Р!
18 НОЯБРЯ 2019

Рокировки в команде Осипова — о чём мы писали в телеграме

Подборка наших главные текстов для telegram-канала @chitaru75 за последнюю неделю.

Про рокировки в команде Осипова

После увольнения Евгения Орачевского с поста первого заместителя председателя правительства Забайкальского края врио губернатора Александр Осипов поставил на эту не до конца понятную должность одного из самых непонятных людей в региональном кабинете министров — Марата Мирхайдарова, который до назначения руководил представительством правительства региона при правительстве страны в Москве.

Пора уже привыкнуть к тому, что на ключевые должности Осипов ставит непонятно кого, но привыкнуть никак не получается. В достижениях Мирхайдарова числится улыбчивость и знание кучи языков. Какое всё это отношение имеет к должности первого зама главы региона, который вроде бы курирует экономику, — неясно. Впрочем, с учётом того, что первых замов у Осипова волшебным образом два, функционал ясен только у того, которого никто увольнять не собирается, а за экономику отвечают все понемногу, можно спать более-менее спокойно.

Собственно, последний раз довольно сильный первый зам был у губернатора Константина Ильковского — Алексей Шеметов (если не считать Сергея Нехаева, но он именно первый зам скорее для аппаратного веса, чем с точки зрения реальных полномочий и курируемых направлений). По-крайней мере, пребывание Шеметова в этом кресле можно было чем-то объяснить — он был вечным соратником Ильковского, экономистом с опытом работы в бизнесе и политиком. Плюс Шеметов визуально делал своего начальника сильнее, как бы раскачивал его фигуру своим присутствием в команде. Ну и реально мог заменить Ильковского в моменты его отсутствия. Почему и зачем Наталья Жданова сделала своим первым заместителем Александра Кулакова, так никто и не узнал — он не тянул даже на министра территориального развития. У Равиля Гениатулина сильный первый зам был до объединения регионов (у него в читинской обладминистрации вообще было много сильных замов), в 2008 году эту должность в новой структуре правительства похерили, и, наверное, по делу — ни один из молодых замов первого забайкальского губернатора не тянул на первого.

Ну и вот теперь Осипов — сначала Орачевский, работу которого так никто и не понял. Теперь Мирхайдаров — и это ещё менее понятно.

По этому назначению понятно, что Осипов действует в условиях серьёзного кадрового голода. При этом у него довольно мало времени — средний губернаторский срок в Чите в последнее десятилетие не превышает трёх лет, а ещё полгода, и граждане захотят увидеть какие-то результаты кроме обещаний. Плюсом к этому Осипов является заложником федеральной политики по отношению к региону — бесконечная смена губернаторов привела к тому, что о воспитании сильных министров и особенно заместителей из числа опытных региональных чиновников попросту забыли. Каждый новый глава региона, не разбираясь, сносит наработки предшественников вместе с людьми, после чего публично умывается слезами по поводу того, что не с кем работать. И потом это повторяется через 2-3 года. Осипов идёт уже по четвёртому кругу, и ещё ни разу никто не попытался поднять голову и посмотреть на перспективу хотя бы 3-5 лет.

Коротко о допустимом использовании фонтана на площади Ленина

Про отсутствие ответственности

ДТП с пятью жертвами на арахлейской трассе должно бы обратить внимание регионального ГИБДД на то, что весь участок дороги от поста ДПС до озёр ничем не прикрыт.

Стационарных комплексов видеофиксации нарушений ПДД там нет — в концессию с Ростелекомом вошла только Чита, ну и это не федеральная трасса. Там никогда нет передвижных «Арен». И там никогда нет экипажей ГИБДД. Об этом знают все водители, поэтому на арахлейской трассе за постом фактически можно делать всё, что угодно. И не очень многие, но делают — встают сразу за постом на встречку и шагают по ней практически до Преображенки. При этом трасса там довольно сложная, простых участков просто по пальцам перечесть.

У ГИБДД — это хорошо известно — после реформы полиции ограничены ресурсы, но летом, особенно с пятницы по субботу там напрашиваются передвижные комплексы и хотя бы один постоянно мигрирующий от Преображенки до поста экипаж. До реформирования и сокращения ГИБДД на арахлейских озёрах дежурило по пять-шесть экипажей все выходные. За выходные эти наряды могли оформить до 50 водителей в нетрезвом состоянии. Сейчас никто никого не оформляет.

Про нескучные выборы

Понемногу вырисовываются очертания кампании по выборам депутатов гордумы Читы, которая в этом году невероятно захватывающая и увлекательная.

Условно можно выделить несколько групп:
— победившие на праймериз единороссы;
— собранные с миру по нитке под флагами КПРФ коммунисты и представители «Гражданской солидарности»;
— группа [крупных предпринимателей] Нагеля-Любина;
— группа [самовыдвиженцев из партии «Родина»] Щебенькова-Тамбовцева;
— наверняка будут какие-нибудь яростные одиночки.

Тут много интересного. Например, среди победивших в праймериз единороссов есть люди Нагеля и, может, Любина. При этом команда Нагеля-Любина, судя по первым волнам агитации и антиагитации, будет играть против старых единороссов, в том числе из тех, кто победил в праймериз. Вероятнее всего, и единороссами, и группой Нагеля-Любина, сверху, так или иначе, управляет руководитель администрации губернатора Сергей Нехаев, который, конечно, видит все эти столкновения и собирает какой-то свой конструктор. Не исключено, что он опосредованно управляет и списками коммунистов. Не исключено, что этим раздражены статусные единороссы. Не исключено, что они поэтому жалуются в Москву. Не исключено, что Нехаев всё это учитывает. Не исключено, что у каждой группировки, кроме политических, есть вполне понятные экономические причины, по которым они участвуют в этой кампании.

Глядя на фигуры, которые на эту политическую доску ставят кукловоды, можно легко увидеть, насколько катастрофичен кадровый дефицит в регионе и городе. Например, Нагелю-Любину приходится выдвигать людей вообще без политического опыта и граждан с пусть и закрытыми, но уголовными делами.

В принципе, все они готовы к комментариям, но многие сильно плавают в логике собственных высказываний — одно предложение в цитате часто противоречит соседнему, или противоречит вообще всему происходящему. У коммунистов тоже нет людей, и альянс с «Гражданской солидарностью», честно говоря, выглядит немного комично — ну, где коммунизм и где Марина Львовна Савватеева, чего смеяться-то. Про Щебенькова рано что-то говорить, но и ему, конечно, неоткуда брать сильных политиков.

Пока в этой партии списки единороссов, часть из которых, очевидно, ангажированы крупным бизнесом из другой управляемой группировки, выглядят вроде бы выигрышнее. Там и люди опытнее, и ситуацию в городе они лучше знают, и в целом знакомы на своих округах. Но итоговый расклад может никак не совпадать с тем, что видно на входе в кампанию — кого-то могут свалить, кого-то затоптать, кого-то переиграть технологически.

Удивительные баннеры появились 25 июня на улицах Читы

Про сбывшиеся прогнозы

Поговаривают, что участь министерства внешнеэкономических связей Забайкальского края промежуточно решена: действующий руководитель ведомства Максим Кравцов написал заявление об увольнении, ведомство переименуют в что-то связанное с инвестициями и отдадут самому эффективному вице-премьеру регионального правительства — курирующему инвестиции Михаилу Чуркину, который известен тем, что живёт на Арахлее и никому ничего благоразумно не обещает.

Это всё совершенно не точно, но Чуркин уже работает в здании министерства на Анохина.

До этого из ведомства по собственной воле ушёл странный министр Алексей Дроботушенко (немедленно всплывший в Забайкальском госуниверситете). До Дроботушенко нормальных министров в ведомстве тоже не было, и про его — министерства — достижения ничего не известно. В основном эта структура обслуживала правительственные командировки в Китай, принимала на забайкальской земле разные делегации (тоже, в основном, китайские) и вела невеликую и чаще всего бессмысленную переписку с федеральными ведомствами. Зачем в 2008 году Равиль Гениатулин смастерил из профильного управления внешнеэкономических связей целое министерство, доподлинно не известно, но скорее всего потому, что сам любил ездить в Китай, была в этом какая-то романтика. Под романтику и командировки смастерили министра с замами, аппаратом и отделами, посадив всю эту богадельню в отреставрированный исторический особняк на Анохина — поговаривают, что таких шикарных кабинетов, как там, нет не только в советской коробке на Чайковского, 8, но и редко где в историческом здании на Амурской, 68.

Вообще, все ждали, что ведомство кончат при Константине Ильковском, потом ждали конца при Наталье Ждановой — всё же с учётом того, что внешнеэкономические связи относятся к федеральным полномочиям, странно было держать целое региональное министерство, которое к тому же непонятно чем занимается. Но ни второй, ни третий губернатор на ликвидацию министерства не решились. Вот, может, окончательно эту контору разломает врио номер три Александр Осипов.

Примечание: министерство инвестиционного развития с Чуркиным во главе появилось 24 июня.

НазадВперёд
Добавить отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Правила