Р!
19 СЕНТЯБРЯ 2019

Бесполезный Орачевский и шаурма Сапожникова - в разборе недели

За неделю на главной площади города прошли два праздника. Один из них — День России, в Чите в честь него выступила группа «Фабрика», сотрудники контактного зоопарка вывели животных в центр города погреться, и, пока все праздновали, полиция как всегда усердно искала правонарушителей, нашла. Ими стали ребята с плакатом «Верните страну людям». Что в этом лозунге противозаконного, объяснить в МВД отказались. Другое событие в народе прозвали «праздником живота», оно прошло в субботу 15 июня и запомнилось 13-метровой шаурмой, которую готовил в том числе и исполняющий обязанности сити-менеджера Читы Александр Сапожников. О самых интересных событиях недели — в авторском разборе редакторов и журналистов «Чита.Ру».

Ксения Зимина: День России с китайскими песнями, группой «Фабрика» и фейерверком

Екатерина Шайтанова: Отряд не заметит потери бойца

Евгений Орачевский, и.о. первого заместителя председателя правительства Забайкалья, на этой неделе взял отпуск сразу после запрета врио главы региона Александра Осипова брать отпуска. Это может означать только то, что отпуск у него с последующим увольнением. Или то, что он вьёт верёвки из Осипова. Но верёвок не видно. Равно как не видно и никакого результата работы Орачевского, поэтому первое гораздо более вероятно.

С момента прошлого такого заявления Орачевского прошло примерно 4 месяца: в феврале он уволился из правительства Иркутской области с планами на «интересный, масштабный и амбициозный проект» и никаким бэкграундом: каких-то крупных проектов не было, открытие завода по производству тест-полосок при нём переносилось трижды, иркутские территории опережающего развития его отсутствия не почувствовали.

Собственно, в Забайкалье Орачевского характеризуют примерно так же, как в Иркутске — ничего не решает, обещания не выполняет, ответственности не берёт, трубки — тоже. Успел привезти себе зама, сменить руководителя фонда поддержки малого бизнеса, который занял его место после того, как сам Орачевский сбежал в Иркутскую область от слухов про уголовное преследование, да пару раз высказаться, будто космические корабли экономики Забайкалья почти бороздят Большой театр.

Полномочий в крае у него для масштаба первого зама было совсем чуть — ЧС отдали генералу Гурулёву, корпорация развития оказалась у главного по инвестициям Чуркина, Орачевскому осталось министерство экономики, которое разбежалось до стадии понабрать по объявлениям — столько вакансий в одном из ключевых министерств не было на моей памяти никогда.

Может быть, мы даже не заметим потери бойца, но реакция Осипова на потенциальную отставку Орачевского — «работа с кадрами в краевом правительстве всегда будет вестись» — скорее пугает, чем обнадёживает — такое количество съехавшихся отовсюду никому не известных людей у него в отряде.

Андрей Козлов: Стратегическая пустота

Забайкальский край с начала 2019 года сдал четыре позиции и оказался на 84-м месте из 85 в национальном рейтинге «Агентства стратегических исследований» (АСИ) по состоянию инвестиционного климата в регионах России. Об этом 14 июня на брифинге в правительстве края сообщил исполняющий обязанности зампредседателя правительства региона Михаил Чуркин, который как раз инвестиции и курирует.

«Это совершенно недопустимая ситуация, и с этим краю предстоит за ближайший год справиться. Нужно сказать, что рейтинг этот опросный, мы проводили стратегическую сессию АСИ здесь, в Забайкальском крае, какие-то системные проблемы мы здесь не обнаружили. На часть вопросов респонденты просто не ответили. То ли респонденты уже неактуальные, и надо обновить этот список. У нас, конечно, ситуация не самая лучшая, но в отличие от других регионов, каких-то системных проблем у нас не обнаружено», — сказал Чуркин.

В марте, когда Забайкалье занимало 80-е место в рейтинге инвестклимата, временно исполняющий обязанности губернатора Александр Осипов заявил членам правительства, что «не намерен краснеть перед президентом» Владимиром Путиным за невыполненную задачу вывести регион в топ-30 по привлекательности для инвесторов. Даже если Осипов заставит весь край не спать в течение полугода, вряд ли он сможет за несколько месяцев изменить ситуацию с привлекательностью региона для инвесторов. Не сможет он этого сделать и за год — это задача на среднесрочную перспективу. Проблема однако в том, что её — проблему — и не собираются решать. Этот вывод напрашивается из цитаты Чуркина, который говорит, что они пока просто не смогли найти системных проблем.

В регионе и правда нет системных проблем с инвестиционным климатом. Просто потому, что никакого инвестиционного климата в регионе нет. Это вам скажет любой человек с деньгами, например, из Китая. Я уж не знаю, говорил ли Чуркин с теми же китайцами по душам за полгода своей работы в регионе, но я бы настойчиво ему советовал как-то это сделать в неформальной обстановке — найти бизнесменов средней руки из той же Маньчжурии с хорошим переводчиком с китайского, выпить с ними китайской водки или что там пьют китайцы за своими самоварами, и спросить у них — что они на самом деле думают про инвестиционный климат в Забайкальском крае.

Но китайцы это как бы такая российская данность — на федеральном уровне мы с ними очень дружим и всячески раскачиваем глобальное взаимодействие, стремясь к положенным $100 миллиардам, а на местах под осточертевший говор о преимуществах приграничного положения у них, во-первых, и шансов никаких нет, а, во-вторых, они и сами в основном хотят отсюда всеми правдами и неправдами вывезти отсюда природные ресурсы и забыть про тот кошмар, в который им этот российский деревянный импорт обошёлся.

Никакого инвестиционного климата в Забайкальском крае нет и для всех прочих инвесторов. Какие-то, конечно, деньги сюда поступают, кроме государственных, но это частные случаи, редкость, стечение обстоятельств. Системы привлечения инвестиционных денег в регионе нет. Как бы и федеральный центр не создал условий, и в регионе ни разу не было власти, которая могла бы эту ситуацию не то что переломить, а хоть как-то начать менять. И ощущения, что что-то изменится при Осипове, пока нет, потому что АСИ есть, какие-то стратегические сессии есть, есть даже вот Чуркин — первый в истории региона заместитель председателя правительства по привлечению инвестиций, а инвестиционного климата нет, не предвидится, а Чуркин даже не может понять, в чём проблема.

Собственно, никто не может понять, что именно делает Чуркин, потому что инвестиционная привлекательность — это не АСИ и не его рейтинг, не стратегические сессии и не профильные вице-премьеры. Инвестиционная привлекательность — это какая-то такая история, в которой люди готовы вкладывать в экономику региона деньги, получая от этого удовольствие, в том числе в виде прибыли. Инвестиционная привлекательность — это в том числе ощущение, что сюда можно и нужно вкладывать, и тебе не только не помешают, но и всячески этому поспособствуют вне зависимости от того, строишь ли ты тут горно-обогатительный комбинат или открываешь магазин с запчастями. Есть ли в Чите и районах края такое ощущение у людей с деньгами? Ну, иногда — в отдельных точках и по невероятному стечению обстоятельств — есть, а в целом это риторический вопрос — те же китайцы давно знают, что сюда лучше не соваться, если не хочешь сломать себе свою хитрую китайскую шею. Те же русские пассионарии от бизнеса знают, что длинные серьёзные государственные заёмные деньги в Забайкальском крае — это миф, сказочка из пресс-релизов регионального правительства, и чтобы их получить, нужно так извернуться, что легче сделать в Калифорнии прибыльный завод лаптей.

Как именно Осипов и Чуркин собираются менять эту ситуацию — совершенно не понятно. Дай бог, чтобы это было критично ошибочное мнение, но по тому же Чуркину пока создаётся ощущение, что он больше катается по планете, чем работает на месте с тем, ради кого эта инвестиционная привлекательность и должна создаваться. Единственное, что Чуркин пока делает совершенно стратегически правильно — ничего не обещает.

Не за что будет краснеть, когда уедет домой.

Роман Шадрин: Бессилие летним вечером

Удивительно, насколько бессильными мы можем оказаться иногда, сев в лужу, которую, простите за двусмысленность, создали сами.

В пятницу под вечер на некогда сонной и тихой улице Просторной в северном пригороде Читы случилось небольшое транспортное происшествие. То есть, одна машина повредила другую. В современных реалиях это значит, что водитель, не нарушивший права, но попавший в такую неприятность, может получить компенсацию от страховой компании, в кабальной зависимости от которой он находится в этот период своей жизни. Не платить никакой страховой компании нельзя —запретило государство, поэтому большинство граждан по отношению к ДТП и возмещению ущерба настроены принципиально. И две машины стоят на Просторной, и принципиально ждут гаишников (вы тоже до сих пор не можете называть гаишников гибэдэдэшниками?), и создают в северном пригороде Читы маленький филиал ада.

В ту же пятницу тысячи людей в Чите спланировали вечер и начало выходных сообразно своим желаниям, возможностям и обстоятельствам. Именно обстоятельства — загородные дома, дачи, турбазы, палатки со спальниками — потянули тысячи людей к северной части города. Той самой части, где год назад наводнение смело бетонный мост и поставило крест на участке федеральной трассы, именуемом на бюрократическом арго «Обход Читы», а в простонародье — объездной. В этой же части города со времён царя Г. (Гороха) идёт строительство Большой развязки. Конструкция развязки настолько сложна (на самом деле не очень-то), что её чертежи и бюджеты передаются из поколения в поколение, так же, как былины и песни, объединённые этим эпосом.

В 2019 году строительство развязки вышло на очередной последний, теперь уже совсем последний-распоследний этап. Осталось потерпеть совсем немного. Выбегающий из развязки Карповский тракт ещё раз перекрыли бетонными блоками. А для удобства горожан, кстати, и была заасфальтирована периферийная улица, по иронии судьбы прозванная Просторною. И в первый, по-настоящему погожий пятничный летний вечер, обещающий бесценные жаркие выходные, на Просторной встретились два одиночества — хлоп! и вмятины на машинах. Мост, вы помните, лежит в руинах. Как следствие — тысячи людей вместо запланированного счастья стоят в незапланированном аду, войти в который просто, а выйти —почти нереально. Рядом — Каштак, ставший на время лабиринтом для тех, кто свернул из пробки в единственно возможную сторону — с другой стороны река и только вплавь. Жители Каштака такой пыли, суеты и беспорядка не видели со времён боёв за Читу весной 1920 года — почти 100 лет! Маты, жара, мрак, обманутые ожидания, семейные ссоры и детские слёзы. Бардак. Безумие. Бессилие.

В поисках виноватых можно склонять участников аварии, гаишников, дорожников, чиновников, стихию и высшие силы, но ничего не поможет — мы же сами понимаем, насколько мы бессильны в луже, которую создали сами.

Юлия Скорнякова: Похоронившие оппозицию

Выборы в Забайкалье запоминаются не только тем, на скольких баннерах появился ставленник Москвы (Ильковский, Жданова, теперь вот – Осипов), и не только их обещаниями, которые к моменту отставки часто превращаются в последний заколоченный гвоздь, но и смирной оппозицией, которой по факту в крае нет.

Да ладно оппозицией – фактически нет альтернативы: сильного известного кандидата, у которого есть амбиции, управленческий опыт и знание, как работать в крае. Скучно так, что пора мух считать, кандидатов – не интересно.

Своих претендентов в губернаторы выдвинули непарламентские партии и «Партия пенсионеров», но их общий минус в неизвестности избирателям, а если узнаваемость и есть, то больше по предложению пороть геев нагайками на площади Ленина, чем по каким-то серьёзным делам.

Исторически сложилось, что имидж рьяных борцов за справедливость и власть при входе в предвыборные гонки часто был у КПРФ, но в борьбе с кандидатом Натальей Ждановой коммунисты на фоне её активности едва ли не ушли в подполье. Тем не менее, кандидату от КПРФ Николаю Мерзликину при почти отсутствовавшей агитации едва не удалось утащить выборы во второй тур – Жданову от него уберегли всего 3%.

На эти губернаторские выборы кандидатом от партии стал известный речами на митингах первый секретарь крайкома и руководитель фракции в заксобрании края Юрий Гайдук.

В арсенале Гайдука нет, на мой взгляд, серьёзного и аргументированного противостояния с действующей властью по какому-то вопросу, как, например, у его коллег Мерзликина и Белоногова, зато есть принципы демократического централизма, штрафы за нарушение прав уборщиц и скандальное выдавливание из партии теперь уже бывшего секретаря горкома КПРФ и депутата гордумы Читы Екатерины Щербаковой – молодой, активной, раскачавшей в своё время вопрос о борьбе с проблемой бездомных животных в Чите до жарких споров. Щербакова во время выборов в Госдуму решила пойти самовыдвиженцем по Даурскому избирательному округу и была бы самым сильным противником шедшему по тому же округу от партии Гайдуку.

Щербакову исключили из партии и уволили с должности секретаря горкома.

Выборы в Госдуму региональное отделение КПРФ в итоге проиграло.

И вот теперь Юрий Гайдук снова кандидат.

Андрей Затирко: Нужно спасать Краснокаменск. Обращение к депутатам и кандидатам в губернаторы

Приаргунское производственное горно-химическое объединение (ППГХО), являющееся градообразующим для моногорода Краснокаменска в Забайкальском крае, за 2018 год получило рекордный убыток в 4,37 миллиарда рублей. Это на миллиард больше убытка 2013 года, после которого на предприятии последовали массовые сокращения (тогда профсоюз сообщал о закрытии 1,5 тысячи должностей). Причиной того кризиса стал взрыв на АЭС в Японии и последующее за ним падение цен на уран, в этот раз обошлось без взрывов.

Благодаря жёсткой оптимизации ППГХО даже удалось выйти на пару лет на безубыточность – в 2016—2017 годах. Несмотря на это, предыдущий гендиректор объединения Сергей Шурыгин в мае 2017-го заявил, что рудник №6 жизненно необходимо запустить к 2022 году, иначе город придётся попросту расселять. Проблема была в снижении объёмов добычи на существующих рудниках. Вопрос дошёл даже до президента, но срок ввода рудника всё же не изменился – 2023 год.

Изменился только гендиректор ППГХО. Пришедший на смену Шурыгину Александр Глотов на публике уже не говорил ничего про проблемы предприятия и стоимость расселения Краснокаменска. Но объёмы добычи и производства урана всё равно продолжили падать. Только с 2015 по 2017 годы снижение составило 18% — почти с 2 тысяч тонн до 1,63 тысячи.

А в годовом отчёте за 2017 год озвучивали планы по дальнейшему снижению объёмов добычи и в 2018 году из-за окончания работ на законсервированных 2-м и 4-м рудниках.

Ситуацию мог бы спасти эффект от территории опережающего развития (ТОР), зарегистрированной в Краснокаменске в 2016 году для создания 3 тысяч рабочих мест и снижения, тем самым, зависимости города от ППГХО. Но его нет, как нет на посту губернатора обещавшей сказку сделать былью Натальи Ждановой. Предприятию неоткуда увеличить добычу в ближайшие года 4 (и даже больше с учётом времени выхода 6-го рудника на максимальные объёмы), но жить с такими убытками оно не сможет. В связи с этим напрашивается сокращение расходов, тем более у ППГХО есть в арсенале парочка действенных механизмов.

На сегодня мы имеем пока только утверждённый советом директоров рекордный убыток в 4,37 миллиарда и задержанного за взятку спустя 5 дней после этого гендиректора Александра Глотова.

При этом уже почти месяц прошёл после сообщения об убытке, но в информационном и политическом полях региона этой проблемы нет. Понимаю, у Александра Осипова идёт предвыборная кампания, ему и его команде вряд ли хочется ухудшать её фон обсуждением перспективы финансового краха градообразующего для второго по величине города предприятия. Наверное, существует большой соблазн унести проблему на поствыборный период, когда беспокоиться об имидже можно меньше. Вертикаль власти, в руках которой находится и Осипов, и ППГХО, может также делать вид, что пока не видит проблемы, искусственно сохраняя стабильность на объединении до сентября.

Но краснокаменцам и забайкальцам нельзя молчать. Нужно привлекать внимание к ситуации сейчас, во время избирательной кампании, когда вертикаль ради избрания своего кандидата готова реагировать. Конечно, исключить, что власти ограничатся лишь очередными нереализуемыми обещаниями, нельзя, но они хотя бы будут. После сентября же могут звучать только приговоры.

Прошу обратить внимание на финансовые проблемы ППГХО избиравшихся от Краснокаменска депутатов всех уровней, от городского до краевого, а также депутатов Госдумы от Забайкалья. Кроме того, считаю необходимым всем кандидатам в губернаторы на предстоящих выборах, включая Александра Осипова, дать своё видение на сложившуюся ситуацию и в своих программах описать варианты её решения.

НазадВперёд
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Почему-то Иркутск избавляется от дилетантов, как этот Орачевский, а Осипов с распростертыми руками принимает и еще назначает на одну из самых ключевых должностей в исполнительной власти нашего региона.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Потому что назначение Осипова произошло практически стихийно, соответственно никакого плана, а тем более команды для вывода края из кризиса не было. Вот и принимаем всех, кто не отказывается. А такие сами понимаете по какому принципу к нам едут - хоть куда-нибудь, лишь бы взяли. Хотя Орачевский кажется уже понял, что надо было отказываться..

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Посмотрите,что вообще осипов вытворяет с кадрами!уму непостижимо,уезжать ему надо

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

 Полностью согласен с вами или ему и дальше проводить сеансы видеосвязи из офиса представительства Забайкальского края в Москве, 

 - А лучше из своей московской квартиры, где он раньше жил и работал.

ОБСУЖДАЕМОЕ