Р!
21 ОКТЯБРЯ 2019
20 октября 2019
19 октября 2019

Крепостное право в Доме культуры — обзор прессы Забайкалья

Чтобы окончательно не вывалиться из реальности, вместо Instagram и «ВКонтакте» иногда, а лучше регулярно следует читать забайкальские газеты. В них много букв, но ещё больше невыдуманных человеческих историй о времени, в котором нам с вами выпало жить. На этой неделе читаем о миллионных взятках, горах мусора, разбитых дорогах и набитых дураках типичной российской глубинки.

Краевые издания

«Забайкальский рабочий» обращается к непростой теме задержания гендиректора ППГХО, впервые публикуя точку зрения защиты Глотова. Коротко напомним, что по версии следствия, Глотов получил от краснокаменского бизнесмена и депутата Орхана Пашаева более 8 миллионов рублей за выгодные контракты по организации питания сотрудников ППГХО — на общую сумму более 258 миллионов рублей.

Краснокаменский адвокат Евгения Васильева рассказала изданию своё видение ситуации, в которой появляются изнасилование и наркотики, а Глотов предстаёт благородным и невиновным человеком.

Арест с вопросами

Что сегодня известно о деле экс-директора ППГХО Александра Глотова

Как и ожидалось, уголовное дело теперь уже бывшего гендиректора Приаргунского производственного горно-химического объединения (ППГХО) Александра Глотова в публичном информационном пространстве прожило совсем недолго.

29 мая главу комбината, производящего свыше 90 процентов российского урана, задерживают по «подозрению в получении взятки в крупном размере». Через несколько дней после первой информационной волны накал страстей спал и новостей по этой теме практически не было.

Между тем это резонансное дело продолжает планомерно развиваться. Мы решили обобщить всю информацию, известную сегодня по этому громкому уголовному делу, и постараться взглянуть на него под разными углами зрения.

Мнение следствия

Основная фабула обвинения содержалась в самых первых пресс-релизах Следственного комитета и УМВД по Забайкальскому краю. За прошедшие месяцы она нисколько не изменилась, а лишь обросла некоторыми деталями и подробностями.

Люди в масках пришли к Глотову вечером 29 мая, якобы в момент получения им от посредника взятки в размере 500 тысяч рублей. Следствие тогда сообщило, что деньги Глотову передавались «за возможность оказания услуг по организации питания работников ППГХО» депутатом Краснокаменского районного совета, он же руководитель одного из местных ООО.

Официально его фамилия так названа и не была, но журналистам не составило труда выяснить, что речь идет о 37-летнем Орхане Пашаеве, единственном коммерсанте среди местных депутатов — он возглавляет ООО «АргуньСервисТранс» (ACT). В отношении Глотова и Пашаева и были возбуждены уголовные дела за получение и дачу взятки в крупном размере (статьи 290 и 291 УК РФ).

Региональное УМВД оказалось многословнее коллег из Следственного комитета. В своем официальном сообщении тогда ведомство раскрыло не только предполагаемую схему деяния, но и его детали, проверкой которых на предмет законности и занимается следствие. «За обеспечение победы при проведении тендера и за заключение договора на поставку питания работникам предприятия генеральный директор ППГХО потребовал ежемесячно передавать 500 тыс. рублей».

Выполняя условия негласного договора, с начала 2018 года поставщик якобы ежемесячно передавал руководителю предприятия как лично, так и через посредника требуемую сумму. По истечении срока действия документа ППГХО вновь провело тендер на оказание аналогичных услуг, победу в котором гендиректор ППГХО вновь обеспечил заинтересованной фирме.

При этом… руководитель предприятия, заинтересованный в победе конкретной фирмы, по формальным причинам не допустил других участников.

В результате… почти за полтора года руководитель ППГХО получил от предпринимателя, по предварительным данным, 8 миллионов рублей, говорилось в майском пресс-релизе УМВД. С той поры никаких официальных новостей по делу не было. За исключением того, что Глотову до октября продлили срок заключения под стражей и наложили арест на его личное имущество.

Слово адвокату

Между тем защита подследственного свою точку зрения обнародует впервые. Интересы Александра Глотова представляет краснокаменский адвокат Евгения Васильева. За прошедшие месяцы она изучила дело во всех деталях и, придя в редакцию «Забайкальского рабочего», впервые его комментирует.

По словам Евгении Сергеевны, 500 тысяч рублей в этой запутанной истории действительно были, но только в рамках обычного возврата долга, замешанного на чужом коварстве.

Какое-то время назад один из краснокаменских предпринимателей, с которым у Глотова были хорошие личные отношения (Краснокаменск — город маленький — авт.), занял у последнего полмиллиона рублей. Все это происходило во внерабочее время и несколькими суммами, чему, как говорят, есть свидетели.

Лично вернуть деньги в срок он не успевал и попросил сделать это своего знакомого, тоже предпринимателя. Глотов положил этот пакет с деньгами в сторону и к тому моменту, когда у него появились люди в масках, говорят, даже не успел в него заглянуть. Представители правоохранительных органов в присутствии понятых вскрыли пакет и обнаружили, что купюры внутри были помеченные. Это и стало основанием для задержания Глотова по подозрению в получении взятки.

Не собирается адвокат Васильева оспаривать и того, что пашаевская фирма «АргуньСервисТранс» действительно была связана деловыми отношениями с ППГХО, оказывая услуги по питанию работников. Отрицать этот факт было бы неправильно. Основной вопрос в том, как именно был заключен контракт, сумма которого составила 119 миллионов рублей. А вот как…

Процедура закупок в атомной отрасли прозрачна и контролируема. Довольно легко, например, отследить, что ППГХО имеет право на самостоятельное проведение закупок по договорам на сумму не более 6,5 миллиона рублей. Всё, что свыше (до 100 миллионов включительно), заключает уже другая компания— ООО «АРМЗ Сервис», а все, что свыше 100 млн рублей- и вовсе епархия третьей компании — АО «Атомкомллект».

К вышеназванным компаниям задержанный Глотов никакого отношения не имел. В воздухе без ответа повисает резонный вопрос: а мог ли он вообще влиять на процедуру закупок, проходившую вне зависимости от него и проводимую совсем другой компанией из Москвы, которую мнение какого-то краснокаменского гендиректора и сложившиеся в городе расклады, в принципе, мало интересовали?

Выполнение договора

Но, так или иначе, контракт с Пашаевым на организацию питания сотрудников ППГХО был заключен, и его фирма начала кормить рабочих. Надо отметить, что исполнение договора не обеспечивалось в полном объеме. Люди неоднократно жаловались на качество пищи, укомплектование рационов и качество используемых продуктов.

Есть свидетельства, что Пашаева неоднократно распекал за всё это и сам Глотов. Так что никаким максимальным благоприятствованием для победителя общепитовского конкурса не пахло вовсе. Казалось бы, получив столь большой контракт, хотя и слыша в свой адрес критику, можно жить и радоваться. Не наступай на старые грабли, работай над указанными ошибками и все у тебя будет хорошо.

Но тут происходит весьма неприглядная история с близким родственником Пашаева, связанная с наркотиками и изнасилованием несовершеннолетней. Было возбуждено уголовное дело, от которого его фигурант отделался почему-то… условным сроком! Как такое могло произойти, при том, что педофилам в России дают вплоть до пожизненного наказания, мы не знаем, и никто объяснить этого толком не может. Но есть версия. Причем не наша. Всем известна сила родственных отношений среди жителей Закавказья.

Не вызывает сомнения, что Пашаев был готов на многое, чтобы спасти своего родственника от тюрьмы. Не могли ли, используя этот рычаг, в обмен на помощь в вытаскивании из-под суда оступившегося родственника у Пашаева попросить компромат на влиятельного директора ППГХО? Зуб он на Глотова мог иметь? Мог. Вишенка на торте: Пашаев, как оказалось, очень многие свои деловые разговоры писал на диктофон. Интересное получается кино…

Кто такой Глотов

Несмотря на всё произошедшее, о деятельности Александра Глотова народ в Краснокаменске продолжает отзываться хорошо. Бывшие и нынешние работники ППГХО говорят, что с первых же дней после назначения на должность он показал, что бытовые условия на рабочем месте простого работника являются темой его пристального внимания и заботы.

С первых дней он активно встречался с работниками и старался решать все обозначенные проблемы. В частности, по его указанию в августе-сентябре 2017 года на предприятии провели ревизию туалетов и душевых на подразделениях, после чего их отремонтировали на очень высоком уровне. По распоряжению Глотова была решена застарелая проблема комфортных условий в кабинах БелАзов и экскаваторов в летнюю жару. В кабинах автотранспорта были установлены кондиционеры.

Детский оздоровительный лагерь «Спутник», благодаря усилиям Глотова, стал одним из лучших в Забайкальском крае: бассейн с подогревом воды, построенный там, стал объектом огромной радости для детей работников объединения и их родителей. Преображенная площадь перед ДК «Даурия» тоже появилась при непосредственном участии Глотова.

Помимо заботы о бытовых условиях рабочего люда добрым словом вспоминают и создание такого нового и перспективного направления деятельности, как ремонт и изготовление сепьхозинвентаря. Да, кстати, проект по строительству 6-го рудника ППГХО вошел в практическую стадию именно в его бытность гендиректором предприятия. Хотя, безусловно, это заслуга десятков людей…

Послесловие

Мы убеждены, что это резонансное дело сделает достоянием гласности еще большее количество громких и интересных подробностей, а поэтому планируем следить за ходом его развития и дальше. К тому же теперь уже очевидно, что быстро оно не закончится.

Алексей Будько. «Забайкальский Рабочий» №153 от 14 августа.

В это же самое время взоры редакции «Вечорки» устремлены в сторону Могочи, где избирком отказал мэру Краснову в регистрации кандидатом на новые выборы мэра города. Газета вспоминает скандалы, связанные с личностью Краснова, а также прикидывает шансы кандидатов, готовых прийти на смену действующему главе.

Красный свет мэру Могочи

На прошлой неделе началось завершение эпохи одного из самых скандальных «муниципальных сержантов Забайкалья» — мэра Могочи Евгения Краснова. Много лет чиновник катил по дороге жизни «по зелёной волне», но всему этому, судя по всему, наступил конец.

Что случилось?

События развивались с начала месяца — в один из первых дней августа избирательная комиссия Могочи отказала Краснову в регистрации кандидатом в мэры города, посчитав, что среди собранных им подписей как минимум восемь являются недействительными. Эта причина довольно часто становится основанием для снятия с выборов и также часто оспаривается в суде.

По информации источников «Вечорки», одного только обращения в суд мэру не хватило — все-таки несолидно сдавать город без боя — и он начал мстить членам избиркома. Якобы председатель потеряла работу в управляющей компании, а вторая женщина экстренно решила уволиться самостоятельно.

Краснов, вероятно, надеялся на свои дружеские связи в юридических кругах и как следствие на «правильное» решение суда. Об этих связях, в которые якобы входят и межрайонный прокурор Артем Эрро, и племянница бывшего председателя районного суда, в свое время писал экс-глава Могочинского района Дмитрий Илюхин.

Однако надежды Краснова так и не оправдались — 6 августа суд все-таки признал законность решения избиркома. Уверенности в том, что Фемида в дальнейшем склонит весы в его сторону, у мэра, по данным источников, нет, как нет и подвязок в Краевом суде. Поэтому выборы теперь пройдут без него. К счастью для Могочи.

Чем известен Краснов?

Имя могочинского градоначальника уже плотно ассоциируется со всяческими скандалами. Сложно вспомнить, каким был его первый плевок на законодательство, но один из серьезных проступков касался доходов. Законодательство, как известно, обязывает всех чиновников сообщать о том, сколько они заработали за год. Этот механизм должен помочь борцам с коррупцией, однако в случае с Красновым дал сбой.

Обычно за отсутствие деклараций правоохранительные органы лишают должностей разного рода депутатов, однако мэру такой фокус сошел с рук. Есть тут некая цикличность — темная сторона биографии Краснова запомнилась именно с этого промаха. История с зарплатой станет, судя по всему, одной из последних.

Напомним, что в середине лета «Вечорке» стало известно об увеличившихся доходах мэра. Согласно декларации, за 2018 год он заработал 1,7 миллиона рублей — почти на 700 тысяч больше, чем в позапрошлом году. Насколько уместны эти финансовые вливания, предлагаем рассудить самостоятельно.

В 2014 году в СМИ появилась информация о том, что Краснов за два года начислил себе премий на общую сумму почти в миллион рублей. К такому выводу якобы пришла контрольно-счетная комиссия. Однако мэр подал на нее в суд, посчитав, что факты не соответствуют действительности, и заказал независимую аудиторскую проверку — за счет собственных, а не бюджетных средств.

По версии следствия, в течение 2012—2013 годов Евгений Краснов, будучи мэром города Могочи, незаконно издавал распоряжения о собственном премировании. В 2012 году Краснов незаконно получил 180 тысяч 800 рублей, а в 2013 году — более 215 тысяч рублей. Общая сумма ущерба городскому бюджету составила около 400 тысяч рублей. В начале 2016-го дело неожиданно прекратили, хотя нескольких глав в Забайкалье за такое выкидывали из тёплого кресла.

На этом фоне мягкость к менее серьезным проступкам мэра как-то перестала удивлять. Так, например, в отношении него возбуждали дело по поводу избиения пожилого соседа. 54-летний мужчина, на свою беду живущий этажом ниже главы города, пожаловался на потоп жене Краснова. Через некоторое время в его квартире появился сам градоначальник и воздал соседу по заслугам. За этот поединок чиновнику тоже почти ничего не было.

Так же мягко правоохранители отнеслись к тому, что мэр обматериал начальника управляющей компании. Почти таким же макаром мэру сошел с рук фокус с ресурсоснабжающей организацией «Тепловодоканал». Повторять материал, написанный в «Вечорке» несколько лет назад, мы не будем, напомним лишь то, что в результате хитрых махинаций в маленьком городке оказалось две таких организации, одной из которых почему-то начали рулить родственники мэра.

Работе с жилищно-коммунальным комплексом в биографии главы Могочи и вовсе должна быть посвящена отдельная страница. В нее, например, мог бы войти эпизод с расселением из ветхого и аварийного жилья. Строительство дома для этих целей вылилось в то, что мэра обвинили в получении взяток. Соответствующее заявление в полицию написал глава строительной организации Александр Пилецкий — «Вечорка» тоже об этом писала.

Теперь его самого обвиняют в мошенничестве — якобы он увел из бюджета деньги, пустив пыль в глаза администрации. Вопросов о том, почему ответственные лица выделяли средства, не удостоверившись в выполнении работ, следствие почему-то не задает. Но задают их себе обычные горожане, которые недоумевают, как с таким грузом Краснову удалось осенью 2015 года выиграть выборы и занять свой пост в третий раз.

В итоге могочинцы демонизируют своего мэра настолько, что готовы верить в слухи о готовящемся поджоге мэрии. 12 августа такими опасениями поделились жители города, считающие, что отстранение непременно вызовет пожар.

— В связи с последними событиями мы опасаемся, что администрация будет заметать следы. А самый лучший способ для этого — возгорание. Его можно списать на что угодно, а что-либо восстановить уже будет нельзя — не сгорят бумаги, так пожарные их зальют, — сообщил «Вечорке» один из местных жителей.

Стоит отметить, что могочинские чиновники занимают один этаж четырехэтажки, выше нее находится общежитие, ниже — торговые точки. Редакция «Вечорки» надеется, что пожара все-таки не будет, а хозяйничать в городе будет другой человек.

И кто теперь?

Всего, как ранее писала «Вечорка», на пост главы Могочи намеревались баллотироваться 13 человек, однако избирком отказал в регистрации шестерым. Кроме мэра в их числе оказались самовыдвинувшиеся предприниматели Александр Донских и Галина Мирнина, онколог районной больницы Владимир Левченко, начальник лесхоза Виктор Полетучий и даже единственный выдвиженец «ЕР» Дмитрий Таранюк.

Еще несколько кандидатов, по мнению источника Народной газеты, не имеют никаких шансов. Например, на популярность у избирателей вряд ли могут рассчитывать Андрей Гришин и Николай Подкорытов — оба они раньше работали в милиции. Более того, Подкорытов занимал пост начальника райотдела милиции и этот прогноз оправдал на прошлых выборах мэра — в 2015 году за него проголосовали всего 73 человека, отставание от победителя — Краснова — составило целых 900 голосов.

«Железнодорожник Александр Иванов имеет судимость за смертельное ДТП. К тому же он не очень хорошо повел себя в той ситуации — убежал с места аварии, бросив там свою знакомую — это могочинцы помнят. Кроме того, они помнят его дружбу с действующим мэром и, главное, с членами ОПГ «Боксеры». Их несколько лет назад силовики задержали в Могоче. Помощник машиниста Алексей Разов достаточно молод, не имеет нужного опыта, вряд ли придется могочинцам по душе.

Тем не менее, его поддерживают «гости из —Сотрудника Забайкалкрайстата Татьяну Лунегову он считает «темной лошадкой», несмотря на ее работу в районном Совете депутатов. Таким образом, по данным собеседника Народной газеты, серьезными кандидатами можно считать Владимира Киреева, имеющего статус почетного жителя, и Наталью Веко, работающую в администрации района.

Ефим Добрынин. Газета «Вечорка» №33 (482) от 14 августа 2019 года

Мошенники попытались развести читинскую писательницу Елену Стефанович на 8 тысяч рублей. Причём попытка была прикрыта якобы помощью губернатору на выборах — судя по всему, жулики думают, что при упоминании действующего главы региона забайкальцы теряют волю. Не тут-то было!

«Художественный свист»

Перед выборами остались сущие пустяки — три недели и — финишная прямая. Для политиков и работников торговли — просто поле непаханое, исхитряйся и действуй, как бог на душу положит.

Буквально вчера в дверь настойчиво позвонили. Открываю, а там — прямо девушка из рекламного ролика: худенькая, стройненькая, с заученным текстом:

— Мы из Омска, приехали помочь вашему губернатору на выборах. Мы привезли вам подарки! Вот, видите сковороду? Она с мраморным покрытием, на ней можно жарить продукты без масла. Надеюсь, вы, как и мы, за здоровую пищу? — и девушка протягивает сковороду в нарядной упаковке.

— Она стоит 18 тысяч, но вам она обойдётся совершенно бесплатно. А вот это знаете, что такое? — и в руки мне плывёт ещё одна праздничная упаковка.

— Это — набор особых ножей. Видите, на лезвиях белые пятнышки? Если вы будете резать доброкачественные продукты, эти пятнышки загорятся зелёным цветом. Если продукты будут испорчены, пятнышки загорятся красным. Здорово, правда? Они стоят восемь тысяч. Но вы их получите совершенно бесплатно, просто от нас в подарок.

В руках у девушки возникла третья упаковка.

— А вот это — комплект лечебного постельного белья. Это бельё обладает такой особенностью: вы ложитесь, и возникает эффект профессионального массажа. Спать будете без всяких таблеток, уйдут очень многие болезни. Этот комплект стоит 8 тысяч, но вы, конечно же, получите это бесплатно. И вот — набор «Юный художник», он очень дорогой, но мы вам его дарим.

В прихожей на тумбочке возникла солидная стопка красочных упаковок. А я всё ждала, когда же и как девушка перейдёт к главной теме нашего разговора, к деньгам. И она перешла! «Вот, видите, все вещи — ваши, это наш подарок вам на выборы, всё уже оплачено. Единственное, мы сегодня работаем для фонда помощи детскому дому у вас на КСК. И просто просим вас внести восемь тысяч рублей детям. Вы же любите детей?».

Да, детей-то я люблю. А вот мошенников очень не уважаю. Без долгих разговоров я сложила стопку разноцветных упаковок девушке в руки и захлопнула дверь. На лестничной площадке, за закрытой дверью, недовольно бубнила девушка со своей помощницей.

Кто-то из соседей уже купился на «гуманитаную акцию» — когда я вышла на улицу, там и сям валялись яркие картонные коробки от «чудо-товаров». Интересно, а господин Осипов в курсе, как спекулируют ловкие дельцы его фамилией? Сомневаюсь. Более того, просто уверена, что ни Осипов, ни его штаб, работающий на выборах, даже не в курсе происходящего.

Вообще, приходится сталкиваться с такой художественной самодеятельностью, с таким «художественным свистом», что только диву даёшься. Возникают в общественных местах какие-то неведомые бабушки, тётеньки, дяденьки, которые раскрывают «тайны» кандидатов в губернаторы и депутаты. Как в худшие времена не такого уж далёкого нашего прошлого. Все эти околополитические игрища ничего, кроме омерзения, не вызывают. Ну, что ж такое-то, господа? История учит тому, что ничему не учит…

Елена Стефанович. Газета «Читинское обозрение» №33 (1569) от 14 августа 2019 года.

Районные газеты

О мусоре и свалках теперь говорят и пишут на федеральном, краевом и муниципальном уровне. Изрядно подзагадившись за несколько последних десятков лет, Россия зачесалась, заворочалась и заворчала. И вот как проблема мусора выглядит в забайкальской Кыре — она описана в свежем номере «Ононской правды».

«Если уж нельзя перенести свалку на другое место, то хотя бы огородить ее можно? Тогда и коровы, спускаясь с пастбища, не будут гулять среди мусора, пережевывая вместе с травой целлофановые пакеты. Почему наши дети и внуки должны пить молоко вместе с «химией» со свалки?»

Молоко со свалки

Хочется снова обратить внимание властей Кыры и района на наш полигон бытовых отходов. Все чаще мы слышим от приезжающих в райцентр из других сел и районов края вопрос о том, почему же свалка находится в таком неудобном месте — и ехать далеко, и мусор вываливать неудобно.

Рядом две речки, лесопосадки, дорога, по которой каждый день ездят машины. А прямо у дороги — кучи мусора, среди которых бродит стадо коров. И что же ответить на это нашим гостям? Какой тут может быть ответ, если с каждым годом свалка растет и ширится, и даже бульдозер, слегка сгребающий кучи мусора, уже не справляется.

Сейчас, в период дождей, с сопки, где расположена свалка, бегут ручьи, которые несут весь мусор вслед за собой. Бумажки, пакеты, бутылки… Как и раньше, нечистоплотные жители Кыры вываливают свои отходы возле дороги. Много мусора копится и на другой стороне — среди кустарника, растущего в овраге. Частично он застревает в кустах, частично его тоже смывает водой вниз.

Если уж нельзя перенести свалку на другое место, то хотя бы огородить ее можно? Тогда и коровы, спускаясь с пастбища, не будут гулять среди мусора, пережевывая вместе с травой целлофановые пакеты. Почему наши дети и внуки должны пить молоко вместе с «химией» со свалки?

В последние годы, когда сжигать мусор на приусадебных участках запретили, люди все горючее (сухую траву, ветки, бумагу, бутылки) везут на свалку. Все это горит уже здесь, распространяясь за сопку, сжигая последние деревца и кустарники на том месте, где раньше люди собирали грибы и ягоды. Был даже случай, когда из-за огня с полигона возникла угроза пожара животноводческой стоянке.

Говорили, что мусором и свалками займется региональный оператор, появится полигон, жителям останется только сдавать мусор и платить за его утилизацию. Но почему-то сейчас все затихло. Изменится ли что-нибудь или все останется, как прежде?

Пока живут люди, мусор будет всегда. И если уже сейчас свалка достигла таких огромных размеров, что будет дальше? Не пора ли задуматься о будущем?

«Ононская правда» №63 от 6 августа.

Другая вечная проблема российской глубинки — разбитая дорога. Отдельно взятый кусочек бесконечных российских дорог — тот, что между Дульдургой и Могойтуем — стремительно приходит в упадок. От рассвета до заката по нему снуют огромные грузовики с углем, а между тем, нагрузка на дорогу от одного такого грузовика равна воздействию трёхсот легковых автомобилей. Вот почему построенная по инициативе Баира Жамсуева трасса «Агинское-Дульдурга» стремительно ухудшается.

Дорога в опасности

Как отмечают авторы писем, нынешним летом стремительно ухудшается состояние этой дороги. Причина тому — проезд по ней большегрузных автомобилей, которые перевозят уголь с Урейского разреза до железнодорожной станции Могойтуй.

Караваны большегрузов с углем с раннего утра и до позднего вечера курсируют между Дульдургой и Могойтуем. Причем замечено, что автомашины следуют группами, а это увеличивает Сгрузку на дорожное полотно, которое во многих местах разрушено. Особенно пагубно влияет проезд большегрузов по дороге в жару, когда асфальт плавится. Он туг же продавливается под тяжестью автомашин.

Хозяевам Урейского угольного разреза лишь бы вывезти продукцию и продать ее. Автотранспорт, который задействован на перевозке угля, в основном наемный и водители кивают на хозяев: «Мы ни причем».

Дорожники предупреждают, что в жаркое время года по таким автодорогам машинам весом более шести тонн ездить нельзя. Известно, что проезд одной большегрузной машины равен проезду трехста автомобилей.

Как ограничить или запретить движение большегрузных машин по автодороге «Агинское-Дульдурга» и кто имеет на это право?
Этот вопрос по-разному решается в регионах. Федеральное министерство разъясняет, что субъекты могут прописать в своих законах право установления Ограничения по движению. Кое-где муниципальным властям разрешено вводить временные ограничения по движению по автодорогам, в том числе, в жаркое время года.

Существует четыре случая, когда, можно ограничить движение: во время ремонта дороги, культурно-спортивных и публичных мероприятий и в целях предупреждения чрезвычайной ситуации природного и техногенного характера. К последнему пункту можно отнести аварии на дорогах.

Как выход можно предложить перенести перевозку большегрузами в ночное прохладное время суток. Хотя бы так, если хотим сберечь дорожное полотно важнейшей транспортной артерии округа, поскольку альтернативных объездных путей нет.

Конечно, можно воспользоваться и неординарными способами, например, пикетами против большегрузов. Но, это, безусловно, не выход из ситуации.

Местные органы власти, дорожный надзор, ГИБДД должны были оперативно отреагировать на сложную ситуацию на автодороге «Агинское-Дульдурга».

Чтобы выяснить, какие меры предпринимаются, редакция связалась с главой муниципального района «Дульдургинский район» Базаром Дугаржаповым и прокурором района Алексеем Ивановым. Вот что сообщил А.Г. Иванов: «Генеральному директору ООО «Урейский угольный разрез» объявлено предостережение по поводу проезда по нашей территории перегруженных машин.

Ростехнадзором, который прибыл из Читы по нашей просьбе, выявлены нарушения водителями большегрузов, превышение допустимой нагрузки на ось составило свыше 15 процентов. В настоящее время рассматривается вопрос о привлечении к ответственности фирмы-перевозчика и угольного разреза. Штрафы для них могут быть от 350 тысяч рублей. Два водителя оштрафованы на 11 тысяч рублей каждый.
При прокуратуре проведено заседание рабочей группы с привлечением заинтересованных лиц — администраций района и сельского поселения «Дульдурга», полиции и дорожников.

После вчерашнего совещания ни одной машины не проехало по нашей территории. Все вернулись обратно на базу, так как шли с перегрузом. Представители угольного разреза, по согласованию с московскими собственниками организации, предложили заключать соглашение с правительством края, администрациями Дульдургинского района, СП «Дульдурга», ГО «Посёлок Агинское» и взять на баланс эту дорогу с обслуживанием и ремонтом.

Сегодня никто не гарантирует безопасность передвижения по этой автомагистрали. В летнее время большое количество отдыхающих на легковых автомобилях устремляются на Алханай. И трудно представить, что случится, если высокоскоростной автомобиль въедет в яму на дороге. Как гласит поговорка: «Пока гром, не грянет, мужик не перекреститься». И, наверное, не стоит ждать исполнения рокового значения этих мудрых слов.

Автодорога «Агинское-Дульдурга»: протяжность — 87 километров, покрытие чернощебеночное III категории- восемь км, покрытие IV категории — 81 км, мостов -12, водопропускных труб — 84 шт.

Долгожданная автодорога, связывающая село Дульдурга с окружным центром – п. Агинское введена в строй четвертого ноября 2006 года. Построена она по инициативе главы администрации Агинского Бурятского автономного округа Баира Жамсуева. Сметная стоимость составила 920 миллионов рублей. Участвовали в ее возведении дорожно-строительные организации Агинского, Дульдургинского и Акшинского районов и ООО «Икат плюс».

Баир Цыденов «Агинская правда» №94 от 6 августа

Стоит подумать о плохих дорогах, как алгоритмы разума немедленно вспоминают и о другой вечной беде. Самое время обратиться к тексту, давшему название всему нынешнему обзору газет. Это письмо написано девушкой, которая примерила на себя роль сотрудницы Дома культуры в Чаре. И столкнулась с такой культурой, что впору бежать без оглядки с криками «Караул!»

Крепостное право в Доме культуры?

Говорят, быть работником культуры — занятие неблагодарное. Во многом это правда. Многие почему-то думают, что те, кто организует и проводит мероприятия, особо не напрягается. Ну подумаешь, организовать и провести какой-нибудь праздник, что там уметь-то? И никому не приходит в голову, что за каждым мероприятием стоит огромный труд. Ведь надо и сценарий подготовить, и костюмы найти или сделать самим, и сцену оформить, и отрепетировать с артистами, а то и самому выйти на сцену.

Но это ещё не самые большие трудности, гораздо ужасней то, что порой те, кто должен направлять, подсказывать и учить — непосредственное начальство, — вместо конструктивного диалога и слаженной работы начинает воображать себя этаким маленьким царьком и буквально разваливает коллектив. Далеко ходить не надо, пример такого вот мини-царства — наш Каларский районный Дом культуры, в котором мне довелось проработать чуть более полугода.

Сама я родом из Тунгиро-Олёкминского района, а здесь, в Каларском, у меня живут родственники — тётя в Чаре и старший брат в Икабье. Не раз и не два я приезжала к ним в гости и вот полтора года назад решила переехать в Чару, чтобы жить постоянно. Жильё нашла достаточно быстро, и встал вопрос о трудоустройстве.

Поскольку у меня неоконченное высшее образование по специализации «дошкольная педагогика», в декабре 2018 года я устроилась работать в МЦДК села Чара на должность методиста. А уже в феврале 2019 меня перевели на ставку специалиста по фольклору. При этом никаких должностных инструкций мне не предоставили, не ознакомили, методической базы я тоже в глаза не видела. При этом обязанности методиста с меня по факту никто не снял.

Я по-прежнему занималась сценариями, организацией и участием во всех проводимых мероприятиях. Получается, за одну зарплату работала за двоих. При этом, от Е.А. Галеевой, директора Дома культуры я видела в свою сторону один негатив. После любого мероприятия я только и слышала: «Оля, плохо работаешь».

Естественно, такое положение вещей мне не нравилось, о чём я не боялась говорить вслух. Именно поэтому директор решила меня попросту выжить из коллектива.

Как, наверное, всем известно, за работу в выходные и праздничные дни работникам любой организации положены отгулы. Вот и я, отработав абсолютно все майские праздники, решила воспользоваться отгулом и навестить родных в Икабье. Да, признаю, сделала глупость, что не написала заявление директору ДК, но в клубе вообще распространена такая практика — предупреждаешь устно, и свободен. Никто никогда сроду заявлений не пишет. Поэтому я решила, что моей просьбы будет достаточно. Не тут-то было.

Когда я вернулась на работу, Екатерина Александровна потребовала от меня подписать акт о прогуле. Все мои объяснения она проигнорировала, более того, разговаривала со мной в оскорбительном тоне, а на мой вопрос о положенных отгулах сказала, что её предупреждать надо заранее, чуть ли не за месяц, и она сама решает кому и когда их предоставлять.

Дальше — больше. Весь июнь я была организатором и ведущей детской приклубной летней площадки, при этом денег я за это не получила ни копейки.

И вот, буквально накануне торжественного закрытия вызывает меня директор в свой кабинет и заявляет, что не допускает меня до работы, и проводить закрытие я не буду. Почему? Видите ли, накануне, когда в Доме культуры проходила молодёжная дискотека, за проведение которой я была ответственной, якобы я отсутствовала, и ей пришлось будить другого сотрудника, чтобы он завершил мероприятие.

И это при том, что я была на месте, что могут подтвердить и диджеи, и те, кто там был! Но для Екатерины Александровны мои слова не показались аргументом, и она вновь потребовала от меня подписать акт о прогуле. На мой отказ она демонстративно закрыла кабинет, в котором находились мои личные вещи, и сказала, что или я подписываю акт, или могу гулять.

Ну, понятно, я возмутилась и попросила открыть кабинет, чтобы хотя бы вещи забрать. На что мне было сказано: «Я тебе одной не открою, только в присутствии свидетелей». Ладно, попросила я мужчину-ремонтника поприсутствовать, чтоб кабинет открыли, так и тут не угодила. Видите ли, он не работник культуры. Более того, Екатерина Александровна вызвала наряд полиции и написала заявление, что якобы я ей угрожала на рабочем месте.

Терпеть такое положение вещей я больше не могла, в конце концов, мне не пятнадцать лет, и я не крепостная холопка при барском дворе. Поэтому на следующий день я написала заявление на увольнение. И вот тут стало ещё интересней.

Директор МЦДК в ультимативной форме заявила, что пока я не подпишу акт о прогуле, трудовую книжку она мне не отдаст. И мне пришлось подписать этот акт. А Екатерине Александровне Галеевой это, в свою очередь, дало основание уволить меня не по собственному желанию, а по статье 81 Трудового кодекса. Я считаю это неправомерным и буду добиваться аннулирования записи.

Вообще, чудные дела творятся в нашем Доме культуры. Не задумывались, почему при достаточно хорошей зарплате для нашего района в нём постоянно имеются вакансии? Нет, дело не в нехватке кадров, дело в том, что директор МЦДК не без поддержки работников администрации района устроила в клубе настоящее крепостное право, при котором отвела себе роль царя-самодержца. Она не считается ни с Трудовым кодексом, ни с возрастом и стажем работников.

Вот простой пример. Много лет женщина отработала в Доме культуры, до пенсии осталось буквально четыре года. И вот в этом предпенсионном возрасте её увольняют, потому что Екатерине Александровне понадобилось устроить на работу свою маму-пенсионерку.

Не подумайте, что это письмо обиженной девчонки, которую уволили по статье и которая пытается отомстить. Просто вспомните, сколько народу прошло через Дом культуры за последние года три?

Практически все старожилы поувольнялись, да и новички не задерживаются — полгода максимум и спешат покинуть коллектив, да коллектива-то по большому счёту и нет. Есть те, кто угождает директору, для них и условия полегче, и стимулирующие выплаты побольше и поощрения. А есть все остальные, неудобные, которых стараются выжить. Недаром, даже сами работники клуба о своем коллективе говорят: паучатник.
Ольга Стравинскайте. Газета «Северная правда» №31 (6690) от 31 июля 2019 года .

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мусорка была как и положена ниже по течению реки в селе, но затеили дорогу сделать. Мусорку надо переносить- сказала "галава" ( как у нас тут ее называют). Теперь мусорка выше по течению реки. Ну перенесли от глаз подальше, да и ладно.  Только вот незадача, чуть больше дождик пройдет, и вода в колодцах белая, и речка прямо с мусорки бежит по улице. "Галава" сказала с июня мусор будут а районный центр возить, уже скоро 1 сентября. "А воз и ныне там".