Р!
20 ИЮЛЯ 2019
19 июля 2019

Гуманитарку погорельцам бросили в собачьих вольерах – обзор газет края

Пока добровольцы старательно собирали гуманитарную помощь забайкальцам, потерявшим в апрельских степных пожарах всё имущество, в Борзе эту самую помощь сваливали в вольерах местного приюта для бездомных собак. Ужасную картину застала главный редактор газеты «Борзя. Вести» Наталья Руденская.

Районные издания

«В помещениях, где жили собаки, были разбросаны медицинские препараты, детские вещи (пелёнки, распашонки, чепчики, комбинезоны), в углах валялись баулы, загаженные собачьими фекалиями, с разной одеждой», – написала Руденская в своей колонке.

Впрочем, это не самое отвратное, что редактор нашла на старом месте приюта, который недавно переехал в другое здание. В одном из помещений валялся обглоданный труп собаки, аккурат рядом с сумками одежды. Имён Наталья Руденская в материале не называет, но пишет, что питомник недавно создала девушка, которой местные жители и предприниматели охотно помогали. А тут такой удар под дых.

Незаконченная «пьеса» о приютах

Не хотелось, конечно, поднимать довольно неприятную для меня тему, тем более, я противник осуждений. Но придётся, потому как не может мой вечно думающий разум и, вероятней всего, адекватное отношение ко всему происходящему понять то, на какие поступки способны люди. Независимо от возраста и пола, должна быть всё-таки совесть, ответственность и отчёт о поставленной перед тобой задачей, а главное – нужно здраво оценивать свои силы и возможности. И прошу заметить, что информация не является побуждением к прекращению начатого, а акцентирует внимание власти и общественности на данной теме. Не буду называть ни имён, ни фамилий, только одни факты и предварительные итоги. Ну а выводы должны сделать сами фигуранты и, конечно же, читатели. Вот такое короткое вступление к очень долгой истории.

А началось всё с обращения волонтёров в адрес редакции. Зоозащитники и представитель муниципального учреждения пригласили руководителя печатного издания, то есть редактора, на место, где буквально недели две назад располагался приют для бездомных животных (ранее он базировался в другом месте), идею создания которого многие поддержали, так как это просто необходимо в нашем городе, ведь количество бродяжек с каждым годом увеличивается, и кто, как не человек, должен быть за них в ответе. И тем более молодая активная девушка рьяно взялась за любимое, по её словам, дело.

Местные СМИ старались быть в курсе происходящего, размещали информацию с номером телефона, жители помогали кто материально, кто в бытовом плане, предприниматели обеспечивали продуктами для приготовления пищи для животных – в общем, с миру по нитке.

Но то, что увидели все «сомневающиеся», повергло всех в шок. В помещениях, где жили собаки, были разбросаны медицинские препараты, детские вещи (пелёнки, распашонки, чепчики, комбинезоны), в углах валялись баулы, загаженные собачьими фекалиями, с разной одеждой. И здесь возник вопрос: а откуда эти вещи? И ответ не заставил себя долго ждать – это гуманитарная помощь, собранная для погорельцев.

В гаражном помещении картина была ещё страшнее. Труп собаки, завёрнутый в пакет и уже частично обглоданный, детские игрушки, подушка и опять много вещей, на которых какие-то непонятные, покрытые мухами останки. Отвратительный запах мгновенно заставил нас покинуть помещение. Как пояснил наш «экскурсовод», всё это обещали убрать ещё две недели назад.

Что это было? Жестокое обращение с животными, безответственное отношение к людям, которые смогли откликнуться на крик о содействии и во время ЧС, и бездомной животинке? А ведь одновременно занимались сбором материальной и финансовой поддержки без какого-либо отчёта! А суммы, предположительно, были не маленькие. Куда эти деньги уходили: на нужды людей и животных или на личные интересы? Фотографии после увиденного были размещены в группах на разных мессенджерах, что вызвало бурю обсуждений и рассуждений. Кто-то жалел и поддерживал организаторов приюта и делал снисхождение на возраст, хотя в 19-20 лет уже и уголовная ответственность есть, а кто-то высказывал, мягко сказать, своё негодование.

Да, по многим понятиям каждый может ошибаться, но не каждый должен избежать наказания. Не буду останавливаться на многих подробностях, но то, что факты, рассказанные в целях оправдания, не подтвердились — это ясно многим. Например, то, что приют обращался за помощью к людям, но мало кто помогал с уходом за собаками, хотя это было не так. Откликались, но по разным причинам получали отказ. Когда начался сбор денег для погорельцев во время ЧС, было заявлено, что это от волонтёров «Легион добра», а оно к этому не имело отношения. Хотя изначально первый приют они создавали вместе, произошёл разлад.

В скором времени организаторы приюта выйдут на контракт, по которому на питание бездомных собак будут выделены деньги. Обращаю внимание! На бездомных, потому как домашних собак и щенят от этих животных организаторы не брали, и помимо этого у них вместе с таковыми содержатся и свои пять особей разного пола и породы.

Вот в этой ситуации мы всё понимаем, что неправильно это, но опять стоит вопрос: а кто будет заниматься дальше?

Сейчас приют находится на новой территории, делаются вольеры, вроде и собаки накормлены, но мне никак не удаётся пообщаться лично с организаторами, только посредством телефонной связи и лицезреть происходящее через забор. Вот так, как хорошо всё начиналось и неизвестно как закончится, а может быть, продолжится, но с большей ответственностью.

Хочу обратиться ко всем неравнодушным гражданам, которые всегда оказывают поддержку: будьте бдительны, для начала убедитесь в достоверности информации, позвоните по указанным номерам, по возможности оказывайте помощь адресно, то есть на месте. Были случаи и во время ЧС, когда непонятные личности просили о помощи. В конце концов, есть и социальные учреждения, занимающиеся сборами, например, ГАУСО ШРЦ «Топаз», администрации ГП «Борзинское» и МР «Борзинский район», есть официальные счета, на которые можно перевести деньги и в скором времени получить отчёт.

Наталья Руденская. «Борзя Вести» №24 от 13 июня

Из Верх-Усуглей ничего подобного не слышно, но если как следует полазать по окрестностям с брошенными домами, можно, наверное, и не такое найти. Чтобы читатели сумели как следует проникнуться местной атмосферой разрухи, обзор развалюх сделала газета «Вести Севера»: «Выше центра занятости ещё одна «красивая» картина: гаражи бывшего ЛПХ (личного подсобного хозяйства — А.М.). Сгнившие рухнувшие заборы с торчащими гвоздями, выбитые окна, снятые двери и вновь — дети (!), играющие на крышах этих гаражей, и, опять же, крупнорогатый скот».

Досталось здесь и бросающим всюду мусор жителям, и Ростелекому, который должен следить за состоянием электростолбов, висящих на собственных проводах. Закрывает пейзажную зарисовку вопрос автора к местным властям типа «Когда будет порядок?», будто бы уходящий в пустоту.

Кто хозяин в селе?

На страницах нашей районной газеты не раз освещались проблемы райцентра. Сегодня хотелось бы затронуть проблему разрушенных зданий. При въезде в село Верх-Усугли в глаза бросаются заброшенные постройки бывшего продснаба: полуразрушенные здания, упавшие гнилые заборы, битое стекло, кирпичи. Завершает живописную картину играющие дети и бродящий по территории крупнорогатый скот. За ним – здание ДОСа, которое наводит ужас на людей одним своим видом.

Немного дальше зияют амбразурами окон некогда гремевшая на весь Советский Союз фабрика и автобаза с упавшим забором.

В центре села сиротливо стоит помещение ОВД, пугая людей забитыми окнами и отсутствием дверей.

Обидно за постройки бывшего СРЦ «Аистёнок»: упавшие заборы, мусор, разрушенные хозпостройки, торчащие из земли тут и там столбы, и здание самого СРЦ – без окон и дверей. В более-менее приличном состоянии до недавнего времени были гараж и баня «Аистёнка». Сейчас и они стоят с выбитыми стёклами. На счету уже немало детей с проткнутыми гвоздями и порезанными стёклами ногами. Почему бы не решить вопрос о перевозе этих строений на территорию многострадального лагеря «Кучегер»?

На улице Весенняя остался хлам после перевоза конторы Гарсонуйского ГОКа. Почему-то никто из представителей этой организации убрать за собой мусор не удосужился, также не было контроля со стороны чиновников.

Выше центра занятости ещё одна «красивая» картина: гаражи бывшего ЛПХ. Сгнившие рухнувшие заборы с торчащими гвоздями, выбитые окна, снятые двери и вновь — дети (!), играющие на крышах этих гаражей, и, опять же, крупнорогатый скот.

И если все эти здания принадлежали разным организациям, которых уже нет, то у упавших заборов вдоль дороги, ведущей к больнице (возле двухэтажек улицы Пролетарской со стороны ОВД) явно есть хозяева, которые должны содержать ограждение своих участков в надлежащем состоянии. Хочу привести в пример жителей маленького села Ульдурга. Каждый год они проводят субботник. Своими силами, например, убрали останки сгоревшего магазина, погрузили и вывезли хлам, оставшийся после перевода в село Усугли здания школы, убрали и облагородили сельское кладбище. А у нас в селе даже доехать до кладбища по колдобинам и рытвинам — огромная проблема. Так же, как и езда по селу – ни с чем не сравнимый экстрим: ямы, канавы, рытвины, камни.

В последнее время много говорится о том, что человеческая цивилизация развивается быстрыми темпами, пришёл научно-технический прогресс. Но где же простая культура человеческого поведения? Не только в селе –в лесном массиве вокруг населённого пункта сплошная мусорка. Хочется обратиться к людям, вывозящим мусор в лес: вы ведь на машинах, так почему вам так трудно проехать лишний километр до свалки?

В центре села, напротив детского сада, висит столб на проводах, хотя должно быть наоборот. Столб и провода принадлежат Ростелекому, и такая картина по всему селу. Провода телефонные болтаются до земли, висят на заборах. В селе Усугли на въезде также только на проводах держатся два столба. Вроде и компания серьёзная, и денежки население за услуги связи платит немалые, а почему не приводят в порядок свои линии связи?

Несколько лет назад много писалось и говорилось об освещении улиц в ночное время. Увы, и этот огромный плюс стал минусом: фонари на столбах висят вверх ногами, лампочки не работают.

В центре Верх-Усуглей радует глаз детская спортивная площадка. Каждый день довольная ребятня спешит к этой площадке. Но почему-то нет элементарно даже лавочек для родителей, нормального входа на площадку, урн для мусора и туалета.

Кто должен отвечать за порядок в селе? Почему не видно работу сельской и районной администрации? В чьей собственности находятся эти здания и дороги? Какие меры можно принять для уборки проблемных территорий? Неужели нам надо ждать, когда случится беда и кто-нибудь пострадает на этих объектах?

Конкретные ответы на конкретные вопросы статьи будем ждать от представителей органов власти на страницах газеты «Вести Севера».

О. Юрьева. «Вести Севера» №47 от 11 июня

«Рабочая трибуна» опубликовала письмо жительницы Хилка, которая пошла войной на главу районного совета депутатов Галину Колабину. Последняя якобы должна была 30 мая сложить полномочия за нарушение антикоррупционного законодательства, но вместо этого, заручившись поддержкой других депутатов, политик пытается продержаться на посту как можно дольше.

Автор материала заявила, что написала на Колабину заявление в Генпрокуратуру России и самому Путину, так как на местную прокуратуру надежды нет – там работает родственник депутата. Тут же жительница рассказывает, как совет депутатов утвердил новую структуру городской администрации, по которой из 12 чиновников девять занимают руководящие посты. «А самое печальное заключается в том, что в отделе по правовым и кадровым вопросам теперь числятся водитель и уборщица», – добавляет хилокчанка.

В череде обвинений смущает лишь то, что газета не потрудилась дать слово самим депутатам, а ведь отвечать тут есть на что.

За державу обидно

В одном из предыдущих номеров газеты прозвучала информация о том, что депутатам городского поселения «Хилокское» поступило обращение правительства Забайкальского края о решении вопроса, в соответствии с федеральным законом «О противодействии коррупции», о лишении председателя Колабиной Л. М статуса депутата. Был установлен срок до 30 мая сего года. Так как же сегодня обстоят дела в нашей городской власти?

Как и предполагалось, сама председатель неожиданно оказалась в отпуске, и её обязанности исполнял заместитель Кайгородов С. В., который и пытался дважды – 23 и 28 мая – собрать внеочередную сессию. Оба раза она не состоялась, потому что кроме Кайгородова присутствовало всего четыре депутата (Селянин А. Е., Уварова Л. С., Куприянов Г.П. и Зорина Р. А.). Оба раза по странному стечению обстоятельств на сессию не прибыли следующие депутаты: Ушакова Т. П., Ронис З. В., Овчинников М. В., Спиридонова Е. С., Левкович В.Ю. и Коновалова В.А.

Почему именно они и чего выжидали? Да потому что благодаря им Колабиной в 2015 году удалось заполучить кресло председателя совета. На первый взгляд, им стало совестно за своего лидера, и, как подобает в таких случаях, если руководитель неоднократно нарушал закон, вся команда подаёт в отставку. Поступок, действительно, достойный уважения. Но, оказывается, это не наш случай.

Просто всё это время Колабина пыталась разрешить свою проблему в высших органах власти. По имеющейся информации, она обращалась к руководству правительства Забайкальского края, но там, разобравшись в ситуации, остались при своём мнении и настаивали на досрочном сложении полномочий Колабиной.

Однако учитывая тот факт, что в повестке дня очередной сессии на 13 июня, опубликованной в газете «Рабочая трибуна», вопрос о рассмотрении обращения в отношении неё отсутствует, можно смело предположить, что Колабиной удалось каким-то образом приостановить на какое-то время решение этой проблемы.

О том, что её близкий родственник работает в прокуратуре Хилокского района, известно всем, а о том, что один из высокопоставленных руководителей прокуратуры Забайкальского края также является родственником, не скрывала и сама Колабина. Хотелось бы надеяться на честность и порядочность её родственников — прокурорских работников, но когда грубо попирается закон теми, кто в первую очередь обязан его соблюдать, мириться с этим невозможно. Поэтому материалы с подробным изложением всех фактов (о которых в прессе говорить пока рано) уже направлены в Генеральную прокуратуру России и гаранту Конституции — нашему многоуважаемому президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину.

Больше чем уверена, что 13 июня депутаты-колабинцы как ни в чём не бывало опять появятся на сессии, точно так же, как собирались они раньше и дружно голосовали, утверждая структуру администрации города с завышенными должностями. Кстати, потребовался почти год, чтобы добиться того, чтобы убрали злосчастные должности консультантов и привели зарплаты чиновников в соответствие с законом.

Однако вышеперечисленные депутаты, наверное, для того чтобы сохранить высокие зарплаты в администрации, 4 апреля сего года сделали «ход конём». Они отменили старую структуру и решением №194 утвердили новую и создали аж три отдела. Это в организации-то, где всего 12 муниципальных служащих, теперь появилось три начальника отдела, три их заместителя, а всего вместе с главой, его заместителем и председателем совета из 12 муниципалов девять занимают руководящие должности и всего трое – подчинённые. Ну разве это не абсурд? А самое печальное заключается в том, что в отделе по правовым и кадровым вопросам теперь числятся водитель и уборщица, и появилась должность контрактного управляющего, которая в общероссийском квалификационном справочнике вообще отсутствует.

Уважаемые депутаты-колабинцы. вопрос именно к вам: вы чем думали, голосуя за такую схему управления? Объясните нам, простым гражданам, ну как водитель и уборщица (которых мы знаем и уважаем за их честный труд), не имея юридического образования и не являясь муниципальными служащими, могут решать правовые и управленческие вопросы в городе? Когда мировой вождь пролетариата В.И. Ленин говорил, что «у нас любая кухарка может управлять государством», он не имел это в виду в буквальном смысле. И, соответственно, в нашем городе не должно быть места «кухаркам» в руководстве администрации.

Надеемся, что справедливость всё-таки восторжествует. Ну а простым жителям Хилка хотелось бы сказать: поскольку выборы в городскую власть уже не за горами, подумайте хорошенько, за кого вы будете голосовать. Только таким образом, не дожидаясь, пока кто-то приедет и наведёт в нашем доме порядок, мы реально можем что-то изменить к лучшему. А пока, сопоставляя все факты, остаётся только догадываться, почему в прошлом году по заявлению, где излагалось девять случаев грубейших нарушений, допущенных руководством города, не было возбуждено уголовное дело. И сразу вспоминаются знаменитые слова одного киногероя: «За державу обидно». Но терять надежду нельзя, потому что наше дело правое.

Т. Качанова. «Рабочая трибуна» №43 от 11 июня

Краевые издания

В свежем выпуске «Вечорки» журналист Егор Захаров обратил внимание на непотопляемого главу Ононского района Ятура Танхаева, который вопреки нескольким связанным с ним уголовным делам успешно сохраняет пост уже несколько лет.

Свежий пример – авантюра с реконструкцией теплосетей в Нижнем Цасучее, на которую районная администрация получила из краевого бюджета 2 миллиона рублей. Согласно бумагам, власти успешно потратили деньги на замену труб, но по факту, пишет издание, работы не проводились. Следователи возбудили дело о мошенничестве, но не в отношении Танхаева, а против его заместителя, хотя глава района, по данным «Вечорки», играл в историю не последнюю роль.

Неуязвимый Танхаев

Глава Ононского района Ятур Танхаев — один из самых неоднозначных «муниципальных сержантов». Во власть он пришёл в 2012 году с поста председателя колхоза «Красная Ималка». Казалось бы, достойный опыт, который можно применить для развития сугубо сельскохозяйственного района. Однако в администрации Танхаев раскрыл совсем другие таланты.

В июне 2017 года администрация района предложила жителям улиц Партизанская и Васильева в селе Нижний Цасучей подключить дома к центральному отоплению. Для этого людям нужно было сдать 20 тысяч рублей в МУП «Теплосети», которое, по планам, и должно было строить теплотрассу. Деньги собрали, время шло, работники Ононского дорожного эксплуатационного участка филиала КГУП «Автомобильные дороги Забайкалья» даже вырыли котлованы. Но на этом все работы и завершились — в октябре ямы просто засыпали. Не дождавшиеся тепла жители обратись в прокуратуру района, которая провела проверку, однако признаки преступления в действиях руководства района не нашла. Часть собранных денег вернули жителям.

Параллельно администрация района вела и другую работу. 21 июня между муниципалитетом и минтерразвития Забайкальского края было заключено соглашение о предоставлении субсидии. Согласно документу № 11/2017-158, район получал 2 миллиона рублей по подпрограмме «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры», а если быть точным — на ремонт здания котельной ГРП и установку в неё нового оборудования, замену насосов, а также ремонт котлов и электрооборудования ещё четырёх котельных. Кроме того, субсидия предназначалась и на реконструкцию теплотрассы по улицам Васильева и Партизанская. Эти работы, по замыслу районных властей, должно было выполнить ООО «Дорожно-строительное объединение Забайкалья» («ДСО Забайкалья») — 7 сентября администрация заключила контракт с её директором Артёмом Большаковым. В этом месте возникает совершенно логичный вопрос — зачем же надо было нанимать на реконструкцию теплотрассы эту организацию и оплачивать её работу средствами субсидии, если работы на деньги жильцов планировал выполнять МУП?

Забегая вперёд, скажем, что этот же вопрос возник и у следователей, возбудивших уголовные дела по статьям «Легализация денежных средств» и «Мошенничество». Какой ответ на него будет дан, вам станет понятно из следующих действий главы района и его заместителя Алексея Старицына.

После получения субсидии замглавы составил сметный расчёт на перечисленные выше работы стоимостью более 1,5 миллиона рублей, который утвердил глава района. Следом, 7 сентября, распоряжением Танхаева на объектах ЖКХ Нижнего Цасучея был введён режим ЧС. Этот документ весьма загадочен — найти его копию редакции не удалось, хотя большая часть подобных распоряжений публикуется на сайтах органов власти. Есть основания предполагать, что основной целью этого режима ЧС было устранение конкурентов «ДСО Забайкалье» и заключение контракта с этой организацией без торгов. Это подтверждает и минфин края, проводивший проверку администрации. В акте минфина говорится, что режим ЧС был введён необоснованно, и поэтому для выбора подрядчика нужно было проводить аукцион. Контракт, кстати, появился в тот же день и тоже не был опубликован на сайте госзакупок, что является нарушением закона.

Опять-таки можно предполагать, что, скрыв контракт, власти намеренно совершили нарушение, которое позволило бы замаскировать акт приёмки выполненных работ. Этот документ, подписанный меньше чем через три недели после заключения контракта, 26 сентября, расставляет все точки над i. Заместитель главы Алексей Старицын, осуществляющий контроль и надзор за ходом и качеством работ, своей подписью подтвердил, что «ДСО Забайкалья» якобы проложило сети теплоснабжения по улицам Васильева и Партизанская, совершенно точно зная, что ничего сделано не было. Но это полбеды. А вот 1,5 миллиона рублей, уплаченных «ДСО Забайкалье» 29 сентября по распоряжению главы на основании акта приёмки – это уже беда.

Источники газеты предполагают, что судьба полученных от района денег могла сложиться так: глава «ДСО Забайкалья» Большаков обналичил их и передал замглавы района Старицыну. Возможно, что именно это и стало поводом для возбуждения двух уголовных дел в отношении него.

По информации «Вечорки», в отношении Алексея Старицына возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество». В начале года на этом основании районный суд временно отстранил его от должности, а чуть позже появилось ещё одно дело — уже по статье «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых в результате преступления».

Подтвердить эту информацию в пресс-службе УМВД не смогли. Ушёл со своего поста и руководитель «ДСО Забайкалья» Артём Большаков — в конце 2018 года он вдруг перестал быть директором и единственным учредителем этой и ещё одной организации, уступив все посты некому Александру Хоробрых. А что же глава района, подписавший распоряжения о ненужном режиме ЧС, заключавший подозрительный контракт и перечислявший деньги? Ни-че-го. По информации «Вечорки», никакого интереса к нему правоохранительные органы не проявили. В этом как раз нет ничего удивительного. Танхаев уже был фигурантом двух уголовных дел: в первом случае его подозревали в незаконной доплате к пенсии своего предшественника, во втором — к повышению собственной зарплаты доплатами за работу с секретными сведениями. Оба дела не помешали ему в 2016 году переизбраться на второй срок, а позже и вовсе были прекращены.

Егор Захаров. «Вечорка» №25 от 19 июня

Главный редактор «АиФ. Забайкалье» Елена Лоскутникова сделала интервью с бывшим директором Даурского заповедника Вадимом Кирилюком, который в феврале уехал жить и работать в Москву. Из материала выясняется, что административные обязанности давили в Кирилюке творчество и любовь к науке, что он обожает манулов и всерьёз боится за будущее детей на фоне уничтожения экологии.

«Одна из важнейших ошибок, как следствие общей тенденции, на мой взгляд, это ликвидация экологических фондов, в которые поступали всевозможные экологические платежи. Деньги за загрязнение с предприятий собираются, а тратятся куда угодно, но не на компенсацию ущерба природе. Так долго не протянем. Человечество вообще утратило чувство самосохранения», – говорит эколог.

Впрочем, в тексте нашлось место и для хорошего.

Любовь к природе не знает границ

Вадим Кирилюк о таинственном мануле и дистанционном изучении животных

Вадим Кирилюк много лет проработал в Даурском заповеднике, в феврале этого года уехал работать в Москву.

Это не помешало поддерживать добрые отношения с забайкальскими учёными. Научный сотрудник Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Севернова Российской академии наук Вадим Евгеньевич и сегодня является ведущим научным сотрудником Даурского заповедника.

Продолжение начатого

— Вадим Евгеньевич, вы без малого 30 лет работали в Даурском заповеднике, куда приехали сразу после университета. Не жалко было уезжать, ведь здесь так много сделано вами?

— Жалко, конечно, но пару-тройку начинаний здесь ещё попробую завершить. К слову, я вхожу в две рабочие группы Национального проекта «Экология» — по дзерену и аргали. Надеюсь, вопрос возвращения аргали в Забайкалье далеко не закрыт, ещё пригожусь.

В жизни нужны перемены, тем более, полезно вовремя уйти от захлестнувшей административной работы к более интересным делам. Сегодня бюрократические навесы на руководство столь масштабны, что на творчество и науку почти не остаётся времени. Всё же сделано много — мне не стыдно передать управление Даурским заповедником своему преемнику. Наш заповедник по внешнему виду и по научным или природоохранным успехам выгодно смотрится на фоне природных резерватов страны, да и мировой авторитет имеет.

— Уехав в феврале в Москву, вы не утратили связь с Забайкальем и сейчас реализуете проект, связанный с сохранением популяции манулов. Расскажите, пожалуйста, о проекте.

— Это лишь продолжение начатого. Потребовались средства на оборудование и работу, вот и пришлось оформить идею в виде проекта, который поддержал благотворительный фонд «Красивые дети в красивом мире». Я его назвал «Манулы: знать и сопереживать, чтобы сохранить». Мы наблюдаем и изучаем животных в природе, любим их и стараемся передать свою любовь людям. Идея проекта — рассказать о жизни манула максимально большому количеству людей. Хотим это делать в виде коротких, иллюстрированных репортажей из природы. Если это удастся реализовать интересно и долго, то редкие кошки меньше будут погибать от неуклюжего, по незнанию, поведения человека. Пример такого поведения — небрежное отношение к собакам, живущим в сёлах и на стоянках. Они колоссальные истребители не только манулов, но и всего живого.

— Как будете реализовывать проект, если учесть, что Москву и Забайкалье разделяют 6 тысяч километров?

— Сегодня средства дистанционного наблюдения, в частности — фотоловушки, позволяют наблюдать за животными круглосуточно и издалека. Часть фотоловушек у нас с сим-картами, они в определенном режиме сразу же передают картинку на электронную почту. Если всё правильно организовать, то вы можете находиться где угодно. Такой способ гораздо более информативный, чем любая ваша попытка просто увидеть манула в природе. Инспекторы в заповеднике, безусловно, помогают мне с обслуживанием фотоловушек в поле.

«Уверен, Даша жива!»

— Откуда у вас интерес к манулам? Почему они, а не усатая ночница или, предположим, даурский ёж стали предметом исследования?

— Таинственность манула, его высокая специализация к жизни в условиях азиатских степей вместе с его эстетической привлекательностью подогревают моё упорство в его изучении. Чтобы призрак стал менее таинственным, а его жизнь и смерть – нам понятна, нужно ещё работать и работать. Манул не единственный из моих подопечных. Довольно долго я изучал и даурского ежа. Четверть века занимаюсь дзереном, а в последние четыре года — и волком. Кстати, информация о помеченных радиоошейниками волках тоже ежедневно поступает к нам по интернету. По этим млекопитающим накоплено много новых сведений за годы работы в Даурии. Надо их проанализировать и опубликовать — это ещё одна из причин моего переезда в Москву.

— Вы спасли, выходили и отпустили на волю котёнка манула по имени Даша. Интересно, как сложилась судьба этой кошки — ваши предположения?

— Зима была необычно мягкой, и я почти уверен, что Даша жива. Мне кажется, что её неоднократно фиксировали фотоловушки, даже последнее время. К сожалению, генетические тесты экскрементов манулов пока Дашу не выявили.

— Манул — талисман Московского зоопарка и один из символов Забайкальского края. Вы уже познакомились с кошкой — обитательницей Московского зоопарка?

— В Московском зоопарке, в большом павильоне за стеклом, сейчас живёт один манул, которого я давно знаю. Остальные особи у них размещены в загородных, закрытых для посетителей вольерных комплексах.

Оптимизация опасна для села

— Вы с коллегами брали кровь у животных для исследования. Какие выводы сделаны о болезнях?

— Что касается манула, то мы исследовали весь спектр его основных болезней. Разумеется, от некоторых из них манулы погибают. С другой стороны, наш сухой, резко континентальный климат намного лучше для них, чем влажный умеренный климат. Зоопаркам Европы надо это учитывать. Болезней, спровоцированных человеком, у манулов не обнаружили.

Что касается болезней дзерена, важно досконально понять его отношение к ящуру. В прошлом году специализированный институт во Владимире наконец-то сделал полный анализ образцов, взятых сотрудниками Россельхознадзора от зашедших к нам из Монголии дзеренов. В институте не просто провели тесты на наличие антител к ящуру — эти данные лишь говорят, сталкивались ли дзерены с ящуром или нет. Специалисты проанализировали наличие самих тел вирусов и специфичной ящуру РНК. Выводы однозначны — дзерены не являлись вирусоносителями, и оснований истерично пугать людей, настраивая их против дзеренов, не было. Отборы проб Россельхознадзору важно продолжать каждую осень. Только так, а также путём специальных исследований мы установим истинную картину.

К сожалению, продолжается оптимизация ветеринарных организаций, что крайне опасно для всего сельского хозяйства приграничного края.

— Какие в Забайкалье ошибки в сохранении живой природы, и как их исправить?

— В крае далеко не худшая ситуация с охраной природы в стране. Одна из важнейших ошибок, как следствие общей тенденции, на мой взгляд, это ликвидация экологических фондов, в которые поступали всевозможные экологические платежи. Деньги за загрязнение с предприятий собираются, а тратятся куда угодно, но не на компенсацию ущерба природе. Так долго не протянем. Человечество вообще утратило чувство самосохранения. Темпы разрушения экосистем планеты ради экономической выгоды настолько огромны и очевидны, что не только за внуков, за детей становится страшно.

— Достаточна ли материально-техническая база в Забайкалье для изучения диких животных в их естественной среде, для сохранения?

— Нет, конечно. Федеральные особо охраняемые природные территории ещё неплохо обеспечены, но краевые заказники едва сводят концы с концами. Если охотнадзор держит оборону, то рыбнадзор уже «заоптимизирован». Это что касается сохранения… С изучением всё хуже.

— Вы один из умнейших и ярких людей Забайкалья. Были… Когда такие, как вы, уезжают, мне и горько, и грустно за родной край. А что вы думаете об этом?

— Спасибо, но вы льстите и преувеличиваете. В крае немало умных и ярких людей. Часть из них уезжает — это правда. Чего не хватает? Уверенности в послезавтрашнем дне. Например, людей постарше пугает размер пенсии, а ещё — утрата 5 лет пенсионного возраста. Даже директор заповедника получает всего 14—15 тысяч пенсии. В моих условиях дождаться здесь этого, значит, быть отрезанным навсегда от родных, утратить всякую мобильность. И опять к сохранению природы. Чтобы меньше уезжали коренные забайкальцы, нужно убрать мусор, развалины, сохранить и возродить окружающую природу. Чувство любви к малой родине — одна из важных причин, которая человека держит на месте.

Елена Лоскутникова. «АиФ. Забайкалье» №25, 2019

НазадВперёд
2 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А почему не написали как в акше стипанов гнобит газету?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

танхаева духи защищают