина подробно разобрала основную теорию появления топонима Сухотино для природно-археологического памятника и одной из читинских зон отдыха. По преданию, живописные скалы на берегу Ингоды получили своё название после самоубийства казака Михаила Сухотина, который застрелился там в 1862 году. Почему самоубийца удостоился места в истории, и что произошло с могилой казачьего старшины —

Что в имени твоём, Сухотино?

Или кто всё-таки застрелился на Титовской сопке?

Слово «Сухотино» в разных вариациях известно большинству читинцев с детства. Это и любимое многими место отдыха, и комплекс археологических памятников, и удивительно красивый природный объект. А вот о происхождении названия единого мнения не существует.

Городская легенда, известная ещё во времена СССР, рассказывает о том, что когда-то давно здесь застрелился некий казак по фамилии Сухотин. Неизвестно, свёл он счёты с жизнью от несчастной любви или от неуёмного пьянства, но в дальнейшем народная молва дала скалам на берегу Ингоды его имя. К этой истории у меня, да и у других исследователей много вопросов. Прежде всего, непонятно, почему возникла необходимость называть целый природный комплекс именем самоубийцы. Свёдших счёты с жизнью по своей воле в то время, как впрочем и всегда, не очень-то любили. Православная традиция считает это самым страшным грехом, поэтому самоубийц не хоронили на общих кладбищах и не отпевали в церквях. А тут такая почесть…

Желая разобраться в этом вопросе, я обратилась к литературе, посвящённой забайкальскому казачеству того времени. И тут выяснилось, что казак Сухотин — это не просто среднестатистический военный, а фигура для своей эпохи достаточно известная. Впервые казачий старшина Михаил Николаевич Сухотин появился на исторической сцене в 1855 году. Он стал участником первого амурского сплава, за что получил высочайшее благоволение. После этого карьера Сухотина пошла в гору, он был назначен иркутским полицмейстером. Имя Сухотина не раз встречается в материалах, посвящённых первой в Сибири дуэли, которая произошла в Иркутске в 1859 году. Так получилось, что Сухотин принимал участие в расследовании этого беспрецедентного на тот момент события. Биографы генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского не раз отмечали Михаила Николаевича как одного из его любимцев и друзей. В 1860 году Сухотин стал командиром 4-го конного полка Забайкальского казачьего войска. А в 1862 году покончил с собой на скале у берега Ингоды.

Что побудило этого успешного человека свести счёты с жизнью? Об этом история умалчивает. До нас дошли дневники сослуживца Сухотина казака П.В. Белокопытова.

Казак Сухотин — это не просто среднестатистический военный. а фигура для своей эпохи достаточно известная. Впервые казачий старшина Михаил Николаевич Сухотин появился на исторической сцене в 1855 году.

Он рассказывает, что 17 мая Михаил Сухотин оседлал лошадь и уехал вверх по Ингоде под предлогом приёма каких-то грузов. Лошадь вернулась без седока, а к седлу была прикреплена предсмертная записка, в которой не указывались мотивы самоубийцы. Белокопытов отмечает, что никто из знакомых и товарищей не мог понять, почему Сухотин так поступил. Предположили, что причиной суицида стала допущенная им растрата, но проверка показала, что все финансовые дела Сухотин вёл аккуратно и честно.

На следующий день фуражка покойного была найдена на плоту у берега, а тело обнаружили в воде. Любопытно то, что по записям Белокопытова, Сухотина похоронили возле того места, где он застрелился. Это объяснимо запретом хоронить самоубийц на кладбищах. Место захоронения точно не известно, но возможно, тело Сухотина до сих пор лежит там, где регулярно гуляют горожане. Сейчас это трудно проверить, учитывая, что в советское время отдельные участки Титовской сопки подвергались распашке, но, кто знает… Говорят, что раньше на месте захоронения Сухотина стоял крест, но он, конечно, не сохранился.

Любопытная деталь: на Амуре есть Буриндинский утёс, называемый также Зелёным крестом. Среди местных жителей известна своя легенда, рассказывающая о покончившем с собой на Зелёном кресте казаке. Угадайте, как его фамилия? Такой вот исторический казус. Застрелился ли казак Сухотин на Амуре, нам неизвестно, но о том, что на Ингоде такой эпизод имел место, рассказывают не только дневники Белокопытова, но и «Краткая история амурского казачества», изданная в 1912 году. В ней подчёркивается, что казак Сухотин был человеком высокой чести и благородства.

Мы не можем быть полностью уверены, что Сухотино получило своё название благодаря самоубийству Михаила Николаевича' Сухотина. В конце концов, эта теория не единственная из ныне существующих. Но, безусловно, она заслуживает пристального внимания всех интересующихся историей нашего города.

Ирина Верещагина. «Читинское обозрение» №23 от 5 июня.

Репортаж из села Бура — отдалённого и прекрасного уголка в Газимуро-Заводском районе — вышел в крестьянской газете «Земля». В Буре нет интернета и мобильной связи, водопровода и канализации, а доставить продовольствие можно, если засуха, вброд или на самодельном плоту по воде Газимура. Журналист Галина Балагурова рассказывает как живут, ходят с коромыслом за голубикой и поят гостей «по-гураньи крепким чаем» эти коренные забайкальцы.

«Моё село, село родное,
Живу я здесь уж много лет,
Когда вдали, душа с тобою,
И мысленно я шлю привет.
Здесь избы старые из брёвен,
Деды рубили топором,
И все они тогда твердили:
«Лет сто стоять наш будет дом».
Тех изб осталось уж немного,
Но мы по сей день в них живём,
Давно не пашем и не сеем,
Земля уснула вечным сном».

Приметы Буры: коромысло, таксофон и брод через реку

Кто хоть однажды побывал в Газимурском захребетье, в сёлах, расположенных вниз по течению Газимура, тот непременно вернётся туда опять. Природа там необыкновенная. В городе надо исхитриться, и то вряд ли получится найти хотя бы десятую долю таких красот и чудес, как Шемелинский или Яковлевский хребты, Мануканская тропа или роща причудливой чёрной берёзы.

Такое уже бывало, что, надеясь на везение, не получалось добраться до намеченной цели — стометровой воронки на месте падения Мульдайского метеорита. Для меня долина запомнилась дрожащими коленями, готовым бежать из груди сердцем и ощущением разочарования, которое непременно приходит, когда понимаешь, что другие смогли и сделали, а ты — нет. Но всегда остаётся возможность пройти по этим тропам снова, наперёд зная предстоящие трудности, уповая лишь на мастерство проводника, руки друга и собственные силы.

Баты, плоты и плашкоуты

Но не только природа зовёт в отдалённые уголки, там можно послушать тишину, подумать, побродить по местам исчезнувших сёл, о которых напоминают лишь заброшенные погосты, выделяющиеся ямы погребов, да заросли крапивы. А ещё — люди. Бесхитростные, отдавшие стране здоровье и силы, но свято верящие, что вернётся в их захолустье жизнь, а оставшиеся сёла будут прирастать молодёжью да их ребятишками, и тогда уж ничто не заставит их срываться с родных мест, а старики будут спокойны, что лягут в землю рядом с родными, до седьмого колена похороненными на малой родине.

Село Бура считается в Газимуро-Заводском районе одним из труднодоступных. Так повелось со дня образования, второй половины XVIII века, что перебраться на правый берег Газимура можно на транспорте вброд только в засушливое время, а пешеходам — по подвесному мосту. Но подвесной мост — это уже благо, чего только не придумывали жители, чтобы перевезти продукты, медикаменты, молоко с фермы, а главное -людей, в былые времена. Использовались самодельные лодки — баты, плашкоуты и плоты. Рисковали на переправе и взрослые, и дети.

На сегодняшний день население составляет чуть более шести десятков человек. Самые старшие — Полоротова Зоя Кирилловна, Пашкова Татьяна Михайловна и Матвеева Ольга Ермолаевна. Зоя Кирилловна и Татьяна Михайловна прожили бок о бок всю жизнь, соседками были, дружат уже по особому, словно родные, и сейчас. Вот и в то утро, когда к ним пожаловали незваные гости, они уже на ногах и вместе собирались чаёвничать. Обе любят по-гураньи крепкий чай с молоком и, прихлёбывая горячий напиток, вспоминать о былом.

И жизнь как «второй номер» сложилась

Татьяна Михайловна приехала в Буру в 1954 году, как вышла замуж за местного парня Николая Соболева. Супруги работали в колхозе «Советский колос». «Сейчас и вспомнить страшно, как успевали справляться с таким хозяйством, -вспоминает Татьяна Михайловна. -Пасека была большая, дойное стадо, молодняк, пашни под зерновыми, а в огородах выращивали картошку, капусту, морковь, огурцы и помидоры. По осени рук и дней не хватало, бывало, помощи просили, чтобы успеть убрать урожай. Потом зерно сдавали государству, овощами торговали на базаре в райцентре, продавали или обменивали их в воинских частях на топливо и запчасти».

Незавидной была доля женщин на колхозных работах. Как и другим, тяжко приходилось и Татьяне Михайловне. На самых сложных работах была она «вторым номером». Весной на вспашке управляла плугом, осенью на комбайне — на отгрузке зерна. «Руки-ноги тряслись, бывало, как с трактора сойдёшь, но деваться некуда было. Здоровье, годы были не те, что сейчас. Отдохнёшь чуток — и дальше», — ворошит память моя собеседница. Женщины тогда декретных отпусков не знали. Чуть подкормили малыша грудным молоком и определяли в ясли, сами — на работу. Только с младшим, Лёшей, пришлось молодой матери оставить работу в колхозе. Немногим более года — но дома не сидела, успевала помогать на строительстве колхозного магазина. Работы было непочатый край. Сами белили, красили, городили заборы. В колхозе всегда тяжёлая работа. Татьяна Михайловна была учётчицей молока на ферме, там нешуточные тяжести женщины перетаскивали. Фляги с молоком сначала на трактор грузили, чтобы до моста довезти, потом через Газимур переправляли, а там снова погрузка на машину и на маслозавод. Природные катаклизмы никто не отменял — наводнения, ледоходы, шуга по воде случались с завидной регулярностью. Как хочешь, как можешь, но извернись, выполни план по сдаче продукции государству. Там и прихватили её почки, пришлось раньше срока на пенсию выйти. Полутора лет не хватило Татьяне Михайловне до 35-лётнего стажа в сельском хозяйстве. Потому и льгот нет никаких. Суставы извело, поясница ноет, но и группу инвалидности оформить не получилось. Нет в таких людях хитрости и прозорливости, а на все советы только рукой машет: «Да куда мне теперь эти деньги, 12 тысяч пенсии и ладно! Хватает мне одной, да и дети с внучатами помогают, они у меня в Бурукане да в Кунгаре, рядышком живут! Не пропаду раньше срока, что прожить отмерено!»

«Я печку не топила, гостей я не ждала: в колхозе я работаю, поздно домой пришла», — приговаривает Татьяна Михайловна и хлопочет вокруг стола. Главная её еда — картошка — уже до румяной корочки за разговором зажарилась. Выставляет на стол местный деликатес — тушёных в вольной печи гольянов. Куда до этой вкуснотищи заморским шпротам! Но главное на столе — хлеб. Кто не собирал в войну колоски на полях, не давился мякинной ковригой в послевоенные голодные годы, тот не знает цены хлебу, уверена старожил Буры. Потому и отношение к нему бережное, а если не привезут родственники или социальный работник — беда. Голодной из-за стола встаёт.

Проблема обеспечения продуктами питания и товарами первой необходимости стоит в этом селе особенно остро. Среди своих не оказалось рискованных до коммерции предпринимателей, а чужие и вовсе сюда не суются. Ближайшая торговая точка — в Бурукане, а до неё попробуй доберись. Всеми возможными способами — с оказией, сами, по заказу обеспечивают себя буринцы всем необходимым. И не жалуются, потому что привыкли.

Река Газимур — препятствие. Добраться до села непросто. Жить в таких условиях означает быть готовыми к любому исходу, надеяться лишь на себя и ни сколько — на государство.

У Буры свои герои

«Чай остывает!» --прикрикнула Татьяна Михайловна, и разговор продолжился за столом. Говоря о тяжёлых годах, вспомнили подружки о военном лихолетье. «У меня отец с войны не вернулся, — рассказывает Зоя Кирилловна Полоротова.

— Он лейтенантом служил, под Ленинградом погиб, там и похоронен в братской могиле». Немногие вернулись в родную Буру с Великой Отечественной. «Всё село можно перебрать, — загибает пальцы баба Зоя.

— У бабушки Сани сын — Спиридон Муратов, у Дерюгиных — двое. Оба молодыми, неженатыми на фронт уходили. По той стороне — Иван Матвеев, так и не дождалась его мать с войны. Многих война-злодейка прибрала. Детей осиротила, жёнам да матерям жизни поубавила».

У Буры свои герои-фронтовики и великие труженики. Вспомнили женщины, что зоотехник совхоза Василий Чугуевский дважды ездил в столицу на выставку достижений народного хозяйства, а пчеловода Константина Пашкова за труд награждали серебряной медалью. Не обошли село стороной и современные военные конфликты. Два участника боевых действий проживают в Буре. Сергей Матвеев был в самом пекле Чеченской войны. «Его бабушка воспитывала, — рассказывают женщины о своём земляке. — Каждый день за внука молилась, потому и дождалась. Другим человеком вернулся Серёжка из армии, смерти бояться перестал. Много потерь и крови он там увидел, наверное, потому и надломилось в нём что-то, под уклон вся жизнь покатилась».

Долго сидели за столом, разговаривали. Жизнь моих собеседниц долгая, и всякое в ней бывало. Родные планируют достойно отметить 85-летний юбилей, который вот-вот наступит у Татьяны Михайловны, а она говорит: «Что годы! Это сейчас ничего вспомнить не могу, а ночи такими длинными стали, что всю жизнь переворошишь, пока рассвета дождёшься!»

Растерялись, застеснялись бабушки своей разговорчивости, словно тайное что-то ненароком сказали. Но нет — только то, как сами жили да о селе своём, вместе с ними и состарившемся. Как у них глубокие морщины, так и у домов деревенских — позеленевшие от старости и покосившиеся заборы, прогнившие крыши да пустые глазницы маленьких окошек, которые смотрели на мир своими многочисленными ставенками и цветастыми занавесками.

Память к труду в поколеньях живёт

Светлана Константиновна Полоротова пятиклассницей приехала в Буру из посёлка Кокуй. Здесь и прошла вся её жизнь — вышла замуж, родила детей, которых они с мужем воспитали и выучили. Сейчас Светлана Константиновна работает в администрации сельского поселения «Буруканское» специалистом по социальной работе и совмещает ставку соцработника, ухаживая за пожилыми людьми в своём селе.

— Очень проблематичное у нас село, — говорит Светлана Константиновна, — и прежде всего из-за отсутствия надёжной переправы. И, к сожалению, никогда в этом направлении ничего не изменится. Новый мост стоит 25 млн рублей, и мы прекрасно понимаем, что никто нам его не построит. Мы и есть те самые неперспективные, кому до конца придётся заботиться о себе.

Люди в Буре к трудностям привычны, но случаются ситуации, когда одной стойкости и силы духа не хватает, нужна квалифицированная медицинская помощь. Участковый фельдшер проживает за 40 километров. Один раз в неделю он ведёт приём в центре поселения, но до Буры не добирается никогда. Как и врачи. «Нам всегда говорят: найдите молодую девушку, которая оканчивает медицинское училище, создайте условия и пригласите в своё село работать. Да кто же к нам поедет?! Нет в селе ни связи, ни дорог, ни интернета. Какие родители согласятся отправить своего ребёнка в нашу глухомань, да и сами молодые люди никогда не отважатся на ТАКОЙ шаг», — сокрушается Светлана Константиновна.

Был случай, что среди ночи у пожилого человека поднялось давление. По таксофону, который находится в клубе, вызвали скорую помощь, но оказалось, что машина на выезде, Газимур — препятствие, и медики лишь проконсультировали, какие лекарства следует принимать больному. Жить в таких условиях означает быть готовыми к любому исходу, надеяться лишь на себя и нисколько -на государство. Так они и живут.

На обслуживании у Светланы Константиновны пять человек. Приписаны ли в нормативных документах условия труда социального работника в отдалённых сёлах, сказать не берусь, но так, как она работает, посмотрела сама. Помыть полы, навести порядок в доме, при необходимости приготовить еду и принести дров — это естественно. По-другому и в городе посуда не моется. Но с обеспечением водой дела обстоят совсем иначе. Её надо принести с речки, вёдрами на коромысле. Оговаривается ли стоимость именно такой услуги в законе о социальной помощи, да в XXI веке, сказать трудно, но то, что это дикость, — несомненно!
Каждому своему подопечному она приносит продукты питания. Бывало, что муж помогал, возил Светлану Константиновну в магазины центральной усадьбы на тракторе. Зимой справляется сама, в помощь — сани.

— Школы в нашем селе нет, детей ежедневно возят от моста в Бурукан на автобусе, — говорит депутат сельского совета Полоротова, — а до дома остаётся уже рукой подать. Во времена Гениатулина соцработникам выдавали велосипеды, они здорово нас выручали, сокращалось время на передвижения по селу, да и тяжёлые сумки не на своих плечах таскали, а «железный конь» возил.

Проблема в селе и со связью. Сотовая вряд ли когда появится, а если выходит из строя таксофон, тогда буринцы оказываются оторванными от мира окончательно.

Сейчас в селе проживает 26 детей. К ним внимание особое. Чтобы ребятишки не чувствовали себя обделёнными вниманием и возможностью посещать школьные мероприятия, работники сельского клуба проводят детские праздники и тематические вечера, занимаются развитием школьников, ведут кружковую работу.

— Нельзя сказать, что у нас село пожилых людей, — говорит социальный работник. — Много молодых и крепких семей, готовых жить и работать в Буре. Но, как и везде, главная причина оттока молодёжи — отсутствие работы. Выручает «Востокгеология» — там работают наши мужики, но в основном занимаются своим хозяйством. Душа радуется, глядя на Овчинникова Алексея, Глущенко Виктора, Полоротова Сергея, Овчинникова Илью, Полоротова Тимофея, которые крепко стоят на ногах и готовы глубоко пустить здесь свои корни.

Как и представители старшего поколения, Светлана Константиновна подтверждает, что богата Бура тишиной, покоем, природой. И у неё, человека неравнодушного и впечатлительного, думы иногда слагаются в стихи. Незамысловатые, без претензии на гениальность, но такие добрые, земные и отражающие реальную картину жизни села:

Моё село, село родное,
Живу я здесь уж много лет,
Когда вдали, душа с тобою,
И мысленно я шлю привет.
Здесь избы старые из брёвен,
Деды рубили топором,
И все они тогда твердили:
«Лет сто стоять наш будет дом».
Тех изб осталось уж немного,
Но мы по сей день в них живём,
Давно не пашем и не сеем,
Земля уснула вечным сном.

«Всё так, — смущённо улыбается моя собеседница. — Ещё я помню, как женщины ходили за село с коромыслом за голубикой. Два часа — и полные вёдра. Потом настали другие времена. Лес выпилили и вывезли, ягодники сожгли, земли стали заболачиваться и зарастать ивняком». А ведь не многого сельчане просят от государства. Организуйте им достойный рынок сбыта продукции, и они накормят своими овощами, мясом, молочной продукцией не только район, выйдут на краевой уровень и выше. В том, что сельчане умеют и могут работать, сомневаться не приходится. Дети и внуки передовиков производства знают, на кого равняться, с кого брать пример. А если подзабыли традиции, то при достойном отношении к себе и к труду на земле вспомнят их обязательно. Генетическую память трудно стереть, она в поколениях живёт.

Дом на берегу Газимура

Этот дом построили очень давно на берегу тихого Газимура. Его фундамент был сложен заботливыми, крепкими, натруженными мужскими руками сельских пахарей. Деревянный сруб сперва напоминал крепость с узкими окнами-бойницами. Крыша блестела на солнце смолянистым драньём. Женские руки создали незабываемое внутреннее убранство и сделали его уютным и мирным. Муж и жена вбили в матку перекрытия стальное кольцо, и в нём закачалась детская люлька. Так он и жил, крепкий, красивый с внешностью воина и душой крестьянина, Дом. Громоздился внутренними постройками и наполнялся детским смехом, а зимой, накинув на золото крыши белую снежную шапку, дом нахмуривался подслеповатыми окнами и пыхтел в голубое небо столбиком дыма из большой тёплой русской печи. Дом жил, и люлька в его горнице, не останавливаясь, раскачивалась, как часы, отсчитывая поколения. У дома были свои часы, они отсчитывали не секунды, а десятилетия, не минуты, столетия. А их стрелками были люлька, лес и река. Бывало, что кто-то из мужчин уходил на войну. Женщины провожали своих защитников и терпеливо ждали конца войны. Когда мужчины возвращались, стряхнув морок воспоминаний, загнав боль внутрь души, размазав крепкой рукой по лицу скупые слёзы, они заново начинали жить. Кольцо вновь взлетало к притолоке, и мерное покачивание люльки отмеряло секунды новых поколений. А обожжённые испытаниями камни фундамента только становились крепче. Этот дом у прекрасного, светлого леса вселенной, на берегу реки вечности — наша с вами Родина. Этот дом прекрасен своей простотой и глубок своим убранством.

Социальный работник носит воду старикам с речки вёдрами на коромысле. Оговаривается ли стоимость именно такой услуги в законе о социальной помощи, да в XXI веке, сказать трудно, но то, что это дикость, — несомненно!

Сейчас к Дому подкрался новый враг. Невидимый. Он душит нас совсем другим, но более страшным оружием: пьянством, наркотиками и развратом. Сами того не замечая, своими ложью, злобой, бездуховностью, жадностью и безразличием мы почти погубили свой дом, и когда с упорством фанатиков выколупаем последний камень, он рухнет. А ведь дом-то большой, его хватит на всех, и деды наши жили в нём все вместе, дружно и по совести. Не думайте, что в соседнем, современном доме будет лучше. За предательство всегда приходится платить. Давайте жить в своём доме, по своим законам, говоря на своём языке, растить и воспитывать своих детей, даря им нашу красоту и нашу веру. А дом будет нам благодарен. Если отнесёмся к нему бережно, он откроет перед нами то, что не доверил другим, то, что ещё скрыто в его тихих чуланчиках и потаённых кладовых, и это будут самые драгоценные подарки. Это самый красивый, самый большой и самый родной — наш Дом. Сберечь его и свои Души, возродить его, и мы будем счастливы, глядя на чистую реку под чистым небом, на мосток через ручей и ребятишек, смеющихся на берегу.

Галина Балагурова. «Земля» №23 от 4 июня

Чернышевская газета «Наше время» опубликовала отчёт о работе комиссии по делам несовершеннолетних — и это лаконичная и пугающая иллюстрация жизни вдали от точек роста, рейтинговых голосований, фестивалей варенья и уложенной корейцами тротуарной плитки. Вот пятиклассники Дима и Саша — они ограбили своего знакомого Виталика, чтобы купить семечки и сок. А вот 13-летний Алексей — он трижды ударил ножом собутыльника своей матери, который полез на женщину с кулаками.

Оштрафованы на 38 тысяч рублей

13 протоколов об административных правонарушениях рассмотрели члены районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав на прошедшем 16 мая заседании. На виновных в нарушении административного законодательства решением комиссии наложено штрафов на общую сумму 38 800 рублей

Совестливые рэкетиры

Во время прогулки двое закадычных друзей — 11-летний Дима и 12-летний Саша — встретили общего знакомого Виталика Узнав, что у мальчика при себе 500 рублей (мама отправила его в магазин), Дима и Саша отняли деньги у сверстника. Виталик в слезах побежал домой, а юные рэкетиры — в магазин, где купили сок и семечки, потратив 101 рубль. Больше расходовать не стали — вдруг проснулась совесть. Сдачу — 399 рублей — в тот же день вернули Виталику, осознав, что поступили плохо.

Школа предоставила в полицию положительные характеристики на детей, родители Димы и Саши вернули потраченные деньги, мальчики извинились за свой поступок и впредь обещали так не поступать, поэтому инспектор по делам несовершеннолетних ОМВД России по Чернышевскому району приняла решение не ставить детей на учёт в полицию. Комиссия же рекомендовала родителям ребят усилить за ними контроль и объяснить им, какими последствиями чреваты такие поступки.

Затянувшаяся на годы побелка

У 34-летней Татьяны Мироновой пятеро детей. Двое — от первого брака — живут с её матерью в соседнем селе. Трое — 9, 6 и 4 лет — проживают с ней и её новым мужем. Нет, на заседание комиссии Татьяна и Михаил были приглашены не из-за пьянства -они не злоупотребляют. Причину озвучила ответственный секретарь комиссии С.В. Вавакина:

— Такой грязи в доме, где живут люди, я ещё не видела, — говорит Светлана Викторовна. — Глава села просила посетить эту семью, посмотреть, в каких условиях живут дети. Я приехала и ужаснулась. Одежда — комками на полу. Стены чёрные, в паутине… Нет элементарного — подушек, одеял, матрасов. Младшие дети спят на сетке кровати на каких-то тряпках, старший из ребятишек спал прямо на голом и очень грязном полу. В доме нет продуктов, мне пояснили, что питаются они у бабушки Татьяны, которой далеко за 80. Хозяйка запустила квартиру, хуже, кажется, некуда

— Да мы белить как раз собрались, — объяснила ужасный беспорядок Татьяна.

— Глава села мне сказала, что вы уже год белите, — возразила С.В. Вавакина. — Нравится вам с мужем жить в грязи — живите. Но детям в таком «жилье» не место!

— Даём вам неделю исправить ситуацию, — закончил беседу С.М. Котов. — Если не приведёте дом в порядок, не купите детям постельное, продукты, органы опеки заберут ваших малышей.

Толкнула сына преступление

Будь на год старше, 13-летний Алексей вполне мог отправиться в колонию для несовершеннолетних. А виной тому его мама и её пристрастие к алкоголю. Мартовским вечером в доме Бочкиных было застолье, которое едва не обернулось непоправимой трагедией. О том страшном дне, сильно волнуясь, рассказал Алексей:

— Мама выпивала с дядей Петей. Вдруг он начал её избивать. Я попытался оттолкнуть его от мамы, ей было больно, я видел, но дядя Петя не переставал Потом он схватил меня, прижал к стене и начал душить. Я нащупал на столе нож и ударил его.

Мальчик нанёс пьяному мужчине не менее трёх ударов. К счастью, тот не умер — врачи спасли ему жизнь. А вот ребёнка поставили на учёт в полицию.

— И всё из-за вас, мамаша, — негодовали члены комиссии. — Вот до чего пьянки довели!

— А тогда выходной был. Чего такого-то? — вопрошала она. — Все же живы…

— Налицо — алкогольная деградация, — заметил врач-нарколог Д.С. Ельшин. — Я предлагаю членам комиссии обязать женщину встать ко мне на учёт. С ребёнком я тоже хочу побеседовать, нужно выяснить, как случившееся отразилось на его психике и требуется ли ему помощь специалиста.

Члены комиссии согласились с доктором. Также за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию ребёнка женщине назначили наказание в виде штрафа

В этот день на комиссии также состоялась беседа с 5-классницей Женей, укравшей у подружки сотовый телефон, вынесены решения о наказании в виде штрафа в отношении двоих студентов лицея, куривших в общественном месте и двоих юношей, находящихся в общественных местах в состоянии алкогольного опьянения. Предупреждение по статье 5.35 КоАП за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей вынесено 20-летней матери троих малолетних детей, которая была замечена за распитием спиртного.

Надежда Дёмина. «Наше время» №21 от 29 мая

В издании «Борзя-Вести» вышел материал о работе добровольцев, которые собирали и передавали гуманитарную помощь пострадавшим от апрельских пожаров — в Борзинском районе пострадало несколько сёл, а Тасырхой сгорел дотла.

«По разным российским каналам шли видеорепортажи о последствиях пожаров. И нигде не говорится о реальной помощи жителей города и района, хотя при разговоре с пострадавшими многие благодарили борзинцев», — негодует издание и публикует полный список тех, кто передал пожертвования местному отделению «Союза добровольцев».

Не нужно оваций – просто спасибо!

Прошло уже больше месяца после того, как 19 апреля 2019 года многие районы Забайкальского края буквально поглотил огонь, оставляя после себя выгоревшие степи, уничтоженные поселения, мёртвый домашний скот. А что же сейчас? Уже мало кто обсуждает эту тему, остались только «погорельцы» со своими проблемами и заботами. И только изредка слышим информацию о денежных выплатах да оказанной помощи от волонтёров. И нам кажется, что не правильно это — забыть сказать слова благодарности тем людям, кто не остался в стороне от общей Забайкальской беды.

Из — за своей скромности эта женщина не любит «рекламы», на все «спасибо» она отвечает: «Это не только моя заслуга, я бы одна не справилась». И что мы можем ответить на это? Конечно, она права! «Не место красит человека, а человек место», и это обо всех людях с «большим сердцем», одной из которых и является Вероника Сергеевна Базалеева, начальник борзинского отделения «Союз Добровольцы России», и именно с ней мы решили поговорить на эту тему.

— Только услышали клич о помощи -многие жители активизировались. Сначала выезжали на пожары, позже организовали финансовую и бытовую поддержку. Стихия-то прошла, но остались плачевные последствия. Сейчас до сих пор нужна помощь и продуктами, и химией, и кормами для скота, и материалом для загонов. Сгорело много сена, и животина может сгинуть от голода и холода. Благо весна, но трава ещё мелкая. Сейчас еще период отела поголовья. Многие погорельцы жили подсобным хозяйством, а помощь от государства ещё не всем оказана. На всех стоянках, не считая Тасырхоя, люди ещё не получили первые денежные обещанные суммы.

Выплаты были собственникам домов в с.Хадабулак, с.Чиндант-2. Они получили выплаты потому, что это дома, а частные стоянки — это только хозяйство. Конечно, чем можем, тем и помогаем. На собранные деньги приобретаем доски, гвозди, инструменты, корм для животных, в магазинах стоят «Корзины добра», фермерское хозяйство выделило овёс для скота. В ближайшее время нужно помочь с сеном. Вообще, сами жители говорят, что очень удивлены тому, что простые люди им помогают и тем более безвозмездно. Многие даже не знали, что в городе есть волонтёры. Общими усилиями группы «Источник добра» мы собрали более 200 тыс. рублей, на которые приобретали и приобретаем всё необходимое для пострадавших, помимо этого было очень много гуманитарной помощи (одежда, обувь, игрушки, постельное бельё и т.д. ), -рассказывает главный волонтёр города (как её уже называют).

По разным российским каналам шли видеорепортажи о последствиях пожаров. И нигде не говорится о реальной помощи жителей города и района, хотя при разговоре с пострадавшими многие благодарили борзинцев.

— Да, знаете, когда мы заняты помощью людям, даже как-то не думаем о фотографиях или съёмках видеоматериалов, видимо, у нас нет желания, но оказывается -это должно быть необходимостью. Самое главное, чтобы делать свою работу: слаженно, профессионально и быстро, ведь каждому своё. А телевидение приезжали в удобное для них время, просто нас не было на месте. Только в Тасырхой мы приезжали практически каждый день, не считая тех моментов, когда жители могли выехать к нам в город. Да нам главное — не бросить людей сейчас, ажиотаж прошёл, а люди -то остались. Если мы про них забудем — у них просто могут опуститься руки, и они вообще веру в людей потеряют. Помните, в 90-х годах, когда людей загнали в долги и они остались наедине со своими проблемами, многие просто не выдерживали.

И кто знает, какие ещё будут последствия после этих пожаров. Главное- быть сплочёнными. Трудно ли быть волонтёром?

— Не знаю… Конечно, порой очень устаёшь, а ведь тебя ещё ждёт дома семья, дети. Порой бывает обидно от отсутствия поддержки, от непонимания. А бывали случаи, что нашу работу выдают за свою. И руки иногда опускаются, но осознаёшь, что людям ещё тяжелее. Всех жалко…устала… — из глаз сильной женщины потекли слёзы. Сделав небольшую паузу, она продолжила.

— Вот вы, наверное, обратили внимание, что мясо на рынке уже подорожало. А ведь мясо продаётся перекупщикам по очень низкой цене. Просто кто-то воспользовался моментом. Такого не должно быть. Мы, наоборот, должны объединиться и не рассчитывать ни на Москву, ни на кого, а рассчитывать на своих же земляков. Конечно, для всех нас эта ситуация стала хорошим уроком, и можно сделать многие выводы. Я вот слышала, что сразу выделилось оборудование для тушения палов, ещё, по-моему, обещали увеличить численность пожарных. Да самое главное, чтобы люди были более сплочёнными! За четыре первых дня во время пожаров и после мы познакомились со многими борзинцами, а ведь нас объединила одна беда.

Хотелось бы отметить и сказать слова благодарности тем ребятам, которые были с нами рядом, а именно: клуб любителей внедорожного спорта «Сапсан», военная часть 06705, ГАУСО ШРЦ «Топаз», АО «Разрез Харанорский», Машуков Е.С. и коллектив столярного цеха, Шубитидзе А.П., Самсонян А.Г. и коллек-тив «Стройграда», Плаксин А.В., Чагочкин В.А., инициативные группы «Источник Добра» и «Гастелло», волонтёрский отряд «Легион Добра», волонтёры с г.Читы, земляки с дальнего зарубежья, предприниматели Борзинского района и Забайкальского края, коллективы магазинов, где стояли «Корзины Добра». Крестьянско-фермерское хозяйство «Чинам», коллектив ООО «СМУ-7», Волонтёры ЗабЖД ст. Борзя «Дорога Добра», ЗабЖД в целом, волонтёры Могочи, ОМВД по Борзинскому району, ГИБДД, Епархии Забайкальского края, редактор газеты «Борзя-Вести» и редакция «Даурской Нови», Региональная общественная организация «Федерация тайского бокса Забайкальского края» г. Борзя, Комогорцев Д.В., Арчёкова Л.Ю., коллектив паспортного стола г. Борзя, которые не покладая рук сделали огромный объём работы, а также работники администрации Борзинского района и все неравнодушные люди. Спасибо огромное и низкий поклон всем, кто не остался в стороне и помог по своим силам. В этот период всё сплотились в оказании помощи пострадавшим, и только благодаря этому мы смогли оказать посильную поддержку тем, кто пострадал от пожара в эти страшные дни для нашего района и края в целом. Здоровья и благополучия вам и вашим родным. Пусть всё добро, сделанное вами, вернётся вам вдвойне. Спасибо за то, что вы все с нами. Вместе помогать легче!

Наталья Руденская. «Борзя Вести» №22 от 30 мая

Переход Забайкальского края в Дальневосточный федеральный округ кажется глубокой зарубкой на линии жизни региона, но всего 100 лет назад Чита была не просто частью Дальнего Востока — столицей гигантской территории от Байкала до Тихого океана. «Забайкальский Рабочий» вспомнил, как дипломаты молодой Дальневосточной республики — на самом деле, посланцы Советской России под прикрытием — отправились в Вашингтон, чтобы установить дипотношения с Соединёнными Штатами.

В Вашингтон от имени Читы

Как ДВР вместе с США новый миропорядок строить пытались

Декабрь 1921 года. Несмотря на то, что в Чите располагается столица Дальневосточной республики, формально независимого и полностью самостоятельного государства, в городе царит неистребимый дух провинциальности. Улицы утопают в песке и пыли. В городе ни одного нового каменного здания — последние новостройки возвели ещё при царе.

На будущей площади Ленина ещё высится громада собора. Кое-где пасутся коровы и гуляют куры. По ночам в разных районах орудует банда бывшего красного партизана Ленкова, заставляя людей запираться у себя дома и носа за ворота не показывать.

В это же самое время в столице США проходила т.н. Вашингтонская конференция. Она была созвана по инициативе США, которые рассчитывали добиться благоприятного для себя решения вопроса о морских вооружениях и закрепления нового соотношения сил в Китае и бассейне Тихого океана.

Судьбы Тихоокеанского региона решали четыре крупные державы — США, Великобритания, Франция и Япония. Неожиданно для всех в Вашингтон, произведя немалый фурор, приехала пятая делегация. Из Читы.

Что такое Вашингтонская конференция?

В июле 1921 года президент США Уоррен Гардинг выступил с инициативой провести в Вашингтоне международную конференцию по ограничению морских вооружений, тихоокеанским и дальневосточным вопросам. Особое внимание к дальневосточной проблематике объяснялось тем, что после мировой войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе сложилась новая расстановка сил и обострились противоречия великих держав. Соединённые Штаты, опираясь на своё экономическое могущество, стремилась обеспечить себе • главенствующее положение на Дальнем Востоке и прежде всего в Китае. Важнейшей предпосылкой проведения Вашингтонской конференции стала развернувшаяся в последние годы Первой мировой войны и в первый послевоенный период гонка морских вооружений. В борьбу за военно-морское лидерство включились Соединённые Штаты и Япония. «Владычица морей» Великобритания оказалась не в состоянии соревноваться с Америкой и в этой сфере по причине вопиющего неравенства в экономической и финансовой мощи. Вместе с тем невиданный размах гонки морских вооружений требовал огромных затрат, что могло привести к финансовому перенапряжению и вызвать негативную реакцию у общественности. Следовало учитывать также широкое распространение пацифистских настроений. Поэтому в правительствах союзных держав и стали разрабатываться планы ограничения военно-морских сил. Речь шла об установлении определённых пропорций флотов, учитывающих военно-политические цели той или иной страны. На этот счёт откровеннее других лидеров высказался американский президент Гардинг: «Наиболее мудрой политикой США должно стать стремление добиться превосходства на море в результате сокращения вооружений». Подготовка конференции сопровождалась шумной пропагандистской кампанией, в ходе которой прославлялось миролюбие американской администрации. Сам международный форум назывался «встречей друзей», а идея сокращения морских вооружений — «великим самопожертвованием Америки». Все газеты цитировали слова Гардинга: «Мы надеемся установить лучший порядок, который вернёт спокойствие миру». Торжественное открытие Вашингтонской конференции состоялось 11 ноября 1921 года. В ней приняли участие 14 стран: 5 великих держав — США, Англия, Франция, Италия, Япония; 4 государства, имевшие существенные интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе — Голландия, Бельгия, Португалия и Китай; а также 5 британских доминионов. Советская Россия «ввиду отсутствия единого правительства» приглашения не получила. Председателем конференции был избран глава американской делегации — государственный секретарь Чарлз Эванс Хьюз. Повестка включала в себя три основных вопроса: о взаимных гарантиях неприкосновенности островных территорий в Тихом океане; об ограничении морских вооружений; о положении на Дальнем Востоке и признании территориальной целостности и независимости Китая.

Договор четырёх держав

Этот договор был заключён 13 декабря 1921 года представителями США, Англии. Франции и Японии. Он состоял всего из четырёх статей и известен в истории международных отношений как «Четверной тихоокеанский трактат», или «Дальневосточная Антанта». Содержание договора почти полностью раскрывается в его официальном названии — «О совместной охране прав договаривающихся сторон на островные владения и островные территории в бассейне Тихого океана». Иначе говоря, соглашение юридически закрепляло статус-кво и временное равновесие четырёх держав в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Особое значение имела четвёртая статья договора, которая устанавливала, что после его ратификации автоматически теряет силу англо-японское союзное соглашение 1911 года. Это была крупная дипломатическая победа Соединённых Штатов, достигнутая в трудном противоборстве с Англией и Японией. В ходе кулуарных переговоров американская делегация выбрала в качестве «наиболее слабого звена» Великобританию. При этом американцы использовали различные средства давления: от благостных обещаний предоставить крупные кредиты до угрозы признать Ирландскую республику. Англия после недолгого сопротивления уступила американскому натиску. Глава английской делегации — член кабинета министров А. Бальфур доходчиво объяснил руководителю японской делегации, морскому министру барону Т. Като, что Япония даже выиграла от такого решения, ибо теперь вместо одного союзника получила сразу трёх. Като ответил в том смысле, что количество (союзников) не заменяет качество (договоров), так как по соглашению 1911 года в случае нападения на Японию ей предлагалась «немедленная военная помощь», а по договору 1921 года — только «обмен мнениями». Японский министр подвёл итог деятельности английских дипломатов: «Вы устроили нашему союзу блестящие похороны». Как бы там ни было, подписание «пакта четырёх» ознаменовало собой первый, но не последний успех Соединённых Штатов на Вашингтонской конференции.

Посланцы ДВР

Внезапно непредвиденное обстоятельство нарушило дипломатическое священнодействие четырёх держав: в Вашингтон прибыла специальная делегация ДВР, хотя она и не была официально приглашена на конференцию. Немедленно, по прибытии, делегация Дальневосточной республики опубликовала меморандум. В нём сообщалось, что целью делегации является установление дипломатических и торговых взаимоотношений с Америкой и защита своего права выступить на Вашингтонской конференции, чтобы добиться эвакуации японских войск. Делегация ДВР прибыла в качестве торговой. В ином случае члены делегации не смогли бы получить визы, поскольку США не признавали ДВР де-юре, но признавали де-факто: в Чите был американский консул. Считаясь с общим тяжёлым положением Дальнего Востока и агрессивностью японцев, а также участием американцев в интервенции и их заинтересованностью в делах Дальнего Востока, перед делегацией ДВР были поставлены следующие задачи: 1) Ознакомить американские официальные круги и общественное мнение с истинным положением вещей на Дальнем Востоке и с японскими намерениями; 2) Добиться участия в Вашингтонской конференции; 3) В случае неудачи повлиять в сторону благоприятного разрешения Сибирского вопроса конференцией; 4) Заинтересовать американские торговые, промышленные и финансовые круги в экономических возможностях ДВР; 5) Добиться признания ДВР со стороны американского правительства.

Дипломатические игры

США были весьма не прочь использовать Дальневосточную республику против Японии. Однако, с другой стороны, американские дипломаты не хотели ставить ДВР в равное положение q другими державами и допустить её на конференцию. 22 декабря делегация ДВР была принята госсекретарём США Хьюзом. Делегаты заявили ему, что державы вместе с Японией занимаются на конференции проблемой сокращения вооружений, между тем на Дальнем Востоке по вине японцев льётся кровь. Делегация потребовала для себя участия в конференции. Хьюз пообещал оказать помощь в решении сибирского вопроса, но допустить делегацию на конференцию он отказался. Особенно резко выступили против допущения дальневосточной "делегации японцы и французы. Японцы спешно организовали во Владивостоке группу белогвардейцев и направили её в Вашингтон в противовес делегации ДВР.

Компромату – ход

В ответ на японский маневр делегация ДВР опубликовала в начале января 1922 года целый ряд сенсационных документов. Компромата с собой из Читы привезли много. Среди этих материалов имелось донесение о секретном соглашении между Японией и Францией касательно создания на Дальнем Востоке государства, целиком подчинённого Японии. Была опубликована и французская нота Японии от 2 сентября 1921 года. Ею подтверждалось существование тайного соглашения между Японией и Францией относительно Вашингтонской конференции и наличие дипломатического блока, направленного против Америки. Был, наконец, предан гласности договор, подписанный 12 марта 1921 года представителями Японии, Франции и белогвардейцев. Оказывалось, что Франция и Япония обязались перебросить из Европы на Дальний Восток армию Врангеля, снабдить её оружием и помочь ей свергнуть правительство ДВР. Япония в качестве компенсации должна была получить полное господство на Дальнем Востоке: она могла подчинить себе белую армию и расположить в нужных ей местах свои гарнизоны.

Разоблачения, опубликованные делегацией ДВР, вызвали величайший переполох. Крупнейшие газеты Америки перепечатывали эти документы. В Америке настаивали на расследовании приведённых фактов. Япония и Франция были смущены. Франция и Япония пытались доказывать, что опубликованные документы являются подложными. Однако сенатор Бора без колебаний признал их подлинность. Он добавил, что приведённые в них разоблачения «вполне соответствуют обычным приёмам, с помощью коих вообще проделываются такие вещи».

Американская газета «New York World» уверенно заявляла, что в документах Министерства иностранных дел имеется официальный американский доклад, которым подтверждается существование тайного соглашения между Францией и Японией.

Известно, дальневосточная делегация своими документами ничего не добилась, но содействовала ещё большему обострению борьбы, которая велась между странами-участницами конференции.

Вспомним их поимённо

В состав делегации ДВЕ которая поехала из Читы на Вашингтонскую конференцию, входили пять человек: председатель делегации Александр Языков, секретарь делегации Фарман, переводчик делегации Гольберг, члены делегации Борис Сквирский и Павел Караваев. Правда, вот к Забайкалью и в целом к ДВР отношения они не имели. По факту все они представляли Советскую Россию, которая была очень заинтересована в представительстве на Вашингтонской конференции, но которую, как мы помним, туда не пригласили. Статус дипработников Дальневосточной республики был использован в качестве своеобразного прикрытия. Глава делегации Александр Александрович ' Языков родился 14 июня 1874 года в Петербурге в семье служащего. Окончив Костромское реальное училище в 1892 году, Языков поступает в университет. Там он становится участником революционных студенческих кружков. С марксистской литературой Языков был уже знаком со времён его обучения в последнем классе реального училища. За свою революционную деятельность Языков неоднократно высылался властями — в отдалённые местности. Избегая ареста, он был вынужден часто менять место жительства. Как только в Костроме было получено известие о революционных событиях в Петрограде, костромские большевики 28 февраля 1917 года сформировали Временный революционный комитет, в состав которого вошёл Языков. С 1919 года Языков переходит на работу в центральные органы советской власти, его назначают на должность замнаркома внешней торговли. В 1921 году, по предложению В.И. Ленина, Александр Александрович направляется представителем на Вашингтонскую конференцию. Снабжённый мандатом от ДВР Языков на этой конференции умело отстаивал интересы Советской республики. Благодаря его настояниям вопрос о передаче КВЖД в руки американского капитала, чего добивались империалистические круги, был решён не в их пользу. После Вашингтонской конференции Александр Александрович работает сперва консулом Советской России в Канаде, потом — в Англии. Полученное ещё в детстве от матери основательное знание иностранных языков делает Языкова незаменимым на дипломатической работе. В дальнейшем, по возвращении из-за границы, А.А. Языков работает зав. орготделом ВСНХ, потом — в ЦСУ, и до своей смерти (в результате необоснованных обвинений — в 1937 году) — в Гослитиздате. Про секретаря делегации ДВР Фармана и переводчика Гольдберга отыскать информацию не удалось. Про члена делегации Петра Николаевича Караваева известно, но немного. Годы жизни — с 1884 по 1952. Большевик. Один из организаторов советской власти на Дальнем Востоке. Впоследствии был историком-архивистом. Последний член делегации был единственным, кто, совершенно точно, жил в Чите. Речь про Бориса Евсеевича Сквирского. Он родился в 1887 году в Одессе. Был членом партии левых социалистов-революционеров В 1908 году после трёхлетнего заключения был приговорён к вечной ссылке в Сибирь. В 1913 году сбежал в Иркутск, затем через Харбин и Японию — в Австралию. Работал на стройке, бойне и железной дороге, принимал участие в профсоюзном движении. В 1915—1916 годах учился на физико-математическом факультете университета в Брисбене в Австралии. В Россию вернулся после Февральской революции 1917 года. Работал конторщиком железнодорожных мастерских во Владивостоке. В 1917—1918 годах — член Владивостокского Совета рабочих депутатов и его исполкома, затем член и заместитель председателя Приморской областной земской управы. В связи с угрозой ареста колчаковцами был вынужден бежать на Филиппины. Вернулся уже после образования ДВР В 1920—1921 годах работал товарищем (заместителем) министра иностранных дел Дальневосточной республики, а значит, жил и работал в Чите. После упразднения ДВР, в 1922—1923 годах был неофициальным представителем РСФСР в США. Затем, до ноября 1933 года, носил статус дипломатического агента Народного комиссариата иностранных дел СССР в США. После установления официальных дипломатических отношений был советником полномочного представительства СССР в США и временным поверенным в делах СССР в США. Работал управляющим трестом «Мединструмент». 15 июля 1938 года арестован по обвинению в участии в контрреволюционной террористической организации и в шпионаже. Расстрелян 30 июля 1941 года. 26 ноября 1955 года реабилитирован посмертно определением Военной коллегии Верховного суда СССР.

Эпилог

Из Вашингтона дипломаты ДВР, которые, как мы помним, в действительности были посланцами Советской России, вернулись ни с чем. Но стратегического значения это уже не имело. Дальневосточной республике оставалось жить меньше года. 15 ноября 1922 года республику на правах Дальневосточной области, состоящей из семи губерний, в том числе Забайкальской, принимают в состав Советской России. Русские юридически вернулись на Тихий океан.

Николай Харьков. «Забайкальский рабочий» №106 от 5 июня

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

".Предупреждение по статье 5.35 КоАП за ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей вынесено 20-летней матери троих малолетних детей, которая была замечена за распитием спиртного." Хорошая, видимо, мать.